Предпосылки и основные положения судебной реформы 1864 года в России

<

122313 1136 1 Предпосылки и основные положения судебной реформы 1864 года в России


1. Предпосылки судебной реформы 1864 года

Основные положения судебной реформы 1864 г. прошли долгий путь, прежде чем они были закреплены в судебных уставах и предстали перед современниками в окончательном виде. Современники и исследователи второй половины XIX — начала XX в. обращали внимание на ряд важных событий, сыгравших свою роль в истории судебной реформы. Их анализ позволяет подразделить подготовительный этап реформы на два периода: первый — с 1857 по 1861 гг.; второй — с 1862 по 1864 гг. Эти периоды различаются между собой тем, что первый период, носил характер подготовительный, разработка судебной реформы велась в узком кругу государственных чиновников, без привлечения общества и на этом этапе власти не предполагали кардинального изменения судебной системы; на втором этапе, сразу после крестьянской реформы власть обращается к обществу для обмена мнений, судебная реформа приобретает новой радикальный характер.

Впервые в России отделить суд от администрации попробовал Петр I, именно при нем в 1713 году в губерниях появились должности судьи. Однако права судей не были четко определены, поэтому наиболее сложные дела решались в юстиц-коллегии. В России на тот момент были созданы: Духовный суд, военный суд. Главной инстанцией был Сенат. В дальнейшем Екатерина II создала систему судебных учреждений (уездные суды, губернские суды и др.)

Уже в 1840-е гг. и в правительстве, и в обществе осознавалась необходимость реформирования судебной системы. Современниками отмечалось, что дореформенный суд соединял в себе множество недостатков: сословность, низкий уровень образованности личного состава суда, взяточничество, многочисленность судебных инстанций, волокиту, отсутствие устности и гласности в судопроизводстве, господство канцелярской тайны, формализм судебного производства, жестокую карательную систему и т.д.1

Все эти недостатки были настолько явными и многочисленными, что правительство просто не могло не обратить на них внимание. В начале 1840-х была проведена ревизия петербургского надворного суда, которая вскрыла серьезные недостатки судебной системы.2

Правление императора Александра II стоило времени больших преобразований в России. Во второй половине XIX века создались все условия для изменения системы судопроизводства. Судебная реформа 1864 года явилась следствием кризиса российского общества. В том числе кризиса «верхов». Из-за поражения в Крымской войне (1853 – 1856 г.) создалась революционная ситуация, поэтому Александр II понимал, что необходимо провести в стране ряд преобразований. Они переросли в реформу феодальной системы, что явилось существенным скачком в развитии общества. Судебная реформа к середине XIX века была в самом скверном состоянии из всех органов в государственном аппарате. Дореформенный суд можно охарактеризовать как сложность и запутанность процессуальных требований, множество судебных органов, отсутствие адвокатов и присяжных, волокита и бюрократизм, взяточничество. В дореформенном суде преобладала розыскная форма судопроизводства. Суд выносил своё решение, основываясь только на письменных материалах, полученных в результате следствия. Сила доказательств определялась законом, который твердо устанавливал, что может, а что не может быть доказательством. Степень достоверности доказательств делилась на совершенные и несовершенные. Основной части образованного общества было ясно, что судебную реформу следует проводить в совокупности с решением коренных вопросов, в 1-ую очередь крестьянского (крепостного права), т.к. крепостная зависимость исключала социальную потребность в правосудии. Таким образом, для редколлегии суда и правосудия следовало отменить крепостное право.1

Широко распространено мнение, что судебная реформа началась 20 ноября 1864 года, когда царь Александр II подписал Указ Правительствующему сенату, утвердившей четыре законодательных акта: Учреждение судебных установлений; Устав уголовного судопроизводства; Устав гражданского судопроизводства; Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями.

В последующем эти акты стали именоваться судебными уставами. На них возлагались большие надежды. В упомянутом Указе наряду с прочим отмечалось: «Рассмотрев сии проекты, мы находим, что они вполне соответствуют желанию нашему водворить в России суд скорый, правый, милостивый и равный для всех подданных наших, возвысить судебную власть, дать ей надлежащую самостоятельность и вообще утвердить в народе нашем то уважение к закону, без которого невозможно общественное благосостояние и которое должно быть постоянным руководителем действий всех и каждого, от высшего до низшего»2.

Фактически же реформа началась задолго до указанной даты. Она коснулась не только судов, но и других взаимодействующих с судами органов – прокуратуры и следственного аппарата. Она также выразилась в крайне запоздалом учреждении адвокатуры, которого серьезно побаивались предшественники Александра II.

Первым шагом в практическом проведении реформы принято считать изданный в мае 1860 года Закон о судебных следователях. Что же касается реформы в целом, то подготовка к ней началась значительно раньше, еще в 30-х годах этого столетия. К ней были привлечены лучшие специалисты того времени.

Общество осознало необходимость судебной реформы и стало высказываться за ее проведение еще до 1862 г., в период подготовки крестьянской реформы. Предподсылкой реформы явилось именно освобождение крестьян реформой 19 февраля 1861 г. стало ключевым моментом для судебного преобразования: освобождение крестьян, наделение их личными, общественными, общегражданскими правами делало абсолютно невозможным функционирование старой сословной судебной системы.

В обществе одними из главных выразителей необходимости судебной реформы и введении новых судебных институтов стали губернские дворянские собрания и представители губернских комитетов в редакционных комиссиях по крестьянскому делу в 1858-1859 гг.
Сосредоточив свое внимание на освобождении крестьян, многие комитеты коснулись и вопроса о судебном преобразовании. Например, орловский комитет предлагал после отмены крепостного права поручить управление народом и судом лучшим людям, живущим в той же местности и пользующиеся уважением и доверием народа. Рязанский комитет предлагал объединить сельские общества в округа, во главе которых должен был стоять мировой судья, замещаемый по выбору землевладельцев. Комитеты тверской, владимирской, ярославской, калужской, харьковской и саратовской высказывались за учреждение мирового суда и суда присяжных, независимость суда, ответственность должностных лиц и многое другое. Депутаты первого приглашения, представители от губернских комитетов, рассматривая недостатки административной системы, указывали и на отсутствие самостоятельной судебной власти. Они считали, что необходима радикальная реформа управления, поэтому в основание этой реформы необходимо поставить — гласность, бессословный, независимый и самостоятельный суд, разграничить судебную, административную и полицейскую власти. Возможно, уже тогда правительство всерьез задумалось о целесообразности привлечения общества к обсуждению проектов судебной реформы. Было очевидно, что новые судебные уставы коснутся всех без преувеличения граждан страны. 1

Обращение властей к обществу не осталось незамеченным и с 1862 г. материалы в комиссию стали присылаться со всех уголков России. Они были опубликованы и составили 6 томов. В них было представлено 448 замечаний, из которых 321 принадлежало чинами судебного ведомства.

На последних этапах во избежание случайных и непродуманных решений была разработана концепция реформы, получившая наименование «Основные положения преобразования судебной части в России» (апрель 1862г.). Опубликование по высочайшему повелению этого документа и всестороннее его обсуждение способствовали более тщательной доработке проектов законодательных актов, утвержденных 20 ноября 1864 года.

Чтобы обеспечить организованное осуществление намеченных преобразований, 19 октября 1865 года царь утвердил «Положение о введении в действие судебных уставов», которое ориентировало на постепенное, планомерное распространение по всей территории огромной страны предписаний новых законов. Официально реформа шла в течение 35 лет, до того момента, когда царь Николай II издал специальный указ о ее окончании (1 июня 1899 г.). На деле же идеи реформу пытались реализовать вплоть до начала Первой мировой войны, то есть почти в течение 50 лет, но далеко не во всем успешно.1

Для того времени и на фоне существовавших тогда судебных систем в других странах российскую реформу нужно считать безусловно прогрессивной. Она не была слепым и бездумным подражанием порядкам, сложившихся в государствах Европы и Северной Америки. Ее основные положения строились с учетом специфики конкретных экономических, социальных, политических, демографических, этнических, религиозных и иных условий, сложившихся в России. Возможно, организаторы реформы не во всем были последовательны, но в любом случае следует признать, что они стремились к сознанию совершенной судебной системы.2

Важной частью этой реформы было кардинальное упрощение судоустройства. Вместо множества судов, существовавших для «обслуживания» различных сословий, учреждались единые для всех сословий общегражданские суды. В их число включались две группы судов: общие судебные установления и местные судебные установления (в те годы термину «установление» придавалось значение, весьма сходное с современным термином «орган»).

 

 

2. Основные направления реформы

 

Судебные уставы 20 ноября 1864 г. включали в себя четыре части: 1) Учреждение судебных установлений; 2) Устав уголовного судопроизводства; 3) Устав гражданского судопроизводства; 4) Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями1.

Судебными уставами 20 ноября 1864 г. провозглашались несменяемость судей, независимость суда от администрации, равенство всех перед законом, гласность, устность и состязательность. Были созданы совершенно новые судебные учреждения — мировой суд, суд присяжных, адвокатура.

Мировой судья, по мнению составителей судебных уставов, должен был избираться из местных жителей, как лицо, хорошо знающее свой округ, заинтересованный в поддержании общего порядка и спокойствия.

В соответствии с учреждением судебных установлений повсеместно следовало образовать мировые суды, которые действовали бы на территории судебных участков. Так, каждый уезд, с находящимися в нем городами, составлял мировой округ, в свою очередь каждый округ делился на мировые участки. В каждом участке учреждался мировой судья, получивший название участкового. Кроме участковых мировых судей были созданы и почетные мировые судьи, которые не получали жалованья. Они должны были помогать участковым мировым судьям, а в случае их отсутствия, имели право, но не обязанность, разбирать все дела, подлежащие ведению мировых судов2.

В основу организации мирового суда был положен принцип выборности, а не назначения. Мировые судьи избирались на три года уездными земскими собраниями, за исключением Москвы и С-Петербурга, где выборы судей были возложены на городские думы. Поэтому органы местного самоуправления обязаны были их финансировать. В мировые судьи могли быть избраны лица, не моложе 25 лет, не состоящих под судом или следствием, имевшие свидетельство об окончании высшего или среднего учебного заведения. Могли избираться и те, кто прослужил не менее трех лет в таких должностях, при которых они могли приобрести практические сведения в производстве судебных дел, если при этом они обладали требуемым имущественным цензом.1

Как видим, от мировых судей требовалось два условия — образование и материальная независимость. Образовательный ценз был ограничен получением среднего образования, считалось, что специальное юридическое образование в данном случае не обязательно, так как для мирового судьи было достаточно здравого смысла, жизненного опыта и честности.

Имущественный ценз составлял: в уезде не ниже 15 000 рублей, в городах требовалось иметь недвижимую собственность, оцененную для взимания налога, в столицах — не менее 5 000 рублей, а в прочих городах — не менее 3000 рублей.

Острые разногласия в комиссии возникли при обсуждении статуса мировой юстиции. Имущественный ценз определился после борьбы мнений. Первоначально меньшинство комиссии во главе с Н.А. Буцковским, Д.А. Ровинским предлагали установить ценз в виде чистого дохода в 500 руб., а большинство юристов во главе с С. И. Зарудным стояло за понижение ценза до 100 руб. дохода. Как видим в «основные положения» это предложение не вошло.2

Земское собрание могло избирать и лиц пользующихся большим доверием среди населения, но не имеющих недвижимой собственности, однако, при этом требовалось полное единогласие.

Список лиц, имеющих право быть избранными в мировые судьи, составлялся за три месяца до выборов, по каждому округу отдельно, уездным предводителем дворянства по согласованию с городским головой и местными мировыми судьями. Затем список передавался на утверждение губернатору.

Независимость мировых судей от местной администрации была обеспечена законом, по которому они, как и члены общих судов не могли быть увольняемы иначе как по суду, за преступление.

Собрание всех мировых судей каждого округа составлял съезд мировых судей во главе с председателем, которого они сами и избирали. На съезде обязательно присутствовал профессиональный юрист в лице товарища прокурора, в обязанность которого входило давать заключения (юридические разъяснения) при разборе всех уголовных дел и некоторых гражданских. На мировые съезды, кроме рассмотрения апелляционных и кассационных жалоб по решениям мировых судей, был возложен и непосредственный надзор за мировыми судьями.

Высший надзор за всеми мировыми судьями и их съездами, в свою очередь был в компетенции Кассационного департамента Сената и министра юстиции.

Функции мирового суда были ограничены простыми и несложными делами. По гражданским делам могли быть иски не превышающие 500 рублей, по спорным вопросам о недвижимости, нанесение убытков и ущерба, о восстановлении прав на владение, когда со времени нарушения этих прав прошло не более шести месяцев. По уголовным делам мировой судья мог налагать денежные взыскания не свыше 300 рублей, арест не свыше 3 месяцев, и заключение в тюрьме не свыше 1 года.

Устав уголовного судопроизводства предоставлял мировому судье право уменьшать предусмотренную законом меру наказания, если имелись смягчающие вину обстоятельства, в частности, если преступление было совершено в первый раз. Окончательными и не подлежащие обжалованию являлись приговоры мирового судьи к аресту до трех дней, денежным взысканиям не свыше 15 рублей, а также внушения, замечания и выговоры, сделанные судьей.

Анализируя статус мировой юстиции, следует отметить, что мировой суд с одной стороны, оказался обособлен от общей судебной системы, а с другой -подчинен высшему судебному органу — сенату. По мнению исследователя М.Г. Коротких это противоречие объяснялось отсутствием единой концепции мировой юстиции среди реформаторов судебной системы России. Славянофильские воззрения, доминировавшие первоначально, отступили перед традиционным взглядом на суд как на орган, призванный разрешать споры на основании закона1.

Для рассмотрения уголовных и гражданских дел, выходивших за пределы компетенции мировых судов, были созданы общие судебные места, которые состояли из двух судебных инстанций: 1) окружного суда, действующего в судебной округе и включающий в себя несколько уездов и 2) судебной палаты, действующей в пределах одной или нескольких губерний, и объединявшей значительное количество судебных округов.

<

Председатель и члены окружного суда назначались императором по представлению министра юстиции. Для руководства заседаниями отделений окружного суда учреждалась должность товарища председателя окружного суда, причем при рассмотрении дел он пользовался такими же правами, как и председатели окружных судов.

Судебные уставы предусматривали создание института присяжных заседателей, которые должны были участвовать в рассмотрении уголовных дел в окружном суде.

Присяжными могли быть мужчины в возрасте от 25 до 70 лет, российские подданные. Для них были установлены: ценз оседлости (два года) и имущественный ценз. В списки присяжных включались гражданские чиновники с V по XIV класс, выборные служащие городских и дворянских учреждений и крестьяне, занимавшие не менее трех лет выборные должности сельских старост, старшин и др. Присяжными заседателями не могли быть лица, состоящие под судом и следствием, слепые, глухие, умалишенные, домашняя прислуга, священнослужители, работники суда, чиновники полиции, военнослужащие, учителя и др. Лица, обладающие необходимым цензом, включались в общие списки присяжных заседателей, из которых затем комиссия формировала очередные списки.1

Составленные комиссиями общие списки присяжных заседателей должны были передаваться губернатору для проверки и утверждения, а затем на основании этих списков, которые должны были публиковаться в местных ведомостях, составлялись очередные списки.

Политические преступления были изъяты из подсудности суда присяжных, в связи сильным противостоянием в комиссии по подготовке судебных уставов. Поэтому следствие и суд по государственным преступлениям были возложены на судебные палаты с сословными представителями (губернского предводителя дворянства, одного из уездных предводителей дворянства местного судебного округа, одного из городских голов этого же округа и одного из волостных голов или старшин того уезда, в котором находится судебная палата), которые наравне с членами палаты участвовали как в определении вины или невиновности подсудимого, так и в постановлении приговора.2

Второй инстанцией для окружных судов учреждалась судебная палата, которая должна была создаваться в каждом округе, состоявшем из нескольких губерний, по особому расписанию. Судебная палата делилась на департаменты, председатель и члены которых назначались монархом по представлению министра юстиции. Палаты создавались в качестве апелляционной инстанции для всех гражданских и уголовных дел, рассмотренных в окружном суде без присяжных заседателей. Кроме того, судебная палата была первой инстанцией для рассмотрения государственных, а также должностных преступлений. В последнем случае рассмотрение дел в судебной палате осуществлялось при участии коронного суда и сословных представителей.2

Верховным кассационным судом империи по судебным уставам был сенат в лице двух кассационных департаментов — уголовного и гражданского . В задачу сената входил пересмотр дел только в тех случаях, когда нарушались существенные правила судопроизводства или неправильно применялись законы.

Каждый из кассационных департаментов сената состоял из определенного числа сенаторов, один из которых назначался первоприсутствующим. В отдельных случаях имело место совместное заседание обоих кассационных департаментов сената — общее собрание, для руководства которым также назначался первоприсутствующий.

Судебные уставы 1864 г. создали институт судебной защиты в лице присяжных поверенных. Появление независимой адвокатуры стало принципиально новым общественным гарантом соблюдения прав личности в суде.

До этого в России адвокатуры как таковой не существовало. Судебное представительство сторон допускалось весьма неохотно. Например, Екатерина II, Николай I, не желали введения адвокатуры потому, что опасались ее вредного политического влияния. Тем не менее, необходимость в адвокатах ощущалась довольно сильно, и еще до уставов 20 ноября 1864 г. существовали ходатаи по чужим делам, стряпчие, очень часто необразованные, не знающие ни законов, ни порядка судопроизводства, целью которых было не помочь правосудию, а запутать его. Помимо этого, они находились в полной зависимости от судей и практически не имели никаких прав.

В комиссии по подготовке «Основных положений» большое внимание уделялось независимости адвокатуры. При обсуждении статуса присяжных поверенных отвергли предложение предоставить право профессорам юридических факультетов заниматься адвокатской деятельностью. Аргументами в пользу данного предложения сводились к тому, что «от них как подчиненных по роду их деятельности нельзя ожидать ни той независимости, которая признается необходимою для присяжных поверенных, ни той свободы располагать своим временем, без которой невозможно исполнить многочисленные обязанности, соединенные с званием присяжного поверенного. Все эти причины существуют в отношении профессоров, точно также, как и в отношении лиц, состоящих на государственной службе, профессора так же, как и прочие чиновники, подчинены своему начальству»1.

Институт присяжных поверенных создавался в качестве особой корпорации, состоящей при судебных палатах, но не входящей в состав суда, и пользующейся самоуправлением под контролем судебной власти. Присяжными поверенными могли быть лица, имеющие высшее юридическое образование и пятилетний стаж работы по юридической специальности. Присяжные поверенные могли иметь стажеров или помощников, которые под их руководством занимались судебной практикой в течение пяти лет. По отношению к помощникам присяжных поверенных не были установлены правила о порядке и условиях вступления в помощники, не были оговорены их права и обязанности и контроль над ними. Позднее, закон 25 мая 1874 г., уравнял помощников с частными поверенными, предоставив им право вести дела самостоятельно, а на деле освободил стажеров от требуемой судебными уставами подготовки к адвокатской профессии.

Присяжными поверенными не могли быть: 1) лица, не достигшие двадцатипятилетнего возраста; 2) иностранцы; 3) объявленные несостоятельными должниками; 4) состоящие на службе от правительства или по выборам, за исключением лиц, занимавших почетные или общественные должности без жалованья; 5) подвергшиеся по судебным приговорам лишению или ограничению прав состояния, а также священнослужители, лишенные духовного сана по приговорам духовного суда; 6) лица, состоящие под следствием за преступления или проступки, влекущие за собой лишение или ограничение прав состояния, и те, которые быв под судом за такие преступления или проступки, не оправданы судебными приговорами; исключенные из службы по суду, или из духовного ведомства за пороки, или же из среды обществ или дворянских собраний по приговорам тех сословий, к которым они принадлежат; те, кому по суду были воспрещены хождения по чужим делам, а также исключенные из числа присяжных поверенных.

Надзор за деятельностью присяжных поверенных был возложен на избираемый ими совет присяжных поверенных при судебной палате. Совет мог быть создан только при наличии не менее 20 присяжных поверенных округа судебной палаты. Он должен был каждый год отчитываться за свою деятельность перед общим собранием. Кроме того, предусматривалась возможность избрания отделений совета присяжных поверенных при окружном суде в тех случаях, когда в каком-либо городе, работало не менее 10 присяжных поверенных. Совет присяжных поверенных совмещал обязанности административного и судебного характера. Он осуществлял наблюдение за точным исполнением присяжными поверенными своих обязанностей, исполнением ими законов, установленных правил и всего остального в интересах доверителей.1

Важнейшее право, предоставленное присяжным поверенным Судебными уставами 1864 г., заключается в том, что в городах, где имеет жительство достаточное число присяжных поверенных, тяжущиеся могут давать доверенности на хождение по тяжебным их делам в судах того города только лицам, принадлежащим к числу этих поверенных. Какое именно число признается достаточным для каждого города — это определяется в особой табели, вносимой министром юстиции, к представлениям судебных палат, через Государственный совет на высочайшее утверждение.2

Присяжные поверенные имели право заключать с клиентами письменные условия о гонораре за ведение дела; если условие не было заключено, вознаграждение определялось по таксе. Такса устанавливалась на каждые три года министром юстиции по представлениям судебных палат и советов присяжных поверенных. Такса устанавливалась только для гражданских дел. Из вознаграждения, получаемого присяжными поверенными, должен быть удерживаться (со следующей им по таксе суммы) процент для составления общей по всей России суммы на вознаграждение присяжных поверенных, назначаемых председателями судебных мест для защиты подсудимых. Присяжные поверенные обязаны были принимать дела, назначаемые им советом или судом. Присяжным поверенным запрещалось: 1) покупать или каким-нибудь другим способом приобретать права своих доверителей по тяжбам; 2) вести дела в качестве поверенного против своих родителей, жены, детей, родных братьев, сестер, дядей и двоюродных братьев и сестер; 3) быть поверенным обоих тяжущихся или переходить от одной стороны к другой в одном и том же процессе; 4) оглашать тайны своего доверителя.1

Недостаток присяжных поверенных привел к образованию своеобразной, не упорядоченной законом частной адвокатуре в лице ходатаев по делам, как правило, гражданским. Возникла настоятельная потребность в законодательной регламентации деятельности последней. 25 мая 1874 г. был издан закон, учредивший наряду с присяжной адвокатурой, институт частных поверенных. 2

Частные поверенные образовывали другой пласт профессиональных адвокатов. Они состояли при коллегиальных судах первой и второй инстанции (мировых съездах, окружных судах и судебных палатах). Желающие быть принятым в число частных поверенных должны были удовлетворять следующим условиям: получить высшее юридическое образование в России, или иметь свидетельство другого суда на право ходатайства по делам, или удостоверить судебное учреждение, при котором намеревается практиковать, в своих юридических познаниях; не принадлежать к лицам, которые лишены права ходатайствовать в судах; быть благонадежным в нравственном отношении.3

Суд мог отказать просителю, даже если он соответствовал бы всем требуемым законом формальным условиям. Свидетельства частных поверенных были обложены особым сбором в размере 40 руб. в год, если они выдавались мировым, съездом, и 75 руб., если их выдавал окружной суд или палата. Дисциплинарная власть над частными поверенными принадлежала тем судам, при которых они состояли. Суд мог налагать на поверенных следующие наказания: предостережение, выговор, запрещение практики и исключение из числа поверенных. Министр юстиции по соглашению с министром внутренних дел мог отстранить от практики тех поверенных, которых он признает недостойными звания поверенного. Частные поверенные никаких сословных учреждений не имели. Таким образом, организация института частных поверенных не гарантировала в достаточной степени ни юридических познаний, ни нравственных качеств, ни независимости этой категории адвокатов. Идея единой адвокатуры, вербующей своих членов из лучших элементов общества, сильно пострадала с изданием закона 25 мая 1874 г., закрепившего на неопределенное время ведение дел за частными поверенными.

При подготовке судебной реформы был поставлен вопрос о реорганизации прокуратуры. Авторы судебной реформы стремились значительно расширить права прокуратуры, наделить ее целым рядом новых полномочий. Согласно Судебным уставам 1864 г. надзор прокуратуры ограничивался судебной сферой. Он должен был заключаться в наблюдении за единообразным и точным соблюдением закона органами суда, следствия и исполнения приговора на всех стадиях уголовного процесса. Кроме того, на прокурора в уголовном процессе возлагалась новая функция — поддержание государственного обвинения в суде. В гражданском процессе круг дел, в которых должен принимать участие прокурор, был ограничен делами казны, лиц, состоящих под опекой, безвестно отсутствующих и некоторых других, нуждавшихся, по мнению законодателя, в особой защите со стороны закона. Изменялась и структура органов прокурорского надзора. Подлежала ликвидации губернская прокуратура, на смену ей должны были придти прокуроры судов.1

Прокуратура создавалась на принципе единоначалия и права вышестоящих прокуроров давать нижестоящим указания обязательные для исполнения. Прокурорская власть была отделена от судебной, но они обе подчинялись министру юстиции, который в свою очередь являлся генерал-прокурором. Генерал-прокурору как главе института прокуратуры были подчинены обер-прокуратура Сената и прокуроры судебных палат. Последним подчинялись прокуроры окружных судов. Вместо губернских и уездных стряпчих учреждались должности товарищей прокуроров. Все прокуроры и их товарищи назначались на должность Императором по представлению министра юстиции. Для назначения на прокурорские должности устанавливался образовательный ценз и ценз работы по специальности (4 года — для кандидатов в товарищи прокурора окружного суда, 6 лет — для кандидатов в должности прокурора окружного суда и товарища прокурора судебной палаты, 8 лет – для кандидатов в прокуроры судебной палаты и товарища обер-прокурора, 12 лет – для кандидатов в обер-прокурор. 2

Прокуратура выступала либо как орган, представляющий и охраняющий закон, либо как орган, осуществляющий функции судебного управления в судах гражданских и уголовных. Главным же назначением пореформенной прокуратуры было представление интересов государственного обвинения. Это проявлялось как в руководстве дознанием, в возбуждении уголовного преследования и наблюдения (контроле) за производством предварительного следствия, так и в поддержании по всем делам публичного характера в общих судах, в формулировке обвинительного акта и защите его перед судом. Ей же принадлежало право протеста на судебные определения и приговоры.3

Прокуратура стала не только своеобразным противовесом адвокатуре, но и органом, охраняющим интересы государства в новой судебной системе.

С середины XIX века прокурорский надзор стал развиваться в двух направлениях: с одной стороны, по мере проведения судебной реформы в стране шла замена губернской прокуратуры прокуратурой при судах, а с другой стороны, шло усиление надзора за судами и адвокатурой и наделение прокуратуры функциями государственного юрисконсульта.

Благодаря судебной реформе прокурор, приобретя роль обвинителя, стал центральной фигурой в борьбе с преступностью. Деятельность прокуратуры по уголовным делам была наиболее важной и довольно обширной. В гражданском процессе наоборот сфера прокурорского надзора была ограничена, что на практике вело к превращению этого направления во второстепенное.

Помимо этого судебными уставами вводились судебные следователи, которые входили в состав окружного суда. Каждый судебный следователь имел свой участок. Они могли привлекаться для пополнения состава окружного суда, но только в том случае, если они не осуществляли предварительного расследования по данному делу1.

При производстве предварительного расследования судебные следователи подчинялись прокурору, а в остальных вопросах — окружному суду и судебной палате. Судебные уставы предоставляли право судебным следователям прибегать к помощи полиции и военных команд, но они не имели права передавать свои обязанности по производству расследования ни полиции, ни мировым судьям.

После утверждения Судебных уставов необходимо было определить порядок введения их в действие на территории России. В правительственных кругах по этому вопросу сразу возникли разногласия. Во главе первого мнения стоял председатель Государственного совета кн. П.П. Гагарин, который предлагал одновременное и повсеместное введение судебной реформы, но с постепенным увеличением состава судов, второе возглавил министр юстиции Д.Н. Замятнин, который высказывался за введение реформы как опыта в одном или двух округах, но в полном объеме.

Александр II, заслушав оба мнения в Совете министров, велел создать 12 января 1865 г. комиссию для разработки окончательного плана введения судебной реформы под руководством В.П. Буткова. В состав комиссии вошли СИ. Зарудный, Н.А. Буцковский, A.M. Плавский, О.И. Квист и др. Г.А.Джаншиев, рассматривая работу комиссии, выделил в ней две группы мнений — радикальную и умеренную. В умеренную он отнес большинство комиссии во главе с министром юстиции Д.Н. Замятниным, который был за постепенное введение судебных уставов как опыта в столичных судебных округах. В радикальное — меньшинство во главе с СИ. Зарудным, Н.А. Бундовским и др., которые считали необходимым введение новых судебных установлений на всей территории европейской России, чтобы персонал их пополнялся постепенно, по мере накопления дел в судебных местах. Свою позицию они аргументировали тем, что введение судебных уставов крайне необходимо, несмотря на отсутствие опыта, и если, по финансовым соображениям их нельзя ввести, то лучше вообще отложить их введение1. Тем не менее, победила точка зрения Д.Н. Замятнина.

19 октября 1865 г. было утверждено «Положение о введении в действие судебных уставов», ставшее основным нормативным актом, который устанавливал порядок проведения судебной реформы.

В соответствии с «Положением о введении в действие судебных уставов» первыми судебными учреждениями стали Петербургская и Московская судебные палаты, открытие которых было назначено на 1866 г. Одновременно с организацией судебных палат создавались и окружные суды, мировые учреждения, прокуратура и адвокатура. Округ Петербургской судебной палаты включал в себя три губернии: Петербургскую, Новгородскую и Псковскую. Округ Московской судебной, палаты — семь губерний: Московскую, Владимирскую, Калужскую, Рязанскую, Тверскую, Тульскую и Ярославскую. Первоначально предполагалось ввести Судебные уставы 20 ноября 1864 г. в действие в короткий срок: в 1866 г. — в 10 губерниях, к 1870 г. — в остальных губерниях европейской части России. На деле все оказалось гораздо сложнее, к 1870 г. новые суды были введены лишь в 23 губерниях. В остальных 21 губернии образование новых судов завершилось лишь к 1896 г.

Общество приняло судебную реформу 1864 г. и новые судебные учреждения с воодушевлением, которое проявилось в самых различных формах. В первую очередь, восторженные отзывы общества нашли отражение на страницах периодической печати, активно обсуждавшей новые судебные учреждения и первые политические процессы. Одним из ярких выразителей общественного настроения и отношения к судебной реформе был публицист М.Н. Катков, поместивший в «Московских ведомостях» ряд восторженных статей об этом преобразовании. Интерес к Судебным уставам был настолько силен, что они активно обсуждались на светских вечерах. Так, у известного прокурора М.Ф. Громницкого в воспоминаниях мы находим интересный случай, когда на одном литературно-музыкальном вечере, наряду с пением известного певца, местный прокурор читал по Судебным уставам о мировом суде. Исследователи и современники отмечают активное посещение публикой только что открывшихся судов. В частности, Г.А. Джаншиев писал о том, что залы судебных заседаний в столицах и провинции ломились от напора слушателей, желающих посмотреть на новую обстановку и формы гласного суда» 1.

Общество стремилось не только присутствовать в заседании суда, но и участвовать в новых учреждениях в качестве судебных деятелей. Многие лица, оставляли лучшие и более прибыльные служебные должности лишь бы принадлежать судебному ведомству. По мнению современников и исследователей второй половины XIX — начала XX в., тогда никто не смотрел за занятие новых должностей как на рядовую службу. Для многих это было призвание, стремление сделать мир лучше. Например, в Ярославской губернии бывший ростовский стряпчий Орлов в 1866 г. решил стать мировым судьей, но ценз, по которому требовалось иметь недвижимого имущества не меньше 3 тыс. рублей, не давал ему этой возможности, так как его собственность по книгам раскладной комиссии была ниже этой суммы. Желание его было таким сильным, что он расширил свой дом и купил три участка земли. И это был не единственный пример, так поступали многие. Известный юрист А.Ф. Кони поступил примерно также, правда позже, в 1877 г., когда для участия в баллотировке на должность почетного мирового судьи Петербурга, приобрел по дешевой цене необходимый ценз в отдаленных уездах Новгородской губернии.

Интерес общества был настолько силен, что проявлялся в весьма нестандартных формах. Так, у А.Ф. Кони описан случай, когда два молодых человека, желая на себе испытать впечатление разбирательства у мирового судьи, решили принести друг на друга обвинение в оскорблении бранными словами на улице, а затем, обиженный перед объявлением приговора должен был сказать, что прощает виновного и на этом дело, по их мнению, должно было прекратиться. Но мировой судья догадался об этом и в наказание молодым людям объявил о том, что он прекращает дело об оскорблении, но из заявления обвинителя и признания подсудимого усматривает ссору на улице и нарушение общественной тишины, и поэтому привлекает обоих к ответственности, откладывая разбирательство дела до следующего заседания. По окончании заседания он отозвал молодых людей и объяснил, что с судом шутить не следует, и после этого отпустил их.

Таким образом, отметим, что общество после издания судебных уставов 1864 г. и открытия новых судов в 1866 г. не только позитивно откликнулось на новые преобразования, но и стремилось принять непосредственное участие в них. Если в эпоху Николая I не могло быть и речи об обсуждении в печати и в обществе многих вопросов, то теперь, в эпоху Александра II, государство не боится обращаться за помощью и привлекать к обсуждению насущных проблем общество и прислушивается к его мнению.

3. Итоги судебной реформы 1864 года

 

Судебные уставы по реформе 1864 года, принятые в ноябре составили основу судебной реформы. Судебные уставы включали: «Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями», «Устав уголовного судопроизводства», «Устав гражданского судопроизводства» и именно они окончательно оформили проведение судебной реформы 1864 года.

Судебная власть принадлежала мировым судьям, съездам мировых судей, окружным судам, судебным палатам и Сенату (верховный кассационный суд). Мировые судьи решали дела единолично. Они находились при мировом округе (уездном, городском), делившиеся на несколько участков. В мировом округе состояли также почётные мировые судьи, которые совместно с мировыми участковыми судьями данного округа образовывали высшую инстанцию – съезд мировых судей. В окружной суд, учреждавшийся на несколько уездов, входили председатель и члены суда. Судебная палата учреждалась в округе, объединявшем несколько губерний или областей (по особому расписанию). Она делилась на департаменты, которые состояли из председателя и членов департамента.

«Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями» являлся кодексом, в котором были выделены менее серьёзные преступления (проступки), подведомственные мировым судьям. Устав состоял из 13 глав. Глава 1-я содержала общие положения и перечень наказаний за преступления против общественного и политического строя, проступкам против порядка управления и т.д. В главах 10 – 13 говорилось о проступках против личной безопасности, против семейной чести и т.д. 1

«Устав уголовного судопроизводства» (уголовно-процессуальный кодекс) определял компетенцию судебных органов по рассмотрению уголовных дел, общие положения, порядок производства в мировых установлениях, порядок производства в общих судебных местах, изъятие из общего порядка уголовного судопроизводства. По уставу, мировой судья рассматривал уголовные дела в пределах отведённой ему компетенции. Основными стадиями в уголовном процессе, согласно Уставу, были: предварительное расследование, предание суду, приготовительные распоряжения к суду, рассмотрение дела, исполнение приговора. Различались приговоры окончательные (которые подлежали пересмотру только в кассационном порядке) и неокончательные (допускавшие возможность пересмотра дела по существу). Цель уголовного судопроизводства – обнаружение материальной истины. Правила свободной оценки доказательств должны были содействовать беспристрастности судей. Подчеркивая, что основным критерием в решении вопроса о виновности или невиновности лица является совесть присяжных, закон запрещал ставить их в известность, о грозящем подсудимому наказании в случае признания его виновным, а в совещательной комнате присяжных запрещалось обращаться к тексту закона. Только высказывание о фактах, основанных на впечатлении, полученном в суде, должно было составлять смысл деятельности присяжных. «Устав гражданского судопроизводства» (гражданский процессуальный кодекс) различал судопроизводство гражданских дел в мировых и судебно-административных установлениях (в суде земских начальников и уездных съездов) и судопроизводство в общих судебных местах. В уставе, отразившем основные принципы буржуазного права, наиболее последовательно осуществлены начала состязательности, доказательства в нем должны были обеспечивать стороны. Низшей инстанцией являлся окружной суд, апелляционной – судебная палата. Слушание дела происходило в открытом судебном заседании. Судебные уставы ввели суд присяжных и институт судебных следователей, заседаний. Судебные уставы ввели суд присяжных и институт судебных следователей, была реорганизована прокуратура, учреждена адвокатура. 1

Прогрессивными были и такие важные принципы, закрепленные в Судебных уставах, как коллегиальность суда, несменяемость судей и дисциплинарная ответственность их только перед судом, несовместимость судебной службы с другими профессиями. Избираемые мировые судьи пришли на смену полицейским чиновникам. Вину подсудимого нужно было доказывать гласно, в борьбе с адвокатурой перед лицом представителей населения – присяжных заседателей. Суд присяжных оказал мощное благотворное влияние на всю судебную систему.

Судебная реформа 1864 года провозгласила буржуазные принципы судопроизводства:

— независимость и отделение суда от администрации;

— создание всесословного суда.

— равенство всех перед судом.

— введение присяжных заседателей.

— установление прокурорского надзора.

— создание чёткой системы судебных инстанций.

Реформа предусматривала отделение следствия от суда, гласность процесса, участие в процессе обвинения и защиты, равенство сторон и др.

Судебная реформа 1864 года считается самой буржуазной. Защита интересов дворянства выявляются в ней со всей полнотой. Естественно, что суд, правосудие – системы, с которыми граждане сталкиваются не повседневно. Вместе с тем в суде сталкиваются внутриклассовые различия. Дворяне судятся с дворянами, крестьяне с крестьянами и т. д. Из этого следует, что всякого рода процессуальные гарантии важны для всех слоев общества. Судебная реформа затронула интересы всех классов, всех слоев Российского общества. Судебная реформа имела прогрессивное значение, т.к. заменила собой очень раздробленную систему судов (суды по ряду дел, с множеством инстанций и т.п.) Но у реформы были и слабости (изъятие некоторых категорий дел, сохранение системы поощрений судей местными администрациями, неполное проведение её в различных районах)

Отделение суда от администрации было непоследовательным. Сенат – высший судебный орган страны, одновременно был и административным учреждением. Местные суды фактически контролировались губернатором. С 70-х годов началось отступление от провозглашенных принципов. Судебная реформа была подвергнута коренному пересмотру ранее других реформ 60-х годов, так как она стала мешать царской власти, поскольку именно эта реформа давала слишком много свободы. Поэтому некоторые ее положения были пересмотрены. В 1866 году судебные чиновники фактически были поставлены в зависимости от губернаторов. В том же 1866 году из ведения суда присяжных были изъяты дела о печати. С 1867 года вместо следователей стали назначаться «исправляющие должности следователя», на которых принцип несменяемости не распространялся. Существенным средством давления на судей было право министра перемещать их из одного судебного округа в другой. 1

Законом 19 мая 1871 года были утверждены Правила о порядке действия членов корпуса жандармов по исследованию преступлений, передавшие дознание по делам о государственных преступлениях в ведение жандармерии. 7 июня 1872 года была принята новая редакция раздела о судопроизводстве по государственным преступлениям «Устава уголовного судопроизводства», закрепившая создание Особого присутствия правительствующего Сената (с участием сословных представителей) для рассмотрения этой категории дел. Как правило, такие дела рассматривались с нарушением принципа гласности. Законом от 9 мая 1878 года «О временном изменении подсудности и порядка производства дел по некоторым преступлениям» был резко сокращен круг дел, рассматривавшихся судом присяжных; законами от 9 августа 1878 года и 8 апреля 1879 года рассмотрение дел о государственных преступлениях и особо опасных преступлениях против порядка управления было передано военным судам. Принятое 14 августа 1881 года «Положение о мерах к охранению государственного порядка и общественного спокойствия» еще более расширило компетенцию военных судов и сузило круг процессуальных гарантий в общих судебных установлениях. Завершением судебной «контрреформы» явилась судебно-административная реформа 1889 года. Но сама основная структура органов судебной власти и судебная система с основными ее принципами сохранилась до 1917 года, благодаря эффективности, либеральности и передовым взглядам одной из самых буржуазных реформ 1864 года.

Судебная реформа являлась одной из важнейших реформ второй половины XIX века. В указе от 20.11.1864 говорилось, что судебная реформа считает своей задачей выдворить в России суд скорый, правый, милостивый, равный для всех подданных, возвысить судебную власть, дать ей надлежащую самостоятельность и утвердить в народе уважение к закону. Во времена советской власти все эти принципы были утеряны, судьи выбирались на 5 лет и соответственно были зависимы, и только в наше демократическое время мы вспоминаем хорошо забытое старое и возвращаемся к тем старым принципам, которые были заложены в реформе 1864 года.

Судопроизводство она превратила в независимую сферу управления, закрытую для бюрократического вмешательства. Отныне суд заседал, открыто, причем впервые вводились прения сторон. Одним из результатов реформы было появление нового для России адвокатского сословия. Судебная реформа 1864 года явилась составной частью так называемых реформ 60-х годов, которые современники охарактеризовали так: «Если бросить общий взгляд на изменение всего уклада российского государства в 1861 году, то необходимо признать, что это изменение было шагом по пути превращения феодальной монархии в буржуазную монархию. Это верно не только с экономической, но и с политической точки зрения. Достаточно вспомнить характер реформы в области суда, управления, местного самоуправления и т.п. реформ, последовавших за крестьянской реформой 1861 года, — чтобы убедиться в правильности этого положения».1

Именно поэтому изучение судебной реформы 1864 года очень важно сейчас для российского общества. Опыт прошлого нашей страны может во многом нам помочь в этом деле. В России XXI века, как и в России XIX века слабо развито уважение к закону, права и свободы человека не защищаются, хотя и гарантируются конституцией и другими нормативно-правовыми актами. Деятельность судов с участием присяжных заседателей на данный момент в России приостановлена.

Судьи не могут быть полностью независимыми и беспристрастными, т.к. получают не достаточно за свой труд. Суды у нас перегружены делами, а рабочих мест для судей мало (в основном из-за нехватки денежных средств в федеральном бюджете). В настоящее время готовятся новые проекты судебной реформы, и чтобы не допустить ошибок прошлого, необходимо со всей тщательностью изучать опыт прошлого в этом деле.

Исторический опыт свидетельствует также о том, что достаточно традиционным оставались и цели судебных реформ в России, провозглашавшие принципы создания равного, справедливого, гуманного суда. Они по сей день остаются идеалом, соответствующим человеческим чаяниям. Определенный оптимизм внушает то, что почти на каждом этапе отечественной истории реформы достигали определенного положительного результата, являлись очередным шагом в освоении общезначимых политико-правовых ценностей.

Список использованной литературы

 

  1. Азаркин Н.М. История юридической мысли России. М., 2009.
  2. Арсеньев К.К. Заметки о русской адвокатуре: Статьи. Речи. Очерки / Сост. И.В. Потапчук. Тула, 2007.
  3. Бессарабов В. Г. Правозащитная деятельность российской прокуратуры (1722-2002 гг.): история, события, люди. М., 2006.
  4. Боботов С. В., Чистяков Н.Ф. Суд присяжных: история и современность. М., 2007.
  5. Боботов О.С. Судебная реформа в России 1864 г. Внедрение суда присяжных // Гражданин и право. 2000. № 3. С. 17-26.
  6. Великие реформы в России. 1856-1874: Сборник / Под ред. Л.Г. Захаровой, Б. Эклофа, Дж. Бушнелла. М., 2002.
  7. Виленский Б.В. Подготовка судебной реформы 20 ноября 1864 года в России. Саратов, 1963.
  8. Вицин С. От формирования судебной системы ее реформированию // Российская юстиция. 2001. №4.
  9. Вормс А., Паренаго А. Крестьянский суд и судебно-административные учреждения // Суд и права личности: Сборник статей / Под ред. Н.В. Давыдова, Н.Н. Полянского. М., 2005.
  10. Воронцов С.А. Правоохранительные органы Российской Федерации. История и современность .– Ростов-на-Дону: Феникс, 2001.
  11. Долгилевич Р.В. История государства и права России. М., 2009.
  12. Джаншиев Г.А. Эпоха великих реформ. М., 2006.
  13. Исаев И.А. Истории государства и права России. М., 2010.
  14. История государства и права России / Под ред. Ю.П. Титова. –М.: ТК Велби, 2010.
  15. Кони А.Ф. Отцы и дети судебной реформы: К пятидесятилетию Судебных Уставов. М., 2003.
  16. Кони А.Ф. Новый суд // Кони А.Ф. Собрание сочинений. Т. 1. М., 1966.
  17. Коротких М.Г. Самодержавие и судебная реформа 1864 года в России. Воронеж, 2009.
  18. Кудинов О.А. Конституционные реформы в России в XIX — начале XX века. М., 2000.
  19. Мелких А., Челищев В. Из истории мирового суда в Москве//Суд и права личности: Сборник статей / Под ред. Н.В. Давыдова, Н.Н. Полянского. М., 2005.
  20. Муравьев Н.В. Общие основания прокурорской деятельности по уголовным делам // Дореволюционные юристы о прокуратуре (сборник статей)/Под ред. СМ. Казанцева. СПб., 2001.
  21. Немытина М.В. Пореформенный суд в России: Деформация основных институтов уставов 1864 г.// Правоведение. 1991. № 2.
  22. Немытина М.В. Применение судебных уставов 1864 года // Буржуазные реформы в России второй половины XIX века. Воронеж, 1998.
  23. Попова А.Д. Судебная реформа 1864 г. и развитие гражданского общества во второй половине XIX в.// Общественные науки и современность. 2002.
  24. Реформы Александра II. Сборник нормативных актов / Автор. сб. О.И. Чистяков, Т.Е. Новицкая. М., 2008.
  25. Российское Законодательство Х-ХХ веков / Под ред. О.И. Чистякова. Т. 8. М., 1991.
  26. Суд и права личности: Сборник статей / Под ред. Н.В. Давыдова, Н.Н. Полянского. М., 2005.
  27. Федоров Н.В. О судебной реформе в России // Государство и право. Н. Наука, 1992. №6. С. 3-15.
  28. Чекунов Н.А. Российская судебная реформа: К 160-летию А.Ф. Кони // Правоведение. 2004. № 1.
  29. Чичерин Б.Н. Несколько современных вопросов. М., 2008.
  30. Чубинский М.П. Судебная реформа // История России в XIX века. Эпоха реформ. М., 2007.
  31. Яцкова А. История советского суда // Отечественные записки. 2003. № 2. С. 14 – 18
<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 0.99MB/0.00056 sec

WordPress: 22.4MB | MySQL:119 | 2,677sec