Возникновение государства и права в исторческом аспекте

<

122313 1210 1 Возникновение государства и права в исторческом аспекте

1. ПРИЧИНЫ, ЗАКОНОМЕРНОСТИ И ФОРМЫ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

1.1. Характеристика первобытного общества. Власть и социальные нормы догосударственного общества    

Человек как существо, производящее орудия труда, существует около двух миллионов лет, и почти все это время изменения условий его существования приводили к изменениям самого человека — совершенствовались его мозг, конечности и проч. И только около 40 тысяч (по некоторым данным более 100 тысяч) лет тому назад, когда возник человек современного типа— «homo sapiens», он перестал меняться, а вместо этого стало — сначала очень медленно, а потом все более стремительно — изменяться общество, что и привело около 50 веков тому назад к возникновению первых государств и правовых систем.

Исторически первой формой организации догосударственного общества являлась родовая община. Личная, родственная связь сплачивала в единое целое всех членов рода. Это единство упрочивали также коллективный труд, общее производство и уравнительное распределение. Восторженную характеристику родовой организации дал Ф. Энгельс. Он писал: «И что за чудесная организация этот родовой строй во всей его наивности и простоте! Без солдат, жандармов и полицейских, без дворян, королей, наместников, префектов или судей, без тюрем, без судебных процессов — все идет своим установленным порядком»1. Таким образом, род был одновременно древнейшим социальным институтом и самой первой формой организации догосударственного общества.

Экономика этого общества была основана на общественной собственности. При этом неукоснительно реализовывались два принципа (обычая): рецепроктность (все, что производилось, сдавалось в «общий котел») и редиатрибуция (все сданное перераспределялось между всеми, каждый получал определенную долю). На иных основах первобытное общество просто не могло существовать, оно было бы обречено на вымирание.

В течение многих веков и тысячелетий экономика носила присваивающий характер: производительность труда была крайне низкой, все, что производилось, потреблялось. Естественно, что в таких условиях не могли возникнуть ни частная собственность, ни эксплуатация. Это было общество экономически равных, но равных в бедности, людей.

Развитие экономики шло по двум связанным между собой направлениям:

– совершенствование орудий труда (грубые каменные орудия, более совершенные каменные орудия, орудия из меди, бронзы, железа и т.д.);

– совершенствование способов, приемов и организации труда (собирательство, рыбная ловля, охота, скотоводство, земледелие и проч., разделение труда, включая крупные общественные разделения труда и т.п.).

Все это приводило к постепенному и все более убыстряющемуся повышению производительности труда.

Основной единицей общества была родовая община – объединение на основе родственных связей людей, ведущих совместную хозяйственную деятельность. На более поздних стадиях развития возникают племена, объединяющие близкие роды, а затем и союзы племен. Укрупнение общественных структур было выгодно обществу: оно позволяло более эффективно противостоять силам природы, использовать более совершенные приемы труда (например, охоту загоном), создало возможности для специализации управления, позволяло успешнее отражать агрессию соседей и самим нападать на них: происходило поглощение более слабых, необъединенных. Вместе с тем укрупнение способствовало более быстрому освоению новых орудий и приемов труда.

Однако сама возможность объединения в решающей мере зависела от уровня развития экономики, от производительности труда, определявших, какое количество людей могла прокормить определенная территория.

Власть в первобытном обществе олицетворяла силу и волю рода или союза родов: источником и носителем власти (властвующим субъектом) был род, она была направлена на управление общими делами рода, подвластными (объектом власти) являлись все его члены. Здесь субъект и объем власти полностью совпадали, поэтому она была по своей природе непосредственно общественной, т.е. не отделенной от общества и не политической. Единственным способом ее реализации было общественное самоуправление. Ни профессиональных управленцев, ни особых органов принуждения тогда не существовало.1

Все наиболее важные вопросы жизни рода решались общим собранием его членов. Каждый взрослый имел право участвовать в обсуждении и решении любого вопроса. Собрание — столь же древнее установление, как и сам род. Оно решало все основные вопросы его жизнедеятельности. Здесь избирались предводители (старейшины, вожди) на срок или для выполнения определенных дел, разрешались споры между отдельными лицами т. д. Для осуществления оперативного управления избирался старейшина — наиболее уважаемый член рода. Должность эта была не только выборной, но и сменяемой: как только появлялся более сильный (на ранних ступенях развития), более умный, опытный человек (на последующих стадиях), он заменял старейшину. Особых противоречий при этом не возникало, поскольку, с одной стороны, ни один человек не отделял себя (и своих интересов) от рода, а с другой — должность старейшины не давала никаких привилегий (кроме уважения): он работал вместе со всеми и получал свою долю, как и все. Власть старейшины основывалась исключительно на его авторитете, уважении к нему других членов рода.

Решения собрания были обязательными для всех, так же как указания вождя. Хотя общественная власть не имела специальных принудительных учреждений, она была вполне реальной, способной к эффективному принуждению за нарушение существующих правил поведения. Наказание неукоснительно следовало за совершенные проступки, и оно могло быть достаточно жестким — смертная казнь, изгнание из рода и племени. В большинстве же случаев было достаточно простого укора, замечания, порицания. Никто не имел привилегий, и поэтому никому не удавалось избежать наказания. Зато род как один человек вставал на защиту сородича, и никто не мог уклониться от кровной мести — ни обидчик, ни его родичи.

Несложные отношения первобытного общества регулировались обычаями — исторически сложившимися правилами поведения, вошедшими в привычку в результате воспитания и многократного повторения одних и тех же действий и поступков. Уже на ранних стадиях развития общества приобретают значение обычаев навыки коллективной трудовой деятельности, охоты и пр. В наиболее важных случаях трудовой процесс сопровождался ритуальными действиями. Например, тренировка охотников наполнялась мистическим содержанием, обставлялась таинственными обрядами.

Обычаи догосударственного общества имели характер нерасчлененных «мононорм», были одновременно и нормами организации общественной жизни, и нормами первобытной морали, и ритуальными и обрядовыми правилами1. Так, естественное разделение функций в трудовом процессе между мужчиной и женщиной, взрослым и ребенком рассматривалось одновременно и как производственный обычай, и как норма морали, и как веление религии.

Мононормы изначально были продиктованы «естественно-природной» основой присваивающего общества, в котором и человек является частью природы. В них права и обязанности как бы сливались воедино. Правда, особое место занимало такое средство обеспечения обычаев, как табу (запрет). Возникнув на самой заре истории человеческого общества, табу сыграло огромную роль в упорядочении половых отношений; строго запрещало брак с кровными родственниками (инцест). Благодаря табу первобытное общество поддерживало необходимую дисциплину, обеспечивающую добычу и воспроизводство жизненных благ. Табу защищало охотничьи угодья, места гнездования птиц и лежбища зверей от чрезмерного уничтожения, обеспечивало условия коллективного существования людей.

В догосударственном обществе, как правило, соблюдались в силу авторитета и привычки, но когда обычай нуждался в подкреплении путем прямого принуждения, общество выступало в роли коллективного носителя силы — обязывающей, изгоняющей и даже обрекающей на смерть нарушителя (преступника).

С развитием общества постепенно осознавалась важность хорошего управления, руководства, и постепенно происходила его специализация, а то обстоятельство, что лица, осуществляющие управление, накапливают соответствующий опыт, постепенно приводило к пожизненному отправлению общественных должностей. Немалое значение в закреплении таких порядков имела и возникшая религия.

Ни одно сообщество (животное, а тем более человеческое) не может существовать без определенного порядка в отношениях его членов. Закрепляющие такой порядок правила поведения, в какой-то части унаследованные от далеких предков, постепенно формируются в систему норм, регулирующих производство и распределение, семейные, родственные и иные общественные связи. Эти правила закрепляют на основе накопленного опыта наиболее рациональные, выгодные для рода и племени отношения людей, формы их поведения, определенную соподчиненность в коллективах и т.п. Возникают устойчивые обычаи, которые отражают интересы всех членов общества, передаются из поколения в поколение и соблюдаются в подавляющем большинстве добровольно, в силу привычки. В случае же нарушения они поддерживаются всем обществом, в том числе и мерами принуждения, вплоть до смерти или равносильного ей, изгнания виновного. Первоначально закрепляется, видимо, система запретов (табу), на основе которых постепенно появляются обычаи, устанавливающие обязанности и права. Изменения в обществе, усложнение социальной жизни приводят к появлению и закреплению новых обычаев, увеличению их числа.

Первобытное общество многие тысячелетия практически не менялось. Его развитие шло крайне медленно, и те существенные изменения в экономике, структуре, управлении и прочее, о которых говорилось выше, начались сравнительно недавно. При этом, хотя все эти изменения происходили параллельно и были взаимообусловленными, тем не менее главную роль играло развитие экономики: именно оно создавало возможности для укрупнения общественных структур, специализации управления и других прогрессивных перемен.

Важнейшей ступенью человеческого прогресса явилась неолитическая революция, имевшая место 10 – 15 тыс. лет тому назад. В этот период появились весьма совершенные, шлифованные каменные орудия, возникли скотоводство и земледелие, произошло заметное повышение производительности труда: человек наконец-то стал производить больше, чем потреблял, появился избыточный продукт, возможность накопления общественных богатств, создания запасов. Экономика стала производящей, человек стал меньше зависеть от капризов природы, и это привело к значительному росту населения. Но вместе с тем возникла и возможность эксплуатации человека человеком, присвоения накапливаемых богатств.

Именно в этот период, в эпоху неолита, начались разложение первобытно-общинного строя и постепенный переход к государственно организованному обществу1.

Постепенно возникает особая стадия развития общества и форма его организации, которая получила название «протогосударство»2.

Для этой формы характерны3: общественная форма собственности, существенный рост производительности труда, оседание накопленных богатств в руках родоплеменной знати, быстрый рост населения, его концентрация, появление городов, становящихся административными, религиозными и культурными центрами. И хотя интересы верховного вождя и его окружения, как и ранее, в основном совпадают с интересами всего общества, однако постепенно появляется социальное неравенство, приводящее ко все большему расхождению интересов управляющих и управляемых.

Именно в этот период, который у разных народов по времени не совпадал, произошло разделение путей развития человечества на «восточный» и «западный». Эти термины условны, поскольку «западный» путь характерен только для Европы, во всех же остальных регионах мира государства возникали по «восточному» типу. Причины такого разделения заключались в том, что на «востоке» в силу ряда обстоятельств (главное из них — необходимость в большинстве мест крупных ирригационных работ, что было не под силу отдельной семье) сохранились общины и соответственно общественная собственность на землю. На «западе» же таких работ не требовалось, общины распались, и земля оказалась в частной собственности1.

 

1.2. Возникновение государства и права

 

Необходимым условием существования любого общества является регулирование отношений его членов. Социальное регулирование бывает двух видов: нормативное и индивидуальное2. Первое носит общий характер: нормы (правила) адресованы всем члена» общества (или определенной его части) и не имеют конкретного адресата. Второе относится к конкретному субъекту, является индивидуальным приказом действовать соответствующим образом. Оба эти вида неразрывно связаны между собой. Нормативное регулирование в конечном итоге приводит к воздействию на конкретных индивидов, приобретает конкретного адресата. Индивидуальное же невозможно без общего, т.е. нормативного, установления прав осуществляющего такое регулирование субъекта на подачу соответствующих команд.

Социальное регулирование приходит в человеческое сообщество от далеких предков, а его развитие осуществляется вместе с развитием человеческого общества. При первобытно-общинном строе основным регулятором общественных отношений были обычаи. Они закрепляли выработанные веками наиболее рациональные, полезные для общества варианты поведения в определенных ситуациях, передавались из поколения в поколение и отражали в равной степени интересы всех членов общества. Обычаи изменялись очень медленно, что вполне соответствовало темпам изменения самого общества, происходившим в тот период. В более позднее время появились тесно связанные с обычаями и отражавшие существовавшие в обществе представления о справедливости, добре и зле нормы общественной морали и религиозные догмы. Все эти нормы постепенно сливаются, чаще всего на основе религии, в единый нормативный комплекс («мононормы»), в единство, обеспечивающее достаточно полную регламентацию еще не очень сложных тогда общественных отношений. Такими обычаями, одобренными моралью и освященными религией, были и существовавшие в первобытном социуме нормы, определяющие порядок обобществления добытого членами сообщества продукта и его последующего перераспределения (рецепроктность и редистрибуция), которые всеми воспринимались как не только правильные и безусловно справедливые, но и как единственно возможные.

Принятие существовавших норм поведения как «своих», безусловная солидарность с ними была связана и с тем, что первобытный человек не отделал себя от общества, не мыслил себя отдельно от рода и племени. И поскольку все нормы расценивались как ниспосланные свыше, правильные, справедливые, то, естественно, у многих народов за содержанием этих норм, а нередко и за самими нормами и их совокупностью закрепились такие наименования, как «право», «правда» — те, ius; right, recht и т.п. («право» — на латыни, английском, немецком, аналогичные наименования при возникновении правопонимания имели место во многих восточных языках)1. В этом смысле право появилось раньше государства, и обеспечение его реализации, соблюдения всеми правовых предписаний было одной из причин возникновения государства.

Развитие первобытного общества, о котором говорилось выше, привело на определенном этапе к тому, что произошло его расслоение. Возникли либо особая социальная группа, составлявшая чиновничий государственный аппарат, который стал фактическим собственником средств производства, либо класс, обративший эти средства в частную собственность. В обоих случаях возникли социальное неравенство и эксплуатация человека человеком, иногда носящая замаскированный характер. Естественно, что для людей, поставленных в неравные условия распределения общественного продукта, передача общего достояния в руки узкого круга лиц перестала казаться справедливой. Участились нарушения таких обычаев, размывался, разрушался закрепленный ими и веками сохранявшийся неизменным порядок. Установленная обычаями форма общественных отношений пришла в противоречие с их изменившимся содержанием.

Людьми, более всего заинтересованными в пресечении таких нарушений, были представители формирующихся господствующих классов, социальных групп, в руках которых находилась не только собственность (общественная или частная), но и публичная власть. И именно формирующийся государственный аппарат использовал эту власть для пресечения подобных нарушений и осуществления мер принуждения к лицам, их совершающим. Возникают, таким образом, правовые обычаи, т.е. такие обычаи, которые обеспечиваются государством.

Следует указать на то, что процессы классообразования, формирования государства и возникновения права протекают параллельно, они подкрепляют друг друга.

Развитие общества с появлением даже зачатков государства резко убыстряется, и скоро наступает момент, когда правовые обычаи не могут обеспечить регулирование социальных связей: они изменяются слишком медленно, не поспевая за темпами социального развития. Поэтому появляются новые источники, формы закрепления норм права: законы, юридические прецеденты, нормативные договоры.

Можно выделить два основных пути развития права1. Там, где господствующее положение занимает государственная собственность, основным источником, способом фиксации правовых норм становятся, как правило, сборники нравственно-религиозных положений (Поучение Птахотепа — в Древнем Египте, Законы Ману — в Индии, Коран — в мусульманских странах и т.п.). Зафиксированные в них нормы носят зачастую казуальный характер. Дополняются они, в случае необходимости, другими обычаями (например, адатами) и конкретными (ненормативными), но имеющими силу закона установлениями монарха или по его уполномочию — чиновниками государственного аппарата.

В обществе же, основанном на частной собственности, которая обусловливала необходимость равенства прав собственников, развивалось, как правило, более обширное, отличающееся более высокой степенью формализации и определенности законодательство, и прежде всего гражданское, регулирующее более сложную систему имущественных общественных отношений. В некоторых случаях достаточно древнее законодательство отличалось такой степенью совершенства, что пережило на многие века использовавший его народ и не потеряло значения и сегодня (например, частное римское право)1.

Но, так или иначе, в любом государственно организованном обществе тем или иным способом нормы права возводятся в закон, освященный свыше, поддерживаемый и обеспечиваемый государством. Правовое регулирование общественных отношений становится важнейшим методом государственного руководства обществом. Но в то же время возникает и противоречие между правом и законом, поскольку последний перестает выражать всеобщую справедливость, отражает интересы только части, и, как правило, меньшей части общества.

Возникновение права — закономерное следствие усложнения общественных взаимосвязей, углубления и обострения социальных противоречий и конфликтов. Обычаи перестали обеспечивать порядок и стабильность в обществе, а значит, появилась объективная необходимость в принципиально новых регуляторах общественных отношений.

В отличие от обычаев правовые нормы фиксируются » письменных источниках, содержат четко сформулированные дозволения, обязывания, ограничения и запреты. Изменяются процедура и порядок обеспечения реализации правовых норм, появляются новые способы контроля за их выполнением: если раньше таким контролером были общество в целом, его общественные лидеры, то в условиях государства это полиция, армия. Споры разрешает суд. Правовые нормы отличаются от обычаев и санкциями: значительно ужесточаются меры наказания за посягательства против личности, которые дифференцируются в зависимости от статуса потерпевшего — свободного, раба, мужчины, женщины.

Говоря об особенностях образования права, необходимо помнить, что процесс возникновения государства и права протекал во многом параллельно, при взаимном их влиянии друг на друга1. Так, на Востоке, где очень велика роль традиций, право возникает и развивается под воздействием религии и нравственности, а основными его источниками становятся религиозные положения (поучения) — Законы Ману в Индии, Коран в мусульманских странах и т.д. В европейских странах наряду с обычным правом развиваются обширное, отличающееся более высокой, чем на Востоке, степенью формализации и определенности законодательство и прецедентное право.

<

 

1.3. Общие закономерности возникновения государства и права

 

Государственность приходит на смену родоплеменному строю, когда первобытное равенство и историческая первичная общественная форма собственности изживают себя и общество разделяется. Этому строю были присущи общественная власть и социальные нормы, регулировавшие поведение людей, но при отсутствии власти обособленного и как бы стоящего над обществом особого аппарата для принудительного воздействия. В управлении делами рода участвовали на основе равноправия все его взрослые члены. Все жизненно важные вопросы разрешались на общем собрании рода. Оно являлось и высшей судебной инстанцией1.

Постепенно первобытные коллективистские производственные отношения стали видоизменяться и разрушаться. Три крупных общественных разделения труда (выделение скотоводства, отделение ремесла от земледелия, обособление слоя людей, занятых в сфере обмена — торговли), а также постепенное совершенствование орудий труда и накопление опыта привели к такому росту производительности труда, когда начал создаваться значительный прибавочный продукт. С этого времени появилась объективная возможность обеспечить содержание большой группы людей, специализирующейся на выполнении каких-либо общественно значимых функций, группы, которая непосредственного участия в материальном производстве уже не принимает.

Прогрессирующее общественное разделение труда изменяет содержание и формы организации общественной жизни в семейных и родовых общинах, во фратриях, куриях и племенах. Родоплеменная структура усложняется, постепенно начинает развиваться разделение социальных функций1.

Например, в германских племенах во времена Цезаря и Тацита все их члены обрабатывали землю, пасли скот, участвовали в военных походах, ходили на народные собрания. Позднее, к V–VI вв. н.э., когда завоеватели-германцы расселились на обширных территориях, положение изменилось. Войны велись теперь где-то далеко, многие общинники не желали участвовать в дальних походах. Это вызвало численный рост дружины, занятой прежде всего войной. Увеличивалось число приближенных короля, среди них выделились служители культа — духовенство. Таким образом, общинники, которые раньше занимались всеми делами социума, силой обстоятельств понуждаются заниматься чем-то одним. Совмещение военных и хозяйственных функций становилось все менее возможным.

В результате подобной специализации появилась значительная группа людей, которая не участвовала в создании материальных ценностей. Они воевали, выполняли судебные и полицейские функции, т.е. все то, что присуще государству как воплощению уже не общественной, а государственной власти.

Все большее удаление родоплеменных структур от первоначального равенства стимулировалось также развивающимся процессом концентрации богатства, его накоплением в узком привилегированном слое, что в конце концов привело к появлению частной собственности (на Западе) или «власти-собственности» (на Востоке), а на их основе — к эксплуатации человека человеком.

Переход от первобытно-общинного строя к государственно организованному обществу сопровождался образованием территориальной общины и развитием центров племенной жизни — укрепленных городов. Состав территориальной общины определялся уже не родственными отношениями, а расселением в одной местности, соседством. С этого момента территория стала важным фактором в процессе формирования государственности.

Можно указать следующие признаки государства, которые отличают государство от органов управления первобытного общества1.

1. Наличие отделенной от общества публичной власти. Публичная власть существовала и в первобытном обществе, но она выражала интересы всего общества и не была отделена от него. В ее осуществлении участвовали все. В любом же государстве власть реально осуществляется государственным аппаратом, который отделен от остального общества. Во-первых, он представляет собой особую группу людей, которая занимается исключительно управлением и не участвует непосредственно в общественном производстве. Во-вторых, этот аппарат чаще всего выражает в первую очередь интересы не всего общества, а определенной его части (класса, социальной группы и т.п.), а нередко и самого себя.

2. Взимание налогов и сборов, поскольку для содержания государственного аппарата необходимы средства.

3. Разделение населения на территории. В отличие от первобытного общества, в котором все его члены делились в зависимости от принадлежности к роду, племени, в условиях государства население разделено по признаку проживания на определенной территории. Это связано как с необходимостью взимания налогов, так и с наилучшими условиями управления, поскольку разложение первобытно-общинного строя приводит к постоянным перемещениям людей.

Необходимо выделить и признаки государства, отличающие его от других, существующих в обществе организаций.

1. Государство— единственная организация власти в масштабе всей страны. Ни одна другая организация (политическая, общественная и т.п.) не охватывает всего населения. Каждый человек уже в силу своего рождения устанавливает определенную связь с государством, становясь его гражданином или подданным, и обретает, с одной стороны, обязанность подчиняться государственно-властным велениям, а с другой — право на покровительство и защиту государства.

2. Государство обладает суверенитетом, как внешним, т.е. независимостью от других государств в международных отношениях, так и внутренним — независимостью от всякой иной власти внутри страны, верховенством по отношению к любым другим организациям.

3. Наличие специального аппарата принуждения. Только государство включает такие структуры, как суд, прокуратура, органы внутренних дел и т.п., и материальные придатки (армия, тюрьмы и проч.), которые обеспечивают реализацию государственных решений, в том числе по необходимости и принудительными средствами.

4. Только государство имеет право издавать обязательные для всеобщего исполнения нормативные акты: законы, указы, постановления и т.п.

Имея в виду указанные признаки государства, следует рассматривать и основные закономерности его возникновения, общие для любого региона, для любой исторической эпохи.

Государство возникает как закономерный, объективно обусловленный результат естественного развития первобытного общества1. Это развитие включает в себя ряд направлений, и прежде всего совершенствование экономики, связанное с ростом производительности труда и появлением избыточного продукта, укрупнение организационных структур общества, специализация управления, а также изменения в нормативном регулировании, отражающие объективные процессы. Эти направления развития общества взаимосвязаны и взаимообусловлены: экономическое развитие определяет возможность укрупнения общественных структур и специализации управления, а те, в свою очередь, способствуют дальнейшему росту производства. Нормативное же регулирование отражает происходящие изменения и в определенной степени способствует совершенствованию общественных отношений и закреплению тех, которые выгодны для общества или господствующей верхушки.

Параллельно с указанными процессами идет классообразование, которое принимает различные формы в зависимости от возникающего способа производства, от получающих господство форм собственности на землю — государственной или частной.

Государство может возникнуть только тогда, когда общество достигло определенного уровня экономического развития, который позволяет содержать государственный аппарат1. Поэтому не случайно, что первоначально государства возникают в эпоху бронзы, а в Южной Европе — позднее, в эпоху железа.

Пути возникновения государства (западный или восточный) в решающей степени зависят от того, произошло ли разложение сельской общины или она сохранилась, что в свою очередь определялось теми конкретными условиями, в которых находилось общественное производство. Так, необходимость ирригационных работ обусловливала сохранение общин и общественных форм собственности на землю. Это в конечном итоге приводило к фактическому появлению единой государственной собственности, и возникало восточное (азиатское) государство. Разложение же общин определялось возможностью успешной обработки земли одной семьей и влекло появление частной собственности. Возникали западное (рабовладельческое или феодальное) государство.

Государственный аппарат сформировался из аппарата управления первобытного общества. Поэтому власть неизбежно оказывалась в руках родоплеменной знати, из которой образовывались либо обособленная социальная группа, клан, чиновническо-бюрократическая структура, осуществлявшая эксплуатацию остального общества, либо верхушка господствующего класса, также эксплуатировавшая вместе с этим классом остальную часть общества.

Основными причинами появления государства были следующие2:

– необходимость совершенствования управления обществом, связанная с его усложнением. Это усложнение, в свою очередь, было связано с развитием производства, появлением новых отраслей, разделением труда, изменением условий распределения общественного продукта, обособлением социальных структур, их укрупнением, ростом численности населения, проживающего на определенной территории и т.п. Старый аппарат управления не мог обеспечить успешного руководства этими процессами;

– необходимость организации крупных общественных работ, объединения в этих целях больших масс людей. Это особенно проявлялось в тех регионах, где основой производства было поливное земледелие, которое требовало строительства каналов, водоподъемников, поддержания их в рабочем состоянии и т.п.;

– необходимость подавления сопротивления эксплуатируемых. Происходившие при разложении первобытного общества процессы с неизбежностью приводили к разделению общества, к появлению богатых и бедных, к возникновению эксплуатации меньшинством большинства, а вместе с тем — к появлению социальных антагонизмов и сопротивления той части общества, которая подвергалась эксплуатации;

– необходимость поддержания в обществе порядка, обеспечивающего функционирование общественного производства, социальную устойчивость общества, его стабильность, в том числе и по отношению к внешнему воздействию соседних государств или племен. Это обеспечивалось, в частности, поддержанием правопорядка, применением различных мер, в том числе и принудительных, для того чтобы все члены общества соблюдали нормы зарождающегося права, в том числе и те, которые воспринимались ими как не отвечающие их интересам, несправедливые;

– необходимость ведения войн, как оборонительных, так и захватнических. Происходившее накопление общественных богатств приводило к тому, что стало выгодным жить за счет грабежа соседей, захватывая ценности, скот, рабов, облагая соседей данью, порабощая их. В плане подготовки и ведения войн государство обладает значительно большими возможностями, чем первобытное общество. Поэтому появление какого-либо государства неизбежно приводило к тому, что его соседи порабощались или в свою очередь организовывались как государства.

В большинстве случаев указанные выше причины действовали совокупно, в различных сочетаниях. При этом в разных условиях (исторических, социальных, географических, природных, демографических и иных) главными, решающими могли становиться различные из указанных причин. Так, для большинства восточных государств наибольшее значение имела необходимость совершенствования управления и организации крупных общественных работ. Для возникновения Афинского и Римского государств значительно большую роль сыграли процессы классообразования и необходимость в этой связи подавления эксплуатируемых классов.

Право формировалось, одновременно и параллельно с государством (а в определенном смысле и раньше государства). Их возникновение взаимосвязано и взаимозависимо. Каждый новый шаг в развитии государства приводил к дальнейшему развитию правовой системы, и наоборот.

Господствующая в обществе форма собственности на основные средства производства самым существенным образом влияет на характер и содержание появляющихся государств и правовых систем. Так, частная собственность делает необходимым создание механизмов, обеспечивающих согласование интересов и воли собственников. Отсюда республиканские формы правления и развитая рабовладельческая демократия, а также широкое законодательное регулирование общественных отношений в Афинах и Риме. Фактически государственная форма собственности на землю при общинном землепользовании в Китае, Индии и других азиатских государствах влекла возникновение деспотических, авторитарных систем, причем роль законов выполняли нравственно-религиозные догмы и правовые обычаи. Государственная собственность на землю, сочетающаяся с ее разделением между членами общественной элиты в Спарте, привела к существованию там аристократической республики.

 

 

 

 

2. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ОСНОВНЫХ ТЕОРИЙ ПРОИСХОЖДЕНИЯ ГОСУДАРСТВА

    

Теории происхождения государства многообразны. Это множество связанно с конкретно-историческими условиями их возникновения, с господствующим в обществе мировоззрением. Каждая концессия, теория возникновения и сущности государства – это всегда одна из основных составных частей мировоззрения, так как эти представления охватывают основополагающую для жизни общества сторону. Господство в обществе теологического мировоззрения не могло не охватить и взгляды о государстве, и на основе такого мировоззрения сложились теологические взгляды на государство, как это имело место в древности на Востоке и в средние века в Европе. Господство рационалистических взглядов в обществе ведет к рационалистическим теориям. В Древнем Риме право, например, рассматривалось как проявление естественного разума, а государство – как дело народа (так переводится слово «республика»).

 

2.1. Теологическая и патриархальная теории

 

Одной из самых древних теория происхождения государства является теологическая теория. Можно даже сказать, что эта теория была исторические первой, так как исторически первыми было и религиозное мировоззрение. Согласно этим взглядам государство имеет божественное происхождение: государство создано Богом. Само же государство существует вечно в силу божественной воли, и поэтому каждый человек просто обязан смиряться перед этой воли, подчиняться ей во всем. А так как Бога человек не может достичь, то и невозможно постичь природу и сущность государства.

При этом теологическая теория не отвергала необходимости создания и функционирования земного государства, обеспечения надлежащего правопорядка. Придавая государству и государственной власти божественный ореол, она присущими ей средствами поднимала их престиж, сурово осуждало преступность, способствовала утверждению в обществе взаимопонимания и разумного порядка.

Учение о божественном происхождении государства возникло еще в древнем мире, и, прежде всего в теократических монархиях Египта, Вавилона, Иудеи и др. Сами теократические монархии являются определенным продолжением сакрализации (обожествления) носителей власти (вождей, царей и т.п.) в догосударственном обществе. Эта сакрализация в некоторых случаях была одним из факторов возникновения государства.

Согласно этим взглядам, например, египетский фараон считался земным богом, потомком небесных богов. Фараон не умирает, а заходит в свой вечный горизонт, становится богом Озирисом.

В законах вавилонского царя Хаммурапи записано: «Бог Мархдух создал черноголовых и поставил меня, Хаммурапи, править черноголовыми»1.

Теологических взглядов на происхождение и сущность государства придерживаются все идеологии, связанные с современными основными мировыми религиями: христианством, исламом, индуизмом. Особенно велико их влияние было в средние века. Например, теория двух мечей. Согласно одной из версий этой теории Бог дал папе римскому два меча, один из которых папа передал светскому королю. Согласно другому варианту Бог дал два меча, но один – папе римскому, другой – королю. В первом случае делался вывод, что власть короля вторична по отношению к власти религиозной, а во втором – независима. Но оба варианта исходят из божественного источника власти. Теория «Москва – Третий Рим» тоже есть проявление божественного обоснования власти русского царя.

В настоящее время продолжают существовать и действовать религиозные правовые системы (иудейское право, исламское право, индусское право). Источниками этого права являются, прежде всего, священные книги каждой религии, и нормы, в них содержащиеся, рассматриваются как божественные откровения. Таким образом, теологические взгляды на государство и право – это не только история, но и наша действительность.

Другой древнейшей теорией происхождения государства является патриархальная теория. Она была очень широко распространена в Древней Греции и рабовладельческом Риме. Второй раз данная теория нашла свое проявление в уже в нашу эру, в период средневекового абсолютизма.

Согласно патриархальной теории государство возникло из семьи. Власть монарха произошла из власти отца над членами семьи и подобна отеческой власти. Представителями этой теории были Аристотель, Конфуций, русский социолог и теоретик народничества И. Михайловский и др. Р. Фильмер с помощью этой теории обосновывал в XVII в. неограниченную власть английских королей. С его точки зрения, короли являются преемниками библейского патриарха Адама, которому от бога дана не только отеческая, но и королевская (царская) власть над своим потомством. От Адама эта власть перешла к старшему в семье, а, в конце концов – к королям. Эта теории является антиисторической. Ведь в действительности вначале возникает род, а семья складывается гораздо позднее в силу упорядочивания отношения полов и в связи с изменениями в производственной сфере.

Сущность патриархальной теории в том, что государственная власть есть продолжение и развитие отцовской власти.

Эта теория получила развитие и в России. Кроме известного русского социолога Н.К. Михайловского, ее активно также продвигал в России и историк М.Н. Покровский, который считал, что древнейший тип государственной власти развивался непосредственно из власти отцовской

Под влиянием этой теории в России обосновалась вековая традиция веры в «отца народа», хорошего царя, вождя – суперличность, способную решать все проблемы. По сути – это вождизм, который в уродливой форме проявился во времена сталинского тоталитаризма.

Патриархальную теорию критиковали многие и в разные времена. Например, Джон Локк писал, что вместо научного подхода мы находим в ее положениях «детские побасенки»1.

2.2. Насильственная и психологическая теория происхождения государства

 

Теория насилия возникла и получила свое распространение в конце 19– начале 20 веков.

Согласно теории насилия государство есть результат войн и насильственных действий. По теории внешнего насилия (Л. Гумплович, К. Каутский) частная собственность, классы и государство есть результат завоевания одних племен другими, более сильными и воинственными. Племя победителей присваивает их землю, собственность, затем принуждает побежденных работать на себя, платить дань, подати. Вследствие такого насильственного соединения племен возникает деление на классы, племя завоевателей становится господствующим классом. Принудительный аппарат, который создают завоеватели, превращается в государство. Е.Дюринг считал первичным в возникновении частной собственности и государства принуждение, насилие одной части общества по отношению к другой (теория внутреннего насилия). Экономические же факторы у него носят вторичный характер.

То есть по теории насилия, первоосновой возникновения государства являются – война и насилие.

Насилие само по себе не может создать ни собственности, ни классов. Оно может сыграть определенную роль лишь в перераспределении уже возникшей частной собственности. Но для этого общество должно достигнуть определенной ступени развития. Само насилие зависит от производства. Производитель наиболее совершенных орудий труда является производителем и более совершенного оружия. Однако насилие, завоевание может быть фактором, который способен ускорить возникновение государства, если общество уже созрело для этого, достигло определенного уровня развития. К примеру, завоевание территорий Древнего Рима древними германцами ускорило возникновение у последних государства.

Психологическая теория государства и права возникла в середине XIX века. Широкое распространение получила в конце XIX первой половине XX века. Ее наиболее крупный представитель русский государствовед и правовед Л. Петражитский (1867 — 1931 гг.).

Ее сторонники определяют общество и государство как сумму психических взаимодействий людей и их различных объединений. Суть данной теории состоит в утверждении психологической потребности человека жить в рамках организованного сообщества, а также в чувстве необходимости коллективного взаимодействия. Говоря о естественных потребностях общества в определенной организации, представители психологической теории считают, что общество и государство есть следствие психологических закономерностей развития человека.

В действительности же объяснить причины возникновения и функционирования государства только с психологической точки зрения вряд ли возможно. Понятно, что все общественные явления разрешаются на основе психических актов людей и вне их нет ничего общественного. В этом смысле психологическая теория объясняет многие вопросы общественной жизни, которые ускользают от внимания экономической, договорной, органической теорий. Однако попытка свести всю общественную жизнь к психологическому взаимодействию людей, объяснить жизнь общества и государства общими законами психологии — такое же преувеличение, как и все другие представления об обществе и государстве.

Государство — явление чрезвычайно многогранное. Причины его возникновения объясняются многими объективными факторами: биологическими, психологическими, экономическими, социальными, религиозными, национальными и другими. Их общее научное осмысление вряд ли возможно в рамках какой-то одной универсальной теории, хотя в истории человеческой мысли такие попытки делались, и довольно успешно (Платон, Аристотель, Монтескье, Руссо, Кант, Гегель, Марке, Плеханов, Бердяев).

Суть психологической теории заключается в том, что она пытается объяснить возникновение государственно-правовых явлений и власти особыми психологическими переживаниями и потребностями людей.

Какие это переживания и потребности? Это потребность властвования у одних и потребность подчинения у других. Это осознание необходимости потребность послушания, повиновения определённым лицами в обществе. Потребность следовать их указаниям.

Психологическая теория государства и права рассматривала народ как пассивную инертную массу, ищущую подчинения.

В своих работах по теории государства и права Петражицкий подразделяет право на автономное (или интуитивное) и на позитивное (гетерономное)1. Автономное право образует переживания, исполняющиеся по зову внутреннего «голоса» совести. Позитивное правовое представление имеет место тогда, когда оно основано на чужом авторитете, на внешнем нормативном акте.

По Петражицкому, право выполняет распределительную и организационную общественные функции. Содержание распределительной функции выражается в том, что правовая психика наделяет граждан материальными и идеальными благами: неприкосновенностью личности, свободой совести, свободой слова и другими. Организационная функция права состоит в наделении субъектов властными полномочиями.

Несмотря на известную теоретическую сложность и «замкнутость» на психологической стороне правовых явлений общественной жизни, многие принципиальные положения теории Петражицкого, в том числе и созданный им понятийный аппарат, восприняты и довольно широко используются современной теорией государства и права.

 

2.3. Расовая теория

 

Расовая теория берет свое начало еще в эпоху рабовладения, когда в целях оправдания существующего строя развивались идеи естественного деления населения в силу прирожденных качеств на две породы людей — рабовладельцев и рабов.

Наибольшее развитие и распространение расовая теория государства и права получила в конце XIX — первой половине XX в. Она легла в основу фашистской политики и идеологии.

Содержание расовой теории составляли развиваемые тезисы о физической и психологической неравноценности человеческих рас, положения о решающем влиянии расовых различий на историю, культуру, государственный и общественный строй. О делении людей на высшую и низшую расы, из которых первые являются создателями цивилизации и призваны господствовать в обществе и государстве. Вторые не способные ни только к созданию, но даже и к усвоению сформированной цивилизации. Их удел — слепое и беспрекословное повиновение. С помощью государства и права высшие расы должны господствовать над низшими.

Один из основателей расовой теории француз Ж. Гобино (1816-1882 гг.) объявлял арийцев «высшей расой», призванной господствовать над другими расами. В фашисткой Германии была предпринята попытка переписать всемирную историю заново как историю борьбы арийской расы с другими расами. Носительницей духа высшей арийской расы объявлялась Германия. К низшим расам относились семиты, славяне и другие.

На расовой основе создавалась особая система ценности «души расы», «чистоты крови», «вождя нации» и т. п. Высшей цели арийца объявлялось сохранение чистоты крови.

Важным средством решения всех важнейших государственно-правовых и божественных проблем объявлялась война. Для их оправдания использовались положения, высказанные известным немецким философом Ф. Ницше (1844 – 1890 гг.) типа: «война для государства такая же необходимость, как раб для общества», «любите мир как средство к новым войнам»1.

Расовая теория повлекла за собой чудовищную практику «узаконенного» уничтожения целых народов, национальных меньшинств, непримиримо относившихся к фашизму национальных слоев.

Исторически расовая теория изжила себя и была полностью дискредитирована несколько десятилетий назад. Она не используется больше как официальная или даже полуофициальная идеология. Но как «научная», академическая доктрина она имеет хождение в западных странах и в настоящее время.

 

2.4. Марксистско-ленинская теория происхождения государства и ее современная политико-правовая трактовка

 

Советская наука в вопросах происхождения государства придерживалась марксистских взглядов. Эти взгляды обычно представлялись в виде линейной схемы: совершенствование орудий труда – разделение труда – повышение производительности труда – появление избыточного продукта – имущественное неравенство – возникновение частной собственности, классов и, как следствие, возникновение государства. Такие выводы вытекали из работ основоположников марксизма и В.И. Ленина, и, прежде всего из работы Ф. Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства», которая бесспорно основывались на научных данных того времени.

Согласно марксистско-ленинской теории коренной причиной возникновения государства явился раскол общества на противоположные классы с непримиримыми противоречиями. «Государство, — писал В.И. Ленин,– есть продукт и проявление непримиримости классовых противоречий»1. И только там, где такие противоречия существуют как устойчивое, повторяющееся явление, марксистско-ленинская теория готова признать возникновение и существование государство. По этой причине официальная советская историография долгое время относила государства Менсоамерики в лучшем случае к «военной демократии», хотя там демократии не было и в промине. Не получило в советское время признания и государство скифов. Между тем государственность языческих славян, безусловно, признавалась.

Второе ошибочное следствие заключалось в том, что все государства Древнего мира должны были безоговорочно читаться рабовладельческими. Ф.Энгельс назвал деление на господ и рабов первым крупным разделением общества на два класса. Поэтому возникновение кастовой и иной стратификации советскими теоретиками необоснованно отождествлялось с рабовладением. Это требовалось для того, чтобы подтвердить ленинский тезис о непримиримости классовых противоречий как основе государства и признании государства только орудием господствующего класса для подавления другого класса или классов. К. Маркс и В. Ленин зачастую использовали метафорическое выражение: государство – «машина для подавления одного класса другим». Но именно эта формулировка применима только к таким государствам, в которых возникает высокая классовая напряженность и политическое противоборство грозит разрушением общества. Другими словами, это определение подходит только к тираническим и диктаторским государствам, к каковым относился и Советский Союз.

Однако основоположники марксизма допускали и иной подход к объяснению появления древнейшего государства. Как писал Ф. Энгельс, к государству «стихийно сложившиеся группы одноплеменных общин в результате своего развития пришли сначала в целях удовлетворения общих интересов (например, на Востоке – орошение) и для защиты от внешних врагов»1. Значит, он допускал некоторые «общечеловеческие» функции государства. Сегодня их наличие в социальной или политической функции современного буржуазного государства вряд ли можно отрицать. Отсюда следует, что возникновение государства все же было связано – в разные эпохи по-разному – с необходимостью осуществления общих интересов населения. И несмотря на то что представители разных классов или каст не получали равного удовлетворения своих интересов, все же некоторые общие интересы (например, защита от внешних нападений, обеспечение общественных работ, санитарных условий) государством удовлетворялись.

Марксистско-ленинская теория отличается своей четкостью и ясностью исходных положений, логической стройностью. Несмотря на то, что многие позиции этой теории требуют современного переосмысления, нельзя не отметить то, что данная теория представляет собой большое достижение теоретической мысли. Чем же характеризуется марксистская теория? Прежде всего, тем, что для нее характерен последовательный материалистический подход. Она связывает возникновение государства с частной собственностью, расколом общества на классы и классовым антагонизмом. Смысл этой теории можно кратко изложить в формуле «Государство есть продукт и проявление непримиримых классовых противоречий».

Марксизм рассматривает государство как особую организацию, выделившуюся из общества в результате разделения общественного труда. Марксизм подчеркивает классовую сущность государства, видит в государстве орудие политического господства одного класса над другим, как правило, экономически господствующего. С помощью государства этот класс становится не только экономически, но и политически господствующим.

Нельзя не отметить, что именно марксистско-ленинская теория происхождения государства имеет под собой строго научные основы. «Поскольку в разных исторических условиях решающее значение в качестве причин появления государства могут приобретать как классовый антагонизмы, та и необходимость решения общих дел, совершенствования управления обществом, специализации этого управления как формы разделения труда»1.

 

2.5. Органическая теория

 

Органическая теория, видным представителем которой является Герберт Спенсер, в окончательном виде была сформулирована в XIX веке. Суть органической теории такова: общество и государство представлены как организм, и поэтому их сущность можно понять из строения и функций этого организма. Все неясное в строении и деятельности общества и государства может быть объяснено по аналогии с закономерностями анатомии и физиологии. В соответствии с органической теорией само человечество возникает, как результат эволюции животного мира от низшего к высшему. Дальнейшее развитие приводит к объединению людей в процессе естественного отбора в единый организм – государство, в котором правительство выполняет функции мозга, управляет всем организмом, используя право как передаваемые мозгом импульсы. Низшие классы реализуют внутренние функции, а господствующие классы внешние. Представления о государстве как своеобразном подобии человеческого организма были сформулированы первоначально ещё древнегреческими мыслителями. Платон, например, сравнивал структуру и функции государства со способностью и сторонами человеческой души. Аристотель считал, что государство во многих отношениях напоминает живой человеческий организм, и на этом основании отрицал возможность существования человека как существа изолированного. Образно свои взгляды он аргументировал следующим сравнением: как руки и ноги, отнятые от человеческого тела, не могут самостоятельно функционировать, так и человек не может существовать без государства.

По мнению Г. Спенсера, государство есть некий общественный организм, состоящий из отдельных людей, подобно тому, как живой организм состоит из клеток. Если организм здоровый, то и клетки его функционируют нормально. Болезнь организма подвергает опасности составляющие его клетки, и, наоборот, больные клетки снижают эффективность функционирования всего организма.

Такое представление о государстве с первого взгляда может показаться наивным и ненаучным. Некорректность органической теории заключается в том, что всё сущее имеет разные уровни проявления, бытия и жизнедеятельности. Развитие каждого уровня определяется свойственными этому уровню законами. И так же, как нельзя объяснить эволюцию животного мира, исходя лишь из законов физики или химии, так невозможно и распространять биологические законы на развитие человеческого общества.

В настоящее время органическая теория, хотя и не пользуется прежней популярностью, но, однако, имеет до сих пор хождение на Западе.

2.6. Договорная теория

 

 

Договорная теория объясняет происхождение государства общественным договором — результатом разумной воли народа, на основе которого произошло добровольное объединение людей для лучшего обеспечения свободы и взаимных интересов. Отдельные положения этой теории развивались в V — IV веках до н.э. софистами в Древней Греции.

Основой данной теории является положение о том, что государству предшествовало естественное состояние человека. Гоббс видел естественное состояние в царстве личной свободы, ведущей к «войне всех против всех»; Руссо считал, что это есть мирное идиаллистическое первобытное царство свободы; Локк писал, что естественное состояние человека — в его неограниченной свободе.

Сторонники естественного права считают государство результатом юридического акта — общественного договора, который является порождением разумной воли народа, человеческим учреждением или даже изобретением. Поэтому данная теория связывается с механическим представлением о происхождении государства, выступающего как искусственное произведение сознательной воли людей, согласившихся соединиться ради лучшего обеспечения свободы и порядка.

Гольбах, например, определял общественный договор как совокупность условий для организации и сохранения общества. Дидро суть своего понимания общественного договора изложил следующим образом: «Люди быстро догадывались, — писал он, — что если они будут продолжать пользоваться своей свободой, своей независимостью и безудержно предаваться своим страстям, то положение каждого отдельного человека станет более несчастным, чем, если бы он жил отдельно; они осознали, что каждому человеку нужно поступиться частью своей естественной независимости и покориться воле, которая представляла бы собой волю всего общества и была бы, так сказать, общим центром и пунктом единения всех их воль и всех их сил. Таково происхождение государей».

Классическое обоснование договорная теория получила в трудах Руссо. Исходя из исторического опыта, он пришел к выводу, что правители стали смотреть на государство как на свою собственность, а на граждан как на рабов. Они стали деспотами, угнетателями народа. Деспотизм, по Руссо, высшее и крайнее проявление общественных различий: неравенства богатых и бедных как следствия частной собственности; неравенства сильных и слабых как следствия власти. Это неравенство становится причиной нового отрицательного равенства: перед деспотом все равны, ибо каждый равен нулю. Но это уже не старое естественное равенство первобытных людей, а равенство как искажение природы.

Руссо считает, что в интересах создания правомерного государственного устройства и восстановления истинного равенства и свободы надо заключить свободный общественный договор. Главная задача этого договора состоит в том, чтобы «найти такую форму ассоциации, которая защищала и охраняла бы общей совокупной силой личность и имущество каждого участника и в которой каждый, соединяясь со всеми, повиновался бы, однако, только самому себе и оставался бы таким же свободным каким он был раньше».

Обосновывая договорную теорию Руссо отмечает: «Каждый из нас отдает свою личность и всю свою мощь под верховное руководство общей воли, и мы вместе принимаем каждого члена как неразделимую часть целого»

Сторонники естественно-правовой (договорной) теории происхождения государства исходят из того, что народ обладает естественным, неотчуждаемым правом не только на сознание государства на основе Общественного договора, но и на его защиту.

Теория общественного договора подвергается критике по различным причинам. Так, Коркунов полагал, что договорные начала в образовании общества и государства приводят к крайне индивидуалистическому пониманию общественной жизни. При этом личность «признавалась над всеми господствующей и все определяющей. Не личность считалась обусловленной общественной средой, а наоборот, общественный порядок являлся всецело определяемым произволом отдельных личностей».

Шершеневич писал, что сторонники механического представления редко становились на точку зрения исторической действительности, постольку общественный договор для них только методологический приём.

Несмотря на то, что научность договорной теории оценивалась достаточно неоднозначно и противоречиво, вплоть до полного отрицания ее исторической самостоятельности, тем не менее некоторые аспекты нашли свое реальное воплощение в практике государственного строительства. Примером этого могут служить Соединенные Штаты Америки, которые в своей конституции юридически закрепили договор между народами, входящими в их состав, и определили цели этого договора: утверждение правосудия, охрана внутреннего спокойствия, организация совместной обороны, содействие общему благосостоянию.

Сторонники договорной теории различают два вида права. Одно — естественное, предшествующее обществу и государству. Второе — позитивное право — является порождением государства. Естественное право включает в себя такие неотъемлемые права человека, как право на жизнь, свободное развитие, участие в делах общества и государства. Позитивное же право основывается на требованиях естественного.

Римские юристы наряду с гражданским правом и правом народов выделяли естественное право как отражение законов природы и естественного порядка вещей.

По мере развития человеческой мысли данная теория также совершенствовалась. В XVII- XVIII вв. Она активно использовалась в борьбе с крепостничеством и феодальной монархией. Идеи естественной теории в этот период поддерживались и развивались многими великими мыслителями и просветителями. В Голландии — это Гуго Гроций и Спиноза, в Англии — Томас Гоббс и Локк, во Франции — Жан Жак Руссо и Гольбах. В России одним из главных представителей этой теории права был Радищев.

Изложенные в их работах идеи нашли закрепление в американской Декларации независимости (1776 г.), во французской Декларации прав и свобод человека и гражданина (1789 г.) и в других государственных актах. Естественные, прирожденные права человека получили конституционное закрепление во всех современных правовых государствах.

Например в Конституции РФ от 12 декабря 1993 г.: каждый имеет право на жизнь ( Глава 2, ст.20 ); на свободу и личную неприкосновенность ( ст.22 ); каждому гарантируется свобода мысли и слова ( ст. 29 ); каждый имеет право на труд и отдых ( ст.37 ).

В цивилизованном обществе нет оснований для противопоставления естественного и позитивного права, так как последнее закрепляет и охраняет естественные права человека, составляет единую общечеловеческую систему правового регулирования общественных отношений.

 

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Алексеев С. С. Государство и право. М., 1993.
  2. Васильев А.В. Теория права и государства. М., 2007.
  3. Вебер М. Избранные произведения. М., 1990.
  4. Дидро Д. Сочинения. М., 1939. Т. 7.
  5. Дюги Л. Конституционное право. Общая теория государства. М., 1908.
  6. История политических и правовых учений: Хрестоматия. М., 2003.
  7. Кокошкин Ф.Ф. Русское государственное право. М., 1908.
  8. Комаров С. А., Малько А. В. Теория государства и права. М., 2007.
  9. Корельский В.М., Перевалов В.Д. Теория государства и права. М., 2002.
  10. Коркунов Н.М. Русское государственное право. Спб., 1904. Т.1.
  11. Коруков М.Н. Лекции по общей теории права. СПб., 1894.
  12. Лазарев В.В. Общая теория государства и права. М., 2003.
  13. Ленин В.И. Полное собрание сочинений. М., 1988. Т. 1.
  14. Ленин В.И. Полное собрание сочинений. М., 1988. Т. 4.
  15. Ленин В.И. Полное собрание сочинений. М., 1988. Т. 33.
  16. Лившиц Р.З. Теория права. М., 2003.
  17. Локк Д. О политическом или гражданском обществе. М., 1988.
  18. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. М., 1984. Т. 17. С. 97.
  19. Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. М., 1986. 2-е изд. Т. 20.
  20. Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-е изд. М., 1986. Т. 21.
  21. Нерсесянц В.С. Право и закон. М., 1983.
  22. Ницше Ф. Воля к власти. –М.: Фолио, 1998.
  23. Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-е изд. М., 1986. Т. 25.
  24. Общая теория права / Под общ. ред. Пиголкина А.С. М., 2002.
  25. Общая теория государства и права: Учебник / Под ред. В.В. Лазарева. М., 2003.
  26. Петражицкий И.А. Теория права и государства в связи с теорией нравственности// История политических и правовых учений: Хрестоматия. М., 2002.
  27. Руссо Ж.-Ж. О причинах неравества СПб., 1907.
  28. Руссо Ж.-Ж. Об общественном договоре. М., 1938.
  29. Спенсер Г. Основание социологии. Спб., 1908. Т.1, 2.
  30. Теория государства и права: Учебник / Под ред. Корельского А.С. и Перевалова П.Н., М., 2003.
  31. Теория государства и права / Под ред. В.К. Бабаева. М., 2006.
  32. Теория государства и права / Под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько. М., 2007.
  33. Хропанюк В.Н. Теория государства и права: Учеб. пособие/ Под ред. В.Г. Стрекозова. М., 2006.
  34. Цицерон. Диалоги. М., 1966.
  35. Черданцев А.Ф. Теория государства и права. М., 2007.
  36. Шершеневич Г.Ф. Общее учение о праве и государстве. М., 1911.

     

     

     

     


     

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 1.01MB/0.00183 sec

WordPress: 22.22MB | MySQL:116 | 1,627sec