Отмена актов субъекта федерации » Буквы.Ру Научно-популярный портал<script async custom-element="amp-auto-ads" src="https://cdn.ampproject.org/v0/amp-auto-ads-0.1.js"> </script>

Отмена актов субъекта федерации

<

111812 2114 13 Отмена актов субъекта федерации Отмена акта всегда влечет возникновение правового урона для издавшего незаконный акт органа или должностного лица в виде необходимости совершения определенных юридических действий (возврата имущества, возмещения ущерба, принесение извинений, возможность подвергнутся санкциям иных отраслей права — дисциплинарным, административным, уголовным).

Конституционные нормы, закрепляющие основания федерального вмешательства в дела субъектов федерации, как правило, весьма лаконичны. Они преимущественно сводятся к обязательствам со стороны центральных органов власти »охранять штаты от вторжения или насилия извне», представлять защиту »в случае восстания или внутреннего беспорядка» (Конституция Мексиканских Соединенных Штатов 1917 г. ст. 122), гарантировать, чтобы конституционное устройство в землях ФРГ соответствовало бы »принципам республиканского, демократического и социального правового государства в духе настоящего Основного закона» (ст. 28 Конституции ФРГ 1949 г); »гарантировать республиканскую форму правления или отразить вторжение извне», обеспечить »поддержание или восстановление законных властей, если они были свергнуты в результате мятежа или нападения другой провинции» (ст. 6 Конституции Аргентины 1853 г.).

Более развернутую формулировку содержит действующая Конституция Швейцарии 1874 г. Она предоставляет федеральным органам власти широкие полномочия по принятию мер, » направленных на »поддержание авторитета союзной конституции и обеспечение гарантий, ‘данной кантональным конституциям, а также обеспечение выполнения кантонами обязанностей в отношении Союза» (ст. 85 (8)). Кроме того, поскольку »статья 2 конституции относит обеспечение »внешней независимости отечества, поддержание мира и порядка внутри страны, охрану свободы и прав членов Союза и повышение их общего благосостояния» к сфере ведения федерации, вмешательство союзных властей во внутренние дела кантонов признается допустимым в случае начала »внутренних беспорядков или если опасность грозит со стороны другого кантона, а также при возникновении (или угрозе возникновения) внешней опасности».

Целостность конституционной системы Федерации призваны обеспечить определенные правовые и организационные механизмы, которые в своей совокупности образуют институт федерального вмешательства. Эти механизмы образуют три уровня:

— первый из них предполагает наличие законов и других правовых актов, регулирующих деятельность органов власти субъектов Российской Федерации, их служащих, определяющих их права и обязанности. В том случае, когда государство не обладает законодательно определенным перечнем необходимых правовых механизмов подобного рода, при их применении на практике можно утверждать, что подобное использование носит внеправовой характер. Если же государство неспособно применить меры по установлению правопорядка и законности, речь идет о значительно более опасных категориях: об угрозе самому существованию этого государства.

В таких случаях, даже понимая весь внеправовой характер применяемых средств, возможность осуждения международным сообществом, государство должно использовать восходящую к Цицерону и Макиавелли доктрину государственной необходимости (raison d’etat), утверждающую: »самоограничение власти правом не может доходить до того, чтобы государство принесло в жертву этому принципу собственное существование»;

-вторым элементом является организационно-правовой механизм. Он включает комплекс финансово-материальных, организационных и юридических мер и условий, содействующих обеспечению соблюдения федеральных предписаний. В систему юридических условий включается деятельность органов власти субъектов Федерации, призванных обеспечить реализацию законов и подзаконных актов, наделенных нормотворческими полномочиями по изданию нормативных актов, конкретизирующих положения законов и подзаконных актов. К гарантиям обеспечения единства правового пространства страны относится и наличие систем органов контроля и надзора за соблюдением и исполнением действующего законодательства;

— третьей группой элементов является совокупность организационно-правовых условий, обеспечивающих неотвратимость юридической ответственности органов государственной власти и управления, всех должностных лиц и государственных служащих за нарушение требований федерального законодательства. Применение мер ответственности не только ориентирует должностных лиц на надлежащее выполнение своих обязанностей, на выявление нарушений правовых норм, но и включает в себя меры воздействия на нарушителей в целях пресечения и устранения допущенных недостатков, наказания виновных и устранения причин, способствовавших нарушениям.

Соблюдение мер компетенции, безусловно, особенно важно во взаимоотношениях между федерацией и ее субъектами (центральной властью и государственно-автономным образованием). Так, например, раздел 10 статьи I Конституции США устанавливает в качестве гарантий целостности запреты штатам осуществлять некоторые полномочий: ни один штата не вправе, в частности, вступать в договоры, союзы или конфедерации, чеканить монету и выпускать кредитные билеты, содержать в мирное время войска и военные корабли. Согласно части 4 статьи 127 Конституции Итальянской Республики закон области может быть отменен Конституционным судом, в случае, если не »превышает компетенцию области».

<

Основаниями для применения мер федерального вмешательства являются происходящие на той или иной территории, в частности, в федеративных государствах на территории того или иного субъекта федерации, процессы, которые наглядно убеждают в неспособности и невозможности местных органов власти адекватно и собственными средствами разрешить назревшие противоречия на условиях, отвечающих общегосударственным интересам. Именно данные основания являются причиной для применения мер федерального вмешательства и возможного применения ограничительных мер в сфере прав человека и гражданина.

Представляет также интерес учрежденный Конституцией ФРГ институт, определяемый как »состояние законодательной необходимости». Значение этого института состоит, в том, что он, с одной стороны, обеспечивает своевременно общество и государство изданием необходимых законов, с другой, препятствует подмене законов актами исполнительной власти. Конституция ФРГ Очевидно, что приоритетными должны быть меры политико-правового и финансово-экономического характера, направленные на обеспечение целостности федеративного государства, а потом уже могут применяться формы более жесткого воздействия. Неустойчивость и нестабильность власти, систематическое отсутствие четких законодательных требований и их соблюдение, как на местах, так и в центре, приводят к тому, что противоречия в федеративных отношениях и методы их разрешения носят чрезвычайный репрессивный характер.

Ответственность субъекта федерации за нарушение федеральной конституции и федерального законодательства надлежит определить как последствия нарушения федеративной дисциплины. Это — ответственность за ненадлежащее осуществление публичной власти. Очевидно, что при систематическом и грубом нарушении органами государственной власти субъектов федерации требований федеральной конституции и федерального законодательства в отношении них должны быть применены соответствующие меры ответственности. Отличительной чертой мер федеративной ответственности является то обстоятельство, что они могут применяться как за совершение конституционного правонарушения, так и в том случае, когда невыполнение субъектом федерации, его органами и должностными лицами своих обязанностей обусловливается неспособностью обеспечить стабильность в субъекте федерации, выполнить все федеральные предписания, реализовать политический курс на укрепление государственно-правового единства страны.

Если проанализировать конкретные средства федерального принуждения, входящие в институт федерального вмешательства, то не все из них могут быть отнесены к мерам ответственности. Так, например, в соответствии со ст. 37 Основного закона ФРГ федерация вправе давать обязательные для исполнения указания органам власти земель по вопросам исполнения федеральных законов, а также посылать специального уполномоченного для информирования федерации о соблюдении органами власти земли федерального законодательства5. В связи с этим специфической особенность германского федерализма является достаточно» разветвленная система контроля федерации за положением дел в субъектах (землях), сходная с контрольными и надзорными функциями, принадлежащими центральным органам власти в унитарных государствах, и нехарактерная в целом для федеративной системы государственного устройства. Этим меры с полным основанием можно отнести к формам административно-управленческого контроля федерального правительства за органами исполнительной власти земель, причем этот контроль возможен как с точки зрения законности, так и целесообразности. Аналогичные формы воздействия, а по мнению СВ. Королева, меры административного контроля, применяются в таких федерациях, как Индия и Пакистан1.

Понятия федерального вмешательства и конституционной ответственности можно рассматривать как целое и его часть, то есть федеральное вмешательство включает в себя как меры ответственности, так и иные властные санкции, являющиеся специфическими формами контроля и предупреждения конституционных правонарушений.

В таком случае элементами процедур наложения и несения конституционно-правовой ответственности являются: 1) понимание того, какая модель поведения субъекта конституционно-правовых отношений является должной и обязательной; 2) оценка компетентными органами поведения субъекта конституционно-правовых отношений как неправомерного; 3) применение конституционно-правовых санкций к субъекту конституционного правонарушения.

Отмена, приостановление действия акта или признание его недействительным как мера конституционно-правовой ответственности используется в большинстве федеративных государств мира и заключается в издании федеральным органом (Президентом, главой правительства, федеральным судом) специального акта, которым приостанавливается либо отменяется или признается недействительным действие закона или другого правового акта органа государственной власти субъекта. Данная мера ответственности имеет общую природу и содержание — восстановление нарушенного правового состояния путем временной или окончательной утраты юридической силы определенного акта.

Но в рамках этой единой меры можно разграничить три разновидности — отмена акта, приостановление его действия и признание его недействительным. Что касается судебного признания акта недействительным, то тут каких-либо проблем не возникает. Можно лишь отметить, что эта мера состоит в ликвидации нарушения »буквы закона» путем лишения юридической силы правового акта по правилам судопроизводства особым государственным органом, выведенным из системы исполнительных органов власти и осуществляющим специфическую »третью» власть — судебную власть.

Основанием для применения указанной меры конституционной

ответственности выступает исключительно конституционное правонарушение, то есть факт издания органом власти субъекта Федерации акта, несоответствующего федеральному закону, принятому в пределах ведения Федерации. Признание недействительным акта органа государственной власти субъекта Федерации осуществляется в большинстве случаев по обращениям органов власти Федерации в высшие судебные инстанции страны (Верховный Суд США, Верховный Суд Российской Федерации и др.).

Перераспределение предметов ведения, находящихся в ведении

субъекта федерации, в пользу органов государственной власти (федерации заключается во временном переходе законодательных (правотворческих) и исполнительных полномочий органов государственной власти субъекта к ведению федеральных органов законодательной и исполнительной власти. Как правило, в зарубежных федеративных государствах, союзный парламент получает право законодательствования по вопросам, входящим в перечни совместной и исключительной компетенции субъекта Федерации, президент и правительство имеют возможность осуществлять исполнительно-распорядительную деятельность, составляющую прерогативу органов власти субъектов федерации.

Данная мера, например, прямо установлена ст. 357 Конституции Индии и предусматривает осуществление законодательных полномочии союзным парламентом после издания президентом страны прокламации о признании конституционного механизма штата несостоятельным1. Согласно Федеральному конституционному закону Австрийской Республики, если земли, которые обязаны принимать меры, необходимые для выполнения государственных договоров (статья 16) или при реализации правовых актов в рамках европейской интеграции (статья 23-г), своевременно не выполняет эту обязанность, то полномочия по принятию таких мер, в частности, издание необходимых законов, переходят к федерации.

Но в некоторых случаях данная мера может применяться и по другим основаниям.

Так, в Основном законе Федеративной Республики Германия прямо предусмотрена возможность перераспределения конкурирующих предметов ведения в пользу федерации (пункт 2 статьи 72 Основного Закона). Согласно указанной норме Основного Закона ФРГ федерация вправе законодательствовать в сфере конкурирующей компетенции, когда регулирование вопроса законодательством земли могло бы нарушить интересы другой земли или всей страны в целом, но факта конституционного правонарушения еще не установлено.

В этом случае имеет место презумпция нарушения нормы конституционного права и применяется предельно упрощенная процедура применения меры ответственности с целью предоставить максимум полномочий федеральным органам. Основной закон ФРГ (статья 28 часть 1) провозглашает, что конституционное устройство в землях должно соответствовать принципам республиканского, демократического и социального правового государства в духе Основного закона ФРГ.

Правильная классификация имеющихся противоречий, выявление причин их возникновения способствуют политически адекватному и юридически корректному их разрешению.

Отношения органов государственной власти различных уровней федерации строятся на сложном сочетании принципов координации, согласования и строгой иерархии, субординации. Принцип субординации в деятельности органов государственной власти и управления федерации и ее субъектов осуществляется посредством двух взаимосвязанных методов:

во-первых, метода управления, то есть направления прямого распоряжения органам власти субъектов федерации по вопросам, отнесенным к ведению федерации;

во-вторых, метода контроля за правотворческой деятельностью, который осуществляется специально определенными федеральными органами, прежде всего судебными, через отмену и приостановление действия актов, принятых органами власти субъектов федерации.

Если контроль за нормоустанавливающей деятельностью руководителей исполнительных органов власти и управления осуществляется как судебными органами, так и вышестоящими органами исполнительной власти, то контроль за правотворческой деятельностью органов субъектов федерации — это именно судебный контроль за соответствием конституций, уставов и иных нормативно-правовых актов, субъектов федерации федеральной конституции и федеральному законодательству.

Издание субъектами федерации, их органами государственной власти и управления нормативно-правового акта, противоречащего федеральной конституции и федеральному законодательству — это правонарушение в сфере правотворчества и правоприменения в результате злоупотребления правом издавать нормативно-властные решения. Следовательно, подобное правонарушение должно повлечь за собой привлечение к ответственности лиц, его совершивших. Последствия для самого акта должны состоять в его отмене, а в отношении должностных лиц и органа, издавшего этот акт, — в привлечении их к ответственности в соответствии с действующим законодательством.

Ряд авторов придерживается точки зрения, что в отмене незаконного решения следует усматривать не меру ответственности, а »один из способов правового воздействия, юридическую корректировку в целях стабилизации системы правопорядка». Так, М.А. Краснов, Д.Т. Шон считают, что отмена незаконного решения, акта, противоречащего федеральному законодательству, не является актом конституционной ответственности на том основании, что здесь нет ограничения или ущемления материального или юридического характера для субъекта, издавшего отменяемый или приостанавливаемый акт.

Однако следует считать более юридически выдержанным признание решения об отмене актов органов власти и управления видом юридической ответственности в целом, а в данном случае — видом федеративной ответственности. Это заключение основывается на понимании, что отмена или приостановление действия акта по причине его противоречия федеральному законодательству есть негативная государственно-правовая оценка деятельности субъектов, издавших данный документ. А в том случае, если за этой негативной оценкой последует применение санкций, можно утверждать о законченности структуры данного вида ответственности. Подобной точки зрения придерживаются Н.А. Боброва, Т.Д. Зражевская.

Контроль за выполнением федеральных законов землями в ФРГ помимо федерального конституционного суда осуществляет федеральное правительство. В том случае, если обнаруженные федеральным правительством нарушения при исполнении землями федеральных законов не будут устранены землями, то по предложению федерального правительства или правительства земли бундесрат решает, нарушила ли земля норму права.

Конституция Индии предоставляет право федеральным органам исполнительной власти давать распоряжения, которые правительство Индии сочтет необходимыми, любому штату (п. 1 ст. 257). Причем исполнительная власть каждого штата должна осуществляться таким образом, чтобы не чинить препятствий или не наносить ущерба осуществлению исполнительной власти федерации. Правительство Швейцарии — Союзный Совет — обладает правом наблюдать за теми отраслями кантонального управления, которые подчинены его контролю (п. 13 ст. 102 Конституции Швейцарии).

<

Комментирование закрыто.

WordPress: 22.86MB | MySQL:116 | 1,288sec