Принципы права

<

122213 1610 1 Принципы праваПраво принадлежит к числу не только наиболее важных, но и наиболее сложных общественных явлении. Пытаясь понять, что такое право и какова его роль в жизни общества, еще римские юристы обращали внимание на то, что право не исчерпывается одним каким-либо признаком или значением. Право, писал один из них, употребляется в нескольких смыслах. Во первых, право означает то, что «всегда является справедливым и добрым», – каково естественное право. В другом смысле право – это то что «полезно всем и многим в каком-либо государстве, каково цивильное право».1

По мере развития общества и государства у людей, естественно менялось и представление о праве. Появилось множество различных правовых идей, теорий и суждений. Однако изначальные основы, заложенные римскими юристами, особенно в такой отрасли права как гражданское (цивильное), хотя и в «модернизированном» виде, но сохранились. В первую очередь это касается таких правовых институтов как право собственности, наследования, купли-продажи и многих других. Чтобы убедиться в этом, достаточно сказать, что знаменитый Кодекс Наполеона или гражданский Кодекс Франции 1804 года был подготовлен на основе глубокого изучения и широкого использования римского права. В нем, например, под сильным влиянием принципов и различных институтов римского права особо выделялось право собственности, которое определялось как «право пользоваться и распоряжаться вещами наиболее абсолютным образом, с тем, чтобы пользование не являлось таким, которое запрещено законами или регламентами» (ст. 544). В Кодексе Наполеона закреплялись пути и способы приобретения собственности. Устанавливалось, в частности, что собственность на имущество приобретается и передается путем наследования, путем дарения между живыми или по завещанию и в силу обязательств (ст. 711).

Следует отметить, что многие институты римского права в качестве своеобразного первоисточника постоянно использовались и используются при разработке гражданских кодексов и иных нормативно-правовых актов и в других странах. Подобное влияние римского права на правовые системы других стран, восприятие последними наиболее в ясных принципов и институтов римского права, называемое в юридической литературе рецепцией римского права, в значительной мере сказалось на характере и содержании этих систем, а также на определении понятия самого права.

В полной мере сохранили свою значимость и актуальность, например, положения, сформулированные древнеримскими и древнегреческими юристами относительно неразрывной связи права и справедливости, права и добра.

Будучи «регулирующей нормой политического общения», право как отмечал еще древнегреческий мыслитель Аристотель, должно служить «критерием справедливости». Для того, чтобы знать, что такое право, писал древнеримский юрист Ульпиан, нужно понять, чем какими явлениями оно связано и откуда оно происходит. Нужно помнить, прежде всего, что «оно получило свое название от justitia – правда, справедливость», что право есть «искусство добра», «равенства и справедливости».

Не утратили своего значения для современной юридической теории и практики, в особенности для глубокого и всестороннего понимания сущности и содержания права, а также его определения, положения, касающиеся естественного права.

Право — в наиболее простом его определении — есть система регуляции общественных отношений, цель которого — установление режима правопорядка. Однако это определение совершенно не исчерпывает всей многозначности этого юридического феномена.

«Юристы все еще ищут определение права», — писал Кант около 200 лет тому назад, обобщая более чем двухтысячелетнюю историю постижения природы этого явления. Его слова справедливы и сегодня, так как до сих пор по-прежнему не существует общепризнанной дефиниции права. Более того, по мнению российского ученого Л.И.Спиридонова, вряд ли эта задача вообще может быть разрешима при помощи формально-логических средств, которые только и могут быть использованы для разработки традиционных определений.

Между тем в юридической науке существуют различные трактовки права (нормативная, социологическая, этическая и др.), каждая из которых имеет свои обоснования. С точки зрения интересующей нас проблемы соотношения права и закона прежде всего следует остановиться на двух основных, сложившихся в истории права, тенденциях правопонимания.

Первый способ формирования идеи права рассматривает его как власть, принадлежащую Богу, как внешнюю норму, которой должна подчиниться воля индивида. Божественная воля, в соответствии с этой концепцией, развивается в норму поведения, выраженную в законе, утвержденном властью, государством. Следовательно, в соответствии с этой теорией, все критерии определения права и произвола происходят от Бога, власти, государства, а индивид (гражданское общество) сохраняет по отношению к праву пассивное положение. Право в этом случае выступает как инструмент принуждения к послушанию власти и выражает лишь абсолютный государственный интерес: власть диктует законы, законы содержат право, власть карает за их неисполнение.

В современной теории права изложенная выше концепция известна под названием позитивистской концепции государства и права.

Другая тенденция правопонимания возникла и развивалась на основе разработанного римлянами понятий справедливости, естественного образа мышления, правосудия, на признании взаимности правомочий сторон, которые «уравновешивают» друг друга посредством прав и обязанностей: за правом каждого стоит его интерес, который может быть удовлетворен через обязанности другой стороны. Внешняя принудительная сила в этом случае не требуется.

При таком подходе нормы права рождаются не «сверху», а в самом гражданском обществе, в процессе совместной деятельности людей при постоянном столкновении их интересов. При этом вырабатываются правила сочетания этих правовых норм, способы взаимодействия и подавления, «зона» свободы их действия. Данные правила и есть нормы права — права как меры свободы. Одна из версий этого гегелевского определения, вскрывающего функциональную сущность права, советским юристом Н.Н.Разумовичем изложена так: «Право есть исторически обусловленная мера человеческой свободы для поддержания динамического равновесия между личным интересом и общественной необходимостью».

В представленной дефиниции на первый план выходит гарантийная сторона права как сферы беспрепятственного действия интересов людей, защиты их правомерного поведения.

В целом же большинство современных исследователей сходятся на том, что в развернутом определении права должны найти отражение следующие моменты: а) естественно-исторический характер происхождения права; б) его способность служить масштабом поведения свободных и равных субъектов; в) такие свойства права как нормативность, общеобязательность, взаимозависимость заключенных в нем прав и обязанностей; г) гарантии реализации права, в том числе — посредством вмешательства со стороны государства.

Среди факторов – сторон, которые необходимо учитывать при изучении права и определении его понятия, важное значение, кроме названных, имеют и другие факторы. Их много и они весьма разнообразны. Однако вместе они создают цельную, весьма представительную, хотя порою и довольно противоречивую картину правовой жизни, помогают формулировать адекватное представление о различных сторонах жизнедеятельности права и, в первую очередь, о его понятии и содержании.

В юридической литературе, как это видно из вышесказанного, нет единого подхода к определению понятия права, а тем более однозначного о нем представления. Спектр мнений о нем и суждений, также, как и совокупность факторов, оказывающих влияние на процесс формирования о нем адекватного представления, весьма широк и разнообразен. Помимо множества других причин он зачастую обусловливается неодинаковой оценкой различными авторами роли и назначения для динамичного развития современного, в особенности «рыночного», права рецепции римского права, различным представлением о степени влияния традиционных идей естественного права на современные теории права, противоречивыми подходами авторов – исследователей права – к разрешению проблем соотношения в его понятии и содержании «общечеловеческого» и «общенационального», с одной стороны, и «классового», с другой. 1

Последнее особенно четко просматривается в отечественной литературе. Если сравнить между собой определения понятия права и подходы к его изучению, характерные для советского периода с определениями понятия права и подходами к его познанию в постсоветский период то нетрудно заметить, что важнейшей особенностью тех и других является или категоричное признание или столь же решительное отрицание классового характера права.

Первые строятся на строго классовых постулатах, на представлении о государстве и праве как средствах, орудиях в руках господствующего класса или классов. Тогда как вторые, молчаливо отвергая классовость апеллируют к «общечеловеческим» ценностям и интересам или же к «общим и индивидуальным интересам населения страны».

В качестве примеров сугубо классового подхода к определению понятия права, можно ссылаться на такое, довольно типичное определение в соответствии с которым право рассматривается как «совокупность установленных и охраняемых государством норм, выражающих волю господствующего класса, содержание которой определяется материальными условиями жизни этого класса». Или – на определение права как «на систему нормативно-обязательного регулирования поведения людей, поддерживаемую государством и выражающую материально обусловленную волю господствующих классов (при социализме – волю народа)».

Одним из примеров внеклассового или надклассового подхода к определению понятия права может служить его дефиниция, в соответствии с которой право рассматривается как «система общеобязательных правил поведения, которые устанавливаются и охраняются государством, выражают общие и индивидуальные интересы населения страны и выступают государственным регулятором общественных отношений».

Разумеется, в сфере права, равно как и в других областях государственной или общественной жизни, никто не может установить истину в последней инстанции, а вместе с ней и критерии правильности подходов к изучению и определению понятия тех или иных явлений, не исключая и самого права.

Только практика, по общему признанию, может служить критерием истины. Однако для того, чтобы практика «сказала» свое слово и тому или иному определению понятия права был вынесен оправдательный или обвинительный «приговор», потребуется определенное время. Только на основе накопленного опыта можно будет с уверенностью говорить о преимуществах или недостатках того или иного подхода к изучению права и его определению.

Это относится ко всем, существующим в мировой государственно-правовой практике и, естественно, имеющим «право» на свое существование подходам к рассмотрению права и его определению. В известной мере это касается также сугубо классовых и внеклассовых дефиниций права.

Оговорка – «в известной мере» здесь необходима для того, чтобы подчеркнуть то обстоятельство, что имеющийся опыт определения права путем чрезмерного выпячивания, преувеличения его классовости в советской литературе и одновременно полного его отрицания или подчеркнутого игнорирования в западной литературе, свидетельствует, также как и в случае с государством, о двух крайностях.

Первая из них заключается в абсолютизации роли классовости, в ее явной переоценке, а вторая – в ее ничем не оправданном игнорирования, в ее недооценке. «Шарахание» из одной крайности в другую при определении понятия права, также как и во всех других случаях, — не лучший способ нахождения научной истины.

В реальной жизни классы существуют наряду с другими социальными и политическими общностями людей. В полной мере проявляются и их интересы, особенно когда классы находятся у власти. В силу этого было весьма неразумным и опрометчивым в процессе выработки понятия права и определения его сущности и содержания «не замечать» их существования и функционирования, полностью игнорировать влияние классов и их интересов на государственно-правовую жизнь.

Наличие множества определений права, сформулированных под воздействием ряда жизненных обстоятельств – факторов и отражающих различные стороны правовой жизни и подходы, несомненно следует рассматривать само по себе как явление положительное. Оно позволяет взглянуть на право сквозь призму веков, отразить в себе наиболее важные не только для одной исторической эпохи, но и для других эпох его стороны и черты, увидев право не только в статике, но и в динамике. Существование множества определений права свидетельствует, помимо всего прочего, о глубине, разнообразии и богатстве государственно-правовой мысли, об огромном разнообразии знаний о праве, накопленных авторами-теоретиками и практиками за тысячелетия его исследования.

Однако в таком множестве есть и свои изъяны. Главный из них заключается в трудностях, порождаемых различными, порой взаимоисключающими друг друга подходами, отсутствием единого, концентрированного, целенаправленного процесса познания права и его практического использования. Диалектика данного процесса, таким образом, состоит в том, что множественность определений понятия права как положительное явление выступает в то же время и как отрицательное явление.

Возможно ли успешное преодоление негативных сторон множественности, а точнее – известной разрозненности или даже противоречивости определений понятий о праве? В значительной мере «да». Возможно использование нескольких путей и попыток решения данной проблемы. Один из таких путей заключается в том, чтобы на основе сформулированных в разное время частных определений понятия права выработать пригодное «на все времена» и «на все случаи жизни» общее определение понятия права. В отечественной и зарубежной юридической литературе такие попытки предпринимались и неоднократно. Отмечалось, в частности, что «общее определение права, если оно правильно сформулировано, имеет ту несомненную теоретическую и практическую ценность, что оно ориентирует на главные и решающие признаки, характерные для права вообще и отличающие право от других смежных, неправовых общественных явлений».

Однако тут же, и не без основании, оговаривалось, что в процессе исследования права и его применения нельзя ограничиться «одним лишь общим определением понятия права», поскольку в нем не могут получить «свое непосредственное отражение» весьма важные для глубокого понимания права и практики его применения специфические моменты, свойственные тому или иному историческому типу права». Специфические особенности, например, рабовладельческого или феодального типов права вряд ли можно отразить в общем понятии, которое «вбирало» бы в себя также хотя бы некоторые специфические особенности современных правовых систем или типов права.

Специфические особенности и черты характеризуют лишь частные определения понятия права, отражающие, соответственно, специфические признаки и черты рабовладельческого, феодального или любого иного типа права. Что же касается общего определения понятия права, то оно может складываться, исходя из своего названия и назначения, лишь их самых общих черт особенностей, свойственных всем без исключения типам права.

В силу этого оно неизбежно будет носить слишком общий, чрезмерно абстрактный, малопригодный для успешного решения теоретических задач и достижения практических целей, характер. Разработкой такого рода определений, когда право рассматривается в весьма абстрактном или одностороннем виде лишь как «институт принуждения поведения человека власти правил» или как «правила поведения, устанавливаемые и охраняемые государством», нередко увлекаются и «грешат» западные юристы.

Отечественные же авторы, предпринимавшие попытки выработки общего понятия права, в силу объективных и субъективных причин чаще всего «сбивались» на отдельные специфические черты, касающиеся «воли» того или иного господствующего класса, рассмотрения права исключительно как классового регулятора общественных отношений, и т.п. Иллюстрацией сказанного может служить дефиниция общего понятия права, в соответствии с которой оно представляется как «государственная воля господствующего класса, выраженная в совокупности норм, которые охраняются государством как классовый регулятор общественных отношений».

Анализ данного, равно как и других, ранее приведенных в качестве примера, общих понятий права показывает, что они пока довольно далеки от совершенства. Следовательно, они не могут служить – окончательно не сформировавшись в единое, полностью удовлетворяющее потребностям государственно-правовой теории и практики общее понятие – эффективным средством или путем преодоления негативных последствии множественности, разрозненности и противоречивости представлении о праве.

<

Не могут служить достижению этой цели и так называемые «ходячие», по выражению известного немецкого теоретика права Иеринга, или «наиболее распространенные» (Л.Петражицкий) воззрения на право как на принудительные нормы, пользующиеся признанием и защитою со стороны государства», как на «совокупность действующих в государстве принудительных норм». Ибо при всей своей «общепризнанности» и широкой распространенности они отражают лишь отдельные взгляды и подходы к анализу права и его определению, а не являются «универсальными» средствами и подходами.

Таким образом, анализируя многочисленные, сложившиеся в различное время представления и суждения о праве, его назначении и сущности, можно указать на следующие его важнейшие особенности и черты.

Право – это, прежде всего, совокупность, а точнее – система норм или правил поведения. Это не случайный набор случайных норм, а строго выверенная, упорядоченная совокупность вполне определенных правил поведения, это — система.

Как и любая иная система, она складывается из однопорядковых, взаимосвязанных между собой и взаимодействующих друг с другом элементов. Таковыми являются нормы права или правила поведения. Система должна быть внутренне единой и непротиворечивой. Возникающие между ее отдельными структурными элементами – нормами – связи, как и сами нормы должны быть направлены на выполнение строго определенных — регулятивных и иных функций, на достижение единых целей. Любая правовая система для того, чтобы стать действенной и эффективной, должна сложиться как целостная, органическая система. Это является одним из непременных требований и одновременно одним из признаков реальной, действующей, а не формальной правовой системы.

В основе любой системы норм или правил поведения лежат как объективные, так и субъективные факторы. В числе объективных факторов выделяются однотипные экономические, политические, социальные, идеологические и иные условия, способствующие созданию и функционированию системы правовых норм в той или иной стране. Как отдельные нормы, так и их система в целом не создаются стихийно, произвольно, по желанию и усмотрению тех или иных отдельных лиц. Они отражают объективные потребности общества и государства и «проецируются» на реально существующие экономические, политические и иные отношения. В этом плане, несомненно, прав был К.Маркс, когда писал, подчеркивая объективно обусловленный процесс нормотворчества, что «законодательная власть не создаст закона, — она лишь открывает и формулирует его».

Попытки произвольного, умозрительного «конструирования» отдельных правовых актов или системы норм неизбежно ведут к негативным или же к непредсказуемым последствиям. Такого рода оторванные от жизни, от реальной действительности системы, а точнее – псевдосистемы, без риска ошибиться, можно охарактеризовать известным изречением Гете из «Фауста»: «Словами диспуты ведутся, из слов системы создаются».

Разумеется, процесс создания и функционирования системы норм не только не отрицает, а, наоборот, всячески предполагает существование наряду с объективными и субъективных факторов. Речь при этом идет о разработке и осуществлении в той или иной стране научно обоснованной правовой политики, подготовке и реализации планов законодательных работ, активного участия специалистов-юристов в процессе правотворчества, правоприменения, в правоохранительной деятельности государственных органов. 1

Говоря о системе норм, нормативности права как об одной из важнейших его особенностей и черт, следует отметить, что нормативность вовсе не означает, по мнению ряда авторов, ограниченности или «замкнутости» права одними только нормами — правилами поведения. Помимо норм и наряду с ними право должно включать в себя, с их точки зрения, также и другие структурные элементы в виде правоотношений, правовых взглядов и идей, правосознания, субъективных прав граждан.

Спор между сторонниками строго нормативного понимания права, когда оно рассматривается лишь как система норм или правил поведения, и расширительного его толкования имеет длительную историю.

Право – это не простая система норм, а система норм, установленных или санкционированных государством. В мире существует множество систем различных социальных норм. Но только система правовых норм исходит от государства. Все остальные создаются и развиваются различными негосударственными – общественными, партийными и иными органами и организациями.

Право всегда выражает государственную волю как основу права, которая в свою очередь, согласно различным, существующим в отечественной и зарубежной юридической науке концепциям, воплощает в себе волю класса, правящей группы, народа, общества или нации.

Право представляет собой систему норм или правил поведения, имеющих общеобязательный характер. Общеобязательность означает непременность выполнения всеми членами общества требований, содержащихся в нормах права. Она возникает вместе с нормой права. Вместе с нею развивается и изменяется. И одновременно с отменой акта, содержащего нормы права, прекращается.

Право охраняется и обеспечивается государством, а в случае нарушения требований, содержащихся в нормах права, применяется государственное принуждение.

Таковыми, в общих чертах являются основные признаки права определяемые его сущностью и назначением. Общесоциальная сущность права конкретизируется как меры свободы. В пределах своих прав человек свободен в своих действиях, общество в лице государства стоит на страже этой свободы. Таким образом, право не просто свобода, а свобода, гарантированная от посягательств, защищенная свобода. Добро защищено от зла. Благодаря праву добро становится нормой жизни, зло — нарушением этой нормы.

СИСТЕМЫ ПРИНЦИПОВ ПРАВА

 

Принципы права — это руководящие идеи, характеризующие содержание права, его сущность и назначение в обществе. С одной стороны, они выражают закономерности права, а с другой — представляют собой наиболее общие нормы, которые действуют во всей сфере правового регулирования и распространяются на всех субъектов. Эти нормы либо прямо сформулированы в законе, либо выводятся из общего смысла законов.

Принципы права определяют пути совершенствованию правовых норм, выступая в качестве руководящих идей для законодателя. Они являются связующим звеном между основными закономерностями развития и функционирования общества и правовой системой. Благодаря принципам правовая система адаптируется к важнейшим интересам и потребностям человека и общества, становится совместимой с ними.

Правовые принципы подразделяются на свойственных праву в целом (общеправовые), его отдельным отраслям (от отраслевые) или группе смежных отраслей (межотраслевые) Например, к отраслевым относится принцип индивидуализации наказания в уголовном праве, к межотраслевым – принцип состязательности в гражданском процессуальном и уголовно-процессуальном праве.

Ученые практически единодушны в общей характеристике правовых принципов, отмечая, что это не результат субъективного усмотрения законодателей, а объективно присущие праву качества. Однако когда дело доходит до установления конкретного перечня общеправовых принципов, то каждый автор имеет здесь собственное мнение.

С. С. Алексеев выделяет принципы законности, справедливости, юридического равенства (всеобщности правосубъектности), социальной свободы, социального, гражданского долга (дисциплины), объективной истины, ответственности за вину1.

В. К. Бабаев видит в праве генеральные принципы справедливости и свободы, которые получают свое развитие в иных принципах права: демократизма в формировании и реализации права, законности, национального равноправия, гуманизма, равенства граждан перед законом, взаимной ответственности государства и личности2.

По мнению В. Н. Синюкова, российскому праву свойственны принципы народовластия, верховенства права, федерализма в устройстве государства и строении правовой системы, юридического равенства граждан перед законом, политического, идеологического и экономического плюрализма, гуманизма, незыблемости и неотчуждаемости прав человека, законности, справедливости, ответственности за вину3.

Еще один перечень правовых принципов предложен О. И. Цыбулевской. Это социальная справедливость, равноправие граждан, единство прав и обязанностей, гуманизм, сочетание убеждения и принуждения в праве, демократизм4.

Приведенных мнений достаточно, чтобы убедиться в существенных расхождениях во взглядах различных ученых. Причем субъективизм при решении данной проблемы; представляется труднопреодолимым. Не случайно в некоторых учебниках вопрос о принципах права вообще не рассматривается.

И все-таки есть еще один автор, мнение которого необходимо учитывать. Это законодатель. Правовые принципы закреплены в Конституции Российской Федерации. Правда здесь надо учитывать два момента: во-первых, не все принципу, сформулированные в Конституции России, являются правовыми (например, принцип разделения властей), во-вторых, Конституция РФ не дает полного перечня общеправовых принципов, которые могут быть закреплены в других нормативных актах или выводиться из общего смысла законов.

Содержание действующей Конституции РФ позволяет выделить следующие принципы права: демократизм, федерализм, уважение прав и свобод человека, непосредственное действие общепризнанных принципов и норм международного права, верховенство Конституции и законов, равноправие, равенство всех форм собственности, правосудие.

В ст. 6 ГК РФ говорится о возможности применения при наличии пробелов в законодательстве не только общих начал и смысла гражданского законодательства, но и требований добросовестности, разумности и справедливости. Указанные требования имеют общеправовую значимость, а потому логично предположить, что они вытекают из правовых принципов добросовестности, разумности и справедливости.

К числу принципов, прямо не сформулированных в законе, относятся принципы ответственности за вину, неразрывной связи прав и обязанностей.

 

3. НЕКОТОРЫЕ ОБЩЕПРАВОВЫЕ ПРИНЦИПЫ ПРАВА

 

3.1. Принцип справедливости

 

Принцип справедливости имеет особую значимость. Он в наибольшей степени выражает общесоциальную сущность права, стремление к поиску компромисса между участниками правовых связей, между личностью и обществом, гражданином и государством. Справедливость требует соответствия между действиями и их социальными последствиями. Должны быть соразмерны труд и его оплата, нанесение вреда и его возмещение, преступление и наказание. Законы отражают эту соразмерность, если отвечают принципу справедливости. 1

 

Справедливость — основа демократического правосудия. Рассматриваемый принцип дополняет и развивает принцип равенства граждан перед законом. Справедливость является юридической и нравственной категорией.

 

3.2. Принцип уважения прав человека

 

Принцип уважения прав человека отражает тот факт, что естественные, прирожденные, неотчуждаемые права человека составляют ядро правовой системы государства. В соответствии со ст. 2 Конституции РФ человек, его права свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства. В ст. 18 Конституции записано: «Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием».

Среди всех ценностей нематериального характера, осознанных большинством людей в открытых, демократических обществах — права и свободы человека считаются самыми важными. В основе этих взглядов лежит либерально-демократическая традиция общественно-политической мысли, развиваемая уже почти три столетия. Собственность, безопасность, свобода — на этом основан общественный порядок», — писал представитель классического либерализма Ф. Лассаль.

Вся философия прав человека основана на одной несомненной ценности. Эта ценность- достоинство человека.

Один из основоположников концепции прав человека французский просветитель Ж.Ж. Руссо полагал, что достоинство заложено в самой сути человека: отказаться от свободы — это, значит, отказаться от своего человеческого достоинства, от прав человека, даже от обязанностей… Такой отказ несовместим с человеческой природой.

Достоинство человека – источник его прав и свобод. Только обладание правами и свободами являются той предпосылкой, которая даст человеку возможность самораскрыться, самореализоваться, как личности.

В теории естественного права в философии прав человека действует своего рода презумпция достоинства человека. Гуманизм философии прав человека заключается в предположении, что все люди- члены одной человеческой семьи и они наделены разумом и совестью и должны поступать в отношении друг друга в духе братства, в духе уважения прав и свобод другого человека. Вспомним еще раз первую статью Всеобщей декларации прав человека «Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах» Конституция России, в соответствии с международными стандартами, фиксирует «Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления» (ст.21).

Права и свободы человека не дарованы ему ни богом, ни государством, поэтому их называют естественными правами человека.

Сегодня права и свободы человека содержатся в международных документах и национальном законодательстве всех государств, и перешли из категории морально-этических норм, правил в позитивное право.

«Человек, его права и свободы являются высшей ценностью, — провозглашает Конституция РФ. Признание, соблюдение и защита прав и свобод гражданина и человека – обязанность государства» (ст.2). «Основные права и свободы человека не отчуждаемы и принадлежат каждому от рождения» (ст.17).

Эти положения о принадлежности прав от рождения, о естественном характере прав человека впервые так определенно нашли отражение в российском праве. И это не просто факт некоторых новаций в нашем законодательстве. За этим стоит радикальный поворот общественно-политической мысли, приобщение современной России к ценностям, прошедшим проверку временем, историей. Это знаменует и полярное размежевание с догмами марксизма конца 19 века и с искусственными конструкциями марксистско-ленинской науки 20 века.

Когда речь идет о правах человека, то имеются в виду не вообще любые права. Люди имеют право смотреть на облака, или витать в них, надеть сегодня желтые ботинки или вообще ходить босиком.

То есть нужно различать морально-этические права, не закрепленные в нормах права, в законах и Права Человека как систему международных и национальных законодательных установлений. Нужно четко формулировать и точно употреблять правовые термины и понятия из области прав и свобод человека.

Основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения. Покуда жив человек, он неразрывно связан со своими правами и свободами, они не должны быть никем и никаким образом отняты у него. В соответствии с международными стандартами перечисленные в Конституции РФ основные права и свободы не должны толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина. В Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина. Вместе с тем, международное право и законодательная практика демократических государств, предусматривает определенные ограничения прав и свобод в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Ряд прав и свобод ни при каких обстоятельствах, даже в условиях чрезвычайного положения не подлежат ограничению. Не подлежат ограничению права и свободы, предусмотренные статьями 20,21,23(часть 1),24,28,34(часть 1),46-54 Конституции РФ- это право на жизнь, достоинство личности, свобода от пыток, право на неприкосновенность частной жизни, свобода совести и другие.

Права человека носят всеобщий, универсальный характер. Всеобщность и универсальность прав и свобод человека имеет несколько измерений.

Во-первых, все люди без какой-либо дискриминации имеют основные права и свободы. Международные стандарты и законодательство демократических государств гарантируют равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности. Мужчина и женщина имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации.

Во-вторых, все права и свободы универсальны с точки зрения их содержания. Право на жизнь, равенство всех перед законом, право свободного передвижения, право на гражданство, право на свободу убеждений и т.д. — это общие права и свободы всех людей вне зависимости от общественного строя, политического режима, формы государственного устройства и формы правления, международного статуса страны, к которой человек принадлежит.

В-третьих, всеобщность прав и свобод человека выражается и в территориальном аспекте. Везде, где бы ни находился человек, куда бы он не переместился, — в любом месте он обладает естественными основными правами и свободами, вне зависимости от того является ли эта территория независимой, подопечной, несамоуправляющейся или какой-либо иначе ограниченной в своем суверенитете.

В-четвертых, проблема прав человека — всеобщая проблема. Признание всеобщности и универсальности прав и свобод человека нашло свое выражение в документе Московского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ (1991 г.). Государства-участники подчеркнули, что вопросы, касающиеся прав человека, основных свобод, демократии и верховенства закона, носят международный характер, поскольку соблюдение этих прав и свобод составляет одну из основ международного порядка.

Признание и соблюдение основных прав и свобод человека — основа безопасности, стабильности отношений, как в отдельных странах, так и во всем мире. «Мир, прогресс, права человека — эти три цели неразрывно связаны, нельзя достигнуть какой-либо одной из них, пренебрегая другими»- говорил А. Сахаров. Уверенность человека в том, что и другие люди имеют, знают и действуют в соответствии с общепринятыми правами и свободами, правилами, условиями взаимоотношений позволяет предвидеть ситуацию, ожидать определенной реакции и поведения членов человеческого сообщества. Соблюдение прав человека- это отсутствие страха, ненависти, агрессии, войн. Этот позитивный фактор подчеркивается в преамбуле Всеобщей декларации прав человека: «признание достоинства, присущего всем членам человеческой семьи и равных и неотъемлемых прав их является основой свободы справедливости и всеобщего мира».

Есть понятие «Основные Фундаментальные права и свободы человека». Это те права, которые закреплены в международных нормах и в основном законе государства, в Конституции, — часто их еще называют конституционные права и свободы. Кроме этих прав в различных законах, подзаконных актах закреплено еще множество наших прав.

Например, ст. 27 Всеобщей декларации прав человека устанавливает, что каждый человек имеет право свободно участвовать в культурной жизни общества, наслаждаться искусством. Это право подтверждает ст.15 Международного Пакта об экономических, социальных и культурных правах. Конституция РФ закрепляет это право следующим образом: «1. Каждому гарантируется свобода литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, преподавания. Интеллектуальная собственность охраняется законом. 2. Каждый имеет право на участие в культурной жизни и пользование учреждениями культуры, на доступ к культурным ценностям» (ст.44). Вот эти права и являются основными, фундаментальными, конституционными.

Права человека — установленные и гарантируемые государством возможности, правомочия, потенции действий человека в описанной, указанной в законе сфере. В отличие от понятия «свободы человека», в «правах человека» фиксируется конкретная сфера, направление деятельности индивида. Государство обязуется обеспечить и защитить правомерные действия человека в указанной в законе сфере, области.

 

3.3. Принцип равноправия

 

Принцип равноправия закрепляет равный правовой статус всех граждан, т.е. равные конституционные права и единую для всех правосубъектность. В ч. 2 ст. 19 Конституции Российской Федерации говорится: «Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности». В соответствии
с принципом равноправия обеспечивается равенство возможностей граждан по всех сферах их жизнедеятельности. Степень реализации этих возможностей зависит от социально-правовой активности самого человека1

 

3.4. Принцип законности

 

Содержание принципа законности заключается в том, что, как гласит ст. 15 Конституции РФ, «Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации. Органы государственной власти, местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы».

Законность — явление политики правовой жизни, признак политической системы. Первый элемент законности — аспект общеобязательности права. Здесь законность является специфическим выражением свойств и регулятивных качеств права. Ведь право таково по самой своей природе, что мыслимо лишь в состоянии, когда образующие его нормативные предписания реально, фактически проводятся в жизнь. А коль скоро есть право, значит, существует и законность, т. е. такой порядок, при котором участники общественных отношений должны строго соблюдать и исполнять нормативные предписания.

Следующий элемент законности — это идея законности, то есть формирующаяся в правосознании идея о целесообразности и необходимости такого реально правомерного поведения всех участников общественных отношений, при котором не оставалось бы места для произвола, фактически достигалась всеобщность права, действительная реализация субъективных прав. В соответствии с этим идея законности, охватываемые ею начала (равенство всех перед законом, высшая сила закона, неотвратимость юридической ответственности за правонарушения и пр.) выступают прежде всего по своей сути в качестве идеи политического сознания. Наиболее важный (третий) элемент законности заключается в том, что она как особое, отличное от собственно права самостоятельное явление складывается лишь тогда, когда отмеченные выше идеи и начала воплощаются в особом режиме общественно — политической жизни, в системе требований законности. Причем всегда отчетливо проявляется тесная связь законности с правом, как институционным образованием: именно потому, что право конституируется через закон (и иные формы), данный режим и именуется законностью.

Таким образом, законность является, а вернее, должна быть одним из основных атрибутов политического режима нашего государства. Принцип законности имеет богатое содержание и в уголовном праве. Прежде всего он означает, что все положения, лежащие в основе привлечения лица к уголовной ответственности за содеянное, назначения наказания, освобождения от уголовной ответственности и наказания или наступления других правовых последствий совершения преступления, должны быть сформированы исключительно в федеральном законе как нормативном правовом акте федеральной государственной власти.

В наши дни законностью принято считать соблюдение и исполнение предписаний Конституции РФ, законов и соответствующих им иных правовых актов всеми государственными и негосударственными учреждениями и организациями, их служащими ч должностными лицами, гражданами.

Основные положения данного принципа закреплены в ч. 2 ст. 15 Конституции РФ, где сказано: «Органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы». К законам относятся федеральные законы и федеральные конституционные законы, а также принимаемые в субъектах Федерации конституции и уставы, другие законодательные акты. Все они должны соответствовать предписаниям Конституции РФ. Акты, которые противоречат Конституции РФ или закону, применяться не могут.

Федеральные законы обязательны к исполнению на всей территории Российской Федерации. Соответственно законодательные акты, издаваемые органами субъекта Федерации, действуют на территории данного субъекта. Если .суд при разбирательстве конкретного дела установит, что какой-то из таких актов или любой иной правовой акт, в том числе изданный федеральным органом, противоречит закону, то он вправе принять решение, руководствуясь не этим актом, а законом.

Особенностью современного понимания принципа законности является то, что оно допускает при определенных условиях возможность неприменения судами также законов, в том числе федеральных. И такое отношение к закону вытекает непосредственно из положений, закрепленных в Конституции РФ.

 

3.5. Принцип правосудия

 

Принцип правосудия выражает гарантии защиты субъективных прав в судебной порядке. В ч. 1 ст. 46 Конституций РФ записано: «Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод».

За многовековую историю развития права постепенно сложились также принципы, свойственные форме права, которые в юридической науке получили наименование правовых аксиом. В их числе можно назвать следующие: закон обратной силы не имеет; все, что законом не запрещено, дозволено; никто не может быть судьей в собственном дел; нельзя осуждать дважды за одно и то же правонарушение. Большинство правовых аксиом закреплено в законе.

Его роль и значение обусловлены рядом факторов. К ним можно отнести прежде всего то обстоятельство, что отправление правосудия тесно связано с принятием решений по кардинальным вопросам реализации социально-экономических, политических и личных прав и свобод человека и гражданина, прав и законных интересов государственных и иных организаций. Именно правосудию принадлежит решающее слово при признании конкретного лица виновным в совершении преступления и назначении ему меры наказания либо иного определенного в законе воздействия, а равно при реабилитации тех, кто незаконно и необоснованно привлекался к ответственности. Такое же слово принадлежит ему и при определении правовых последствий, вытекающих из рассмотрения споров между гражданами, связанных с реализацией, скажем, трудовых, семейных, авторских, изобретательских, жилищных, других имущественных или неимущественных прав, предоставленных им. Правосудие также является способом разрешения споров (имущественных и некоторых других), возникающих в сфере экономической деятельности между государственными и негосударственными организациями, лицами, занимающимися предпринимательством.

Сущность правосудия, его роль и значение вместе с тем проявляются не только и не столько в том, что оно, будучи ведущим и весьма ответственным направлением (функцией) правоохранительной деятельности, венчается принятием общеобязательных решений по кардинальным вопросам. Ему присущ ряд других специфических признаков.

К их числу следовало бы отнести прежде всего то, что по закону этот вид государственной деятельности может осуществляться только конкретными способами, а не произвольно, по усмотрению каких-то должностных лиц или органов. И эти способы закон фиксирует вполне определенно. Статья 4 Закона о судоустройстве однозначно говорит, что правосудие должно осуществляться путем:

— рассмотрения и разрешения в судебных заседаниях гражданских дел по спорам, затрагивающим права и интересы граждан, предприятий, учреждений и организаций;

— рассмотрения в судебных заседаниях уголовных дел и применения установленных законом мер наказания к лицам, виновным в совершении преступления, либо оправдания невиновных.

Другим отличительным признаком правосудия является то, что данный вид государственной деятельности может осуществляться с соблюдением особого порядка (процедуры), который детально регламентируется законом. Как было сказано выше, закон подчеркивает, что рассмотрение и разрешение гражданских и уголовных дел должно происходить в судебных заседаниях. А это значит, что разбирательство дела и принятие по нему решения либо вынесение приговора возможно лишь при неуклонном соблюдении гражданского процессуального, арбитражного процессуального или уголовно-процессуального законодательства. Предписания эти регулируют практически все наиболее существенные вопросы, которые могут возникнуть при подготовке и проведении судебного заседания (порядок формирования законного состава суда, круг лиц, которые могут и должны участвовать в заседании, их права и обязанности, последовательность выполнения конкретных действий, правила собирания, фиксации и исследования доказательств и т. п.). Все процессуальные предписания в конечном счете направлены на установление истины и принятие законного, обоснованного и справедливого решения по существу.

К отличительным признакам правосудия относится, наконец, также то, что оно может осуществляться только особым органом — судом (судьей). Никакой другой орган или другое должностное лицо не вправе выполнять эту деятельность.

С учетом отмеченных отличительных признаков правосудия его можно определить как осуществляемую судом правоохранительную деятельность по рассмотрению и разрешение гражданских и уголовных дел при неуклонном соблюдении требований закона и установленного им порядка, обеспечивающие законность, обоснованность, справедливость и общеобязательность судебных решений.

Демократические основы (принципы) правосудия — это общие руководящие, исходные положения, определяющие наиболее существенные стороны, данного вида государственной деятельности. Такие положения являются основополагающими для всех предписаний законодательства по вопросам организации правосудия, роли и места его органов в государственном механизме и политической системе общества.

В совокупности принципы образуют тот каркас, который служит опорой для всех конкретных законодательных предписаний, регулирующих правосудие. Предписания такого рода не могут противоречить принципам, поскольку последние в большинстве своем закреплены в законах, имеющих высшую юридическую силу, — Конституции РФ, конституционных и других федеральных законах. Они также берут свои истоки и в таких высокоавторитетных актах, как Декларация о государственном суверенитете РСФСР от 12 июня 1990 года, Декларация прав и свобод человека и гражданина от 22 ноября 1991 года.

В отличие от конкретных законодательных предписаний специфика положений, именуемых принципами (основами), состоит также в том, что содержащиеся в них правила являются обязательными не только для граждан, должностных лиц и органов, призванных соблюдать и исполнять законы, но и для законодательных органов, которые, создавая новые законы или корректируя их, должны считаться с существующими демократическими требованиями или традициями в той или иной сфере, в частности в сфере организации и деятельности правосудия.

Эти требования рождены прежде всего практикой развития и совершенствования правосудия у нас в стране. Они также учитывают в разумных пределах положительный опыт других стран, а равно опыт международного сотрудничества, отраженный, к примеру, в таких международных документах, как Всеобщая декларация прав человека и Международный пакт о гражданских и политических правах, в которых можно найти немало прогрессивных положений по вопросам организации и осуществления правосудия. Эти документы признаны большим числом государств, в том числе Российской Федерацией, в силу чего являются обязательными к исполнению.

Для общей характеристики демократических основ (принципов) правосудия существенным является то, что их содержание постоянно совершенствуется. Особенно активно идет этот провес в последние годы. Заметное содействие этому процессу призвано оказать стремление реализовать пользующийся широким признанием замысел преобразовать наше государство в правовое и по-настоящему демократическое.

Полная реализация обозначенных в Конституции РФ стратегических задач в области обеспечения прав и свобод человека и гражданина, демократизации правоохранительной системы, по идее, должна привести к тому, что судебная власть станет такое же влиятельной, авторитетной и полноправной, как и другие ветви государственной власти — исполнительная и законодательная. И это, естественно, сможет стать стимулом для благоприятной корректировки содержания принципов правосудия.

 

 

СПИСОК НОРМАТИВНЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

 

Нормативные акты

  1. Конституция Российской Федерации. М., 1995.
  2. Гражданский Кодекс РФ. Ч. 1 от 30 ноября 1994 г.// СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.
  3. Гражданский кодекс РФ. Ч. 2 от 26 января 1996 г.// СЗ РФ. 1996. № 5. Ст. 410.
  4. Гражданский процессуальный кодекс РФ от 14 ноября 2002 г. N 138-ФЗ: Принят 23 окт. 2003 г.// Российская газета. 2003. 16 ноября 2003 г.

     

  5. Учебная литература
  6. Алексеев С.С. Проблемы теории права. Т. 1. Свердловск, 1972.
  7. Азаров А., Ройтер В., Хюфнер К. Защита прав человека. Международные и российские механизмы. М.: Московская школа прав человека, 2000.
  8. Венгеров А.Б. Теория государства и права. М., 2007.
  9. Комаров С.А. Общая теория государства и права. СПб., 2006.
  10. Курс лекций по теории государства и права / Под ред. Н.Т. Разгельдеева, А.В. Малько. Ч. 1. Саратов, 2006.
  11. Марченко М.Н. Теория государства и права. М., 2006.
  12. Общая теория права / Под ред. В.К. Бабаева. Нижний Новгород, 2006.
  13. Проблемы теории государства и права: Учебное пособие / Под
    ред. М.Н. Марченко. М., 2007.
  14. Спиридонов Л.И. Теория государства и права. СПб., 2007.
  15. Теория государства и права / Под ред. В.М. Корельского, В.Д. Перевалова. М., 2007.
  16. Теория государства и права: курс лекций / Под ред. Марченко М.Н. М., 2006.
  17. Теория государства и права / Под ред. Г. Н. Манова. М., 2003.
  18. Теория государства и права / Под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько. М., 2006.
  19. Хропанюк В.Н. Теория государства и права. М., 2006.
  20. Честнов И.Л. Актуальные проблемы теории государства и права. Эпистемология государства и права: Учебное пособие. Спб., 2004.

    Научные статьи

  21. Горшенев В.М. Законность как достояние правового государства. Проблемы обеспечения законности в механизме правого регулирования. Волгоград. 1997.
  22. Лисюткин А.Б. К понятию законности // Правоведение. 1993. № 5.
  23. Мушинский В.О. Правовое государство и правопонимание // Советское государство и право. 1990. № 2.
  24. Петров С.М., Туманов Г.А. Категория интереса в теории государственного управления. // Государство и право. М. 2001. № 5.


     

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 0.99MB/0.00203 sec

WordPress: 23.26MB | MySQL:121 | 2,354sec