Государство как институт политической системы общества

<

122113 1934 1 Государство как институт политической системы общества

1.1. Место и роль государства в политической системе общества

В историческом плане государство можно считать первой политической организацией. Закономерно, что термин «политика» и производные от него слова ведут свое происхождение от слова «полисы», которым древние греки обозначали свои города-государства. У разных народов государства возникали по-разному, на различных стадиях развития, в различные исторические промежутки времени. Но общими для них всех были такие факторы, как совершенствование орудий труда и его разделение, появление рыночных отношений и имущественного неравенства, становление социальных групп, сословий, классов, осознание людьми общих и групповых (классовых) интересов.

Понятие «государство» и «политическая система общества» соотносятся как часть и целое. Государство концентрирует в себе все многообразие политических интересов. Именно в этом качестве государство играет особую роль в политической системе, придавая ей своего рода целостность и устойчивость. Оно выполняет основной объем деятельности по управлению, пользуясь ресурсами общества и упорядочивая его жизнедеятельность.

Государство занимает центральное главенствующее место в политической системе, так как оно:

  • выступает в качестве единственного официального представителя всего народа, объединяемого в пределах его территориальных границ по признаку гражданства;
  • является единственным носителем суверенитета;
  • обладает специальным аппаратом (публичной властью), предназначенным для управления обществом; имеет силовые структуры (вооруженные силы, милиция, служба безопасности и т.п.);
  • обладает, как правило, монополией на правотворчество;

    — владеет специфическим набором материальных ценностей (государственная собственность, бюджет, валюта и т.д.);

    —    определяет главные направления развития общества1. Государство выступает не только самостоятельным субъектом политики, но и призвано регулировать поведение иных субъектов политических отношений, обладая в этой сфере весьма широкими полномочиями:

  • может устанавливать в законодательстве правовой режим организации и функционирования всех иных субъектов политики – политических партий, движений, групп давления и т.п.;
  • регистрирует их создание соответствующими органами (как правило, министерством юстиции) и привлекает к участию в общественных и государственных делах;

    — может осуществлять надзор за законностью деятельности всех иных субъектов политики и применять меры принуждения за соответствующие правонарушения2.

    Однако если говорить о ближайшей перспективе, то думается, что государство сохранит свое институциональное положение в международных отношениях, но его развитие в условиях глобализации будет сопровождаться институциональными и статусными уступками (структурам гражданского общества, новым субъектам международных отношений), объем которых определится процессом адаптации внутренних свойств государства и его адекватностью изменениям внешней среды. И со временем государство эволюционирует в новую форму политической организации общества, отвечающей конструкции глобального политического порядка3.

    По мнению А.С. Блинова, будущее государство должно обладать такими обязательными качествами, которые позволят обеспечить свободное функционирование гражданского общества и достаточные темпы общественного и научно-технического прогресса; гарантировать высокую степень защищенности международного сообщества перед лицом глобальных угроз и эффективное решение масштабных задач, стоящих перед человеческой цивилизацией1.

    Государство стало первой, но не последней и не единственной политической организацией классового общества. Объективно сложившиеся человеческие отношения вызвали к жизни новые политические формы движения социальной материи. История свидетельствует, что наряду с государством и в его рамках возникают различного рода негосударственные объединения, отражающие интересы определенных классов, сословий, групп, наций и принимающие участие в политической жизни общества. Например, Аристотель упоминает партии горы, равнины и прибрежной части города рабовладельческих Афин. В условиях феодального общества значительное влияние на осуществление политической власти оказывали различные объединения собственников — общины, гильдии, цехи. Особую роль в этом плане играли церковные учреждения, выступавшие организационно-идеологической опорой правящих классов. В буржуазном и социалистическом обществе помимо государства действуют разного рода политические партии, профсоюзы, женские и молодежные общественные объединения, организации промышленников и фермеров, отражающие в своей деятельности интересы определенных социальных сил и оказывающие влияние на политику. И все же государство занимает центральное место в политической и общественной жизни любой страны. Сказанное обусловлено следующим.

    1. Государство выступает, прежде всего, в качестве альтернативы бесплодной борьбе между различными социальными группами, слоями, классами с их противоречивыми интересами. Оно предотвратило самоуничтожение человеческого общества на самой ранней стадии нашей цивилизации и предотвращает это сегодня. В этом смысле оно «дало» жизнь политической системе общества в современном ее понимании.

    В то же время не что иное, как государство на протяжении всей истории человечества тысячекратно ввергало своих подданных в междоусобные и региональные вооруженные конфликты, войны, включая две мировые войны. В одних случаях (как агрессор) государство было и есть орудие определенных политических группировок, отражающих интересы господствующих слоев, классов общества. В других случаях (как защитник) оно зачастую выражает общенародные интересы.

    2. Государство можно рассматривать как организационную форму, как союз людей, объединившихся для совместного проживания. Исторические, идеологические, социально-экономические связи индивидов с государством получают концентрированное выражение в политико-правовой категории гражданства. Каждый из членов «государственной общины» заинтересован в ее существовании, так как личная независимость и свобода в общении с согражданами, охрана семьи и собственности, гарантия безопасности от вторжения в личную жизнь извне обеспечиваются государством. Как гражданин индивид приобретает устойчивые первичные политические качества, которые становятся основой его участия в политической жизни страны, в деятельности общественно-политических объединений и движений, политический партий и т.п. Иначе говоря, прежде всего через государство индивид «включается» в политическую систему общества.

    Вместе с тем между государством и отдельными гражданами (независимо от того, к какому классу они принадлежат) существует комплекс противоречий, который в целом характеризуется как одно из основных внутренних противоречий политической системы общества. Это противоречия между демократией и бюрократией в сфере законодательной и исполнительной власти, между тенденциями развития самоуправления и ограниченными возможностями его осуществления и др. Противоречия эти резко обостряются, когда государство проводит ярко выраженную классовую, национальную, расовую политику по отношению к гражданам, не принадлежащим к политически господствующим социальным группам.

    3. В ряду факторов, обусловивших появление государства, важное место занимает социально-классовое расслоение общества. Отсюда следует, что государство выступает политической организацией экономически господствующего класса.

    И все же марксистско-ленинская характеристика классовой сущности государства как органа подавления верно отражает только особое состояние в развитии общества, когда в нем возникает такая классовая напряженность (вызванная, как правило, военными конфликтами, экономическим и духовным кризисом), которая способна взорвать общество, привести его в состояние хаоса. В обычные же нормальные периоды в классовом обществе превалируют общесоциальные связи, более сильные и созидательные, чем классовые антагонизмы. Достойной внимания остается мысль Ф. Энгельса о том, что в действительном мире метафизические полярные противоположности существуют только во время кризисов, что весь великий ход развития происходит в форме взаимодействия. Государство в силу своего социального назначения не может быть. постоянно функционирующим в режиме господства и насилия. Как свидетельствует история, деятельность государства такого типа (деспотических, авторитарных) имеет свои временное пределы, которые по мере развития цивилизации все более сужаются.

    Классовый характер государства связывает его с иными политическими явлениями. Поэтому перед государством и политической системой в целом стоят одни и те же задачи: ввести классовую борьбу в русло цивилизованной политической борьбы, основанной на принципах демократии и права: направить усилия противоборствующих слоев, классов и их политических организаций на конструктивное решение общесоциальных, а значит, одновременно и классовых проблем.

    4. Государство стало первым результатом политической деятельности людей, каким-либо образом организованных и представляющих интересы определенных социальных групп и слоев. Это обусловило его претензии на всеобщность охвата политических явлений, а признаки территориальности и публичной власти сделали реальным значение государства как формы политического общежития различных социальных и национальных образований, а также выражающих их интересы различного рода организаций и партий. Государственность — форма бытия классового общества.

    В этой связи государство играет роль надклассового арбитра. В законодательном порядке оно устанавливает «правила игры» для политических партий и общественных объединений, пытается учитывать в своей политике спектр их многообразных, порой антагонистически противоречивых интересов. Демократическое государство стремится обеспечить не только нормальное мирное политическое общежитие, но и мирную смену государственной власти, если возникает такая историческая необходимость. Государство как форма политического общежития по территории совпадает с политической системой общества. По содержательным и функциональным характеристикам оно выступает элементом политической системы.


    5.    Государство — важнейший интегрирующий фактор, связывающий в единое целое политическую систему и гражданское общество. В силу своего социального происхождения государство берет на себя заботу об общих делах. Оно вынуждено заниматься общесоциальными проблемами — от строительства домов для престарелых, устройства связи, транспортных артерий до энергетического, экологического обеспечения будущих поколений людей. Как основной собственник средств производства, земли, ее недр, оно финансирует наиболее капиталоемкие отрасли науки и производства, несет бремя расходов на оборону. В качестве органа, управляющего общественными делами, государство посредством аппарата, вещественных придатков (полиция, тюрьма и т.п.) сохраняет определенную целостность политической системы, обеспечивает правопорядок в обществе.

    Разумеется, здесь возникает масса противоречий, которые могут быть условно сведены к гипертрофированному пониманию роли государства в жизни общества и принижению значения отдельной личности. Поэтому только то государство может считаться социальным и демократическим, в котором созданы условия для реализации прав и свобод человека.

    Для политической системы общества важное консолидирующее значение имеет суверенный характер государственной власти. Только государство имеет право выступать внутри и вне страны от имени народа и общества. Вхождение политической системы конкретного общества в мировое политическое сообщество во многом зависит от реализации суверенных качеств государства.

    6.    Политическая система в силу подвижности экономических, социально-классовых отношений, изменчивости идеологической и психологической ауры находится в постоянном движении. Все ее элементы и компоненты работают как бы в равной степени, увязывая, согласовывая интересы социальных групп, вырабатывая политические решения. Когда же возникают чрезвычайные общественные ситуации (происходят стихийные бедствия, изменяется форма правления или политический режим), особая роль в разрешении их отводится государству. Причем в этом случае речь идет не просто о государстве, а его субстанциональном проявлении — государственной власти. Только законная государственная власть может обеспечить относительно безболезненный и бескровный переход к новому состоянию общества.

    Любая политическая деятельность в конечном счете так или иначе связана с государственной властью. Можно спорить о том, какие факторы лежали в основе возникновения государства, чьи интересы выражают те или иные современные государственные образования. Но аксиомой является то, что квинтэссенцией результата политической деятельности людей и их объединений выступает государственная власть. И что бы ни было за фиксированно в программных документах различных политических партий разных времен, ясно одно: им нужна государственная власть для осуществления декларативных или тайных целей. Самое существенное в государстве — не возможность объединения людей, не территория, а обладание властью. Поэтому чрезвычайно важным для всего общества является создание четкого, бесперебойно работающего правового механизма образования и осуществления государственной власти.

    В развитии современного государства наблюдаются две взаимосвязанные тенденции. Первая проявляется в усилении роли государства в обществе, росте государственного аппарата и его материализованных структур. Вторая тенденция — деэтатистская, она противоположна первой и связана с ограничением власти государства, переходом ее от государства к другим политическим и неполитическим структурам.

    Обе эти тенденции порождаются действием ряда причин. Одна из них связана с необходимостью государственного регулирования информационной и других новых сфер общества, разработкой соответствующего законодательства, борьбой с новыми видами преступлений (например, в сфере информационных технологий), формированием связанных с этим государственных органов.

    Усиление роли государства в экономической жизни развитых стран вызвано также ограниченностью возможностей рыночного механизма регулирования экономики. Государственный капитал стал активнее привлекаться для заполнения экономических ниш с неблагоприятными условиями воспроизводства, в том числе для развития передовых, наукоемких отраслей, не дающих быстрой отдачи, а требующих значительных первоначальных затрат, и вследствие этого непривлекательных для частного бизнеса. Государственные предприятия, защищенные бюджетными и налоговыми льготами, ориентированы на достижение макроэкономической эффективности.

    Иные причины породили усиление влияния государства в экономике развивающихся стран. Обычно они связаны со слабостью национальных экономик, недостаточным накоплением частного национального капитала и его незащищенностью перед мощными транснациональными корпорациями, а также неподготовленностью архаичной структуры хозяйства к принятию новых прогрессивных технологий. По этим причинам в государственном секторе африканских стран занято 50 – 55% самодеятельного населения.

    Наряду с экономической ролью государства существенно усилилась и его социальная роль, что связано с необходимостью регулирования социальных последствий циклических перепадов производства, особенно в целях снижения безработицы, проведения активной политики, ориентированной на сглаживание противоречий и диспропорций между отдельными регионами страны. Усилившаяся потребность в регулировании социальной жизни, обеспечении социальной стабильности, преодолении социальных конфликтов, предоставлении социальной помощи повысили требования к социальной роли государства.

    Результатом этой политики, проводимой почти в течение четырех десятилетий (от 40-х до 70-х), стало вторжение государства не только в кредитно-денежную сферу и перераспределение национального дохода, но и в производство товаров и услуг. Так, почти в полной собственности государства находятся почта (практически во всех развитых странах), железные дороги (почти везде, за исключением США), воздушный транспорт, газовая промышленность, электроэнергетика.

    Разрастание государства порождается также и расширением международных взаимосвязей, формированием глобальной политической системы и соответствующим развитием дипломатической, идеологической, внешнеэкономической, разведывательной и т.п. служб государства.

    «Умощнение» государства продиктовано также объективным усложнением политики и процедур принятия политических решений. Вследствие этого возрастает роль вспомогательного аппарата — технического и информационного, усиливается значение политических коммуникаций.

    Вместе с постоянно действующими обстоятельствами могут существовать и временные, вызывающие усиление этатистской тенденции, — агрессивный, тоталитарный характер внутренней и внешней политики, разрастание военизированного сектора, структур насилия.

    Возрастающие роли государства ограничиваются рядом социальных факторов. В обществах с развитыми политическими системами и рациональным типом политической культуры власть государства всегда ограничивается представительными учреждениями, развитой политической самодеятельностью, массовыми движениями, оппозицией.

    Рост экономической роли государства также имеет свои пределы. Обнаружилась слабая восприимчивость государственных предприятий к инновациям, бюрократизация управленческой структуры и механизма принятия управленческих решений. Штаты управленцев в государственных структурах вдвое-втрое превышают штаты аналогичных частных корпораций. Принимаемые в них решения проходят громоздкую процедуру согласования вплоть до самых высших этажей власти.

    Острой проблемой является некомпетентность кадров управляющих, подбираемых по протекции, под влиянием взаимных обязательств, родственных и дружественных связей, исходя из личной преданности высшим администраторам.

    Победа партии на выборах вызывает смену государственных чиновников при очередной смене кабинета, что нарушает преемственность в управлении.

    Все эти обстоятельства существенно снижают эффективность государственного сектора экономики. В исследовании, проведенном в начале 80-х годов в пяти развитых странах (США, Канаде, ФРГ, Австралии, Швейцарии), обнаружились только три государственных предприятия из пятидесяти рассмотренных, которые имели большую эффективность, чем частные.

    Эти причины во многом объясняют смену политического курса и политику приватизации, проводимую в развитых странах с середины 80-х годов.

    В развивающихся странах центральной государственной власти противостоит институт племенных вождей, локальные структуры власти, опирающиеся на собственные ресурсы, религиозные и этнические традиции, свою систему представительства и легитимации власти лидеров, на неформальные патронажно-клиентальные структуры. В мусульманских странах власть государства ограничивается исламскими традициями, закрепляющими важную роль института частной собственности, мусульманского судопроизводства.

     

    1.2. Основные признаки правового государства

     

    Правовое государство – это такая форма организации и деятельности государственной власти, при которой государство и граждане связаны взаимной ответственностью при безусловном главенстве Конституции, демократических законов и равенства всех перед законом.

    Представления о государстве как организации, осуществляющей свою деятельность на основе закона, начали формироваться уже на ранних этапах развития человеческой цивилизации. С идеей правового государства связывались поиски более совершенных и справедливых форм общественной жизни. Мыслители античности (Сократ, Цицерон, Демокрит, Аристотель, Платон) пытались выявить такие связи и взаимодействия между правом и государственной властью, которые бы обеспечивали гармоничное функционирование общества той эпохи. Ученые древности считали, что наиболее разумна и справедлива лишь та политическая форма общежития людей, при которой закон общеобязателен как для граждан, так и для самого государства.

    Государственная власть, признающая право и, одновременно, ограниченная им, по мнению древних мыслителей, считается справедливой государственностью. «Там, где отсутствует власть закона, – писал Аристотель, – нет места и (какой-либо) форме государственного строя»1. Цицерон говорил о государстве как о «деле народа», как о правовом общении и «общем правопорядке»2.

    Государственно-правовые идеи и институты Древней Греции и Рима оказали заметное влияние на становление и развитие более поздних учений о правовом государстве.

    <

    Рост производительных сил, изменение социальных и политических отношений в обществе в эпоху перехода от феодализма к капитализму порождают новые подходы к государству и пониманию его роли в организации общественных дел. Центральное место в них занимают проблемы правовой организации государственной жизни, исключающей монополизацию власти в руках одного лица или властного органа, утверждающей равенство всех перед законом, обеспечивающей индивидуальную свободу посредством права.

    Наиболее известные идеи правовой государственности изложили прогрессивные мыслители того времени Н. Макиавелли и Ж. Боден3. В своей теории Макиавелли на основе опыта существования государств прошлого и настоящего объяснил принципы политики, осмыслил движущие политические силы. Цель государства он видел в возможности свободного пользования имуществом и обеспечении безопасности для каждого. Ж. Боден определяет государство как правовое управление многими семействами и тем, что им принадлежит. Задача государства состоит в том, чтобы обеспечить права и свободы.

    В период буржуазных революций в разработке концепции правовой государственности значительный вклад внесли прогрессивные ученые Б. Спиноза, Дж. Локк, Т. Гоббс, Ш. Монтескье и другие.

    Надо отметить, что среди русских философов идеи правового государства тоже нашли свое отражение. Они излагались в трудах П.И. Пестеля, Н.Г. Чернышевского, Г.Ф. Шершеневича. Так, Шершеневич отмечает следующие пути формирования и основные параметры правового государства: «1) для устранения произвола необходимо установление норм общественного права, которые определяют пределы свободы каждого и ограничивают одни интересы от других, в том числе и государственной организации, – отсюда идет идея господства права в управлении; 2) если личная инициатива требует простора, то государству достаточно ограничиться охраною субъективных прав; 3) чтобы новый порядок не нарушался самими органами власти, необходимо строго определить полномочия последних, отделив от исполнительной власти законодательную, утвердив самостоятельность судебной власти и допустив к соучастию в законодательстве выборные общественные элементы»1.

    В послеоктябрьский период в нашей стране в силу объективных и субъективных факторов идеи правового государства вначале были поглощены требованиями революционного правосознания, а затем полностью исключены из реальной жизни. Правовой нигилизм при сосредоточении власти в руках партийно-государственного аппарата, отрыв этой власти от народа привели к полному отрицанию в теории и на практике правовой организации общественной жизни на началах справедливости и, в конечном счете, к установлению тоталитарной государственности.

    Советская государственность в период тоталитаризма не воспринимала идею правового государства, считая ее буржуазной, диаметрально противоположной классовым концепциям государства.

    Рассмотрим основные основы правового государства.

    Экономической основой правового государства являются производственные отношения, базирующиеся на различных формах собственности (государственной, коллективной, арендной, частной, кооперативной и других) как равноправных и в одинаковой мере защищенных юридически.

    В правовом государстве собственность принадлежит непосредственно производителям и потребителям материальных благ: индивидуальный производитель выступает как собственник продуктов своего личного труда. Правовое начало государственности реализуется только при наличии самостоятельности, которые экономически обеспечивают господство права, равенство участников производственных отношений, постоянный рост благосостояния общества и его саморазвитие.

    Социальную основу правового государства составляет саморегулирующееся гражданское общество, которое объединяет свободных граждан – носителей общественного прогресса. В центре внимания такого государства находится человек и его интересы. Через систему социальных институтов, общественных связей создаются необходимые условия для реализации каждым гражданином своих творческих, трудовых возможностей, обеспечивается плюрализм мнений, личные права и свободы.

    Переход от тоталитарных методов к правовой государственности связан с резкой переориентацией социальной деятельности государства. Прочая социальная основа государства предопределяет стабильность его правовых устоев.

    Нравственную основу правового государства образуют общечеловеческие принципы гуманизма и справедливости, равенства и свободы личности. Конкретно это выражается в демократических методах государственного управления, справедливости и правосудия, в приоритете прав и свобод личности во взаимоотношениях с государством, защите прав меньшинства, терпимости к различным религиозным мировоззрениям.

    Правовое государство — это суверенное государство, которое концентрирует в себе суверенитет народа, наций и народностей, населяющих страну. Осуществляя верховенство, всеобщность, полноту и исключительность власти, такое государство обеспечивает свободу общественных отношений, основанных на началах справедливости, для всех без исключения граждан. Принуждение в правовом государстве осуществляется на основе права, ограничено правом и исключает произвол и беззаконие. Государство применяет силу в правовых рамках и только в тех случаях, когда нарушается его суверенитет, интересы его граждан. Оно ограничивает свободу отдельного человека, если его поведение угрожает другим людям.

    В числе важнейших элементов, отвечающих характеристике правового государства (его основных признаков), следует назвать1:

    1) Осуществление подлинного народовластия, распространяемого во все стороны организации и сферы жизни гражданского общества и выступающего в качестве целостной системы развития демократии.

    2) Конституционное обеспечение разделения властей, выражающее различные государственные формы осуществления единой власти народа.

    3) Верховенство права и связанность государственной власти правовыми предписаниями.

    4) Верховенство закона, согласно которому именно закон обладает высшей юридической силой в системе иных правовых актов и обеспечивает недопустимость произвольного вмешательства государства в жизнь гражданского общества, т.е. вмешательства, не основанного на положениях закона.

    5) Взаимосвязь прав и обязанностей и взаимная ответственность государства и личности, а также гарантированность прав и свобод человека, обеспечивающая их реализацию в политической, социальной и культурной сферах жизни.

    6) Повышение роли и авторитета судебной власти с необходимыми конституционными гарантиями независимости правосудия.

    7) Формирование эффективных институтов конституционного контроля за законностью.

     

    1.3. Парламентаризм как основа правового государства

     

    В соответствии с концепцией разделения властей особое место среди ветвей государственной власти принадлежит законодательной. Исполнительная и судебная ветви власти хотя и имеют свою сферу деятельности, но действуют от имени и во исполнение закона.

    Законодательная власть осуществляется прежде всего общегосударственным представительным органом, который может называться по-разному (национальное собрание, народное собрание, конгресс, меджлис и т.д.), но за которым утвердилось обобщенное название — парламент. Институт парламента имеет многовековую историю. Первые представительные учреждения с законодательными полномочиями возникли еще в Древней Греции (экклесия — народное собрание граждан в древнегреческих государствах, в частности в Афинах, было высшим органом государственной власти, которым принимались законы, заключался мир, объявлялись войны, ратифицировались договоры и решались другие государственные дела) и в Древнем Риме (сенат — высшее учреждение республики). Считается, однако, что родиной парламента является Англия, где с XIII в. власть короля в соответствии с Великой хартией вольностей (1215 г.) ограничивалась собранием крупнейших феодалов (лордов), высшего духовенства (прелатов) и представителей городов и графств. Подобные сословные и сословно-представительные учреждения возникли позже во Франции (генеральные штаты), Германии (рейхстага и ландтаги), Испании (кортесы), Польше (сейм) и других странах, а затем преобразовались в парламентские учреждения современного типа.

    Говоря о месте парламента в государственном механизме и его функциях, теоретики разделения властей Дж. Локк и; Ш. Монтескье ограничивали роль этого органа осуществлением преимущественно законодательной функции, тогда как Ж.Ж. Руссо — последовательный приверженец неделимости народного суверенитета — обосновал идею единства верховной власти, из которой вытекало право законодательной власти контролировать исполнительную.

    Следовательно, в конституционно-правовом отношении положение органа народного представительства всецело определяется формой правления. В парламентской республике и парламентской монархии парламент, олицетворяя верховную власть, формирует и контролирует правительство, а в президентской (полупрезидентской) республике и дуалистической монархии делит власть с главой государства, который сам формирует и контролирует правительство (однако это не исключает отдельных контролирующих полномочий парламента). Государственный строй, основанный на верховенстве парламента, называют парламентаризмом. Для других форм правления этот термин не применяется: наличие парламента в стране – это еще не установление парламентаризма. Не является государством парламентаризма и современная Россия.

    Парламент — высший орган народного представительства, выражающий суверенную волю народа, призванный регулировать важнейшие общественные отношения главным образом путем принятия законов, осуществляющий контроль за деятельностью органов исполнительной власти и высших должностных лиц. Законодательный орган обладает и другими полномочиями: формирует иные высшие органы государства (например, в некоторых странах избирает президента, образует правительство), назначает конституционный суд, ратифицирует международные договоры, заключенные правительством, объявляет амнистию и др. Под парламентом обычно понимают однопалатное представительное учреждение или нижнюю палату двухпалатного парламента, хотя с юридических позиций это понятие гораздо шире. В англосаксонском праве парламент -это триединое учреждение, включающее главу государства (например, монарха в Великобритании, президента в Индии), верхнюю и нижнюю палаты. В странах с влиянием англосаксонского права, где главой государства является президент и существует одна палата, парламент выступает как двуединое учреждение, состоящее из главы государства и национального собрания. В континентальном праве (в Германии, Франции) под парламентом понимаются две его палаты, глава же государства не является составной частью парламента. Наконец, в некоторых странах (Египет) глава государства рассматривается как часть однопалатного парламента.

    В настоящее время число палат в парламентах стран мира не превышает двух, но в конце 80-х — начале 90-х годов, например, парламент в ЮАР (до принятия временной Конституции 1994 г.) юридически состоял из трех палат, хотя подлинным органом государственной власти была палата белого населения. В парламенте Югославии в 70-х годах было пять палат.

    Исторически двухпалатная система построения парламента (би-камерализм) существовала для того, чтобы обеспечить представительство различных слоев общества. Верхняя палата служила для представительства аристократии, нижняя — широких слоев населения, чем и объясняется более демократический характер ее деятельности.

    В современных условиях двухпалатная система имеется обычно в федеративных государствах, где верхняя палата представляет субъектов федерации. В унитарных государствах с двухпалатным парламентом его верхняя палата также обычно формируется по административно-территориальному принципу, В большинстве стран мира в настоящее время действуют двухпалатные парламенты, а в Греции, Египте, Дании, Китае, Португалии, Финляндии, Венгрии, Швеции, например, — однопалатные.

     

     

     

     

     

     

    2. ПАРЛАМЕНТАРИЗМ В ТЕОРИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

     

    2.1. Эволюция теории парламентаризма

     

    Эволюция концепции парламентаризма говорит о том, что ее становление происходило в эпоху буржуазных революций XVII-XIX вв., и было инициировано конфликтом нарождающегося гражданского общества и абсолютизма, претендующего на неограниченную власть. В связи с этим создаваемые в рассматриваемый период теоретические модели государственного устройства были сосредоточены на поиске нормативных (конституционных) и организационных (парламентских) средств ограничения властных возможностей государства, недопущения «властного произвола». В европейских странах в соответствии с принципом «разделения властей», обоснованным Дж. Локком и Ш. Монтескье, конституционные акты закрепили на практике теорию, основное содержание которой было связано с ограничениями, накладываемыми на государственную власть, с порядком ее организации и функционирования, со способами ее легитимации, привнесением принципов свободы и равенства в сферу публичного права. Согласно Дж. Локку, Ш. Монтескье наличие власти всегда чревато опасностью злоупотребления ею, поэтому необходимо функциональное и социально-политическое разделение властей, их взаимный контроль и взаимная ответственность.

    На протяжении второй половины XIX − начала XX в. парламентаризм, в основу которого были положены классические принципы разделения и равновесия властей, сдержек и противовесов, рассматривался как социально-политический и юридический феномен, смысл которого состоял в обеспечении свободы, понимаемой в духе «английской традиции» как свободы меньшинства от большинства, свободы от вмешательства в частную жизнь. Гарантом парламентаризма считалась писаная конституция, фиксирующая компетенцию государственных органов и стоявшая над ними, поскольку была принята специально созданным органом и требовала особого порядка изменения, а также конституционное закрепление системы разделения властей и сдержек и противовесов.

    Парламентарная модель ограничения власти государства возникла в Великобритании в результате длительного эволюционного процесса трансформации абсолютной монархии в ограниченную начиная с XVII в. Особенностью британской политико-правовой системы является неписаный характер британской Конституции и её состав. Сложность анализа данной модели заключается в понимании важнейшего компонента английской Конституции − конституционных соглашений. Именно соглашения выступают формой выражения механизмов сдерживания и взаимного контроля ветвей власти. Другими словами, принцип разделения властей и его логическое продолжение − система сдержек и противовесов − в британской Конституции закреплены в первую очередь конституционными соглашениями (Conventions of the Constitution). По мнению А. Дайси, конституционные соглашения представляют «правила, регулирующие осуществление всех оставшихся ещё у короны дискреционных полномочий − как тех, которыми пользуется сам король, так и тех, которые осуществляются министерством»1.

    Поскольку парламентская система Великобритании в XVIII − начале XX в. была наиболее четко институциализирована, большинство правоведов сравнительно-правовой анализ европейского парламентаризма основывали преимущественно на вестминстерской модели, учитывая особенности исторического развития иных европейских стран, соотношение политических сил общества, уровень правовой культуры, традиции и другие факторы. Вместе с тем следует признать, что системообразующие элементы парламентаризма, характерные для Великобритании, были восприняты не только в конституционных монархиях, но и республиках, как парламентских, так и президентских. В политико-правовой литературе второй половины XIX − начала XX в. широкое распространение получила теория «верховенства парламента».

    Дж. Ст. Милль считал верховенство парламента характерной чертой парламентаризма, он полагал, что его сущность требует, «чтобы действительный перевес в делах государства был в руках представителей народа»1. Один из основоположников этой теории, английский государствовед А. Дайси, писал, что для парламентаризма характерно всемогущество высшего представительного органа, поскольку для него не существует никаких ограничений, кроме общественного мнения, а также право парламента регламентировать путем закона любые общественные отношения, право вмешиваться в дела не только государственных органов, но и частных лиц2.

    К началу XX в. теория «верховенства парламента» постепенно начала утрачивать свои ведущие позиции. Однако, не смотря на ослабление роли парламента «в качестве организующей силы» в законодательстве и управлении, он сохранил свое значение в качестве «соединительного аппарата, обеспечивающего превращение общественного мнения в живую силу, которая дает ход всему сложному механизму управления страной»3.

    Следующий этап развития парламентаризма приходится на первую половину XX в. – эпоху кризиса социально-политических институтов в условиях первой и второй мировых войн, возникновения анархо-синдикализма, коммунизма и фашизма, поставивших под вопрос саму возможность сохранения парламентской системы. Либеральная интерпретация парламентаризма была подвергнута всесторонней критике. В частности, известный немецкий юрист К. Шмитт в своих работах неоднократно подчеркивал внутреннюю противоречивость парламентской демократии, лишавшей парламент дееспособности. По словам ученого, сами понятия либеральный парламентаризм и демократия несовместимы по своей сути4.

    Своеобразная реанимация концепции парламентаризма приходится на 1960-1970 гг., когда политико-правовая мысль вновь обращается к принципу разделения властей, видя в нем краеугольный камень парламентской демократии и гарантию от возрождения тоталитарной угрозы. Именно во второй половине XX в. система разделения властей, сдержек и противовесов приобрела особое значение принципа, пронизывавшего всю политическую систему, охватывающего не только организацию и деятельность высших органов власти, но и федерализм, и избирательную систему, т.е. разделение властей по горизонтали между высшими органами власти, по вертикали между штатами и федерацией, а в социально-политическом плане между управляющими и управляемыми, между большинством и меньшинством.

    Получившее распространение в последние десятилетия «интеграционное учение»
    интерпретирует
    парламентскую борьбу в качестве интегрирующей силы, призванной не отчуждать, а сплачивать граждан, привлекать меньшинство, интегрировать его в существующую систему, поскольку усиление роли основных социальных слоев общества требует от правящей элиты применения демократических методов управления обществом и государством. Суть «интеграционного учения» состоит в том, что все противоречия в обществе и государстве могут быть решены путем парламентской борьбы для того, чтобы предотвратить противостояние различных политических сил на внепарламентской основе.

     

    2.2 Парламентаризм и разделение властей: грани соотношения

     

    «Разделение власти возникает из свойства власти быть отношениями между субъектами (первым, или активным), от которого исходит волевой импульс, побуждение к действию, и субъектом (вторым, или пассивным), который воспринимает этот импульс и осуществляет побуждение, становится носителем власти, её исполнителем. Эта простейшая структура разделения и передачи власти обычно усложняется, особенно в институциональном политическом (а также неполитическом — экономическом, правовом, идеологическом) процессе, когда второй субъект передаёт волевой импульс следующему субъекту и т.д. вплоть до конечного исполнителя (процесс, получивший наименование командования, или распоряжения и составляющий сущность власти)»1.

    Таким образом, понятие «разделение власти» достаточно широкое и не отделимо от понятия «власти» и принимает при этом самые различные формы выражения. В связи с этим представляется целесообразным проследить исторический путь развития разделения власти к моменту его современного восприятия в правовом государстве в качестве одного из основополагающих принципов.

    Государственная власть в правовом государстве не является абсолютной. Это обусловлено не только господством права, связанностью государственной власти правом, но и тем, как организована государственная власть, в каких формах и какими органами она осуществляется. Здесь необходимо обратиться к теории разделения властей. Согласно этой теории смешение, соединение властей (законодательной, исполнительной, судебной) в одном органе, в руках одного лица чревато опасностью установления деспотического режима, где невозможна свобода личности. Поэтому для того, чтобы предотвратить возникновение авторитарной абсолютной власти, не связанной правом эти ветви власти должны быть разграничены, разделены, обособлены.

    С помощью разделения властей правовое государство организуется и функционирует правовым способом: государственные органы действуют в рамках своей компетенции, не подменяя друг друга; устанавливается взаимный контроль, сбалансированность, равновесие во взаимоотношениях государственных органов, осуществляющих законодательную, исполнительную и судебную власть2.

    Принцип разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную означает, что каждая из властей действует самостоятельно и не вмешивается в полномочия другой. При его последовательном проведении в жизнь исключается всякая возможность присвоения той или иной властью полномочий другой. Принцип разделения властей становится жизнеспособным, если он еще и обставляется системой «сдержек и противовесов» властей. Подобная система «сдержек и противовесов» устраняет всякую почву для узурпации полномочий одной власти другой и обеспечивает нормальное функционирование органов государства.

    Классическим образцом в этом отношении являются США. Согласно теории разделения властей в ней законодательная, судебная и исполнительная власти, действуют как три силы в замкнутом круге своих полномочий. Но при этом предусмотрены формы воздействия органов одной власти на органы другой. Так, президент наделен правом налагать вето на законы, принимаемые Конгрессом. В свою очередь оно может быть преодолено, если при повторном рассмотрении законопроекта в его пользу отдадут голоса 2/3 депутатов каждой из палат Конгресса, Сената наделен полномочием утверждения членов правительства, назначаемых президентом. Он также ратифицирует договоры и иные международные соглашения, заключаемые президентом. В случае совершения президентом преступлений, Сенат обращается в суд для решения вопроса о вынесении ему «импичмента», т.е. об отстранении от должности. «Возбуждает» же дело об импичменте Палата Представителей. Но могущество Сената ослабляется тем, что ее председателем является вице-президент. Но последний может принимать участие в голосовании лишь в том случае, если голоса разделяются поровну. Конституционный контроль в стране осуществляет Верховный суд США.

    Необходимо обратить внимание на то, что в современных демократических государствах (таких, как США, Германия) наряду с классическим делением государственной власти на «три власти» федеративное устройство является также способом децентрализации и «разделения» власти, предупреждающим ее концентрацию.

    В настоящее время довольно сложной остается проблема взаимодействия разделенных  властей. Теория разделения властей  выделила роль  представительных органов  в  политической системе  общества. Следствием  этого  в  XIX- м  веке  явилось  усиление  роли парламента  в  управлении государством.  Особенно популярной была английская модель,  в  которой  парламент  занимал  доминирующее  положение  и  которая рассматривалась в Европе как самое удачное решение проблемы государственного управления. Главенствующая  роль  парламента  в  системе  других  госорганов обусловила  возникновение в XIX-м  веке политических режимов,  которые  стали называться парламентскими, а теории объясняющие  и  защищающие такие  режимы стали называться теориями парламентаризма.
    

      В целом  система  парламентаризма основана на  трех началах. Во-первых, господствующее положение представительного органа выражается в  том, что  он определяет направления внутренней и внешней политики государства. Во-вторых, правительство  формируется  из лидирующей  политической  партии  (коалиции), располагающей большинством мест в парламенте. В-третьих, правительство несет политическую  ответственность перед парламентом.  В  случае неудовлетворения деятельностью  правительства,  парламент  может  выразив   вотум   недоверия правительству   или   отдельному  министру,   отправить   его  в   отставку.
    

    Парламентарная система правления получила широкое распространение в XIX-н. – XX вв. и была установлена в большинстве стран Западной Европы.
    

    Однако, в  ХХ-м  веке  в силу увеличения объема государственной работы, усложнения   функций   государственного   управления   происходит   усиление исполнительной  власти.  Разгадка  динамизма  данной  власти  кроется  в  ее функциях,  условно  называемых правоприменительными,  законоисполнительными. Эти функции  сводятся,  прежде  всего,  к текущему  управлению,  носящему  в основном  оперативный  характер. Исполнительная власть организует реализацию принципиальных  установок, принятых  в  законах,  что  подразумевает решение многих  конкретных  вопросов. В  условиях, когда в обществе  или в отдельных областях,  исполнительная власть  зачастую  не  может иметь  законодательную основу для решения  актуальных вопросов  текущей политики.  В пределах общих полномочий она принимает конкретные меры по своему усмотрению.
    

    Также исполнительная  власть  не  только  принимает законы и  выполняет закрепленные  в  них  положения,  но  и  сама  издает  нормативные акты  или выступает  с законодательной инициативой. В межвоенное время в конституциях стали появляться нормы, закрепляющие институт делегированного законодательства,   который   в   настоящее время широко используется правительствами  многих  стран.  В послевоенное время  усилилась тенденция к введению  в  конституции  норм,  направленных  на  поддержание  устойчивости правительства.
    

    Так, Конституция ФРГ предусматривает конструктивный вотум недоверия правительству:  канцлер может быть смещен  с должности только путем избрания нового канцлера.  В Испании  введено требование о различном числе голосов членов нижней палаты при получении  правительством вотума недоверия по  его инициативе (простое большинство голосов) и при голосовании  по резолюции порицания, вносимой членами палаты (абсолютное большинство голосов).
    

    Результатом  усиления  исполнительной  власти  явилось  учреждение  так называемой  полупрезидентской  системы  правления  (Франция, Россия). Она стремится сочетать  сильную  президентскую власть с эффективным  контролем парламента за деятельностью правительства. Президент формирует правительство (в  России назначение премьера нуждается в согласии Государственной  Думы), определяет его структуру, как правило, председательствует  на  заседаниях кабинета министров (Франция) и утверждает его решения. Правительство несет двойную ответственность перед президентом  и парламентом. Причем при выражении  парламентом вотума недоверия правительству президент может отправить правительство в отставку либо распустить нижнюю палату парламента.
    

    Решающее   значение   в   системе  разделения  властей  имеет  введение конституционного контроля за деятельностью  государственных  органов. Первая модель конституционного контроля  возникла в США и  считается  традиционной. Она  имеет диффузный характер,  т.е.  проверка  соответствия национального правового акта  основному закону вверяется каждому суду  или судье. Данные полномочия  судов  прямо не закреплены в Конституции США, а оформились на основании судебного прецедента (в  1803  году  Верховный  суд  США  присвоил  себе  право  конституционного контроля).
    

     В   межвоенное   время  в  конституциях  европейских  стран  появляется собственная модель конституционного контроля – Австрия (1920),  Чехословакия (1920),  республиканская Испания (1931), которая в настоящее время учреждена в большинстве стран  Европейского континента. Она существенно отличается  от американской  и  носит  централизованный  характер. Контроль  осуществляется специально созданными органами, действующими вне обычной и  административной юстиции. Это дает некоторые  преимущества  европейской модели по сравнению с традиционной американской.
    

     

    2.3. Развитие парламентаризма, становление правового государства в России

     

    Основной Закон государства – Конституция Российской Федерации провозглашает Россию качестве правового государства (ч. 1, ст. 2).

    В соответствии с положениями Конституции Российской Федерации через законодательные органы народ осуществляет свою власть. Парламенты, прежде всего, олицетворяют демократические начала государства, выступают гарантами демократии. Этим обусловлен набор их властных полномочий, роль и значимость в системе органов государственной власти. Законодательные органы определяют содержание законодательства, активно влияют на практику его применения. Их деятельность, безусловно, отражается на уровне благосостояния как населения страны в целом, так и жителей отдельных регионов, а также на состоянии охраны общественного порядка, на реализации гражданами своих конституционных прав и свобод, их гарантиях и защите. Реалии российской действительности таковы, что от законодательных органов во многом зависят темпы развития Российской Федерации как демократического федеративного правового государства, создание условий для идеологического многообразия и многопартийности, содержание компетенции государственных органов, политическая и правовая активность граждан. Деятельность законодательных органов существенно влияет на процессы обеспечения территориальной целостности Российской Федерации и укрепление правового статуса ее субъектов. И наконец, без парламентов невозможно вхождение России в европейское и мировое сообщества стран с высокой правовой культурой, эффективной системой реализации и защиты прав и свобод человека и гражданина.

    Теперь, основываясь на Конституции Российской Федерации рассмотрим принцип разделения властей в России. Ст. 10 Конституции Российской Федерации гласит: «Государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны»1. К органам законодательной власти в Российской Федерации относятся: Федеральное Собрание (Совет Федерации и Государственная Дума – две палаты Собрания), Законодательные Собрания республик, входящих в состав Российской Федерации; органы власти других субъектов Российской Федерации; местные органы государственной власти.

    Конституция Российской Федерации – юридическая база всего законодательства, в которой закреплены основы экономической, социальной и политической организации общества, устанавливается механизм государственной власти и управления, основные права и обязанности граждан. Отсюда и значение Конституции как Основного Закона государства. Необходимо максимально стремиться к тому, чтобы Конституция занимала реальное место в правовой системе, имела практическую ценность. Конституция закрепляет основные положения всех сторон государственной и общественной жизни, поэтому для практической реализации ее норм, как правило, необходимы вторичные законодательные акты, детализирующие конституционные установления в такой мере, в какой это необходимо для их претворения в жизнь. Однако в важнейших вопросах и сама Конституция должна быть в достаточной степени конкретной, чтобы выступать в качестве источника норм прямого действия, обязательных для государственных органов, должностных лиц. К числу таким норм, относятся те, которые закрепляют основные права, свободы и обязанности граждан, реальность которых не должна увязываться с наличием или отсутствием специального акта, касающегося механизма реализации указанной группы конституционных норм1.

    К органам исполнительной власти в Российской Федерации относятся: Президент Российской Федерации; Совет Министров Российской Федерации; Высшие должностные лица республик, избираемые гражданами или Законодательными Собраниями; Правительство республик; органы администрации других субъектов Российской Федерации.

    К органам судебной власти в Российской Федерации относятся: Конституционный Суд Российской Федерации; Верховный Суд Российской Федерации; Высший Арбитражный Суд Российской Федерации; суды республик и других субъектов РФ; районные народные суды; суды специальной юрисдикции.

    Федеральное Собрание – парламент Российской Федерации является представительным и законодательным органом Российской Федерации. Совет Федерации одобряет законы, принятые Государственной Думой.

    Конституция РФ учреждает Федеральное Собрание (Совет Федерации и Государственная Дума) как один из органов, осуществляющих государственную власть в Российской Федерации (ч. 1 ст. 11 Конституция РФ). Поскольку эта статья помещена в главе «Основы конституционного строя», изменить положение Федерального Собрания в системе органов государственной власти можно только через сложный порядок изменения самой Конституции РФ. Прочное положение Федерального Собрания, таким образом, обеспечено наивысшей конституционно-правовой гарантией — настолько сильной, что само Федеральное Собрание не вправе пересмотреть свое положение (это вытекает из ч. 1 ст. 135 Конституции РФ).

    Другая важная гарантия, закрепленная в «Основах конституционного строя», состоит в том, что орган законодательной власти как часть системы разделения властей самостоятелен по отношению к другим. Положение Федерального Собрания, таким образом, определяется принципом разделения властей, который в равной мере противостоит непомерному возвышению любой из трех властей и возможности контроля одной власти другой.

    Независимость — важнейшее условие успешного выполнения парламентом своих функций. Конституция РФ не определяет точных границ сферы законодательства, которое может быть принято Федеральным Собранием, вследствие чего парламент вправе принимать (или не принимать) любые законы без чьей-либо указки. Федеральное Собрание не подчиняется какому бы то ни было контролю со стороны исполнительной власти. Оно самостоятельно определяет потребность в своих расходах, которые фиксируются в государственном бюджете, и бесконтрольно распоряжается этими средствами, что обеспечивает ему финансовую независимость. Обе палаты Федерального Собрания создают себе вспомогательный аппарат, в деятельность которого исполнительная власть не вмешивается. Парламент сам определяет свою внутреннюю организацию и процедуру, руководствуясь только требованиями Конституции РФ. И самое главное: никто не может вмешиваться в прерогативу Федерального Собрания по принятию законов, чем обеспечивается подлинное всесилие парламента и его независимость в отправлении своей главной функции.

    Вместе с тем законотворческая независимость не является абсолютной. Она ограничивается через такие институты конституционного права, как президентское вето, референдум, поскольку с его помощью могут быть одобрены некоторые законы и без парламента, чрезвычайное и военное положение, которые приостанавливают действие законов, право Конституционного Суда РФ объявлять законы неконституционными, право Президента РФ распускать Государственную Думу при определенных обстоятельствах, ратифицированные международные договоры, которые по юридической силе выше законов, требование Конституции РФ о принятии Государственной Думой финансовых законов только при наличии заключения Правительства РФ. Эти ограничения вытекают из принципа разделения властей с его «сдержками и противовесами». Они, однако, не умаляют независимого положения Федерального Собрания в системе органов Российского государства.

    Конституция РФ (ст. 94) устанавливает, что Федеральное Собрание — парламент Российской Федерации, тем самым давая ему не более как самую общую характеристику через общеупотребительный термин. Но далее в этой же статье Федеральное Собрание характеризуется как представительный и законодательный орган Российской Федерации, что уже раскрывает основное назначение данного парламентского учреждения.

    Федеральное Собрание отражает реальный федерализм, построенный на строгом разделении предметов ведения и полномочий органов государственной власти Федерации и ее субъектов. Как представительный орган Федеральное Собрание выступает выразителем интересов и воли всего многонационального народа, т. е. граждан Российской Федерации.

    Проф. С.А. Авакъян говорит о целом спектре функций Федерального Собрания: 1) функция объединения народа и представления его интересов; 2) законодательная функция; 3) участие в верховном руководстве делами государства; 4) функция формирования или участия в формировании ряда государственных органов РФ; 5) функция парламентского контроля (в области государственного строительства, исполнения бюджета); 6) в определенных пределах функция объединения, содействия и организационно-методической помощи в отношении нижестоящих представительных органов1.

    Другая конституционная характеристика Федерального Собрания состоит в том, что оно является законодательным органом Российской Федерации. Такая функция означает, что Федеральное Собрание обладает исключительным правом принимать законы, т. е. правовые акты высшей юридической силы, и не может быть никакого другого органа государственной власти, который бы обладал аналогичным правом. В этом состоит всесилие парламента, т. е. возможность в пределах своей компетенции решающим образом влиять на внутреннюю и внешнюю политику государства путем принятия законов.

    Самостоятельность и независимость законодательной власти также вырастают из принципов суверенитета народа и разделения властей. Эта власть образуется на основе прямого волеизъявления народа, а потому в процессе своей деятельности законодательный орган не зависит от Президента и судебной власти, хотя и тесно с ними взаимодействует. Президент РФ является участником законодательного процесса, обладает правом вето, а Конституционный Суд РФ вправе объявить любой закон — полностью или частично — неконституционным, т. е. утратившим юридическую силу. Более того, Президент РФ вправе распустить одну из палат Федерального Собрания (Государственную Думу) при наличии указанных в Конституции оснований и тем самым прекратить деятельность Федерального Собрания в целом. Но и Федеральное Собрание, в свою очередь, имеет конституционные рычаги воздействия на Президента РФ и на формирование судебных органов. Такая взаимная сбалансированность полномочий помогает поддерживать конституционный правопорядок и реально обеспечивает Федеральному Собранию его высокий конституционно-правовой статус.

    Федеральное Собрание состоит из двух палат — Совета Федерации и Государственной Думы. Двухпалатность Федерального Собрания учреждается не как обязательный признак формального федеративного устройства, а как фундаментальная основа реального федерализма, призванного расширить права и самодеятельность народа и обеспечить глубокие реформы в политическом и экономическом строе страны.

    Кардинальная реформа была проведена Федеральным законом «О порядке формирования Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации» от 5 августа 2000 г., который отменил представительство субъектов РФ в Совете Федерации в лице глав исполнительной власти (президентов, губернаторов) и глав законодательных органов субъектов РФ и установил, что представителями субъектов РФ в Совете Федерации выступают лица, назначенные главами исполнительной власти и избранных законодательными органами. Тем самым создавались условия для превращения Совета Федерации в постоянно действующий орган (ныне Закон действует в редакции от 16 декабря 2004 г.).

    Дальнейшее развитие парламентаризма в России должно способствовать укреплению демократии, увеличению результативности государственного механизма в обеспечении прав человека и предполагает решение ряда основных задач. Это:

    — обеспечение реализации принципа разделения властей, их баланса и самостоятельности в осуществлении своих функций, верховенства Конституции и федеральных законов на всей территории государства;

    — расширение контрольных полномочий парламента в первую очередь путем наделения его на конституционном уровне правом создавать комиссии для производства парламентских расследований;

    — закрепление границ и пределов законодательной компетенции Федерального Собрания в плане определения вопросов, требующих законодательного регулирования, и вопросов, относящихся к компетенции исполнительной власти;

    — совершенствование процедуры отрешения Президента РФ от должности путем приведения норм Конституции в этой части в соответствие с принципами презумпции невиновности и неприкосновенности главы государства;

    — совершенствование других институтов парламентского права.

    Решение этих задач возможно лишь в условиях конституционной стабильности и демократии. Парламентаризм — это индикатор демократии, поэтому его развитие и совершенствование обусловлено целями, вынесенными во главу угла Конституции Российской Федерации.

    Таким образом, политическая система представляет собой систему взаимодействующих между собой норм и основанных на них политических институтов, учреждений, организующих функционирование политической власти. Основным назначением этого многомерного образования является обеспечение целостности, единства действий людей в политике, взаимосвязь граждан и государства. Политическая система представляет собой диалектическое единство четырех сторон: институциональной (государство, политические партии, социально-экономические и другие организации, образующие в совокупности политическую организацию общества); регулятивной (право, политические нормы, традиции, нормы морали и т.д.); функциональной (методы политической деятельности); идеологической (политическое сознание, прежде всего господствующая в данном обществе идеология).

    В свою очередь в ходе курсового исследования выявлено, что центральным звеном политической системы выступает государство. Именно оно служит основным звеном управления в политике, обеспечивает единство ее разнообразных компонентов. Оно призвано быть не только самостоятельным субъектом политических отношений, выполнять возложенные на него задачи по управлению делами общества, но и создавать необходимые условия для реального обеспечения конституционных принципов организации и деятельности политической системы, реального действия политических прав и свобод граждан России. В этих целях оно наделяется весьма широкими правомочиями, и в частности: правом устанавливать правовой режим организации и деятельности политической системы, в том числе и регламентация собственной деятельности государства; осуществлять регистрацию общественных объединении, политических партий, религиозных организаций; привлекать к участию в делах государства общественные объединения и политические партии, органы местного самоуправления и трудовые коллективы; осуществлять надзор за законностью в деятельности общественных объединений и других компонентов политической системы; применять меры государственного принуждения к общественным объединениям и иным членам политической организации общества, нарушающим режим законности и посягающим на права и свободы граждан, организаций и иных лиц. Для этого оно обладает разветвленным аппаратом принуждения, способным обеспечить последовательную реализацию его задач и воли.

    Сотрудничество государства с иными компонентами политической системы носит дифференцированный характер. Наиболее тесное взаимодействие наблюдается между органами исполнительной власти и органами местного самоуправления, которые непосредственно реализуют значительную часть политико-правовых решений государства в сфере экономики, образования, культуры, здравоохранения, охраны общественного порядка. Будучи светским, государство не привлекает к своей деятельности религиозные организации и ведет активную борьбу с преступными сообществами. В то же время государство весьма часто прибегает к помощи общественных объединений и политических партий. Можно выделить следующие направления их наиболее активного сотрудничества.

    Первое направление составляет деятельность государственных органов по обеспечению гласности, доведению до сведения общественных объединений, иных членов политической организации общества и общества в целом информации о состоянии дел в соответствующем органе государства, принимаемых им решениях, перспективных планах работы, путях и способах преодоления негативных социальных явлений и процессов.

    Второе и главное направление взаимодействия государства с общественными объединениями и политическими партиями составляет их совместная деятельность, направленная на решение каких-либо политических, экономических и иных социально значимых проблем. Государство, обеспечивая участие гражданина в политическом процессе, закрепляет на конституционном уровне политические права и свободы; избирательные права; свободу союзов и ассоциаций; свободу собраний и манифестаций.

    Третье направление взаимодействия государственных органов, общественных объединений и политических партий составляют проблемы законотворчества и правотворчества. Общественные объединения и политические партии привлекаются органами представительной и исполнительной власти для подготовки проектов федеральных законов и подзаконных нормативно-правовых актов, изучения общественного мнения о действующих нормы права, социальных интересов населения, экспертизы проектов нормативно-правовых актов и законов.

     

    СПИСОК НОРМАТИВНЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

     

  1. Конституция Российской Федерации. М., 1993.
  2. Гражданский Кодекс РФ. Ч. 1 от 30 ноября 1994 г.// СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.
  3. Гражданский кодекс РФ. Ч. 2 от 26 января 1996 г.// СЗ РФ. 1996. № 5. Ст. 410.
  4. Гражданский процессуальный кодекс РФ от 14 ноября 2002 г. № 138-ФЗ: Принят 23 окт. 2003 г.// Российская газета. 2003. 16 ноября 2003 г.
  5. Авакьян СЛ. Федеральное Собрание — парламент России. М., 2003.
  6. Алексеев С.С. Государство и право. М., 2009.
  7. Аристотель. Политика. Соч. Т. М., 1988.
  8. Блинов А.С. Национальное государство в условиях глобализации: контуры построения политико-правовой модели формирующегося глобального порядка. М., 2003.
  9. Венгеров А.Б. Теория государства и права. М., 2007.
  10. Виноградов П.Г. Вступительное замечание // Сидней Л. Государственный строй Англии. М., 1990. С. 5, 50.
  11. Дайси А.В. Основы государственного права Англии. 2-е изд. М., 1977.
  12. Дайси А. Основы государственного права Англии. М., 1965.
  13. Дробишевский С.А. Историческое место политической организации общества и права: спорные вопросы // Правоведение. 1991. № 4. С. 14 – 15.
  14. История политических и правовых учении / Под ред. В.С. Нерсесянца. М., 2006.
  15. Марченко М.Н. Теория государства и права. М., 2006.
  16. Матузова Н.И., Малько А.В. Теория государства и права: Учебник. М., 2008.
  17. Милль Дж.Ст. Размышления о представительном правлении. СПб., 2003.
  18. Морозова Л.А. Проблемы современной российской государственности. М., 1998.
  19. Проблемы теории государства и права: Учебное пособие / Под
    ред. М.Н. Марченко. М., 2007.
  20. Теория государства и права / Под ред. Корельского В.М., Перевалова В.Д. М., 2009.
  21. Тихомиров Ю. А. Власть в обществе: единство и разделение // Советское государство и право. 1990. № 2. С . 44
  22. Цицерон. Диалоги о государстве. О законах. М., 1966.
  23. Шершеневич Г.Ф. Общая теория государства и права. М., 2002.
  24. Шмитт К. Понятие политического // Вопросы социологии. 1992. № 1.
  25. Хропанюк В.Н. Теория государства и права. М., 2006.
  26. Честнов И.Л. Актуальные проблемы теории государства и права. Эпистемология государства и права: Учебное пособие. Спб., 2004.
<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 1.03MB/0.00184 sec

WordPress: 23.84MB | MySQL:119 | 1,562sec