Д. Рикардо ( 1772- 1823 ) - буржуазный идеолог эпохи промышленной революции » Буквы.Ру Научно-популярный портал<script async custom-element="amp-auto-ads" src="https://cdn.ampproject.org/v0/amp-auto-ads-0.1.js"> </script>

Д. Рикардо ( 1772- 1823 ) — буржуазный идеолог эпохи промышленной революции

<

111813 0343 171 Д. Рикардо ( 1772  1823 )   буржуазный идеолог эпохи промышленной революции Давид Рикардо явился крупнейшим продолжателем учения Адама Смита. В трудах Рикардо классическая буржуазная политэкономия достигла значительных успехов в познании внутренних закономерностей капиталистического способа производства. Главные достижения Рикардо были использованы К. Марксом в его экономическом учении путем критической переработки.

Прежде всего отметим, что если А. Смита называют создателем первой, классической системы политической экономии, то его последователь Давид Рикардо (1772—1823) оставил наследие не менее значительное, чем Смит. Он стремился преодолеть непоследовательность отдельных положений (определение стоимости затратами труда справедливо не только для древнего, но и для современного общества), более четко обосновать другие положения (например, разграничить потребительную стоимость и стоимость товара), полнее развить третьи (принцип сравнительных затрат в международной торговле)1.

Рикардо фактически продолжил формирование основополагающих принципов классической школы политической экономии и вместе со Смитом считается ее родоначальником.

Основной труд Рикардо — «Начала политической экономии и налогового обложения» (1817). Это обширная и обстоятельная работа. По своей структуре она частично напоминает «Богатство народов» (первую книгу). На первый план выдвинуты проблемы стоимости, ренты, налогов.

«Начала политической экономии» — это в основном теоретический труд (по своему содержанию и по манере изложения). В нем не слишком много отступлений, исторических экскурсов. Краткие обобщения, выводы, как правило, излагаются последовательно, аргументировано, порой афористично.

В эпоху промышленной революции в Англии на смену мануфактурному производству пришла машинная индустрия. Предпосылкой и следствием этого процесса явилось накопление капитала и одновременно всеобщее распространение наемного труда. Этот период совпал с годами жизни Рикардо, который придавал огромное значение применению машин и его влиянию на положение основных классов общества. Не случайно в «Начала политической экономии…» он ввел специальную главу «О машинах». Рикардо показал, что применение машин при капитализме противоречиво, что оно может наносить ущерб интересам рабочих, если в результате «часть рабочих лишается работы и население становится излишним в сравнении с фондом для его использования».

Рикардо ясно видел и отразил в своей книге противоположность экономических интересов буржуазии и рабочего класса. Однако главную угрозу для прогрессивного промышленного развития и накопления капитала он видел в росте экономического и политического влияния землевладельцев, в том, что их доходы в форме земельной ренты поглощали растущую долю национального дохода. Рикардо принимал теорию народонаселения Мальтуса и считал, что для прокормления неудержимо растущего населения неизбежно приходится переходить к обработке всех худших земель, дающих пониженную отдачу по сравнению с лучшими. Это должно вызывать неуклонный рост цен сельскохозяйственных товаров и земельной ренты. Денежная заработная плата наемных рабочих должна соответственно повышаться, так как она определяется в системе Рикардо физическим минимумом средств существования. А так как промышленные капиталисты не могут в условиях свободной конкуренции повышать цены своих товаров по мере роста заработной платы, то их прибыли оказываются зажатыми в тиски между растущей (номинально и реально) рентой и растущей (только номинально) заработной платой. Таким путем Рикардо объяснял тенденцию нормы прибыли к понижению, причем он абсолютизировал эту тенденцию и недооценивал противодействующие силы, в частности технический прогресс в сельском хозяйстве, экономию на постоянном капитале в промышленности, роль внешней торговле и др. Рикардо не видел исторической роли рабочего класса и считал, что даже его материальное положение не может существенно измениться в рамках капиталистической системы, как бы он ни боролся за свои интересы. Капиталистический строй он рассматривал как естественную и вечную форму организации общества.

Труды Рикардо сыграли важную роль в определении предмета и метода политической экономии как науки, а также в практической разработке методологии экономического исследования. Рикардо считал, что классовая структура общества играет определяющую роль в функционировании его экономики. Основную задачу политической экономии он видел в установлении законов распределения «продукта земли» (т. е. национального дохода и национального богатства) между тремя главными классами общества. В этом было достоинство методологии Рикардо, но недостаток ее состоял в том, что он не связывал способ распределения со способом производства материальных благ.

Рикардо стремился исследовать внутренние объективные закономерности капиталистического способа производства и для этой цели успешно применял метод логической абстракции. Он также полагал, что в экономической науке могут быть в известной степени применены методы точных наук, особенно научная дедукция: положив в основу теории ряд исходных принципиальных положений, следует на их основе развивать все более сложные и конкретные закономерности. В основу всей своей концепции он положил закон стоимости — определение стоимости товаров рабочим временем. Он исследовал, насколько все экономические категории и явления соответствуют или противоречат этому основному принципу. Рикардо сделал попытку представить всю систему категорий капиталистической экономики как единство, подчиненное в конечном счете закону стоимости. Он критиковал Смита за непоследовательность и двойственность в вопросе о применимости закона стоимости к реальному капиталистическому хозяйству.

Однако метод самого Рикардо страдал серьезными недостатками. Он упрощенно рассматривал многие процессы как результат непосредственного действия исходного закона и не исследовал сложных посредствующих звеньев в этих связях. Так, он непосредственно отождествлял стоимость с ценой производства, игнорируя логические и исторические звенья между ними. Другой особенностью метода Рикардо был преимущественно количественный подход к экономическим категориям и закономерностям. В этом была его сильная сторона: таким путем Рикардо прокладывал путь к применению математики в экономических исследованиях. Но одновременно, на что неоднократно указывал Маркс, это ограничивало глубину анализа Рикардо, влекло его к поверхностным, внешним явлениям. Для Рикардо, как и для Смита, был характерен внеисторический подход к общественным явлениям. Он рассматривал капитализм как единственно возможную естественную и вечную форму организации общества и не видел, что законы ее экономики отражают лишь определенную, исторически преходящую ступень развития общества

Выведем основные моменты теоретических взглядов Д. Риккардо.

Большое внимание Рикардо уделил прежде всего теории стоимости. Преодоление неопределенности в толковании этой категории, по мнению Рикардо, «имеет для политической экономии в высшей степени важное значение»1. При рассмотрении этой проблемы он продолжает идеи, высказанные Смитом, и в то же время полемизирует с ним по некоторым моментам.

По мнению Рикардо, стоимость товаров определяется «количеством труда, воплощенного в них», затратами на производство того или иного продукта, а не тем, какое количество продукта можно купить на рынке. Причиной изменения стоимости товаров является большая или меньшая легкость их производства, иначе говоря, увеличение или уменьшение количества труда, необходимого для их производства.

«Стоимость каждого предмета повышается или падает… пропорционально количеству труда, затраченного на его производство»1.

В теории стоимости, как и в большинстве вопросов, Рикардо опирался на выводы Смита и стремился развить его взгляды. Он еще более четко разграничил два фактора товара — потребительную и меновую стоимость. Полезность (потребительная стоимость) является необходимым условием меновой стоимости, но не может быть ее мерилом. Меновая стоимость всех товаров, за исключением небольшого числа невоспроизводимых благ (вроде картин старых мастеров или выдержанных уникальных вин), определяется затратами труда на их производство. Поскольку меновая стоимость является всегда относительной, выраженной в известном количестве другого товара (или денег), Рикардо поставил вопрос о том, что наряду с ней существует абсолютная стоимость. Это субстанция стоимости, заключенное в труде количество труда. Меновая стоимость является необходимой и единственно возможной формой проявления абсолютной стоимости. Однако эта глубокая идея Рикардо, развитая впоследствии Марксом, выражена у первого лишь фрагментарно. Характерно, что незавершенная рукопись, над которой работал Рикардо в последние дни своей жизни, была озаглавлена «Абсолютная и относительная стоимость». Вскрытый Марксом недостаток теории стоимости Рикардо состоял в том, что он рассматривал стоимость, во-первых, лишь с количественной стороны, а во-вторых, внеисторически, как естественное свойство производимых трудом продуктов при любом общественном строе.

<

Другое уточнение позиции Смита состоит в том, что в стоимости товаров следует учитывать труд, не только затрачиваемый непосредственно на их производство, но и овеществленный, иными словами, затраченный на «изготовление орудий и машин, требующихся для того вида труда, при котором они применяются».

Орудия труда могут производиться одними людьми, а трудиться с их помощью будут другие. Цена же продукта будет соответствовать труду, действительно затраченному как на обновление капитала, так и непосредственно на производство продукта (на охоту, производство чулок, выращивание хлеба и т.п.).

Если Смит не проводит строгого различия между стоимостью и богатством, то Рикардо считает неправильным отождествление этих понятий. Размеры богатства, его возрастание зависят от наличия «предметов насущной необходимости и роскоши», находящихся в распоряжении людей. Как бы ни менялась стоимость этих предметов, они одинаково будут доставлять удовлетворение, обеспечивать потребности их владельцам. Стоимость существенно отличается от богатства, «ибо она зависит не от изобилия, а от трудности или легкости производства»1. Изобретение новых машин, повышение квалификации работников, лучшее разделение труда, открытие новых рынков дают возможность увеличивать богатство. Но что касается стоимости того или иного предмета, составляющего элемент богатства, то она изменяется пропорционально количеству затраченного труда. Таким образом, Рикардо последовательно проводит различие между потребительной стоимостью («полезностью», «богатством») и стоимостью (затратами на производство этой «полезности»). В то же время Риккардо замечает, что истинная стоимость товаров, обладающих полезностью, зависит не только от количества труда, требуемого для их производства, но и от редкости предметов. Второй источник стоимости — «редкость» представляет скорее исключение, а не общее правило. Она применима к сравнительно узкому кругу товаров, которые в отличие от основной массы не могут быть свободно воспроизводимыми. Это относится к редким картинам, другим произведениям искусства, древним книгам. Их стоимость обусловливается сравнительной редкостью. Что же касается общего закона, то стоимость товаров прямо пропорциональна количеству труда, затраченного на их производство, и обратно пропорциональна производительности труда.

Когда в экономических трудах или пособиях заходит речь о теории ренты, то обычно вспоминают Рикардо как разработчика, основательно «проанатомировавшего» существо рентных отношений.

Научной заслугой Рикардо было отрицание тезиса Смита о том, что стоимость определяется затраченным трудом лишь при простом товарном производстве, а в условиях капиталистического производства состоит из суммы реализуемых доходов. Такой подход, как отмечалось выше, представлял собой, в сущности, отказ от теории трудовой стоимости и открывал путь для апологетической трактовки прибыли и земельной ренты. Рикардо последовательно положил в основу своих взглядов определение стоимости затраченным трудом.

Рикардо показал ошибочность утверждений физиократов, будто рента (которую они называли «чистым продуктом») является даром природы. Он подметил и непоследовательность Смита, который хотя и считал, что источником ценности служит не земля, а труд, тем не менее допускал, что часть дохода, полученного в земледелии, обязана своим происхождением силам природы.

По мнению Рикардо, рента — это не излишек продукта, достающийся землевладельцам в силу более высокого плодородия земельных участков. Природа в создании ренты не участвует и не определяет уровень цен.

«Стоимость хлеба, — писал Рикардо, — регулируется количеством труда, затраченного на производство его на земле того качества или с той долей капитала, при которых не платят ренты. Не потому хлеб дорог, что платится рента, а рента платится потому, что хлеб дорог… Цена хлеба нисколько не понизилась бы, если бы даже землевладельцы отказались от всей своей ренты»1. В этом случае рента досталась бы фермерам, а затраты на производство хлеба и его цена сохранились бы на прежнем уровне.

Возражая Смиту, считавшему, что земледелец обладает более высокой производительностью, поскольку в этой специфической отрасли природа участвует в процессе создания стоимости наряду с трудом, Рикардо справедливо замечает: «Разве природа не делает ничего для человека в обрабатывающей промышленности? Разве силы ветра и воды, которые приводят в движение наши машины и корабли, равняются нулю? Разве давление атмосферы и упругость пара, которые позволяют нам приводить в движение самые изумительные машины — не дары природы? Я уже не говорю о действии тепла при размягчении и плавлении металлов, о действии атмосферы в процессах окрашивания и брожения. Нельзя назвать ни одной отрасли промышленности, в которой природа не оказывала бы помощи человеку, и при том помощи щедрой и даровой»1.

Про мнению Риккардо, источник ренты кроется в том, что земля является собственностью ее владельцев. Если бы воздух и вода «могли быть обращены в собственность» и имелись в ограниченном количестве, «то и они, подобно земле, давали бы ренту».

Обосновывая процесс образования ренты, Рикардо ссылается на рост потребностей в сельскохозяйственных продуктах (связанный с увеличением численности населения) и процесс вовлечения все новых и новых земель в сельскохозяйственный оборот.«При первом заселении страны, — отмечает он в «Началах политической экономии», — где имеется в изобилии богатая и плодородная земля, лишь незначительную долю которой нужно обрабатывать для снабжения пищей наличного населения или же можно на деле обработать при капитале, которым располагает население, ренты не существует. Ведь никто не станет платить за пользование землей, раз есть налицо масса еще не обращенной в собственность земли, которою поэтому может располагать всякий, кто захочет обрабатывать ее»2.

Конечно, рента существует не только при переходе от лучших земель к худшим. Предпосылки, условия ее существования — различия в качестве, плодородии, местоположении земель, степени их возделанности. Рента может иметь место и в тех случаях, когда земля занята и требует все больших затрат труда и капитала. Рента всегда платится за пользование землей только потому, что количество земли не беспредельно, а качество ее неодинаково.

Теория ренты Рикардо имела (особенно для того времени) практическое значение. Обосновываемые английским классиком положения и выводы были направлены против установления высоких пошлин на хлеб.

Ценность теории ренты Рикардо состоит и в том отношении, что помогает понять его трактовку взаимосвязей и тенденций основных доходов: заработной платы, прибыли, ренты, получаемых тремя основными классами — рабочими, предпринимателями, землевладельцами.

Следует также отметить, и ту проблему экономической теории, которую Рикардо считал основной проблема— найти закон, регулирующий распределение доходов. «Продукт земли, — все, что получается с ее поверхности путем соединенного приложения труда, машин и капитала, — делится между тремя классами общества, а именно: владельцами земли, собственниками денег или капитала, необходимого для ее обработки, и рабочими, трудом которых она обрабатывается.

Но доли всего продукта земли, достающиеся каждому из этих классов под именем «ренты», «прибыли» и «заработной платы», весьма различны на разных стадиях общественного развития…

Определить законы, которые управляют этим распределением, — главная задача политической экономии»1. Так формулирует Рикардо цель своего исследования.

В результате своего исследования Рикардо пришел к выводу, что по мере перехода от лучших участков земли к худшим рента растет, ибо цена хлеба определяется затратами на худших землях. Хлеб — основной источник питания рабочих, заработки которых Рикардо сводил к минимуму, потребному для пропитания и приобретения минимального количества других жизненных средств. С повышением цен на продукты земледелия повышается заработная плата в ее денежном выражении. Но реальная заработная плата за труд остается без изменений: она, по его мнению, определяется стоимостью средств существования рабочего.

Много внимания Рикардо уделял вопросу о влиянии изменений заработной платы наемных рабочих на стоимость товаров, производимых их трудом. Исходя из своей трактовки законов стоимости, Рикардо отрицал влияние заработной платы на стоимость товаров: «Стоимость товара, или количество какого-либо другого товара, на которое он обменивается, зависит от относительного количества труда, которое необходимо для его производства, а не от большего или меньшего вознаграждения, которое уплачивается за этот труд». Если, например, повысится заработная плата без всякого изменения производительности труда, то стоимость товара от этого не изменится. При прочих равных условиях это не должно повлиять и на цену, по которой продается товар, а может лишь изменить соотношение между заработной платой и прибылью в цене товара. В условиях свободной конкуренции капиталисты не могут перекладывать прирост заработной платы на цены, а вынуждены жертвовать частью прибыли.

Эта проблема с самого начала носила острый социально-политический характер, поскольку была тесно связана с борьбой рабочего класса за повышение заработной платы. К. Маркс опирался, в частности, на выводы Рикардо, когда подверг вопрос о взаимодействии заработной платы, цен и прибыли специальному анализу для отпора вредной для рабочего класса позиции о том, что борьба за повышение заработной платы якобы бессмысленна из-за неизбежного роста цен. Маркс отмечал, что «общее повышение уровня заработной платы привело бы к понижению общей нормы прибыли, но в целом не отразилось бы на ценах товаров».

Рассматривая взаимосвязь между размерами прибыли и заработков рабочих, Рикардо приходит к заключению, что рост номинальной заработной платы ведет к снижению прибыли, ибо заработная плата и прибыль антагонистичны, находятся в обратном отношении друг к другу. «Повышение заработной платы не повышает цены товаров, но неизменно понижает прибыль». «Все что увеличивает заработную плату, необходимо уменьшает прибыль»1. Этот тезис об обратной взаимосвязи двух видов доходов Рикардо повторяет многократно.

Таким образом, по мнению Рикардо, основная тенденция, характеризующая динамику доходов, состоит в следующем: с развитием общества реальная заработная плата остается неизменной, рента растет, а уровень прибыли падает.

Рикардо придерживался принципа, получившего впоследствии название «железного закона» заработной платы. Если заработная плата повышается сверх физического минимума, то это способствует увеличению рождаемости, увеличению числа детей в семьях рабочих. В результате растет численность рабочего населения, что приводит к росту предложения на рынке труда, а это создает предпосылки для понижения заработной платы до ее весьма низкого, физического минимума. Этот так называемый железный закон заработной платы выполнял довольно продолжительное время весьма негативную роль. Его рассматривали как своего рода аксиому, ссылаясь на которую отбрасывали все предложения и проекты, направленные на улучшение жизненных условий рабочих.

Рикардо последовательно придерживался положения, согласно которому стоимость создается трудом рабочих. Определение стоимости рабочим временем — всеобщий закон. Классик политической экономии исходит из того, что сам труд является товаром, продаваемым рабочими. Прибыль капиталиста представляет собой вычет из труда рабочего.

Товары продаются по стоимости, а прибыль получается по капиталу. В этом таится противоречие.

В отраслях, где велики затраты прошлого труда, используется много машин, а живого труда относительно немного, прибыль получается в том же размере, что и в отраслях с высоким удельным весом труда. В машиностроении и металлургии прибыль примерно такая же, что и в легкой и пищевой промышленности. Если прибыль зависит только от трудовых затрат, то наиболее высокая прибыль должна быть там, где много рабочей силы и мало машин.

Напротив, там, где применяется много капитала, где скорость его оборота невысока, прибыль должна быть ниже. В практической жизни можно наблюдать противоположную картину. Рикардо не видел выхода из этого противоречия, он стремился не придавать большого значения различиям между отраслями в составе и скорости оборота капитала.

Как и Смит, Рикардо столкнулся с большими трудностями в применении теории трудовой стоимости к условиям капиталистического производства. Речь шла о роли капитала как накопленных и принадлежащих особому классу средств производства в создании стоимости, с одной стороны, и в производстве материального богатства (массы потребительных стоимостей) — с другой. Рикардо натолкнулся на проблему преобразования стоимости в цену производства и пытался решить ее. Он видел, что в реальной жизни прибыль на капитал, применяемый в различных сферах хозяйства, определяется в принципе размерами этого капитала. Иначе говоря, норма прибыли имеет тенденцию уравниваться. Но это было бы невозможно, если бы товары обменивались только в соответствии с затратами живого труда на их производство. В этом случае отрасли с низким органическим строением капитала или с быстрой оборачиваемостью капитала имели бы преимущество перед отраслями с высоким строением капитала и медленной оборачиваемостью. Первые в соответствии с более значительными затратами труда продавали бы товары относительно дороже и приносили бы более высокие прибыли. Но тогда капитал уходил бы в эти отрасли, а отрасли второго рода не могли бы развиваться.

Чтобы разрешить это противоречие и вместить явление усреднения прибыли в свою концепцию, Рикардо был вынужден модифицировать теорию стоимости. Однако вместо того, чтобы вывести цену производства и среднюю прибыль на основе закона стоимости путем анализа ряда посредствующих звеньев, Рикардо стремится подвести эти категории под закон стоимости. В результате его анализ становится неубедительным и уязвимым для критики. Это позволило буржуазным критикам Рикардо ловить его на противоречиях и способствовало ослаблению его влияния на последующую экономическую мысль.

На этом этапе анализа Рикардо отказывается от своего тезиса о том, что заработная плата в принципе не влияет на стоимость товара, и пытается объяснить влияние различий в составе и обороте капитала на стоимость (в сущности, ее преобразование в цену производства) через различные воздействия оплаты труда на стоимость. По поводу этой неудачной попытки Маркс писал: «…Рикардо должен был бы сказать: эти средние цены издержек отличны от стоимостей товаров. Вместо этого он заключает, что они тождественны…При более глубоком проникновении в дело Рикардо нашел бы, что одно уже существование общей нормы прибыли…обусловливает отличающиеся от стоимостей цены издержек, даже если предположить, что заработная плата остается неизменной…Рикардо увидел бы также, что понимание этого различия имеет для теории в целом несравненно более важное и решающее значение, чем его анализ тех изменений в ценах издержек товаров, которые вызываются повышением или падением заработной платы».

Рикардо в известной мере показал механизм перелива капитала, обеспечивающий уравнение нормы прибыли. В этом процессе важнейшую роль играет кредитная система, которая значительно развилась по сравнению со временем, когда этот вопрос рассматривал Смит. Перелив капитала осуществлялся не путем механического перехода фабрикантов из менее прибыльных в более прибыльные отрасли (хотя в отдельных случаях это могло иметь место), а путем сокращения заемной части капитала в малоприбыльных и ее увеличения в высокоприбыльных предприятиях.

Таким образом, теория Рикардо отражала проблемы и противоречия развития капитализма эпохи промышленной революции. Она показала, с одной стороны, прогрессивность капиталистического способа производства, огромные возможности развития производительных сил. Отсюда элементы исторического оптимизма в трудах Рикардо. Но, с другой стороны, в его теории видна историческая ограниченность буржуазного строя, в особенности его тенденция к расколу общества на антагонистические классы.

Хотя учение Рикардо было популярно и оказало большое влияние на последующее развитие экономической науки, непосредственных продолжателей у него не нашлось. Люди, которые объявляли себя его учениками и последователями, на деле скоро отказались от основ его учения, стали утверждать, что капитал создает стоимость наряду с трудом и имеет законное право на вознаграждение. Используя слабые места Рикардо, теоретические противники остро критиковали его учение. Наконец, социалисты (Оуэн и др.) пытались повернуть рикардианство против буржуазии, но, стоя на утопических позициях, не могли сделать это с успехом.

Смит и Рикардо показали, что источником богатства является не внешняя торговля (меркантилисты), не природа как таковая (физиократы), а сфера производства, трудовая деятельность в ее многообразных формах. Трудовая теория ценности (не опровергающая начисто полезность продукта) послужила одним из исходных положений политической экономии.

Основатели первой, действительно научной школы постарались ответить на вопрос: «Что является мерилом труда?» Была продемонстрирована взаимосвязь основных факторов производства; обозначены проблемы, которые не укладывались в строгие рамки классической теории.

От поиска внешних сил или обращения к «разуму» властных структур Смит и Рикардо повернули анализ в сферу выявления внутренних причин, лежащих в основе функционирования рыночной экономики. Дело не просто в многоплановости аналитических заключений классиков, а в их логичности и последовательности. Положения и выводы, к которым пришли «классики», получили более полное и детальное раскрытие в трудах последователей и оппонентов.

Классическая школа — не просто совокупность принципов и постулатов. Подобная оценка школы носила бы слишком общий, во многом формальный характер. Классическая теория — это строительные леса и вместе с тем фундаментальная основа науки, открытая для развития и углубления, уточнения и расширения тематики, совершенствования методологии, обоснования новых выводов и заключений.

Обращаясь к авторитетам классиков, не следует абсолютизировать их концепции.

Следует сказать, что классическая школа сложилась во второй половине XVIII — первой половине XIX в. Ее главными фигурами, основоположниками концептуальных положений явились английские экономисты Адам Смит, Давид Рикардо; непосредственным предшественником — Уильям Петти.

Классики исследовали природу богатства, факторы его роста, условия образования и распределения доходов, законы конкуренции, Они выдвинули трудовую теорию ценности (стоимости), согласно которой в основе цен лежат затраты живого и овеществленного труда; обосновали принцип экономической свободы «не мешайте делать», «позвольте делать». Согласно положению А. Смита, люди, действуя в собственных интересах, способствуют умножению общего богатства. Государство призвано создавать правовые основы экономической деятельности.

Положения классической школы получили развитие в трудах Ж.-Б. Сэя, Дж.С. Милля, Т. Мальтуса. Методология классиков, ряд исходных положений позднее были скорректированы в трудах представителей неоклассической школы.

 

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Агапова И.И. История экономических учений. –М.: ВиМ, 1997.
  2. Аникин А.В. Юность науки: Жизнь и идеи мыслителей-экономистов до Маркса. –М.: Политиздат, 1985.
  3. Бартенев С.А. История экономических учений. –М.: Экономистъ, 2003.
  4. Жид Ш., Рист Ш. История экономических учений. -М.: Экономика, 1995.
  5. История западной экономической мысли / Под ред. А.Н. Марковой. –М.: Закон и право, ЮНИТИ, 2000.
  6. История экономических учений / Под ред. А.Г. Худокормова. –М.: ИНФРА-М, 2004.
  7. Рикардо Д. Начала политической экономии и налогового обложения // Соч.: В 3 т. – М.: Политиздат, 1955. Т. 1.


     

<

Комментирование закрыто.

WordPress: 22.83MB | MySQL:124 | 1,400sec