СОЦИАЛЬНЫЙ ОПЫТ ЭКОНОМИЧЕСКИХ СТРАН

<

091114 0006 1 СОЦИАЛЬНЫЙ ОПЫТ ЭКОНОМИЧЕСКИХ СТРАНВ XX и начале XXI в.в. в промышленно развитых странах всё более распространяются концепции и доктрины, возлагающие на государство задачу обеспечения таких прав человека, как право на определённый стандарт благосостояния. Особую популярность приобретает теория и практика «социального рыночного хозяйства», означающая широкие социальные мероприятия, проводимые государством. Таким образом, в реальной жизни распределение доходов в странах с рыночной экономикой осуществляется в результате свободной игры рыночных сил, но и на основе государственного регулирования различных потоков доходов путем их перераспределения [1].

С точки зрения функционирования экономической системы, социальная политика играет, двоякую роль. Именно по мере экономического роста, создание благоприятных условий в социальной сфере становится главной целью экономической деятельности, то есть в социальной политике концентрируются цели экономического роста. Кроме того, социальная политика является и фактором экономического роста. При этом если экономический рост не сопровождается ростом благосостояния, то люди утрачивают стимулы к эффективной экономической деятельности. Чем выше достигнутая ступень экономического развития, тем выше требования к людям, обеспечивающим экономический рост, к их знаниям, культуре и т.д. А это в свою очередь, это требует дальнейшего развития социальной сферы. [1].

К основным принципам проведения социальной политики относятся: 1) защита уровня жизни путем введения разных форм компенсации при повышении цен и проведение индексации; 2) обеспечение помощи самым бедным семьям; 3) выдача помощи на случай безработицы; 4) обеспечение политики социального страхования, установление минимальной заработной платы; 5) развитие образования, охрана здоровья, окружающей среды в основном за счет государства; 6) проведение активной политики, направленной на обеспечение квалификации [2].

В рыночных условиях основным проводником социальной политики в жизнь является государство. Государственная социальная политика — это целенаправленная деятельность государства, ставящая своей целью ослабление дифференциации доходов, смягчение противоречий между участниками рыночной экономики и предотвращение социальных конфликтов на экономической почве. Посредством государственной социальной политики в рыночной экономике реализуется принцип социальной справедливости, предполагающий определенную меру выравнивания положения граждан, создание системы социальных гарантий и равных стартовых условий для всех слоев населения [1].

От степени вмешательства государства в управление социальными процессами зависят характер и содержание социальной политики, от этого все сложившиеся сегодня в развитых странах типы государственной социальной политики можно разделить на две группы. Первую условно можно назвать остаточной – в данном случае социальная политика выполняет функции, которые не в состоянии осуществить рынок. Это ограниченная по своим масштабам и охватываемому контингенту социальная политика, преимущественно пассивная и имеющая компенсационный характер, концептуальные основы которой формируются под воздействием идей консерватизма. Типичным представителем данного варианта (с известной степенью условности) является американская модель [1].

Вторая группа — институциональная. Здесь социальная политика играет важнейшую роль в обеспечении населения социальными услугами и рассматривается в качестве более эффективного в социально-экономическом и политическом смыслах средства, чем система частных институтов. Это более конструктивная и перераспределительная политика. С концептуальной точки зрения эта группа в наибольшей степени испытывает влияние социал – демократической идеологии, и типичным ее представителем (также условно) является шведский вариант социального государства [1].

Обе группы различаются между собой не наличием
или отсутствием тех или иных компонентов, а их соотношением, а также степенью государственного вмешательства в социальную сферу, ролью перераспределительных процессов, степенью приоритета социальных проблем в деятельности государства.

Во всех остальных странах мира социальная роль государства находится в диапазоне
между этими двумя группами.

Практика более разнообразна. Так, в Бельгии очень высок уровень социальных расходов государства, однако социальная политика преимущественно пассивная, компенсационная. Скандинавские страны преимущественно социал-демократические, но их социальная сфера отнюдь не свободна от либеральных элементов. Также нет и либеральных режимов чистого типа. Все европейские государства с социальной рыночной экономикой развивались под влиянием и либеральных, и социал-демократических импульсов. В последние годы происходит дальнейшее сближение основных характеристик различных типов государственной социальной политики, особенно это относится к идеологии перспектив ее развития [1].

Из социальной практики стран с развитой рыночной экономикой можно сделать следующие выводы.

1. Степень социальной поддержки населения, в первую очередь это касается бесплатного или льготного предоставления социально значимых благ и услуг (образование, здравоохранение, культура), не является прямой функцией уровня экономического развития, хотя, естественно, зависит от него.

2. Есть прямая зависимость между уровнем многих социальных индикаторов развития нации и масштабами перераспределительной деятельности государства—это, в частности, подтверждается многочисленными в последние годы исследованиями международных организаций (например, расчеты индекса развитая человеческого потенциала).

3. Общество всегда стоит перед выбором—рост личных доходов (низкий уровень налогов и других изъятий из личных доходов) или повышение уровня удовлетворения на льготных условиях социально значимых потребностей всего общества (или его значительной части).

4. Идеология государственной политики в социальной сфере по отношению к центральному вопросу—степени вмешательства государства в социальную сферу – претерпевает циклические изменения не только в зависимости от экономических возможностей общества, но и в соответствии с реакцией массового избирателя на изменения в политике, затрагивающие его интересы [4].

В большинстве стран взносы в социальное страхование выплачивают и предприниматели, и работники. Однако в таких странах, как Австрия, Бельгия, Германия, Нидерланды и Франция большую часть платят сами работники, в Италии же наоборот — предприниматели, в Финляндии и Швеции — только работодатели платят взносы, а в Дании финансирование социальной защиты осуществляется из средств госбюджета. В США фактически отсутствует система обязательных взносов со стороны работодателей и, как уже говорилось, главное внимание уделяется коллективным договорам [4].

Опираясь на данные Международной организации труда, можно сказать, что в начале ХХI в. на социальные нужды направлялись: в Швеции 31% валового национального продукта (ВНП); в Бельгии, Германии, Дании, Нидерландах, Франции 20%; в США 10%; более низкие показатели отмечаются в странах так называемого третьего мира, а также в Португалии и Японии [2].

Отличаются и величины выплат. Британия, Нидерланды и некоторые другие страны Северной Европы используют принцип равенства социальных пособий. В Бельгии, Германии, Франции размер выплат определяется взносами в страховые фонды, а в США и Канаде выплаты в целом направляются только самым бедным и исчисляются, исходя из степени их нуждаемости.

В западных странах можно выделить две основные принципиальные системы страхования по безработице:

1. государственное страхование, находящееся в руках тех или иных органов государства. Такое положение наблюдается в большинстве стран;

2. страхованием ведают профсоюзы, в которых создаются специальные кассы страхования по безработице. Эта система распространена в основном в странах северной Европы и некоторых других, в частности, в Италии, в ее аграрном секторе.

В первом случае контрольные функции возлагаются на министерства труда, занятости, социальных дел и на их подразделения на местах. Так, например, в Британии контроль осуществляется органами Министерства социальной защиты, в Японии — системой Министерства труда, в Германии — больничными кассами, которые, в частности, занимаются аналогичной работой по всем видам страхования. Такая же практика была распространена в Белоруссии начала ХХ в . В США и Канаде сбором средств в фонды страхования занимаются налоговые ведомства [2].

В большинстве стран финансовые средства на реализацию программ занятости формируются за счет налога на фонд заработной платы, но в то же время в Японии на четверть они дотируются из госбюджета, в Италии и США отчисления поступают в основном от работодателей, а в других европейских странах обложению подлежат как работники, так и работодатели. «Взносы трудящихся от общей суммы страхового взноса составляют: в Германии — 50%, в Канаде — 42%, в Японии — 37,5%, во Франции — 36%, в США — менее 4% и в Италии — 0%»[2].

Существенны различия и в условиях назначения пособий по безработице, особенно в том, что касается минимальной продолжительности трудовой деятельности до момента наступления безработицы. В Канаде она составляет 20 недель, во Франции — 91 день (или 520 часов), в Германии — 360 дней и 180 дней — для сезонников, в Италии — год, а в Японии — 6 месяцев. В некоторых странах устанавливается минимальный уровень заработной платы для получения пособия по безработице. В то же время в Британии совсем не принимается во внимание минимальная продолжительность трудовой деятельности, а лишь определяется размер заработка за предыдущий год, который составляет 4 тыс. долл. в год для получения полного пособия и 2 тыс. долл. в год — для сокращенного. Таким образом, пособиями охвачено от 32% безработных в Британии и до 80% — в Канаде [2].

Отличаются и средние размеры пособий по безработице. Так, в Германии пособие составляет 63% от размера последнего заработка, а в Японии и в некоторых штатах США размер его может быть обратно пропорционален предыдущей заработной плате, т.е. пособие тем больше, чем меньше был предыдущий заработок.

В США, Канаде и Японии размер пособия по безработице не должен превышать 80% заработной платы за вычетом всех премий. Следует учитывать, что в Японии премии, как правило, составляют около трети доходов трудящихся. Кроме Японии и Германии везде пособия облагаются налогом.

Основные черты социально-экономической модели Западной Европы, отличающие ее от американской и японской, таковы:

а) в рамках «трехслойного» хозяйственного механизма верхний «ярус» (уровень государственного регулирования) играет большую роль, чем в других «центрах силы». С одной стороны, тем самым компенсируется то обстоятельство, что западноевропейские ТНК, как правило, уступают по своему потенциалу и мощи своим американским и японским аналогам в соответствующих отраслях. С другой стороны, повышенная экономическая роль государства связана со следующей основной чертой социально-экономической модели Западной Европы;

б) в Западной Европе социальная ориентация общественно-экономических систем является наивысшей в современном мире, государство выполняет наибольшее количество социальных функций и делает это наиболее интенсивно. Западноевропейский капитализм в наибольшей мере подходит под рубрику «социальное рыночное хозяйство»;

в) если в рамках социально-экономических систем США и Японии индивидуализм как принцип и основное правило общественной жизни явно превалирует над солидарностью, то в Западной Европе сложился относительный баланс между ними при ведущей роли первого [2].

Последние две черты политически во многом обусловлены традиционно большой, а в течение длительных периодов ведущей ролью социал-демократии в общественной жизни Западной Европы. В конце 90-х гг. партии социал-демократического толка, входящие в Социалистический интернационал, являются правящими во всех крупных странах региона (Германии, Франции, Великобритании и Италии), а также в ряде других западноевропейских государств. Они предпринимали и предпринимают активные усилия для консолидации и развития сферы социального обеспечения;

г) наибольшая степень открытости мировому хозяйству и интернационализации хозяйственной жизни.

<

Основные цели и приоритеты социальной политики ЕС:

– высокая конкурентоспособность экономики стран ЕС;

– большее количество и лучшее качество рабочих мест;

– социальная интеграция.

Три цели европейской стратегии в сфере занятости:

– удлинение трудовой жизни;

– непрерывное образование на протяжении всей жизни;

– соотнесенность с экономической реструктуризацией [2].

Продолжительность трудовой жизни зависит от возраста выхода на рынок труда и ухода с него. Не только работники старше 55 лет покидают рынок труда все раньше и раньше, но и молодежь выходит на рынок труда все позже.

С 1970 г. по 2008 г. доля молодых людей, активных на рынке труда, снизилась: для 15 –19-летних – с 60% до 33%; 20 –24-летних – с 88% до 70%, 55 – 59-летних — с 86% до 69%, 60 – 64-летних – с 67% до 33%. Для сравнения: активность мужчин основной группы (от 25 до 54 лет) – почти стабильна (95-96% в 2000 г., 97-98% — в 1970 г.). В 1970 г. одна из двух молодых женщин (15– 19 лет) была активной на рынке труда; в 2000 г. этот показатель снизился до одной к четырем. Активность женщин основной группы возросла с 50 до 80%, 55 – 59-летних – с 35% до 44%, 60 – 64-летних уменьшилась с 20% до 15%. Уровень безработицы среди молодых, как правило, вдвое выше, чем среди взрослых [2].

Чтобы повысить уровень занятости в ЕС в целом, необходимо повышать занятость молодежи (15-24 года), женщин, пожилых (55-64 года).

Наибольшие различия в уровне занятости между ЕС и США (13,4 п.п.) отмечены среди мужчин в возрасте от 15 до 24 лет. Это объясняется гораздо более длительными сроками обучения в европейских университетах и более поздним выходом молодежи на рынок труда. С одной стороны, это позволяет молодым людям выйти на рынок труда лучше подготовленными и найти высокооплачиваемую работу. С другой — такая возможность есть далеко не у всех: высокий уровень безработицы среди молодых людей отмечается в Греции, Италии, Испании, Финляндии, Бельгии (около 20%). Среди новых членов ЕС самые высокие показатели — в Польше и Словакии [6].

Высокий уровень социальной защиты – особенность, отличающая европейскую социальную модель. В ЕС организация и финансирование этой сферы находятся в компетенции стран-членов. Каждая из них имеет коллективную систему защиты граждан, снижающую социальные риски, включая сокращение бедности. Соцзащита — интегральная часть системы занятости. Качество ее взаимодействия, например, с трудовым правом, политикой занятости и колдоговорным процессом влияет на продуктивность занятости.

Основные социальные риски, на снижение которых ориентируется соцзащита, – старость, выход на пенсию, смерть кормильца, инвалидность, болезнь, беременность, уход за детьми, безработица, необходимость поддержки больных, стариков. В среднем страны-члены ЕС расходуют на эти цели 27,5% ВВП. 2/3 ресурсов, выделяемых на соцзащиту, — расходы на пенсии и здравоохранение.

Можно выделить два главных направления: модернизация соцзащиты в интересах увеличения количества рабочих мест (совершенствование политики доходов путем регулирования налогообложения, рынка труда, системы соцзащиты; расширение базы финансирования последней) и обеспечение трудовой мобильности на протяжении всего жизненного цикла (создание условий для успешной индивидуальной трудовой карьеры, прерываемой заботой о детях и стариках, с переходом к неполной занятости, включающей периоды обучения и работы, что способствует удлинению трудовой жизни; адаптация системы соцзащиты к усилению мобильности на рынке труда, облегчающей переход от работы к обучению, самозанятости).

 

 

 

 

 

2. ВОЗМОЖНОСТИ ПРИМЕНЕНИЯ СОЦИАЛЬНОГО ОПЫТА ЭКОНОМИЧЕСКИХ СТРАН В РОССИИ

 

В силу целого ряда причин, на начальном этапе радикальных экономических преобразований в России основной упор был сделан на финансовое оздоровление экономики и макроэкономическую стабилизацию. Социальная сфера и её проблемы были отодвинуты на второй план. В результате население России столкнулось с резким падением жизненного уровня на фоне усиления социальной дифференциации общества [4].

В результате реформ социально-трудовая сфера приобрела новое качество. Институциональные нововведения повлияли, во-первых, на возникновение принципиально новых сфер и видов деятельности и, во-вторых, на формирование новой структуры возможных источников доходов. Наиболее радикальным было правовое и реальное оформление института частной собственности, следствием чего стало:

— становление и развития нового сектора экономики и соответственно создание новых рабочих мест.

— образование нового источника доходов — предпринимательского и дохода от собственности в самых разнообразных его видах [4].

 Современный опыт экономически развитых стран показывает, что эффективная государственная политика в социальной сфере обеспечивает не только повышение качества жизни, социальную защищенность граждан, но и успех в экономическом соревновании.

Общемировые тенденции свидетельствует, что социальная сфера выступает в роли ведущего фактора социально-экономического развития общества. По расчетам специалистов Всемирного банка увеличение затрат на развитие человека является в настоящее время стратегической линией развития большинства стран. Показатели качества жизни и развития человека становятся критерием принятия решений в области экономического и социального развития все большего количества государств [4].

В Стратегии развития Российской Федерации до 2020 года в качестве приоритетных направлений социальной политики в условиях модернизации экономики названы: инвестиции в развитие человека, поддержка социально уязвимых групп населения и др. Это означает, что государственная политика нацелена не только на традиционные экономические показатели, но и на повышение социальной эффективности национальной экономики, создание оптимальных условий жизнедеятельности граждан, совершенствование социальных связей и отношений, обеспечение условий для повышения благосостояния и уровня жизни граждан, реализацию принципов социальной справедливости [3].

Результаты оптимальной взаимосвязи социального и экономического развития наглядно видны на примерах Японии, Финляндии, Дубая, Тайваня и др. стран. Так, на Тайване, где экономический рост, структурные изменения промышленности, переход к более капиталоемкому производству и энергосберегающим технологиям, увеличение экспортной продукции до 90% от ВВП, изначально были связаны воедино с социальным развитием, реформами в социальной сфере, демонстрирует образец обеспечения равновесия социально-экономического развития. В результате сегодня Тайвань имеет ВНП на душу населения 49500 долл. (показатель экономического роста), а средняя продолжительность жизни является одной из самых высоких в мире (показатель социального развития) [3].

Таким образом, эффективность развития современных государств в огромной степени зависит от того, сколько средств оно вкладывает не только в экономику, но и в социальную сферу, как оно развивает данную сферу. Примеры стран, не имеющих богатых ресурсов, но вошедших в число наиболее конкурентоспособных стран мира, показывают результативность инвестиций в социальную сферу, в человеческий капитал, повышение качества жизни.

Социально-экономическое развитие характеризуется благоприятными условиями жизнедеятельности граждан, способствующими раскрытию творческого потенциала, возможностей и способностей человека и самореализации личности; обеспечением равной доступности всех членов общества к качественному образованию, здравоохранению; созданием условий занятости трудоспособного населения и достойной социальной поддержки нетрудоспособных и малоимущих граждан.

 Устоявшимися характеристиками оптимальной взаимосвязи социального и экономического развития и в современных условиях являются:

–   высокие расходы общества на заработную плату (40-60% ВВП);

–   сбалансированные системы доходов населения, которые позволяют предупреждать высокую их дифференциацию (не более 1 к 10 раз по крайним децильным группам);

–   развитая система социальной защиты, расходы на которую составляют не менее 20-25% ВВП;

–     существенная доля социальных расходов в государственном бюджете на здравоохранение (7-9% ВВП) и образование (4-6% ВВП);

–    развитие социальной сферы, прежде всего образования и здравоохранения [3]

Важнейшим фактором обеспечения сбалансированности экономического роста и социально-экономического развития служит налоговая политика.

На фоне опыта, накопленного в зарубежных высокоразвитых странах, представляет интерес анализ современного состояния и динамики социально-экономического развития Российской Федерации.

За 2001 г. по 2008 г. российская экономика двигалась по пути удвоения ВВП, темпы прироста ВВП ежегодно составляли от 4,7 до 10%. В результате существенного экономического роста наметились некоторые положительные тенденции в экономике и социальной сфере. Темпы роста российской экономики замедлились в конце 2008 г. – 2009 г., и несколько вернулись к положительной динамике в текущем 2010 г. Хотя в настоящее время мировой финансовый и экономический кризис продолжает оказывать свое негативное влияние на российскую экономику в различных сферах, включая и социальную.

За 2001 г. по 2008 г. увеличились темпы роста промышленного производства на 3-4%, особенно в наукоемких отраслях – авиастроении, машиностроении, металлообработке, энергетике. До 3,5 % ВВП в 2006 г. снизились накопленные государственные долговые обязательства России перед мировыми финансовыми организациями.

За 2001 г. по 2008 г. увеличились доходы консолидированного бюджета. В 2000 г. они составляли 28,7% от ВВП, в 2005 – 39,7% от ВВП. Соответственно выросли и расходы с 26,8% от ВВП в 2000 г. до 31,6 % в  2005 г.

В 2006 г. увеличены объемы финансирования образования – до 4,8 % ВВП, здравоохранения – до 3,1% ВВП, социального обеспечения – до 5,0%.

Произошёл рост доходов населения. Среднедушевые денежные доходы населения увеличились в 3,5 раза. Номинальная заработная плата выросла в 3,85 раза, пенсии в 3,4 раза. Значительно — на 17,1 млн человек (40,4%) — сократилась доля населения с денежными доходами ниже прожиточного минимума (за этот же период ).

В 2007 г произошло существенное увеличение ресурсов на реализацию четырех приоритетных национальных проектов: «Образование», «Здоровье», «Доступное и комфортное жилье – гражданам России» и «Развитие АПК», расходы на финансирование которых составили 230,9 млрд рублей, что на 114,4 млрд рублей (или почти в 2 раза) больше объемов 2006 года.

В то же время, положительные результаты экономического роста оказались несбалансированными с темпами и качеством социального развития. В России доминирует негативная динамика ИРЧП. В 1990 году Россия занимала 26 место из 120 стран, в 1997 году – 71 место, в 2002 году – 57 место, в 2006 г – 63, в 2009 г. – 65. Отмечаются также негативные тенденции большинства социальных индикаторов (уровня и качества жизни).

Снижается средний уровень реальных доходов населения. Доля работников с заработной платой на уровне и ниже прожиточного минимума в 2007 году составила 27,3%. На долю 10% наиболее обеспеченного населения  в 2008 г. приходилось 30,6% общего объема денежных доходов, а на 10% наименее обеспеченного населения — 1,9%.

Растет стоимость и удельный вес платных услуг во всех отраслях социальной сферы. В 2008 г. по сравнению с 2005 г. услуги связи выросли в 2,17 раза, жилищные в 2,13 раза, коммунальные на 93,3%, культуры – на 72,2%, медицинские – на 95,0%, системы образования – на 95,2%. Доля  в структуре расходов населения на обязательные платежи и взносы выросла с 9,1% в 2005 г. до 10,5 в 2008 г.

Удорожание потребительских товаров и услуг коснулось, в первую очередь, тех, которые удовлетворяют первичные жизненные потребности и составляют основу потребления малообеспеченных слоев населения.

Ухудшается состояние и динамика здоровья населения. Абсолютное число умерших увеличилось в полтора раза. Численность инвалидов выросла в 2.8 раза, детей-инвалидов — в 4,6 раза. Наиболее неблагоприятные тенденции изменения здоровья наблюдаются в трудоспособных возрастах. Среди мужского населения темпы смертности в 4 раза превышают смертность женщин. Рост смертности в среднем по России опережает падение рождаемости 1,6-1,8 раза.

Средняя продолжительность жизни населения России сократилась до 65,3 лет. Население уменьшилось на 7 млн человек за период с 1991 г. по в 2009 г.

Расходы на социальную защиту в России за последние пять лет составляли примерно 25% совокупных правительственных расходов и чуть больше 9% ВВПВ стране насчитывается около 3 млн сирот, сотни тысяч бездомных детей.

Государственные вузы обеспечены бюджетным финансированием в среднем на 45% от потребности; учреждения среднего профессионального образования – на 69%; учреждения начального профессионального образования – на 80%. Доля доходов от реализации коммерческих образовательных программ в общем объеме доходов вузов составляет от 30 до 60%; в учреждениях среднего профессионального образования – от 16 до 70%; в учреждениях начального профессионального образования – 4,6%.

Улучшение жилищных условий за счет собственных средств, в том числе через системы ипотечного кредитования, доступно лишь малой части российских семей вследствие низких доходов большинства населения. В 2000 г. в среднем по России 1 кв. метр жилья стоил 390 % от средней начисленной заработной платы, в 2008 г. –341%.

Тарифы на медицинские услуги за первичный прием у врача-специалиста услуги за период с 2000 г. по 2008 г. выросли в 2,7 раза, на детские дошкольные учреждения в 2,9 раза.

К наиболее неблагополучным, с точки зрения развития человеческого потенциала, относятся: Республика Тыва, Чукотский АО, Читинская и Ивановская области, Республика Бурятия и др.

По уровню валового регионального продукта регионы различаются в 36 раз, по соотношению среднедушевых денежных доходов с величиной прожиточного минимума – в 7,7 раз, по обеспеченности жилищным фондом – в 3,7 раза..

В большинстве случаев субъекты Российской Федерации из-за дефицитности бюджетов не могут должным образом обеспечивать эффективное функционирование социальной сферы. Региональная дифференциация уровня жизни населения достигает 9 раз. По экспертным оценкам, 68% субъектов Российской Федерации и 97% муниципальных образований являются дотационными[7].

Исследования показывают, что в России с помощью консолидированного бюджета распределяется на социальные функции государства порядка 35% бюджетных средств, а с помощью федерального бюджета — не более 21% от его расходов. При этом непосредственно на социальные нужды расходуется не более 3,5% ВВП, что в 5-6 раз меньше доли, выделяемой на социальные функции в развитых странах.

Высокий уровень дифференциации возможностей регионов приводит к многократным различиям выделяемых ресурсов на социальную сферу: расходы на образование, здравоохранение и социальное обеспечение в расчёте на одного человека разнятся от 3 до 10 раз.

Изменения в структуре доходов и ценах последних лет негативно отразились на доступности значительной доли россиян к жизненным благам: качественному образованию, здравоохранению, культурным ценностям, улучшению жилищных условий

Отмечается, что повышение уровня и качества жизни значительной части населения страны становится имманентным требованием не только для преодоления негативных демографических тенденций, улучшения здоровья и образования россиян, но и для снятия имеющихся проблем на пути прогрессивных экономических преобразований.

Динамика взаимосвязи социального и экономического развития в России не отвечает современным мировым тенденциям. Приоритет экономического развития и роста над социальным развитием нарушает баланс факторов, обеспечивающих построение качественно новой экономики.

На социальное развитие существенное влияние оказывает сбалансированность социальных расходов, более справедливое распределение дохода, поддержка тех групп населения, чьи возможности ограничены, выравнивание бюджетных расходов регионов с учетом их налогового потенциала, минимизации встречных финансовых потоков, законодательного закрепления системы государственных гарантий в форме социальных стандартов в расчете на одного человека.

В России необходимы меры, которые позволят получить дополнительные средства для инвестирования в социальную сферу: на увеличение расходов на образование до 7% ВВП (повышение душевых расходов до 10 тыс. рублей); на повышение доли совокупных государственные расходов на здравоохранение до 7% ВВП. Увеличение расходов консолидированного бюджета на социальную сферу до 50% и федерального бюджета до 30%. Повышение доли социальных расходов до 20% ВВП с постепенным доведением до уровня Европейских стран. В Германии доля социальных расходов составляет 22% ВВП, Франции – 25%

В их числе следует выделить: стимулирующее налогообложение, выбор конкретных налоговых форм, объектов и субъектов налогообложения, системы ставок, льгот; выравнивание социальной составляющей в бюджетах всех уровней; адресная социальная защита нетрудоспособных граждан. Оказание помощи дотационным регионам путем инвестирования в социальную инфраструктуру (в т.ч. оснащение образовательных и медицинских учреждений современным оборудованием)

Целесообразно осуществить: освобождение от налоговых обязательств лиц находящихся за чертой  бедности; введение прогрессивной шкалы налогообложения доходов физических лиц в зависимости от уровня дохода от 10% до 40%; установление наиболее льготного порядка налогообложения среднего класса и семей, имеющих несовершеннолетних детей. Минимальная величина подоходного налога в США – 35%, максимальная в Норвегии – 55,3% и Финляндии – 60%

Немаловажное значение имеет повышение размера стандартных налоговых вычетов, скорректированных на уровень инфляции, независимо от их количества на образование, здоровье, приобретение жилья, с обязательным учетом среднедушевых доходов (например, не превышающих пяти прожиточных минимумов). Согласно Налоговому кодексу Российской Федерации при наличии нескольких вычетов, предоставляется один максимальный. Налоговые преференции должны оказываться только тем, кто действительно нуждается вследствие неработоспособности, неплатежеспособности и т.п.; предоставляемые налоговые льготы и вычеты должны полностью компенсировать государственные социальные гарантии; налогообложение должно учитывать широкий набор социальных услуг, которые должны быть доступны налогоплательщику.

В целях обеспечения взаимосвязи социального и экономического развития предлагается.

В области образования: проведение мониторинга рынка образовательных услуг и обучающих программ с последующей аттестацией учебных заведений начального, среднего и высшего профессионального образования с учетом оптимизации перечня профессий и специальностей, по которым осуществляется подготовка кадров, современных требований работодателей к подготовке специалистов и перспективными потребностями рынка труда; создание комиссии по разработке новых образовательных стандартов с учетом инновационного развития экономики; выдача студенческих кредитов и субсидий с привлечением государства и предпринимателей для абитуриентов из малообеспеченных семей

В области здравоохранения: введение для фирм и предприятий, в том числе предприятий малого и среднего бизнеса, обязательного заключения договоров на медицинское обслуживание сотрудников с медицинскими учреждениями на конкурсной  основе; создание фонда защиты прав пациентов и медицинских работников; материальное и моральное стимулирование работников, ведущих здоровый образ жизни

В области обеспечения жильем — создание государственного социального жилищного фонда для малоимущих граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий с возможностью получения жилья по договору найма.

В области социальной защиты: увеличение минимального размера пособий и социальных пенсий до прожиточного минимума соответствующей категории граждан; повышение минимального размера пенсии по старости до 45% среднего заработка по России; увеличение минимального размера пособия по безработице до прожиточного минимума; развитие негосударственных институтов социального страхования, медицинского и социального обслуживания, которые обладают более широкой самостоятельностью по сравнению с государственными учреждениями и позволяют улучшить качество предоставляемых населению социальных услуг,финансирование которых может быть организовано на личных взносах граждан и долевого участия государства и предпринимателей.

Требуется разработка в субъектах Федерации программ, направленных на улучшение качества жизни и сокращение бедности населения (на примере Белгородской, Кемеровской и Томской областей). Разработка целевых ориентиров и пороговых значений показателей жизнедеятельности населения (на примере Санкт-Петербурга, Москвы, Самарской области). Разработка методик регионального регулирования минимальных душевых доходов (на примере Республики Коми).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Социальное государство – понятие, которое призвано подчеркнуть, что социальные проблемы входят в состав приоритетных для данного государства. Само понятие «социальное государство» появилось в послевоенной Европе после второй мировой войны.

Основными характеристиками социального государства являются: а) развитая система страховых отчислений и высокий уровень налогов, формирующих бюджет, высокие размеры отчислений на социальную сферу; б) развитая система услуг и социальных служб для всех групп населения; в) развитая правовая система, при которой осуществлено разделение властей, четкая реализация функций каждой ветви власти, отработана нормативно-правовая система социальной жизни.

Показателем социального государства является социальная политика. Государственная социальная политика – это целенаправленная деятельность государства, ставящая своей целью ослабление дифференциации доходов, смягчение противоречий между участниками рыночной экономики и предотвращение конфликтов на экономической почве.

Посредством государственной социальной политики в рыночной экономике реализуется принцип социальной справедливости, предполагающий определенную меру выравнивания положения граждан, создание системы социальных гарантий и равных стартовых условий для всех слоев населения.

Как известно, от степени вмешательства государства в управление социальными процессами зависят характер и содержание социальной политики.

Содержание социальной политики заключается в деятельности государства и других политических институтов по управлению развитием социальной сферы, по определению ее содержания, основных направлений ее развития и функционирования. Важно подчеркнуть, что социальная политика является (должна быть) своеобразной концентрацией всех иных видов политики (прежде всего экономической), ибо она направлена на специфический объект социальные отношения в собственном или узком смысле слова. Последние же понимаются как определенный срез, синтез социальных сторон всех других видов общественных отношений, которые в содержательном плане проявляются в положении человека в обществе, в удовлетворении его разнообразных потребностей и интересов.

Таким образом, в качестве основных выводов выступают следующие положения:

1. Доминирующим фактором современного экономического развития выступает ускоренное развитие социальной сферы, прежде всего образования, здравоохранения.

2. Динамика взаимосвязи социального и экономического развития в России не отвечает современным мировым тенденциям. Приоритет экономического развития и роста над социальным развитием нарушает баланс факторов обеспечивающих построение качественно новой экономики.

3. Сбалансированность экономического и социального развития возможна на основе опережающего развития сферы образования, здравоохранения, обеспечения равной доступности услуг для жителей всех регионов.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМЫХ ИСТОЧНИКОВ

 

  1. Введение в рыночную экономику / Под ред. А.Я. Лившица, И.Н. Никулиной. – М.: Высшая школа, 2008.
  2. Волгин Н.А. Социальная политика. – М.: Экзамен, 2010.
  3. Ильин И.А. Социальное строительство на территории России / Совет по изучению производительных сил Минэкономразвития РФ и РАН. – М.: Наука, 2006.
  4. Социально – трудовая сфера России в переходный период: реалии и перспективы / Под ред. Акимова А.К., Волгина Н.А. и др. М.: Молодая гвардия, 2006.
  5. Рогов С.М. Функции современного государства: вызовы для России // Свободная мысль – ХХI. 2005. № 7.
  6. Шестакова Е. Реформирование системы социальной защиты населения в странах Восточной Европы // Мировая экономика и международные отношения, 2006. № 1. С. 45-53.


     

<

Комментирование закрыто.

WordPress: 21.39MB | MySQL:117 | 1,552sec