БЕЗРАБОТИЦА: СУЩНОСТЬ, ПРИЧИНЫ

<

012315 1505 1 БЕЗРАБОТИЦА: СУЩНОСТЬ, ПРИЧИНЫБезработица – социально-экономическое явление, при котором желающие работать не могут найти работу при обычной ставке заработной платы, т.е. часть работоспособного населения не занята в процессе производства благ [12, C. 241].

Понятие «полная занятость» с трудом поддается определению. На первый взгляд его можно трактовать в том смысле, что все самодеятельное население, то есть 100% рабочей силы, имеет работу. Но это не так. Определенный уровень безработицы считается нормальным, или оправданным.

Принято считать, что уровень безработицы от 1 до 3% вполне допустим, с безработицей в 5 % экономика способна существовать, но уже 7% – социально опасный уровень которого надо избегать.

Заметим, что и в рыночной и в нерыночной экономике обычно существует два явления: безработица людей и «безработица» рабочих мест, то есть наряду с людьми, не имеющими работы, имеются незанятые рабочие места. Но обычно в рыночной экономике количество безработных людей намного превышает количество не соответствующих их запросам рабочих мест, тогда как в нерыночной экономике и даже в экономике переходного типа чаще наблюдается обратная картина.

Рынок предъявляет и требует совершенно иного уровня трудовых взаимоотношений на каждом предприятии. Однако, пока не созданы эффективные механизмы использования трудовых ресурсов, возникают новые и обостряются старые проблемы занятости, растет безработица.

Безработица представляет собой макроэкономическую проблему, оказывающую наиболее прямое и сильное воздействие на каждого человека. Потеря работы для большинства людей означает снижение жизненного уровня и наносит серьезную психологическую травму. Поэтому неудивительно, что проблема безработицы часто является предметом политических дискуссий.

Экономисты изучают безработицу для определения ее причин, а также для совершенствования мер государственной политики, влияющих на занятость. Некоторые из государственных программ, например, программы по профессиональной переподготовке безработных, облегчают возможность их будущего трудоустройства. Другие, такие как программы страхования по безработице, смягчают отдельные экономические трудности, с которыми сталкиваются безработные. Еще целый ряд государственных программ влияет на уровень безработицы косвенно. Например, большинство экономистов считает, что законы, предусматривающие высокую минимальную заработную плату, ведут к росту безработицы. Выявляя нежелательные побочные последствия той или иной государственной политики, экономисты могут помочь политикам оценить альтернативные варианты решения различных проблем.

Переход к рыночной экономике неизбежно привел к большим переменам в использовании трудовых ресурсов. С перестройкой хозяйственной жизни страны проявилось много факторов, влияющих на качественные характеристики рынка рабочей силы.

Возрождение многоукладной экономики, предоставление предприятиям полной хозяйственной самостоятельности, а в целом, всесторонняя демократизация повлекли за собой крупные изменения в теоретических подходах к проблемам занятости. Главное их направление – превращение работника из бессубъектного ресурса командно-административной хозяйственной системы в субъекта экономической жизни. На рынке труда такой работник уже не выступает в качестве бесправного и несвободного, а обладает некоторым выбором способов своего существования. Наконец-то общество признало право работника на самостоятельные действия не только на бумаге, как это было при советской власти, но и на деле [3].

Интенсивность высвобождения и перераспределения рабочей силы зависит от множества факторов, главные из которых – изменение форм собственности, ликвидация нерентабельных и неконкурентоспособных предприятий и производств, предстоящая структурная перестройка. Поэтому данные процессы, затрагивающие коренные интересы всех слоев населения, условия их занятости, обязательно должны регулироваться. Необходима активная государственная политика в сфере занятости и трудовых отношений. Регулирующая роль государства должна состоять в постоянном поддержании сбалансированности экономических приоритетов и приоритетов занятости в программах экономических преобразований.

Таким образом, можно привести понятие безработицы как экономической категории. Безработица – такое положение в экономике, при котором часть трудоспособного населения становится относительно избыточной. Это выражается несоответствием между спросом на рабочую силу и ее предложением.

Безработица в общетеоретическом плане представляет собой отражение несовпадения предложения рабочей силы и спроса на нее, их количественное и качественное несоответствие, она присуща любой экономической системе, осуществляющей товарное производство. Безработица не есть чисто экономическое явление, а, скорее, своеобразный синтез экономики, политики, идеологии, традиций и морали данного общества [14, C. 251].

В экономической теории используется два показателя, которые могут охарактеризовать картину экономической нестабильности на рынке труда — это уровень безработицы и средняя ее продолжительность.

Показатель уровня безработицы используется для измерения масштабов безработицы и измеряется как доля официально зарегистрированных безработных к численности экономически активного населения:

                 Численность безработных

Уровень безработицы = ————————————-

                 Численность эк. активного населения

Продолжительность безработицы характеризует среднее время перерыва в работе.

Теперь рассмотрим основные причины возникновения и существования безработицы. Анализ причин безработицы дают многие экономические школы. Одно из самых ранних объяснений дано в труде английского экономиста-священника Т. Мальтуса (конец 18 века) «Опыт о законе народонаселения». Мальтус заметил, что безработицу вызывают демографические причины, в результате которых темпы роста народонаселения превышают темпы роста производства. Недостаток этой теории состоит в том, что она не может объяснить возникновение безработицы в высокоразвитых странах с низкой рождаемостью.

Довольно тщательно исследовал безработицу К. Маркс в «Капитале» (вторая половина 19 века). Он отметил, что с техническим прогрессом растет количество и стоимость средств производства, приходящихся на одного работника. Это приводит к относительному отставанию спроса на труд от темпов накопления капитала, и в этом кроется причина безработицы. Такая трактовка математически не вполне корректна, т.к. если спрос на рабочую силу растет, то безработица исчезает, или хотя бы рассасывается, несмотря на то что рост капитала происходит еще более высокими темпами.

Маркс допускал и другие причины, в частности, цикличность развития рыночного хозяйства, что делает ее постоянным спутником развития рыночного хозяйства.

Выведение безработицы из циклического развития экономики стало после Маркса устойчивой традицией в экономической теории. Если экономика развивается циклически, когда подъемы и спады сменяют друг друга, следствием этого становится высвобождение рабочей силы и свертывание производства, увеличение армии безработных.

Заслуга Кейнса в разработке теории безработицы в том, что он представил логическую модель механизма, раскручивающего экономическую нестабильность и ее интегральную составляющую — безработицу. Кейнс заметил, что по мере роста национального хозяйства в развитом рыночном хозяйстве у большинства населения не весь доход потребляется, определенная его часть превращается в сбережения. Чтобы они превратились в инвестиции необходимо иметь определенный уровень так называемого эффективного спроса, потребительского и инвестиционного. Падение потребительского спроса гасит интерес вкладывать капитал, и, как следствие, падает спрос на инвестиции. При падении стимулов к инвестированию производство не растет и даже может свертываться, что приводит к безработице.

Интересна трактовка безработицы видного английского экономиста А. Пигу, который в своей известной книге «Теория безработицы» (1923 г.) обосновал тезис о том, что на рынке труда действует несовершенная конкуренция. Она ведет к завышению цены труда. Поэтому многие экономисты указывали, что предпринимателю выгоднее заплатить высокую заработную плату квалифицированному специалисту, способному увеличить стоимость выпуска продукции. За счет высокопроизводительного труда предприниматель имеет возможность сократить рабочий персонал (действует принцип: лучше взять одного на работу и хорошо ему заплатить, чем держать 5-6 человек с меньшей зарплатой). В своей книге Пигу детально и всесторонне обосновывал мнение, что всеобщее сокращение денежной заработной платы способно стимулировать занятость. Но все же эта теория не может дать полного объяснения источников безработицы. Да и статистика не подтверждает положение о том, что армия безработных всегда пополняется за счет работников со сравнительно низким уровнем заработной платы.

Обратим внимание на причины возникновения безработицы в нашей стране.

Среди множества проблем, встающих перед любой страной в условиях ее перехода к рыночной экономике, одной из самых острых является, как известно, угроза массовой безработицы. И угроза эта в более или менее значительной степени реализуется. Сегодня (а точнее, наверное, еще вчера) для России приобрели исключительную актуальность меры по возможному предотвращению обвального размаха безработицы и смягчению ее социальных последствий.

Однако прежде всего следует сказать о характере кризиса, порождающего безработицу в российских условиях. Это не циклический кризис, известный из экономики состоявшегося капитализма и как бы «сам по себе» выводящий ее по истечении некоторого времени к фазе подъема, в которой существует только фрикционная и ограниченная структурная безработица. В России массовая безработица порождается трансформационным экономическим кризисом. Он отражает глубокие противоречия условий перехода от командной экономики к рыночной и носит не циклический, а главным образом структурный характер.

Отсюда следует, что выход из этого кризиса может быть лишь следствием глубоких структурных преобразований в народном хозяйстве. Однако по отношению к сфере занятости обязательно должно сохраняться регулирующее участие государства.

Среди конкретных причин, обусловливающих сокращение занятости трудоспособного населения в России, можно отметить следующие:

Первая причина коренится в том, что характерной чертой советской экономики являлась чрезмерная численность производственного персонала (в том числе вспомогательного и управленческого) предприятий.

Вторая причина. Переход к рыночным критериям оценки хозяйствования предприятий обнаруживает несостоятельность многих из них, поскольку они не могут приспособиться к реальному спросу по видам продукции, ее ассортименту, качеству, цене. Итог несостоятельности таких предприятий – банкротство и обретение новых хозяев, а новые собственники в первую очередь производят сокращение персонала,

Третья. Многие госпредприятия восприняли либерализацию цен как возможность их бесконтрольного повышения с тем, чтобы не только покрыть свои чрезмерные издержки, но и значительно увеличить доход (прибыль и зарплату). На первых порах это широко удавалось. Однако такое положение не может сохраняться долго. Вскоре бесконтрольный рост цен обернулся бумерангом многократного удорожания сырья, энергоносителей, комплектующих, и в конечном счете — кризисом неплатежей по всем технологическим цепочкам. Он поразил не только потенциальных банкротов, но и многие предприятия, продукция которых нужна обществу, даже остро необходима, но не может быть оплачена ее потребителями. Этот кризис — еще один фактор, питающий безработицу.

Четвертая. Рыночные реформы ведут к успеху только если сопровождаются глубокой структурной перестройкой. Такая перестройка охватывает не только микроэкономику (реструктуризацию конкретных предприятий), но и макроэкономику: ведет к концентрации ресурсов на развитии только тех отраслей, которые имеют реальные перспективы успеха в условиях жесткой рыночной конкуренции, и, соответственно, к свертыванию таких отраслей, продукция которых не пользуется спросом. Очевидно, что в России, для экономики которой характерны глубокие диспропорции, прежде всего огромное разбухание группы А, служившей базой форсированного роста ВПК, такая перестройка породит массовую структурную безработицу.

Пятая. Наряду с приведенными выше факторами массовой безработицы в наших условиях действуют и репродуцирующие безработицу специфические факторы. Имеются в виду разрывы сложившихся хозяйственных связей между бывшими союзными республиками СССР (ныне независимыми государствами), а также между Россией и странами Восточной Европы. А это ухудшило положение военных и оборонных предприятий военно-оборонного, и как следствие увеличение уровня безработицы в регионах с концентрацией таких предприятий.

 

 

 

2. Виды и формы безработицы и их особенности

 

Начнем с той формы безработицы, о которой можно вести речь фактически в любом обществе и которая во многом является необходимым следствием активных структурных перестроек экономики. Это фрикционная (или структурная) безработица. Рабочие имеют различные склонности и способности, а к каждому конкретному рабочему месту предъявляются определенные профессиональные требования. Кроме того, система распространения информации о претендентах на рабочие места является несовершенной, а географическое перемещение рабочих не может происходить моментально. Поиск подходящего рабочего места требует определенного времени и усилий. В самом деле, поскольку различные рабочие места различаются и по сложности, и по оплате труда, безработный может даже отказаться от первого предложенного ему рабочего места. Безработица, вызванная тем, что установление соответствия между работниками и рабочими местами требует времени, называется фрикционной безработицей.

Определенный уровень фрикционной безработицы неизбежен в условиях постоянно меняющейся рыночной экономики. Спрос на различные товары постоянно колеблется, что в свою очередь вызывает колебания спроса на труд работников, производящих эти товары. Далее, поскольку различные регионы производят разные товары, спрос на труд может одновременно возрастать в одной части страны и сокращаться в другой. Экономисты называют такие изменения в структуре спроса на труд по отраслям и регионам структурными сдвигами. Поскольку структурные сдвиги происходят постоянно и рабочим требуется определенное время для смены работы, фрикционная безработица носит устойчивый характер.

Структурные сдвиги не являются единственной причиной постоянного высвобождения работников и фрикционной безработицы. Помимо этого, рабочие неожиданно для себя оказываются уволенными в случае, если предприятие становится банкротом, если качество их работы признается неудовлетворительным или если их конкретная квалификация более не требуется.

Второй классической формой безработицы является циклическая безработица. Традиционно она связана с фазой спада в воспроизводственном цикле, в условиях которого существенно возрастает объем безработицы.

Однако циклическая безработица в условиях переходной экономики имеет ряд существенных особенностей. В экономике переходных обществ циклическая безработица фактически превращается в перманентную безработицу периода постоянного свертывания производства. Более того, постепенное, временное оживление экономики в гораздо меньшей степени приводит к рассасыванию безработицы, чем это можно было ожидать.

Причины этого достаточно понятны: модель «шоковой терапии», приводящая к глобальному спаду, разрешает противоречия экономического роста прежде всего за счет трудящихся. Постепенно, конечно, создаются формы общественных работ или другие механизмы парирования наиболее жестких последствий безработицы. Однако циклическая безработица, связанная с устойчивой тенденцией к спаду экономики, является главной формой безработицы в переходной экономике. Фактически такая стабильная безработица может быть названа скорее застойной, нежели циклической.

Итак, застойная безработица — это третья форма, наиболее характерная для экономики переходного общества. Застойная безработица как наиболее типичная форма безработицы переходной экономики усугубляется тем, что традиции прошлого во многом приводят к надеждам значительной части работников на возможность решения своих проблем в будущем за счет поддержки государства, но не за счет собственной активности.

Кроме перечисленных форм безработицы существуют такие виды как сезонная, скрытая и естественная. Некоторые экономисты добавляют еще – добровольную и институциональная безработица.

Сезонная безработица возникает с изменением спроса на определенные профессии в зависимости от сезонов (времен) года. Завод, производящий сахар из сахарной свеклы, в зимнее время, например, простаивает из-за отсутствия сырья для производства.

Скрытая безработица — это содержание на предприятиях и в организациях в интересах сохранения трудовых коллективов излишних работников, которые могли бы быть высвобождены в результате спада производства. Такая форма проявляется главным образом в виде вынужденного перехода на неполный рабочий день (неделю) и вынужденных отпусков (с частичной оплатой или без сохранения содержания) по инициативе администрации.

Рост масштабов скрытой безработицы в России в 90-х годах прошлого столетия стал наиболее яркой формой явления сокращения спроса на рабочую силу со стороны предприятий и организаций в переходный период. Оценки величины скрытой безработицы в России в конце 90-х годов колеблются от 10 до 12 млн. человек. При этом 80% излишних работников сосредоточены в отраслях материального производства, особенно в машиностроении, химической, нефтехимической, а также текстильной промышленности.

Естественным уровнем безработицы называют такой уровень, при котором факторы, повышающие и понижающие зарплату и цены, находятся в равновесии. Это наивысший уровень занятости, соответствующий потенциальному ВНП. Согласно концепции естественного уровня потенциальный ВНП достигается при полной загрузке основного капитала, под которой понимается ситуация, когда индекс использования производственных мощностей обрабатывающей промышленности равен примерно 86%. Естественный уровень безработицы выше нуля, так как она в той или иной мере существует всегда в фрикционной или структурной формах.

В современной экономике, обремененной высоким уровнем инфляции, естественный уровень безработицы характеризуется как предельно низкий (допустимый). По сути же естественный уровень безработицы не является таковым. Он не оптимален. Еще никому не удалось доказать, что для экономики в целом выгоднее иметь незанятого рабочего, чем тот продукт, который этот рабочий мог бы произвести. Факты, напротив, показывают, что при высоком уровне занятости фактический ВНП существенно увеличивается по отношению к потенциально достижимому по мере того, как уровень безработицы падает ниже естественного. Естественный уровень, таким образом, выше оптимального. Только достижение последнего максимизирует экономическое благосостояние. Однако подобная максимизация, очевидно, привела бы к чрезмерному росту инфляции. Пока еще не нашлось экономиста, который изыскал бы способ безболезненно для экономики снизить естественный уровень безработицы на 1—2%. Существуют некоторые меры, которые могли бы способствовать его снижению: улучшение информированности населения о возможности занятости, совершенствование профподготовки по дефицитным специальностям, снижение уровня госзащищенности безработных, проведение общественных работ.

Добровольная безработица вызвана тем, что в любом обществе существует прослойка людей, которые по своему психическому складу или по иным причинам не хотят работать. В нашей стране хорошо известно, что усилия по принудительному устройству так называемых «бомжей» не привели к переориентации этой категории населения.

Институциональная безработица возникает, когда сама организация рынка труда недостаточно эффективна. Допустим, неполна информация о вакантных рабочих местах. Уровень безработицы был бы ниже при налаженной работе системы информации. В этом же направлении действует завышенное пособие по безработице или заниженные налоги на доходы. В этом случае возрастает продолжительность безработицы т.к. гасятся стимулы для энергичных поисков работы.

Завершая характеристику форм безработицы, хотелось бы подчеркнуть, что для России, находящейся в состоянии перехода от прошлой жизни в условиях «реального социализма» к некоему (пока еще непонятно к какому именно) новому качеству, становится реальностью действие так называемого «всеобщего закона капиталистического накопления», в свое время сформулированного К.Марксом применительно к буржуазному обществу классического периода — периода середины XIX века. Тогда, по словам Маркса, нарастание безработицы, абсолютного и относительного обнищания масс на одном полюсе; нарастание богатства, концентрация и централизация капитала — на другом, было законом воспроизводства буржуазного общества.

Борьба наемных работников и других общественных сил буржуазных стран на протяжении не одного столетия (а особенно — в течение XX века) привела к тому, что в развитых странах этот закон сегодня фактически не действует или проявляется в иных, переходных формах. В отличие от этих стран почти полная пассивность наемных работников бывшего «социалистическогго лагеря» в сочетании с рождением примитивных форм «номенклатурного капитализма» привела к тому, что для экономики переходного общества во многих странах стало характерно действие тенденции нарастания социально-экономической поляризации в переходных обществах, чем-то напоминающей всеобщий закон капиталистического накопления. В условиях системного кризиса здесь происходит огромная поляризация общественного богатства, концентрация капитала в руках бывшей номенклатуры и «новых богатых» — на одном полюсе; не только относительное, но и абсолютное обнищание, нарастание безработицы — на другом полюсе. Разрыв доходов между 10% наиболее богатых и наиболее бедных семей в России уже вдвое превышает аналогичный показатель в развитых странах Западной Европы. Более того, он превышает даже разрыв, характерный для новых индустриальных государств. Безусловно, такое положение не может продолжаться бесконечно долго, и важнейшей задачей сейчас является поиск путей преодоления такого рода противоречий и, в частности, преодоления безработицы в переходной экономике России. Возможно начинать такой поиск следует начинать с выявления причин возникновения российской безработицы.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

3. АНАЛИЗ РЫНКА РОССИЙСКОГО РЫНКА ТРУДА

 

В России методы оценки общей безработицы разрабатываются по линии Государственного комитета по статистике Российской Федерации, регистрируемой безработицы — по линии Министерства труда и социального развития Российской Федерации. В дореформенный период статистическая информация о масштабах общей безработицы, ее структуре и продолжительности отсутствовала. Регулярные обследования населения по проблемам занятости были внедрены лишь с осени 1992 года. Что касается статистики регистрируемой безработицы, то и ее «возраст» не намного больше: соответствующие данные стали доступны с середины 1991 года после принятия Закона «О занятости населения в Российской Федерации» и учреждения Государственной службы занятости.

С учетом вышесказанного приведем статистические данные Госкомитета РФ, характеризующие динамику развития рынка труда в России.

Таблица 1

Численность безработных в российской экономике, 1992 – 2002 годы, тысяч человек

 

 

Год

По данным выборочных обследований по проблемам занятости населения

По данным регистра Государственной службы занятости

взрослое население в возрасте 15-72 лет

население в трудоспособном возрасте

взрослое население без учета учащихся, студентов и пенсионеров

зарегистрированные безработные

лица, не занятые трудовой деятельностью, состоящие на учете служб занятости

безработные, которым назначено пособие

1992 

3877 

3555 

3163 

577,7 

981,6 

371,3 

1993 

4305 

4062 

3749 

835,5 

1084,5

550,4 

1994 

5702 

5474 

5190 

1636,8 

1878,9 

1395,5 

1995 

6712 

6479 

6204 

2327 

2549 

2025,8 

1996 

6732 

6513 

6212 

2506 

2750,8 

2264,7 

1997 

8058 

7797 

7427 

1998,7 

2202,5 

1771,1 

1998 

8876 

8595 

8190 

1929 

2147,6 

1756,4 

2000

9094  

8642 

8127  

1263,4 

1442,7 

1090,2 

2002

6999  

6692  

6287 

1037 

1196,5 

908,7 

 

 

 

 

Таблица 2

Структура общей безработицы в России и странах по основным социально-демографическим группам

Группы

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

2000

2002

Доля различных групп в общей численности безработных, % 

По полу

мужчины 

52,3 

53 

53,9 

53,9 

54,4 

54,2

53,8 

52,8 

54 

женщины 

47,7 

47 

46,1 

46,1 

45,6 

45,8 

46,2 

47,2 

46 

По типу поселения

город 

83,2 

82,8 

81,6 

79,3 

78,3 

76,1 

76,5 

77,3 

75,9 

село 

16,8 

17,2 

18,4 

20,7 

21,7 

23,9 

23,5 

22,7 

24,1 

По возрасту**

молодежь 

35,8 

33,8 

28,8 

29,4 

28,3 

26,6 

26,1 

23,4 

24,3

лица активного возраста

49,2 

54,5 

60,6 

61,6 

62,1 

63,5 

63,6 

63,6 

63,4 

лица пред-пенсионного возраста

8,1 

6,9 

7,1 

5,9 

6,5 

6,9 

7,4 

8,4 

8,1 

лица пенсионного возраста

6,9 

4,8 

3,5 

3,1 

3,1 

3 

2,9 

4,6 

4,2 

Уровень безработицы, % 

По полу

мужчины 

5,2 

  

8,3 

  

10

  

13,5 

13 

10,4 

женщины 

5,2 

  

7,9 

  

9,3 

11,5 

12,9 

12,8 

9,6 

По типу поселения

город 

5,6 

6,4 

8,6 

9,8 

99 

11,7 

13,1 

12,7 

96 

село 

3,7 

4,3 

6,3 

8,4 

8,9 

12,3 

13,5 

13,8 

11,6 

По возрасту**

молодежь 

12,9 

13,6 

16,1 

18,6 

19,1 

23,3 

26,8 

23,2 

19,6 

лица активного возраста

3,9 

4,8 

7,1 

8,3 

8,5 

10,5 

11,8 

11,8 

<

9,1 

лица предпенсионного возраста

2,9 

3,2 

5,1 

5,6 

6,2 

7,9 

8,8 

9,6 

6,6 

лица пенсионного возраста

5,4 

4,6 

5,3 

5,7 

6 

7,2 

8,7 

10,2 

8,5 

 

Кривая изменения уровня безработицы по возрасту представлена на рисунке 1 (по состоянию на конец 2002 года). Максимального значения он достигает в самой младшей возрастной группе (15 – 19 лет) – 35,1%, а затем почти монотонно падает на протяжении большей части возрастной шкалы. Минимум фиксируется в последней предпенсионной группе (50-54 года) — 6,2%, после чего наблюдается небольшое «постпенсионное» повышение (примерно на 1,3 процентных пункта). Сравнивая тендерные кривые, легко заметить, что только на самой нижней ступени возрастной шкалы женщины опережают мужчин. Скорее всего, этот разрыв в уровнях безработицы (почти на 9 процентных пунктов) объясняется отвлечением значительной части молодых мужчин данной возрастной категории на военную службу. Уже на следующей ступени вперед выходят мужчины, которые сохраняют «лидерство» вплоть до пятидесятилетнего возрастного рубежа. Однако в пожилых возрастах вперед вновь выходят женщины (наиболее значительный разрыв отмечается в группе 64-72 года). Важно тем не менее отметить, что во всех группах — за исключением самой младшей и самой старшей — уровни безработицы для мужчин и женщин оказываются практически одинаковыми.

012315 1505 2 БЕЗРАБОТИЦА: СУЩНОСТЬ, ПРИЧИНЫ

Рис 1. Изменение уровня безработицы по возрастным группам, 2002 год

Как и везде в мире, безработица среди молодежи в России выше, чем среди других возрастных групп. Это естественно, поскольку наиболее интенсивный поиск на рынке труда, сопровождающийся неизбежными пробами и ошибками, приходится на начальный этап трудовой активности человека. На протяжении большей части 90-х гг. общая безработица среди молодежи примерно вдвое превосходила среднероссийский уровень. В последние годы она достигала 20 – 25%. Высокую молодежную безработицу можно рассматривать как свидетельство того, насколько велика степень неопределенности и информационной непрозрачности, с которыми приходится сталкиваться «новичкам» при вступлении на российский рынок труда.

К уязвимым категориям с точки зрения занятости нередко относят лиц предпенсионного и пенсионного возраста.

Что касается лиц активного возраста, то уровень безработицы среди этой группы практически совпадал с общероссийским.

Как известно, один из наиболее кризисных секторов российской экономики – сельское хозяйство. Известно также, что многие регионы с критической ситуацией на рынке труда (например, республики Северного Кавказа) имеют по преимуществу аграрную ориентацию. Отсюда можно было бы заключить, что в России должна была сформироваться масштабная сельская безработица. Действительно, в пореформенный период «вклад» села в численность безработных вырос почти в полтора раза: с менее чем 17% в 1992 году до более чем 24% в 2002 году (табл. 3). Тем не менее на протяжении всего переходного периода между уровнями безработицы сельского и городского населения поддерживался примерный паритет — с той лишь разницей, что в начале десятилетия немного «впереди» был город, тогда как в конце десятилетия — село. Так, хотя в конце 2002 года сельская безработица превышала городскую, разрыв составлял всего 2,0 процентных пункта.

Парадоксальным является фактом того, что даже в регионах, где, казалось бы, следовало ожидать давления аграрного перенаселения (например, в республиках Северного Кавказа), уровни безработицы на селе и в городе оставались примерно одинаковыми. По-видимому, сегодня на пути миграции сельских жителей в город уже не существует непреодолимых барьеров. Часть избыточного аграрного населения рано или поздно передислоцируется в город, способствуя выравниванию уровней сельской и городской безработицы.

Интересно, что близость уровней сельской и городской безработицы сохраняется почти на всем протяжении возрастной шкалы (рис. 2) Единственное исключение – самая младшая группа 15– 19 лет, для которой городская безработица оказывается на 10 процентных пунктов выше, чем сельская. Скорее всего, это отражает тенденцию к участию сельской молодежи в производстве товаров и услуг для реализации в семейном подсобном хозяйстве. Без учета этого фактора уровни безработицы в городе и на селе практически сравниваются и для данной возрастной группы.

012315 1505 3 БЕЗРАБОТИЦА: СУЩНОСТЬ, ПРИЧИНЫ

Рис. 2. Изменение уровня безработицы по возрасту у городского и сельского населения, 2002 год

Одним из главных факторов, определяющих позиции работника на рынке труда, является уровень образования. Чем больше запас накопленного человеческого капитала, тем меньше риск попадания в ряды «лишних людей». Эта закономерность достаточно четко прослеживается и на российском рынке труда (табл. 4). Так, в 2002 году уровень общей безработицы среди лиц с высшим образованием был на 4,8 процентных пункта ниже, чем в среднем по стране. Напротив, среди лиц с низким образованием (не закончивших среднюю школу) он был в полтора – на 6,5-7,6 процентных пункта — выше среднероссийского.

Однако в российских условиях снижение безработицы по мере роста уровня образования не происходит строго монотонно. Так, на протяжении большей части 90-х годов уровень безработицы среди лиц с незаконченным высшим образованием превосходил среднероссийский. Скорее всего это связано со спецификой трудового поведения студентов вузов (рассматриваемая категория в значительной мере состоит именно из них), заинтересованных в получении работы, которую можно было бы совмещать с учебой.

 

 

Таблица 4

Структура общей безработицы в России по уровню образования

Группы по уровню образования

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

2000

2002

Доля отдельных групп в общей численности безработных, % 

Высшее 

10 

9,8 

10,3 

9,2 

8,2 

9 

10,3 

10,8 

11,1 

Неполное высшее

3,5 

3,2 

2,5 

2,2 

2,3 

2,3 

2,4 

2,7 

4,1

Среднее профессиональное

27,3 

29,2 

29 

28,6 

29,4 

27,7 

28,1 

27 

22,5 

Начальное профессиональное

 

 

 

 

 

8,7 

10,2 

11,1 

12,9

Среднее 

38,1 

37,3 

39,1 

41,8 

41,4 

32,8 

31,7 

31,2 

32,9 

Общее 

18,6 

18,7 

17,5 

16,9 

17,5 

16,3 

14,6

13,5 

14,1 

Нет общего 

2,4 

1,8 

1,6 

1,3 

1,2 

3,3 

2,7 

3,8 

2,4

Уровень безработицы, %

Высшее 

3,3 

3,5 

4,8 

5 

4,5 

5,7 

7,1 

7,1 

5,3 

Неполное высшее

9,9 

10,4 

11,2 

13,5 

12,8 

14,2 

16,5 

14,8 

9

Среднее профессиональное

4,5 

5,3 

7,3 

8,3 

8,6 

10,2 

11,4 

10,6 

7,9 

Начальное профессиональное

 

 

 

 

 

15,9 

17,3 

15,5 

11,4

Среднее 

5,9 

6,7 

9,5 

11,6 

11,7 

14,2 

16,2 

16,1 

13,5 

Общее 

6,6 

7,8 

10,7 

12,9 

14,1 

17,6 

19,4 

19,9 

16,5 

Нет общего образования 

4 

4,1 

6,4 

7,3 

7,7 

15,9 

17,5 

23,4 

17,6

 

 

Обращает на себя внимание и относительно высокая безработица среди лиц с начальным профессиональным образованием (бывших выпускников ПТУ). По-видимому, она отражает общее для всех переходных экономик явление: унаследованный от плановой системы избыток работников с узкой специальной подготовкой.

Это предположение согласуется с данными о вариации уровней безработицы по профессиональным группам (табл. 5). Общая картина выглядит стандартно: чем выше квалификация, чем меньше работник подвержен риску остаться не у дел. Так, в 2002 году уровень безработицы среди руководителей был более чем на треть ниже, тогда как среди неквалифицированных рабочих — более чем на треть выше общероссийского. Из этого правила обнаруживается одно значимое исключение: для высококвалифицированных рабочих вероятность столкнуться с безработицей была выше, чем для рабочих средней квалификации, и почти такой же, как для неквалифицированных рабочих. Этот достаточно необычный результат можно связать не только с более высокой резервируемой заработной платой, характерной для данной профессиональной группы, но также и с тем, что наиболее сильный удар переходный кризис нанес по отраслям и предприятиям с повышенной концентрацией именно высококвалифицированных рабочих (ВПК и т.п.).

Таблица 5

Структура общей безработицы по основным профессиональным группам

 

 

Год

 

 

Всего

В том числе, по профессиональным группам:

 

 

руко-води-тели

 

специа

листы выс-шего уровня

спе-циали-сты средне-го уровня

служа-щие, заня-тые подго-товкой инфор-мации

работ-ники сферы обслу-жива-ния

квали-фици-рован-ные рабочие сель-ского хозяй-ства

квали-фици-рован-ные рабочие про-мыш-ленно-сти

рабо-чие сред-ней ква-лифи-кации

неква-лифи-циро-ванные рабо-чие

Доля отдельных групп в общей численности безработных, %

1997 

100 

1,7 

9,6 

13,3 

3 

12,4 

2,1 

23 

15,4 

19,5 

1998 

100 

1,9 

10,4

12,6 

3,5 

13,8 

1,9 

21,6 

15,5 

18,8 

1999 

100 

2,3 

10,2 

13,4 

3,1 

13,3 

2,7 

22,3 

15 

17,7 

2000 

100 

2,8 

8,8 

11,1 

4 

13,8 

1,9 

21,4 

16,8 

19,4 

Уровень безработицы, %** 

1997 

10,3 

3,3 

7 

10,1 

10,7 

12,6 

8,7 

14,6 

11,6 

13,9 

1998 

12,4 

4,9 

8,3 

10,3 

14,1 

16,1 

9,6 

17,2 

14,3 

17 

1999 

10,1 

5,4 

6,9 

9,4 

9,7 

11,7 

10,1 

13,7 

11 

13,4 

2000 

8,1 

5,7 

4,3 

6,2 

9,9 

9,2 

6,1 

10,2 

9,6 

11,8 

Отклонение групповых уровней безработицы от среднего, процентных пунктов 

1997 

0 

-7 

-3,3 

-0,2 

0,4 

2,3 

-1,6 

4,3 

1,3 

3,6 

1998 

0 

-7,5 

-4,1 

-2,1 

1,7 

3,7

-2,8 

4,8 

1,9 

4,6 

2000

0 

-4,7 

-3,2 

-0,7 

-0,4 

1,6 

0 

3,6 

0,9 

3,3 

2002

0 

-2,4 

-3,8 

-1,9 

1,8 

1,1 

-2 

2,1 

1,5 

3,7 

 

В российской экономике общее соотношение между уровнями безработицы для «белых» и у «синих воротничков» труда составляло 1,3–1,5 (оценки относятся к 1997-2002 годам). В странах со зрелой рыночной экономикой оно выше, колеблясь от 1,5 в Германии до 2,3 в США. Таким образом, на российском рынке труда перспективы занятости у представителей физического труда были, как правило, сравнительно лучше или, по меньшей мере, не хуже, чем на рынках труда многих других стран.

Оценки отраслевых уровней безработицы отражены в табл. 6. Наиболее весомый вклад в формирование пула безработных вносили два сектора – промышленность и торговля. В 2002 году доля первой достигала почти 30% от общей численности безработных (без учета лиц, не имеющих опыта трудовой деятельности), доля второй приближалась к 20%.

Таблица 6

Структура общей безработицы по отраслям, 2002 год

Отрасли

Доля отдельных отраслей в общей численности безработных, %

Уровень безработицы, %

Отклонения групповых уровней безработицы от среднего, процентных пунктов

Все безработные, имеющие опыт работы 

100 

8,1

0 

в том числе по отраслям

Промышленность 

30,7 

10 

1,9 

Сельское и лесное хозяйство

10 

8,4 

0,3 

Транспорт

7,2 

8,8 

0,7 

Связь 

1 

6,5 

-1,6 

Строительство 

9,8 

13,1 

5 

Оптовая и розничная торговля, общественное питание

16,4 

10,9 

2,8 

ЖКХ, непроизводственные виды бытового обслуживания населения

3,8 

9,1 

1 

Здравоохранение, физическая культура и социальное обеспечение

3,9 

5,1 

-3 

Образование 

6,8 

6,7 

-1,6 

Культура и искусство 

1,3 

7,6 

-0,5 

Наука и научное обслуживание

0,6 

4,5 

-3,6 

Финансы, кредит, страхование, пенсионное обеспечение

1,2 

8,8 

0,7 

Управление 

5,6 

7,5 

-0,6 

Другие отрасли 

1,7 

7,1 

-1 

 

Характерно, что самые высокие показатели безработицы (на 2– 5 процентных пунктов выше среднероссийского уровня) демонстрировали отрасли с наиболее интенсивным оборотом рабочей силы — строительство, торговля и промышленность. Такая же связь между безработицей и текучестью кадров отмечается во многих других экономиках. Риск остаться без работы был меньше всего для «выходцев» из сферы здравоохранения и, как ни странно, науки (напомним, что в 90-е годы наука была одним из лидеров по темпам сокращения занятости). Вероятно, работники, высвобождаемые из научной сферы, обладали достаточно высокой квалификацией, чтобы перемещаться в другие сектора напрямую, минуя промежуточное состояние безработицы.

Естественно, что дифференциация показателей регистрируемой безработицы может не совпадать с дифференциацией показателей общей безработицы.

На протяжении всего переходного периоды отклонения структуры регистрируемой безработицы от структуры общей безработицы были, как правило, невелики. В подавляющем большинстве случаев отдельные группы оказывались представлены в составе той и другой примерно в равных пропорциях (другими словами, «коэффициент регистрации» был близок к единице).

Самое заметное отклонение — женщины, которые составляли почти две трети зарегистрированных безработных, но менее половины безработных по определению МОТ. Именно данные служб занятости послужили источником популярных в начале 90-х годов представлений о «женском лице» российской безработицы. В действительности, правомерно говорить лишь о том, что безработные женщины намного охотнее, чем мужчины, обращаются за помощью к государству (по-видимому, мужчины привыкли больше полагаться на собственные силы). Не исключено, что за их обращениями нередко может стоять заинтересованность не столько в получении трудоустройства, сколько в получении выплат и социальных гарантий, предоставляемых зарегистрированным безработным. В подобных случаях можно говорить о фактическом превращении пособий по безработице в специфическую форму социального вспомоществования.

«Коэффициент регистрации» больше единицы имели также лица активного и предпенсионного возраста. В то же время среди зарегистрированных безработных была явно недопредставлена молодежь в возрасте 16-24 лет. Скорее всего, дело здесь в специфике российского законодательства: среди молодых людей много учащихся и студентов, занятых поисками временной работы, которые согласно Закону о занятости не имеют права претендовать на получение официального статуса безработного. К тому же материальные стимулы к регистрации должны быть слабее у лиц, не имеющих опыта трудовой деятельности, так как по существующему законодательству они могут рассчитывать лишь на минимальное пособие.

Естественно было бы предполагать, что у сельских безработных возможности для регистрация будут сильно ограничены из-за территориальной отдаленности местных отделений ГСЗ. Однако вопреки ожиданиям в течение всего пореформенного периода коэффициент регистрации был у этой группы выше единицы. По-видимому, для жителей села, где экономические отношения до сих пор носят в значительной мере безденежный, натуральный характер, даже мизерное пособие по безработице представляло такую ценность, что они делали все возможное для его получения.

По образовательным категориям регистрируемая безработица распределялась примерно в тех же пропорциях, что и общая. Одно из исключений — группа с неполным высшим образованием, о которой речь шла выше; другое — группа с начальным профессиональным образованием, у которой значение коэффициента регистрации достигало 1,5– 2. Похоже, бывшие выпускники ПТУ прибегали к услугам государственных служб занятости намного охотнее, чем другие группы.

Информация о профессиональной принадлежности собирается ГЭС не по зарегистрированным безработным, а по всем, кто обращается к ним за содействием в трудоустройстве. Доля «синих воротничков» в составе их клиентуры примерно вдвое превосходила долю «белых воротничков». Отсюда можно заключить, что чаще всего в службы занятости обращались представители физического труда, тогда как представители нефизического труда предпочитали искать работу по иным каналам.

Обращение к характеристикам временной протяженности безработицы позволяет выявить дополнительные источники ее дифференциации. Так, если по общему уровню безработицы между мужчинами и женщинами поддерживался примерный паритет, то по уровню долговременной безработицы (продолжительностью свыше года) женщины устойчиво лидировали: в 2000 году он составлял у них 4,5%, тогда как у мужчин 4%. Это было отражением того факта, что среди женщин длительно безработные встречались намного чаще (почти на 10 процентных пунктов), чем среди мужчин. Соответственно средняя продолжительность безработицы (завершенной) достигала у женщин 14,9 месяцев по сравнению с 10,7 месяцами у мужчин. Вместе с тем мужчины намного активнее пополняли ряды «лишних людей» (месячный коэффициент притока составлял у них 1,1% против 0,7% у женщин), что и обеспечивало примерное равенство между уровнями мужской и женской безработицы. Таким образом, если вероятность остаться без работы была относительно выше для мужчин, то вероятность надолго «застрять» в этом состоянии — для женщин.

Распределение возрастных групп по уровню долговременной безработицы мало отличалось от их распределения по общему уровню безработицы. Самая высокая долговременная безработица была характерна для молодежи (аналогичная ситуация наблюдается в большинстве стран мира), самая низкая — для лиц предпенсионного возраста. Однако отсюда было бы неверно делать вывод, что риск длительной незанятости достигает максимума на начальных ступенях возрастной шкалы. Уровень долговременной безработицы у молодых людей выше только потому, что они имеют более высокий общий уровень безработицы. В то же время доля безработных с продолжительностью поиска свыше года была среди молодежи в полтора-два раза меньше, чем среди остальных групп: соответственно 29% против 46-62% (данные конца 2000 года). Средняя продолжительность молодежной безработицы (завершенной) составляла менее 9 месяцев, тогда как в активном возрасте поиск длился около 15, в предпенсионном растягивался на 17 месяцев, а в пенсионном превышал два года. Зато, как и следовало ожидать, среди молодежи приток в безработицу происходил в несколько раз активнее, чем среди лиц старшего возраста. Таким образом, молодежная безработица имела по преимуществу краткосрочный характер, с высокими темпами входа и выхода, тогда как застойная безработица являлась уделом прежде всего пожилых возрастов (особенно — пенсионеров).

С уровнем образования долговременная безработица связана отрицательно. Ниже всего она оказывается в группе с высшим образованием, выше всего — в группе, которая не имела даже общего. Самая низкая доля длительно безработных была характерна для лиц с незаконченным высшим образованием, что объясняется присутствием среди них большого числа студентов, поисковая активность которых зачастую носит кратковременный характер. Соответственно эта группа имела самую короткую среднюю продолжительность безработицы (завершенной) — менее 9 месяцев, тогда как у большинства других групп она достигала 10-12 месяцев. Однако у тех, у кого не было даже общего образования, поиски растягивались почти на три года. Достаточно продолжительная безработица (около 15 месяцев) отмечалась и среди обладателей дипломов техникума, что, возможно, свидетельствует о чрезмерно специализированном характере полученной ими квалификации. Такая узкая специализация может делать ее носителей неспособными к быстрой и эффективной адаптации, снижая шансы на трудоустройство за рамками ограниченной профессиональной ниши.

Среди профессиональных групп максимальный уровень долговременной безработицы наблюдался среди работников, занятых подготовкой информации, и неквалифицированных рабочих. Парадоксальное сочетание отмечалось у категории руководителей — уровень долговременной безработицы был у нее одним из самых низких, тогда как доля длительно безработных выше, чем во всех остальных группах, — более 50%. Возможно, это объяснялось завышенными притязаниями, которые выдвигались в ходе поиска представителями этой группы.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Заключение

 

Важным принципом с позиций обеспечения занятости населения при стабилизации экономики является нахождение компромисса между экономическими и социальными результатами. На деле это означает, что все варианты мер, направленных на стабилизацию, должны предварительно оцениваться по их влиянию на рынок труда и корректироваться, если возникнет в этом необходимость.

При выборе путей формирования рынка труда надо исходить из необходимости изучения и анализа внутренних закономерностей, присущих развитию занятости и сохраняющихся в условиях рыночной экономики, поскольку многие факторы, влияющие на важнейшие параметры занятости, зависят непосредственно от человека (численность населения, его половозрастная структура, расселение населения в городской и сельской местностях и т.д.).

Одним из основных элементов формирования политики эффективной занятости является разработка и задействование механизма, регулирующего динамичное равновесие спроса и предложения рабочей силы на рынке труда. В этой связи выделим два блока проблем:

  • оживление экономической ситуации и инвестиционной активности в стране, создание условий для динамичного движения капитала, разработка мер по развитию системы рабочих мест и увеличению потребности предприятий и организаций в рабочей силе;
  • совершенствование системы оплаты труда, расширение возможностей получения населением дополнительных доходов (дивиденды от ценных бумаг, проценты по вкладам и т.д.), развитие системы социальных пособий, дотаций и льгот, снижающих потребность в труде отдельных социально-демографических групп населения, особенно женщин, учащейся молодежи и пенсионеров.

В реализации первого направления большое значение приобретают методы воздействия на занятость населения в условиях структурных сдвигов в экономике и развития новых форм собственности.

Государство должно стимулировать создание и преобразование рабочих мест (естественно, на новых принципах инвестирования) в жизнеобеспечивающих производствах, а также в наиболее развитых в технологическом отношении отраслях экономики. Предстоит усилить роль собственных источников финансирования инвестиций предприятий, то есть стимулировать проток децентрализованных средств (предпринимателей, населения, западных инвесторов и т.д.).

Касаясь второго направления достижения динамичного равновесия спроса и предложения рабочей силы на рынке труда, следует отметить, что предварительное рассмотрение демографических факторов, определяющих формирование экономически активного населения и их возможное воздействие на рынок труда в конце 90-х годов, показывает, что при разработке и реализации мер по регулированию занятости населения в условиях существенных инвестиционных ограничений надо особое внимание уделить вопросам снижения спроса на рабочие места со стороны отдельных социально-демографических групп населения.

При решении вопросов регулирования занятости населения важно учитывать специфические черты российской модели рынка труда. Это: более высокая степень коллективизма как традиционного способа взаимной поддержки работающих (отсюда преобладающими, видимо, останутся и коллективные формы найма и увольнения, социальной поддержки в сфере труда); разная скорость движения к рынку различных отраслей и секторов экономики; неравномерность перехода к рынку в отдельных регионах, городах и сельской местности.

Понимая неизбежность нарастания масштабов безработицы в России в условиях углубления экономических реформ, в ближайшие годы, видимо, следует ориентироваться на социально допустимые масштабы безработицы в размере 7-8%, определяемой как отношение числа лиц, ищущих работу, ко всей численности экономически активного населения. С учетом специфики российской экономики это ниже, чем в других странах, переходящих от плановой к рыночной экономике.

На ситуацию на региональных рынках труда большое влияние оказывает отраслевая структура производства.

Касаясь вопросов взаимодействия федеральных и региональных органов исполнительной власти при формировании методов регулирования занятости населения, следует подчеркнуть актуальность разработки сбалансированной системы механизмов регулирования рынков труда, элементы которой были бы достаточно эффективны как на федеральном, так и на отраслевом и региональном уровнях, обеспечивая решение не только краткосрочных (оперативных), но и среднесрочных (на 1-2 года) и долгосрочных (на 5-10 лет) задач. Указанные меры должны предусматривать не только административное, но и косвенное экономическое влияние на процессы занятости населения и ситуацию на рынке труда.

Отметим, что забота государства о достижении в стране наиболее полной и эффективной занятости как важной социальной гарантии для экономически активного населения является важнейшим аспектом государственного регулирования рынка труда, механизм формирования которого будет постоянно совершенствоваться применительно к новым условиям развития многоукладной экономики, структурной перестройки производства, формирования эффективной социальной политики.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Балацкий Е. Россия: проблема безработицы в переходный период // Проблемы теории и практики управления. № 1 –2000.
  2. Бестужев-Лада И.В. Безработица? Не может быть!– М.: Знание, 1992
  3. Борисов Е.Ф. Экономическая теория: вопросы — ответы. Ключевые понятия. Логика курса: — М.: Юридическая фирма «КОНТРАКТ», «ИНФРА-М», 2000.
  4. Бузгалин А.В. Переходная экономика.–М.: Таурус, 1994.
  5. Волынский Г. К вопросу о безработице в переходный период // Российский экономический журнал. № 4. 1994. С. 18 – 24.
  6. Горбачев Ж. Закрепление в новом Трудовом Кодексе России гарантий прав граждан в сфере занятости// Управление персоналом, 2000, № 7
  7. Дикаpева А.А.,.Миpская М.И Социология труда. –M.: Высшая школа, 1989.
  8. Липшиц И.В. Введение в экономику и бизнес. –М.: ВИТА-ПРЕСС, 1999.
  9. Любимов Л.Л., Раннева Н.А. Основы экономических знаний. – М.: ВИТА-ПРЕСС, 1997.
  10. Курс экономической теории./ Под ред. М.Н. Чепурина и Е.А. Киселевой. –Киров: Проект, 2004.
  11. Соколинский М. Государство и экономика. М.: Юрайт, 1997.
  12. Соколинский В.М.. Психологические основы экономики. М.: Юрайт, 1999.
  13. Фишер С., Дорнбуш Р., Шмалензи Р. Экономика. М.: Контакт, 1998.
  14. Монусова Г. Незанятость в России: вынужденная или добровольная?// Вопросы экономики, 2001, № 9.
  15. Мэнкью Г. Макроэкономика. –М.: МГУ, 1994.
  16. Обследование населения по проблемам занятости, 1999 г. М.: Госкомстат России, 2000, выпуск 2.
  17. Обследование населения по проблемам занятости, 2002 г. М.: Госкомстат России, 2003, выпуск 1.
  18. Обследование населения по проблемам занятости, 2000 г. М.: Госкомстат России, 2001;
  19. Обследование населения по проблемам занятости, 2002 г. М.: Госкомстат России, 2003;
  20. Основные показатели деятельности органов Государственной службы занятости. М., Государственная служба занятости, 1992-2002.
  21. Соболева И. Политика занятости в России и мировой опыт//Проблемы теории и практики управления, 1997, №1.
  22. Стендинг Г., Четвернина Т. Загадки российской безработицы//Вопросы экономики. № 12. 1993. С. 12 – 15.
  23. Экономика труда / Под ред. Г.Р. Погосяна и Л.И. Жукова М.: Экономика, 2001.
  24. Экономическая теория/ Под ред. А.Г. Грязновой, Т.В. Чечелевой.–М.: Экзамен, 2003.
  25. Экономическая теория/ Под ред. А.И. Добрынина, Л.С. Тарасевича.–СПб.: Питер, 2002
  26. Экономическая теория/ Под ред. В.Д. Камаева.– М.: Владос, 2002
  27. Ясин Е., Алексашенко С., Гавриленков Е., Дворкович А. Реализация либеральной стратегии при существующих экономических ограничениях // Вопросы экономики. –2000. — №7.
  28. www.gks.ru Официальный сайт Государственного Комитета статистики РФ.

     


     

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 1.15MB/0.00180 sec

WordPress: 23.71MB | MySQL:117 | 3,341sec