ЭКОНОМИЧЕСКИЕ КОНЦЕПЦИИ ОБЩЕСТВЕННОГО БЛАГОСОСТОЯНИЯ

<

101514 1929 1 ЭКОНОМИЧЕСКИЕ КОНЦЕПЦИИ ОБЩЕСТВЕННОГО БЛАГОСОСТОЯНИЯАктуальность темы исследования определяется тем, что национальная экономика является исторически сложившейся системой общественного воспроизводства страны, взаимосвязанной системой отраслей и видов производств, охватывающей существующие в народном хозяйстве формы общественного труда. Национальная экономика состоит из ряда крупных сфер: материальное и нематериальное производство, непроизводственная сфера. Экономическая теория сохраняет научный характер при условии, если опирается на факты – достоверные и типичные для изучаемой социально-экономической жизни. В таком случае факты, как говорится, – «упрямая вещь». К добротной научной основе относится неопровержимая информация о событиях, цифры, статистические материалы, документы, свидетельские показания, ссылки на авторитетные высказывания ученых, практиков и т. п. Лауреат Нобелевской премии Морис Аллэ (Франция) заявил: «Подчинение данным наблюдениям — золотое правило, от которого зависит любая научная дисциплина. Какой бы не была теория, но если она не подтверждена данными опыта, то не имеет научной ценности и должна отвергаться». Между тем ученые не ограничиваются признанием объективной действительности и стремятся глубже познать экономику. Для этого они проводят научный анализ и теоретическое обобщение реальных фактов. Разрабатываются также экономические модели (схемы, изображения или описание какого-либо хозяйственного процесса), в которых показываются внутренние взаимосвязи изучаемых явлений. Зная тенденции (направления) и законы экономического развития, можно лучше предвидеть перспективы хозяйственной деятельности.

Цель работы – выявление экономической сущности общественного благосостояния и эффективности национальной экономики.

Задачи исследования:

– рассмотреть эволюцию взглядов на проблемы благосостояния;

– дать понятие общественного благосостояния и эффективности как экономических категорий;

– рассмотреть и охарактеризовать количественную оценку экономического эффективности;

– проанализировать проблемы повышения эффективности национальной экономики;

– рассмотреть особенности развития российской экономики в условиях рынка.

Методической базой исследования является применение системно-аналитического, графического и табличного методов исследования.

 

1.1. Эволюция взглядов на проблемы благосостояния

 

 Человечество, как и отдельный человек, всегда стремилось к достижению благосостояния. Уже в идеях раннего утопического социализма уничтожение частной собственности, уравнительное распределение и полная регламентация общественной жизни рассматривались как условие достижения всеобщего счастья. По мнению представителей данного учения, человек несчастлив потому, что испытывает зависть к более удачливому соседу. А уничтожить зависть можно только одним путем – сделать всех одинаковыми [20; c. 23].

Идеологи же капиталистического производства с их философией эгоизма и индивидуализма в теории благосостояния сделали акцент на производстве, рассматривая благосостояние как синоним богатства, где под богатством понимались продукты материального производства. В рамках данных представлений основа и источник благосостояния – это накопление национального капитала, а показатель уровня благосостояния – рост количества благ на душу населения или чистый доход нации, который функционально зависит от ресурсов капитала, земли и труда. Следовательно, факторы экономического роста, важнейшими из которых являлось накопление капитала и разделение труда, автоматически становились факторами роста благосостояния. Предпосылкой же роста национального богатства классики единодушно считали систему «естественной свободы» [2; c. 44].

Теория благосостояния в различных своих аспектах присутствовала в учениях представителей разных экономических школ и направлений (таблица 1).

 

 

 

Таблица 1

Экономические концепции благосостояния [19; c. 120]

Общественное благосостояние 

Соотношение

индивидуального и

общественного

благосостояния

Индивидуальное благосостояние

I этап (1770-1930 гг.)

А. Смит,

Д. Риккардо,

Ж. Б. Сэй  

А. Бутовский,

А. Шторх,

Н. Мордвинов

А. Пигу,

Дж. Кейнс 

Г. Сиджвик,

В. Парето 

Г. Госсен,

К. Менгер,

У. Джевонс 

II этап (1930 – 1970 гг.)

В. Окейн, В. Репке,

А. Мюллер-Армарк,

Л. Эрхард 

К. Виксель,

Э. Линдаль,

Г. Мюрдаль

Р. Титмус

Н. Калдор,

Дж. Хикс,

А. Бергсон,

П. Самуэльсон,

К. Эрроу 

Т. Веблен,

Дж. Гэлбрейтом,

У. Ростоу

III этап (1970 – 2007 гг.)

Л. Абалкин,

С. Некипелов,

А. Рубинштейн 

Д. Крепс,

Дж. Бьюкенен,

А. Сен

Дж.Хекман,

М. Каненко,

Д. Норт,

К. Накамура

 

Западная теория благосостояния индивида и общества прошла ряд этапов. На первом этапе А. Смит сформулировал зависимость общественного благосостояния от: 1) количества годового продукта труда и числа потребителей; 2) достигнутого в обществе соответствия потребления годового продукта нуждам потребителей. В общем виде можно сказать, что А. Смит поставил благосостояние в зависимость от производительности общественного труда и его пропорциональности потребностям [19; c. 120].

Истоки современных теорий благосостояния следует искать в утилитаризме – этической теории, признающей полезность поступка критерием его нравственности. Основателем данной теории явился английский философ И. Бентам (1748 – 1832), считавший, что у философии нет более достойного занятия, чем оказывать поддержку экономике повседневной жизни. Целью всякого человеческого действия Бентам провозгласил благосостояние. Следовательно, по мысли Бентама, единственной универсальной общественной наукой должна стать «эвдемоника» – наука достижения благосостояния.

Само благосостояние Бентам предлагал измерять вычитанием суммы страданий из суммы удовольствия за данный период времени. В своей теории он исходит из того, что каждый человек в состоянии производить те арифметические действия, которые нужны для получения максимума счастья. Следует заметить, что в бентамовской концепции человек является исключительно потребителем; сфера производства интересует его очень мало. Более того, он нацелен на немедленное потребление – будущие удовольствия, согласно «арифметике счастья» входят в рассмотрение с меньшими весами, чем настоящие. Этот человек (универсальный потребитель Бентама) хорошо узнаваем, именно он становится центральной фигурой маржиналисткого анализа. И тот же Г.Госсен, который первым сформулировал закон убывающей предельной полезности из традиционной экономической науки взял именно философию утилитаризма с ее принципами разумного эгоизма, субъективного сопоставления выгод и жертв, удовольствия и страдания. Он даже предлагал политическую экономию переименовать в Genusslehre то есть учение об удовлетворении (или удовольствии), где максимизация удовольствия (полезности) становится важнейшим принципом общественного хозяйствования [2; c. 45].

У Бентама, как и у маржиналистов, мы видим сведение всех мотивов человеческого поведения к достижению удовольствия; богатство же они рассматривает как частный случай удовольствия. И в этом первое отличие взглядов Бентама и Смита. Другое же отличие заключается в том, что Бентам не доверял согласование индивидуальных стремлений к благосостоянию рынку и конкуренции, считая это прерогативой законодательства, где идеальный свод законов должен быть построен по принципу «максимальное счастье для всех». Стоит отметить, что взгляды Бентама оказали влияние не только на представителей маржиналисткого направления в экономической науке, но и на Сисмонди, который считал, что наука об управлении должна ставить себе целью счастье людей, соединенных в обществе. Говоря его словами «…она ищет средства, чтобы обеспечить людям самое высокое благоденствие, совместимое с их природой» [20; c. 23].

До сих пор в центре нашего внимания были вопросы поведения экономических субъектов (потребителей и фирм), исследование условий оптимизации их поведения, которое сводится к максимизации полезности. Это предопределило наш интерес к проблемам формирования цен на факторы производства, которые одновременно являются доходами собственников этих факторов, и цен на продукцию фирм. Однако остался открытым вопрос, означает ли оптимизация поведения отдельных лиц максимизацию общественного благосостояния в целом? Ответ на данный вопрос, среди прочего, поможет ответить и на вопрос, препятствует ли существование монополий достижению этого состояния. И.Бентам провозгласил в качестве единственной цели любого правительства «обеспечение наибольшего счастья наибольшему числу людей». Но каким образом? Принципиально различный ответ на этот вопрос дают авторы двух наиболее известных теорий экономического благосостояния – итальянский экономист В.Парето и английский экономист А.Пигу.

По своим экономическим взглядам В. Парето (1848 – 1923) можно отнести к представителям Лозаннской экономической школы. Как и Вальрас, Парето считал политическую экономию своеобразной механикой, раскрывающей процессы экономических взаимодействий на основе теории равновесия. По его мнению, данная наука должна исследовать Механизм, устанавливающий равновесие между потребностями людей и ограниченными средствами их удовлетворения. Существенный вклад внес В.Парето в разработку теории потребительского поведения, введя вместо количественного понятия субъективной полезности – порядковые, что означало переход от кардиналисткой к ординалисткой версии теории предельной полезности. Далее, вместо сопоставления порядковой полезности отдельных благ Парето предложил сопоставление их наборов, где равно предпочтительные наборы описывались кривыми безразличия. По мнению Парето, всегда существует такая комбинация ценностей, при которой потребителю безразлично, в какой пропорции он их получит, лишь бы сумма этих ценностей не подвергалась изменениям и приносила максимум удовлетворения. Эти положения В.Парето легли в основу современной теории потребительского поведения.

Проблемам исследования благосостояния была посвящена работа другого видного английского экономиста, представителя кембриджской школы А.Пигу (1877 – 1959), книга которого «Экономическая теория благосостояния» вышла в свет в 1924 г. Целью своего исследования Пигу поставил разработку практического инструментария для обеспечения благосостояния на основе посылок неоклассической теории: теории убывающей предельной полезности, субъективно-психологического подхода в оценке благ и принципа утилитаризма. Можно с полным правом сказать, что Пигу завершил создание неоклассической теории благосостояния.

Известный английский институционалист Дж.А. Гобсон во главу угла ставил индивидуальное благосостояние, определяя его критерии с точки зрения индивидуального здоровья, предполагающего гармонию физической и умственной деятельности. Обеспечение общественного благосостояния он возлагал на государство.

В еще большей мере воздействие государства на индивидуальное и общественное благосостояние подчеркивает теория Дж.М. Кейнса. Государство, влияя своей макроэкономической политикой на уровень занятости ресурсов и национального дохода, определяет тем самым и уровень благосостояния. Кейнсианство в определенном смысле вернулось к анализу благосостояния с общественных позиций, что было характерно для А. Смита. Это выдвинуло на авансцену проблему соотношения индивидуального и общественного благосостояния, которая разрабатывалась видными западными экономистами А. Бергсоном, лауреатами Нобелевской премии К. Эрроу, П. Самуэльсоном и др.

По мнению К. Эрроу, принятие общественного решения требует постоянства системы предпочтений, предполагает выбор между известными обществу альтернативами. Одно из этих условий всегда нарушается (например, при решении вопроса голосованием). Эрроу отметил, что поскольку в обществе существует столкновение интересов, решение вопросов теории экономического благосостояния можно искать с помощью теории игр. Другой подход к теории благосостояния — это подход П. Самуэльсона, а также Бергсона и Ланге.

А. Бергсон в 1938 г. разработал функцию всеобщего благосостояния придерживаясь, в отличие от своих предшественников, оценочных суждений, которые, по его мнению, могут формулироваться высшим авторитетным органом. С помощью этой функции можно оценить предложения об экономической политике. Концепция общественного благосостояния Бергсона названа ординалистской.

Теоремы общего благосостояния П. Самуэльсона основаны на работе А. Бергсона. По мнению Самуэльсона, из функции полезности нельзя вывести индекс цен на потребительские товары, так как одинаковая эластичность спроса от доходов маловероятна. Функция благосостояния не указывала на обязательность выбора одного из возможных состояний общества, но показывала предпочтительность одной ситуации из нескольких Благосостояние рассматривалось как максимизация соотношений «затраты — выпуск». Так как функция благосостояния Самуэльсона показывала возможность сравнения полезности благ для разных потребителей, она противоречила мнению других теоретиков, считающих, что нужно выработать только критерий изменения благосостояния. Примерами приложения теории благосостояния Самуэльсона служат проблемы государственных расходов и международной торговли. Здесь исходят из принципа, что большее всегда предпочтительнее меньшего. В отношении производства это дает производственную функцию затрат и выпуска, в отношении индивидуального предложения и спроса это позволяет приравнять отношение предельных полезностей (или предельную норму заменяемости) соответствующему нормативному коэффициенту преобразования в производственной функции.

В результате получаем систему уравнений с их числом, меньшим, чем число переменных, на k — 1 (где k — число индивидов).

Самуэльсон стремился найти функцию благосостояния общества, представляющую вектор k функций индивидуальной полезности

W = W(U1,U2,…,Uk), (1)

где W – порядковая функция подобно всем функциям индивидуальной полезности U (i=1, 2, 3, , k), устанавливающая последовательный совместный общественный порядок всех возможных ситуаций.

Самуэльсон характеризует функцию W как этическое убеждение всех доброжелательных людей. Каждая Ui зависит от индивидуального потребления и предложения им услуг. Недостающие (k — 1) уравнений составляются, исходя из условий максимизации W при условии подчинения ограничениям, налагаемым остальными уравнениями системы. Для оптимума в теории экономического благосостояния требуется только то, чтобы W была заданной функцией (хотя бы и порядковой) — те определимой с точностью до возрастающего монотонного преобразования. Не обязательно равенство или сопоставимость отдельных Ui, а также их суммирование (укрупнение) в форму типа.

Новые варианты теории благосостояния, появившиеся вместе с утверждением идеи социального контроля, регулируемого развития, в понятие «благосостояние» включают совокупность условий, определяющих качество жизни индивида. Теория благосостояния активно влияет на экономическое развитие. В отличие от предшествующих вариантов, экономический рост становится функцией благосостояния. Эффективность, степень удовлетворения потребностей — все, что включается в понятие общественного благосостояния, отразилось в оценке отдельных индивидов, зависящей от их образа жизни и соответствующей системы ценностей. Отодвигая на второй план материальные потребности, Дж. Гэлбрейтом, У. Ростоу, Т. Парсонсом и другими экономистами был сформулирован единый, общечеловеческий критерий благосостояния.

К 30-м годам XX в. относится начало формирования концепции «государства благосостояния». Общественно предоставляемые и субсидируемые услуги определяются как общественное благосостояние в том случае, если их не может предоставить частный рынок (P. Титмус, Э. Хансен, Г. Мюрдаль, П. Самуэльсон, С. Лейден, Д. Нейл, Дж. Гэлбрейт и др.). Модели государства благосостояния включают комплекс институтов, призванных осуществить вмешательство в социальную и экономическую жизнь для обеспечения полной занятости, высокого уровня доходов и стабильных цен, а также программы социальной помощи непривилегированным слоям населения.

В общем смысле государство благосостояния — это система политики, в которой ответственность государства распространяется до ответственности общества за благосостояние граждан, а его цель — предоставление всем членам общества юридических, политических, социальных прав путем справедливого распределения доходов [2; c. 46].

В последние десятилетия проблема благосостояния в западной теории рассматривается в двух основных аспектах (причем общим для обоих аспектов является стремление приблизить теорию к реальности). Первый аспект — это конкретно-историческое наполнение понятия «индивидуальное благосостояние» с точки зрения критериев «качества жизни», которых насчитывается от 5 до 35 в разных странах (экономических, политических, социальных, психологических) потребление, внерабочее время, изменение окружающей среды, факторы здравоохранения и образования, безопасность существования, участие в управлении, чувство цели, уровень доходов и т.д.

Второй аспект — это такое исследование механизмов реализации благосостояния, которое стремится преодолеть абстракцию «конкурентного рынка» и учесть реальную структуру социально-экономических отношений. Нобелевский лауреат Дж. Бьюкенен полагает, что необходимо исходить из того, что индивиды делегируют свои интересы организованным группам, которые, в свою очередь, стремятся навязать эти интересы через аппарат государства остальному обществу Как и Эрроу, Бьюкенен приходит к выводу о невозможности сконструировать непротиворечивую функцию общественного благосостояния; однако, он продвинулся гораздо дальше Эрроу, так как исследует проблему выбора такого механизма, который минимизировал бы негативные последствия перераспределительных процессов и максимизировал позитивные.

Государство благосостояния у Бьюкенена — это форма «передающего государства». Передача средств в таком государстве определяется интересами, проявляющимися в политике перераспределения. Институты такого государства должны функционировать, по его мнению, для достижения личных целей индивида-потребителя

Таким образом, во всех новых тенденциях западной науки признается, что в результате расширения индивидуальных возможностей в конце XX в. основным и главным источником общественных преобразований становится индивид, а индивидуальное благосостояние выдвигается в качестве фундаментальной проблемы социально-экономического развития.

Поскольку индивид активно воздействует на жизнь, выявляя направления общественного прогресса, главной обязанностью общества становится вознаграждение индивидуальной инициативы, контроль за мерой труда и мерой потребления.

Аналитическое направление в западной экономической науке — экономика благосостояния — локализует экономические, общественные и  политические детерминанты достижений цивилизации. Точный, модельный тип мышления, общий для авторов большинства анализируемых работ, пока еще не вошел в практику отечественных экономистов-теоретиков, что определяет отсутствие практической нацеленности, функциональных зависимостей, рекомендаций.

Главным вопросом теории благосостояния в условиях рынка является экономическая оптимизация, которая понимается как максимальная производительность затрат труда, достижимая при рациональном использовании ресурсов. В точке оптимума производительные силы сопрягаются с суммой потребностей, производственный потенциал соответствует потребительному потенциалу. Исчерпание всех производственных возможностей и насыщение потребностей всех членов общества считаются признаком оптимума. Результатом оптимизации являются цены, так как оценки — это средства определения оптимального состояния экономики. Экономико-математическая теория, разработанная западными и отечественными экономистами-математиками (А. Курно, И. Госсен, Т. Тюнен, Л. Вальрас, Дж. Хикс, П. Самуэльсон, А. Вальд, К. Эрроу, Ж. Дебре, Л. Мак-Кензи, Д. Гейл, А. Гранберг, Л. Канторович, В. Лившиц, В. Полтерович и др.), подтверждает необходимость рынка, децентрализации.

1.2. Понятие общественного благосостояния как экономической категории

 

В современном мире переход к качественно новому типу воспроизводства часто называют постиндустриальным. В производственном аспекте формирование постиндустриального общества предполагает последовательный переход к внедрению наукоемкой продукции, конкурентоспособной на внутреннем и мировом рынках. В социальном аспекте формирование нового типа воспроизводства предполагает целевые установки на повышение уровня и качества жизни, ориентацию на человека и знания как основную движущую силу хозяйственных изменений. Развитие социальной сферы и повышение национального благосостояния составляют приоритетное направление социально-экономической политики ведущих стран мира.

За два десятилетия реформирования в постсоветском обществе произошли изменения благосостояния населения негативного характера. Например, четко обозначилось социальное расслоение, вызванное имущественным неравенством; в обществе сформировалось явление застойной бедности, ведущее к социальной изоляции неимущих граждан; снизился объем государственных гарантий социально незащищенному населению; усложнился доступ к качественным услугам в сфере образования и здравоохранения; в условиях несовершенства нормативно-правовой базы снизился контроль за выбросами загрязняющих веществ промышленными предприятиями.

Теория благосостояния раскрывает такие методы организации хозяйства, которые обеспечивают обществу максимизацию богатства или экономического благосостояния. Проблема благосостояния в экономической теории рассматривается в двух основных аспектах: исследование механизмов реализации благосостояния, которое стремится преодолеть абстракцию «конкурентного рынка» и учесть реальную структуру социально-экономических отношений; более широкое определение концепции экономического благосостояния, которое включает не только уровень занятости и распределения доходов, но и степень социальной защиты населения, охрану окружающей среды. При дальнейшем расширении концепции благосостояния анализ может включать такие показатели, как ожидаемая продолжительность жизни, демократия, безопасность, культурные цели, правопорядок и все аспекты человеческого развития. Однако чем шире круг оцениваемых целей и показателей, тем сложнее их измерить и установить их удельные веса для проведения общей оценки [19; c. 121] .

В странах с высоким уровнем развития используются различные методы решения задачи по обеспечению оптимального соотношения между экономической эффективностью и социальной результативностью развития,
что гарантируется отлаженными экономическими механизмами и социальными институтами. Последние, наряду с общими чертами, всегда имеют национальные особенности и, кроме того, обуславливаются иерархией потребностей, что способствует выявлению типов моделей благосостояния, сформировавшихся в различных странах. Под моделью благосостояния понимается система параметров уровня и качества жизни населения, а также механизмы их воспроизводства, соответствующие экономическому и социальному устройству в стране. Механизмы воспроизводства модели благосостояния определяются поведением домашних хозяйств в сфере экономики, ролью государства, влиянием социальных затрат на создание и распределение национального продукта, наличием средних слоев общества, распространенностью депрессивного состояния в беднейших слоях населения, а также характером протекания экономических процессов [20; c. 24].

Тип модели благосостояния, сложившийся в каждой стране, обладает наборами специфических черт, определяемых национальными традициями, менталитетом населения, господствующими в обществе политическим режимом, а также уровнем экономического развития страны. Можно выделить следующие национальные модели благосостояния: нерыночную, рыночную, трансформационную.
Трансформационные модели благосостояния общества сформировались в странах СНГ и ЦВЕ на рубеже 90-х гг. ХХ в., когда начался процесс сближения реформируемой плановой социально-экономической системы с рыночными системами экономически развитых стран. Следствием этого процесса стали необратимые качественные изменения во всех сферах жизнедеятельности общества, в том числе и в модели благосостояния населения. Особенностью переходных моделей является их неустойчивость и незащищенность от шоков различной природы, что объясняется недостаточным развитием социальных институтов [19; c. 122].

Разнонаправленная динамика отдельных показателей уровня и качества жизни населения, столь явная в условиях переходной экономики, требует рассмотрения синтетической категории, комплексно отражающей изменения в различных областях жизнедеятельности общества, — категории «национальное экономическое благосостояние», расширенная трактовка которой отражает удовлетворенность людей своей жизнью с точки зрения различных потребностей и интересов, выражаемых через индикаторы уровня и качества жизни, среди которых не только экономические и социальные, но и экологические и политико-управленческие.

Комплексная оценка экономического национального благосостояния (КОНБ) является важным аналитическим инструментом, который позволяет измерять уровень социально-экономического развития и устанавливать политические ориентиры на перспективу, проводить межстрановые сопоставления. Авторская методика построения индекса КОНБ в отличие от ИРЧП (индекса развития человеческого потенциала) и других известных индексов благосостояния основана на таксономическом методе обработки расширенного перечня социально-экономических индикаторов, базирующихся на методологических рекомендациях международных организаций и учитывающих особенности объекта наблюдения, для расчета сводного интегрального показателя, демонстрирующего достижение цели [22; c. 35].

При межстрановом сопоставлении уровней благосостояния учитываются такие аспекты, как 1) темпы экономического роста; 2) занятость и безработица; 3) распределение доходов; 4) всеобъемлемость охвата социальным обеспечением и медицинским обслуживанием; 5) охрана окружающей среды и использование ресурсов. Это означает, что более широкое определение концепции благосостояния включает не только аспекты занятости и распределения доходов, но и степень социальной защиты населения, охрану окружающей среды. Нельзя забывать, что пристально отслеживаются и некоторые другие экономические переменные, такие как инфляция, бюджетная стабильность и внешнеторговый баланс. Однако они являются скорее не целями, а инструментами или ограничениями, которые могут стать серьезными препятствиями для повышения благосостояния, если они выйдут из состояния равновесия. При дальнейшем расширении концепции благосостояния анализ может включать такие показатели, как ожидаемая продолжительность жизни, демократия, безопасность, культурные цели, правопорядок и все аспекты человеческого развития. Однако, чем шире круг оцениваемых целей и показателей, тем сложнее их измерить и установить их удельные веса для проведения общей оценки [20; c. 24].

При выборе показателей, исходя из расширенной концепции благосостояния, учитываются не только социально-экономические факторы, но и экологические, политико-управленческие (таблица 2).

Таблица 2

Система показателей национального благосостояния

Статистические показатели 

Экономические

показатели

Социальные

показатели 

Экологические

показатели

Политико-управленческие показатели 

— ВВП на душу населения в ценах и по ППС (США), темп роста

— коэффициент Джини

— экологическая система

— гласность и подотчетность 

— промышленное производство, темп роста

— государственные расходы на образование, % от ВВП

— снижение экологического стресса

— политическая стабильность 

— вложения в основной капитал, темп роста

— государственные расходы на здравоохранение, % от ВВП

— снижение уязвимости человека

— эффективность государства

-индекс потребительских цен, темп роста

— ожидаемая средняя продолжительность жизни при рождении

— социальные и институциональные возможности

— действенность госрегулирования

— государственный долг, % от ВВП 

— занятость, темп роста 

— глобальный надзор

— эффективность законов

 

Продолжение таблицы 2

Статистические показатели 

Экономические

показатели

Социальные

показатели 

Экологические

показатели

Политико-управленческие показатели 

— доля экспорта высокотехнологичной продукции, % от ВВП

— уровень безработицы, %

 

— преодоление коррупции

— внутренние затраты на исследования и разработки, % от ВВП

— число пользователей ресурсами Интернета (на 1000 чел.)

   

— доля услуг, % от ВВП 

— число телеф. линий и абонентов сотовых МТС (на 1000 чел.)

   

— дефлятор ВВП, темп роста

     

 

Таким образом, в понятие «благосостояние» включаются: социальная свобода, экономическое благосостояние, улучшение «жизненных шансов», шансов на образование, здравоохранение, гарантия безопасного существования, признание достоинства и ценности человеческой личности, потребительский выбор и т. д. Сама концепция национального благосостояния включает широко распространенные в современной западной философии, социологии, политологии, экономике представления о социально-экономических, политических, культурных и экологических условиях существования личности, включая условия труда и быта, время и организацию досуга, используемые товары и услуги, здравоохранение, образование, окружающую среду и т. п., представления о футурологическом идеале, т. е. желаемом будущем. Изучение того, насколько экономическая система достигает предопределенных для нее целей, состоящих в максимизации благосостояния, и оценке мер общественной политики, направленных на достижение этих целей через те или иные изменения в экономике.

 

 

 

 

 

2. ЭФФЕКТИВНОСТЬ В СВЕТЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ: ПОНЯТИЕ, СУЩНОСТЬ И ОСНОВНЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ

 

2.1. Понятие и сущность эффективности национальной экономики

 

Основу национальной экономики составляют предприятия, фирмы, организации, домашние хозяйства, объединенные экономическими взаимоотношениями в единое целое, выполняющие определенные функции в общественном разделении труда, производящие товары или услуги.

Мировой опыт показывает, что при становлении рыночной экономики происходит структурная перестройка национальной экономики, меняется ее сбалансированность. Поэтому разрабатываются и осуществляются меры по планированию национальной экономики, исходя из их рациональности, целесообразности по отношению к народному хозяйству в целом или отдельным экономическим структурам.

Важнейшей составной частью национальной экономики является материальное производство, в котором создаются необходимые для жизни и развития общества средства производства и предметы потребления. В материальное производство входят такие отрасли, как промышленность, сельское хозяйство, строительство, транспорт, торговля, связь. Крупнейшей отраслью материального производства является промышленность, состоящая из двух групп отраслей — добывающей и обрабатывающей [23; c. 53].

В экономической теории среди предприятий материальной сферы выделяют предприятия по производству средств производства и производству предметов потребления.

Нематериальное производство отличается от материального своим продуктом, имеющим нематериальную форму: научные знания и информация; произведения искусства (кинофильмы, книги, театральные постановки); услуги, оказываемые населению. Нематериальное производство включает науку и научное обслуживание, искусство и культуру, образование, здравоохранение и др.

Непроизводственная сфера необходима обществу, т.к. в нее входят содержание армии, судебные и юридические органы, религиозные учреждения, другие общественные организации.

В наиболее общем виде ее определение дал американский ученый русского происхождения лауреат Нобелевской премии Василий Леонтьев: «Национальная экономика — саморегулирующаяся система, состоящая из большого числа различных взаимосвязанных видов деятельности»

Однако это определение представляется не совсем точным, т.к. его можно отнести и к политической, и к социальной системе, и к другим видам человеческой деятельности. Можно конкретизировать толкование этого понятия. Национальная экономика — исторически сложившаяся система общественного воспроизводства страны, взаимосвязанная совокупность отраслей, видов производства и территориальных комплексов, охватывающая все сложившиеся формы общественного труда [20; c. 25].

Исходным в исследовании содержания экономической эффективности общественного производства является понимание связи результата общественного производства с затратами общественного труда. Всякое расширение общественного производства связано с дополнительными затратами общественного труда. При экстенсивном типе расширенного воспроизводства дополнительные затраты общественного труда связаны с созданием новых рабочих мест, при интенсивном — с качественным обновлением элементов воспроизводственного процесса. При прочих равных условиях темпы прироста национального дохода страны изменяются прямо пропорционально изменению нормы накопления и экономической эффективности процесса накопления. Второй параметр темпов экономического роста страны — эффективность процесса накопления — ускоряет (если эффективность повышается) или замедляет (если эффективность снижается) социально-экономическое развитие общества [23; c. 54].

Для выявления сущности экономической эффективности общественного производства важно рассмотрение данной категории в связи с экономическим законом, который она выражает. Это общий методологический подход, позволяющий определить место экономической категории в системе экономических законов и категорий, выявить закономерные прогрессивные тенденции в изменении исследуемого явления, облегчить реализацию объективных требований экономического закона в практике хозяйствования.

Как показывает экономический анализ, отражением реальной действительности является подход к экономической эффективности производства как к экономической категории, отражающей закон экономии времени.

На каждый дополнительно вложенный в общественное производство 1% капитальных вложений необходимо получить не менее 1% прироста валового общественного продукта. Однако существует множество каналов как для потерь капитальных вложений на пути их движения к конечному продукту, так и для получения его в размерах, превышающих капитальные затраты.

В условиях товарно-денежных отношений макроэкономические показатели не могут быть выражены в рабочем времени. Они должны иметь денежно-стоимостную форму. В связи с этим экономическая эффективность на национальном уровне представляет собой денежное выражение закона экономии времени.

Поскольку экономическая эффективность общественного производства является итоговым показателем усилий общества для достижения целей развития, на нее оказывает влияние деятельность человека как в процессе расширенного воспроизводства, так и в общественно-производственной работе.

Вполне правомерно в связи с этим обоснование необходимости постановки и исследования экономической эффективности всех видов общественно-производственной деятельности человека. Такая постановка обусловлена тем, что: а) любой вид общественно-производственной деятельности человека связан с затратами и овеществленного, и живого труда; б) в силу общественного разделения труда все виды деятельности человека взаимосвязаны: экономически малоэффективное функционирование общественного труда в одной из сфер снижает эффективность труда во всех сферах [20; c. 26].

Несмотря на взаимосвязь всех видов общественно-производственной деятельности, самостоятельную значимости каждого из них, главное место в исследовании экономической эффективности человеческой деятельности должно быть отведено общественному производству. Это объясняется тем, что:

а) производство — единственный источник удовлетворения всех материальных потребностей человека и первоисточник удовлетворения всех других социальных и духовных его потребностей; б) только в фазе производства создается прибавочный продукт, на основе которого происходит накопление и развитие всех видов непроизводственной деятельности;

в) успехи и просчеты во всех сферах человеческой деятельности реализуются в конечном счете в производстве: только в этой фазе они могут конкретно проявиться в определенных экономических результатах [16; c. 23].

Существенное влияние на конечные результаты хозяйственной деятельности общества, несомненно, оказывают и распределение, и обмен, и потребление. От того, как распределяется национальный доход страны, каковы принципы распределения прибавочного продукта, зависит активность хозяйствующих субъектов; если произведенная продукция не реализуется, то процесс воспроизводства становится невозможным; от того, кто и сколько потребляет, зависит воспроизводство структуры потребностей и интересов хозяйствующих субъектов.

Однако любое отрицательное или положительное влияние распределения, обмена и потребления на экономическую эффективность воспроизводственного процесса может найти конкретное отражение только в фазе производства путем увеличения или сокращения объема производимой продукции с меньшими или большими совокупными затратами на этот объем. Поэтому правильнее как с научной, так и с практической точки зрения говорить об экономической эффективности производства, где находят реальное отражение успехи и неудачи в других фазах движения продукта [20; c. 27].

Закономерной прогрессивной тенденцией в развитии общества является стремление к повышению экономической эффективности. Но заведомо позитивный подход в исследовании фактического материала, характеризующего то или иное экономическое явление, не согласуется с интересами науки и практики.

При определении закономерных тенденций в изменении соотношения результат/затраты общественного производства важно учитывать особенность экономических законов, которая заключается в том, что все эти тенденции проявляются лишь как итог их перекрещивающегося влияния.

Для того чтобы тенденцию изменения того или другого экономического явления можно было бы назвать законом, необходимо, чтобы преобладающее влияние на его динамику оказывала бы какая-либо одна группа факторов.

Действие экономических законов как тенденция обязывает тщательно и объективно исследовать факторы, влияющие на прогрессивное закономерное проявление тенденций закона и препятствующие их проявлению. Важно учитывать при этом, что одни и те же факторы одновременно и способствуют проявлению данных тенденций, и тормозят их. Это заставляет рассматривать каждый фактор как положительно, так и отрицательно воздействующим на развитие экономического процесса. Что же касается закона экономии рабочего времени, то его прогрессивные изменения легко прослеживаются при сопоставлении изменений занятости в сферах материального и нематериального производства; изменений в соотношении рабочего и свободного времени по мере развития общественного производства; изменений в затратах рабочего времени на производство необходимых человеку материальных благ и т.д. При этом закономерной прогрессивной тенденцией в развитии общественного производства выступает тенденция к повышению его экономической эффективности. Об этом свидетельствует исторический опыт мирового социально-экономического развития [20; c. 28].

 Но, как и всякая экономическая тенденция, тенденция к повышению экономической эффективности проявляется в деятельности людей, утверждаясь через множество противодействующих факторов. Это означает, что тенденция к повышению экономической эффективности общественного производства в одни периоды социально-экономического развития общества может быть выражена более заметно, в другие — менее заметно. Теоретически не может быть исключена возможность проявления отрицательной динамики этого процесса.

Повышение роли социальных факторов в развитии общества способствовало быстрому развитию социологической науки во всех странах, а признание возросшей значимости социального фактора в современном экономическом росте привлекло широкое внимание экономистов к исследованию содержания категорий социального эффекта, социальной эффективности, соотношения этих категорий с экономическим эффектом и экономической эффективностью, к определению количественной оценки социального эффекта и социальной эффективности [20; c. 29].

Переход к воспроизводству преимущественно интенсивного типа и потребность экономически эффективной реализации достижений НТР с объективной необходимостью ставят перед всеми странами проблему выполнения разносторонних и напряженных социальных программ. Возрастающие требования современного высокотехнологичного производства к работнику заставляют государство и предпринимателей увеличивать вложения в человека, повышая его качественные характеристики и стимулируя заинтересованность в эффективном труде. Этим обусловлены быстрое развитие отраслей социальных услуг и резко возросшая во второй половине XX в. степень занятости в них самодеятельного населения. Признается высокая эффективность вложений в человека.

Экономистами многих стран предпринимаются попытки исчисления социального эффекта и экономической отдачи от вложений в человека. Развитие социальной сферы способствует увеличению социального эффекта и его воздействия на экономический рост и эффективность общественного производства. Бесспорно и то, что социальная эффективность превращается сегодня в один из важнейших факторов повышения эффективности экономической. Экономическая и социальная эффективность составляют систему, диалектическое единство, ведущая роль в котором все-таки принадлежит экономической эффективности. Именно ее повышение или понижение обеспечивает соответственно увеличение или сокращение возможностей для решения социальных задач. Здесь действует такое же соотношение, как между производством и потреблением. Социальный эффект и социальная эффективность не имеют, как правило, самостоятельного количественного выражения, в то время как затраты общественного труда в области духовной деятельности могут быть определены в рабочем времени, а в какой-то мере и в стоимостной форме [20; c. 30].

Социальный эффект и социальная эффективность могут быть измерены только через их воздействие на результат материального производства: на производительность труда, производство валового общественного продукта, национального дохода, прибавочного продукта.

Не случайно поэтому все попытки измерить эффективность функционирования отраслей социальной сферы связаны с определением косвенного экономического эффекта, создаваемого работниками сферы материального производства за счет воздействия на их деятельность (а также на воспроизводство рабочей силы) труда работников отраслей сферы социальных услуг.

Материальная обусловленность социальной сферы темпами и эффективностью общественного производства особенно заметна в периоды экономических кризисов, когда снижение вложений в реализацию социальных программ становится неотвратимым.

Современное развитие России — наиболее наглядный тому пример. Спад производства, экономически неэффективное развитие не позволяют не только развивать социальную сферу, но и поддерживать ее на ранее достигнутом уровне. В то же время, происходящий в последние 2003 – 2006 года рост национальной экономики, позволяет решать национальные приоритетные программы развития социальной сферы российского общества.

 

2.3. Количественная оценка экономической эффективности общественного производства на макроуровне

 

Замедление темпов экономического роста в СССР в 70-е годы при стабильных или даже возрастающих объемах производственных капиталовложений вызвали необходимость исследования экономической эффективности общественного производства и создания целого раздела в экономической теории.

Разработка теории экономической эффективности на национальном уровне началась в отечественной науке с поисков показателей количественной оценки уровня и динамики эффективности общественного производства страны.

При критическом подходе к огромному потоку публикаций по этой проблеме в 1970—1985 гг. нельзя не заметить крайних разногласий в предлагаемых различными авторами методах подсчета экономической эффективности и полученных на их основе результатов, а также присутствия во многих случаях формально-логического подхода к измерению эффективности общественного производства. Предложения по конструированию интегральных, обобщающих, общих, частных и т.п. формул эффективности часто включали в себя элементы схоластики и вследствие этого уводили экономическую мысль от решения реальных задач жизненно важной проблемы. В угоду требованиям политического центра, запретившего публикацию расчетов, характеризующих отрицательные тенденции в развитии экономики на уровне страны в целом, некоторые экономисты изобретали формулы и методы подсчета, которые давали лишь положительные результаты [20; c. 30].

Определенное время в отечественной экономической науке экономическая эффективность общественного производства отождествлялась с производительностью общественного труда. На этой основе утверждалось: раз производительность общественного труда имеет положительные показатели, то ни о каком снижении эффективности производства страны не может быть и речи. Более того, представлялись расчеты, целью которых было доказать, что экономия на живом труде (рост производительности труда) перекрывает потери от перерасхода основных производственных фондов (снижение фондоотдачи) и материально-производственных затрат (рост материалоемкости).

Производительность труда и эффективность производства, несмотря на взаимосвязь и взаимозависимость, — понятия не тождественные, и темпы роста производительности общественного труда не могут служить единственной характеристикой экономической эффективности национального хозяйства. Между тем объективный анализ эффективности производства и ее наиболее точное количественное измерение важны для оценки перспектив социально-экономического развития страны [4; c. 114].

Большое внимание оценке экономической эффективности общественного производства бывшего СССР уделялось американскими советологами. По некоторым расчетам американских экспертов, советская экономика уже в 1970 г. имела отрицательную эффективность. Но на фоне экономического кризиса 1973—1974 гг. показатели экономического развития СССР выглядели весьма благополучно. Более того, профессор Дж. Гэлбрейт в 1973 г. писал в «Нью-Йорк Тайме», что в СССР нет ни инфляции, ни безработицы, и в конгресс был представлен билль о необходимости планирования американской экономики.

Однако расчеты эффективности советской экономики в последующие годы (1980—1982 гг.) позволили американским экономистам сделать вывод о ее плачевном состоянии, что означало, по их мнению, начало конца советской экономической системы.

Всесторонне исследуется ими и эффективность экономики США, которая в 80-е годы принимает несколько иной аспект в связи с переходом на преимущественно интенсивный тип экономического роста. Западные экономисты пытаются определить повышение эффективности национальной экономики за счет вьмвления качественных или беззатратных факторов развития экономики.

Количественная оценка экономической эффективности общественного производства на уровне страны представляет собой соотношение (результаты производства) / (совокупные затраты труда). Этот коэффициент показывает, какими затратами совокупного труда достигается единица произведенного валового, конечного продукта или национального дохода страны. Полученная таким образом величина характеризует уровень затрат на получение единицы общественного продукта и сама по себе мало о чем говорит. Лишь в динамике или в сравнении с аналогичными коэффициентами в других странах соотношение результаты/затраты дает возможность судить о снижении или повышении экономической эффективности национального хозяйства [1; c. 159].

В результате научной дискуссии было признано, что целям анализа больше всего соответствует национальный доход страны как результат общественного производства. Максимизация производства национального дохода при стабильных затратах отвечает интересам всех хозяйствующих субъектов.

С наибольшими трудностями экономическая наука столкнулась при определении знаменателя формулы экономической эффективности — совокупных затрат общественного труда.

Совокупные затраты состоят из затрат живого и овеществленного труда. Последние, в свою очередь, состоят из авансированных затрат овеществленного труда — основных и оборотных производственных фондов — и потребленных ими текущих материально-производственных затрат прошлого труда.

Попытки отечественных экономистов суммировать все затраты не дали положительного результата. Затраты живого труда — это трудовые затраты работников, производивших национальный доход страны. Суммировать их с овеществленными затратами прошлого труда, которые могли быть выражены только в денежной форме, не представлялось возможным. Многочисленные варианты получения обобщающего показателя совокупных затрат общественного труда путем пересчета производственных фондов в трудовые затраты, использования различного рода коэффициентов капитальных затрат не способствовали реальному отражению экономической эффективности национального хозяйства.

Затруднения в количественном выражении любого экономического закона или процесса являются, как правило, следствием недостатков в теории и методологии его исследования. В оценке экономической эффективности общественного производства одним из таких недостатков является подход к совокупным затратам как простой сумме живого и овеществленного труда. Между тем суть проблемы состоит в том, что экономическая эффективность общественного производства представляет собой результат сложного взаимодействия рабочей силы со средствами производства [6; c. 73].

В соответствии с теми факторами, которые участвуют в создании результата производства и определении его эффективности, уровень и динамика экономической эффективности общественного производства могут быть выражены в четырех коэффициентах, которые составляют систему. Это:

1) производительность живого труда продукция / работник

101514 1929 2 ЭКОНОМИЧЕСКИЕ КОНЦЕПЦИИ ОБЩЕСТВЕННОГО БЛАГОСОСТОЯНИЯ

В этих четырех коэффициентах получают отражение все виды затрат общественного труда, участвующего в создании продукта и национального дохода: рабочая сила, обеспечивающая создание продукции и услуг, и денежные затраты на нее в виде заработной платы; авансированные или примененные затраты овеществленного труда (основные и оборотные производственные фонды); текущие или потребленные затраты овеществленного труда, т.е. материально-производственные затраты.

Как и всякая система, эти коэффициенты относительно самостоятельны и постоянно находятся в противоречивом взаимодействии друг с другом.

Результат взаимодействия этих четырех коэффициентов и определяет в конечном счете эффективность национальной экономики.

Важное значение для практического решения проблемы имеет понимание не только взаимообусловленности, но и, как во всякой системе, неравнозначности этих коэффициентов в достижении результата. Главным элементом в системе четырех взаимодействующих коэффициентов экономической эффективности производства является коэффициент продукция / работник, т.е. производительность живого труда.

Реализация наиболее экономически эффективных и экологически чистых технологий, ресурсосбережение, количество и качество производимой продукции, финансовые результаты развития хозяйства — все это исключительная функция живого труда, следствие его трудовой мотивации, экономической ответственности и инициативы, качественных характеристик работников.

Для повышения экономической эффективности общественного производства необходимо, чтобы производительность живого труда возрастала быстрее его фондовооруженности, а производство каждой единицы готовой продукции сопровождалось экономией материально-производственных затрат. При таком соотношении фондоотдача и материалоотдача повышаются. Это позволяет поддерживать стабилизацию в соотношении заработная плата / продукция. Хотя и этот коэффициент в большинстве развитых стран при эффективном развитии экономики имеет тенденцию к снижению [20; c. 27].

При неизменной динамике коэффициентов фондоемкости и материалоемкости продукции эффективность общественного производства повышается лишь по мере экономии живого труда; при росте коэффициентов фондоемкости и материалоемкости продукции происходит замедление темпов повышения экономической эффективности общественного производства не только из-за относительного (в расчете на единицу продукции) перерасхода производственных фондов и материально-производственных затрат, но и перерасхода живого труда, производительность и активность которого оказываются ниже возможностей, заложенных вещественными условиями производства.

Рассмотрение количественного аспекта экономической эффективности общественного производства на уровне страны позволяет сделать следующие выводы:

1) экономическая эффективность общественного производства есть результат сложного взаимодействия работников со средствами производства;

2) повышение экономической эффективности общественного производства достигается при условии опережающих темпов роста производительности труда по сравнению с темпами роста его фондо- и материаловооруженности;

3) экономическая эффективность общественного производства шире и сложнее понятия производительности труда, поскольку и сам процесс производства шире и сложнее процесса выработки продукции;

4) сами по себе уровень и темпы роста производительности живого труда ничего не говорят о динамике совокупных затрат общественного труда и экономической эффективности общественного производства. Только сопоставление темпов роста производительности труда с темпами роста его фондовооруженности и материально-производственными затратами позволяет судить об изменениях в показателях эффективности производства. При обособленном рассмотрении каждого из коэффициентов системы динамика фондоемкости производства (фонды / продукция) дает значительно больше информации для анализа эффективности производства, чем коэффициент производительности труда;

5) в то же время следует признать, что именно живой труд, темпы роста его производительности являются средством реализации закона экономии времени и повышения эффективности общественного производства. Активность работников, их качественный уровень, инициатива и заинтересованность в результатах труда составляют главное содержание эффективности процесса производства [10; c. 214].

 

2.3. Проблемы повышения эффективности национальной экономики

 

Как уже отмечалось в предыдущих параграфах, переход от преимущественно экстенсивного к преимущественно интенсивному росту производства составляет одну из наиболее характерных черт настоящего и будущего развитой экономики.

Все особенности функционирования хозяйства на преимущественно интенсивной основе связаны с необходимостью расширения производства за счет роста производительности труда уже занятого в общественном производстве работника.

Для решения проблемы повышения эффективности экономики преимущественно интенсивного типа существенное значение имеет понимание важности не только роста производительности труда, но и той экономической цены, благодаря которой достигается каждый процент прироста производительности живого труда. Важен учет того, какими затратами овеществленного труда достигается каждый процент прироста производительности живого труда, т.е. какова цена материально-технических условий (фондоемкости) и следствий (материалоемкости) повышения производительности живого труда. В принципе темпы и уровень производительности труда определяются темпами и уровнем технической вооруженности рабочей силы средствами труда, темпы роста технической вооруженности труда — возможностями накопления, объемом и темпами роста прибавочного продукта. Последние, в свою очередь, зависят от темпов роста производительности труда, той экономической цены, которую платит общество за повышение темпа прироста производительности труда и которая определяется в основном величиной фондовооруженности труда и отдачи основных производственных фондов [18; c. 25].

Главный фактор роста производительности труда и эффективности общественного производства — научно-технический прогресс. Но вместе с тем это и самый дорогостоящий фактор в системе факторов роста производительности труда и повышения эффективности общественного производства. Реализация достижений НТП влечет за собой такие отрицательные последствия, как загрязнение окружающей среды, сокращение занятости и неизбежность не только перераспределения рабочей силы, но и наличия безработицы.

Экономически эффективная реализация мировых достижений НТР во второй половине XX в. и начала ХХI в. для большинства стран мира стала основным фактором экономического и социального прогресса.

Основным показателем, характеризующим степень полученных страной экономических выгод или потерь от реализации достижений НТР, может служить динамика фондоотдачи производственных фондов или фондоемкости производимой продукции.

Фондоотдача представляет собой тот экономический эффект, ту дополнительную прибыль, которые собственник средств производства получает от внедрения новой техники и ее экономически эффективного использования. Без ущерба для интересов накопления и экономического роста фондоотдача может быть направлена на увеличение доходов личного потребления всех субъектов хозяйствования, увеличение доходов государственного бюджета и расширение социальных программ.

Рост фондоемкости продукции, особенно если этот процесс носит длительный характер и распространяется на все отрасли хозяйства страны, в конечном счете ведет к снижению экономических возможностей и для накопления, и для потребления, и для экономического роста. Безусловным следствием роста фондоемкости производства, если общество не разрабатывает и не реализует противодействующих мер, является социально-экономический застой, неизбежно переходящий в кризис.

Каждый процент роста производительности труда ежегодно становился все дороже, экономическая эффективность производства падала. В связи с этим возникают, по крайней мере, три очевидных вопроса. Во-первых, какова была реакция отечественных экономистов на снижение фондоотдачи в экономике страны? Во-вторых, какова закономерная прогрессивная тенденция в изменении рассматриваемого коэффициента? В-третьих, как фактически складывался в эти годы коэффициент фондоотдачи в большинстве стран с развитой рыночной экономикой?

В открытых публикациях советские экономисты в течение всех лет пытались найти объективные причины снижения фондоотдачи. Вначале снижение фондоотдачи пытались связать с прогрессивными изменениями в отраслевой структуре общественного производства, революционным этапом НТП и удорожанием новой техники, освоением природных богатств в регионах со сложными природными условиями. В 90-е годы получила широкое распространение теория фондоемкого варианта расширенного воспроизводства преимущественно интенсивного типа как закономерного явления современной экономики, использующей мировые достижения НТР. Получается, что наряду с фондосберегающим типом экономического роста, свойственным для одних стран, есть фондоемкий вариант, характерный для других [13; c. 98].

Проблема закономерных тенденций в изменении коэффициента фондоотдачи давно решена и не может вызывать иного к ней отношения. Объясняется это тем, что фондоотдача есть следствие соотношения темпов роста фондовооруженности труда и темпов роста его производительности. Реализация достижений НТП не имела бы экономического смысла, если бы темпы роста фондовооруженности труда опережали бы темпы роста его производительности. В таком случае реализация мировых достижений НТП служила бы фактором снижения доходов и потребления населения.

Дело в том, что обновление техники не представляет собой простую замену старых машин или их систему на равноценные новые. Такая замена, как постоянный процесс, была бы лишена экономической целесообразности. Цель технического прогресса, весь его экономический смысл состоит в замене старых, менее производительных машин на новые, более производительные. Этот тезис вызывает вопрос, отпет на который помогает раскрыть существо тенденции в изменении фондоемкости: не покупается ли повышение производительности машин увеличением затрат труда и снижением эффективности производства? Прямой ответ на него дается К. Марксом в IV томе «Капитала», где он на примере текстильной промышленности показывает, что, хотя прядильная машина намного дороже, чем самопрялка, а капиталист, покупающий машины, должен иметь больший капитал, чем отдельный прядильщик, все-таки применение машины обходится дешевле, чем применение самопрялки. В противном случае прядильная машина не смогла бы вытеснить самопрялку. Таким образом, отношение авансированный капитал / продукт с развитием технического прогресса имеет тенденцию к уменьшению [20; c. 26].

Вместе с тем для объективного решения вопроса рассмотрение только теории недостаточно. Хотя экономическая теория и является объективным обобщением практики, она отражает, как правило, многолетнюю практику прошлых периодов экономического развития общества. Общественное же производство — динамичный процесс, изменения в развитие его вносятся и текущим периодом. Кроме того, долговременные количественные изменения в экономике прошлых лет могут привести к большим качественным изменениям в ее современном состоянии. В связи с этим наряду с использованием теории важно и исследование современной практики экономического развития.

При рассмотрении вопроса о соотношении темпов роста производительности труда и его фондовооруженности следовало бы также учитывать, что технический прогресс (и обусловленный им рост фондовооруженности труда) — главный, но не единственный фактор повышения производительности труда. Наряду с ростом фондовооруженности труда существенное место в повышении производительности живого труда принадлежит прежде всего факторам, находящимся в области рабочей силы: ее качественным характеристикам, ответственности и заинтересованности в эффективном труде. Сегодня известно, что рыночный механизм с его жесткими требованиями к получению максимальной прибыли при минимальных производственных затратах оказался более приспособленным к повышению отношения (продукция / совокупные затраты труда) и вообще более успешному решению экономических проблем качественного порядка, чем хозяйственный механизм советского типа. Причины неэффективного хозяйствования в бывших социалистических странах глубоки, достаточно осознаны и в какой-то мере получили отражение во многих темах (собственность, интересы, трудовая мотивация и стимулы, научно-технический прогресс и др.).

Наличие огромных природных ресурсов на территории бывшего СССР в сочетании с механизмом хозяйствования, не способствовавшим их экономии, определило высокие душевые затраты энергии и сырья на производство готовой продукции.

Небезграничность природных ресурсов и неизбежный рост потребности в них мировой экономики в целом превращают максимальную заботу об их рачительном использовании в жизненно важную проблему для всего человечества. Страны с развитой рыночной экономикой достигли существенных успехов в ресурсосбережении. Они владеют технологиями, решающими эту проблему. Мировое сообщество должно быть заинтересовано в обмене новыми, ресурсосберегающими технологиями. Эта проблема может быть решена на взаимовыгодных условиях за счет участия России и других стран в международном разделении труда, увеличении экспорта в целях приобретения ресурсосберегающего технологического импорта [20; c. 28].

<

Нарастание экологических проблем и заинтересованность всего мирового сообщества в их разрешении обостряет необходимость повышения экономической эффективности хозяйства каждой страны, а следовательно, и заинтересованность всего мира в решении этой задачи.

Естественно, что наиболее весомым вкладом в повышение экономической эффективности хозяйства России, как и других стран советской модели хозяйствования, является создание конкурентно-рыночного механизма хозяйствования, ориентирующего хозяйствующих субъектов на экономию всех видов затрат, удешевление единицы производимой продукции, получение прибыли не за счет роста цен и коммерческих сделок, а за счет снижения издержек производства, увеличения объемов выпускаемой продукции и повышения ее качества [20; c. 29].

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

3. ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ В УСЛОВИЯХ РЫНКА

 

Поиск возможности на устойчивое развитие на основе стратегии инновационного прорыва, означающего повышение уровня качества всех благ, потребует целостного взгляда на эволюцию теории благосостояния, как с учетом общих закономерностей ее развития, так и специфики возникновения на отдельных исторических этапах.

Одним из основных факторов, определивших необходимость трансформации советской экономической системы, явилось недостаточность условий для реализации индивидуального и общественного благосостояния. Социально-экономические реформы в России на рубеже XX – XXI вв. проводились в обстановке, не учитывающей реалии, повышенных ожиданий о благосостоянии. Однако ожидания о чудодейственности рыночного способа ведения хозяйства, переход к которому позволит за короткое время превзойти советский уровень экономики и народного благосостояния, не оправдались, а наоборот, породили новые противоречия, привели к возникновению негативных последствий, явно не прогнозируемых идеологами реформ [16; c. 19].

Сегодня производство ВВП на одного занятого в России в пять и более раз ниже, чем в развитых странах, при совпадающем уровне образования, квалификации рабочей силы и различных уровнях технологий, качества продукции. Рост среднедушевого ВВП развитых стран, как критерий уровня жизни, реально обеспечивается на базе качественно новых продуктов и технологий. Объем мирового рынка наукоемкой продукции составляет 2,3 трлн долларов. Доля США в этом рынке равна 36%, Японии – 30%, Китая – 6%, а России составляет всего 0,3%. Другим важным показателем является индекс конкурентоспособности, в соответствии с которым Россия находится на 63 месте из 75 стран [25].

В российских реформах не был учтен реальный процесс трансформации благосостояния населения. Например, воздействие механизмов государственного регулирования экономикой, определяемое законодательными и исполнительными органами власти, отставало от процессов рыночного распределения доходов. Более того, все это происходило при недостаточно отрегулированных механизмах конкуренции на рынках.

Начиная с итогов за 2005 год индексы физического объема ВВП рассчитываются и публикуются исходя из цен предыдущего года. Данные о ВВП и его компонентах в постоянных ценах базисного периода исчисляются на основе сцепления (перемножения) индексов физического объема к предыдущему периоду.

В качестве базисного периода в настоящее время используется 2003 год.

При расчете динамических рядов в ценах базисного года (2003 г.) ВВП и его компоненты экстраполируются автономно по каждому показателю с помощью соответствующих цепных индексов физического объема. При этом возникает расхождение между суммой компонентов и ВВП в целом, а также между величиной каждого компонента и суммой составляющих его элементов. Причиной расхождения являются изменения в структуре весов по мере удаления от базисного года [20; c. 26].

Ранее ВВП и составляющие его агрегаты в постоянных ценах базисного года рассчитывались как сумма входящих в них элементов в постоянных ценах.

Индексы физического объема за кварталы 2004 и 2005 годов рассчитаны на основе значений показателей в среднегодовых ценах предыдущего года.

Методологические изменения в расчетах ВВП в постоянных ценах соответствуют методам, используемым в последние годы в большинстве развитых стран. Предпочтения такому методу оценки при исчислении индексов физического объема относительно метода переоценки исходя из среднегодовых цен базисного (фиксированного) года обусловлены тем, что при этом методе учитываются структурные изменения, происходящие в экономике.

В рамках реализации Постановления Правительства №1212 от 1 ноября 1999 года «О развитии единой системы классификации и кодирования технико-экономической и социальной информации», выполнения «Комплексного плана мероприятий по внедрению общероссийского классификатора видов экономической деятельности (ОКВЭД) в практику российской экономики», утвержденного 26 декабря 2001 года Минэкономразвития России, Госкомстатом России и Госстандартом России, а также приведения расчетов макроэкономических показателей к международным стандартам, начиная с оценок ВВП за 1 квартал 2005 года, построение счетов производства и образования доходов осуществляется только по видам экономической деятельности. Построение счетов производства по отраслям экономики по ОКОНХ завершено оценками за 2004 год [25].

В 2006 г. рост ВВП оценивается в 105 – 105,8%, промышленного производства – 103.4 – 103.6%. Динамика реальных доходов населения составит 108– 109%, оборота розничной торговли – 111,5– 112%, инвестиций в основной капитал – 107 –108%. Экспорт оценивается в 270– 280 млрд. долл., импорт – 150– 155 млрд. долл. Инфляция (декабрь к декабрю) составит 109– 110% [25].

По итогам предварительного исполнения за февраль 2006 г. уровень доходов федерального бюджета РФ составил 26,15% ВВП, уровень расходов федерального бюджета – 14,72% ВВП, а профицит бюджета 11,43% ВВП. По итогам 2005 года доходы консолидированного бюджета РФ составили 36,1% ВВП, расходы консолидированного бюджета – 28,1% ВВП, а профицит бюджета – 7,9% ВВП. На 1 марта 2006 года объем средств Стабилизационного фонда РФ составил 1562,7 млрд. руб. против 1459,1 млрд. руб. на 1 февраля текущего года. Таким образом, объем стабилизационного фонда в феврале текущего года увеличился на 103,6 млрд. рублей [25].

Особенность первого квартала – замедление экономического роста. По отношению к соответствующему периоду прошлого года темпы прироста ВВП оцениваются в 4,7% против 5,0% в первом квартале 2005 г.

Относительно высокие темпы роста ВВП в расчете к соответствующему кварталу предшествующего года связаны, главным образом, с экономической динамикой середины и конца 2005 г. В то же время, первый квартал текущего года ознаменовался существенным замедлением роста. Впервые с 2003 г. рост ВВП, с учетом сезонного фактора, т увеличился по отношению к предшествующему кварталу [16; c. 19].

 

Таблица 3

Номинальный объем произведенного ВВП по кварталам в текущих ценах, млрд.рублей

Разделы 

2003

2004

2005

1 квартал

2 квартал

3 квартал

4 квартал

1 квартал

2 квартал

3 квартал

4 квартал

1 квартал

2 квартал

3 квартал

4 квартал

Раздел A

Сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство

82,2

113,1

360,9

173,9

83,3

133,9

422,5

206,0

91,8

152,5

475,7

233,3

Раздел B

Рыболовство, рыбоводство

12,9

15,0

16,2

16,9

14,9

17,5

16,8

17,5

18,8

20,8

19,4

18,4

Раздел C

Добыча полезных ископаемых

177,3

176,6

218,6

212,5

291,1

325,4

406,8

418,1

391,8

512,1

551,4

545,0

Раздел D

Обрабатывающие производства

415,2

481,3

523,8

556,0

546,0

653,5

699,8

742,4

679,1

795,3

872,1

970,9

Раздел E

Производство и распределение электроэнергии, газа и воды

126,8

93,1

83,3

124,8

155,5

116,5

103,1

155,4

190,3

140,9

126,0

194,2

Раздел F

Строительство

118,8

164,9

216,6

215,9

139,4

195,1

242,6

256,2

174,2

245,9

320,8

341,8

Раздел G

Оптовая и розничная торговля; ремонт автотранспортных средств, мотоциклов, бытовых изделий и предметов личного пользования

594,9

604,7

655,5

734,4

693,1

729,9

792,6

914,0

859,6

904,4

992,3

1 128,0

Раздел H

Гостиницы и рестораны

19,1

23,7

26,0

26,3

26,9

31,4

34,9

37,1

36,1

43,8

48,3

51,4

Раздел I

Транспорт и связь

273,1

311,8

338,5

338,2

341,7

399,5

427,4

503,4

399,0

465,2

496,1

583,9

Раздел J

Финансовая деятельность

90,4

93,9

98,7

114,6

104,3

122,9

132,0

150,0

148,0

163,9

179,9

206,8

Продолжение табл 4

Разделы

2003

2004

2005

1 квартал

2 квартал

3 квартал

4 квартал

1 квартал

2 квартал

3 квартал

4 квартал

1 квартал

2 квартал

3 квартал

4 квартал

Раздел K

Операции с недвижимым имуществом, аренда и предоставление услуг

264,4

291,8

326,6

376,5

285,4

315,6

352,8

417,7

346,3

392,9

451,9

536,2

Раздел L

Государственное управление и обеспечение военной безопасности; обязательное социальное обеспечение

156,8

161,8

164,3

168,4

184,2

188,9

192,8

197,9

235,0

242,3

247,2

248,5

Раздел M

Образование

75,0

77,1

81,8

84,6

96,2

97,0

102,9

106,4

119,3

120,9

127,3

130,4

Раздел N

Здравоохранение и предоставление социальных услуг

86,8

93,0

99,0

97,9

108,8

115,1

121,0

121,2

136,8

146,2

153,2

153,3

Раздел О

Предоставление прочих коммунальных, социальных и персональных услуг

49,2

53,6

54,9

62,3

68,3

74,6

76,0

83,3

88,4

97,6

97,2

111,3

 

Косвенно измеряемые услуги финансового посредничества

-48,0

-47,8

-50,7

-65,0

-59,0

-73,1

-78,7

-96,3

-87,7

-100,7

-111,4

-137,0

 

Итого добавленная стоимость по видам экономической деятельности (в основных ценах)

2 494,9

2 707,5

3 214,1

3 238,3

3 080,1

3 443,6

4 045,2

4 230,2

3 826,6

4 344,0

5 047,4

5 316,4

 

Чистые налоги на продукты

355,8

400,3

415,7

416,7

401,2

499,6

559,1

707,4

573,0

685,4

808,5

996,7

 

Валовой внутренний продукт
(в рыночных ценах)

2 850,7

3 107,8

3 629,8

3 655,0

3 481,3

3 943,2

4 604,3

4 937,6

4 399,6

5 029,4

5 855,9

6 313,1

 

Таблица 5

Динамика основных макроэкономических индикаторов

 

Показатели

2005 г. 

2006 г. 

четвертый квартал

первый квартал

январь

февраль

март 

Индексы инфляции:

         

среднемесячный индекс потребительских цен

100.7 

101.6 

102.4 

101.7 

100.8 

среднемесячный индекс цен производителей

         

промышленной продукции 

99.3 

101.9 

100.5 

103.3 

102.1 

Продукция промышленности 

         

к соответствующему периоду 

         

предшествующего года

104.9 

103.0 

104.4 

101.0 

104.1 

в среднем за месяц к предшествующему месяцу

(сезонность устранена) 

100.8 

99.9 

99.0 

100.3 

100.2 

Оборот розничной торговли 

         

к соответствующему периоду 

         

предшествующего года 

113.4 

110.2 

110.5 

109.7 

110.4

в среднем за месяц к предшествующему месяцу

         

(сезонность устранена) 

101.1 

100.3 

99.0 

100.8 

101.1 

Инвестиции в основной капитал 

         

к соответствующему периоду 

         

предшествующего года 

112.4 

105.0 

101.5 

101.7 

110.6 

в среднем за месяц к предшествующему месяцу

         

сяц сезонность устранена)

101.1 

99.8 

95.7 

102.0 

102.0 

Реальные располагаемые доходы населения

к соответствующему периоду

предшествующего года 

109.4 

108.3 

107.9 

109.2 

107.7 

в среднем за месяц к предшествующему

         

периоду (сезонность устранена)

100.8 

100.2 

97.7 

102.4 

100.7 

Экспорт (стоимостные объемы) 

         

к соответствующему периоду предшествующего года

127.1 

137.4 2 

147.7 

136.6 

130.7 2 

в среднем за месяц к предшествующему периоду (сезонность устранена)

100.9 

103.2 2 

108.0 

101.9 

99. 8 2

Импорт (стоимостные объемы)

         

к соответствующему периоду предшествующего года

128.0 

121.42 

125.1 

119.8 

120.32 

в среднем за месяц к предшествующему

         

периоду (сезонность устранена) 

100.9 

101.02 

100.6 

102.3 

100. 12

 

Замедление экономического роста имело четкую отраслевую «прописку». Главной сферой, обусловившей снижение динамики ВВП, стало строительство. Рост добавленной стоимости в этой отрасли, по оценке, составил по отношению к первому кварталу прошлого года всего 0,8% (для сравнения: аналогичный показатель начала 2005 г. – +4,6%) [25]. На показатели капитального строительства негативное влияние оказали необычно низких температур в начале года.

Первый квартал ознаменовался изменением в структуре факторов экономического роста.

– возобновился рост физических объемов экспорта. В среднем за месяц он составил 1,2% (сезонность устранена), что заметно выше уровня четвертого квартала. Вновь стал увеличиваться вывоз нефти, что связано с высоким спросом на углеводороды на мировом рынке.

В результате, если в прошлом году низкие темпы экспорта энергоресурсов выступали фактором сдерживания экономической динамики, то в текущем году расширение энергосырьевого экспорта может, наоборот, стать «мотором» экономического роста;

– произошел локальный, временный, провал в динамике внутреннего конечного спроса, интенсивное расширение которого обеспечивало рост ВВП в последние годы. В среднем за квартал прирост конечного спроса составил всего 0.2% (сезонность устранена) против 1.1% в четвертом квартале прошлого года. Однако, это замедление связано лишь с пресловутым «январским фактором» – резким падением динамики товарооборота и инвестиций в начале года.

Уже в феврале и марте восстановился рост инвестиций в основной капитал. Соответственно, восстановился и рост внутреннего конечного спроса. Его среднемесячный прирост в феврале-марте составил 1,2% (в т.ч. март –1.3%, сезонность устранена), что даже несколько выше показателей четвертого квартала (см. табл. 5). В перспективе, вероятно, можно ожидать усиления роста конечного спроса, вызванного как притоком в экономику доходов, связанных с внешнеэкономической конъюнктурой, так и ростом доходов занятых в бюджетном секторе.

Вместе с тем важнейшим фактором, способным оказать существенное влияние на экономическую динамику, может стать новое усиление роста импорта товаров.

В первом квартале динамика импорта значительно усилилась, в полтора раза превысив показатель предыдущего квартала (1,8% в среднем за месяц против 1,2%, сезонность устранена). Это – закономерная ситуация в условиях быстрого укрепления рубля как в номинальном, так и, тем более, в реальном выражении.

Таблица 5

Динамика основных элементов конечного спроса (темпы прироста, в % к предшествующему периода, сезонность устранена)

Показатель 

IV квартала

2006 г. 

I квартал 2006 г.

январь 

февраль 

март 

Внутренний конечный спрос на товары

1,1 

0,2

1,2 

-1,8 

1,0 

1,3 

Экспорт

0,9 

1,2 

1,5 

1,1 

0,9 

Импорт

2,2 

2,2 

2,3 

2,5 

1,7 

 

В результате, восстановилась свойственная большей части прошлого года (четвертый квартал стал исключением) тенденция полуторакратного опережения динамики импорта по отношению к приросту внутреннего конечного спроса. Причем, наблюдается интенсивный рост конкурирующего импорта продукции легкой промышленности, пищевых товаров и др.

В итоге, во втором-четвертом кварталах можно ожидать активизации экономического роста. Однако, результаты первого квартала все-таки окажут свое негативное воздействие на общие итоги года. В целом за 2006 г. рост ВВП может составить 105– 105,8%, что заметно ниже уровня прошлого года (106,4%) [25].

Основные тенденции в сфере государственных финансов в первом квартале 2006 г.:

– рост поступлений доходов от внешней торговли;

– более высокий, чем в прошлом году, уровень непроцентных расходов;

– масштабная стерилизация эмиссии на счетах федерального бюджета. Уровень доходов федерального бюджета в первом квартале, по предварительным данным Минфина России, составил 26,6% ВВП. Это несколько ниже, чем в первом квартале прошлого года (см. таблицу 6).

Тем не менее, говорить о сокращении доходов федерального бюджета, как сформировавшейся тенденции, никаких оснований нет. Это снижение объясняется, главным образом, «эффектом базы» — масштабным поступлением в начале прошлого года НДС от «Юганскнефтегаза». Именно этот фактор обусловил уменьшение поступления НДС на товары, реализуемые на территории России с 10,7% ВВП в первом квартале прошлого года до 5,8% ВВП в нынешнем — а без его учета поступление НДС даже несколько возросло (на 0,3% ВВП) [25].

 

Таблица 6

Основные показатели федерального бюджета в первом квартале (% к ВВП)

Показатель 

1 квартал 2005 

I квартал 2006

прирост

Доходы всего 

27.4 

26.6 

-0.8 

Расходы всего 

15.4 

15.7 

0.3 

непроцентные расходы 

13.6 

14.6 

1.1 

обслуживание государственного долга

1.8 

1.1 

-0.7 

Профицит 

12.0 

10.9 

 

 

Важной особенностью квартала стала высокое поступление налогов и платежей, связанных с внешнеэкономической конъюнктурой — НДПИ и вывозных пошлин. В сумме их прирост по сравнению с уровнем начала прошлого года составил 4.5% ВВП, что практически компенсировало снижение поступления НДС (см. таблица 7).

Таблица 7

Основные показатели доходов федерального бюджета (% к ВВП)

 

Показатель

январь-февраль 2005

январь-февраль 2006

прирост

Доходы всего 

27,7

26,2

-1,5

Налог на прибыль 

1.3 

1.0 

-0,3

Единый социальный налог 

1.5 

1.1 

-0,3

Налоги на товары (работы, услуги), реализуемые на территории Российской Федерации

11,4

6.3 

-5,1

налог на добавленную стоимость по товарам, еалииизуемым на территории РФ

10.7 

5,8

-4,8

акцизы по товарам внутреннего производства

0,8

0,4

-0,3

Налоги на товары, ввозимые на территорию РФ

2.1 

2.1 

0,0

налог на добавленную стоимость на импорт

2,0

2,0

0,1

Продолжение таблицы 7

 

Показатель

январь-февраль 2005

январь-февраль 2006

прирост

акцизы на импорт 

0,1

0,1

0,0

Налог на добычу полезных ископаемых

2,9

5,2

2,3

Ввозные таможенные пошлины 

1,2

1,2

0,0

Вывозные таможенные пошлины

5,7

7,8

2,2

Другие доходы 

1,7

1,.5

-0,2

 

Еще одна особенность исполнения федерального бюджета в первом квартале – высокий уровень непроцентных расходов (14,6% ВВП против 13,6% ВВП в первом квартале 2005 г.). В

 

101514 1929 3 ЭКОНОМИЧЕСКИЕ КОНЦЕПЦИИ ОБЩЕСТВЕННОГО БЛАГОСОСТОЯНИЯ

 

Рисунок 1– Доходы, непроцентные расходы и дефицит федерального бюджета (% к ВВП)

значительной степени, это стало результатом более высоких, чем в прошлом году, бюджетных заданий на первый квартал (18,2% против 17,4%). При этом сохранился характерный для всех последних лет разрыв между бюджетным заданием (квартальными лимитами бюджетного финансирования) и его фактическим кассовым исполнением. В текущем году было недофинансировано 20% запланированных непроцентных расходов — что лишь немногим меньше показателя первого квартала 2005 г. (22%).

Разрыв между доходами и расходами бюджета обеспечил формирование беспрецедентно высокого бюджетного профицита (10.9% ВВП). В основном, он был связан с ростом остатков на счетах бюджета — 568 млрд. руб. (по оперативной информации Минфина России). В результате, возник сильнейший стерилизационный эффект, в значительной степени уравновесивший денежную эмиссию, обусловленную покупкой валюты в официальные резервы.

Основные тенденции развития российской экономики:

замедление экономического роста, вызванное неблагоприятными погодными условиями и снижением динамики внутреннего конечного спроса;

конъюнктурная приостановка промышленного подъема, затронувшая большинство производств;

продолжение, после разового сокращения в январе, интенсивного расширения реальных доходов населения;

замедление динамики потребительских рынков, обусловленное январским уменьшением доходов населения, а также «маятниковым» спадом потребительской активности;

динамичное наращивание инвестиций в основной капитал, несмотря на локальный сбой из-за неблагоприятных погодных условий в январе;

восстановление высоких темпов расширения физического объема экспорта на фоне продолжающегося роста мировых цен на нефть;

высокий, опережающий динамику внутренних рынков, рост импорта, что стимулируется увеличением темпов укрепления рубля;

скачок инфляции, обусловленный, в основном, резким повышением цен на сахар и плодоовощную продукцию;

интенсивный рост официальных валютных резервов, стимулируемый расширением экспортно-импортного сальдо;

переход к номинальному укреплению рубля, связанное с попыткой использовать курс в качестве «антиинфляционного якоря»;

усиление стерилизации эмиссии на счетах расширенного правительства, обуславливающее стагнацию денежного предложения;

устойчивое отставание динамики денежного предложения от расширения спроса на деньги, ведущее к снижению ликвидности банковской системы.

Итоги социально-экономического развития России и стран СНГ нельзя признать положительными, с точки зрения решения стратегических и системных задач, неотложных для подъема экономики на базе инновационного и высокотехнологического типа развития. В современной высококонкурентной среде мирового хозяйства для эффективной интеграции в него России и странам СНГ необходимо обеспечение устойчивого экономического развития на основе прогрессивных структурных сдвигов – в пользу высокотехнологического сектора, внедрения микропроцессорных и наукоемких технологий. Требуется ни что иное, как переход к политике неуклонного подъема уровня жизни адекватного достижениям мирового научно-технического прогресса. Научно обоснованный стратегический курс социально-экономического развития России и стран СНГ предполагает целевые установки на повышение благосостояния населения, ориентацию на человека и знания как основную движущую силу хозяйственных изменений.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

В заключение можно сделать следующие выводы. Значительный вклад в развитие экономической теории благосостояния внесли представители классической политической экономии А. Смит, Д. Рикардо, К. Маркс, Дж.С. Милль. Они поставили благосостояние в зависимость от производительности общественного труда и его пропорциональности потребностям. При этом в их представлении товары, потребители, производители и рынок в целом были однородными.

Предшественники и представители неоклассической теории – Ж. Дюпюи, Л.Вальрас, К.Менгер, У.Джевонс, А.Маршалл и другие – поставили во главу угла индивидуальное благосостояние, определяемое двумя обстоятельствами: предпочтениями индивида и наличием условия для осуществления рационального выбора при использовании ресурсов. В.Парето сформулировал принцип, согласно которому максимальное благосостояние достигается при оптимальном размещении ресурсов, когда любое их перераспределение не увеличивает полезность в обществе.

А.Пигу показал возможность повышения благосостояния при государственном воздействии на использование ресурсов и распределение доходов.

Следующий этап развитии экономической теории благосостояния был связан с учением Дж.М. Кейнса. По его мнению, государство, влияя своей макроэкономической политикой на уровень использования ресурсов и национального дохода, определяет тем самым уровень благосостояния.

А.Бергсон и Нобелевские лауреаты К.Эрроу и П.Самуэльсон исследовали проблему соотношения индивидуального и общественного благосостояния. Концепция общественного благосостояния А.Бергсона получила название ординалистской. П.Самуэльсон стремился найти функцию общественного благосостояния в зависимости от индивидуальной полезности. К.Эрроу доказал третью теорему благосостояния. С тех пор появилось множество работ, связанных с ее модификациями, вариантами и был сделан неизбежный огорчительный вывод, что не существует логически надежного пути, чтобы объединить предпочтения различных индивидов и решить проблему распределения.

В начале XX века стала формироваться концепция «государства благосостояния», согласно которой ответственность государства распространяется до ответственности общества за благосостояние граждан. Представителями этого направления были Г.Мюрдаль, Дж.Гэлбрейт, Дж.Бьюкенен, Л. Эрхард, Л.фон Мизес, Ф.А.Хайек и другие.

В любой социально-экономической системе и на всех уровнях хозяйствования экономическая эффективность производства была и остается основным фактором его нормального функционирования и главным источником роста потребления и решения социальных задач.

Трансформация национальной экономики в России началась с приватизации государственной формы собственности, что неотделимо от процесса первоначального накопления капитала (ПНК) как универсального средства, по утверждению Маркса ─ перехода от одного способа производства к другому.

Рыночная экономика с ее жесткой направленностью на получение максимальной прибыли и наличием соответствующей хозяйственной структуры (экономическая самостоятельность и адресная ответственность каждого субъекта за результаты хозяйственной деятельности, острая конкуренция и поддержание конкурентной среды государством и т.п.) оказалась не только более приспособленной к экономически эффективному решению воспроизводственных задач, но и более гибкой и восприимчивой к изменениям социально-экономических условий производства.

Наиболее действенными способами решения проблемы повышения эффективности и сохранения независимости национальной экономики являются:

1) сохранение в государственной собственности или национализация рентабельных и необходимых для экономической безопасности страны базовых отраслей национальной экономики;

2) безвозмездная, или на условиях выгодного кредитования, передача части государственной собственности трудовому коллективу;

3) создание корпоративной собственности трудового коллектива и государственной собственности, что в свою очередь требует разработки соответствующего механизма защиты.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Агапова Т.А., Серегина С.Ф. Макроэкономика. Учебник –М.: МГУ им. М.В. Ломоносова, –М.: АО «ДИС», 2007.
  2. Аллэ М. Экономика как наука / Пер. с фр. М., 2005.
  3. Бункина М.К., Семенов В.А. Макроэкономика (основы экономической политики).–М: АО «ДИС», 2007.
  4. Бункина М.К., Семенов В.А. Макроэкономика. Учебное пособие. М., 2005.
  5. Ван дер Веее Г. История мировой экономики: 1945 – 1990. М., 2000.
  6. Введение в рыночную экономику / Под ред. А.Я. Лившица, И.Н. Никулиной. М., 2003.
  7. Вебер М. Общая экономическая история. М., 2005.
  8. Дадаян В.С. Макроэкономика для всех.– Дубна: Феникс, 2006.
  9. Зайдель Х., Теммен Р. Основы учения об экономике. –М.: Дело ЛТД, 2005.
  10. Ивашковский С.Н. Макроэкономика. М., 2004.
  11. Камаев В.Д. Учебник по основам экономической теории, — М.: Владос, 2004.
  12. Курс экономики /Под ред. Б.А. Райзберга, – М.: Инфра-М, 2005.
  13. Некипелов А.Д. К вопросу о природе социального выбора // Экономика и управление. 2006. № 1. С. 5.
  14. Норт Д.К., Томас Р.П. Подъем Западной экономики. М., 2005.
  15. СаксДж., Ларрен Ф. Макроэкономика: Глобальный подход. М., 2006.
  16. Сафиуллин И.Н. Экономическая теория благосостояния в системе качественно неоднородных рынков. Казань, 2006.
  17. Сафиуллин И.Н. Классификация экономических благ // Современная экономика. – 2005. – №2.
  18. Словарь по экономике / Под ред. П.А. Ватника. СПб., 2006.
  19. Тихонова Н.Е., Давыдова Н.М., Попова И.П. Индекс уровня жизни и модель стратификации российского общества //Социологические исследования. 2004. № 6. С.120-130;
  20. Тодаро М.П. Экономическое развитие. М., 2007.
  21. Фромм Э. Догмат о Христе. М., 2002.
  22. Шепелова Н.С. Социальные приоритеты углубления рыночных преобразований в России // Товарно-денежные отношения, собственность, права собственности. Ч.1.: Сборник докладов и тезисов на научно-практической конференции, 23-24 марта 2006 г. — Ростов-н/Д, 2006.
  23. Шепелова Н.С. Разработка комплексной оценки национального благосостояния // Экономический вестник РГУ. — 2006. — № 4.
  24. Экономическая теория/ Под ред. А.И. Добрынина, Л.С. Тарасевича. СПб., 2007.

     

     

     


     

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 1.25MB/0.00209 sec

WordPress: 23.16MB | MySQL:118 | 3,815sec