Понятие и сущность инвестиций и инвестиционных процессов » Буквы.Ру Научно-популярный портал<script async custom-element="amp-auto-ads" src="https://cdn.ampproject.org/v0/amp-auto-ads-0.1.js"> </script>

Понятие и сущность инвестиций и инвестиционных процессов

<

091313 2326 1 Понятие и сущность инвестиций и инвестиционных процессов

1. ПОНЯТИЕ, ФОРМЫ И ЗНАЧЕНИЕ ИНВЕСТИЦИЙ В УСЛОВИЯХ РЫНКА ДЛЯ ИННОВАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ

 

1.1.

 

Генезис определений понятия «инвестиции» позволяет выявить множество модификаций этого понятия, возникновение которых обусловлено спецификой, традициями различных экономических школ и течений. Так, в соответствии с австрийской школой «предельной полезности» инвестиции трактуются как обмен удовлетворения сегодняшних потребностей на удовлетворение ах в будущем. «Наиболее общее определение, которое можно дать акту вложения капитала — утверждает французский экономист П. Массе, — сводится к следующему: инвестирование представляет собой акт обмена удовлетворения сегодняшней потребности на ожидаемое удовлетворение; их в будущем с помощью инвестированных благ» [1]. Подобный подход предполагает отказ экономического субъекта от того, чтобы предъявлять настоящие потребности, в ожидании в перспективе удовлетворения их в больших масштабах.

В обычном словоупотреблении под термином «инвестиция» понимают покупку отдельным лицом или корпорацией какого-либо имущества. Иногда этот термин ограничивают покупкой ценных бумаг на фондовой бирже.

Представители неоклассической школы определяют инвестиции через
величину спроса на ресурс инвестиций.    

Более плодотворным с точки зрения сущностной характеристики инвестиций являет формирование взгляда на инвестиции Дж. Кейнса как на текущее прибавление стоимости средств производства в результате производственной деятельности данного периода». Это «та часть дохода за данный период, которая не пошла на потребление», что предполагает разработку определенной концепции инвестиций. Изложенный взгляд выявляет двойственность категории инвестиции: с одной стороны» отражающей величину объема инвестиционных ресурсов, иными словами, потенциальный инвестиционный спрос, с другой — форму затрат, определяющих прирост стоимости капитального имущества, т.е. реализованные инвестиционный спрос и предложение.

Таким образом, инвестиции включают всякий прирост средств производств, состоят ли он аз основного, оборотного или ликвидного капитала.

Структурные преобразования экономики в нашей стране, активное
движение к рынку и радикальное обновление отношений собственности
обусловили необходимость теоретического переосмысления категории
инвестиции, связанных с ней понятий. Инвестиции — относительно-
новый термин для российской экономической мысли. Следует признать,
что, как и всякие общие научные определения, понятия инвестиций не
являются полными и исчерпывающими.    

В рамках централизованной плановой системы понятие «инвестиции»
отождествлялось с понятием «капитальные вложения» и рассматривалось
в качестве важнейшего экономического показателя, характеризующего
деятельность строительного комплекса.

Капитальные вложения трактовались как экономическая категория, отражающая стоимость ресурсов совокупного общественного труда (живого и овеществленного), направляемых в плановом порядке на воспроизводство производственного аппарата, мощностей и сооружений производственного назначения, а также объектов отраслей непроизводственной сферы. При этом в качестве живого труда выступает труд работников, непосредственно занятых в сфере капитального строительства и проектно-изыскательском деле; в качестве овеществленного труда — строительные материалы, конструкции и детали, машины, механизмы, оборудование, транспортные средства, аппаратура, приборы и другие технические средства и элементы материальных ресурсов, а также техническая документация, используемые либо для организации и ведения строительных и монтажных работ, либо для формирования строительной продукции.

Однако приведенное определение раскрывает лишь одну сторону понятия капитальных вложений, а именно его экономический аспект. Использование капитальных вложений может рассматриваться как процесс движения денежных средств.

При анализе сущности инвестиций (капиталовложений) условно выделяют два подхода: ресурсный и затратный.

Затратный подход основывается на отрицании значимости денежной формы кругооборота основного капитала, обосновании преимуществ производительной стадии.

Ресурсный же подход базируется на приоритете финансовых средств, предназначенных для простого и расширенного воспроизводства основных фондов.

Сформировавшийся как теоретическое осмысление и логическое развитие существующей в стране системы экономических отношений затратный подход преобладал и носил ярко выраженный нетоварный характер. Анализируя авторские модификации экономистов относительно сущности капитальных вложений, можно сформулировать агрегированное определение — капитальные вложения — затраты труда, материально-технических ресурсов и денежных средств на воспроизводство основных фондов.

С формированием основ рыночных отношений изменяются и научные парадигмы, подходы к оценке форм, методов и принципов осуществления инвестиций.

Так, в справочнике менеджера в качестве стандартизированного термина инвестиция рассматривается как «совокупность затрат, реализуемых в форме долгосрочных вложений капитала…» с целью получения предпринимательского дохода или процента. Такое определение представляет собой попытку соединения ресурсного и затратного подходов, использованных ранее при характеристике экономического содержания капитальных вложений.

В западной экономической литературе инвестиции рассматриваются как набор благ, ценностей, вкладываемых в предпринимательскую деятельность с целью максимизации эффекта (в том числе и социального) в перспективе.

Современная структура инвестиций, представленная на схеме, отражает преобладание финансовых активов над материальными. Соотношение финансовых и материальных активов выражается коэффициентом финансовой взаимосвязи. Идея разработки такого коэффициента принадлежит американскому экономисту Р. Голдсмиту, автору многочисленных работ о структуре национального богатства и финансовых систем развитых стран. Впервые методика расчета коэффициента была предложена ученым в конце 50-х — начале 60-х годов. Данный коэффициент рассчитывается как отношение совокупных финансовых активов к величине материальных активов за вычетом чистых зарубежных активов страны. Последние же показывают соотношение внешних долгов страны и ее резидентов с долгами, иностранных государств и их резидентов по отношению к данной стране.

Рассматривая инвестиции как средство вложения в хозяйственную деятельность в различных видах и формах, инвестиции в виде накопленной и неиспользованной для истребления части дохода за определенный период хозяйственной деятельности, который вновь вкладывается в общественное производство. Этот процесс, интегрирующий полно и комплексно все факторы воспроизводства вообще, закономерно повторяется многократно, и для него характерно производительное использование инвестиционных средств. Такое определение инвестиций значительно расширяет представление об объектах инвестирования и несовместимо со взглядами на отдельные виды расходования инвестиционных средств как затраты потребительского типа или непроизводительного характера. Важным шагом в направлений адекватной оценки инвестиций является концепция, согласно которой инвестиции представляют собой все виды вложения капитала в форме имущественных интеллектуальных ценностей в экономические объекты с будущем доходов или иных выгод.

При таком понимании инвестиций, во-первых, раскрыта взаимосвязь
процесса преобразования инвестиционных ресурсов во вложения, во-вторых, дана предельно широкая классификация инвестиций «объектов
инвестиционной деятельности. Объектами инвестирования могут быть финансовые и материальные активы. Инвестиции в материальной фирме
подразделяются на движимое и недвижимое имущество: землю, здания,
драгоценные металлы, товары длительного пользования. Инвестиции в
финансовой форме включают все виды платежных и финансовых обязательств, созданных основными экономическими агентами в ходе экономической деятельности.    

На основе взаимосвязи инвестиций и налоговой политики государства возникает особая форма инвестиций. Если государство (в лице центральных или местных органов власти) предоставляет юридическим лицами налоговые льготы, т.е. если сумма налога будет ниже законодательно установленного максимума, имеет место вложение средств (инвестиции) государства в развитие данного предприятия. Разница (льгота) должна быть возвращена (в косвенном виде) соответствующему бюджету данным юридическим лицом через определенное время. Здесь усматриваются кредитные отношения, хотя на поверхности они выступают в форме финансовых.

Подобное положение возникает и в процессе проведения амортизационной политики, установления норм ускоренной амортизации: Именно поэтому государство, предоставляя инвесторам налогово-амортизационные преференции, должно оценивать (дисконтировать) эффект от мероприятий, прогнозируя возврат средств в будущем.

В хозяйственной практике в России наибольшее распространение получило следующее понимание инвестиций.    

Все виды активов (средств), вкладываемых в хозяйственную деятельность в целях получения дохода, называют инвестициями. Это их финансовое определение. По экономическому содержанию инвестиции — это на создание, расширение и техническое перевооружение основного, а также на связанные с этим изменения оборотного капитала.

В экономической литературе различают инвестиции валовые и чистые.    

Валовые инвестиции представляют собой общий объем производства капитальных товаров в течение определенного периода времени, обычно за год.

Чистые инвестиции — это ежегодное увеличение основного капитала. Они определяются так:

Валовые инвестиции — Амортизация.

По динамике инвестиций можно судить об инвестиционной активности фирмы.

Структуру инвестиций можно рассматривать по следующим направлениям:    

  • производственная структура инвестиций — это распределение их по
    отраслям;        
  • воспроизводственная структура инвестиций — это соотношение между
    вложениями в новое строительство, в расширение действующих предприятий иди в их реконструкцию и техническое перевооружение;
  • технологическая структура капиталовложений — это соотношение затрат на строительно-монтажные работы (пассивная часть инвестиций) и на приобретение оборудования, машин, инструменту (активная часть); концентрация инвестиций: чем меньше стоимость незавершенного строительства по отношению к годовому объекту инвестиций, тем лучше.

    Виды инвестиций различаются по ряду критериев, среди которых важнейшими являются направления вложения капитала, форма реализации,
    величина риска, продолжительность инвестиционного цикла).    

    По направлениями вложения капитал: материальные (реальные); финансовые (портфельные); нематериальные (интеллектуальные). По форме реализации: государственные и частные; по величине риска: надежные и рисковые; по продолжительности инвестиционного цикла: долгосрочные и краткосрочные.

     

    1.2. Современные формы инвестиционных процессов в инновационном процессе

     

    Одной из основных форм международных экономических отношений является международное движение капитала.

    В соответствии с принятой классификацией различают производительный и ссудный капиталы. Под ссудным или финансовым капиталом понимается капитал, который приносит владельцу доход в форме фиксированного процента. Финансовый капитал включает в себя международные займы и кредиты, финансовую помощь, гранты в рамках «официальной помощи развития» (отличие которой заключается в наличии не менее 25% субсидий в общей сумме помощи), международные операции с ценными бумагами. Напротив, производительный капитал (или инвестиции) приносит доход в форме дивидендов, размер которых зависит от суммы полученной прибыли, а значит, может колебаться. Производительный капитал подразделяется на прямые и портфельные инвестиции, главное различие между которыми заключается в наличии права контроля над вложенными средствами у прямого инвестора и отсутствие такового у портфельного инвестора [4].

    Также различают долгосрочные и краткосрочные капиталы, при этом к долгосрочным ресурсам относят прямые инвестиции, долгосрочные банковские займы и кредиты и др., к краткосрочным капиталовложениям — портфельные инвестиции, краткосрочные займы и кредиты и др. Следует выделить еще одно деление капитала: на государственный (или официальный) и частный.

    По методологии МВФ международные инвестиционные потоки подразделяются на три группы:

  • прямые;
  • портфельные;
  • прочие.

    Как правило, под прямыми зарубежными инвестициями (ПЗИ) понимается владение резидентами одной страны активами других стран с целью получения контроля над использованием этих активов.

    Прямые зарубежные инвестиции подразделяются на капитальные ресурсы и нематериальные активы. Первые включают такие формы, как капитал в форме акций, реинвестируемые доходы и другие межфирменные долгосрочные сделки, а нематериальные активы включают непроизводственные и нефинансовые ресурсы, права собственности, такие как патенты, права пользования торговой маркой материнской компании, промышленным дизайном, права на производство, франшизы и др., а также использование этих активов на основе заключения лицензионных соглашений по передаче прав издания, производства и пр. оригиналов и копий, в частности манускриптов, фильмов [5].

    Таким образом, понятие «прямые зарубежные инвестиции» включает в себя:    

    акционерный капитал — покупку прямым зарубежным инвестором доли иностранной фирмы;    

    внутрифирменные займы и долговые сделки, как краткосрочные, так и долгосрочные займы и заимствования ресурсов между материнской компанией и ее зарубежными филиалами и дочерними компаниями;

    реинвестированные доходы;

    нематериальные активы в форме технологий, торговых марок (брэндов), управленческого опыта и проч. Именно нематериальные позволяют отличить ту или иную компанию.

    Доля прямых инвестиций в совокупных капиталопотоках возросла с 5, 8% в 1970—1974 гг. до 31,3% в 2000 г. Но затем произошло некоторое снижение этого показателя до 24,8% в 2001 г. и до 20,4% в 2004 г. Подобная динамика удельного веса ПЗИ связана с темпами роста, т. е. в указанный период прямые инвестиции росли менее быстрыми темпами по сравнению с портфельными и прочими инвестициями. За указанный период их объем увеличился в номинальном выражении с 3,56 млрд долл. в 1970—1974 гг. (в среднем ежегодно) до 348,99 млрд долл. в 2002 г. и до 643,88 млрд долл. в 2003 г. [12].

    Исторически основным инвестором ПЗИ были США. Однако с начала 70-х годов быстро росли объемы вывоза ПЗИ из стран Европы и Японии. Это повлияло на изменение «специализации» США на мировых рынках капитала: от крупнейшего в мире инвестора прямых инвестиций до крупного реципиента (особенно во второй половине 80-х годов) и, наконец, одновременно и крупнейшего инвестора и крупнейшего реципиента ПЗИ в 90-е годы (при этом США остаются нетто-экспортером прямых инвестиций).

    Портфельные инвестиции рассматриваются как капиталовложения, не дающие зарубежному инвестору права контроля. Их называют также «горячими деньгами», или спекулятивным капиталом вследствие потенциального риска их быстрого оттока из-за различий между странами в уровнях процентных ставок.

    Зарубежные портфельные инвестиции включают финансовые инструменты, которые являются предметом торговли на организованных и других финансовых рынках, — облигации, акции, денежно-рыночные инструменты. Также МВФ относит к портфельным инвестициям деривативы или производные (вторичные) финансовые инструменты, такие как опционы, форвардные контракты, сделки своп. В последние пятнадцать лет наблюдается параллельный рост осуществления операций с деривативами и первичных международных капиталопотоков. Одной из главных причин широкого использования деривативов можно считать способность последних диверсифицировать разного рода риски, что усиливает привлекательность международных капиталовложений. В 2003 г. условная стоимость деривативов оценивалась в 47,5 трлн долл., что составляет 55% трансграничных сделок. Большая часть указанной суммы приходится на процентные свопы и большинство трансграничных сделок между промышленно развитыми странами [12].

    Из указанной суммы в 47,5 трлн долл. 61% приходился на процентные операции и 37% на инвалютные средства, в том числе окончательные (аутрайт) форвардные операции и сделки своп. Прочие 2% включают контракты на сделки с акциями и инструменты, связанные с приобретением товаров, — 590 млрд долл. и 350 млрд долл. соответственно. Контракты на сделки с инвалютой оценивались в 8 трлн долл. (практически полностью эта сумма приходится на процентные контракты).

    Таким образом, к портфельным капиталовложениям относят покупку зарубежными инвесторами ценных бумаг, выпущенных компанией или государством; при этом инвесторами могут быть компании, коммерческие банки, инвестиционные трастовые фонды, в частности пенсионные фонды, хеджевые фонды, совместные фонды, общественные и региональные фонды.

    Причинами осуществления портфельных инвестиций можно назвать получение прибыли и снижение риска на основе портфельной диверсификации капитала. С точки зрения страны-реципиента, портфельные капиталы не влияют на степень контроля над собственностью компании, которая может полностью принадлежать местным фирмам или быть совместным предприятием или дочерней компанией ТИК. Они являются чисто финансовыми операциями и не сопровождаются передачей нематериальных активов, управленческих навыков, ноу-хау.

    Отсутствие прозрачности осуществляемых сделок по портфельным вложениям затрудняет точное определение их объема. Поэтому статистические данные можно встретить не по всем странам мира.

    В настоящее время портфельные инвестиции являются по объему основной формой международных капиталопотоков. В последние годы они доминируют во взаимоотношениях между развитыми государствами, особенно между США и Европой. С 1980 г. портфельные инвестиции растут самыми быстрыми темпами по сравнению с прямыми и прочими капиталами. В 1970— 1974 гг. (в среднем ежегодно) их стоимостной объем составлял 5,08 млн долл., а в 2004 г. увеличился до 587,07 млн долл. (исключая Гонконг) [12].

    С 1970 г. основным инвестором в форме портфельных инвестиций является Япония, а крупнейшими реципиентами — США, страны Юго-Восточной Азии и Латинской Америки. В Соединенных Штатах портфельные капиталовложения были самыми крупными в период 1985—1989 гг., при этом бум портфельных инвестиций совпадал с бумом вложений прямых инвестиций. Аналогичное совпадение максимальных объемов привлечения портфельных и прямых инвестиций зафиксировано в практике стран Латинской Америки в 90-е годы [12]..

    В развивающихся странах доля привлеченных портфельных инвестиций увеличилась с 2% в 1975– 1982 гг. до 21% в 1990 – 2003 гг. Для сравнения удельный вес прямых инвестиций в совокупных капиталопотоках возрос с 9 до 34% за рассматриваемый период [12].

    Прямые и портфельные зарубежные инвестиции имеют разную природу и оказывают различное влияние на экономику принимающей страны.

    Можно выделить несколько различий между прямыми и портфельными инвестициями.

    1. Прямые инвестиции предоставляют инвестору право контроля, а портфельные инвестиции — нет. При этом личное присутствие портфельного инвестора в принимающей стране необязательно.

    2. Прямые инвестиции являются долгосрочными вложениями, тогда как портфельные, напротив, — краткосрочными. Однако современное положение на мировых рынках капитала показывает, что многие институциональные инвесторы могут держать долгосрочные активы в зарубежных компаниях и не иметь права контроля.

    3. Разные источники финансирования. Прямые инвестиции финансируются из внутрифирменных связей, а портфельные инвестиции обычно предоставляются национальными компаниями и банками, что содействует росту предложения денежной массы и росту уровня цен. В отличие от портфельных капиталов, ПЗИ отражают фирменную и отраслевую специфику инвестора.

    4. Прямые и портфельные инвестиции по-разному влияют на экономику и состояние финансовых рынков в стране-инвесторе и стране-реципиенте. Если прямые инвестиции стимулируют передачу технологий, расширяют доступ инвестора на внутренний рынок, то портфельные капиталы могут стимулировать развитие внутреннего рынка принимающей страны. Портфельные инвестиции оказывают более сильный макроэкономический эффект (влияние на динамику цен, на активы, ликвидность финансового сектора). Напротив, ПЗИ в большей степени сказываются на микроэкономическом уровне, содействуя изменению структуры производства страны-реципиента.

    5. Решение ТНК о вложении ПЗИ в ту или иную страну зависит от оценки микроэкономических факторов, тогда как вопрос о вложении портфельных инвестиций во многом связан с оценкой внешних факторов: финансовой политики в странах — экспортерах капитала, уровнем ликвидности на международных рынках капитала, изменениями в структуре портфельных вложений.

    6 Портфельные инвестиции носят более дестабилизирующий характер по сравнению с прямыми капиталами, хотя конечный результат зависит от политики дочерних компаний. ПЗИ, например, так же как и портфельные инвестиции, могут увеличивать дефицит платежного баланса страны-реципиента. Прямые инвесторы осуществляют хеджирование валютных рисков на основе сбалансированности активов и пассивов в разных валютах через банковские займы и портфельные инвестиции. Следовательно, хотя материальные активы остаются в принимающей стране, ТНК могут переводить свои финансовые ресурсы в другие страны.

    7. ПЗИ и портфельные инвестиции имеют разную степень доступности для реципиентов. По данным ЮНКТАД, только 10 развивающихся стран и государств с переходной экономикой являются одновременно крупными импортерами и прямых и портфельных зарубежных капиталов.

    8. Зарубежные портфельные капиталы имеют более короткий инвестиционный срок вложения и являются более ликвидными в отличие от ПЗИ.

    Третья группа инвестиционных потоков включает в себя «прочие краткосрочные и долгосрочные инвестиции» — торговые кредиты, банковские займы, финансовые лизинговые сделки, займы от МВФ и прочих международных организаций, краткосрочные депозиты, сделки с иностранной валютой.

    Ежегодный объем «прочих инвестиций» увеличился с 26,61 млрд долл. в 1970-1974 гг. (в среднем ежегодно) до 778,43 млрд долл. в 2004 г. (исключая Гонконг) [12].

    Лидерами в экспорте «прочих инвестиций» являются страны Европы, сохраняющие свое положение в течение последней четверти века. В 2003 г. нетто-потоки прочих инвестиций в европейских странах равнялись 53,42 млрд долл. Крупными экспортерами прочих инвестиций также являются азиатские развивающиеся страны (нетто-потоки 46,64 млрд долл.) и Япония (36,23 млрд долл. в 2004 г.). Напротив, США, которые в 1985—2003 гг. были нетто-экспортером прочих капиталов, превратились в нетто-импортера — 75,56 млрд долл. в 20044 г. Это — Бразилия, Индия, Китай, Мексика, Республика Корея, Российская Федерация, Таиланд, Тайвань (официальное название — Тайвань, провинция КНР), Чили, Южная Африка. Перечисленные государства являются странами с доходами выше среднего, имеют диверсифицированную экономическую и финансовую структуры [12].

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    2. ХАРАКТЕРИСТИКА И МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ОСНОВНЫХ ТЕОРИЙ ИНВЕСТИЦИЙ

     

    Начальный этап развития теории инвестиций, относится к 20 – 30-м годам ХХ-го столетия и является периодом зарождения теории портфельных финансов как науки в целом. Этот этап представлен, прежде всего, основополагающими работами И. Фишера по теории процентной ставки и приведенной стоимости. Он доказал, что критерии оценки инвестиций никак не связаны с тем, предпочитают ли индивидуумы настоящее потребление потреблению в будущем. «И мот, и скупец» единодушны относительно суммы, которую они хотят инвестировать в реальные активы. Поскольку они пользуются одними и теми же инвестиционными критериями, они могут скооперироваться в одном предприятии и передать функции по его управлению профессиональному управляющему-менеджеру. В свою очередь, менеджерам не обязательно знать личные предпочтения акционеров предприятия и не следует руководствоваться своими предпочтениями. Их задача – максимизировать чистую приведенную стоимость. Если они добиваются успеха, то могут быть уверены, что действуют наилучшим образом в интересах своих акционеров. Эти теоретические положения во многом были подкреплены бурным расцветом индустрии первых взаимных фондов в США, активно спекулировавших в то время на американском биржевом рынке, и численность которых к концу 20-х годов в США составила свыше 700 единиц [8].

    Важная особенность теоретических работ довоенного периода состоит в выработке гипотезы о полной определенности условий, в которых осуществляется процесс принятия финансовых решений. Математические средства, применяемые в анализе того времени, сводились к элементарной алгебре и началам фундаментального анализа. Совокупность этих средств, ориентированных на проведение финансовых расчетов в условиях определенности, получила название финансовой математики. Несмотря на господство «детерминированного подхода», важность факторов неопределенности и риска в финансовых проблемах сознавалась вполне четко. Однако лишь применение качественных, теоретико-вероятностных методов позволило существенно продвинуться в исследовании влияния риска на принятие инвестиционных решений. Именно работы этого направления и получили название «современная теория инвестиций». И этап развития этого направления финансовой теории, который длился с 20 –30-х годов до выхода работы Г.Марковица поэтому можно назвать «первичным», а сам тип портфеля, который формировали финансовые менеджеры – случайным [8].

    Начало современной теории инвестиций можно определить достаточно точно. Это 1952 г., когда появилась статья Г. Марковица под названием «Выбор портфеля». В этой статье впервые была предложена математическая модель формирования оптимального портфеля ценных бумаг, и были приведены методы построения таких портфелей при определенных условиях. Основной заслугой Марковица явилась предложенная в этой небольшой статье теоретико-вероятностная формализация понятия доходности и риска. Это сразу позволило перевести задачу выбора оптимальной инвестиционной стратегии на строгий математический язык. Именно он первым привлек внимание к общепринятой практике диверсификации портфелей и точно показал, как инвесторы могут уменьшить стандартное отклонение доходности портфеля, выбирая акции, цены на которые меняются по-разному. С математической точки зрения получающаяся оптимизационная стратегия относится к классу задач квадратической оптимизации при линейных ограничениях. К настоящему времени вместе с задачами линейного программирования это один из наиболее изученных классов оптимизационных задач, для которых разработано большое число достаточно эффективных алгоритмов [10].

    Г. Марковиц не остановился на этом ы он продолжил разработку основных принципов формирования портфеля. Эти принципы послужили основой для многих работ, описывающих связь между риском и доходностью. Однако его работы не привлекли особого внимания со стороны теоретиков-экономистов и практиков. Для 50-х гг. применение теории вероятностей к финансовой теории было само по себе весьма необычным делом. К тому же неразвитость вычислительной техники и сложность предложенных Марковицем алгоритмов, процедур и формул не позволили осуществить фактическую реализацию его идей. Не случайно заслуги Марковица были оценены гораздо позднее выхода его работ, а Нобелевская премия по экономике ему была присуждена только в 1990 году [10].

    В первой половине 60-х годов учеником Марковица У. Шарпом была предложена так называемая однофакторная модель рынка капиталов, в которой впервые появились ставшие знаменитыми впоследствии «альфа» и «бета» характеристики акций. На основе однофакторной модели Шарп предложил упрощенный метод выбора оптимального портфеля, который сводил задачу квадратичной оптимизации к линейной. В простейших случаях, для небольших размерностей, эта задача могла быть решена практически «вручную». Такое упрощение сделало методы портфельной оптимизации применимыми на практике. К 70-м гг. развитие программирования, а также совершенствование статистической техники оценивания показателей «альфа» и «бета» отдельных ценных бумаг и индекса доходности рынка в целом привело к появлению первых пакетов программ для решения задач управления портфелем ценных бумаг [12]..

    Выводы У.Шарпа стали известны как модели оценки долгосрочных активов, основанные на предположении, что на конкурентном рынке ожидаемая премия за риск изменяется прямо пропорционально коэффиценту бета (стандартный измеритель риска). Другими словами, этот экономист развил положения Марковица в плане выбора оптимальных инвестиционных портфелей и его научный вклад в портфельную теорию сжато сформулирован в следующих принципах:

    Инвесторы предпочитают высокую ожидаемую доходность инвестиций и низкое стандартное отклонение. Портфели обыкновенных акций, которые обеспечивают наиболее высокую ожидаемую доходность при данном стандартном отклонении, называются эффективными портфелями.

    Если необходимо знать предельное влияние акции на риск портфеля, необходимо учитывать не риск акции самой по себе, а ее вклад в риск портфеля. Этот вклад зависит от чувствительности акции к изменениям стоимости портфеля.

    Чувствительность акции к изменениям стоимости рыночного портфеля обозначается показателем бета. Следовательно, «бета» измеряет также предельный вклад акции в риск рыночного портфеля.

    Если инвесторы могут брать займы или предоставлять кредиты по безрисковой ставке процента, тогда им следует всегда иметь комбинацию безрисковых инвестиций и портфель обыкновенных акций. Состав такого портфеля акций зависит только от того, как инвестор оценивает перспективы каждой акции, а не от его отношения к риску. Если инвесторы не располагают какой-либо дополнительной информацией, им следует держать такой же портфель акций, как и у других,- иначе говоря им следует держать рыночный портфель ценных бумаг [7].

    Далее, если каждый держит рыночный портфель и если бета показывает вклад каждой ценной бумаги в риск рыночного портфеля, тогда не удивительно, что премия за риск, требуемая инвесторами, пропорциональна коэффициенту бета. Премии за риск всегда отражают вклад в риск портфеля. Некоторые акции увеличат риск портфеля, и вы приобретете их только в том случае, если они к тому же увеличат и ожидаемый доход. Другие акции снизят портфельный риск, и поэтому вы готовы купить их, даже если они снижают ожидаемые доходы от портфеля. Если портфель, который выбран, эффективен, каждый вид ваших инвестиций должен одинаково напряженно работать на вас. Так, если одна акция оказывает большее влияние на риск портфеля, чем другая, первая должна приносить пропорционально более высокий ожидаемый доход. Если портфель эффективен, связь между ожидаемой доходностью каждой акции и ее предельным вкладом в портфельный риск должна быть прямолинейной. Верно и обратное: если прямолинейной связи нет, портфель не является эффективным.

    <

    Сегодня модель Марковица используется в основном на первом этапе формирования портфеля активов при распределении инвестируемого капитала по различным типам активов: акциям, облигациям, недвижимости и т. д. Однофакторная модель Шарпа используется на втором этапе, когда капитал, инвестируемый в определенный сегмент рынка активов, распределяется между отдельными конкретными активами, составляющими выбранный сегмент (т. е. по конкретным акциям, облигациям и т. д.).

    Влияние «портфельной теории» Марковица значительно усилилось после появления в конце 50-х и начале 60-х гг. работ Д. Тобина по аналогичным темам. Здесь следует отметить некоторые различия между подходами Марковица и Тобина. Подход Марковица лежит в русле микроэкономического анализа, поскольку он акцентирует внимание на поведении отдельного инвестора, формирующего оптимальный, с его точки зрения, портфель на основе собственной оценки доходности и риска выбираемых активов. К тому же первоначально модель Марковица касалась в основном портфеля акций, т. е. рисковых активов. Тобин также предложил включить в анализ безрисковые активы, например, государственные облигации. Его подход является, по существу, макроэкономическим, поскольку основным объектом его изучения является распределение совокупного капитала в экономике по двум его формам: наличной (денежной) и неналичной (в виде ценных бумаг). Акцент в работах Марковица делался не на экономическом анализе исходных постулатов теории, а на математическом анализе их следствий и разработке алгоритмов решений оптимизационных задач. В подходе Тобина основной темой становится анализ факторов, заставляющих инвесторов формировать портфели активов, а не держать капитал в какой-либо одной, например налично-денежной, форме. Кроме того, Тобин проанализировал адекватность количественных характеристик активов и портфелей, составляющих исходные данные в теории Марковица. Возможно, поэтому Тобин получил Нобелевскую премию на девять лет раньше (1981), чем Марковиц (1990) [8].

    С 1964 г. появляются три работы, открывшие следующий этап в инвестиционной теории, связанный с так называемой моделью оценки капитальных активов, или САРМ (Capital Asset Price Model). Работы Шарпа (1964), Линтнера (1965), Моссина (1966) были посвящены, по существу, одному и тому же вопросу: «Допустим, что все инвесторы, обладая одной и той же информацией, одинаково оценивают доходность и риск отдельных акций. Допустим также, что все они формируют свои оптимальные в смысле теории Марковица портфели акций исходя из индивидуальной склонности к риску. Как в этом случае сложатся цены на рынке акций? Таким образом, на САРМ можно смотреть как на макроэкономическое обобщение теории Марковица. Основным результатом САРМ явилось установление соотношения между доходностью и риском актива для равновесного рынка. При этом важным оказывается тот факт, что при выборе оптимального портфеля инвестор должен учитывать не «весь» риск, связанный с активом (риск по Марковицу), а только часть его, называемую систематическим, или недиверсифицируемым риском. Эта часть риска актива тесно связана с общим риском рынка в целом и количественно представляется коэффициентом «бета», введенным Шарпом в его однофакторной модели. Остальная часть (так называемый несистематический, или диверсифицируемый риск) устраняется выбором соответствующего (оптимального) портфеля. Характер связи между доходностью и риском имеет вид линейной зависимости, и тем самым обычное практическое правило «большая доходность – значит, большой риск» получает точное аналитическое представление [8].

    В 1977 г. эта теория подверглась жесткой критике в работах Ричарда Ролла. Ролл высказал мнение, что САРМ следует отвергнуть, поскольку она в принципе не допускает эмпирической проверки. Несмотря на это, САРМ остается, пожалуй, самой значительной и влиятельной современной финансовой теорией. Практические руководства по финансовому менеджменту в части выбора стратегии долгосрочного инвестирования и по сей день основываются исключительно на САРМ.

    С инвестиционной теорией и теорией финансового менеджмента связан еще один цикл исследований по так называемой теории корпоративного рынка. Эта теория посвящена проблеме «адекватности» рыночных цен финансовых активов. Вопрос состоит в том, насколько отражают рыночные цены «истинную стоимость» финансовых активов; инвестор, обнаруживший, что рынок систематически недооценивает или переоценивает тот или иной актив, был бы в состоянии извлекать доход достаточно долго и практически без риска. Гипотеза эффективности утверждает, что это невозможно. Это значит, что рыночные цены в целом отражают практически всю доступную инвесторам информацию. В таком случае колебания рыночных цен должны быть чисто случайными, никакой инвестор не в состоянии предсказывать будущие цены рынка.

    Гипотеза эффективного рынка и связанная с ней модель «случайного блуждания» рыночных цен активов стимулировали применение динамических теоретико-вероятностных моделей, основанных на теории случайных процессов. В русле этих идей в 1973 г. Майроном Шоулсом и Фишером Блеком была предложена модель опционов, получившая название модели Блека-Шоулса. Эта модель основывалась на возможности осуществления безрисковой сделки с одновременным использованием акции и выписанным на нее опционом. Стоимость (цена) такой сделки должна совпадать со стоимостью безрисковых активов на рынке, а поскольку цена акции меняется со временем, то и стоимость выписанного опциона, обеспечивающего безрисковую сделку, также должна соответствующим образом изменяться. Из этих предписаний можно получить оценку (вероятностную) стоимости опциона. Работы Блека и Шоулса, а также тесно связанные с ними работы Роберта Мертона сразу же получили широкое признание. Более того, схемы расчетов, приведенные в этих работах, были очень быстро использованы на практике. Отметим, что 70-е гг. – это годы чрезвычайно быстрого, «взрывного» роста рынка опционов [8].

    Модель Блека-Шоулса до сих пор остается одной из наиболее часто используемых, хотя со временем появились более сложные модели как опционов, так и других «производных» ценных бумаг. В целом ,70-е гг., составившие третий этап в развитии современной теории инвестиций, характеризуются стремительным расширением и углублением математических средств финансового анализа. Если в довоенные годы применение даже элементарной алгебры было достаточно редким делом, а портфельная теория Марковица-Тобина-Шарпа использовала лишь элементарные теоретико-вероятностные и оптимизационные методы, то работы 70 – 80-х гг. потребовали весьма тонких и сложных средств современной теории случайных процессов и оптимального управления.

    Марковиц утверждает, что инвестор должен основывать свое решение по выбору портфеля исключительно на ожидаемой доходности и стандартном отклонении. Это означает, что инвестор должен оценить ожидаемую доходность и стандартное отклонение каждого портфеля, а затем выбрать «лучший» из них, основываясь на соотношении этих двух параметров. Интуиция при этом играет определяющую роль. Ожидаемая доходность может быть представлена как мера потенциального вознаграждения, связанная с конкретным портфелем, а стандартное отклонение — как мера риска, связанная с данным портфелем. Таким образом, после того, как каждый портфель был исследован в смысле потенциального вознаграждения и риска, инвестор должен выбрать портфель, который является для него наиболее подходящим [8].

    Метод, который будет применен для выбора наиболее желательного портфеля, использует так называемые кривые безразличия. Эти кривые отражают отношение инвестора к риску и доходности и, таким образом, могут быть представлены как двумерный график, где по горизонтальной оси откладывается риск, мерой которого является стандартное отклонение, а по вертикальной оси — вознаграждение, мерой которого является ожидаемая доходность. Первое важное свойство кривых безразличия: все портфели, лежащие на одной заданной кривой безразличия, являются равноценными для инвестора. Второе важное свойство кривых безразличия: инвестор будет считать любой портфель, лежащий на кривой безразличия, которая находится выше и левее, более привлекательным, чем любой портфель, лежащий на кривой безразличия, которая находится ниже и правее.

    Инвестор имеет бесконечное число кривых безразличия. Это просто означает, что, как бы не были расположены две кривые безразличия на графике, всегда существует возможность построить третью кривую, лежащую между ними. Также можно сказать, что каждый инвестор имеет график кривых безразличия, представляющих его собственный выбор ожидаемых доходностей и стандартных отклонений. Это означает, что инвестор должен определить ожидаемую доходность и стандартное отклонение для каждого потенциального портфеля и нанести их на график в виде кривых безразличия.

    Это отнюдь не значит, что необходимо проводить оценку всех возможных портфелей. Инвестор выберет свой оптимальный портфель из множества портфелей, каждый из которых:

    Обеспечивает максимальную ожидаемую доходность для некоторого уровня риска.

    Обеспечивает минимальный риск для некоторого значения ожидаемой доходности.

    Набор портфелей, удовлетворяющих этим двум условиям, называется эффективным множеством. Причем особую важность имеют портфели, находящиеся на границе этого множества.

    И, наконец, совмещая графики кривых бе6зразличия и эффективного множества инвестор может приступить к выбору портфеля, расположенного на кривой, находящейся выше и левее остальных. Этот портфель будет соответствовать точке, в которой кривая безразличия касается эффективного множества. Таким образом классическая портфельная теория, по нашему мнению, прошла три этапа своего развития. Первый этап– первичный – разработка математических основ для портфельной теории. Второй этап – создание теории рыночного портфеля в работах Марковица, Тобина, Шарпа. Третий этап – формирование на основе теории рыночного портфеля теории оптимального портфеля в работах Модильяни, Миллера, Блека, Шоулса [8].

    Основные выводы, к которым пришла сегодня классическая портфельная теория можно сформулировать следующим образом:

    Эффективное множество содержит те портфели, которые одновременно обеспечивают и максимальную ожидаемую доходность при фиксированном уровне риска, и минимальный риск при заданном уровне ожидаемой доходности. Предполагается, что инвестор выбирает оптимальный портфель из портфелей, составляющих эффективное множество.

    Оптимальный портфель инвестора идентифицируется с точкой касания кривых безразличия инвестора с эффективным множеством.

    Диверсификация обычно приводит к уменьшению риска, так как стандартное отклонение портфеля в общем случае будет меньше, чем средневзвешенные стандартные отклонения ценных бумаг, входящих в портфель.

    Соотношение доходности ценной бумаги и доходности на индекс рынка известно как рыночная модель.

    Доходность на индекс рынка не отражает доходности ценной бумаги полностью. Необъясненные элементы включаются в случайную погрешность рыночной модели [12]..

    В соответствии с рыночной моделью общий риск ценной бумаги состоит из рыночного риска и собственного риска. Диверсификация приводит к усреднению рыночного риска. Диверсификация может значительно снизить собственный риск.

    Таким образом, можно сформулировать следующие основные постулаты, на которых построена классическая портфельная теория:

    Рынок состоит из конечного числа активов, доходности которых для заданного периода считаются случайными величинами.

    Инвестор в состоянии, например, исходя из статистических данных, получить оценку ожидаемых (средних) значений доходностей и их попарных ковариаций степеней возможности диверсификации риска.

    Инвестор может формировать любые допустимые (для данной модели) портфели. Доходности портфелей являются также случайными величинами.

    Сравнение выбираемых портфелей основывается только на двух критериях — средней доходности и риске. Инвестор не склонен к риску в том смысле, что из двух портфелей с одинаковой доходностью он обязательно предпочтет портфель с меньшим риском.

    Ясно, что на практике строгое следование этим положениям является очень проблематичным. Однако, по нашему мнению, оценка портфельной теории должна основываться не только на степени адекватности исходных предположений, но и на успешности решения с ее помощью задач управления инвестициями. В последние десятилетия использование портфельной теории значительно расширилось. Все большее число инвестиционных менеджеров, управляющих инвестиционных фондов применяют ее методы на практике, и хотя у нее имеется немало противников, ее влияние постоянно растет не только в академических кругах, но и на практике, включая российскую.

    Теория рационирования кредитов предполагает, что темпы роста инвестиций зависят не только от разницы между ставкой процента и нормой прибыли, но и от доступности кредита. Его доступность, в свою очередь, зависит от поступлений денежных средств (денежного потока) от тех инвестиционных проектов, в которые эти кредиты вкладываются. Поэтому при низких процентных ставках банкам и другим кредитным организациям приходится рационировать кредиты для фирм, желающих их получить, так как последние в условиях дешевых кредитов предпочитают все менее доходные инвестиционные проекты. Но особенно жестко рационируются банками кредиты в условиях сильной инфляции и высокого риска, и прежде всего кредиты на инвестиционные проекты мелких и средних фирм, а также все долгосрочные кредиты. В этих условиях особое значение приобретают внутренние ресурсы фирм, как, например, в России в 90-е гг [10].

    Модель акселерации инвестиционных процессов предполагает, что инвестиции растут тогда, когда ускоряются темпы экономического роста, т.е. что они производны от экономического роста, а не экономический рост зависит от них, как полагал Кейнс. Еще в начале XX в. американский экономист Джон Бейтс Кларк (1847—1938) предположил, что размер чистых инвестиций изменяется под влиянием объемов выпуска продукции. Для России 90-х гг. это будет означать, что не снижение инвестиций привело к резкому падению объема ВВП, а, наоборот, резкое сокращение последнего обусловило снижение инвестиций. Правда, тогда следует предположить, что для финансирования инвестиций всегда достаточно средств, что оспаривается многими экономистами.

    Другой американский ученый, лауреат Нобелевской премии Джеймс Тобин предложил так называемую q-теорию инвестиций. Согласно ей обычно существует q-разрыв между восстановительной стоимостью капитала фирмы и ее стоимостью (точнее, совокупной ценой фирмы) на фондовом рынке. Если фондовая стоимость превышает восстановительную, то фирма может увеличивать свой реальный капитал, выпуская новые акции под будущее увеличение массы своей прибыли. Если имеет отрицательное значение, то фирме не следует активизировать свою инвестиционную деятельность.

     

    3. РОЛЬ ИНВЕСТИЦИЙ В МЕЖДУНАРОДНЫХ ИННОВАЦИОННЫХ ПРОЦЕССАХ

     

    3.1. Мировые инвестиционные процессы

     

    Для периода 80-х годов ХХ в. – начала XXI в. характерна тенденция интенсификации прямого зарубежного инвестирования. Можно выделить две причины быстрого роста объемов прямого инвестирования.

    Прибыльность операций благодаря преимуществам фирмы. Последние можно определить на основе использования более низкого уровня издержек производства, экономии на масштабах производства, проведения внутрифирменных исследований, доступа к крупным источникам капитала, более емкого внутреннего рынка принимающей страны, активной маркетинговой деятельности, доступа к природным ресурсам, более низких ставок пошлин, транспортных тарифов и прочее, использования организационных, управленческих
    и иных навыков.

    Стремление избежать более высокого налогообложения, то есть при прочих равных условиях учитываются различия между странами в ставках и способах налогообложения. Фирма предпочитает размещать производство в странах с минимальными налогами, а также использовать механизм трансфертного ценообразования, чтобы выводить большую часть прибыли из-под более высоких налогов.

    В качестве способов инвестиционного проникновения на внешние рынки в форме ПЗИ можно выделить:

  1. Создание зарубежных филиалов и дочерних компаний, что является традиционным способом. При этом филиалы полностью подконтрольны материнской компании, не являются юридическими лицами, не имеют собственного баланса и используют баланс материнской компании, которая отвечает по их обязательствам. Напротив, дочерние компании являются юридическими лицами, самостоятельно отвечают по своим обязательствам, имеют собственный баланс и сами определяют направления развития фирмы.
  2. Международные слияния и поглощения фирм (mergers and acquisitions — М&А). Такие сделки меняют право собственности и изменяют национальность поглощаемых или сливающихся фирм. В 2000-е годы количество сделок сократилось с 7894 до 4493, а стоимостной объем — с 145 до 82 млн долл. в среднем. Количество мегасделок (объемом более 1 млрд долл.) уменьшилось со 175 до 81 за 2000 – 2004 гг.

    Самая крупная сделка была осуществлена в 2000 г. — приобретение компании «Маннесман» корпорацией «Водафон Эйр Тач» на сумму в 202,8 млрд долл. (для сравнения самые крупные сделки в 1997 г. — 18 млрд долл., в 1998 г. — 55 млрд долл., в 2001 г. -29,4 млрд долл.) [12].

    Подавляющая часть трансграничных слияний и поглощений происходит между компаниями развитых стран, но параллельно расширяется благодаря приватизационным программам вовлечение в этот процесс развивающихся стран (компании развивающегося мира выступают не только в качестве продавцов, но и покупателей).

    За четверть века доля прямых зарубежных инвестиций в мировом ВВП постоянно растет, за некоторым исключением (падение, например, наблюдалось в 1976 г. на 21%, 1982– 1983 гг. на 14% в среднем ежегодно и в 1991 г. на 24%, в 2001 – 2005 гг. на 31% в среднем ежегодно). В целом, этот показатель увеличился с 0,4% в 1970 г. до 2,0% в 2005 г. Аналогичная динамика характерна и для удельного веса экспорта в ВВП (показателя «открытости» мирового хозяйства), который повысился с 10,0 до 24,0% за указанный период [12].

    На протяжении 1970— 2000-х годов постоянный рост ПЗИ в мире можно объяснить влиянием таких взаимосвязанных факторов, как:

  • быстрые технологические изменения;
  • либерализация торговых и инвестиционных режимов на национальном, региональном и глобальном уровнях;
  • реализация приватизационных программ;
  • дерегулирование национальной экономики;
  • демонополизация;
  • изменение характера специализации фирм — от товарной диверсификации к более сбалансированному географическому распределению производства и продажи продукции;
  • расширение рынков ценных бумаг также стимулирует продажи национальных фирм зарубежным инвесторам.

    Эти факторы действуют на разных уровнях, так как реформирование экономики и технологические нововведения содействуют росту конкуренции на глобальном уровне, что вынуждает фирмы расширять свои операции за рубежом и инвестировать в передачу технологий. Правительства стремятся повысить привлекательность национальной экономики для ПЗИ на основе ее дальнейшей либерализации и реструктуризации.

    За 1982—2005 гг. объем привлеченных текущих ПЗИ увеличился с 59 до 651,2 млрд долл., или в 11 раз, а вывезенных ПЗИ — с 28 до 647 млрд долл. соответственно. Вместе с тем объем ПЗИ увеличивался до 2004 г. при среднегодовых темпах прироста в 40,2% во второй половине 90-х годов, а 2004 и 2005 гг. стали периодом сокращения объема привлеченных и вывезенных ПЗИ практически для всех регионов мира. В 2001 г. темп прироста составил 40,9%, в 2002 г. -21,0%[12].. Основные причины, которые повлияли на неблагоприятную ситуацию в мировой экономике:

    1) Низкие темпы экономического развития в большинстве регионов мира;

    2) неблагоприятные перспективы оживления экономического развития;

    3) существенное сокращение количества и объема трансграничных слияний и поглощений практически в 2 раза;

    4) завершение программ приватизации;

    5) замедление структурной реорганизации компаний в отдельных отраслях;

    6) сокращение прибыльности компаний. Так, для 1/3 из 100 крупнейших ТНК мира прибыльность составила 1% в 2005 г. против 1% в конце 1990-х годов, доходы на ПЗИ сократились с 6,3 до 4,8% за 2000 и– 2004 гг. [12].

    Суммарные объемы экспорта и импорта ПЗИ по отдельным группам стран возросли, хотя и с разными темпами прироста, что сказалось на изменении соотношения между тремя группами стран мира (табл. 1).

     

    Таблица 1 – Импорт и экспорт текущих прямых зарубежных инвестиций в мире в 2004-2005 гг. по группам стран и регионам, млрд долл.

    Страны

    Импорт, млрд долл. 2005

    Импорт, доля, %

    Экспорт, млрд долл. 2004

    Экспорт, доля, %

    Мир, в целом

    651,2

    100,0

    630,3

    100.01

    Развитые страны

    460,3

    70,7

    470,1

    74,6

    ЕС

    374,4

    57,5

    236,6

    37,5

    Люксембург

    125,6

    19,3

    67

    10,6

    Франция

    51,5

    7,9

    83

    13,2

    Германия

    38,0

    5,8

    43

    6,9

    США

    30,0

    4,6

    114

    18,1

    Развивающиеся страны

    162,1

    24,9

    115,2

    18,3

    Латинская Америка

    56,0

    8,6

    69,1

    11,0

    АТР

    95,1

    14,6

    37,3

    5,9

    Африка

    11,0

    1,7

    8,5

    1,3

    Страны с переходной экономикой

    28,7

    4,4

    18,6

    0

    Чехия

    9,3

    1,4

       

    Польша

    4,1

    0,6

       

    Россия

    2,4

    0,4

       

     

     

    На прочие страны приходится 4,2% в экспорте текущих ПЗИ в 2004 г.

    Основные тенденции развития мировых прямых инвестиций сводятся к следующему:

  1. ПЗИ имеют более высокие темпы роста по сравнению с темпами роста мировой торговли и мирового ВВП. За 1996—2005 гг. среднегодовые темпы прироста прямых зарубежных инвестиций в мире составляли 40,2%, тогда как среднегодовые темпы роста международной торговли — 6,0%, а мирового ВВП — 2,9, промышленного производства — 3,6% [14].
  2. Основными экспортерами и импортерами ПЗИ остаются развитые страны, хотя за последние два десятилетия их доля снизилась вследствие более низких темпов роста ПЗИ (за некоторыми исключениями, например, в 1998 г.). На их долю приходится около 3/4 мирового импорта и экспорта прямых инвестиций в 2004 г. [14].
  3. В последние два десятилетия на мировых рынках капитала возросли роль и влияние развивающихся государств, а также стран с переходной экономикой. За 1989—2004 гг. стоимостной объем при тока ПЗИ в развивающиеся страны увеличился в 4 раза, в страны с переходной экономикой — в 7,5, тогда как в развитые государства – лишь в 7,3 раза. Суммарный объем экспорта ПЗИ из развивающихся стран возрос в 4 раза, из стран с переходной экономикой — в 30,8, а из промышленно развитых стран — в 5,1 раза [14].
  4. Изменилось соотношение между отдельными группами стран в мировом экспорте и импорте ПЗИ.

    В импорте прямых зарубежных инвестиций за 1987 – 2005 гг. доля промышленно развитых стран уменьшилась с 78,7 до 70,7%, доля развивающихся стран, напротив, возросла с 20,3 до 24,9%, доля стран с переходной экономикой также возросла с 1,0 до 4,4% [14].

    В мировом экспорте ПЗИ за 1987 – 2004 гг. наблюдались существенные изменения, в основе которых неадекватные темпы прироста вывоза ПЗИ: доля развитых государств снизилась с 92,96 до 74,6%, доля развивающихся стран возросла с 7,02 до 18,3%, доля стран с переходной экономикой возросла с 0,02 до 3,0%.

  5. Высокая концентрация прямых капиталопотоков в небольшой группе стран. На 10 стран приходится 83,4% экспорта ПЗИ и 73,1% импорта ПЗИ. Более того, аналогичная концентрация характерна для регионального распределения прямых капиталовложений. В частности, на «триаду» (США — Европейский союз — Япония) приходится 3/4 ПЗИ промышленно развитых стран. На Китай и Гонконг (КНР) — 40% притока ПЗИ в развивающиеся страны.
  6. Изменилась отраслевая структура капиталовложений. До 70-х годов основной сферой вложений ПЗИ была добывающая индустрия; в 70-е — первой половине 80-х годов — обрабатывающая промышленность; со второй половины 80-х годов и до настоящего времени — сфера услуг. В последние годы отраслевое распределение прямых зарубежных инвестиций также отличается динамичностью. Удельный вес добывающей промышленности сократился в 1,5 раза — с 8,6% в 1988 г. до 5,5% в 2000 г. Доля обрабатывающей промышленности снизилась с 44,0% в 1988 г. до 36,4% в 2000 г. При этом наиболее предпочтительными отраслями являются химическая индустрия (7,6%), производство средств транспорта (3,7%), металлообработка (3,2%), машиностроение (2,9%), пищевая промышленность, производство напитков и табака (2,7%) [14].

    На сферу услуг приходится более половины всех ПЗИ — 55,5% в 2003 г., тогда как в 1988 г. этот показатель был равен 38,9%. Основные отрасли услуг — финансы (20,6%) и торговля (12,8%) [14].

    1. В 90-е годы постоянно росла суммарная стоимость и удельный вес осуществления ПЗИ в форме трансграничных слияний и поглощений компаний (М&А). На их долю приходилось 80% совокупной стоимости мировых прямых капиталовложений в 2003 г., но к 2005 г. показатель снизился до 55%.

  7. Изменилось географическое направление капиталопотоков.
    Если в 60—70-е годы ПЗИ осуществлялись главным образом из промышленно развитых государств в развивающиеся страны, то в 80—90-е годы — из одних промышленно развитых стран в другие. При этом основные капиталопотоки идут между развитыми страна ми, имеющими наиболее высокие среднедушевые доходы и наиболее емкие внутренние рынки. Начиная с 1982 г. доля взаимных инвестиций в этой группе стран варьируется в пределах 70 – 80% [12]..
  8. В первую пятерку стран — импортеров ПЗИ входят: Люксембург (126 млрд долл.); КНР (53 млрд долл.); Франция (52 млрд долл.); Германия (38 млрд долл.); США (30 млрд долл.).

    В первую пятерку стран-экспортеров входят: США (114 млрд долл.); Франция (83 млрд долл.); Люксембург (67 млрд долл.); Нидерланды (44 млрд долл.); Германия (43 млрд долл.).

    Рассмотрим тенденции экспорта и импорта ПЗИ по отдельным группам стран.

    Приток ПЗИ в промышленно развитые страны увеличился со 136,63 млрд долл. в 1987 г. до 589,4 млрд долл. в 2001 г., т. е. в 4,3 раза, но в 2002 г. снизился до 460,3 млрд долл., или на 22%.

    Экспорт текущих ПЗИ увеличился со 184,68 до 924,2 млрд долл. за 1987—2003 гг., или в 5 раз, а в 2004 г. сократился до 470,1 млрддолл.

    2004 – 2005 годы стали неблагоприятным периодом для ПЗИ в развитых странах, когда импорт ПЗИ сократился в 16 из 26 стран. Сказались такие причины, как: резкое уменьшение сделок по трансграничным слияниям и поглощениям компаний; снижение деловой активности в отдельных отраслях; снижение деловой активности, падение цен на фондовых рынках. Позитивная динамика импорта и экспорта ПЗИ сохранялась лишь в Люксембурге (ставшем основным реципиентом ПЗИ в мире по итогам 2005 г.), Австралии, Германии, Финляндии и Японии.

    В совокупном экспорте и импорте капитала доминирующие позиции занимают два государства — США и Великобритания, на которые приходится 45% импорта и 38% экспорта прямых инвестиций в странах ОЭСР в 90-е годы. Именно эти два государства пострадали от неблагоприятной ситуации — на их долю пришлась половина совокупного падения объема привлеченных текущих ПЗИ. Одной из главных причин стало резкое сокращение активности в сфере трансграничных слияний и поглощений.

    Самым крупным реципиентом и самым крупным инвестором являются страны — члены Европейского союза (импорт — 374,4 млрд долл., экспорт — 470,1 млрд долл.).

    В течение последних сорока лет западноевропейская интеграция играет важную роль в ПЗИ в странах Европы, стимулируя капиталовложения как внутрирегиональные, так и из стран — нечленов ЕС.

    Основным инвестором из третьих государств в ЕС являются США. Американские компании имеют самый длительный по времени рекорд пребывания в Европе, начальный отсчет которого ведется еще с XIX в. Особенно быстро объем американских капиталовложений увеличился после вступления в силу Парижского договора о создании ЕОУС и Римского договора о создании ЕЭС. Удельный вес ЕС в накопленных американских ПЗИ за рубежом возрос с 15% в 1950 г. до 50% в 1998 г.

    Функционирование единого внутреннего рынка ЕС также стимулировало капиталовложения японских компаний. При этом доля ЕС в совокупных прямых инвестициях Японии значительно возросла в конце 80-х годов и достигла 30%. Однако ЕС уступает и США, и азиатским развивающимся (НИС) странам по объему вложенных японских ПЗИ.

    Быстро растут взаимные капиталопотоки в Европейском союзе, что оказывает огромное влияние на западноевропейскую интеграцию. Конец 80-х и начало 90-х годов стали периодом беспрецедентной внутрирегиональной инвестиционной активности. Доля взаимных инвестиций возросла с 4% в 1982 г. до 64% в 1997 г., но затем снизилась до 60,5% в 2000 г. Для стран ЕС также характерны трансграничные слияния и поглощения компаний. Интересной представляется тенденция осуществления таких сделок преимущественно между фирмами стран — членов ЕС и фирмами из третьих государств, тогда как международные слияния между фирмами стран-членов уступают им по количеству и по стоимости. Во второй половине 90-х годов быстро растут темпы слияний внутри Евросоюза: в 2002 г. стоимость слияний в ЕС увеличилась в два раза по сравнению с предшествующим годом, достигнув 1,2 трлн долл.

    С 1996 г. внутриевропейские слияния и поглощения увеличились в три раза по стоимости, хотя и уступают международным слияниям и приобретениям американских фирм европейскими компаниями, прежде всего потому, что внутрирегиональные слияния стимулируются в большей степени логикой глобального промышленного производства и региональными соображениями.

    Из отдельных стран — членов ЕС можно выделить таких крупных импортеров прямых инвестиций, как Великобритания, Нидерланды, Франция, а из стран-экспортеров — Великобритания, Германия, Франция.

    В 90-е годы США занимали первую позицию в мире по экспорту и импорту прямых инвестиций, являясь нетто-экспортером. Наиболее быстрые темпы роста характерны для импорта прямых инвестиций, объем которых только за один 1998 г. удвоился вследствие реализации крупномасштабных сделок по трансграничным слияниям и поглощениям. Но 2004—2005 гг. стали неблагоприятным периодом для американской экономики, что повлияло на суммарный объем привлеченных (30 млрд долл.) и вывезенных ПЗИ (1124 млрд долл.).

    Япония намного уступает большинству промышленно развитых стран по привлеченным ПЗИ, объем которых равнялся 8,4 млрд долл. в 2004 г. Стоимостной объем вывезенных ПЗИ оценивался в 38,1 млрд долл., т. е. Япония является нетто-экспортером прямых инвестиций.

    Развивающиеся страны характеризуются более быстрыми темпами роста экспорта и импорта ПЗИ по сравнению со среднемировыми показателями и темпами роста экспорта и импорта прямых капиталов в развитых государствах. Это четко прослеживается по данным 1988—1997 гг., согласно которым удельный вес рассматриваемой группы стран в импорте ПЗИ увеличился с 20,3 до 36,0% (но сократился до 25,1% в 1998 г.), в экспорте — с 7,02 до 14,0% (но сократился до 8,04% в 1998 г.) [12].

    В 2004 г. общий объем ввезенных ПЗИ достиг почти 1/3 ВВП (в 1980 г. — 13%), а вывезенных ПЗИ – 13% ВВП в 2002 г. (для сравнения 3% в 1980 г.). Основными реципиентами и донорами ПЗИ являются страны Азии и Латинской Америки. В качестве причин повышения роли развивающихся стран на мировых рынках прямых капиталов можно назвать либерализацию инвестиционных режимов (особенно в Китае, Мексике, Аргентине и Бразилии) и проведение широкомасштабной приватизации. Часто либерализация сопровождалась приватизацией и продажей государственных активов иностранным фирмам, что стало главным каналом доступа иностранных инвесторов на рынки развивающихся стран в 90-е годы. Так, в Бразилии поступления от приватизации в 1996—1998 гг. привели к привлечению минимум 14 млрд долл. в форме прямых зарубежных вложений. Проведение экономических реформ стимулировало экономический рост во многих странах (до азиатского финансового кризиса, вызвавшего цепную реакцию в большинстве государств) и также содействовало росту присутствия ТНК в наиболее динамично развивающихся регионах (так называемых emerging markets). Глобальная конкуренция и в результате сильное давление со стороны западных конкурентов заставили компании развивающихся стран углублять специализацию в рамках международного разделения труда в поисках новых ниш. Стимулирующий эффект оказали также многосторонняя либерализация и технологические изменения в сферах телекоммуникации и транспорта.

    Следует выделить еще один фактор, повлиявший на рост инвестиций в развивающихся государствах. Это рост потоков между самими развивающимися странами, причем некоторые из них стали нетто-экспортерами ПЗИ (Сянган, Тайвань), а также расширение внутрирегиональных капиталовложений. В частности, в Азии — Сянган и Тайвань (основные инвесторы в КНР), в Латинской Америке – Чили и Бразилия.

    Азиатский финансовый кризис 1998 г. и, как следствие, свертывание приватизационных программ негативно сказались на динамике и объеме импорта и экспорта капитала. За 1997—1998 гг. совокупный приток ПЗИ в развивающиеся страны сократился на 4%, главным образом из-за уменьшения объемов импорта ПЗИ в страны Южной, Восточной и Юго-Восточной Азии.

    Многие развивающиеся страны Азии, Африки и Латинской Америки переживают сокращение импорта ПЗИ в 2004 – 2005 гг. В среднем примерно половина развивающихся стран оказались в подобной ситуации, а суммарный объем ПЗИ сократился на 23%. В частности, приток ПЗИ в Мексику уменьшился на 11,7%, в Гонконг (КНР) — на 10,1%, в Бразилию — на 5,9%. Одновременно отдельные развивающиеся страны смогли упрочить свои позиции в мировом импорте ПЗИ. Так, в 2005 г, объем привлеченных в китайскую экономику ПЗИ составил 53 млрд долл. (второе место в мире). По краткосрочным прогнозам, сложившаяся динамика ПЗИ в экономику развивающихся стран сохранится, а на долгосрочную перспективу — будет расти.

    Еще одной существенной чертой прямых капиталопотоков в развивающихся государствах является их высокая концентрация в небольшой группе крупных и наиболее богатых стран. За последние 30 лет основными реципиентами ПЗИ были 10 стран — Аргентина, Бразилия, Мексика, Саудовская Аравия, Китай (в течение 20 лет), Индонезия, Малайзия, Сингапур, Таиланд, Сянган. Совокупная доля этих стран хотя и уменьшилась с 66% в 1970 г. до 58% в 1998 г., но по-прежнему составляет внушительную цифру, при этом только на Китай приходится треть совокупного импорта ПЗИ. Главным фактором распределения прямых зарубежных инвестиций считается емкость внутренних рынков.

    Растет роль развивающихся стран в мировом экспорте ПЗИ. За 1990-е годы 27 стран данной группы инвестировали ежегодно за рубежом в среднем более 5 млрд долл., в их числе Сянган, Тайвань, Сингапур, Китай, Малайзия, Кувейт, Чили, Бразилия. В 2001 г. объем вывезенных текущих ПЗИ составил 115,2 млрд долл., снизившись на 14 млрд долл. по сравнению с периодом 2003 – 2004 гг. Основными экспортерами из числа развивающихся стран являются: Сингапур (10,2 млрд долл.); Гонконг (8,98 млрд долл.); Чили (3,79 млрд долл.); Мексика (3,71 млрд долл.).

    Суммарный экспорт ПЗИ из стран АТР составил 37,3 млрд долл. в 2004 г.

    Объем ПЗИ, привлеченных в АТР, составил 95 млрд долл. (это 60% всех капиталов в развивающихся государствах). Впервые с середины 80-х годов, в 1998 г. наблюдалось значительное сокращение притока ПЗИ в азиатские развивающиеся страны вследствие резкого падения темпов роста импорта в Индонезию и на Тайвань, хотя суммарный объем 1998 г. превысил среднегодовые показатели 90-х годов. Аналогичная ситуация сложилась в 2005 г. Объем привлеченных ПЗИ сократился в 31 из 57 стран региона, но на 11%. Вместе с тем страны Юго-Восточной и Северо-Восточной Азии смогли нарастить объем ПЗИ благодаря интенсификации интеграционных процессов, перебазированию производств, расширению региональных производственных сетей.

    Основными реципиентами из числа азиатских государств являются Китай (52,7 млрд долл.), Сянган, КНР (13,7), Сингапур (7,7) и Индия (3,4), а основными инвесторами — Сянган (18,76), Республика Корея (4,76) и Тайвань (3,79 млрд долл.).

    Трансграничные слияния и поглощения в азиатском регионе возросли по стоимости на 28%, достигнув 12,5 млрд долл., хотя их доля во вновь вкладываемых ПЗИ сохраняется на низком уровне -лишь 16%.

    Страны Латинской Америки и Карибского бассейна немного уступают азиатским государствам по объему привлекаемых прямых инвестиций, стоимость которых возросла с 12,40 млрд долл. в 1987 г. до 56 млрд долл. в 2005 г. (для сравнения в 2004 г. — 84 млрд долл., в целом падение объема привлеченных ПЗИ затронуло 28 из 40 стран Латинской Америки и Карибского бассейна; общее падение ПЗИ составило 33% в 2005 г.). Суммарный экспорт ПЗИ увеличился с 1,31 млрд долл. до 69,1 млрд долл. соответственно.

    Основным реципиентом является Бразилия — 16,6 млрд долл., при этом темпы прироста в 1990-е годы составляли 58% благодаря расширению трансграничных слияний и приобретений, привлечению новых инвесторов, созданию новых ТНК, приватизации (например, крупнейшая национальная телевизионная компания Телебраз, входящая в первую сотню ТНК мира, была частично продана зарубежным инвесторам). Другой крупный реципиент по итогам 2005 г. – Мексика (13,6 млрд долл.). Основными инвесторами в экономику латиноамериканских стран являются США (17 млрд долл.), ЕС (только Испания обеспечивает треть всех европейских ПЗИ) и Япония (5,6 млрд долл.).

    Страны Африки значительно уступают азиатским и латиноамериканским государствам и по объему иностранных вложений, и по динамике темпов роста ПЗИ. За 1987 – 2005 гг. стоимостной объем привлеченных ПЗИ увеличился с 3,01 до 11,0 млрд долл., т. е. в 3,7 раза, а объем экспорта ПЗИ — с 1,12 до 8,5 млрд долл., т. е. в 7,6 раза.

    Общая неблагоприятная конъюнктура начала нового века сказалась и на африканских странах, где только за один год (2005 г.) импорт ПЗИ сократился на 8 млрд долл. (или на 41%) вследствие сокращения объема привлеченных инвестиций в 23 из 53 государств. Основная отрасль вложений — нефтяная, которая на перспективу останется наиболее обещающей в плане расширения вложений ПЗИ.

    Основными реципиентами являются Алжир (1,1 млрд долл.), Ан-||Ола (1,3 млрд долл.), Нигерия (1,3 млрд долл.), Тунис и Чад, на долю которых приходится половина всех ПЗИ в Африке; в качестве инвесторов ПЗИ выступают Нигерия (0,094 млрд долл.), Марокко (0,092 млрд долл.), Ливия (0,08 млрд долл.).

    В последние годы стала складываться тенденция постепенного повышения удельного веса наименее развитых стран в совокупном притоке ПЗИ в развивающиеся государства. Хотя их совокупная доля крайне низка — 1,7%, а стоимостной объем вложенных ПЗИ составляет 2,95 млрд долл. в 1998 г., однако это в 3 раза выше показателя 1987г. (0,97 млрд долл.).

    Главными реципиентами из 48 наименее развитых стран являются африканские страны, такие как Ангола, Экваториальная Гвинея, Эфиопия, Либерия, Мозамбик, Уганда, что доказывает определенную привлекательность этих государств в сфере природных ресурсов. В целом на африканские наименее развитые страны (33 из 48) приходится 75% всех привлеченных ПЗИ в данную подгруппу развивающихся стран.

    Негативное влияние на темпы и объем притока прямых зарубежных частных инвестиций в наименее развитые из развивающихся стран оказывают следующие факторы: узость внутренних рынков, специфика климатических условий, неразвитая транспортная и коммуникационная инфраструктура, неэффективные внутренние капиталовложения, нехватка квалифицированной рабочей силы, нехватка соответствующей информации о прибыльных сферах предпринимательской деятельности, сырьевая специализация экспорта, а, значит, его уязвимость из-за динамики мировых цен.

    Тем не менее в целом складывается долгосрочная тенденция постепенного роста притока ПЗИ в экономику наименее развитых стран. Прогнозируемый рост определяется благоприятными изменениями инвестиционного климата на основе проведения приватизационных программ, которые позволяют зарубежным инвесторам вкладывать капиталы в ранее закрытые отрасли; открытие сферы телекоммуникаций; содействие росту конкуренции благодаря притоку зарубежных инвестиций. Сохраняется важность добывающей промышленности, а также постепенно растет привлекательность некоторых обрабатывающих отраслей, в частности текстильной, пищевой, производства напитков, благодаря низкой стоимости рабочей силы. Среди прочих отраслей можно выделить туризм, сферу телекоммуникаций, финансовых услуг, страхования.

    Страны с переходной экономикой, зарегистрировали самые высокие темпы роста ПЗИ, хотя их доля в мировом импорте (4,4%) и в мировом экспорте (3,0%) остается невысокой. За 1987—2002 гг. стоимостной объем притока ПЗИ увеличился с 1,68 до 28,7 млрд долл., или в 17,1 раза, а экспорта — с 0,05 до 18,6 млрд долл., или в 372 раза. В 1998 г. стоимость вложенных ПЗИ уменьшилась по сравнению с 1997 г. из-за последствий азиатского финансового кризиса, а также вследствие августовского 1998 г. экономического кризиса. Эти факторы негативно отразились на объеме привлеченных капиталов (сократился в три раза). В 2005 г. рассматриваемый регион стал единственным регионом мира, который добился увеличения притока ПЗИ на 4 млрд долл. по сравнению с предшествующим годом. Однако, как показывают данные, тенденция не была одинаковой для всех стран: в 10 странах наблюдалось сокращение объема ПЗИ, а в девяти — увеличение. Сказались две основные причины — расширение ЕС и связанное с этим увеличение ПЗИ в страны-кандидаты и благоприятная экономическая конъюнктура в России.

    По данным 2005 г., основными реципиентами в данной группе государств были Чехия (9,3 млрд долл.), Польша (4,1 млрд долл.), Российская Федерация (2,4 млрд долл.), а главные инвесторы — Россия (2,6 млрд долл.), Венгрия (0,34 млрд долл.), Эстония (0,18 млрд долл.), по данным 2001 г.

    Крупным реципиентом ПЗИ (до 1998 г.) была Венгрия. В первые годы экономических реформ (1990-1993 гг.) на ее долю приходилось 45% совокупного объема ПЗИ, вложенных в экономику 25 стран: бывшего СССР, Центральной и Восточной Европы. Правда, в последние несколько лет удельный вес Венгрии стал снижаться вследствие роста привлекательности других стран с переходной экономикой. Но по показателю удельного веса текущих ПЗИ в ВВП, а также накопленных ПЗИ в ВВП Венгрия остается главным реципиентом прямых зарубежных инвестиций.

    Правительство Венгрии обеспечило прозрачность правового режима и проведение приватизации теми (включая нерезидентов), кто предлагал на торгах наивысшие цены. Иностранные предприниматели были допущены в стратегические сферы: телекоммуникации, энергетику, коммунальные услуги. Основным стимулирующим фактором привлечения ПЗИ в венгерскую экономику стала приватизация, особенно стратегических отраслей. По подсчетам, именно благодаря этому процессу в национальную экономику было привлечено 43% прямых инвестиций в период 1991— 1997 гг. Так, продажа собственности национальных телекоммуникационных компаний составила основу инвестиционного бума Венгрии в 1993 г., а в Чехии — в 1995г.

    Приватизация отдельных стратегических отраслей, в том числе энергетики, коммунальных услуг, банковской сферы с широким привлечением зарубежного капитала, содействовала еще одному инвестиционному буму в Венгрии в 1995 г. Аналогичные мероприятия в Чехии послужили основой пика привлечения ПЗИ в 2005 г.

     

    3.2. Иностранные инвестиции в экономике Российской Федерации

     

    По многим показателям иностранных капиталовложений Россия уступает не только развитым странам, но и многим странам с переходной экономикой. Так, из 25 стран ЦВЕ и СНГ РФ занимает 21 место по объему иностранных инвестиций в расчете на душу населения и 24 место по доле иностранных инвестиций в ВВП — 0,1%.

    Можно условно выделить три этапа динамики иностранных капиталовложений в российскую экономику:

  • 1991 – 1997 гг. – период роста иностранных инвестиций, когда
    объем привлеченных инвестиций увеличился с 0,4 до 12,3 млрд долл.;
  • 1998 – 1999 гг. знаменовался сокращением объема привлеченных иностранных инвестиций до 9,56 млрд долл. в 1999 г. из-за экономического кризиса в стране и экономического спада в мировой экономике в целом;
  • 2000 – 2005 гг. – период роста иностранных капиталовложений
    до 19,78 млрд долл. в 2005 г. благодаря экономической стабилизации и динамике роста экономики с 2001 г. Начиная с 2001 г. наблюдается опережающий рост иностранных вложений в основной капитал по сравнению с внутренними инвестициями [6].

    Положительное влияние оказало также повышение рейтинга российской экономики по данным известных консалтинговых фирм. Так, по оценкам компании А. Т. Керни, индекс инвестиционного доверия России вырос с 35-го места до 17-го места в 2001 г. и до 7-го места в 2002 г.

    На 1 января 2003 г. совокупный накопленный капитал в российской экономике составил 42,9 млрд долл.

    Основные тенденции иностранных инвестиций в РФ.

    1. По структуре иностранных инвестиций: за 90-е годы сократилась доля ПЗИ и возросла доля прочих инвестиций.

    Сохраняются низкими объем и доля ПЗИ в совокупных иностранных капиталовложениях в РФ, что связано с (1) их более низкой конкурентоспособностью по сравнению с прочими инвестициями, которые обеспечивают более высокую доходность и в большей степени защищают от инвестиционных рисков; (2) высоким риском для иностранных инвесторов из-за недостаточно высоких гарантий защиты прав и интересов иностранных инвесторов; (3) Нестабильностью и неэффективностью российского фондового рынка [6].

    В целом в 2004 г. объем привлеченных прямых зарубежных инвестиций составил 4 млрд долл.

    Неблагоприятным фактором можно считать высокую долю прочих инвестиций, которая возросла с 51,1% в 1997 г. до 77,5% в 2002 г. В основном это кредиты международных валютно-финансовых организаций и вложений иностранных финансовых ресурсов в приобретение государственных ценных бумаг.

    Портфельные инвестиции как наиболее ликвидная форма иностранных инвестиций, в большей степени реагирующая на изменения в экономической и политической ситуации в стране, имеют крайне низкий объем — 472 млн долл. (доля — 2,3%). Вместе с тем, если сравнить эти показатели с показателями 1999 г. (31 млн долл. и 0,3% в 1999 г.), то налицо — рост, что свидетельствует о выходе экономики страны из кризиса. Однако доля портфельных инвестиций крайне низка, что не характерно для развитых стран и наиболее развитых из числа развивающихся стран [6].

    2. Отраслевая структура вложений иностранных инвестиций характеризуется ростом в 90-е годы доли сферы услуг как основной сферы приложения иностранных инвестиций.

    В 2004 г. на совокупную долю сферы услуг приходится 55% иностранных инвестиций, в том числе торговля и общественное питание – 44,5% (для сравнения 5,6% в 1994 г.); коммерческая деятельность по обслуживанию рынка – 6,9; транспорт и связь – 3,1, финансы и кредит – 0,7% (15% в 1994 г.). В сфере услуг преобладают прочие инвестиции (86,7%), в основном за счет предоставленных кредитов [6].

    Крупной сохраняется доля промышленности – 37,1% в 2004 г., в том числе металлургия (33,7%), ТЭК (27,4%), пищевая промышленность (16,5%), машиностроение и металлообработка (7%), химическая (5%). Позитивным фактором следует считать прирост ПЗИ в промышленность – 48% всех ПЗИ, тогда как 34,3% доля всех прочих инвестиций.

  1. Региональная структура иностранных инвестиций в российской экономике. Сохраняется традиционно высокой доля промышленных центров — Москвы (36%), Санкт-Петербурга (10%) и Московской области (3,5%), а также нефтедобывающих регионов — Сахалинской и Тюменской областей [6].
  2. Географическое распределение иностранных инвестиций.

    В 2004 г. инвестиции вложили 93 страны, в том числе на 5 основных инвесторов пришлось 63,8% накопленных иностранных инвестиций на 1 января 2005 г. За 90-е годы географическая структура практически не изменилась, основными инвесторами остаются США и страны Западной Европы.

    В 2004 г. по накопленным всего инвестициям лидирующие позиции занимали в российской экономике (1) Германия – 8,15 млрд долл., (2) Кипр – 5,63 млрд долл.; (3) США – 5,52 млрд долл.

    По накопленным ПЗИ (в целом 20,35 млрд долл.) основными инвесторами являются: (1) США – 4,22 млрд долл.; (2) Кипр –3,93 млрд долл.; (3) Великобритания –2,19 млрд долл.; по накопленным портфельным инвестициям (1,47 млрд долл.): (1) Германия -384 млн долл.; (2) Кипр — 305 млн долл.; (3) Великобритания -128 млн долл.; по накопленным прочим иностранным инвестициям (21,1 млрд долл.): (1) Германия – 6,05 млрд долл.; (2) Великобритания – 2,74 млрд долл.; (3) Франция — 2,73 млрд долл. [6].

    5.    Суммарный объем продаж по трансграничным слияниям
    и поглощениям возрос со 100 до 1252 млн долл. за 1995-2002 гг.,
    а суммарный объем покупок — с 242 до 606 млн долл. за 1996-2002 гг.

    Россия является самым крупным инвестором ПЗИ из числа стран с переходной экономикой. За 1995-2002 гг. объем текущих прямых инвестиций, вывезенных за рубеж, увеличился с 95 до 3284 млн долл., а суммарный объем накопленных прямых инвестиций — с 3015 до 18 018 млн долл.

     

     

     

     

     

     

     

    ЗАКЛЮЧЕНИЕ

     

    Привлечение в широких масштабах национальных и иностранных инвестиций в российскую экономику преследует долговременные стратегические цели создания в России цивилизованного, социально ориентированного общества, характеризующегося высоким качеством жизни населения, в основе которого лежит смешанная экономика, предполагающая не только совместное эффективное функционирование различных форм собственности, но и интернационализацию рынка товаров, рабочей силы и капитала.

    Иностранный капитал может привнести в Россию достижения научно-технического прогресса и передовой управленческий опыт. Поэтому включение России в мировое хозяйство и привлечение иностранного капитала — необходимое условие построения в стране современного гражданского общества. Привлечение иностранного капитала в материальное производство гораздо выгоднее, чем получение кредитов для покупки необходимых товаров, которые по-прежнему растрачиваются бессистемно и только умножают государственные долги. Приток инвестиций как иностранных, так и национальных, жизненно важен и для достижения среднесрочных целей — выхода из современного общественно-экономического кризиса, преодоление спада производства и ухудшения качества жизни россиян. При этом необходимо иметь в виду, что интересы российского общества, с одной стороны, и иностранных инвесторов — с другой, непосредственно не совпадают. Россия заинтересована в восстановлении, обновлении своего производственного потенциала, насыщении потребительского рынка высококачественными и недорогими товарами, в развитии и структурной перестройке своего экспортного потенциала, проведении антиимпортной политики, в привнесении в наше общество западной управленческой культуры. Иностранные инвесторы естественно заинтересованы в новом плацдарме для получения прибыли за счет обширного внутреннего рынка России, ее природных богатств, квалифицированной и дешевой рабочей силы, достижений отечественной науки и техники и даже ее экологической беспечности.

    Поэтому перед нашим государством стоит сложная и достаточно деликатная задача: привлечь в страну иностранный капитал, и, не лишая его собственных стимулов, направлять его мерами экономического регулирования на достижение общественных целей.

    Привлекая иностранный капитал, нельзя допускать дискриминации в отношении национальных инвесторов. Не следует предоставлять предприятиям с иностранными инвестициями налоговые льготы, которых не имеют российские, занятые в той же сфере деятельности. Как показал опыт, такая мера практически не влияет на инвестиционную активность иностранного капитала, но приводит к возникновению на месте бывших отечественных производств предприятий с формальным иностранным участием, претендующих на льготное налогообложение.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

     

  3. Федеральный закон «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации» от 09.07.1999. № 160-ФЗ.
  4. Баранов А.О. Экономика России: деньги, бюджет, инвестиции. М., 2004.
  5. Булатов А.С. Экономика. М., 2005.
  6. Вахрин П.И. Инвестиции. М., 2005.
  7. Вахрин П.И. , Нешитой А.С. Инвестиции. М. ,2005.
  8. Вознесенская Н.Н. Иностранные инвестиции: Россия и мировой опыт (сравнительно-правовой анализ). М., 2006.
  9. Игошин Н.В. Инвестиции. М. , 2001.
  10. Евстигнеев В. Портфельные инвестиции в мире и России : выбор стратегии. М., 2005.
  11. Жуков Е.Ф. Ценные бумаги и фондовые рынки. –М.: Юнити, 1995.
  12. Зубченко Л.А. Иностранные инвестиции. М., 2005.
  13. Канэ Ф. Избранные экономические произведения. –М.: Соцэкгиз, 1960
  14. Ливенцев Н. И., Костюнина Г. М. Международное движение капитала. (Инвестиционная политика зарубежных стран). – М.: Экономисту 2005.
  15. Маренков Н.Л. Инвестиции. М., 2004.
  16. Орлова Е.Р. Инвестиции. М., 2004.
  17. Палухзина Я. Кокшаров А. Барышня –крестьянка// Эксперт. № 39. 2003.
  18. Хандруев А. Голландская болезнь// Прямые инвестиции. № 1. 2003.
  19. Черкасов В.Е. Международные инвестиции. М., 2005.
  20. Экономическая теория (политэкономия) / Под общ. ред.В.И. Видяпина, Г.П. Журавлевой. –М.: ИНФРА-М, 2007.
  21. Янковский К.П. Инвестиции. М., 2006.
<

Комментирование закрыто.

WordPress: 22.28MB | MySQL:123 | 1,913sec