Компетенция и подведомственность судов » Буквы.Ру Научно-популярный портал<script async custom-element="amp-auto-ads" src="https://cdn.ampproject.org/v0/amp-auto-ads-0.1.js"> </script>

Компетенция и подведомственность судов

<

Система арбитражных судов России за последние годы меняется второй раз. Казалось бы, с 1992 года привыкли к двухзвенному построению арбитражных судов и судьи, и юристы, и предприниматели. Практически исчезли случаи грубых ошибок в оформлении документов, жалоб, заявлений о принесении протестов. Достаточно известным стал порядок движения судебных документов. Замечания сторон были связаны с длительным надзорным рассмотрением дел. Тогда в чем же причины, заставившие создавать новую, по существу, систему арбитражных судов?

111712 2041 12 Компетенция и подведомственность судовВо-первых, нельзя строить ничего временного. Если задумано осуществление судебной реформы, она должна быть полной и всеобъемлющей. Любое половинчатое решение не позволит достичь планируемого результата, из-за чего судебная власть не примет те формы, которые позволили бы ей реально уравновесить другие ветви власти, а в необходимой доле и возвыситься над ними. Возвыситься, но не подавить, а лишь утратить как можно больше линий соприкосновения во имя независимости при принятии решений.

Во-вторых, нужно отречься от упрощенного понимания сути судебной власти. Не отождествлять ее только с подавлением, репрессиями, понуждениями. Увидеть в ней возможности для открытия »люков свободы», наличие гарантий законного выхода в любой конфликтной ситуации, отстаивания прав каждого вступившего под крыло судебной защиты.

Конкретное выражение этих двух посылок, примененное к происшедшим в системе арбитражных судов изменениям, заключается в необходимости расширить рамки двухзвенной системы, сформировать еще одну судебную инстанцию для тщательной и более независимой проверки принятых в судах субъектов Федерации решений. Здесь достигается независимость от корпоративных, узкопрофессиональных интересов, наличествующих в судах краев и областей. Даже если корпоративная солидарность не более чем слова, главное в другом. Поскольку судебная система создается не ради себя самой, а для выполнения общественной цели правосудия по конфликтным делам граждан и юридических лиц, главное, чтобы именно они были убеждены в отсутствии профессиональной смычки, закрытости судебной системы. Такое убеждение достигается только организационно, то есть тогда, когда само построение системы исключает всякий повод сомневаться в этом.

Появление второй, самостоятельной, не связанной с какими-либо судами субъектов Федерации инстанции в лице арбитражных судов округов должно обеспечить более высокую степень независимости суда на местах, чем прежняя система, в частности при взаимодействии с другими ветвями власти. В арбитражном судопроизводстве эта проблема стоит гораздо острее, чем в делах общих судов, в силу того, что здесь чаще затрагиваются интересы исполнительной и законодательной власти, подведомственных им учреждений.

Образование судебной инстанции вне административно — территориального деления практически устраняет эту проблему, предоставляя возможность обратиться с жалобой не в центр, а в более близкий и привычный судебный орган. Действительно, суд округа не испытывает или может не испытывать нужды обращаться с какими-либо хозяйственными, бытовыми и т.п. вопросами к властям субъектов Федерации. Нет оснований и согласовывать кадры. Все это позволяет суду округа чувствовать себя свободным, связанным только законом при принятии любого решения.

<

Образование судов округов влечет определенное сужение процессуальной компетенции Высшего Арбитражного Суда РФ, который должен непосредственно разрешать лишь дела »общероссийского» характера. В остальной части прежние правомочия Высшего Арбитражного Суда РФ »уходят» судебным округам. Высшая же арбитражная судебная инстанция наконец-то реально получает возможность стать действительно завершением целой системы. Это позволяет Высшему Арбитражному Суду РФ сосредоточиться на деятельности, без которой немыслима судебная система ни в одном государстве, — на формировании единой российской судебной практики, официальном толковании действующего законодательства, разъяснениях по конкретным делам. Естественно, предмет забот Высшего Арбитражного Суда РФ должны составить анализ практики судов нижестоящих, систематизационная работа с законами и практикой, соответствующая издательская деятельность и т.д.

Вместе с частью компетенции Высшего Арбитражного Суда РФ в суды округов »уходит» и часть власти.

Таким образом, властные полномочия регионов усиливаются за счет ослабления центра. Конкретно это выражается в появлении дополнительных возможностей при разрешении дел учитывать местные условия и интересы в большей степени, чем раньше. В то же время суды округов — федеральные суды и должны обеспечивать единство федеральных законов на всей территории России, как бы осуществлять надзор за их повсеместным соблюдением.

Итак, двойственное, на первый взгляд, противоречивое положение суда округа между местными и федеральными интересами не является чем-то неестественным. Напротив, ныне суд округа в состоянии уравновесить две силы — региона и центра. Со времени образования федеральных судов округов прошло немного времени, однако уже можно сделать определенные выводы о значении и задачах новой судебной инстанции. Тем не менее, нельзя утверждать, что они реализуются в полной мере. В частности, перенос центра тяжести судебного правоприменения в сфере экономики в регионы — исключительно важный элемент построения хозяйственного механизма. Между тем в Федеральном конституционном законе »Об арбитражных судах в Российской Федерации» не содержится нормы, четко закрепляющей передачу части судебной власти регионам. Кассационное рассмотрение дела в суде округа не признано обязательным условием для последующего надзора. Стороны могут обходить эту инстанцию, обращаясь с заявлениями о принесении протестов непосредственно в Высший Арбитражный Суд РФ. Их не остановит существующая лишь в устных, неписаных правилах его »исключительность». Наоборот, присутствуют два элемента процессуальных правоотношений обжалования судебных вердиктов, которые делают целесообразным обращение именно в центр.

Первое — пределы рассмотрения дела в кассационной инстанции ограничены проверкой правильности применения норм материального и процессуального права судом первой и апелляционной инстанций (ст. 174 АПК РФ). Высший Арбитражный Суд РФ, руководствуясь ст. 188 АПК РФ, вправе рассматривать дело не только с позиций законности решений, но и их обоснованности. Поскольку значительное число жалоб на решения судов строится на несогласии с их обоснованностью, естественно, обращение в суд округа будет излишним. В таком случае »исключительность» ВАС РФ выглядит даже несправедливой. Конечно, если обжалуется законность решения, стороны имеют три инстанции в надежде на его пересмотр. Если обжалуется обоснованность решения, то всего две инстанции. Причем ВАС РФ по-прежнему остается второй инстанцией для большого числа дел. Только их движение замедляется из-за того, что до 1 июля 1995 года протесты рассматривались в нескольких составах, теперь же судопроизводство осуществляет один орган — Президиум ВАС РФ.

Однако главное не в этом серьезном недостатке новой системы, а в том, что суды округов приобретают региональную судебную власть лишь отчасти. Они не в состоянии оказать влияние на значительное направление судебной практики, касающееся оценки доказательств и обоснованности судебных выводов. В силу этого суды округов не в состоянии исполнять роль, какая отводится им новым законодательством. К тому же замедлится прохождение дел по судебным инстанциям.

Еще один вопрос — государственная пошлина. После апелляционного рассмотрения лицо, имеющее намерение жаловаться дальше, должно выбрать одно из двух: либо подать кассационную жалобу и заплатить государственную пошлину в размере половины уплаченной при подаче искового заявления, либо направить заявление о принесении протеста в ВАС РФ, куда пошлину платить уже не нужно. Учитывая еще и большие пределы рассмотрения дел в ВАС РФ по сравнению с судом округа, нетрудно угадать, как поступит ищущая судебной защиты сторона.

Совершенно очевидно, что кассационная инстанция образована не для того, чтобы с первых дней деятельности повсеместно началась работа по ее дискредитации, поиску отрицательных черт, умалению значения. Видимо, наоборот, стоит задача всемерного укрепления нового звена судебной системы, поиска возможностей благотворно влиять на правосудие, раскрывать их и организовывать в реальные процессуальные правила.

Чтобы полностью реализовать идеи, связанные с созданием федеральных судов округов, необходимо уже в ближайшее время принять ряд мер, прежде всего расширяющих их компетенцию. Пределы их деятельности не могут быть уже, чем соответствующие пределы Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. Только тогда, когда суды округов будут проверять не только законность, но и обоснованность решений первой и апелляционной инстанций, обращения к ним станут логической и процессуальной необходимостью. Но даже и этого недостаточно. Более широкие пределы рассмотрения жалоб в судах округов должны подкрепляться правилом об обязательности данной судебной инстанции в цепи движения процессуальных жалоб.

Обращает на себя внимание неудачная редакция ст. 185 АПК РФ, в которой объединены норма о праве на подачу заявления в порядке надзора и правила о принесении протеста. Согласно этой статье заявление о принесении протеста может быть подано после рассмотрения дела в апелляционной или кассационной инстанции.

Однако ставить знак равенства между этими инстанциями нельзя. Апелляционное рассмотрение дела — это, по существу, еще одна первая инстанция, и в этом его сила. Судопроизводство пока не вышло за границы суда края, области, республики. Оценка доказательств, обстоятельств дела, обоснованность выводов — все подчинено одной »школе». Как бы судейское сообщество ни было уверено в принципиальном и беспристрастном рассмотрении дела апелляционной инстанцией, стороны не всегда разделяют это мнение.

Поскольку задачи судов заключаются не в служении самим себе, а в защите прав и интересов юридических лиц и граждан, их решение должно быть четким, понятным всем.

Наиболее понятен сам закон. Если определены порядок и компетенция, то не надо никого убеждать на словах в возможностях каждой инстанции. Кассационная инстанция — прежде всего другой суд, не связанный с одной территорией, образуемый без ее мнения, свободный от всего, кроме закона. Почему же этот суд одним предложением ст. 185 Кодекса процессуально приравнен к апелляции? Несколько слов вместили в себя крупную смысловую нагрузку, существенно умалив провозглашенное предыдущими нормами самостоятельное и особое положение суда округа.

Поэтому в интересах охраны прав граждан и юридических лиц следует установить правило о подаче заявления о принесении протеста только после кассационного рассмотрения дела, где наверняка будет разрешено и завершено более половины всех вопросов, обосновывающих надзорные обращения.

В то же время необходимо уменьшить размер государственной пошлины при подаче кассационной жалобы. Сегодня он установлен исходя из того, что значение апелляционной и кассационной инстанций признается одинаковым. А они не равнозначны, и это совершенно понятно. Нельзя забывать и о социальных моментах. В нашей стране правосудие всегда было доступным, что сформировалось в устойчивый принцип, отказываться от которого не стоит.

Есть и еще резервы, позволяющие более полно использовать возможности арбитражных судов округов. В частности, протесты в порядке надзора могли бы рассматриваться президиумом суда округа. Практика показывает, что основанием к опротестованию решений и постановлений в ряде случаев служат элементарные ошибки судов, зачастую значение дела имеет сугубо местный интерес. Направление протеста в суд округа, во-первых, снимет часть нагрузки с Высшего Арбитражного Суда РФ, во-вторых, укрепит авторитет судов округов, в-третьих, даст возможность сторонам принять участие и в надзорном рассмотрении дела, высказать свою позицию.

Завершить необходимые изменения в правомочиях федеральных судов округов могло бы право на принесение протестов их председателями на все состоявшиеся в регионах округа решения.

В этом видится укрепление надзорной функции государства в экономической сфере. Сосредоточение этой функции только в центре развязывает руки произволу, так как только Высшему Арбитражному Суду РФ справиться с этой задачей затруднительно.

Едва ли можно ожидать, что этапы судебной реформы пройдут гладко и беспроблемно. Жизнеспособность новой организации судебной деятельности нельзя просчитать математически. Критерием истинности идей здесь может служить только практика. А она показывает, что при плавном, гармоничном вхождении судов округов в систему арбитражных судов существуют проблемы, которые подлежат быстрейшему решению.

<

Комментирование закрыто.

WordPress: 22.7MB | MySQL:116 | 1,231sec