Формирование информационной экономики » Буквы.Ру Научно-популярный портал<script async custom-element="amp-auto-ads" src="https://cdn.ampproject.org/v0/amp-auto-ads-0.1.js"> </script>

Формирование информационной экономики

<

110413 2330 1 Формирование информационной экономики

1.1 Эволюционное развитие концепции информационного общества

В последние десятилетия человечество является свидетелями информационной революции и всевозрастающего процесса информатизации общества. На смену материальному обществу и материальной экономике приходит общество информационное, основанное на производстве, распространении и потреблении информации. Именно с понятием «информационное общество» отождествляется постиндустриальная фаза его развития. Более того, именно информационное общество есть результат эволюционирования экономического уклада в направлении от традиционного к постиндустриальному.

В наш век — век стремительных перемен во всех сферах жизни и деятельности человека и общества — информационная революция «взяла под контроль» практически все социальные проявления функционирования общественных и экономических систем. В первую очередь воздействие информационной революции проявляется во внедрении компьютерных и инновационных технологий в производство, сферу сервиса и быт каждого человека — то есть формируются общество и экономика, основанные на информации и доступе к ней.

В таблице 1 приведено сравнение характеристика доиндустриального, индустриального и информационного общества

Таблица 1 – Сравнение характеристика доиндустриального, индустриального и информационного общества

Характеристика общества

Доиндустриальное общество

Индустриальное общества

Постиндустриальное (информационное) общество

Ведущих сектор национальной экономики

Сельское хозяйство

Промышленность

Сфера услуг

Продолжение таблицы 1

Характеристика общества

Доиндустриальное общество

Индустриальное общества

Постиндустриальное (информационное) общество

Профессиональная структура

Крестьяне, ремесленники

Рабочие, обслуживающий персонал, менеджеры

Рост значения интеллигенции, «технического класса», интеллигенции

Структура экономики

Преобладают добывающие виды хозяйственной деятельности

Традиционные капиталоемкие и трудоемкие отрасли

Наукоемкие, информационные, инновационные отрасли

Главный фактор производства

Земля

Капитал

Информация

Господствующая социальная группа

Землевладельцы

Финансово-промышленные группы

Владельцы информации

Современные методы автоматизации производства, а также проникновение информационно-коммуникационных технологий в сферы управленческой деятельности, обслуживания, образования и научных исследований знаменуют становление качественно нового этапа социально-экономического развития человечества, который получил название информационного общества. По мнению М. А. Игнацкой этот этап имеет переломный характер: он неотделим от процессов компьютеризации как одной из основ информатики, то есть от производства, накопления, переработки, распространения и потребления информации — ведущей составной части принципиально иной системы научно-технических производительных сил [25, с. 14-15].

Термин «информационное общество» был введен в научный оборот американским ученым Ф. Махлупом в 1962 г. в работе, посвященной анализу наукоемких производств и в настоящее время занимает основное место в понятийном аппарате современных социально-экономических и политических теорий и концепций постиндустриализма, где рассматриваются варианты перехода к новой фазе исторического развития, приходящей на смену цивилизации индустриального типа.

Внедрение и совершенствование технологий передачи и обработки информации, стремительное увеличение удельного веса «четвертичного», информационного сектора экономики позволяет говорить о том, что постиндустриальное общество — это не проекция и не экстраполяция уже существующих в западном обществе тенденций развития, а новый принцип социально- технической организации жизни, такой же, как индустриальная система, заменившая собой аграрную [17, с. 40].

Следует отметить, что введение самого термина «информационное общество» зачастую приписывается не американским специалистам, а японскому ученому Ю. Хаяши. Основные характеристики общества знания были определены в отчетах, представленных японскому правительству рядом организаций: Агентством экономического планирования, Институтом разработки использования компьютеров, Советом по структуре промышленности. К наиболее известным таким отчетам можно отнести следующие: «Японское информационное общество: темы и подходы» (1969 г.), «Контуры политики содействия информатизации японского общества» (1969 г.), «План информационного общества» (1971 г.) [17, с. 32].

В данных отчетах высокоиндустриальное общество определялось как такое, где развитие компьютеризации предоставит людям доступ к надежным источникам информации и избавит их от рутинной работы, обеспечив высокий уровень автоматизации производства. При этом существенные изменения коснутся непосредственно самого производства, в результате которых его продукт станет более «информационно емким», что приведет к значительному увеличению доли инноваций, дизайна и маркетинга в его стоимости. Производство информационного продукта, а не продукта материального будет движущей силой образования и развития общества [206, с. 29].

Основным признаком становления информационного общества является постоянно возрастающая роль информационно-коммуникационных технологий во всех сферах жизнедеятельности людей. По мнению М. Кастельса, происходит «трансформация нашей материальной культуры через работу новой технологической парадигмы, построенной вокруг информационных технологий» [27, с. 49]. Так, уже на протяжении 10 – 15 лет своеобразным «мерилом» информатизированности общества является не уровень развития инновационных отраслей (как это было раньше), а компьютеризация населения, доступ его к информации, наличие и количество подключений к глобальным информационным сетям и т. д.

У. Мартин полагал, что под информационным обществом следует понимать развитое индустриальное общество, отличительными характеристиками которого являются технологический, социальный, экономический, политический и культурный критерии [34, с. 14-15]. Самым главным является технологический фактор. В экономике информация приобретает значение базового фактора дальнейшего развития, выступая в качестве ресурса, услуг, товара, источника добавленной стоимости и занятости.

Дальнейшее развитие идей глобального информационного общества связывают с выходом в свет в 1973 г. книги американского социолога Д. Белла «Грядущее постиндустриальное общество. Опыт социального прогнозирования», в которой он историю человеческого общества делит на три основные стадии: аграрную, индустриальную и постиндустриальную. При этом основной характеристикой постиндустриальной стадии он называет переход от производства вещей к развитию производства услуг, связанных с образованием, здравоохранением, исследованиями и управлением.

Вклад Д. Белла также определяется тем, что он все радикальные преобразования, связанные с генезисом и развитием информационного общества назвал очередной — третьей по счету — технологической революцией. Как он пишет, в основе данной технологической революции, зачастую называемой информационной, заложены четыре инновационных процесса [13, с. 29-33]: замена механических и электрических систем на электронные, которая дала возможность. сформировать значительное число конструктивных элементов и значительно увеличить скорость передачи энергии и сообщений;

«миниатюризация», то есть существенное изменение величины конструктивных элементов, проводящих электричество или преобразующих электрические импульсы;

«дигитализация», или дискретная передача информации посредством цифровых кодов, стирающая традиционные различия в коммуникационном секторе между телефоном, телевидением, компьютером и телефаксом в системе «звук — изображение — данные — текст»;

программное обеспечение способствует широкому распространению самых современных средств обработки данных и компьютерных технологий, которые не требуют специальной подготовки для работы с ними.

Таким образом, Д. Белл характеризует информационное общество как постиндустриальное, где информация используется в качестве стратегического ресурса. Концепция информационного общества французских специалистов С. Нора и А. Минка предусматривает совпадение «организации» с «добровольностью». По их мнению, информационное общество есть совершенное рыночное общество, в котором образование и информация сделают любого человека осознающим коллективные ограничения, и общество совершенного планирования, где центр получает от каждой единицы базиса верные сообщения о ее целях и предпочтениях и в соответствии с этим формирует собственную структуру и позицию.

Философскую интерпретацию сущности и векторов развития информационного общества выработал и японский ученый И. Масуда, представив ее в монографии «Информационное общество как постиндустриальное общество», которая была опубликована в США в 1983 г. Уже тогда И. Масуда писал, что базисом для общества конца XX и начала XXI вв. станет компьютерная технология, которая приведет к замещению ручного производственного труда умственным технологизированным.

Компьютерная революция будет основным фактором развития производства информации и знаний, а также внедрения в практику новейших технологий и средств труда. При этом важнейшей отраслью мировой и национальных экономик станет интеллектуальное производство, продукция которого будет аккумулироваться и распространятся с помощью новых телекоммуникационных технологий. Известен тезис И. Масуды о том, что в ближайшие десятилетия произойдет смена традиций потребления — потребление товаров уступит место потреблению времени.

В конце 70-х — начале 80-х гг. XX в. увеличивался интерес к информационным технологиям, а также проблемам становления и развития информационного общества. Появление первых персональных компьютеров, Интернета, глобальных распределительных и информационных систем, электронных средств массовой информации и коммуникации существенно оживило интерес исследователей в данной области. Многие специалисты уделили внимание указанным проблемам. Остановимся на кратком анализе взглядов двух ведущих специалистов по проблемам становления, функционирования и развития информационного общества — М. Маклюэна и Э. Тоффлера.

М. Маклюэн рассматривает информационные и коммуникационные технологии как основной фактор, оказывающий воздействие на формирование социально-экономической основы современного общества. При этом важнейшая роль отводится телекоммуникационным и компьютерным сетям, которые, по его мнению, приводят к появлению феномена «масс-медиа» и усиления значимости средств массовой информации и коммуникаций. Именно коммуникационной составляющей информационного общества М. Маклюэн уделяет наиболее важную роль.

Э. Тоффлер в одной из своих работ выделяет в истории мировой цивилизации три волны: аграрную (до XVIII в.), индустриальную (до 50-х гг. XX в.) и постиндустриальную (с 50-х гг. и по настоящее время). Постиндустриальную волну он назвал информационной, а продуктом этой постиндустриальной волны он справедливо называет генезис и дальнейшее развитие информационного общества. Для такого общества характерны деконцентрация производства и населения, резкий рост информационного обмена, индивидуализация личности при сохранении солидарных отношений между отдельными индивидами и их социальными группами.

В конце 80-х и начале 90-х гг. XX в. наибольшее признание получают труды М. Кастельса, в частности работа «Информационная эра: экономика, общество и культура», посвященная оценке и анализу современных тенденций, приводящих к формированию основ общества, которое М. Кастельс назвал сетевым. Исходя из того, что информация по своей природе является таким ресурсом, который легче других проникает через всевозможные преграды и границы, информационная эра рассматривается как эпоха глобализации. При этом сетевые структуры становятся одновременно и средством, и результатом глобализации, а зарождающееся новое общество строится таким образом, что сбор, анализ и передача необходимой информации стали фундаментальными источниками производительности и власти.

В 1991 – 1996 гг. в США и странах ЕС разработаны и приняты концепции развития информационного общества. Государственная концепция США известна как программа Клинтона-Гора и называется «Национальная информационная инфраструктура — план действия». В странах ЕС получила развитие концепция, предложенная М. Бангеманном. С 1997 г. началась реализация проекта «Региональные инициативы построения информационного общества», в котором участвуют 28 регионов и 15 европейских стран, включая Россию.

В конце XX в. была разработана Концепция Государственной информационной политики и в России. Ее основными задачами являются: 1) модернизация информационно-телекоммуникационной структуры; 2) развитие информационных, телекоммуникационных технологий; 3) эффективное формирование и использование национальных информационных ресурсов, и обеспечение широкого доступа к ним; 4) обеспечение граждан общественно значимой информацией, развитие независимых средств массовой информации; 5) подготовка человека к жизни и работе в грядущем информационном веке; 6) создание необходимой правовой базы построения информационного общества [8, с. 7].

А. А. Чернов, обобщая существующие подходы к трактовке понятия «глобальное информационное общество», утверждает, что в настоящее время под таковым понимается [47, с. 37-38]:

  1. общество нового типа, формирующееся в результате новой глобальной социальной революции, основой которой является взрывное развитие и конвергенция информационных и телекоммуникационных технологий;
  2. общество знания, в котором главным условием благополучия каждого человека и каждого государства становится знание, полученное благодаря беспрепятственному доступу к информации и умению с ней работать;
  3. глобальное общество, в котором обмен информацией не будет иметь ни временных, ни пространственных, ни политических границ; где с помощью научной обработки данных и поддержки знания будут приниматься более продуманные и обоснованные решения с целью улучшения качества жизни во всех ее аспектах;
  4. общество, которое, с одной стороны, способствует взаимопроникновению культур, а с другой, открывает каждому сообществу новые возможности для самореализации.

    По мнению А. А. Енжаева информационное общество следует определить как общество, в котором качество жизни так же, как и возможности социальных изменений и экономического развития, все в большей степени зависят от информации и ее использования. Автор выделяет пять критериев информационного общества, которые предлагает раскрыть в форме следующей таблицы (таблица 2).

    Таблица 2 — Критерии информационного общества [22, с. 16]

    Критерий

    Содержание критерия

    Экономический

    Информационный сектор как: а) движение к информационному обществу, б) составная часть современной экономической жизни

    Технологический

    Степень проникновения технологий в различные сферы деятельности индивидов

    Социальный

    Изменение социального поведение индивидов под влиянием информационных технологий

    Политический

    Формирование «глобального форума», в котором рядовые граждане могут непосредственным образом участвовать в управлении

    Культурный

    Взаимодействие и взаимопроникновение культур в глобальном масштабе

    На рисунке 1 приведены основные признаки информационного общества.

    Итак, концепция информационного общества занимает видное место в современной науке. Она сменила концепцию индустриального и постиндустриального общества и основана на предпосылках о том, что информатика и информационная технология выступают средством изменения социальной структуры общества, производительных сил, создания целостной индустрии информации. Становление и развитие этой концепции прошло целый ряд этапов. Рассматривая концепцию информационного общества, Е. Г. Сахновская выделяет три этапа ее развития [43, с. 10-11].

    110413 2330 2 Формирование информационной экономики

    Первый этап связан с именем Д. Белла. Он выявляет связь между развитием технологий и изменениями в социально-классовой структуре, проявляющимися в преимущественном развитии таких секторов экономики как сфера услуг, рекламы, массовых коммуникаций и т. д. При этом он не считает, что изменения в экономике и социальной сфере влияют на культурную составляющую социума, что в свою очередь, вносит элементы технократизма в его теорию. Таким образом, концепция Д. Белла в наибольшей степени соответствует технократическому подходу к анализу информационного общества.

    Второй этап развития этой концепции связан с именами М. Маюпоэна, Д. Нейсбита, А. Турена и Э. Тоффлера. Благодаря этим исследованиям акцентируется внимание на изменении схем мышления в условиях становления нового социума. За счет этого формируются предпосылки к анализу антропологического измерения информационного общества, осознается значимость языковых структур, культурной и образовательной его составляющей для становления личности.

    Третий этап развития этой концепции представлен работами М. Кас- тельса и Д. Иванова, уделившим особое внимание культурным и коммуникативным аспектам нового социума. В них выявлено сближение информации и коммуникации и зарождение в связи с этим новой модели сетевой культуры. Таким образом, в рамках этих теорий в полной мере осуществлен поворот к изучению антропологического измерения информационного общества и даются методологические основания этого.

    В настоящее время многие специалисты выделяют черты информационного общества будущего, которые приведем ниже с поправками на авторское восприятие:

    – основным ресурсом и ценностью общества является знание, которое в форме информации становится товаром, доступным для всех людей, организаций, социальных групп;

    – общество будущего сможет удовлетворять все свои потребности в необходимых для своего функционирования информации и знаниях;

    – производство компьютерной, коммуникационной и прочей информационной техники выйдет на уровень полного обеспечения современными устройствами как производства, так и каждого отдельного человека;

    – постоянно будет усиливаться процесс компьютеризации производства, основанный на внедрении интеллектуальных систем нового поколения;

    – современные технологии и техника будут способствовать ускорению развития общества;

    – постепенно, под влиянием современных информационных технологий, будет обновляться существовавшая ранее материально-техническая база, а также будет формироваться материально-техническая база нового типа;

    – развитие современных коммуникационных и информационных технологий приведет к смещению производственного вектора в сторону малых и средних предприятий в ущерб предприятиям-гигантам;

    – информационная составляющая займет главенствующее место в процессе производства, продвижения и потребления товаров и услуг;

    – основой социального и экономического прогресса станет не массовое материальное производство, а индивидуализированное создание информации и знаний;

    – существенно изменится социальная, образовательная и профессиональная структура, что связано с появлением нового типа работника, занимающегося не производственной деятельностью, а обслуживанием оборудования и современной техники;

    – по меткому выражению Д. Белла произойдет окончательный переход от традиционного общества к сервисному во всех развитых и многих развивающихся странах мира;

    – посредством информации и знаний нивелируется противостояние власти и населения, что приводит к выходу социальной защищенности граждан стран и регионов на более высокий уровень, сглаживанию социальных и политических конфликтов;

    – на основе улучшающегося доступа к информации возникает «феномен информационной сытости», благодаря увеличению количества и форм различных средств массовой информации и коммуникации;

    – будет происходить формирование компьютерной культуры как элемента духовной культуры с последующим ее проникновением во все сферы — и в том числе в образование и науку;

    – происходит глобализация жизнедеятельности человеческого общества — формируется единое (глобальное) экономическое, политическое, информационное пространство, что позволяет совместными усилиями решать стоящие перед обществом глобальные проблемы;

    – современные технологии приводят к оптимизации взаимоотношений в системе «человек — природа — общество» и дальнейшему внедрению безотходных технологий.

    В последние годы нам приходится констатировать тот факт, что информационное общество будет трансформироваться в «общество мудрости», где при помощи обработки данных, информации, выработки новых знаний будут приниматься верные и обоснованные управленческие решения, которые способны улучшить как социально-экономическую ситуацию в мире и его регионах, так и качество жизни людей. Мудрость, основанная на информации и знаниях, приведет к формированию общества, которое будет: существовать в благоприятной окружающей среде, учитывать интересы каждого члена общества, включать всех индивидов в активную творческую и производственную деятельности, учитывать все аспекты жизнедеятельности общества — социальный, культурный, экономический, материальный, качественный.

    1.2. Сущность, содержание и основные черты информационной экономики

    В связи с формированием и развитием рассмотренной нами выше концепции информационного общества особую актуальность приобретают вопросы, связанные с переосмыслением сущности и содержания информационной экономики, определением ее структуры и динамики. Указанное обстоятельство определяется еще и тем, что информация в экономике проявляется во множестве аспектов. Ниже приведем только наиболее важные из них:

    – производство информации как таковой — это производственная отрасль, то есть вид экономической деятельности;

    – информация является фактором производства, один из фундаментальных ресурсов любой экономической системы;

    – информация является объектом купли-продажи, то есть выступает в качестве товара;

    – некоторая часть информации является общественным благом, потребляемым всеми членами общества;

    – информация — это элемент рыночного механизма, который наряду с ценой и полезностью влияет на определение оптимального и равновесного состояний экономической системы;

    – информация в современных условиях становится одним из наиболее важных факторов в конкурентной борьбе;

    – информация становится резервом деловых и правительственных кругов, используемым при принятии решений и формировании общественного мнения [24, с. 12].

    Следовательно, в процессе становления и развития экономика информационного общества переходит от использования двух основных ресурсов (труда и капитала) к использованию четырех, с добавлением еще двух — индивидуальной, групповой и региональной свободы, а также информации в виде различных теоретических сведений и практических навыков. Первые два из них являются основными факторами производства, последние два — необходимыми условиями их эффективного использования. Тем самым экономика индустриального общества переходит в свою очередную постиндустриальную фазу — фазу информационной экономики.

    Соответственно, в 60-е гг. XX в., в научный оборот было введено понятие «информационная экономика», которое, в свою очередь, привело к появлению понятий «информационные ресурсы», «информационные продукты», «информационные технологии», «информационное производство», «информационная индустрия» и т. д. Именно информационная экономика стала продуктом развития цивилизации благодаря действию научно-технической революции и своеобразной основой для появления так называемой новой или глобальной экономики.

    Однако с точки зрения экономической науки категории «информационные ресурсы», «информационный рынок», «информационная экономика» и ряд других являются на сегодняшний день и теоретически и практически недостаточно разработанными. Отсутствует единый подход к пониманию и трактовке самого понятия «информационная экономика», что является причиной фрагментарности исследования данного сложного комплексного явления [48, с. 87].

    Более того, спустя 40 лет после появления концепции информационной экономики, до сих пор не существует единого и устоявшегося определения этого направления экономической теории. Лишь немногие отечественные и зарубежные специалисты в разное время предпринимали попытки концептуального определения сущности и проблемного поля информационной экономики.

    Анализ литературных источников по проблеме показал, что трактовки информационной экономики, предлагаемые исследователями, неоднозначны и отличаются друг от друга, в зависимости от того, какого направления научный интерес они реализуют.

    Так, согласно изданиям ООН и ряду известных экономических словарей и справочников информационная экономика — экономика, в которой большая часть валового внутреннего продукта обеспечивается деятельностью по производству, обработке, хранению и распространению информации и знаний, причем в этой деятельности участвуют более половины занятых. Сетевая экономика понимается как хозяйственная деятельность, осуществляемая с помощью электронных сетей (цифровых телекоммуникаций) [19, с. 14].

    В последние десятилетия в оборот введено понятие «новой экономики», означающее экономику, которая для своего функционирования использует современные информационные технологии. Понятие информационной экономики, прежде существовавшее лишь в теории, получило закрепление в официальных документах ООН и в национальных программах развития информационного общества наряду с другими экономическими категориями.

    Информационная экономика приравнивается к сектору информационных технологий, что можно рассматривать лишь как глобальную специализацию национальной экономики. Суть же рассматриваемого понятия следует выяснять в контексте эволюции общественных отношений, современный этап которых характеризуется глобальностью и высокой скоростью экономических процессов, интенсивным развитием. Поэтому информационную экономику следует рассматривать как новый уровень экономических отношений и бизнес процессов, характеризующихся развитием и внедрением в экономику IТ-сектора и обеспечивающий рост качества жизни общества, благосостояния страны в целом, которого невозможно было достигнуть при прошлом технологическом укладе [26, с. 19].

    Такой подход демонстрирует нам широкое понимание информационной экономики как экономики глобальной, отражающей характер и уровень развития общества с точки зрения его информатизации. В узком же смысле информационную экономику следует трактовать как особую отрасль экономической теории, основанную на парадигмах информационного общества. Этой же точки зрения придерживаются многие известные специалисты.

    Определенный интерес представляет взгляд на информационную экономики современного исследователя Б.В. Корнейчука, который представляет ее в трех ипостасях как: 1) экономическая теория информационного общества; 2) направление в экономике, изучающее влияние информации на принятие экономических решений; 3) характеристика развития современной цивилизации. Таким образом, информационная экономика есть термин, используемый для обозначения двух понятий. Во-первых, информационная экономика есть современная стадия развития цивилизации, которая характеризуется преобладающей ролью творческого труда и информационных продуктов. Во- вторых, информационная экономика — это экономическая теория информационного общества [29, с. 400].

    А. Л. Норман, вводя понятие «информационная экономика», увязывал его с информационной политикой, которая должна преследовать два типа целей: операционные и научные. К операционным относятся обеспечение эффективности рынка, обеспечение эффективности деятельности органов государственной власти и т. д. Научной целью информационной политики является увеличение уровня научных разработок и открытий для обеспечения нововведений. Исходя из вышеприведенного определения информационной политики, автор рассматривает информационную экономику как экономику, в которой благодаря высокой роли информационных услуг обеспечивается наиболее эффективное распределение всех благ между потребителями [36, с. 102].

    Среди имеющихся публикаций в отношении информационного общества определенный интерес представляет взгляд на информационную экономику профессора А. Пороховского, который выделяет две трактовки информационной экономики. «В соответствии с первой, наиболее широко известной, под информационной экономикой понимается совокупность отраслей народного хозяйства, где производятся компьютерное и коммуникационное оборудование их программное обеспечение, а также вся система формирования, хранения, распространения и получения информации, в значительной мере построенная на сети «Интернет». При таком подходе к «информационной экономике» относится также вся предпринимательская деятельность, в той или иной степени использующая современные и коммуникационные технологи и. Другая версия трактует информационную экономику, как экономику, основанную на быстром экономическом росте, увеличении доходов, низкой безработице и умеренной инфляции, что стало результатом комбинированного эффекта от взаимодействия достижений в технологии, деловой практике и экономической политике».

    На рисунке 2 приведены основные функции знаний в постиндустриальном обществе.

    110413 2330 3 Формирование информационной экономики

    По мнению профессора А. Гапоненко, «информационная экономика – это экономика, в которой создание, распространение и использование знаний есть основной фактор экономического роста. В настоящее время знания проникают во все сферы и стадии экономического процесса, и сложно отделить от продукта или услуги. Одновременно уменьшается инновационный цикл, поток нововведений уплотняется. Знания перестают быть относительно самостоятельным объектом экономического управления, который традиционно ограничивался в основном сферой НИОКР. Новые знания касаются не только технологических процессов, но и новых методов управления, процессов исследования конкретных рынков, что заставляет посмотреть на использования знаний более широко».

    Д.Э.н., профессор Е. Майминас информационной экономикой называет «экономику, основанную на производстве, распространении и потреблении информации. Это – новая качественная ступень развития человечества. Информационная революция равна по своему значению переходу от эпохи собирания плодов земли и охоты к эпохе производства материальных жизненных благ. На наших глазах материальная составляющая в структуре жизненных благ уступает первенство информационной. Причем речь идет не только и не столько о технологической информации, необходимой для современного материального производства: во главу выдвигается не технологическая и не экономическая, а духовно-творческая информация».

    Д.э.н., профессор И. Стрелец, говоря об информационной экономике, подразумевает, «во-первых, ту часть экономики, которая состоит из высоко-технологический отраслей, во-вторых, изменений макроэкономических параметров в условиях внедрения высоких технологий».

    К.э.н., доцент О.Антипина выделяет две трактовки данного феномена – узкую и широкую. «В узком смысле информационная экономика – это активно развивающийся сектор высоких технологий, а в широком понимании – экономическая действительность конца ХХ – начала XXI века в странах Запада. Формирования информационной экономики связно не просто с распространением передовых достижений информационной эры, а, прежде всего, с резким изменением роли знаний в хозяйственном развитии. Именно знания в виде информации как систематизированных данных убыстряющимися темпами облик современного мира».

    Сущность информационной экономики состоит в реализации нового типа экономических отношений, в котором информация выступает основным связующим звеном между производством и потреблением, между стадиями материального и нематериального производства, обусловливающим тенденции прогрессивных социально-экономических изменений. Рынок информационного общества является динамической системой нового типа, которая контролируется с помощью новых информационных технологий, при этом перспективы развития информационной экономики заключаются именно в наличии информационных ресурсов, выступающих в качестве наиболее существенного потенциального источника богатства [46, с. 95].

    Понятие экономики, основанной на знаниях, или интеллектуальной экономики, отражает признание того обстоятельства, что научные знания непосредственно определяют параметры экономического роста, создавая основу для инноваций и формирования квалифицированной рабочей силы. На долю наукоемких отраслей обрабатывающей промышленности и сферы услуг ныне приходится в среднем более половины ВВП ведущих индустриальных стран; именно эти отрасли отличаются наиболее высокими темпами роста объемов производства, занятости, инвестиций, внешнеторгового оборота. Достижения науки и техники выступают ключевым фактором улучшения качества продукции и услуг; экономии трудовых и материальных затрат, увеличения производительности труда, совершенствования организации производства [17, с. 14].

    Развитие информационной экономики происходит под воздействием целого ряда факторов, из которых наиболее важными являются знания, инновации, информационные технологии и продукты. При этом указанные факторы существуют наряду с традиционными, которые действуют в индустриальной экономике — ресурсы природы, труда, материальные и финансовые и т. д.

    При характеристике информационной экономики многие авторы указывают на приматность производственного сектора экономики и противопоставление индустриальной и информационной экономик. Между тем информационная экономика в своей основе даже более индустриальна, так как требует производства новой техники и разработки новых технологий, а производство традиционных промышленных товаров ускоряется под действием инновационных технологий. Причем информационный сектор должен не просто присутствовать в структуре народного хозяйства, а быть интегрированным в национальную экономическую систему и обеспечивать ее развитие.

    Кастельс М. в своих работах вместо термина «информационная экономика» предлагает термин «информациональная экономика» и постоянно применяет его в связке с глобальной экономикой. По его мнению, глобальная сеть явилась результатом революции в области информационных технологий, создавшей материальную основу глобализации экономики, то есть появления новой, отличной от ранее существовавшей экономической системы [27, с. 53]. В своей концепции он отталкивается от мысли, что новые информационные технологии являются не только продуктом творческой деятель ности людей, но являются и средствами производства, а также выполняют функции самого производственного процесса.

    Термин «информационное общество» обращает внимание на роль информации в обществе, но, по мнению М. Кастельса, информация в широком смысле слова, то есть как передача знаний, всегда имела значение, в то время как термин «информациональное общество» указывает на специфические черты современного общества, когда генерирование, обработка и передача информации стали основополагающими источниками производительности.

    Возникшую в конец ХХ века экономика новую типа Кастельс М. называет информационной и глобальной [27, с. 58].

    По мнению А. А. Красилова, понятие «информационная экономика» аналогично понятию «материальная экономика» и определяется как совокупность производственных отношений для данной общественно-экономической формации. Экономика каждой страны должна продуктивно распределять информационные ресурсы — средства, ценности, запасы, возможности, источники средств обработки, хранения, распределения и потребления информации в целях создания нового знания. Аналогия основывается на том положении, что информационное производство является общественной деятельностью человека, а отличие от материального производства имеется только в предмете производства [30, с. 16].

    Согласно работам М. Пората информационная экономика есть экономика информационных благ и информационно-коммуникационных технологий. Иными словами, она включает производство, распространение, потребление информационных благ, а также сферу информационно-коммуникационных технологий. При этом информационными благами принято считать блага, ко которые могут быть представлены в цифровой форме. Согласно этому критерию, информационные блага имеют материальную природу [41, р. 91].

    Область информационной экономики охватывает: 1) информационные блага, которые могут быть произведены, сохранены, переданы и потреблены без участия информационно-коммуникационных технологий; 2) информационные блага, произведенные с помощью различных информационно-коммуникационных технологий, которые участвуют также в их хранении, передаче, обработке, использовании; 3) информационно-коммуникационные технологии, участвующие в производстве или совершении рыночных сделок с неинформационными благами (рисунок 1) [13, с. 72].

    Термин «экономика, основанная на знании» (knowledge-based economy) использует, например, Д. Куа, акцентируя внимание на знании как основополагающем элементе современных преобразований. Некоторые западные ученые называют современное общество не информационным, а обществом науки, как, например, немецкий ученый Р. Крайбих в своей работе «Общество науки: от Галилея до революции высоких технологий».

    Американский социолог Р. Кроуфорд ключевую роль в процессе развития человеческого общества отводит знанию и называет современное общество «обществом знания» (knowledge society): «…новое знание приводит к возникновению новой технологии, что, в свою очередь, приводит к экономическим изменениям, что, в свою очередь, приводит к социально- политическим изменениям, что в итоге приводит к созданию новой парадигмы, или нового видения» мира. Эту модель можно использовать для объяснения тех серьезных экономических, социальных и политических изменений, которые сейчас происходят в мире».

    110413 2330 4 Формирование информационной экономики

    Российский экономист В. Иноземцев в отношении современной хозяйственной системы использует термин «экономика знаний» (knowledge economy), подчеркивая тем самым «… что важнейшим производственным ресурсом общества становится не столько информация как относительно объективная сущность или набор данных о тех или иных производственных и технологических процессах, сколько знания, т. е. информация, усвоенная, человеком и не существующая вне его сознания».

    В результате проведенного анализа наиболее распространенных трактовок информационной экономики предлагаем свой вариант определения указанного понятия. При выработке данного определения исходили из постулата о том, что информационную экономику следует понимать в узком и широком смысле. В широком смысле под информационной экономикой мы будем понимать современной уровень развития человеческого общества, основанный на преобладающей роли интеллектуального труда, а также его результатов — информационных продуктов и технологий, с последующим их распространением и потреблением. То есть в этом случае понятие информационной экономики будет определять уровень развития общества, его информационный статус, перспективную динамику.

    В узком смысле под информационной экономикой будем понимать один из разделов современной экономической теории, занимающийся изучением роли и воздействия информации, информационно-коммуникационных технологий и продуктов на выработку и принятие экономических и управленческих решений в условиях постиндустриальной экономики. Следовательно, узкий смысл «отводит» информационной экономике статус современного научного направления в рамках экономической теории, а также соответствующей учебной дисциплины в высшей школе.

    Все вышесказанное позволяет утверждать, что информационная экономика концентрирует свое внимание на трех областях современной науки и практики: а) изучение информационной асимметрии как категории экономической теории; б) экономика информационных продуктов; в) экономика информационных технологий. Следовательно, основное содержание категориального аппарата информационной экономики будут составлять три базовых понятия — информационная асимметрия, информационный продукт и информационная технология.

    Сущность информационной асимметрии заключается в том, что информация на рынке доступна не всем, а только некоторым его участникам. Под информационными продуктами мы будем понимать любую документированную информацию, подготовленную в соответствии с потребностями пользователей и представленную на рынке в форме товара. Информационные технологии следует трактовать как совокупность методов, производственных и программно-технологических средств, объединенных в технологическую цепь, обеспечивающую сбор, обработку, вывод и распространение информации.

    Информационная экономика, в самом общем плане может быть описана, как экономика, в которой производство-знаний (информационного продукта) оказывается, приоритетнее производства материальных благ.

    На этой основе можно выделить следующие признаки, информационной экономики:

    1) рост удельного веса знаний, и информации, объективированных в товарах и услугах, в добавленной стоимости, что находит свое отражение в росте наукоемкости продукции, затрат на НИОКР, вклада «высоких технологий» в создаваемый. ВВГЦ превышении совокупных затрат на информационные отрасли (электронику, связь) – над соответствующими затратами на генерирование, передачу потребление энергии;

    2) повышение значения производства и обработки информации, что находит отражение в росте удельного веса работников, занятых в соответствующих процессах;

    3) высокие темпы преобразования ранее уникальных продуктов – в обычные, устаревания технологий, маркетинговых идей и профессий;

    4) возрастание роли менеджмента в управлении развитием и распространением информационных технологий как способа снижения-риска стратегических ошибок.

    Анализ современной, научной литературы позволяет нам сформулировать основные системные характеристики информационной экономики (см. табл. 2).

    Главная задача информационной экономики — получение информации из различных источников, ее последующее распространение и использование. Таким образом, информационная экономика использует информацию, полученную из различных источников, для оказания воздействия на другие отрасли экономической науки. Именно поэтому информационной экономике отводится особая роль в системе экономических наук.

    Таблица 2 – Системные характеристики информационной экономики

    Системные критерии

    Системные характеристики

    Система организации производства

    Снижение степени концентрации производства.

    Роль индивидов

    Полноправное участие в производственных процессах в удалении от крупных экономических центров

    Система экономического управления

    Повышение самостоятельности работников, трансформация организационных единиц в «функциональные модули»

    Система ценностей

    Расширение социальных функций компаний

    Характер экономических процессов

    Возрастание степени взаимопереплетения и взаимодействия экономических процессов в мировом масштабе

    Система институционального регулирования

    Интернационализация системы институционального регулирования

    Экономические блага

    Интернационализация экономических благ

    Транснациональные корпорации

    Структурная глобализация ТНК

    Субъекты собственности

    Интернационализация субъектной структуры собственности

    Связи информационной экономики с отраслевыми экономиками отображены нами на рисунке 3.

    Итак, информационная экономика в качестве области знания может быть охарактеризована как метаэкономика по отношению к отраслевым экономикам (изучающим экономические аспекты материальной базы информационных технологий, их эффективного применения, создания научных знаний и средств их передачи). Эта область знания специфически проявляет себя в исследовании информации как ресурса, в обобщенном рассмотрении информационных отношений, объединяя отдельные их аспекты в единый объект, функционирующий в системе рынка и государственного регулирования. Ее главная роль — в изучении: закономерных тенденций развития информационно-электронной сферы, ее функций в деле становления и развития в России информационного технологического уклада; условий и факторов эффективного выполнения этих функций [29, с. 64].

    110413 2330 5 Формирование информационной экономики

    Информационная экономика, решая свою главную задачу — выработки рекомендаций по эффективному применению принципов информационной технологии в конкретных областях жизнедеятельности общества, неразрывно связана с практикой стратегического планирования структурной перестройки производства. Прикладное использование основных положений информационной экономики всесторонне связано с перспективами развития современного технологического потенциала общества, с приоритетными отраслями, обеспечивающими экономический рост и благосостояние населения любой развитой страны.

    С учетом всего сказанного выше, можно выделить четыре фундаментальных признака информационной экономики:

  5. рост удельного веса знаний и информации, объективированных в товарах и услугах, в добавленной стоимости, что находит свое отражение в росте наукоемкости продукции, затрат на НИОКР, вклада «высоких технологий» в создаваемый ВВП, превышении совокупных затрат на информационные отрасли (электронику, связь) над соответствующими затратами на генерирование, передачу и потребление энергии [22, с. 23];
  6. постоянный процесс повышения значимости отраслей, связанных с разработкой, производством и внедрением новых технологий, что, несомненно, приводит к увеличению количества занятых в информационных процессах и отраслях;
  7. высокие темпы устаревания новых продуктов и технологий, маркетинговых и управленческих решений и идей при условии их обязательной замены на новые в достаточно короткие сроки;
  8. повышение значимости управленческой практики в регулировании процессов разработки, производства, распространения и потребления информационных продуктов и технологий, что впоследствии позволяет избежать существенных стратегических промахов в будущем.

    Основными системными характеристиками информационной экономики являются: снижение степени концентрации производства, полноправное участие индивидов в производственных процессах в удалении от крупных экономических центров, повышение самостоятельности работников, трансформация организационных единиц в «функциональные модули», расширение социальных функций компаний, возрастание степени взаимопереплетения и взаимодействия экономических процессов в мировом масштабе, интернационализация системы институционального регулирования, экономических благ, субъектной структуры собственности, структурная глобализация ТНК [22, с. 31].

    1.3 Структурная организация информационной экономики

    Выделим следующие особенности информационной экономики, которые определяют ее структуру и сущностное содержание:

    1) информационное производство, информационные продукты и услуги являются чрезвычайно наукоемкими. Поэтому их качество и конкурентоспособность на рынках существенным образом зависят от уровня технологического развития той или иной страны и от уровня развития и использования новых информационных технологий;

    <
  9. продукция информационной экономики является важнейшим фактором для ускоренного развития ряда других областей общественного хозяйства. Она служит катализатором и инструментом развития науки и образования, постоянно стимулируя и поддерживая это развитие новыми средствами;
  10. информационная экономика отличается исключительно высокой динамичностью смены моделей и производств, что приводит к необходимости обеспечения высокой мобильности организации производства, возможности его оперативной перестройки на выпуск новых моделей продукции, что оказывается возможным лишь на основе широкого применения новейших технологий и самой современной техники;
  11. многие виды информационной продукции и информационные технологии по своим функциональным возможностям являются изделиями двойного применения, которые могут использоваться как в гражданских, так и в военных целях;
  12. информационная экономика обеспечивает создание средств для производства и эффективного использования знаний, что создает предпосылки для экономии других видов ресурсов развития общества и поэтому является важным фактором для преодоления глобального экологического кризиса и перехода цивилизации на модель устойчивого и безопасного развития;
  13. развитие информационной экономики создает новую структуру занятости населения, стимулирует развитие новых форм труда, создает и широко распространяет новые виды продукции и услуг, которые кардинальным образом изменяют среду обитания людей, создают новые возможности для развития человека, формирования новой информационной культуры и духовных ценностей;
  14. информационная экономика имеет дело с весьма специфичным видом ресурсов общества — информационным ресурсом, который обладает особыми свойствами при его тиражировании, распространении и использовании в качестве товара.

    Так, Э. А. Гасанов предлагает определять секторальную структуру информационной экономики. Им выделены следующие секторы, составляющие основу информационной экономики: 1) сервисно-гуманитарный; 2) информационно-технологический; 3) научно-индустриальный [14, с. 19]. По мнению автора данной модели в новой экономике приоритетная роль отводится именно сервисно-гуманитарному сектору, под которым понимается совокупность, отраслей, подотраслей и видов деятельности, функциональное назначение которых в системе национального хозяйства выражается в производстве и реализации услуг и духовных благ для членов общества. На базе функционального назначения отраслей этого сектора Э. А. Гасановым было выделено четыре комплекса (рисунок 4).

    Следующим по значимости сектором информационной экономики является информационно-технологический сектор, который представляет собой совокупность особых отраслей производства, в которых создаются принципиально новая информация и новые информационные и телекоммуникационные технологии, которые в последующем охватывают новые сферы их использования и вытесняют устаревшую технику и неэффективные технологии. Именно в этом секторе осуществляется производство и последующая трансформация информации как экономического ресурса.

    Информационно- технологический сектор состоит из двух комплексов (рисунок 5) [15, с. 67].

    Совокупное действие научно-технической и информационной революции привело к слиянию производственного и непроизводственного секторов экономики с последующим формированием научно-индустриального сектора.

    110413 2330 6 Формирование информационной экономики

    Производственная деятельность в последние десятилетия усиленно интеллектуализируется, происходит широкое внедрение информационных продуктов и технологий в производственную деятельность. В этой связи, в структуре научно-индустриального сектора выделяются три группы отраслей (комплексов), представленных на рисунке 6.

    В. В. Рябцун в своей работе [42, с. 29] структуру информационной экономики представляет в виде совокупности трех основных компонентов:

    а) рынка информационных услуг;

    б) производства информационных продуктов;

    в) производства средств информационной техники.

    В последнее десятилетие XX в. и в начале XXI в. проявились следующие вполне устойчивые тенденции динамики экономических показателей развития этих трех основных компонентов структуры информационной экономики.

    110413 2330 7 Формирование информационной экономики

    110413 2330 8 Формирование информационной экономики

    Производство средств информационной техники характеризуется непрерывным снижением цен на оборудование при одновременном повышении его функциональных возможностей и надежности, а также снижения веса, габаритов и энергопотребления. Эта сфера остается очень выгодной для вложения капитала и поэтому инвестиции в эту область производства, как со стороны государственных органов, так и со стороны частного бизнеса, продолжаются весьма активно.

    Производство информационных продуктов также непрерывно возрастает. При этом увеличивается их разнообразие, а также ориентация не только на профессиональное использование, но и на возможность применения в домашних условиях в целях обучения, развлечений, получения справочной информации. Рынок информационных услуг растет очень быстрыми темпами, оставляя далеко позади остальные компоненты информационной экономики. В 2012 г. доля услуг на мировом информационном рынке составляла 65%.

    В связи с увеличением в структуре экономики удельного веса отраслей, специализирующихся на производстве знаний, информационных услуг и технологий, а также с возрастанием доли затрат на передачу и обработку информации в структуре производства всех отраслей экономики, О. И. Шкаратан и С. А. Инясевский предложили сгруппировать ключевые для экономического развития отрасли в три самостоятельных сектора — сектор производства знания, сектор производства информационных технологий (средств обработки и распространения информации), сектор распространения информации и культурных услуг [49, с. 19].

    Сектор производства знания состоит из тех отраслей, в которых продуцируется новая информация и обеспечивается приращение знания. В него включены наиболее важные с нашей точки зрения акторы, занимающиеся научно-исследовательскими и проектно-конструкторскими разработками, — например, деятели науки, инженерно-техническая интеллигенция, организации, создающие новые виды знания и информации.

    Сектор производства информационных технологий включает электронную промышленность, разработку программного обеспечения, услуги по обслуживанию телекоммуникационного и компьютерного оборудования. В сектор распространения информации и культурных услуг включены экономические акторы, тиражирующие информацию и оказывающие услуги по ее нахождению, отбору и распространению. Сюда обычно относят телевидение, Интернет, средства массовых коммуникаций.

    Итак, глобальная информатизация общества, стремительное развитие средств информационной техники и новых информационных технологий, увеличение потребностей общества в разнообразных информационных услугах, формирование в последние десятилетия национальных и глобальных информационных и телекоммуникационных систем — все это привело к появлению нового сектора экономики — информационной экономики. Подводя итог всему вышесказанному, можно сделать вывод, что:

    а)    развитие информационных технологий вызвало радикальную трансформацию быта, мышления общества — то есть привело к формированию информационного общества и интеллектуальной экономики;

    б)    в текущем столетии решающим фактором развития общества становится производство информации и знаний — появляется экономика, основанная на знаниях;

    в)    информационная экономика станет базисом общества, сформированным на основе информатизации, для которого характерным является индустрия информационных продуктов, в котором огромная часть трудоспособного населения занята производством и распространением информации;

    г)    информационная индустрия позволяет внедрять наукоемкие технологии и рационально использовать все виды ресурсов, что имеет приоритетное значение для экономически развитых стран, а также стран с сырьевой ориентацией экономики.

    Можно отметить, что информационное общество, создаваемое сегодня, не походе на предложенные модели, которые во многом остались красивой утопией. По-видимому, это произошло из-за того, что схема «все разрушить и начать заново», как показала история, к социальным системам неприменима. Поэтому в реальных условиях в структуру «теоретически идеального» информационного общества недалекого будущего сразу были включены многие элементы общества современного.

    Итак, осуществленный выше анализ теоретических подходов к пониманию сущности информационной экономики позволяет сделать следующие выводы.

    Во-первых, в современной науке нет общепринятого определения «информационной экономики» как экономической категории. Анализ литературных источников по проблеме показал, что трактовки понятия «информационная экономика», предлагаемые исследователями, многозначны и отличаются друг от друга в зависимости от того, какое направление научного интереса они реализуют. Однако перечисленные точки зрения не исключают друг друга, а дополняют и раскрывают разные стороны информационной экономики.

    Во-вторых, в мировой экономической науке имеются фундаментальные разработки, позволяющие на их основе создать структуру теорию информационной экономики, в том числе и раскрыть сущностные стороны.

    Все вышесказанные делает очевидным, что теория информационной экономики находится в стадии ее формирования и нуждается в серьезном теоретическом осмыслении.

    2 Тенденции развития информационной экономики в мире и в современной России

    2.1 Опыт формирования информационной экономики в зарубежных странах

    Хотя информационная экономика явление сравнительно молодое, в настоящее время возможно обобщить опыт некоторым стран в области информатизации национальной экономики и оценить результативность методов государственной поддержки информатизации экономики.

    В данном параграфе проанализирована государственная политика ряда стран в области формирования информационной экономики, в том числе политики США как лидера в этой сфере, а также рассмотрена политика Израиля. Выбор этих стран для исследования связан с тем, что они, обладая не слишком мощной финансовой основой, сумели добиться значительных успехов в области информатизации национальной экономики.

    США являются признанным мировым лидером в области формирования информационной экономики. В США сформирована развитая, всеобъемлющая многоуровневая национальная инновационная система, которую можно рассматривать как некий мировой стандарт в данной области. Для США характерен очень высокий уровень экономического развития, включая самую высокую в мире производительность труда, прогрессивную структуру экономики с ускоренным ростом наукоемких отраслей, высокий уровень жизни. Уже в конце 1990-х гг. в сфере услуг работало 75% занятых, создавалось более 70% ВВП, в 2011 г. уже работало более 85% занятых и создавалось более 81% от американского бюджета.

    Проанализируем политику США в отношении следующих взаимосвязанных видов деятельности: в науке и инновациях; образовании; развитии ИКТ; развитии венчурного финансирования; создании законодательной базы, отвечающей требованиям информационной экономики.

    Научно-техническая сфера США была объектом пристального вниманию со стороны всех послевоенных президентских администраций. Официальная американская доктрина, сформулированная во времена администрации Клинтона, резюмируется так: «Науки и технологии – основа экономического роста».

    В течение всего послевоенного периода США не знали себе равных как по масштабам затрат на НИОКР, материально-технического и кадрового обеспечения, так и по активности государственных усилий, поддерживающих научно-технологическую сферу, по развитости применяемых государством механизмов ее регулирования. В 2011 г. совокупные расходы США на НИОКР составили 499 млрд. долл. (3,7% ВВП), что составляет примерно 42% общих расходов на исследования и разработки всех стран-членов ОЭСР.

    Роль правительства в научно-техническом комплексе США заключается в мобилизации через госбюджет и распределении на науку и технику значительного объема национальных ресурсов.

    Основные стратегии и функции государственного научно-технического комплекса США сформулированы в своде базовых законодательных актов, представляющих собой долговременную программу научно-технического развития независимо от текущей политической конъюнктуры.

    Нужно отметить, что за последние десятилетия доля федерального правительства в финансировании НИОКР заметно снизилась: с 45 – 47% их общего объема в 1980 — 1988 гг. до 31,3% в 2008 г. (при абсолютном увеличении затрат с 30,0 млрд. долл. в 1980 г. до 35,8 млрд. долл. в 2008 г.). С начала 90-х годов XX в. доля расходов на государственную поддержку науки в ВНП США сократилась с 1,5 до 0,6%. В 2011 г. величина расходов на НИОКР составила примерно 40 млрд. долл в целом, при этом доля американского правительства снизилась до беспрецедентно малой величины – 0,4%, что связано с общий сокращением расходов бюджета на фоне внутреннего и внешнего финансово-экономического кризиса. При снижении доли федерального правительства в финансировании НИОКР непрерывно росла доля промышленности и бизнеса (в 2011 г. она составила 74%).

    Несмотря на то, что вклад частного бизнеса в общее финансирование и проведение научно-исследовательских работ является определяющим, федеральное правительство несет главную ответственность за обеспечение фундаментальных исследований в стране и выработку государственной политики в научной сфере. Этот тезис об определяющей роли государства в сфере науки зафиксирован законодательно и неоднократно подчеркивался в документах законодательной и исполнительной власти. Так, в аналитической записке к федеральному бюджету США на 2011 год отмечалось: «Исследования и разработки критически важны для поддержания нации экономически конкурентоспособной, они позволят решить существующие вызовы в таких сферах, как здравоохранение, оборона, энергетика и окружающая среда».

    Главными чертами научно-технологической системы США являются:

    – тесная связь между тремя ее главными субъектами — государством, промышленностью и академической наукой;

    – развитая    система консультаций    различных заинтересованных кругов при формировании и реализации государственной политики; учет мировых тенденций развития науки и технологий;

    – преемственность политики всех администраций США;

    – система оценок при выборе приоритетов и формировании государственного бюджета и государственных научно- технологических программ.

    Государственная научно-техническая политика США широко использует косвенные методы и механизмы, направленные на укрупнение исследовательской и технологической базы частного сектора, стимулирование промышленных исследований и инноваций (включая государственные заказы на новые виды изделий, налоговые льготы на НИОКР, права интеллектуальной собственности и пр.).

    Ресурсное обеспечение является важным показателем научно- технологического потенциала. Однако решающими факторами его роста оказываются те, которые обеспечивают скорость и масштабы освоения научно-технических достижений, условия возникновения новых видов производств и отраслей хозяйства, высокотехнологичной продукции, ее конкурентоспособность на внутреннем и международных рынках и т.п.

    Главным инструментом государственной научно-технической политики является федеральный бюджет и система государственных контрактов и грантов (федеральная контрактная система).

    Практика государственного хозяйствования США свидетельствует о том, что в основе процесса установления приоритетов НТП лежит особый механизм. В американской экономике его называют «социальным контрактом» между федеральным правительством с одной стороны и научно- инженерным сообществом – с другой. Роль федерального правительства по этому «контракту» состоит в обеспечении материально-финансовой поддержки и предоставлении ученым и инженерам значительных прав при распределении выделяемых государством фондов на те или иные цели. В свою очередь научно-инженерное сообщество выступает по этому контракту главным производителем научных знаний и их технического применения.

    Взаимодействие рынка и государства в процессе освоения новейших технологий в США – яркий пример реализации принципа дополняемости, который предполагает естественным сочетание противоположностей, а не борьбу между ними до победного конца.

    Тесное функциональное взаимодействие фирм и федеральных структур осуществляется довольно активно и по многим каналам: это прежде всего кооперационные связи с национальными научными центрами, с которыми компании заключают соглашения о совместных НИОКР, позволяющие им использовать дорогое оборудование и новейшие технологии государственных лабораторий, лицензировать их патенты. Подобные соглашения ускоряют освоение новшеств в приоритетных областях (охрана окружающей среды, энергетика, информационные технологии и др.).

    На развитие интеграционных процессов правительство воздействует многими способами. Национальный совет по науке и технологии, созданный в 1993 г., уточняя стратегические цели социально-экономического развития, определяет ключевые технологии (научные приоритеты). Разрабатывается стратегия, обеспечивающая укрепление конкурентоспособности и, более того, лидирующие позиции США в мировой экономике. При этом правительство не только обеспечивает финансирование НИОКР, но, главное, совершенствуя практику программно-целевой организации и управления, выдвигает инициативы, имеющие значимость национальных программ. Они касаются разработки ключевых технологий, объединяющих усилия всех контрагентов научно-технических процессов и в реализации которых государство (в лице его различных ведомств) выступает равноправным партнером. В этом состоит качественный сдвиг в развитии механизма государственного воздействия на НИОКР, значительно повышающий научно-технологический потенциал. Государство становится инициатором развития сотрудничества между промышленными фирмами, крупными и малыми, университетами, ассоциациями, местными органами власти, инициатором организации научно-технологических партнерств. Такой сдвиг в функциях государства, его научно-технологической политики позволил при значительном сокращении удельного веса федеральных затрат на НИОКР получать больший экономический эффект, обеспечивая крупный скачок в технологическом развитии.

    Показательно, что, несмотря на сокращение доли государственных расходов в структуре финансирования НИОКР в США, значимость государства в научно-технологическом развитии постоянно усиливается. Это происходит за счет уточнения целей, совершенствования механизмов изменения акцентов в их использовании. Так, например, в последние десятилетия повысились активность и целенаправленность налогового стимулирования исследований и разработок новых технологий. Также большую роль играет повышение эффективности форм федерального финансирования, расширение участия в коллективных фондах (наряду с фирмами, вузами, неприбыльными институтами и другими организациями).

    В США эффективному партнерству государства с частным сектором способствует активное использование широкого набора косвенных средств и мер регулирования развития науки и стимулирования инноваций:

    Налоговые стимулы – успех налогового регулирования достигается только при его целевом ориентировании, например, для целей поощрения распространения технологий, обучения и переподготовке кадров, сотрудничества университетов и промышленности или стимулирования отдельных стадий развития компаний. Посредством дифференцированной налоговой политики государство в США активно воздействует на выделение частным сектором собственных средств на цели НИОКР и тем самым влияет на технический уровень промышленности. Большую роль сыграло принятие «Налогового закона экономического возрождения» (1981 г.), который радикально сократил нормативные сроки амортизации основного технологического оборудования, а также предоставил компаниям льготы по инвестиционным кредитам и налоговым платежам. Этот закон, предоставивший корпорациям, работающим в наукоемких отраслях, крупные льготы, обеспечил накопление капитала в «нужных» компаниях»;


    Федеральная контрактная система.
    Очень высокая покупательная способность государства является мощным рычагом для создания новых высоких технологий. В рамках партнерства государство выступает также заказчиком научно-технологической продукции и услуг;

  • упрощение разработки стандартов. Коммерчески опробованные стандарты (в отличие от директивно устанавливаемых) способствуют процессу инновационного развития и расширению рынка.

    Программно-целевая организация исследований предполагает, что на конкурсной основе финансируются не научные организации, а научные коллективы, способные лучше решать поставленную государством задачу). Впервые эта форма организации исследований получила широкое распространение в именно в США. Она явилась экономической формой осуществления крупнейших национальных научных программ и основой успехов в овладении ядерной энергией, в медицине, освоении космоса, разработке систем вооружений, решении энергетических и природоохранных проблем, т.е. в обеспечении мирового лидерства США.

    Не менее значительной является государственная поддержка малого инновационного бизнеса, многообразие рычагов используемых для этого налоговых стимулов, административных привилегий, прямого финансирования их исследовательских программ, поощрение венчурного

    В конечном счете, государство активно поощряло малое инновационное предпринимательство, создавало конкурентную среду, а наряду с этим подготавливало благоприятные условия для венчурного капитала, размаха его операций внутри страны и в международном масштабе, что в не малой степени стимулировало миграцию потока капитала и кадров, т.е. глобальные процессы в сфере освоения новейших технологий.

    Научно-технический потенциал в США отличается высокой концентрацией в нескольких штатах (Калифорния, Мичиган, Массачусетс, Пенсильвания).

    В США государство также сыграло большую роль в формировании инфраструктуры информационной экономики. Несмотря на то, что в современной Америке фактически отсутствует государственный сектор в экономике как производитель товаров и услуг, именно государство через свои различные институциональные органы задает тон как в общем объеме затрат на научные разработки, так и в определении главных направлений исследований. Прежде всего, государство проявило свой интерес к научным поискам в сфере так называемых технологий общего назначения (ТОН), из которых, в конечном счете и появился, например, Интернет. Как известно, в своем первоначальном виде Интернет никакого отношения не имел к коммерческому использованию. Поскольку формирование Интернета означало фактически одновременное создание информационно-коммуникационной базы «новой экономики», постольку становится очевидной решающая роль, которую сыграло американское государство в этом процессе.

    В 1993 г. правительство США выпустило доклад с планами развития национальной информационной инфраструктуры (НИИ) (Agenda for Action). Для изучения проблем, связанных с построением НИИ, была создана Рабочая группа по Информационной Инфраструктуре (Information Infrastructure Task Force).

    Американское государство в последние годы пересмотрело свою политику невмешательства в систему образования, особенно школьного.

    Государственная школьно-образовательная политика щедро финансируется и развивается одновременно по нескольким направлениям, в числе которых:

  • повышение стандартов образования, их адаптация к требованиям «ИТ-революции» и учет мирового уровня;
  • обеспечение школ необходимым оборудованием и их подключение к Интернету, развитие соответствующих современных методов преподавания;    ,
  • целевая поддержка в рассматриваемом отношении школ в регионах, где сравнительно невелики сборы местных налогов;
  • подготовка адекватного учительского корпуса и его расширение.

    Специальный закон «Не оставить без внимания ни одного ребенка» (№ child left behind act»), принятый в 2002 г., ориентирован на повышения уровня преподавания математики и естественных наук в средней школе. На выполнение этой программы ежегодно в течение пяти лет выделяется целевое финансирование в размере 200 млн. долларов.

    С 1980 по 2011 г. численность выпускников средних школ среди населения в возрасте 25 лет и старше увеличилась с 66,5% до 91,2%, выпускников колледжей и других высших учебных заведений — с 21,3 до 32,7%.

    Американская система высшего образования одна из немногих систем, в которых доминирует частный сектор. Также американская система управления высшего образования отличается от большинства систем (как атлантических, так и континентальных) своей децентрализованностью и особой ролью региональных властей [21, c. 41].

    Росту научно-технологического потенциала, трансформации всего инновационного процесса в США в наибольшей степени способствовали фонды программно-целевого финансирования НИОКР, фонды венчурного капитала, коллективные фонды, а также исторически возникшие первыми — филантропические. Использование этих фондов на проектное финансирование исследований в академическом секторе, предоставление грантов вузовским ученым, аспирантам, студентам обеспечили широкий размах фундаментальных исследований по всему спектру научных дисциплин и направлений, массовое привлечение ученых и специалистов к научной деятельности (включая и иностранных), а в конечном счете — множество научных открытий и изобретений, сыгравших важную роль в приращении научно-технологического потенциала США. Без фондовых механизмов финансирования не сложился бы в США рынок венчурного капитала, также впервые в мире ставший уникальным инструментом стимулирования малого инновационного предпринимательства, сыгравшего важную роль в разработке и коммерческом освоении высокотехнологичной продукции и становления новых отраслей хозяйства — информационной технологии, биотехнологии, новых материалов и т.д. В 80-е годы инвестиции венчурного капитала увеличивались в среднем ежегодно на 17%, а в 90-е годы темп роста удвоился. Объем рисковых инвестиций возрос с 14,3 млрд. долл. в 1998 г. до 54,5 млрд. долл. только в первые три квартала 2000 г. В целом под управлением инвестиционных фондов находилось 134,5 млрд. долл. (на конец 1999 г.). В 2011 г. под управлением инвестиционных фондов находилось около 205 млрд. долл, а объем рисковых инвестиций составил 105,9 млрд. долл.

    Увеличению объема венчурного финансирования способствовала благоприятная государственная политика, снижение налогов на приращение капитала, деятельность администрации малого бизнеса и т.д. Мощная финансовая база венчурного бизнеса привела к возникновению тысяч малых внедренческих фирм, особенно в области биотехнологии и электроники. На долю малых фирм с числом занятых менее 500 человек в 1998 г. приходилось уже 18% промышленных расходов на НИОКР (12% в 1993 г.) и более 40% занятых научными исследованиями в частном секторе, их доля в 2011 г. составила – 27% промышленных расходов на НИОКР и более 58% занятых научными исследованиями в частном секторе.

    Создавая относительно устойчивую базу финансирования инновационного бизнеса, венчурные фонды явились тем органически необходимым элементом совокупного хозяйственного механизма, где другие элементы не срабатывают, особенно на самых критических стадиях освоения нововведений. По заключению американских экономистов, «процветающий рынок венчурного капитала и динамика фондового рынка на акции высокотехнологичных фирм является уникальной чертой американской экономики и может помочь объяснению, почему новая экономика возникла в США, а не в Европе или Азии».

    В США очень хорошо развито законодательство в области интеллектуальной собственности. Патентная политика и политика в области, авторских прав являются интегральной частью федеральной технологической политики при создании государственно-частных партнерств.

    США — признанный мировой лидер в области информационной технологии, но сохранение этих позиций обеспечивается и за счет поддержания свободы рынка, отсутствия безусловных государственных гарантий для отечественных производителей. Данный подход прошел наиболее серьезные испытания в середине 80-х годов, когда американские фирмы полупроводниковой промышленности были в значительной мере вытеснены с рынка, в том числе и с внутреннего рынка качественной и более дешевой продукцией японских производителей. Решение этой проблемы фирмы США нашли в экспорте капитала, снижении общих затрат, налаживании массового производства преимущественно в странах Азии с их дешевой рабочей силой, что в сочетании с резкой активизацией инновационного процесса внутри страны позволило сохранить и расширить этот бизнес. Через несколько лет этот же путь прошли и фирмы по производству компьютерной техники.

    Антитрестовское законодательство США также не находится в застывшем состоянии. Законодательный акт о телекоммуникациях, принятый в 1996г. Конгрессом США по инициативе Белого дома, снял любые ограничения на рынок беспроводной связи и фактически разрушил монопольное положение телефонных компаний, имевших значительные преимущества как на региональных рынках США, так и в обеспечении международных коммуникаций. Американская администрация не оставляет надежды добиться свободы доступа фирм в сферы, где выпускаются программные и операционные системы. В этой связи характерны хорошо известные обвинения в использовании монопольного положения, выдвинутые против компании «Майкрософт».

    Таким образом, можно заключить, что особенностями государственной политики США в области информационной экономики заключаются в следующем: достаточно низкие налоговые ставки, более мобильный и свободный рынок труда по сравнению с рынком труда в других странах; формирование относительно немногочисленных барьеров для банкротств. Немаловажны и культурные предпосылки, особенно стремление американцев к предпринимательству и риску.

    Но самое важное — это создание весьма благоприятных рыночных условий для поддержания инновационного развития. В стране сформировался мощный информационно-технологический комплекс — конгломерат отраслей материального производства и сферы услуг, объем производства которого, по оценкам Ассоциации экономических наук США, в 2011 г. уже превысил 1 трил. долл., а его доля в национальной экономике увеличилась с 5,8 в 1990 г. до 83% в 2011 г.. Именно он подпитывает созидательные силы американской экономики, являясь основным источником инноваций для всего хозяйства.

    Несмотря на огромную значимость данного комплекса для экономики США, обеспечивающего работой уже около 10 млн. человек (5,2 млн. в 1998г.) и формирующего значительный экспортный потенциал страны, более важным аспектом преобразований являются динамизм и перспективы использования новых технологий в самых разных секторах хозяйства, включая старые, традиционные отрасли сферы производства и услуг. В условиях США от повышения эффективности функционирования именно сферы услуг следует ожидать наиболее значимых результатов.

    Примечателен опыт государственного стимулирования инновационного экономического роста в
    Израиле.
    Исходные условия для информационной экономики в Израиле были далеко не идеальны: стагнация экономики, «утечка мозгов», отсутствие субсидий, нехватка менеджеров, далеко не либеральный характер экономики, чрезмерные налоги.

    Во второй половине 90-х годов развитие израильской экономики было резко ускорено. Среди причин экономического расцвета называют политический процесс, развернувшийся в 90-е годы в ближневосточном регионе. Привлекательность Израиля для иностранных инвесторов необыкновенно возросла. Мощное развитие получили как инвестиционные программы в рамках регионального развития, так и сотрудничество отдельных израильских фирм с крупнейшими транснациональными компаниями, заинтересованными в создании именно в Израиле центров по распространению своих продукции и услуг в регионе.

    Главной же причиной экономического расцвета в стране в течение 90-х гг. ХХ века явилась хай-тек революция. Прорыв в области высоких технологий стал возможен благодаря массовой репатриации из СССР/СНГ, которую в экономическом смысле можно рассматривать как массовый импорт «человеческого капитала». Десятки тысяч высококвалифицированных инженеров и ученых внесли огромный вклад в реализацию экономического потенциала страны. Израильские предприниматели быстро оценили незаурядный технологический багаж, которым обладают новые граждане страны.

    Не менее важную роль в развитии высокотехнологичной инновационной экономики в Израиле сыграло государство, которое сумело в полной мере воспользоваться теми преимуществами, которые дала стране массовая репатриация высококвалифицированных специалистов, разработало и провело целенаправленную и последовательную государственной экономической политикой.

    Правительство Израиля в 1991 – 1993 гг. приняло пакет новых программ стимулирования технологических инноваций. Это было сделано с учетом экономических и социальных вызовов конца 1980-х — начала 1990-х годов. Определенную роль при этом сыграло сокращение военных расходов и реструктуризация военной промышленности, а также приток большого числа высококвалифицированных технических специалистов и исследователей из бывшего СССР.

    Изначально в 1991 — 1992 гг. было запущено три программы (Inbal, Magnet и технологические инкубаторы), ориентированные на разные категории участников инновационного процесса — венчурные инвестиционные компании, университеты и малые инновационные предприятия.

    В рамках программы Inbal (1991 – 1993 гг.) была образована принадлежащая правительству страховая компания Inbal, предоставлявшая для венчурных инвестиционных фондов, создаваемых в форме открытых акционерных обществ, гарантии на инвестиции в размере до 70% от их первоначального капитала. Под эгидой программы было создано 4 частных инвестиционных фонда. Тем не менее, программа не смогла обеспечить достижение критической массы капитала, необходимой для формирования венчурной индустрии. Инвестиционные фонды, входившие в программу, не получили значимых стимулов для осуществления масштабных высокорисковых инвестиций. Участие в программе накладывало на их инвестиции определенные ограничения. В результате созданные фонды столкнулись с бюрократическими проблемами, продемонстрировали низкую финансовую эффективность и не смогли привлечь дополнительный капитал. Программа оказала весьма ограниченное влияние на экономику и в дальнейшем была свернута.

    Программа Magnet (запущена в 1992 г.) была организована как горизонтальная программа, поддерживающая совместные исследования, реализуемые с участием двух и более коммерческих фирм и как минимум одного университета. Программа рассматривается как весьма успешная. Объем финансирования в 1995 г. — 31 млн. долл., в 2000 г. — 66 млн. долл, в 2005 г. – 98 млн. долл., в 2010 г. – 115 млн. долл. [37].

    Программа «технологических инкубаторов» (запущена в 1991 г.) ориентирована на поддержку частных инновационных компаний в начальный период их деятельности. Инкубаторы управляются частными компаниями. Как инкубаторы, так и одобренные инновационные проекты получают финансовую поддержку от правительства на срок до двух лет. По оценкам экспертов, программа в значительной мере способствовала успешной трансформации израильского высокотехнологичного сектора в 1990-е годы, особенно в начале периода. Объем финансирования в 1995 г. — 15,3 млн. долл., в 2000 г. — 32 млн. долл., в 2005 г. – 44 млн. долл, в 2010 г. – 57 млн. долл.

    В 1993 г. вместо программы Inbal была запущена программа Yozma, с которой эксперты связывают развитие венчурной индустрии и бурный рост высокотехнологичного сектора в Израиле.

    Отличия данной программы заключались в том, что созданная в ее рамках государственная инвестиционная компания Yozma выступала как «фонд фондов». Ее капитал был вложен в десять вновь созданных инвестиционных фондов. В каждом случае пакет акций, принадлежавших правительству, составлял не более 40%, то есть контроль над фондами оставался в частных руках. При этом инвестированные правительством 100 млн. долл. обеспечили привлечение в венчурную индустрию около 150 млн. долл. средств частного сектора. В совокупности это позволило получить необходимую критическую массу венчурного капитала для инвестиций в высокотехнологичные проекты.

    К участию в создании фондов Yozma правительством были приглашены крупные зарубежные финансовые и инвестиционные компании. Однако создаваемые фонды должны были управляться израильскими независимыми частными компаниями. Сочетание этих условий обеспечило эффективный трансферт передового опыта и управленческих технологий, которыми обладали зарубежные акционеры фондов Yozma.

    Программа также смогла создать у менеджеров фондов Yozma значимые стимулы к росту их капитализации. В рамках данной программы предпочтение отдавалось фондам с организационно-правовой формой закрытого партнерства (limited partnership) в отличие от формы открытого акционерного общества (publicly traded company), характерной для программы Inbal. При этом с самого начала правительство заявило о намерении приватизировать активы, приобретенные им в ходе реализации программы. В этих целях фондам, созданным с участием компании Yozm, были предложены опционы на выкуп акций, принадлежащих правительству, по фиксированной цене плюс ограниченный процент (5 – 7% годовых). Опционы действовали в течение 5 лет с момента создания фонда и были полностью реализованы к 1998 г.

    В рамках программы также удалось организовать процесс коллективного обучения посредством вовлечения в деятельность фондов Yozma известных зарубежных компаний (которые работали вместе с местными фирмами и совместно управляли проектами), участия представителей государственной компании Yozma в заседаниях советов директоров дочерних фондов, а также стимулирования совместного финансирования ими отдельных проектов. Более того, государственные представители в советах директоров отвечали за выявление и распространение позитивного опыта технологических и организационных инноваций, если таковой появлялся в процессе реализации проектов. Таким образом, сама конструкция программы стимулировала кооперацию и обмен опытом.

    Все это способствовало копированию модели инвестиционного фонда, предложенной в рамках программы, и привело к бурному росту венчурной индустрии в Израиле. К 2011 г. в стране действовало более 200 венчурных компаний по сравнению с 2 в 1990 г. При этом бывшие фонды Yozma до сих пор остаются лидерами отрасли. В 2010 г. примерно 10,5 млрд. из 17 млрд. долл. в израильской венчурной индустрии находилось под управлением бывших менеджеров фондов Yozmn.

    Конечными результатами реализации программы Yozma в сочетании с программой Magnet и программой технологических инкубаторов стали резкий рост инновационной активности и расширение экспорта высокотехнологичной продукции из Израиля. Общее число ежегодно создаваемых в Израиле новых высокотехнологичных компаний увеличилось с 300 — 350 в 1993 — 1994 гг. до 5000 в 2011 г. Масштабы высокотехнологичного экспорта возросли с 2,2 млрд. долл. в 1991 г. до 21 млрд. долл. в 2011 г. При этом существенно повысилась доля высокотехнологичной продукции в общем объеме экспорта (до 57 % в 2011 г.).

    С середины 1990-х годов также наблюдался активный выход израильских компаний с IPO (первичное публичное размещение акций) на фондовые рынки в США и Европе. К 2011 г. в США торговались акции свыше 190 израильских или связанных с Израилем компаний. Большинство из них составляли вновь созданные высокотехнологичные компании.

    В новое тысячелетие Израиль вошел, занимая ведущие позиции на самых перспективных направлениях технического прогресса.

    Характерно, что Израиль разрабатывает и продает достаточно дорогие конечные продукты, то есть активно воздействует на мировой рынок высокотехнологичной продукции.

    2.2 Становление информационно экономики в России

    В мире уже почти полвека происходит процесс перехода от индустриальной экономики к постиндустриальной, основанной на знаниях и информационном обмене. В некоторых странах этот процесс протекает эволюционно в течение многих лет и даже десятилетий, в других же, наоборот, стремительно революционно, что определяется экономическими, политическими, социально-культурными и иными условиями.

    В России проблема формирования информационной экономики также рассматривается в настоящее время как одно из важнейших условий для устойчивого развития страны и последующей ее интеграции в глобальную экономику. В нашей стране этот процесс происходит очень медленно, что связано с необходимостью коренной структурной модернизации национальной экономики, достижения наиболее оптимальных показателей экономического роста. Именно по этой причине Россия в настоящее время отстала от развитых стран Запада в техническом и технологическом плане как минимум на полтора-два десятилетия.

    Как указывает Т. А. Селищева «одна из особенностей современного этапа развития российской экономики заключается в том, что в ней происходят параллельно два переходных процесса: к рынку и к информационной стадии развития… В экономике СССР сложились глубокие диспропорции между гражданской и военной экономикой, производством средств производства и предметов потребления, производственной и социальной сферами, сырьевой и обрабатывающей промышленностью и т. д. Советский Союз, несмотря на созданную мощную индустриальную экономику, «пропустил» революцию в информационных технологиях, которая произошла в мире в середине 70-х гг. XX в.» [44, с. 5].

    В ходе экономических реформ в России начали происходить хаотичные структурные сдвиги, которые усилили уже имеющиеся структурные деформации в отраслевой структуре экономики. Трансформационный кризис и глобализация превратились в два главных фактора, усиливающих структурно-отраслевые диспропорции. Неумелая конверсия военных производств подорвала фундамент высокотехнологичного комплекса страны. Россия теряет инновационные отрасли производства и делает ставки на развитие сырьевых отраслей экономики. Трансформация отраслевой структуры национальной экономики вызвана и тенденциями информатизации экономики и общества.

    Противоречивость и сложность структурной модернизации российской экономики заключается в том, что, несмотря на экономический рост, начавшийся в конце 90-х гг. XX в., усиливаются позиции сырьевых отраслей. С другой стороны, информационный сектор экономики страны демонстрирует самые высокие в мире темпы роста — информационные продукты и технологии становятся доступными не только крупным промышленным производствам, но и рядовым гражданам страны (компьютеры, Интернет, телекоммуникации, мобильные и спутниковые системы связи и т. д.).

    Начнем мы с того, что выделим с определенной долей условности четыре этапа становления информационной экономики с учетом пяти основных составляющих — технологической, экономической, социальной, пространственной и государственной.

    1. Внедрение информационных технологий в производственную сферу. Новейшие информационные технологии связи и обработки информации проникают в промышленное производство, но занимают подчиненное положение по отношению к традиционным формам хозяйствования. Объем производства информационных продуктов и услуг на этом этапе незначителен. Появляется нехватка квалифицированных кадров в области информатизации и связи. Процесс информатизации затрагивает только отдельные отрасли и районы страны, так как коммуникации и инфраструктура еще недостаточно развиты.

    В рамках указанной стадии возникает большая потребность в привлечении внимания органов государственного и регионального управления к проблемам информатизации и развития соответствующего сектора экономики. Отсутствие должного внимания со стороны властей, низкая информационная культура населения, заимствование чужого опыта, кризис в социальной и экономической сферах определили России место именно на этом этапе. Политика федеральной и региональных властей наглядно свидетельствует о том, что проблема информатизации отодвинута на второй план.

    2 Массовое внедрение информационных технологий и стандартизированных систем. Для этого этапа характерны сформировавшаяся информационная инфраструктура, а также активно происходящие процессы создания и внедрения стандартизированных информационных систем в практику деятельности как промышленных, так и сервисных предприятий. Доля информационной отрасли постоянно увеличивается, равно как и растет доля затрат на информацию в себестоимости продукции. Увеличивается потребность в профессиональных кадрах, имеющих соответствующее образование и навыки работы.

    На данной стадии наиболее сильно начинает проявляться явление информационной асимметрии, которое выражается в нехватке высококвалифицированных кадров, в неравномерном развитии информационного сектора экономики по регионам страны, в различной степени доступа к информационным продуктам и услугам граждан страны. В связи с этим, уделяется повышенное внимание государственному и правовому регулированию информационной деятельности. Появляются концепции информатизации органов государственной и муниципальной власти, последние интегрируются во всемирную сеть, вырабатываются типовые концепции информатизации деятельности.

    3 Информационный сектор начинает преобладать над всеми остальными отраслями экономики. Происходит повышение значимости информационных отраслей экономики, осуществляется переход от индустриальной экономики к постиндустриальной, на первый план выходит производство информационно-коммуникационных технологий. Доля информационной отрасли увеличивается, а доля затрат на информацию в себестоимости продукции сравнивается с остальными статьями затрат. Число занятых в информационном секторе экономике, а также в отраслях, связанных с производством и распространением информации и знаний, превышает 50% от общего числа трудоспособного населения. Вопросы расстояния не играют особой роли, так как подавляющее большинство контактов происходит в электронном виде. Появляется электронное правительство, типовые информационные системы преобладают в органах власти, большинство контактов осуществляется через глобальные компьютерные сети.

    На этом этапе также происходит и формирование цивилизованного рынка информационных технологий, продуктов и услуг, на котором появляются и свои ведущие игроки — США, Япония, Германия, Франция, Финляндия, Великобритания. При этом практически сразу закладывается специализация стран на отдельных отраслях информационной экономики. Так, Финляндия — признанный лидер в телекоммуникационных технологиях и технологиях мобильной связи, Германия и Япония ведут разработки в области автоматизации промышленного производства, США лидирует в области разработки и производства специализированного программного обеспечения и т. д.

    4 Полное преобладание производства информации и знаний. Происходит формирование экономики, основанной на знаниях, а также приоритетных НИОКР. Информационный сектор в экономике занимает лидирующие позиции, продукция и услуги становятся все более наукоемкими. Число занятых в сфере, связанной с информационным производством, становится подавляющим. Вопросы расстояния не играют никакой роли, так как благодаря Интернет и развитым системам связи все транзакции осуществляются в электронном виде, исчезает явление информационной асимметрии. Система электронного правительства получает всеобъемлющий характер, государственные и региональные органы управления полностью информатизированы.

    В современном мире к этой стадии экономически развитые страны только приближаются. Наступление ее порождает ряд актуальных проблем — вмешательство в личную свободу граждан, Интернет-преступность, кибер-зависимость, возможность воздействия технологий на огромные массы людей, рост власти государства и отдельных корпораций, формирование и развитие монополизации рынка информационных технологий, воздействие пагубных проявлений виртуальной реальности на подрастающее поколение и т. д.

    Именно по такому рассмотренному выше пути эволюции прошли многие развитые страны мира. Однако Россия пошла по революционному пути развития информационной экономики, преимущественно связанному с привнесенными продуктами и технологиями, разнообразным заимствованием зарубежного опыта в силу отсутствия собственных возможностей и ресурсов для развития инновационных отраслей и производств.

    Сам процесс становления информационной экономики в России был «запущен» еще в начале 60-х гг. XX в., что ознаменовалось появлением первых ЭВМ, а также внедрением новых технико-технологических средств и методов как в аграрный, так и в индустриальный сектора экономики. Однако главными потребителями инновационных продуктов являлись военно- промышленный комплекс и авиационно-космическая отрасль. При этом основным стратегическим ориентиром в развитии инновационного сектора был провозглашен «принцип закрытости и неразглашения», что исключало процесс трансфера технологий и обмена опытом [20, с. 55].

    В 70-х и первой половине 80-х гг. XX в. произошло некоторое изменение стратегических ориентиров развития инновационного сектора экономики, что выразилось в более широком внедрении ЭВМ в производство, а также в тенденции «роботизации» индустриального сектора экономики. Следует отметить и то, что активнее осуществлялся трансфер информационных технологий из ряда зарубежных стран. Однако сфера применения информационных продуктов и технологий оставалась прежней — военная и космическая отрасли.

    Конец 80-х и первая половина 90-х гг. — проведение реформирования и радикальных перемен как в экономике в целом, так и в ее отраслевой структуре. Конверсия основных производств ВПК, кризис в авиакосмической отрасли, а также в ряде других отраслей промышленности и АПК обусловили необходимость структурной модернизации экономики страны и выбора постиндустриального направления развития. Это ознаменовалось началом становления в стране цивилизованного рынка информационных продуктов и технологий, а также «открытия границы» для трансфера информационных технологий.

    Первые признаки и результаты, ознаменовавшие переход России к информационному обществу и информационной экономике обнаружились только в начале 90-х гг. XX в., что связано с внедрением в экономическую и социальную сферу информационно-коммуникационных технологий – компьютерных систем и сетей, спутниковых систем связи, телекоммуникационных сетей, каналов оптоволоконной связи и т. д. Однако восприятие этих новаций являлось очаговым, носило бессистемный характер в силу влияния советского прошлого (прежде всего, закрытости экономики), а также менталитета населения нашей страны, настороженно и крайне медленно воспринимающего инновации.

    Тем не менее, к середине 90-х гг. XX в. в России под воздействием целого комплекса факторов (социально-экономических, политических, коммуникационных) наиболее четко обозначились предпосылки формирования в стране информационного общества и экономики, основанной на знаниях. К таким предпосылкам можно отнести следующие:

    – на смену традиционному обмену сырьем и энергией в рамках индустриальной экономики приходит обмен информационный, так как информация становится наиболее важным ресурсом развития экономики и общества;

    – кризисные явления в экономике, усугубленные резким «открытием» страны для глобальной системы, породили необходимость структурной ее модернизации с приоритетным ориентированием на инновационные и высокотехнологичные отрасли;

    – происходит формирование и развитие конкурентоспособного национального рынка информационных технологий, продуктов и услуг, телекоммуникационных систем, отвечающего запросам современного потребителя;

    – нарастают тенденции структурирования информационного рынка страны — происходит диверсификация спроса и предложения, усложняется отраслевая структура информационной экономики, появляются приоритетные сегменты рынка информации и знаний — компьютерные технологии, Интернет-коммуникации, мобильная связь;

    – вектор потребления информационных технологий, продуктов и услуг смещается от наиболее значимых для государства отраслей промышленности, к отраслям и предприятиям непроизводственной сферы — финансово- кредитным, сервисным, торговым, а также к индивидуальным потребителям.

    Происходит смена стереотипов и менталитета населения в части осознания значимости информационной сферы, восприятия наиболее востребованных и жизненно-необходимых информационных продуктов и услуг, что выражается, прежде всего, в повышении информационной грамотности общества.

    Другой причиной замедленного развития информационной экономики в России является невысокие темпы инновационного цикла и слабая связь между его этапами. В частности, современные данные говорят о том, что из всех ведущихся в стране инновационных разработок только 30-35% внедряются в практику производственной деятельности, тогда как за рубежом такие показатели приближаются к 70% и выше. Еще одна причина отставания связана с тем, что в СССР, а потом и в молодой России в отраслевой структуре экономики доминировал оборонный комплекс, с которым была связана основная масса всех НИОКР. Конверсия ВПК ситуацию не исправила, так как НИОКР, ведущиеся в стране были однобокими и не отличались гибкостью.

    Главная особенность и в то же время проблема формирующейся в России информационной экономики заключается в том, что ее становление и развитие происходит революционно, путем привнесения новых технологий и продуктов из-за рубежа и их наложения на технологически деградировавшее производство. Тогда как в ряде зарубежных стран развитие информационной экономики происходит эволюционно, на базе собственных ресурсов и эффективно функционирующего производства. Это привело к тому, что за рубежом информационная экономика заменяет индустриальную, а в России информационная экономика затрагивает больше не само производство, а только инфраструктуру.

    О. Н. Коновалова, ведя речь о проблемах развития информационной экономики в России, указывает на то, что экономика страны в значительной мере уже интегрирована в мировое экономическое и информационное пространство и, в то же время, оторвана, исключена из глобальной производственно-информационной сети, что связано с происходящими процессами модернизации в социально-экономической системе, а также с особенностями социально-культурной и географической среды России, наследием прошлых исторических эпох [28, с. 5-6].

    Экономический рост, наблюдающийся в России, — результат влияния благоприятной конъюнктуры на мировом рынке. Но следует заметить, что рост этот преимущественно количественный и не отвечает действительности и интересам современного российского общества. Проводившаяся в России политика упущенных возможностей в отношении информационной сферы, доминирование стереотипов о «вторичности» инновационной деятельности по отношению к формированию современной рыночной экономики, отсутствие стратегических ориентиров и грамотных решений в информационном секторе привели лишь к количественному росту экономических показателей.

    А. М. Юнусов, рассматривая сетевую экономику как одну из основных форм проявления информационной, указывает на то, что в настоящее время развитие сетевой экономики на территории России, за исключением некоторых крупных городов, происходит спонтанно и непланомерно. Вследствие этого в едином экономическом пространстве страны наблюдается усиление неравномерного регионального развития.

    Для России, где на две трети ее огромной территории слабо развита инфраструктура, важное значение имеет формирование и быстрое становление информационной экономики и цивилизованного рынка, способствующих дальнейшему развитию и размещению производительных сил, а также выравниванию темпов экономического развития в регионах. Распространение информационной экономики на всем экономическом пространстве требует выработки адаптированной к условиям России государственной концепции развития. Последнее требует серьезных инвестиций и эффективную государственную поддержку [50, с. 3].

    Как указывает автор, сложившаяся в настоящее время ситуация на российском информационном рынке, привела к чрезмерной зависимости развития данной инфраструктуры страны от зарубежных поставщиков и внешнеполитической конъюнктуры. Анализ рынка показал, что доля иностранных фирм на рынке ИКТ России составляет порядка 80%. Следствием этого является прогрессирующее отставание российских предприятий в разработке и производстве перспективного оборудования, программных средств, дальнейшее сокращение числа рабочих мест в такой высокотехнологичной области, какой является производство средств ИКТ.

    Недостаточное развитие информационной экономики в стране усугубляется рядом факторов, среди которых отметим следующие [50, с. 7]:

    – несовершенная нормативная правовая база, разработанная без учета возможностей современных информационных технологий;

    – нехватка правового обеспечения деятельности участников информационной экономики;

    – недостаточное развитие информационных технологий в области государственного управления, неготовность органов государственной власти к применению эффективных технологий управления и организации взаимодействия с гражданами и хозяйствующими субъектами;

    – отсутствие целостной информационной инфраструктуры и эффективной информационной поддержки рынков товаров и услуг, в том числе в сфере электронной торговли (электронного бизнеса);

    – недостаточный уровень подготовки кадров в информационной экономике, в частности в области создания и использования информационно- коммуникационных технологий;

    – барьеры, возникающие из-за недостатков в регулировании экономической деятельности при выходе российских предприятий и других организаций сферы информационных технологий на российский и мировой рынки;

    – высокий уровень монополизации сетей связи, создающий барьеры на пути их использования и приводящий к перекосам в тарифной политике и др.

    А. М. Юнусов также выделяет три основных этапа формирования сетевой экономики в России, разделяя при этом нашу точку зрения о том, что формирование информационной экономики в России началось еще в 60-х гг. XX в., а не в начале 90-х гг. как указывают многие авторы. Выделенные автором этапы представлены нами в таблице 3.

    Важнейшие проблемы, стоящие перед государством, связаны с формированием информационных условий инновационного развития. В настоящее время возрастает потребность в тесном взаимодействии теории и практики информационной экономики для проведения эффективной политики государства. Значимость имеет также и выработка наиболее грамотных и эффективных инструментов государственного регулирования процессов формирования и развития информационной экономики, модернизации существующих отраслей производства, внедрении новейших продуктов и услуг в повседневную жизнь граждан страны.

    Таблица 3 — Основные этапы формирования сетевой экономики в России

    Этапы формирования и становления сетевой экономики на российском пространстве

    Период

    События (процессы и явления)

    Протогенез

    1960 – 1995 гг.

    1. Экспериментальное производство крупногабаритных промышленных компьютеров на основе электронных ламп и магнитных носителей;
    2. Использование компьютеров в военных целях;
    3. Запуск геостационарных спутников связи и их использование для гонки

      вооружений;

    4. Разработка и производство компьютеров на транзисторах;
    5. Использование компьютеров в научных целях; Трансформационные процессы в экономике;
    6. Переход к рыночным методам регулирования;
    7. Приватизация государственных предприятий.

    Генезис

    1996 – 2002 гг.

    1. Стремительный рост транснациональных корпораций;
    2. Импорт ИКТ из США, Японии и Европы;
    3. Создание свободных экономических зон;
    4. Появление производственных предприятий микроэлектроники и сборки компьютеров;
    5. Компьютеризация предприятий, государственных учреждений и учебных заведений.

    Становление и развитие

    2002- по настоящее время

    1. Разработка и частичная реализация Федеральной целевой программы «Электронная Россия», Национальных проектов «Образование» и «Здравоохранение»;
    2. Реструктуризация и реорганизация крупнейших предприятий в области ИКТ;
    3. Модернизация сетевой инфраструктуры крупных городов;
    4. Совершенствование ИКТ (сотовая связь, беспроводные технологии);
    5. Расширение сети Интернет;
    6. Возникновение неполноценных сетевых рынков, электронной коммерции.

    И. С. Жадаев, говоря о проблемах формирования информационной экономики в России, указывает на существование объективных противоречий в указанном процессе. Причинами возникновения таких противоречий, по мнению автора, являются [23, с. 10]:

    а) развитие информационной экономики: увеличение роли информации, как фактора производства и элемента жизнедеятельности общества, сокращение периода информационно-технологических циклов, сетевая модель развития и взаимодействия экономических агентов, ориентация на самодостаточность и автономность;

    б)    особенности экономики России: технологическая многоукладность, высокая доля третьего и четвертого технологических укладов, низкий объем инноваций, не возобновляющийся на должном уровне человеческий капитал, незначительный базовый уровень развития информационных технологий, асимметричность развития страны;

    в)    неопределенность и риск развития информационной экономики: влияние советских стереотипов мышления и прошлых исторических эпох; технологическая деградация производства; отсутствие условий и ресурсов для достаточного и эффективного использования новейших технологий и продуктов; явление «криминализации» информационного сектора экономики ит. д.

    Факторами разрешения противоречий формирования и развития информационного сектора экономики в России являются: а) нивелирование неопределенности и рисков в информационной отрасли; б) повышение эффективности предприятий информационной экономики; в) развитие информационно-технологической инфраструктуры; г) государственная поддержка наиболее эффективных и инновационных производств; д) выработка правовых механизмов, направленных на снижение уровня криминализации информационной сферы и т. д.

    Разрешение противоречий основного уровня неизбежно ведет к возникновению новой системы противоречий формирования информационного сектора экономики в России. Наиболее часто разрешение противоречий этого уровня есть результат применения эволюционного механизма, который инициируется преимущественно экономическими субъектами макроуровня. Это приводит к медленному изменению мезо- и микроуровня. Из этого следует вывод, что все противоречия, возникающие в процессе становления информационной экономики, должны разрешаться как на государственном, так и на региональном и муниципальном уровнях.

    В связи с этим, на современном этапе для преодоления разрыва между Россией и экономически развитыми странами в уровне производства, продвижения и использования информационных продуктов и технологий приняты и реализуются следующие основополагающие документы: Концепции формирования информационного общества и государственной информационной политики; Федеральная целевая программа «Электронная Россия»; Доктрина информационной безопасности и др. [47, с. 87-88] Ряд документов и постановлений приняты на уровне отдельных регионов страны — Московской, Самарской, Ленинградской, Новосибирской областей, Республики Татарстан и т. д.

    Также становление информационной экономики вносит существенные изменения в механизм и систему факторов роста экономики. Так, в настоящее время и в ближайшем будущем наиболее вероятной будет тенденция смещения интересов от производства и потребления материальных благ, которое достигнет точки насыщения, к производству информации, в котором каждый акт потребления будет своеобразным стимулом для роста информационного сектора экономики [44, с. 80-81].

    Помимо этого, в современный период и в ближайшем будущем влияние информационных факторов экономического роста сильнее проявится и в рамках традиционных отраслей — сырьевых, аграрно-промышленных, производственных. Однако при этом смещение «центра тяжести» будет происходить в сторону повышения значимости информационно-технологического и сервисно-гуманитарного секторов экономики современной России. Это, в свою очередь, будет способствовать росту основных показателей экономического развития страны.

    Так, в документе «Стратегия развития информационного общества в России», подготовленном Министерством информационных технологий и связи в 2006 г., устанавливаются следующие значения основных контрольных показателей экономического развития, которые необходимо достичь к 2015 г.:

  • доля добавленной стоимости видов деятельности, связанных с созданием и внедрением информационно-коммуникационных и других наукоемких технологий, в объеме ВВП — не менее 12%;
  • доля продукции на базе информационно-коммуникационных технологий в структуре национального экспорта — не менее 8%;
  • объем поступлений от экспорта технологий в ВВП — не менее 0,4%.

    Эти ориентиры отвечают основным характеристикам информационного общества, относительно которых, в целом, существует согласие между исследователями постиндустриализма и которые находят подтверждение в реальном социально-экономическом развитии ведущих стран. К указанным характеристикам можно отнести [39]:

  • существенное увеличение в ВВП доли отраслей экономики, связанных с производством знаний, с созданием и внедрением наукоемких, в том числе информационных, технологий, с оказанием услуг в области информатизации, образования, связи, а также в области поиска, передачи, получения и распространения информации (информационных услуг);
  • темпы развития информационного сектора экономики (в том числе производства средств связи и телекоммуникационного оборудования) превосходят темпы роста экономики в целом;
  • разработка новых информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) и услуг становится одним из основных направлений предпринимательской активности;
  • действует система правового регулирования отношений, возникающих по поводу производства, распространения и использования информации и ИКТ;
  • новые информационные и телекоммуникационные технологии в сочетании с другими факторами инициируют процессы глобализация в мировой экономике.

    Помимо повышения указанных нами экономических показателей, развитие информационной и особенно сетевой экономики в России должно принести следующие результаты.

    Во-первых, развитие информационной экономики вызовет необходимость коренной структурной модернизации ряда отраслей производственного и непроизводственного секторов экономики, их технического перевооружения. Это позволит повысить качественный уровень производимой продукции, а также добиться повышения конкурентоспособности многих отраслей экономики страны на мировом рынке.

    Во-вторых, повышение уровня информатизации общества, что приведет к росту информационной грамотности населения страны, технологическому совершенствованию производства, росту производительности труда, что, в свою очередь, увеличит оборот международной торговли, окажет положительное влияние на динамику ВВП, а также будет способствовать интеграции России в мировое экономическое и информационное пространство.

    В-третьих, развитие информационного сектора экономики приводит к существенному снижению различного рода издержек — на единицу продукции, на персонал, на транспортировку продукции и т. д. Это, в свою очередь, приводит к снижению себестоимости продукции, повышению ее конкурентоспособности на национальном и мировом рынках, и, в конечном счете, к росту ВВП в стране.

    В-четвертых, развитие информационной сферы как наиболее емкого потребителя трудовых ресурсов, позволяет решить и ряд социальных проблем, таких как безработица, утечка кадров, низкий уровень и качество жизни населения. Информационная экономика также стимулирует и развитие других отраслей — в частности образования и науки, сферы сервиса, торговли.

    В-пятых, в условиях глобализации развитие информационной экономики в России позволит ускоренными темпами осуществить процесс интеграции страны в глобальное экономическое пространство, из информационного буфера и «транзитной державы» превратиться в одного из ведущих игроков мирового рынка информационных технологий, продуктов и услуг.

    В-шестых, формирование в России информационной экономики может привести к сокращению временных и трудовых затрат населения за счет развития дистанционно-трудовых отношений, которые не требуют физического присутствия работников на своем рабочем месте. Развитие таких трудовых отношений положительно повлияет на экономику страны, для которой из-за больших размеров территории вопросы альтернативной занятости населения приобретают большую актуальность. В результате это неизбежно приведет к повышению уровня и качества жизни населения.

    В-седьмых, становление информационной экономики в России неизбежно повлияет и на процесс развития социальных сфер экономики — образования, здравоохранения, культуры, науки и т. д. Достаточно лишь будет привести иллюстративный пример — Правительство России обнародовало информацию о том, что в 2010-11 гг. на базе ряда общеобразовательных учреждений страны будет апробироваться преподавание основных дисциплин по электронным учебникам с использованием персональных и наладонных компьютеров. Комплекты учебников по базовым предметам уже подготовлены и запущены в производство.

    Д. Ф. Мезенцев в своей работе определяет десять основных направлений формирования информационного общества и информационного сектора экономики в России, которые мы перечислим ниже [35, с. 17-20]:

  • Государственная политика в области развития единого информационного пространства России.
  • Защита национальных интересов страны в информационной сфере — информационная безопасность личности, общества, государства.
  • Государственная политика в сфере средств массовой информации и телекоммуникаций.
  • Развитие национальной информационно-телекоммуникационной инфраструктуры, укрепление связи центра и регионов в целях проведения единой государственной политики на всей территории страны.
  • Развитие рынка информационных услуг, информационных технологий и рынка телекоммуникаций.
  • Расширение доступа к телекоммуникационным и информационным сетям социально значимых секторов народного хозяйства страны — образования, здравоохранения, культуры.
  • Государственная поддержка развития высокотехнологичных отраслей экономики в сфере инфокоммуникаций.
  • Повышение эффективности межгосударственного сотрудничества в области СМИ и проблемы вхождения России в мировое информационное пространство.
  • Формирование демократически ориентированного массового сознания и становление информационного общества в России.
  • Законодательное обеспечение развития информационного пространства и становления информационного общества в России.

    Одним из пунктов указанной стратегии и важных направлений деятельности государства в информационной сфере является государственная поддержка развития высокотехнологичных отраслей экономики в сфере инфокоммуникаций. Заметим, что России следует учитывать положительный опыт зарубежных стран и всемерно способствовать развитию отечественных фундаментальных и прикладных исследований и разработок в сферах информатизации, телекоммуникаций и связи. Также следует всемерно способствовать развитию в России конкурентоспособных инфокоммуникационных систем, гибко используя возможности международной кооперации. Развитие информационных технологий будет в перспективе являться одной из основных составляющих модернизации российской экономики.

    Говоря о перспективах развития информационной экономики в России, можно констатировать тот факт, что, наряду с позитивными тенденциями, рассмотренными нами выше, будут проявляться и негативные аспекты, связанные с развитием информационной экономики. Так, национальный информационный рынок в своем развитии будет опережать появление соответствующих потребностей — то есть производимые информационные продукты и услуги будут востребованы лишь самой ограниченной прослойкой потребителей.

    Появление на рынке труда квалифицированных кадров, занятых в информационном секторе экономики, будет сопровождаться возникновением и развитием новых видов и форм предпринимательской деятельности, которые «выпадут» из сферы государственного и нормативно-правового регулирования. В итоге это грозит появлением и последующим процветанием асоциальных и криминальных форм предпринимательства в информационном секторе экономики — хакерство, нелегальная электронная коммерция, сетевой коммерческий шпионаж и т. д.

    Дальнейшая интеллектуализация производственного сектора и общественной жизни будет протекать весьма неравномерно и с развитием только инфраструктуры экономики. Информационная асимметрия уже сейчас является одной из основных проблем, связанных с информатизацией экономики, и проявляется на трех уровнях — функциональном (существенные различия в информатизации отдельных отраслей, производств и предприятий) и региональном (различия в информационном развитии между отдельными регионами России) и потребительском (выражается в различной степени доступа граждан страны к информационным ресурсам, продуктам и услугам).

    С целью преодоления указанных выше проблем, зачастую связанных с вопросами национальной безопасности, на государственном уровне была принята Доктрина информационной безопасности Российской Федерации, в тексте которой закреплены четыре основные составляющие национальных интересов страны в информационной сфере:

    Первая составляющая национальных интересов России в информационной сфере включает в себя соблюдение конституционных прав и свобод человека и гражданина в области получения информации и ее использования, обеспечение духовного обновления России, сохранение и укрепление нравственных ценностей общества, традиций патриотизма и гуманизма, культурного и научного потенциала страны.

    Вторая составляющая — информационное обеспечение государственной политики России, связанное с доведением до российской и мировой общественности достоверной информации о государственной политике страны, ее официальной позиции по социально значимым событиям российской и международной жизни, с обеспечением доступа граждан к открытым государственным информационным ресурсам.

    Третья составляющая национальных интересов России в информационной сфере включает развитие новых информационно-коммуникационных технологий, в том числе индустрии средств информатизации, телекоммуникации и связи, обеспечение потребностей внутреннего рынка ее продукцией и выход на мировой рынок, а также обеспечение накопления, сохранности и эффективного использования отечественных информационных ресурсов.

    К четвертой составляющей национальных интересов относятся защита информационных ресурсов России от несанкционированного доступа, обеспечение безопасности информационно-телекоммуникационных систем, как уже развернутых, так и создаваемых на территории страны.

    Итак, формирование информационной экономики в России, несмотря на все проблемы и сложности, процесс жизненно-необходимый в условиях глобализации и интеграции мирохозяйственных систем. Рассмотренные нами предпосылки и сам процесс эволюции информационной экономики позволяют сделать вывод о том, что в национальной экономике и в настоящее время сохраняется доминантная роль природных ресурсов в купе с приматностью технико-технологических и информационных ресурсов. Экономике нашей страны необходим структурный рывок в сторону модернизации и перехода от сырьевой экономики к информационной.

    Возникающие при развитии информационной экономики в России проблемы весьма многообразны как по форме, так и по проявлениям, что требует от государства действий в следующих направлениях: а) принятие Концепции информационной политики России; б) работа по преодолению информационной асимметрии; в) формирование системы государственного и правового регулирования информационным сектором экономики; г) проведение всесторонней структурной модернизации экономики страны; д) целевое и конкурсное инвестирование наиболее эффективно функционирующих инновационных производств и т. д.

    2.3 Информационное сотрудничество России в современных условиях глобализируемой экономики

    Глобализация, получившая мощный импульс практически во всех сферах жизни, превратилась в важнейший фактор мирового развития в XXI веке. В ее основе лежит новый — информационный — этап научно-технической революции, который внес кардинальные перемены в современный миропорядок.

    Особенность проходящей научно-технической революции состоит в том, что она вторгается в информационную сферу, затрагивая такие основополагающие для всех видов человеческой деятельности процессы, как создание и обработка, хранение и передача информации. Это ведет к коренным социальным трансформациям в области экономики, политики, культуры, к изменениям в сознании людей, к возникновению нового постиндустриального типа общества — информационного.

    При этом глобализация побуждает все государства адаптироваться к новым реалиям, задействовать все свои правовые, интеллектуальные, технические и экономические потенциалы, чтобы не оказаться на обочине мировой цивилизации.

    Именно с развитием глобализации, понимаемой как увеличение экономической международной кооперации и интеграции, возникшей благодаря возрастанию мобильности товаров, услуг и факторов производства, становятся все более очевидными социально-политические аспекты развития информационного общества.

    Первой осознала в начале 90-х годов XX века наступление нового этапа развития человечества Европа и немедленно начала действовать. За кратчайшее время были разработаны и реализованы стратегии и программы «перехода от прошлого к будущему».

    Реализация большинства проектов ЕС осуществляется в тесном сотрудничестве с Россией. Для самой России участие в этих проектах ценно с точки зрения применения интеллектуальных возможностей своих ученых.

    Российские специалисты являются генераторами уникальных идей в области развития информационной экономики. Поэтому наше государство может выступать в качестве достойного международного партнера в информационном сотрудничестве.

    В России сформировался и успешно функционирует основанный на современных технологиях коммерческий информационный сектор экономики, производящий современные продукты и услуги. Бизнес информационных технологий стал одним из самых процветающих, заняв пустовавшую на российском рынке нишу. Производство коммерческих консультативных услуг, услуг по созданию различных информационных ресурсов, рекламной продукции, аудио-, видеоразвлечений пользуется большим спросом.

    Правовую основу регулирования информационного обмена между государством и гражданами составляет Конституция Российской Федерации, федеральные законы и другие нормативные акты Российской Федерации, а также международные документы, регламентирующие вопросы использования информационных технологий в деятельности органов государственной власти[1].

    Статья 24 Конституции РФ в пункте 2 определяет, что «органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечивать каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы». Также в статье 29 пункт 4 закреплено право граждан «свободно искать, получать, передавать… информацию любым законным способом» [1].

    В январе 2002 была утверждена Федеральная целевая программа «Электронная Россия на 2002 – 2010 гг.» (постановление Правительства РФ от 28 января 2002 года №65). Первоначальная редакция предусматривала очень широкий набор целей и задач — от создания условия для развития демократии (равноправное вхождение граждан России в глобальное информационное общество), до формирования условий, необходимых для широкого использования в России механизмов электронной торговли[4].

    В качестве важной задачи ставилось повышение эффективности взаимодействия органов государственной власти и органов местного самоуправления как между собой, так и с хозяйствующими субъектами и гражданами на основе использования ИКТ.

    Важным нормативным правовым актом в сфере регулирования процессов внедрения информационных технологий в деятельность государственных органов является Постановление Правительства Российской Федерации от 12 февраля 2003 года № 98 (с изменениями от 26 ноября 2008 года) «Об обеспечении доступа к информации о деятельности Правительства Российской Федерации и федеральных органов исполнительной власти» (далее Постановление № 98) [6].

    Постановление Правительства Российской Федерации от 12 февраля 2003 года № 98 предписывает федеральным органам исполнительной власти обеспечить доступ граждан и организаций к информации о своей деятельности путем создания информационных ресурсов (согласно Перечню, утвержденному этим Постановлением), а также регулярного размещения этих информационных ресурсов в информационных системах общего пользования, в том числе в сети Интернет [6].

    Постановление Правительства Российской Федерации от 12 февраля 2003 года № 98 определило своей задачей ответить на вопрос, как именно должны быть организованы информационные ресурсы органов государственной власти в сети Интернет и какая информация об их деятельности в обязательном порядке должна была быть доведена до граждан[6].

    Перечень, утвержденный Постановлением Правительства Российской Федерации от 12 февраля 2003 года № 98, детально закрепляет те сведения, которые должны быть размещены на официальных сайтах федеральных органов исполнительной власти. В отношении исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации Постановление № 98 носит лишь рекомендательный характер. Несмотря на это, в большинстве регионов приняты собственные нормативные правовые акты, определяющие перечень публикуемой информации на официальных сайтах региональных органов исполнительной власти, а также порядок ведения этих официальных представительств в сети Интернет [10] .

    Дальнейшее развитие представлений об электронном правительстве в России связано с актуализацией задачи постановки приоритетов при реализации программ, нацеленных на совершенствование деятельности органов государственной власти и органов местного самоуправления на основе использования ИКТ. Недостатки целеполагания и требования обеспечения межведомственного взаимодействия вызвали острую необходимость определения приоритетов на государственном уровне. Существенной проблемой являлась традиционная оторванность программ информатизации от целей и задач государственного управления. В 2005 – 2006 гг. задачи развития электронного правительства были обозначены в качестве одного из компонентов административной реформы.

    Распоряжением Правительства Российской Федерации от 27 сентября 2004 года № 1244-р (в редакции с учетом изменений, внесенных Распоряжением Правительства Российской Федерации от 29 июля 2005 года № 1068-р и Распоряжением Правительства Российской Федерации от 21 ноября 2006 № 1599-р) была одобрена Концепция использования информационных технологий в деятельности федеральных органов государственной власти до 2010 года [8] (далее Концепция).

    Концепция использования информационных технологий в деятельности федеральных органов государственной власти до 2010 года определяет приоритет обеспечения информационной открытости деятельности федеральных органов государственной власти, доступности соответствующей информации для граждан и организаций, а также создание механизмов общественного контроля их деятельности. Повышение информационной открытости по замыслу Концепции использования информационных технологий в деятельности федеральных органов государственной власти до 2010 года должно обеспечиваться путем создания:

    а) общегосударственных информационных ресурсов, а также информационных ресурсов, содержащих информацию о деятельности федеральных органов государственной власти, с предоставлением доступа к ним граждан и организаций, в том числе через сеть Интернет;

    б) единой системы навигации в сети Интернет по общегосударственным информационным ресурсам, а также информационным ресурсам федеральных органов государственной власти;

    в) инфраструктуры пунктов общественного доступа к информации о деятельности федеральных органов государственной власти и государственным информационным ресурсам;

    г) систем учета и обработки запросов граждан о предоставлении информации и контроля их исполнения;

    д) системы публикации и распространения сведений о деятельности федеральных органов государственной власти;

    е) системы подтверждения передачи информации в электронном виде, ее подлинности, а также любых действий по ее изменению в процессе межведомственного взаимодействия, а также взаимодействия федеральных органов государственной власти с населением и организациями;

    ж) механизмов обучения граждан правовой грамоте и возможностей использования информационных технологий при взаимодействии с федеральными органами государственной власти [8].

    В Концепции использования информационных технологий в деятельности федеральных органов государственной власти до 2010 года указывается на необходимость принятия федерального закона о праве на информацию, в котором следует определить понятие «официальная информация», с указанием перечня информации, которая должна предоставляться федеральными органами государственной власти открыто, уточнить правовой статус производителей и держателей (обладателей) официальной информации, определить их обязанности по организации хранения официальной информации и доступа к ней. По отношению к официальной информации положения закона должны следовать презумпции открытости информации, устанавливающей, что разрешен доступ к любой информации, кроме той, доступ к которой ограничен федеральными законами. Кроме того, Концепцией предлагается установить обязанность федеральных органов государственной власти и органов местного самоуправления по обеспечению доступа к информации об их деятельности. Реализацией данных положений Концепции стал проект федерального закона «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления» [8] .

    17 июля 2006 года Правительством Российской Федерации издано Распоряжение № 1024-р «Об одобрении Концепции региональной информатизации до 2010 года» [7] (далее Концепция региональной информатизации).

    Концепция региональной информатизации устанавливает одной из
    основных целей региональной информатизации — обеспечение доступа
    населения и организаций к информации о деятельности органов государственной власти субъектов Российской Федерации, а также создание условий для развития    информационно-телекоммуникационной инфраструктуры, отвечающей современным требованиям и обеспечивающей потребности населения в информации[7].

    Для успешной реализации Концепции региональной информатизации в области обеспечения прав граждан на доступ к информации о деятельности региональных органов власти, необходима выработка единого подхода, предъявляемого к их информационным ресурсам [7].

    Важным этапом на пути становления нормативно-правовой базы электронного правительства в России является принятие Федерального закона «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления», работа над проектом которого началась в Минэкономразвития России еще в 2002 году[2].

    В 2006 году Правительство РФ постановлением от 15 августа 2006 года №502 утвердило вторую редакцию Федеральной целевой программы «Электронная Россия (2002 – 2010 годы)», в которой ее основные положения были соотнесены с приоритетами административной реформы. Программа была скорректирована с учетом новых задач в области повышения эффективности функционирования систем государственного управления в РФ и направлена на создание электронного правительства [4].

    Одной из основных задач программы являлось обеспечение
    эффективного межведомственного информационного взаимодействия,
    построение единой информационной вертикали государственного управления, повышение доступности государственных услуг для населения и организаций, а также уровня квалификации профессиональной подготовки работников органов государственной власти в сфере использования ИКТ [4].

    В программе предусматривается реализация мероприятий по 6 направлениям:

    а) формирование стандартов и рекомендаций в сфере использования ИКТ в государственного управлении, обеспечение эффективного межведомственного информационного взаимодействия на основе ИКТ и интеграция государственных информационных систем;

    б) обеспечение эффективности взаимодействия органов государственной власти с населением и организациями на основе ИКТ;

    в) внедрение информационных систем управления деятельностью органов государственной власти;

    г) создание типовых программно-технических решений поддержки деятельности органов государственной власти;

    д) управление реализацией мероприятий программы [4].

    В новой версии программы «Электронная Россия» задача создания электронного правительства рассматривается как основная цель до 2010 года и как мощный инструмент реализации административной реформы, в частности — мероприятий по борьбе с коррупцией [4].

    Необходимость реализации электронного правительства отражена и в Стратегии развития информационного общества в России, которая была подписана предыдущим Президентом В.В.Путиным в начале 2008 года [3].

    20 октября 2010 года было принято Распоряжение Правительства РФ «О  государственной программе Российской Федерации «Информационное общество (2011 —  2020  годы)», которое определило цели формирования информационного общества в Российской Федерации получение гражданами и организациями преимуществ от применения информационных и телекоммуникационных технологий за счет обеспечения равного доступа к информационным ресурсам, развития цифрового контента, применения инновационных технологий, радикального повышения эффективности государственного управления при обеспечении безопасности в информационном обществе [9].

    Достижение поставленной цели предусматривается решением следующих задач:

    – повышение качества жизни граждан и улучшение условий развития бизнеса в информационном обществе, в том числе:

    – развитие сервисов для упрощения процедур взаимодействия общества и государства с использованием информационных и телекоммуникационных технологий;

    – перевод государственных и муниципальных услуг в электронный вид;

    – развитие инфраструктуры доступа к сервисам электронного государства;

    – повышение открытости деятельности органов государственной власти;

    – создание и развитие электронных сервисов в области здравоохранения;

    – создание и развитие электронных сервисов в области жилищно-коммунального хозяйства;

    – создание и развитие электронных сервисов в области образования и науки;

    – создание и развитие электронных сервисов в области культуры и спорта [9].

    Построение электронного правительства и повышение эффективности государственного управления, в том числе:

    – формирование единого пространства юридически значимого электронного взаимодействия;

    – создание и развитие государственных межведомственных информационных систем, предназначенных для принятия решений в реальном времени;

    – создание справочников и классификаторов, используемых в государственных (муниципальных) информационных системах;

    – повышение эффективности внедрения информационных и телекоммуникационных технологий на уровне субъектов Российской Федерации и муниципальных образований;

    – создание инфраструктуры пространственных данных Российской Федерации;

    – развитие системы учета результатов научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, выполненных в рамках государственного заказа;

    – обеспечение перевода в электронный вид государственной учетной деятельности;

    – создание и развитие специальных информационных и информационно-технологических систем обеспечения деятельности органов государственной власти, в том числе защищенного сегмента сети Интернет и системы межведомственного электронного документооборота [9].

    Одним из факторов, негативно влияющих на уровень распространения информационных технологий и развитие информационного общества в России, является недостаточно высокий уровень социально-экономического развития многих субъектов Российской Федерации. Так, сохраняется высокий уровень различия в использовании информационных технологий в домашних хозяйствах регионов. В рейтинговой оценке российских регионов по их готовности к информационному обществу индекс лидера в 22 раза превышает показатель региона-аутсайдера. Остаются проблемы организации широкополосного доступа для конечных пользователей. На конец 2011 года только около 29,5 процента всех российских домашних хозяйств (17,4 млн. домашних хозяйств) имели широкополосный доступ в сеть Интернет, а средняя скорость доступа в регионах варьировалась от 128 Кбит/с до 1 Мбит/с, что существенно ниже, чем в Москве (7,5 Мбит/с) и Санкт-Петербурге (6 Мбит/с). В каждом втором регионе России удельный вес организаций, использующих широкополосный доступ, не превышает 32 %. Даже лидер по этому показателю (г. Москва) на 8 процентных пунктов отстает от уровня использования широкополосного доступа в странах Европейского союза. Для ускоренного развития в Российской Федерации информационного общества необходимо обеспечить значительное снижение стоимости предоставляемых населению услуг на основе информационных технологий с одновременным повышением их качества на основе развития конкуренции между операторами связи и поставщиками оборудования.

    Еще одним фактором, препятствующим ускоренному развитию в России информационного общества, является недостаточный уровень распространения в обществе базовых навыков использования информационных технологий. Это касается как населения в целом, так и государственных и муниципальных служащих. Требует корректировки и система воспроизводства кадров в сфере информационных технологий. Сегодня обучение в вузах осуществляется в основном по старым методикам. В результате из высших учебных заведений страны зачастую выходят специалисты, не владеющие современными технологиями и неспособные с их помощью повысить эффективность выполнения функций государственного и муниципального управления.

    Но, несмотря на значительные усилия, предпринимаемые Правительством РФ и Государственной Думой РФ по совершенствованию законодательного процесса и созданию прочной нормативно-правовой базы по электронному правительству, действующее законодательство не лишено недостатков и требует определенной корректировки.

    Во-первых, сфера электронного правительства регулируется большим количеством нормативно-правовых актов разного уровня, которые слабо увязаны между собой.

    Во-вторых, в этой правовой базе чрезмерно велика доля актов подзаконного характера, а также не определено ее взаимодействие с другими отраслями права, например гражданским правом, что обусловливает ее (базы) противоречивость и фрагментарность и значительно снижает эффективность.

    В-третьих, нормы, регулирующие информационное взаимодействие граждан и органов государственной власти, практически не обеспечены никакими гарантиями исполнения — ни правовыми, ни организационными, ни материально-техническими. В результате механизм реализации права граждан и организаций на доступ к информации де-факто отсутствует.

    В-четвертых, правовая база информационного общества России недостаточна — она не соответствует реальным потребностям участников правоотношений, игнорирует реальные возможности «цифровых» ИКТ в обеспечении информационного взаимодействия субъектов общественной коммуникации на современном уровне.

    Таким образом, электронное правительство — один из этапов формирования институтов информационного общества, формирования качественно новой социальной и экономической среды и, соответственно, нового права, обязанного отвечать на все вызовы новой среды, связанные с резким ускорением социально-политической коммуникации, возрастанием цены информации и управления, ростом числа субъектов управления, конкурирующих с официальными управленческими структурами, прежде всего с государством. Правовое обеспечение формирования системы электронного правительства в рамках административной реформы должно соответствовать времени и постоянно совершенствоваться.

    С целью стимулирования массового использования Интернет-технологий гражданам России были предложены следующие меры государственной поддержки в рамках реализации ФЦП «Электронная Россия» и ПНП «Образование»:

    а) обеспечение доступа в Интернет всех образовательных учреждений;

    б) обеспечение доступа в Интернет в общественных местах (библиотеки, приемные местных органов самоуправления);

    в) создание новых общественных точек доступа к сети;

    г) субсидирование создания широкополосного – доступа в удаленных районах, где экономически не выгодно разворачивание таких сетей [9].

    С начала XXI века внедрение и массовое распространение ИКТ в нашей стране и, в частности, создание электронного правительства как формы организации деятельности органов государственной власти, призванной обеспечить «качественно новый уровень оперативности и удобства получения гражданами и организациями государственных услуг и информации о результатах деятельности государственных органов», были возведены в ранг одного из государственных приоритетов [38].

    Причем в отличие от многих других программ, так и оставшихся на уровне перспективных, но не реализованных проектов, развитие систем электронного правительства действительно идет достаточно быстрыми темпами как на федеральном, так и на региональном уровнях. Однако проблема состоит в том, что внедрение и использование технологий электронного правительства зачастую не дает заметного результата с точки зрения повышения функциональной способности российского государства [38].

    Учитывая недоверие большей части населения России к информационным технологиям и нежелание их использовать в повседневной жизни, государством была разработана схема постепенного внедрения механизмов электронного правительства в систему взаимоотношений с гражданами и бизнесом. Первым шагом является создание физического фронт-офиса, а именно многофункциональных центров (МФЦ). МФЦ — организация, учрежденная или уполномоченная высшим исполнительным органом государственной власти субъекта Российской Федерации для обеспечения предоставления государственных и муниципальных услуг федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления в режиме «одного окна». Основная цель МФЦ заключается в упрощении и сокращении сроков процедур получения гражданами и юридическими лицами массовых общественно значимых государственных и муниципальных услуг. Цели МФЦ: упрощение процедур получения гражданами и предпринимателями государственных и муниципальных услуг за счет «единого окна», сокращение требуемых от заявителя документов, повышение комфортности получения государственных и муниципальных услуг, противодействие коррупции, ликвидация посреднических рынков, – развитие межведомственного взаимодействия [7].

    В целях обеспечения удобства обращения граждан и организаций в органы государственной власти и дистанционного получения необходимой справочной информации создаются ведомственные центры обработки телефонных обращений (Call-центры). В случае обращения граждан в федеральный орган исполнительной власти запрос в центр телефонного обслуживания осуществляется по единому федеральному номеру, в случае обращения в региональные органы власти — по единому региональному номеру.

    Существующий объем и структура рынка обеспечивается спросом
    на ИТ со стороны трех основных групп предприятий:

  • «гиганты экономики», заказывающих масштабные дорогостоящие
    ИТ-проекты, стоимостью от $1-2 млн. и до нескольких десятков млн. долларов;
  • предприятия и организации, которые заказывают менее дорогие ИТ-
    проекты стоимостью каждого до $1 млн. Эту нишу также в значительной мере контролируют западные производители информационных систем, рыночная стратегия которых компромисс между брендингом и массовостью. По-
    настоящему массовыми заказчиками ИТ этого уровня являются торговые
    компании, банки, предприятия сферы услуг;
  • самая многочисленная, но наименее платежеспособная группа потребителей — предприятия, ориентирующиеся на недорогие информационные системы отечественного производства. Основу здесь составляют внедрения
    информационных систем на 25-50 рабочих мест стоимостью $50-100 тыс.
    В этой нише обслуживаются предприятия-миллионники с оборотом не более
    $1-5 млн.

    Отечественные машиностроительные предприятия держат довольно высокую планку самых наукоемких и ИТ-емких отраслей. В России машиностроение фактически монопольно представляет сектор наукоемких производств. К этому добавляется и еще одно достоинство — машиностроение, безусловно, лидирует и по индексу ИТ-емкости (0,85 %). В машиностроении этот показатель не просто выше, чем в любой другой отрасли промышленности (скажем, в нефтегазовом секторе она составляет немногим более 0,5 %, в металлургии — 0,54 %), но и выше, чем в целом в экономике (порядка 0,7 %). Таким образом, на рынке ИТ машиностроение, и по итогам 2011 года, остается одним из самых активных.

    Объем российского сектора рынка электронной торговли через глобальную сеть Интернет в 2011 г. вырос более чем в три раза и достиг 5,2 млрд. долл. Значительную долю этого роста обеспечивают государственные закупки, объем которых в 2011 г. превысил 4 млрд. долл., а бюджетная экономия благодаря применению инструментов электронной торговли достигла 18 – 27%.

    Если исключить госсектор, то совокупный оборот отечественной электронной торговли в 2012 г. превысил 2,1 млрд. долл. В розничном сегменте он составил 1362 млн. долл., а в оптовом – 842 млн. долл. Рост электронной торговли в России за 2011 год составил 38% – 50%, что почти вдвое выше темпов роста мировых розничных сетевых продаж (они выросли на 22%). В то же время объем розничного товарооборота через Интернет в России не превышает 1 % от общего розничного товарооборота (В США этот показатель приближается к 15%.)

    Список использованных источников

  1. Конституция Российской Федерации [Текст]. Принята всенародным голосованием 12.12.1993 // СПС «КонсультантПлюс».
  2. Федеральный закон от 09.02.2009 № 8-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления» [Текст] // СПС «КонсультантПлюс».

  3. Указ Президента РФ от 7 февраля 2008 г. № Пр-212 «Стратегия развития информационного общества в Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс».
  4. Постановление Правительства Российской Федерации от 28 января 2002 г. № 65 «Об утверждении федеральной целевой программы «Электронная Россия (2002 — 2010 годы)» [Текст] // СПС «КонсультантПлюс».

  5. Постановление Правительства Российской Федерации от 15 августа 2006 года № 502 «О внесении изменений в Федеральную целевую программу «Электронная Россия (2002 – 2010 годы)» [Текст] // СПС «КонсультантПлюс».
  6. Постановление Правительства Российской Федерации «Об обеспечении доступа к информации о деятельности Правительства Российской Федерации и федеральных органов исполнительной власти» от 12 февраля 2003 года № 98 (с изменениями от 26 ноября 2008 года) [Текст] // СПС «КонсультантПлюс».
  7. Распоряжение Правительства от 17.07.2006 № 1024 « Концепция региональной информатизации до 2010 года[Текст] (в ред. от 10.03.2009) [Текст] // СПС «КонсультантПлюс».

  8. Распоряжение Правительства от 27.09.2004 года № 1244-р «Концепция использования информационных технологий» [Текст] (от 21.102006 № 1599-р) // СПС «КонсультантПлюс».
  9. Распоряжение Правительства РФ «О  государственной программе Российской Федерации «Информационное общество (2011 —  2020  годы) [Текст] // СПС «КонсультантПлюс».
  10. Закон Краснодарского края от 28 июня 2007 года № 1270-КЗ «О дополнительных гарантиях реализации права граждан на обращение в Краснодарском крае» [Текст] // СПС «КонсультантПлюс».
  11. Алексеева, И.Ю. Возникновение идеологии информационного общества / И.Ю. Алексеева // Информационное общество. 2009. № 1. С. 30 – 35.
  12. Антипина, О.Н. Ценообразование в информационной экономике: диссертация на соискание учетной степени доктора экономических наук / О.Н. Антипина. – М.: МГУ, 2009.
  13. Белл, Д. Третья технологическая революция и ее возможные социальные последствия // Д. Белл. Меркурий. 1990 № 44. С. 29 – 33.
  14. Гасанов, Э.А. Инновационный вектор развития информационной экономики // Инновации, 2010. № 5. С. 10 – 17.
  15. Гасанов, Э.А. Структура информационной экономики и ее свойства / Э.А. Гасанов // Интеграции экономики в систему мирохозяйственных связей: Труды Х Международной научно-практической конференции. – СПб.: СПбГТУ, 2010.
  16. Гасанов, Э.А. Структура информационной экономики и ее свойства / Э.А. Гасанов // Весьник ДВОР АП, 2008. № 6. С. 109 – 115.
  17. Гохберг, Л.М. Интеллектуальная деятельность – основа экономики информационного общества / Л.М. Гохберг // Человек и труд. 2010. № 2. С. 32 – 34.
  18. Грачев, М.Н. Политическая коммуникация: теоретические концепции, модели, векторы развития / М.Н. Грачев. –М.: Прометей, 2010. 330 с.
  19. Гринберг, А.С. Информационный менеджмент / А.С. Гринберг, И.А. Король. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2012. 420 с.
  20. Губайдуллина, Д.М. Эволюция информационной экономики в России. Д.М. Губайдуллина // Общественные науки. 2010. № 4. С. 54 – 66.
  21. Демидова Л. Сфера услуг: изменение динамики производительности.//МЭиМО. 2011. № 12. с.41
  22. Енжаев, А.А. Функциональное регулирование процессов формирования информационной экономики: диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук / А.А. Енжаев. – Саратов: СГСЭУ, 2009. – 176 с.
  23. Жадаев, И.С. Противоречия становления информационно экономики в России: диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук / И.С. Жадаев.– Сааратов: СГСЭУ, 2006. 177 с.
  24. Иванов, Е.Ю. Информация как категория экономической теории / Е. Ю.Иванов // Информация и экономика: теория, модели, технологии: сборник научных трудов. – Барналу: АГУ, 2012.
  25. Игнацкая, М.А. Новая экономика: опыт структурно-функционального анализа / М.А. Игнацкая. –М: Эдиториал УРСС, 2012. 304 с.
  26. Ищук, Т.Л. Роль стратегии развития высшей школы в информационной экономике / Т.Л. Ищук // Информационная среда вуза ХХI в.: материалы III международной научно-практической конференции. – Петрозаводск: ПетрГУ, 2009.
  27. Кастельс, М. Информационная эпоха: экономика, общество, культура / М. Кастельс. – М.: ГУ-ВШЭ, 2012. 608 с.
  28. Коновалова, О.Н. Информационно-сетевая экономика и переход России к инновационному типу развития: автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата экономических наук / О.Н. Коновалова. – Омск: ОмГУПС, 2007. 26 с.
  29. Корнейчук, Б.В. Информационная экономка / Б.В. Корнейчук. – СПб.: Питер, 2012. 400 с.
  30. Красилов, А.А. Информация, знание и информатика: концептуальные аспекты / А.А. Красилов // Международный форум по информации. Т. 28. № 4. – М.: ВИНИТИ, 2008. С. 16.
  31. Крайберх, Р. Общество науки: от Галилея до революции высоких технологий / Р. Крайберх. – Франкфурт-Майне, 2010. 105 с.
  32. Куа Д.Т. Рост и создание материальных благ в условиях неопределенности на основе экономических знаний // Экономические страницы. 2009. № 7. С. 21 – 24.
  33. Кроуфорд Р. Эра человеческого капитала: талант, интеллект и знания как всемирная движущая сила и что это означает для менеджеров и инвесторов. – Нью-Йорк: Harper Business, 2010. 84 с.
  34. Мартин, В.Д. Информационное сообщество / В.Д. Мартин. – Лондон: Аслиб, 2008. 233 с.
  35. Мезенцев, Д.Ф. Информационная политика Российской Федерации в условиях информационной экономики: диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук / Д.Ф. Мезенцев // Информационное общество, 2008. Вып. 2 С. 32 – 49.
  36. Норман, А.Л. Информационное сообщение / А.Л. Норман. – Лондон: Публичная Академия, 1993. 34 с.
  37. Об использовании в России опыта новых индустриальных стран в формировании «институтов развития» и стимулирования инновационного экономического роста.//Вопросы экономики 2010. № 10 с. 47
  38. Павлютенкова, М.Ю., Сваруп, А.А. Социально-политические аспекты концепции «Электронное правительство» [Текст] / М.Ю. Павлютенкова, А.А. Сваруп // Материалы VII Всероссийской объединенной конференции «Технологии информационного общества — Интернет и современное общество». СПб., 2012.
  39. Панфилова, Е.Е. Глобальное информационно-экономическое сообщество как объективная среда функционирования промышленной организации ХХI века / Е.Е. Панфилова // Менеджмент в России и за рубежом. 2008. № 2. С. 50 – 55.
  40. Петрова, Ю. Ревизская сказка [Текст] / Ю. Петрова // Эксперт. — М., 2011. – №40(393).
  41. Порат, М. Информационная экономика: направление и возможности / М. Порат. – Вашингтон: Коммерческий отдел. 1977. 147 с.
  42. Рябцун, В.В. Совершенствование механизмов управления региональной экономикой информационных услуг: диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук / В.В. Рябцун. – Ижевск: УдГУ, 2002. 179 с.
  43. Сахновская, Е.Г. Личность в информационном обществе: дискурс и образование: автореферат на соискание ученой степени кандидата философских наук / Е.Г. Сахновская.– Екатеринбург: УГУ им А.М. Горького, 2008. 24 с.
  44. Селищева, Т.А. Структурные трансформации и проблемы формирования информационной экономики России: диссертация на соискание ученой степени доктора экономических наук / Т.А. Селищева. – СПб.: ИНЖЕКОН, 2006. 477 с.
  45. Сценарное развитие российской экономики в долгосрочной перспективе / Под ред. С.В. Смирнова. – М.: Фонд экономических исследований «Центра развития», 2008.
  46. Турдукулов, Н.М. Воздействие информационных технологий на рынок и рыночные отношения (На материалах Кыргызской Республики): диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук / Н.М. Турдукулов. Бишкек, 2004. 167 с.
  47. Чернов, А.А. Становление глобального информационного общества: проблемы и перспективы / А.А. Чернов. – М.: Дашков и К0, 2010. 232 с.
  48. Шахов, Д.В. Становление и развитие информационной экономики в регионе (на примере Республики Татарстан): диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук / Д.В. Шахов. – Казань: КГУ, 2005. 201 с.
  49. Шкаратан, О.И. Классификация отраслей экономики как инструмента анализа тенденций ее трансформации / О.И. Шкаратан, С.А. Инясевский. – М.: ГУ ВШЭ, 2011. 38 с.
  50. Юнусов, А.М. Теоретические основы формирования и становления сетевой экономики в России: автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата экономических наук / А.М. Юнусов. – М.: ГУУ, 2008. 24 с.


<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 1.23MB/0.00279 sec

WordPress: 23.17MB | MySQL:123 | 2,591sec