Социальная политика в странах Европейского союза

<

123013 1447 1 Социальная политика в странах Европейского союза

1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ СОЦИАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ ГОСУДАРСТВА

1.1. Объекты и сущность социальной политики государства

Под социальной политикой в прикладном, практическом смысле (контексте) обычно понимают совокупность (систему) конкретных мер и мероприятий, направленных на жизнеобеспечение населения1. В зависимости от того от кого исходят эти меры, кто их главный инициатор (субъект), различают соответствующие виды социальной политики — государственная, региональная, корпоративная и т.д. Социальная политика всегда имеет место не только чисто с теоретических позиций, но и в практической жизни.

Социальная политика — многогранный процесс и структурно сложное явление. Только по одному-двум показателям и критериям, пусть и очень важным, например, уровню заработной платы, безработицы и т.п., проблематично давать реальную и исчерпывающую оценку се состояния. Объект и предмет социальной политики далеко не линейный, а многоуровневый и системный. Объект и предмет этой политики совпадают с главными элементами, блоками и структурами, входящими в крупный единый комплекс – социально-трудовую сферу систему взаимосвязанных компонентов и частей, среди которых: отрасли социальной сферы (образование, здравоохранение, культура, спорт, туризм, жилищно-коммунальный сектор и т.д.); рынок труда, занятость, безработица; социальное партнерство; социальная защита; оплата и охрана труда; социальное страхование; пенсионная система и др.

Социальная политика — это взаимоотношения социальных групп по поводу сохранения и изменения социального положения населения в целом и составляющих его классов, слоев, социальных, социально-демографических, социально-профессиональных групп, социальных общностей (семьи, народы, население городи, поселка, региона и т.п.)1.

Рассмотрим содержание социальной политики – основные сферы осуществления социальной политики.

Социально-политические отношения не существуют в обществе обособленно: они представляют собою общественную форму всех без исключения хозяйственных, культурных, потребительских процессов2. Социальная политика привносит в эти процессы их связанность с разнообразием интересов классов, социальных групп, общностей. К примеру, увязанность экономических процессов с интересами делает их политико-экономическими процессами. В некоторых отраслях хозяйства и сферах отношений влияние (роль, значение) социально-политических отношений, особенно существенно и даже является фактором, задающим их качественную определённость. Таковы комплекс отраслей социального хозяйства и социально-трудовая сфера.

Социальное хозяйство — это комплекс отраслей народного (национальною) хозяйства страны, сектор реальной экономики, производящий вещные блага и услуги, предназначенные для жизнеобеспечения населения как народа с собственной культурой трудовой, семейно-бытовой о досуговой жизнедеятельности, с привычным (и притом структурно дифференцированным) уровнем и образом жизни, идеалами, психологией и ценностями.

Отрасли социального хозяйства, как и иные отрасли народного хозяйства. имеют каждая свою отраслевую специфику и являются звеньями особенного (в отличие от общего и единичного) разделения общественного труда. Однако не ни отраслевые особенности объединяют отрасли социального хозяйства в крупный народнохозяйственный комплекс, стоящий в ряду других — таких, как топливно-энергетический, аграрно-промышленный, путей сообщения, военно-промышленный и др. В содержательном плане социальное хозяйство как крупный народнохозяйственный комплекс вычленяется в составе хозяйства страны не по технике технологическим особенностям и не но месту его отраслей и производственной кооперации труда, а по общему для его отраслей социально-хозяйственному предназначении). Это предназначение обеспечение необходимых и достаточных для расширенного воспроизведения и прогрессивною развития социальных условий жизнедеятельности народа на конкретном этапе его истории. Парод при этом понимается не как сумма индивидов, не как численность населения (народе население), а как историческая общность социальных групп, способная на осознание и выдвижение общественной исторической цели, на самоорганизацию ради ее достижения, на историческое действие и творчество, на обеспечение своей социальной устойчивости (социальной и национальной безопасности) посредством своей материальной и духовной культуры, на накопление и возвышение уровня своей цивилизованности.

Социальное предназначение социального хозяйства предопределяет социальную заданность профиля его отраслей. Каждая из этих отраслей структурно образуется из низовых звеньев (предприятий, учреждений, организаций и т.н.). ресурсы которых организованы в соответствии с социально заданным профилем отрасли, а в совокупное и представляют собою целостную систему ресурсов социального хозяйства.

К социальному хозяйству относятся просвещение, образование, культура, здравоохранение, жилищное хозяйство, коммунальное хозяйство, санаторно-курортный комплекс, оздоровительный и туристический комплекс (без экспортной части), физкультура и спорт (без профессионального спорта), социальная работа и др. Чёткое отграничение отраслей социального хозяйства (выделение «чистых отраслей») на практике не требуется (кик. кстати сказать, и в других отраслях и комплексах хозяйства страны). Поэтому состав как крупною народнохозяйственного комплекса практически определяется с точностью до организационных границ.

Структура социального хозяйства находится в состоянии сбалансированности (пропорциональности), если (и когда) функционирование всего комплекса социального хозяйства и его отраслей соответствует социальному предназначению и достигаются и устойчиво воспроизводятся нормальные (благоприятные, привычные) социальные условия жизнедеятельности народа и составляющих его социальных групп1.

Обеспечение социальной заданности отраслевого профиля конкретных отраслей социального предназначения всего социального хозяйства как народнохозяйственного комплекса происходит по-разному в разных общественных системах.

В демократическом обществе социальная заданность и сбалансировать социального хозяйства складывается как результат социальной политики, под влиянием взаимодействий множества реальных самостоятельных субъектов (социальных групп и их представителей, среди которых ведущую роль играет демократическое государство).

Под социальной политикой в прикладном, практическом смысле (контексте) обычно понимают совокупность (систему) конкретных мер и мероприятий, направленных на жизнеобеспечение населения2. В зависимости от того от кого исходят эти меры, кто их главный инициатор (субъект), различают соответствующие виды социальной политики — государственная, региональная, корпоративная и т.д. Социальная политика всегда имеет место не только чисто с теоретических позиций, но и в практической жизни.

Рассмотрим содержание социальной политики – основные сферы осуществления социальной политики.

Социально-политические отношения не существуют в обществе обособленно: они представляют собою общественную форму всех без исключения хозяйственных, культурных, потребительских процессов. Социальная политика привносит в эти процессы их связанность с разнообразием интересов классов, социальных групп, общностей. К примеру, увязанность экономических процессов с интересами делает их политико-экономическими процессами. В некоторых отраслях хозяйства и сферах отношений влияние (роль, значение) социально-политических отношений, особенно существенно и даже является фактором, задающим их качественную определённость1. Таковы комплекс отраслей социального хозяйства и социально-трудовая сфера.

Социальное хозяйство — это комплекс отраслей народного (национальною) хозяйства страны, сектор реальной экономики, производящий вещные блага и услуги, предназначенные для жизнеобеспечения населения как народа с собственной культурой трудовой, семейно-бытовой о досуговой жизнедеятельности, с привычным (и притом структурно дифференцированным) уровнем и образом жизни, идеалами, психологией и ценностями.

Отрасли социального хозяйства, как и иные отрасли народного хозяйства. имеют каждая свою отраслевую специфику и являются звеньями особенного (в отличие от общего и единичного) разделения общественного труда. Однако не ни отраслевые особенности объединяют отрасли социального хозяйства в крупный народнохозяйственный комплекс, стоящий в ряду других — таких, как топливно-энергетический, аграрно-промышленный, путей сообщения, военно-промышленный и др. В содержательном плане социальное хозяйство как крупный народнохозяйственный комплекс вычленяется в составе хозяйства страны не по технике технологическим особенностям и не но месту его отраслей и производственной кооперации труда, а по общему для его отраслей социально-хозяйственному предназначении). Это предназначение обеспечение необходимых и достаточных для расширенного воспроизведения и прогрессивною развития социальных условий жизнедеятельности народа на конкретном этапе его истории. Парод при этом понимается не как сумма индивидов, не как численность населения (народе население), а как историческая общность социальных групп, способная на осознание и выдвижение общественной исторической цели, на самоорганизацию ради ее достижения, на историческое действие и творчество, на обеспечение своей социальной устойчивости (социальной и национальной безопасности) посредством своей материальной и духовной культуры, на накопление и возвышение уровня своей цивилизованности.

Социальное предназначение социального хозяйства предопределяет социальную заданность профиля его отраслей. Каждая из этих отраслей структурно образуется из низовых звеньев (предприятий, учреждений, организаций и т.н.). ресурсы которых организованы в соответствии с социально заданным профилем отрасли, а в совокупное и представляют собою целостную систему ресурсов социального хозяйства.

К социальному хозяйству относятся просвещение, образование, культура, здравоохранение, жилищное хозяйство, коммунальное хозяйство, санаторно-курортный комплекс, оздоровительный и туристический комплекс (без экспортной части), физкультура и спорт (без профессионального спорта), социальная работа и др. Чёткое отграничение отраслей социального хозяйства (выделение «чистых отраслей») на практике не требуется (кик. кстати сказать, и в других отраслях и комплексах хозяйства страны). Поэтому состав как крупною народнохозяйственного комплекса практически определяется с точностью до организационных границ.

Структура социального хозяйства находится в состоянии сбалансированности (пропорциональности), если (и когда) функционирование всего комплекса социального хозяйства и его отраслей соответствует социальному предназначению и достигаются и устойчиво воспроизводятся нормальные (благоприятные, привычные) социальные условия жизнедеятельности народа и составляющих его социальных групп1.

Обеспечение социальной заданности отраслевого профиля конкретных отраслей социального предназначения всего социального хозяйства как народнохозяйственного комплекса происходит по-разному в разных общественных системах.

В демократическом обществе социальная заданность и сбалансировать социального хозяйства складывается как результат социальной политики, под влиянием взаимодействий множества реальных самостоятельных субъектов (социальных групп и их представителей, среди которых ведущую роль играет демократическое государство).

Цель социальной политики создание к обществе благоприятного социального климата и социального согласия, условии, обеспечивающих удовлетворение основных жизненных потребностей населения. Социальную политику государства можно рассматривать как специфическую деятельность государства, направленную на реализацию права каждого гражданина свободно участвовать во всех сферах социально-экономической, трудовой, духовной жизни общества, направленной на удовлетворение сущностных потребностей человека, интересов социальных групп при постоянном выявлении и учете социальных последствий экономических, политических, мировоззренческих преобразований1.

Предметом социальной политики, как науки, являются свойства, закономерности, содержательные (устойчиво воспроизводимые и выражающие сущность) отношения общества, а также процессы и формы общественной практики, которые представляют собой взаимодействие социальных групп но поводу их общественного положения. Политическое руководство определяет цели социального развития общества, а комплекс мер но их реализации –важнейшая задача социальной политики. Государственные органы, общественные организации, органы местного самоуправления, производственные коллективы реализуют социальную политику по достижению социальных целей и результатов, связанных с повышением благосостояния населения, улучшением качества его жизни, обеспечением социально-политической стабильности, социального партнерства в обществе.

С позиции субъектно-объектных отношений термин «социальная политика» многовариантен2.

В системе объектно-субъектных отношений объектом социальной политики выступает всё самодеятельное население, отдельные граждане, социальные общности определённого уровня, объединённые конкретными связями и отношениями.

Субъектами социальной политики являются государственные органы власти, организации и учреждения, а также действующие в социальной сфере негосударственные организации, общественные объединения граждан и инициативы. Субъектами социальной политики являются также законодательные, исполнительные, судебные органы власти, определяющие при общественном участии цели, задачи, приоритеты, нормативно-правовую базу социальной политики государства и проводящие непосредственную практическую работу по её реализации.

В формировании и осуществлении социальной политики участвует множество субъектов. Их деятельность определяется конкретными социальными интересами и осуществляется на основе той или иной нормативно-правовой базы. В Российской Федерации формируется конституционная, законодательная и нормативная база, отражающая деятельность всех ветвей власти по регулированию социальных отношений в стране.

Главным субъектом социальной политики является государство, осуществляющее социальную политику1.

Государственная социальная политика — действия государства в социальной сфере, преследующие определенные цели, соотнесенные с конкретно-историческими обстоятельствами, подкрепленные необходимыми организационными и пропагандистскими усилиями, финансовыми ресурсами и рассчитанные на определенные этапные социальные результаты.

Социальная политика осуществляется на нескольких уровнях: федеральном, региональном, муниципальном, а также на уровне отдельных предприятий, организаций, учреждений. Если на федеральном уровне определяются основные цели, задачи, принципы социального развития, а также основные способы, меры их достижения по отношению ко всему обществу, то региональная социальная политика осуществляется с учётом особенностей региона: уровня экономического развития и соответствующих возможностей, этнонациональных, историко-культурных и других особенностей.

Социальная политика, соответственно и деятельность её субъектов на региональном и местном уровнях направлена на решение конкретных проблем населения, отдельных особо нуждающихся социальных групп и граждан.

Стратегические установки субъекты социальной политики осуществляют через систему долговременных мер.

Именно в социальной сфере, в её организации и порядке функционирования, в уровне ответственности региональных и, особенно, местных властей за выполнение прямых обязанностей в социальной сфере в настоящее время присутствует и большая упорядоченность и большее исполнение законов, чем в сфере предпринимательства, экономики и финансов.

В то же время государственная социальная политика не может быть сведена к функциям каждого отдельного направления. По характеру, содержанию, внутреннему строению — это целостная система качественно нового уровня.

Её целостность определяется следующими факторами: 1) выбор обществом стратегических целей и задач социального развития, социальных приоритетов; 2) единое законодательство, формирующее целостное социальное пространство для всех слоев населения; 3) протекционизм государства и иных субъектов социальной политики по обеспечению финансирования социальной сферы; 4) единая социальная инфраструктура, единое кадровое и информационное обеспечение».

В зависимости от периода реализации социальной политики субъекты выстраивают свою деятельность в соответствии с уровнем и целями социальной политики, субъекты определяют задачи и конкретные меры по её реализации: организационные, правовые, социальные, финансово-экономические, экологические, демографические, социокультурные, просветительские. В зависимости от статуса, роли субъекта могут осуществляться задачи и меры идеологического, пропагандистского характера.

Основным субъектом реализации социальной политики в современном мире является государство.

Основные виды деятельности по реализации социальной политики государства1: а) правотворческая деятельность законодательных органов; б) организационно-управленческая, финансово-экономическая, прогнозная и другая деятельность исполнительных органов; в) контролирующая, надзорная деятельность судебных органов; г) совместная деятельность каждой из ветвей власти с социально-профессиональными и другими объединениями граждан.

Управление социальным развитием, в аспекте которого осуществляется социальная политика чрезвычайно сложный процесс.

Характеристики социального государства: а) развитая система страховых социальных отчислений и высокий уровень налогов, формирующих бюджет, высокие размеры отчислений на социальную сферу; б) развитая система услуг и социальных служб для всех групп населения; в) развитая правовая система, при которой осуществлено разделение властей, чёткая реализация функций каждой ветви власти, отработана нормативно-правовая система социальной жизни;

В настоящее время российское государство переориентировалось на либеральную социальную политику.

Социальная политика государства не сводится к деятельности органов власти, занимающихся социальными вопросами. В разработке и реализации социальной политики государства участвуют три стороны: власть (законодательные, исполнительные, судебные органы), общество (политические институты), население (социально-профессиональные и другие объединения граждан, отдельные инвалиды).

Субъектами социальной политики выступают: государственные ведомства и учреждения; органы местного самоуправления; внебюджетные фонды; общественные, религиозные, благотворительные или иные; негосударственные объединения; коммерческие структуры и бизнес; профессиональные работники, занимающиеся разработкой и реализацией социальной политики; граждане (например, через участие в гражданских инициативах, группах самопомощи и т.д.)1.

Субъекты социальной политики — это реально самостоятельные и притом фактически действующие социальные группы и представляющие их органы, организации, институты, структуры. Кроме самих социальных групп к субъектам политики относятся и представляющие их интересы организационные структуры. Получается, что субъекты как бы раздваиваются (удваиваются). «Первородные» (первичные) субъекты — это сами социальные группы. А вторичные (как бы порожденные первичными для удобства практического действия в политике) — это представляющие их интересы органы, организации и т.п.

Активно действующими субъектами (взаимодействующими сторонами) социальной политики редко являются социальные группы, социальные общности целиком.

Социальные субъекты-институты — это организационные структуры (организации, органы, движения), представляющие на деле или на словах интересы тех или иных элементов социальной структуры общества (первичных социальных субъектов) — социальных групп, социальных общностей.

Среди социальных субъектов-институтов следует различать: а) институты-реальные представители (социальные силы); б) институты-формальные представители (формальные субъекты); в) государственные субъекты-институты; г) негосударственные субъекты-институты.

Социальные (социально-политические, политические) силы, или институты-реальные представители — это конкретно-исторические формы самоорганизации социальных групп и социальных общностей, которые позволяют им представлять (выражать и отстаивать) свои интересы во взаимодействиях с другими социальными субъектами.

В отличие от реальных субъектов социальной политики формальные субъекты не имеют реального веса в социально-политической жизни общества, поскольку у них нет собственной достаточно широкой социальной базы — нет массовой поддержки в социальных группах, социальных общностях, на представительство интересов которых они претендуют. Такие субъекты-претенденты — довольно распространенное явление в демократическом обществе.

Другая разновидность формальных социальных субъектов — декоративные (маттулируемые) субъекты-институты, которые являются инструментом проведения интересов иных социальных групп или общностей, нежели те, от имени которых или в интересах которых они якобы (на словах) выступают.

Реальными социальными силами могут выступать неустойчивые (эпизодические) общественные движения, в том числе стихийные выступления типа бунтов.

<

В демократическом (гражданском) обществе нормой является взаимодействие социальных сил в форме устойчивых общественных организаций и движений — политических партий, профессиональных союзов, союзов предпринимателей, других организаций и движений, образующихся для постоянного социального действия по защите социально-групповых или общностных интересов (молодежные, женские, экологические, национальные и др. организации и движения).

 

1.2. Основные направления социальной политики

 

В XX и начале XXI в.в. в промышленно развитых странах всё более распространяются концепции и доктрины, возлагающие на государство задачу обеспечения таких прав человека, как право на определённый стандарт благосостояния. Особую популярность приобретает теория и практика «социального рыночного хозяйства», означающая широкие социальные мероприятия, проводимые государством. Таким образом, в реальной жизни распределение доходов в странах с рыночной экономикой осуществляется в результате свободной игры рыночных сил, но и на основе государственного регулирования различных потоков доходов путем их перераспределения.

С точки зрения функционирования экономической системы, социальная политика играет, двоякую роль. Именно по мере экономического роста, создание благоприятных условий в социальной сфере становится главной целью экономической деятельности, то есть в социальной политике концентрируются цели экономического роста. Кроме того, социальная политика является и фактором экономического роста. При этом если экономический рост не сопровождается ростом благосостояния, то люди утрачивают стимулы к эффективной экономической деятельности. Чем выше достигнутая ступень экономического развития, тем выше требования к людям, обеспечивающим экономический рост, к их знаниям, культуре и т.д. А это в свою очередь, это требует дальнейшего развития социальной сферы.

К основным принципам проведения социальной политики относятся: 1) защита уровня жизни путем введения разных форм компенсации при повышении цен и проведение индексации; 2) обеспечение помощи самым бедным семьям; 3) выдача помощи на случай безработицы; 4) обеспечение политики социального страхования, установление минимальной заработной платы; 5) развитие образования, охрана здоровья, окружающей среды в основном за счет государства; 6) проведение активной политики, направленной на обеспечение квалификации.

Социальное положение –– что основная комплексная характеристика жизнедеятельности населения в целом и его составных частей. Социальное положение формируется как результат действия системы существенных факторов (причин), которые образуют общественные условия существования и развития структурных частей общества.

Среди общественных условий, формирующих социальное положение, наиболее важными являются: общественное устройство (общественный строй), в котором закреплено генеральное распределение ролей в обществе, в первую очередь разделение на эксплуататоров и эксплуатируемых, господ и подчиненных; власть в обществе как способ поддерживания социальной устойчивости; власть в хозяйстве (собственность); экономические условия; экологическая безопасность; защищенность от социальных опасностей (социальная защищенность)

Обозначим основной круг функций (т.е. главных общественных направлений) социальной политики.

Первая из основных её функции – обеспечение социальной устойчивости общества, социальной безопасности общества. Социальная структура может быть разной в разных обществах, она может качественно меняться в истории одного и того же общества в результате революций и революционных реформ. Но она должна обладать свойствами устойчивости и самовозобновляемости (динамичности), иначе данное общество разрушается, приходит в упадок, перестаёт существовать. Социальная структура должна быть настолько устойчивой, чтобы выдержать как внутренние, так и внешние опасности её разрушения и вместе с тем выносить в себе перспективу и потенциал качественного обновления путем реформ и революций1.

Все ныне существующие общества и современный мировой порядок основаны на принудительном социальном донорстве одних социальных групп и стран в пользу других социальных групп и стран (т.е. на эксплуатации). Отношения принудительного социального донорства в корне своём антагонистичны. Проблемы социальной устойчивости в том и состоят, чтобы избежать открытых форм антагонизма, включая войны между странами и гражданские войны.

Вторая из основных функции социальной политики — обеспечить политическую устойчивость власти. Такая устойчивость по-разному достигается в обществах разного тина и в разных конкретных исторических, но суть всегда сводится к такому распределению реального участия социальных групп (и классов) и политических решениях, которое удерживало бы доминирующее влияние во власти того же самого господствующего класса. В противном случае меняется классовый тип власти и становятся неизбежными революционные преобразования. Среди этих преобразований опять-таки приоритетным становится обеспечение политической устойчивости, но уже новой власти.

Третья основная функция социальной политики — обеспечение такого распределения власти в хозяйстве (собственности), которое припиши лип, бы большинством справедливым, не требующим борьбы за передел.

Четвертая основная функция социальной политики — налаживание такой системы распределения экономических ресурсов и экономического эффекта, которая более или менее устраивает подавляющее большинство населения. От распределения экономических ресурсов в решающей мере зависят материальные условия жизни людей в обществе, возможности решения проблем разных социальных групп. Инвестиции и их структура, уровень и дифференциация доходов, совокупный размер и структура ежегодных социальных расходов, условия и размеры социальной помощи и поддержки — эти и иные экономические параметры имеют социальный смысл и социальное предназначение.

Пятая основная функция социальной политики — обеспечение обществом и государством необходимого и достаточного уровня экологической безопасности.

Шестая основная функция социальной политики — обеспечение обществом и государством необходимого и достаточного уровня социальной защищенности как населения в целом, так и каждой из его социальной группы.

В рыночных условиях основным проводником социальной политики в жизнь является государство. Государственная социальная политика — это целенаправленная деятельность государства, ставящая своей целью ослабление дифференциации доходов, смягчение противоречий между участниками рыночной экономики и предотвращение социальных конфликтов на экономической почве. Посредством государственной социальной политики в рыночной экономике реализуется принцип социальной справедливости, предполагающий определенную меру выравнивания положения граждан, создание системы социальных гарантий и равных стартовых условий для всех слоев населения.

 

2. ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ ЗАПАДНО-ЕВРОПЕЙСКОЙ СОЦИАЛЬНОЙ МОДЕЛИ

 

2.1. Экономический потенциал и его использование

 

Западная Европа в совершенно разной степени обеспечена важнейшими факторами производства. Природными ресурсами она довольно бедна, заметно уступая здесь ряду других регионов и стран мира. Так, если выявленные запасы минерального сырья России оцениваются в 30-40 трлн. долл., США – 8-8,5, Китая – 6 –6,5, то Западной Европы – лишь 0,5 трлн. долл. Из трех «центров силы» еще меньшими запасами обладает лишь Япония (0,1 трлн. долл.).

Ограниченность собственной минерально-сырьевой базы предопределяет большую зависимость западноевропейского региона от внешнего мира в этой области. Западная Европа импортирует более 2/5 энергоносителей и около 3/4 других видов сырья, потребляемого в ее хозяйстве.

В то же время Западная Европа в достатке или даже избытке обеспечена другими факторами производства – рабочей силой соответствующей квалификации, денежными капиталами. Явный избыток имеется прежде всего на рынке труда, ибо норма безработицы (отношение числа официально зарегистрированных безработных к численности самодеятельного населения) составляет в отдельных западноевропейских странах, как правило, 10 –12%, что создает известную социальную напряженность в обществе.

Западная Европа никак не уступает США и Японии по технологическому уровню традиционных базовых отраслей (металлургия, машиностроение и металлообработка и т.д.), а в химической промышленности является явным лидером (в первую очередь Германия). Вместе с тем она все еще отстает от них в таких новейших областях, как микроэлектроника, робототехника, биотехнология, новые материалы и оптическая электроника. Региональный экспорт высокотехнологичной продукции развивается в основном за счет ФРГ.

Западная Европа предпринимает активные усилия для решения указанной проблемы путем развития более тесного сотрудничества стран региона, особенно на базе программ развития НИОКР Европейского союза. После вступления в действие в 1994 г. Маастрихтского договора эти усилия приобрели новый импульс. Поэтому можно ожидать дальнейшего сближения между тремя «центрами силы» по уровню развития НИОКР, инновационного процесса и технологий, в том числе в отмеченных выше новейших наукоемких отраслях.

Наибольшая степень открытости западноевропейской экономики выражается прежде всего в состоянии внешней торговли. Так, экспортная и импортная квоты (отношение товарного экспорта и импорта к ВНП) стран — членов ЕС неизменно находилась вблизи 30%-ной отметки, тогда как США — 9-11%, Японии — 11-13%. Это во многом обусловлено отмеченной выше ограниченностью ресурсной базы региона и узостью внутренних рынков западноевропейских стран. Открытость такого рода ставит западноевропейскую экономику в сильную зависимость от изменения ее конкурентоспособности в рамках мирового хозяйства, а подчас и от временных экзогенных факторов неэкономического характера, например, от военно-политической ситуации на Ближнем Востоке. Правда, после окончания «холодной войны» влияние подобных факторов на Западную Европу резко уменьшилось.

Одна из наиболее характерных черт внешней торговли западноевропейских стран состоит в том, что ее основная часть приходится на внутри региональный оборот. Страны Западной Европы, особенно государства — члены ЕС, выступают друг для друга как важнейшие торговые партнеры и внешние рынки. Более 70% внешнеторгового оборота Западной Европы приходится на внутри региональную торговлю, тогда как для Северной Америки (даже после образования НАФТА) этот показатель составляет около 40%, а для Юго-Восточной Азии — примерно 30%. Данное обстоятельство решающим образом обусловлено бурным развертыванием вглубь и вширь процессов западноевропейской интеграции, которая началась как раз с «таможенного разоружения» в торговле между интегрирующимися странами.

Иная картина сложилась в области прямых инвестиций. Более 60% прямых зарубежных капиталовложений Западной Европы размещены за пределами региона. Дело в том, что с точки зрения условий инвестирования (состояние ресурсов, НИОКР и технологической базы, уровень издержек на заработную плату и социальное страхование, налоги, хозяйственное законодательство и т.д.) страны Западной Европы близки или по меньшей мере сопоставимы друг с другом, так что взаимное, перекрестное инвестирование приносит лишь сравнительно ограниченные выгоды. Поэтому западноевропейские инвесторы ищут для приложения своих капиталов такие страны и регионы, где инвестиционный климат по каким-то параметрам принципиально лучше, чем в Старом Свете. К ним относятся прежде всего Северная Америка (в первую очередь США), новые индустриальные страны Юго-Восточной Азии, а также наиболее динамично развивающиеся и перспективные государства третьего мира.

Для Западной Европы первостепенную роль в системе ее внешнеэкономических связей сегодня играют отношения с двумя другими «центрами силы» и прежде всего с США. Характер отношений между ними в 80-90-е гг. претерпел принципиальные изменения. В результате Второй мировой войны, из которой США вышли экономически окрепшими, а Западная Европа — в состоянии разрухи, между ними сложились в первые послевоенные годы отношения «старшего» и «младшего» партнеров. Это было обусловлено явным доминированием США во всех сферах мировой экономики — производстве, торговле, валютно-расчетных отношениях, иностранных инвестициях.

Нельзя сказать, что США злоупотребляли своей ролью лидера и пытались искусственно поддерживать зависимое положение от них Западной Европы. Напротив, в рамках известного «плана Маршалла» они предоставили западноевропейским странам щедрую по тем временам (1948 –1951 гг.) безвозмездную экономическую помощь, которая во многом способствовала восстановлению национальных экономик и инициированию экономического роста государств региона. Эта помощь воистину оказалась инвестированием в будущее. В лице восстановленной Западной Европы США получили важнейшего партнера для взаимовыгодного сотрудничества.

С середины 80-х гг., когда явно обозначился процесс резкого углубления западноевропейской интеграции и повышения ее качества (переход к экономическому, валютному и политическому союзу), о США и Западной Европе в принципе следует говорить как о равноправных экономических партнерах, хотя в военно-стратегическом отношении США остаются бесспорным лидером. В настоящее время ВВП Западной Европы примерно равен американскому, а по удельному весу в мировой торговле она примерно втрое превосходит США. Западноевропейским инвесторам принадлежит свыше 2/3 прямых иностранных вложений в США.

Несмотря на периодически проявляющиеся разногласия и противоречия между Западной Европой и США по вопросам взаимной торговли, отношений с развивающимися и бывшими социалистическими странами, а также другим проблемам, в обозримой перспективе можно ожидать с обеих сторон продолжения линии на взаимовыгодное равноправное партнерство. При этом, как это было уже не раз, оба партнера будут занимать близкие позиции в отношении внешнеэкономической экспансии Японии.

Отношения Западная Европа — Япония сходны по своему характеру с экономическими связями между западноевропейским регионом и США только в смысле равноправного партнерства. Однако степень взаимозависимости партнеров в первом случае существенно ниже, чем во втором. Значение взаимосвязей между Западной Европой и Японией для каждого из этих двух «центров силы» значительно меньше отношений с США. Страны — члены ЕС экспортируют в США примерно в пять раз больше товаров, чем в Японию, а вывоз последней в США приблизительно вдвое больше ее экспорта в ЕС.

В торговле Западная Европа — Япония неизменно существует большой дисбаланс в пользу последней. Это обусловлено в основном двумя обстоятельствами. Во-первых, конкурентными преимуществами (по цене, качеству и некоторым другим параметрам) по некоторым товарам, прежде всего по электронной бытовой технике и автомобилям, играющим главную роль в торговой экспансии Японии. Во-вторых, протекционистской внешнеторговой политикой Японии, активно поддерживающей своих экспортеров. К тому же экспорт в Японию объективно затрудняется рядом национальных особенностей внутреннего рынка этой страны. Попытки ЕС уменьшить указанный дисбаланс до сих пор дали лишь частичный эффект, поскольку возможности сдерживать японский экспорт протекционистскими мерами ограничиваются правилами ВТО/ГАТТ, тогда как торговая экспансия Западной Европы в Японию наталкивается на указанные специфические барьеры, не регламентируемые этими правилами и не устраняемыми международными договоренностями.

Однако после принятия Маастрихтского договора наблюдается активизация экономических отношений между ЕС и Японией. Единый внутренний рынок товаров, услуг, капиталов и рабочей силы в Западной Европе привлекает Японию, которая частично переориентирует приоритеты своей внешнеэкономической стратегии с Нового на Старый Свет. Если в 80-е гг. объем прямых инвестиций Японии в США в 2,5 раза превышал ее вложения в Западную Европу, то в 90-е гг. между первыми и вторыми не было существенного разрыва.

Проникновение японского капитала идет главным образом по двум направлениям. С одной стороны, в Западную Европу активно проникают капиталы тех отраслей, где позиции Японии наиболее сильны (банковская сфера, бытовая электроника, автомобилестроение). С другой стороны, японские компании стремятся приобрести целиком или на долевых началах фирмы тех отраслей (особенно в крупных странах Западной Европы), где позиции Старого Света особенно прочны (химия, фармацевтика, машиностроение).

Активизация японской экономической экспансии в Западную Европу настоятельно требует от последней принятия эффективных ответных мер для придания отношениям между этими двумя «центрами силы» более сбалансированного характера.

Отношения Западная Европа — Юг до начала 60-х гг. в значительной мере имели колониальный и полуколониальный характер, причем существенную роль играли методы внеэкономического принуждения (это, правда, лишь в малой степени относилось к развивающимся странам за пределами Африки и Азии). В дальнейшем эти отношения перешли на экономическую основу с постепенным усилением в них элементов равноправия и взаимовыгодности.

Более того. Западная Европа оказывает известное, хотя и не слишком щедрое, экономическое содействие Югу. Так, в рамках Четвертого Ломейского соглашения (на 1990 – 1999 гг.) об ассоциации с ЕС 69 государств Африки, Карибского региона и бассейна Тихого Океана (в основном это бывшие колонии Великобритании, Франции, Италии, Бельгии и Нидерландов) эти страны получили от Союза значительные торговые преференции.

Вместе с тем ускоренное развитие экономических отношений по линии Запад — Запад снижает значение ее связей с развивающимися странами. При этом торговые и инвестиционные отношения с Югом все более концентрируются на новых индустриальных странах Азии, а также Америки, тогда как роль в них беднейших стран неуклонно падает. Так, в общей сумме прямых инвестиций западноевропейских стран в развивающихся государствах, как правило, от 2/3 до 4/5 приходится на новые индустриальные страны.

Импорт из всех развивающихся стран покрывает не более 5% товарного потребления в Западной Европе, а по продукции обрабатывающей промышленности — менее 3% (причем последнее приходится в основном на новые индустриальные страны). Правда, по энергоносителям, рудам цветных металлов и некоторым другим видам минерального сырья зависимость Западной Европы от Юга составляет 15 –20% и более.

Можно ожидать, что отмеченные выше тенденции в отношениях Западная Европа — Юг в обозримой перспективе сохранятся.

 

2.2. Социально-экономическая модель

 

Во всех «центрах силы» после Второй мировой войны сложилась общественная система рыночно-государственно регулируемого, социально ориентированного капитализма. Основные черты социально-экономической модели Западной Европы, отличающие ее от американской и японской, таковы:

а) в рамках «трехслойного» хозяйственного механизма верхний «ярус» (уровень государственного регулирования) играет большую роль, чем в других «центрах силы». С одной стороны, тем самым компенсируется то обстоятельство, что западноевропейские ТНК, как правило, уступают по своему потенциалу и мощи своим американским и японским аналогам в соответствующих отраслях. С другой стороны, повышенная экономическая роль государства связана со следующей основной чертой социально-экономической модели Западной Европы;

б) в Западной Европе социальная ориентация общественно-экономических систем является наивысшей в современном мире, государство выполняет наибольшее количество социальных функций и делает это наиболее интенсивно. Западноевропейский капитализм в наибольшей мере подходит под рубрику «социальное рыночное хозяйство»;

в) если в рамках социально-экономических систем США и Японии индивидуализм как принцип и основное правило общественной жизни явно превалирует над солидарностью, то в Западной Европе сложился относительный баланс между ними при ведущей роли первого.

Последние две черты политически во многом обусловлены традиционно большой, а в течение длительных периодов ведущей ролью социал-демократии в общественной жизни Западной Европы. В конце 90-х гг. партии социал-демократического толка, входящие в Социалистический интернационал, являются правящими во всех крупных странах региона (Германии, Франции, Великобритании и Италии), а также в ряде других западноевропейских государств. Они предпринимали и предпринимают активные усилия для консолидации и развития сферы социального обеспечения;

г) наибольшая степень открытости мировому хозяйству и интернационализации хозяйственной жизни.

 

2.3. Направления реализации социальной политики Евросоюза

 

С 1957 г. содержание и инструменты европейской социальной политики претерпели значительную эволюцию. Можно выделить четыре этапа, обусловленные:

  • регулированием свободного перемещения работников после 1957 г.;
  • выработкой директивы в области здравоохранения и социальной защиты после принятия Единого европейского акта в 1986 г.;
  • заключением соглашения европейских социальных партнеров после подписания Маастрихского договора в 1993 г.;
  • осуществлением Европейской стратегии занятости после подписания Амстердамского договора в 1997 г.

    Середина 90-х годов отмечена принятием в ЕС новых членов (Швеции, Финляндии) и идеологии скандинавской модели (тесная взаимосвязь между экономической, социальной политикой и политикой занятости).

    С середины 90-х годов ЕС и его члены начали пересматривать подходы к социальной политике: ставка на занятость как на цель, а не на следствие экономической политики; повышение внимания к социальной политике как к инвестиционной сфере (а не только расходной), ее «производительной» роли. Это привело, во-первых, к серьезному расширению усилий ЕС в области занятости и социальной политики (с точки зрения идеологического и институционного обеспечения); во-вторых, к «запуску» метода открытой координации как нового инструмента решения задач социальной политики.

    Анализ эволюции социальной политики европейских стран свидетельствует, что несмотря на огромный прогресс, социальная политика всегда отстает от экономической.

    Лиссабонская стратегия нацелена на соединение экономической, социальной политики и политики занятости путем фокусирования их на общих целях повышения конкурентоспособности, движения к полной занятости и обеспечения социальной интеграции. Приэтом данный подход ведет не к конфликту этих политик, а усиливает каждую из них. Социальная платформа стратегии — признание роли основных прав человека, исключение дискриминации, социальная защита.

    Основные цели и приоритеты социальной политики ЕС:

    высокая конкурентоспособность экономики стран ЕС;

    большее количество и лучшее качество рабочих мест;

    социальная интеграция.

    Три цели европейской стратегии в сфере занятости:

    удлинение трудовой жизни;

    непрерывное образование на протяжении всей жизни;

    соотнесенность с экономической реструктуризацией.

    Продолжительность трудовой жизни зависит от возраста выхода на рынок труда и ухода с него. Не только работники старше 55 лет покидают рынок труда все раньше и раньше, но и молодежь выходит на рынок труда все позже.

    С 1970 г. по 2000 г. доля молодых людей, активных на рынке труда, снизилась: для 15 –19-летних – с 60% до 33%; 20 –24-летних – с 88% до 70%, 55 – 59-летних — с 86% до 69%, 60 – 64-летних – с 67% до 33%. Для сравнения: активность мужчин основной группы (от 25 до 54 лет) – почти стабильна (95-96% в 2000 г., 97-98% — в 1970 г.). В 1970 г. одна из двух молодых женщин (15– 19 лет) была активной на рынке труда; в 2000 г. этот показатель снизился до одной к четырем. Активность женщин основной группы возросла с 50 до 80%, 55 – 59-летних – с 35% до 44%, 60 – 64-летних уменьшилась с 20% до 15%. Уровень безработицы среди молодых, как правило, вдвое выше, чем среди взрослых.

    Чтобы повысить уровень занятости в ЕС в целом, необходимо повышать занятость молодежи (15-24 года), женщин, пожилых (55-64 года).

    Наибольшие различия в уровне занятости между ЕС и США (13,4 п.п.) отмечены среди мужчин в возрасте от 15 до 24 лет. Это объясняется гораздо более длительными сроками обучения в европейских университетах и более поздним выходом молодежи на рынок труда. С одной стороны, это позволяет молодым людям выйти на рынок труда лучше подготовленными и найти высокооплачиваемую работу. С другой — такая возможность есть далеко не у всех: высокий уровень безработицы среди молодых людей отмечается в Греции, Италии, Испании, Финляндии, Бельгии (около 20%). Среди новых членов ЕС самые высокие показатели — в Польше и Словакии.

    Подобная ситуация во многих случаях обусловливается тем, что молодые люди нередко соглашаются на работу, которая не имеет перспектив с точки зрения получения дальнейшего образования и карьерного роста, а затем «соскальзывают» в безработицу.

    Расширение занятости молодежи может быть осуществлено следующим образом:

    Учитывая сокращение численности рабочей силы, сегодня очень важно обеспечить более ранний выход на рынок труда.

  1. Полученные знания должны соответствовать работе.
  2. Подготовку необходимо осуществлять частично в образовательных учреждениях, частично — на рабочих местах (как в Германии), ускоряя таким образом выход молодых на рынок труда.
  3. Государственным чиновникам и социальным партнерам следует осознать свою ответственность за создание условий для интеграции молодежи в рынок труда. Очень важно использовать превентивные и активные меры.

    Увеличить присутствие женщин на рынке труда можно следующим образом:

  4. Уменьшить влияние финансовых демотиваторов, связанных с размерами зарплаты, налогообложением.
  5. Повысить доступность и качество услуг по уходу за детьми и стариками.
  6. Улучшить организацию труда (неполный рабочий день, гибкий режим).

    Увеличение продолжительности жизни на фоне снижения рождаемости способствует повышению среднего возраста населения и рабочей силы (количество которой сокращается). Поэтому так низок уровень занятости пожилых — около 40% в ЕС и около 30% – в новых странах-членах ЕС. Это ставит под угрозу пенсионную систему и систему социальной защиты. Что касается занятых, то знания и навыки лиц старших возрастов нуждаются в обновлении с учетом усиления конкуренции в глобальной экономике.

    Увеличить занятость среди пожилых можно:

  • снижая мотивацию к завершению трудовой жизни и раннему пенсионированию;
  • обеспечивая более поздний выход на пенсию через реформирование пенсионных систем;
  • оптимизируя условия труда (включая неполный рабочий день, временную работу);
  • осуществляя непрерывное обучение;
  • используя их компетентность и опыт (например, при переводе с управленческого поста на пост консультанта и т.д.);
  • изменяя общественное мнение (организация пропагандистских кампаний и т.д.).

    Таким образом, расширение занятости молодежи, женщин и пожилых связано с удлинением и улучшением трудовой жизни через совершенствование условий и организации труда (для молодежи — более ранняя, но более качественная интеграция в рынок труда; для мужчин и женщин — оптимальное сочетание семейной и трудовой жизни).

    Национальные стратегии следует ориентировать на внедрение непрерывного обучения, используя возможности школ, компаний, Интернета, облегчая доступ к непрерывному обучению путем оптимальной организации рабочего времени, разделяя соответствующие издержки между социальными партнерами — государством, работодателями и работниками.

    Высокий уровень социальной защиты – особенность, отличающая европейскую социальную модель. В ЕС организация и финансирование этой сферы находятся в компетенции стран-членов. Каждая из них имеет коллективную систему защиты граждан, снижающую социальные риски, включая сокращение бедности. Соцзащита — интегральная часть системы занятости. Качество ее взаимодействия, например, с трудовым правом, политикой занятости и колдоговорным процессом влияет на продуктивность занятости.

    Основные социальные риски, на снижение которых ориентируется соцзащита, – старость, выход на пенсию, смерть кормильца, инвалидность, болезнь, беременность, уход за детьми, безработица, необходимость поддержки больных, стариков. В среднем страны-члены ЕС расходуют на эти цели 27,5% ВВП. 2/3 ресурсов, выделяемых на соцзащиту, — расходы на пенсии и здравоохранение.

    Можно выделить два главных направления: модернизация соцзащиты в интересах увеличения количества рабочих мест (совершенствование политики доходов путем регулирования налогообложения, рынка труда, системы соцзащиты; расширение базы финансирования последней) и обеспечение трудовой мобильности на протяжении всего жизненного цикла (создание условий для успешной индивидуальной трудовой карьеры, прерываемой заботой о детях и стариках, с переходом к неполной занятости, включающей периоды обучения и работы, что способствует удлинению трудовой жизни; адаптация системы соцзащиты к усилению мобильности на рынке труда, облегчающей переход от работы к обучению, самозанятости).

     

    3. ТЕНДЕНЦИИ И ПЕРСПЕКТИВЫ СОЦИАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА

     

    Подходы к решению основных задач, связанных с расширением ЕС, старением населения, глобализацией, которые следует учитывать в процессе выработки социальной политики на ближайший период (2006 – 2010 гг.), вытекают из стратегии, принятой в 2000 г. на Лиссабонском саммите.

    Выделяются пять главных ориентиров:

  • европейская стратегия занятости, фокусирующаяся на удлинении трудовой жизни, введении непрерывного обучения в соответствии с задачами экономической реструктуризации;
  • реформирование системы социальной защиты;
  • поощрение социальной интеграции;
  • предоставление родителям свободы в определении количества детей в семье;
  • развитие иммиграционной политики.

    Помимо этих ориентиров, существуют еще пять позиций, которые необходимо принять во внимание при составлении новой социальной повестки дня:

  • повышение вклада социальной политики в экономический рост, конкурентоспособность и социальную сплоченность благодаря развитию непрерывного обучения, модернизации организации труда и реформированию социальной защиты;
  • удлинение трудовой жизни посредством расширения занятости не только старших по возрасту работников (мужчин и женщин), но и молодых. Удлинить и улучшить трудовую жизнь можно путем оптимального сочетания периодов работы, обучения, времени, посвящаемого детям и старикам. Это предполагает обеспечение гибкости в организации труда и социальной защиты на протяжении всего жизненного цикла человека;
  • поощрение социальной интеграции, осуществление инвестиций в детей и молодежь. Нынешняя социальная политика особое внимание уделяет пожилым и устойчивости пенсионного обеспечения, однако нельзя игнорировать тот факт, что в сегодняшней Европе значительная часть молодых людей, которые в будущем станут играть ведущую роль в обществе, сталкивается с риском нищеты;
  • динамизация демографических процессов. Мировой опыт подтверждает, что демографический фактор является определяющим для динамичного развития общества. Соответственно, ЕС предстоит придать иммиграционной политике более селективный и интегрированный характер, поощрять молодые пары к рождению любого количества детей;
  • обеспечение качественного управления социальной сферой в каждой из стран ЕС, принимая во внимание различия между ними, особенно после расширения состава членов Евросоюза до 25.

    Основные проблемы реализации социальной политики Европейского союза будут связаны с необходимостью решения следующих задач.

    Проблемы миграции. Ожидаемая волна иммиграции будет лимитироваться отчасти существенной дифференциацией в доходах между странами выезда и въезда; отчасти тем, что для групп, в наибольшей степени заинтересованных в миграции, после расширения ЕС может сложиться благоприятная ситуация в своих странах.

    По оценкам, на первом этапе миграцией будет охвачено порядка 300 тыс. человек в год, в дальнейшем она станет снижаться, достигнув спустя десятилетие показателя менее чем 50 тыс. человек. Общее количество мигрантов может составить около 3% численности населения стран ЦВЕ, или 3 млн. человек.

    Ряд новых членов ЕС достаточно быстро превращаются в принимающие страны, куда мигрируют граждане соседних государств, расположенных к востоку от расширившегося Евросоюза. Это позволяет говорить скорее о миграции в объединенную Европу, нежели о миграции между новыми и старыми членами ЕС.

    Фундаментальные принципы европейской интеграции – свободное движение граждан и отказ от дискриминации по национальному признаку. Страны ЕС, очевидно, еще не готовы в течение двух первых после расширения Евросоюза лет либерализовать доступ на свои рынки труда для выходцев из «новых» стран. Через два года Еврокомиссии предстоит составить доклад о ситуации на европейском рынке труда и о готовности «старых» стран-членов ЕС либо к сохранению рестриктивных мер, защищающих их рынки труда в течение максимум трех лет, либо к полной реализации правил Евросоюза, касающихся свободного движения рабочей силы. Если страны ЕС столкнутся с серьезным дисбалансом на своих рынках труда, то ограничительные меры будут сохранены еще на два года – до 2011 г.

    Проблемы, связанные с социальным демпингом. Эти опасения закономерны, поскольку в новых членах ЕС средний уровень месячной зарплаты в 2000 г. достигал 46% уровня в странах ЕС. Однако этот показатель соответствует уровню производительности труда, которая в 2000 г. составила менее 50% средней по ЕС (расчет сделан на одного занятого). В новых странах зарплата устойчиво повышалась в последние десять лет в результате экономического роста, темпы которого в среднем превышали соответствующие показатели в ЕС.

    Проблемы, связанные с реструктуризацией экономики. Различия в положении стран при расширении ЕС на восток и на юг обусловлены разрывом в доходах на душу населения, а также степенью интеграции новых членов ЕС в экономику Евросоюза. Объединенная Европа станет не только крупнейшим экономическим, но и наиболее интегрированным с точки зрения торговли и прямых иностранных инвестиций субъектом. Однако конвергенция в рамках Евросоюза потребует значительного времени.

    Пока нет подтверждений того, что в новых странах-членах формируется тенденция к специализации на конкретном рынке или в отрасли, т.е. к межотраслевой специализации стран. Отмечается усиление внутриотраслевой специализации, т.е. продуктовой дифференциации национальных компаний. Очевидно, на экономику и занятость ЕС в большей степени будет влиять относительная эффективность отдельных корпораций разных стран, нежели изменения в относительной конкурентоспособности между промышленными секторами. Вообще говоря, все эти страхи не кажутся обоснованными: главным следствием присоединения к ЕС десяти новых государств является увеличение численности населения Евросоюза на 75 млн. человек, включая порядка 30 млн. экономически активных лиц.

    Проблемы, связанные со старением населения.
    С 1960 г. по 2000 г. продолжительность жизни в странах ЕС повысилась на восемь лет. В новых странах-член
    ах Евросоюза этот показатель ниже: 65 – 72 года – мужчины (по сравнению с 73 – 78 лет в ЕС), 75 – 78 лет – женщины (79 – 83 года).

    В данном контексте для стран Евросоюза период с 2006 г. по 2010 г. — последний благоприятный период: в дальнейшем численность экономически активного населения начнет сокращаться. К 2015 г. относительный показатель количества граждан старшего возраста резко возрастет.

    Вопросы занятости имеют огромное значение для будущего экономического и социального процветания Европы. Снижение количества рабочих рук в ближайшие два десятилетия может привести к замедлению темпов роста, если оно не будет компенсировано ускорением роста производительности труда.

    Социальные изменения. Анализ долговременных демографических трендов подтверждает тенденцию к старению населения, влияющую, в том числе, и на устойчивость пенсионного обеспечения. Однако следует иметь в виду, что пожилые — отнюдь не самая уязвимая категория граждан в Евросоюзе. Анализ ситуации с доходами позволяет выделить наиболее значащие факторы, обусловливающие возникновение риска бедности:

  • домохозяйство с одиноким родителем или такое, где трудится один человек;
  • молодые люди, которые сталкиваются с риском безработицы, низкой зарплаты;
  • распределение доходов и собственности, неблагоприятное для молодых людей.

    Неблагополучие молодых объясняется массой причин: нередко законодательство диктует особые условия оплаты их труда; зарплатные схемы часто отдают предпочтение старшим возрастным группам и т.д.

    Ожесточенные дебаты вокруг пенсионных реформ не могут скрыть ухудшающуюся ситуацию с доходами молодежи. Во-первых, молодые люди нуждаются в большей поддержке. Во-вторых, поскольку в следующем десятилетии им предстоит стать главной рабочей силой, требуется, чтобы они получили высококачественное образование и подготовку. В-третьих, под давлением экономических условий представители молодого поколения рассматривают реформы, направленные на обеспечение долгосрочной устойчивости систем социальной защиты, в большей степени как угрозу, нежели как отвечающие их интересам.

    Сегодня реформы в области социальной политики, особенно связанные с пенсионным обеспечением, мотивируются страхом. То же относится и к миграции. Бизнес боится потерять лучшую рабочую силу как источник труда; граждане опасаются притока мигрантов; старшее поколение беспокоится за свои пенсии и хочет стабильности; молодое – предчувствует, что ему предстоит столкнуться с гораздо большими неопределенностями, нежели людям старших возрастов.

    Необходимо трансформировать все эти страхи в процесс, основанный на позитивном восприятии будущего, и найти новое межпоколенческое равновесие. Ведущая роль в этом принадлежит социальному партнерству.

    Профсоюзам следует отказаться от артикуляции страхов работников и сконцентрироваться на разъяснении полезности изменений; работодателям — вкладывать больше средств в улучшение условий труда, что способствовало бы повышению адаптации работников к новой трудовой среде и меняющимся обстоятельствам. В свою очередь, правительства могли бы облегчить эти процессы, представляя реформы не как ответ прежде всего на пессимистические сценарии, а как оптимальную реализацию возможностей, вытекающих из структурной перестройки, в интересах всех.

    Глобализация. Этот процесс — основной двигатель изменений. В центре глобализации находится торговля: 20% мирового ВВП экспортируется. Глобализация существенно влияет на специализацию инвестиций и рабочих мест в каждой из стран, перекраивая карту международного разделения труда. Расширившемуся Евросоюзу, в котором создается все большее количество рабочих мест, следует позиционировать себя как новый регион на такой карте. Для этого требуется активная стратегия, основывающаяся на использовании позитивных возможностей, вытекающих из глобализации. Следует четко координировать все направления политики — торговую, содействующую конкуренции, промышленную, инвестиционную, образовательную (включая профобразование), занятости.

    Огромным потенциалом в области создания рабочих мест обладают новые сферы приложения труда, связанные с развитием экологических служб, дошкольного образования, расширением непрерывного образования, диверсификацией медицинских и социальных услуг, услуг для бизнеса, регионального и городского управления и т.д.

    Подготовка людей к занятости на новых рабочих местах. Инвестиции в человеческий капитал и обновление профессиональных навыков — основа экономики знаний. На Лиссабонском саммите и последующих заседаниях Еврокомиссии были определены общие цели, которые уточняются «для себя» каждой страной-членом ЕС. Цели образования и профобучения — формирование нового круга базовых компетенций, необходимых современным работникам всех специальностей:

  • профессиональные, вытекающие из следующих установок — учиться, чтобы знать; развитие способности к работе в команде, умение организовать свой труд, креативность, предпринимательский подход и пр.;
  • технические — знание РС, интернета, использование телекоммуникационных технологий;
  • теоретические — знание иностранных языков, понимание культурного многообразия.

    Адаптация европейской социальной модели к глобализации. Несмотря на различия по странам, особенность европейской социальной модели состоит в том, что в рамках национальных систем стран-членов ЕС существует тесная взаимозависимость между экономической эффективностью и социальным прогрессом. Кроме того, европейскую модель отличает развитый страховой «компонент». Вместе с тем социальные факторы выступают и как производительные: существенную роль в достижении экономических результатов играет хорошее здоровье работников, конструктивное трудовое законодательство. Социальная модель ЕС зиждется на трех компромиссах — между государством и рынком, между трудом и капиталом (роль общенациональных соглашений), между государством благоденствия и индивидуальной ответственностью.

    Чтобы европейская социальная модель сохранила устойчивость, она должна адаптироваться к условиям глобализации:

  • социальная защита — необходимо более справедливо распределять налоговое бремя между всеми формами доходов (прибыль, доходы от капитала, зарплата, собственность, пенсии и др.);
  • социальный диалог — социальным партнерам следует расширять круг проблем, обсуждаемых на переговорах, стремиться найти согласие по новым вопросам, демонстрируя гибкость. Социальный диалог необходимо развивать и на международном уровне;
  • социальная сплоченность — одно из последствий глобализации — проявление социальной исключенности в форме маргинализации социально слабых категорий; необходимо проведение активной социальной профилактики;
  • безопасность — глобализация требует новых форм обеспечения социальной безопасности для работников (непрерывное обучение, участие во владении капиталом).

    Непрерывное образование – основной инструмент защиты людей в случае потери ими работы и других изменений в их трудовой жизни. В современных условиях смена работы постепенно станет нормой: на протяжении трудовой жизни человеку придется не раз менять профессию. Для этого необходима образовательная система, обеспечивающая возможность приобретать широкие базовые знания, развивающая способности к адаптации, познанию. Важная ее часть – образовательная подсистема для взрослых, позволяющая реализовать модель непрерывного образования в течение всей жизни.

    Рынок труда зависит от рынка капиталов. Развитие событий в последние годы подтвердило серьезную уязвимость компаний, чьи капиталы находятся в собственности англосаксонских пенсионных и хедж-фондов. В целях оптимизации экономических решений следует развивать европейские пенсионные фонды, а также расширять круг владеющих акциями рабочих.

     

     

    СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАНО ЛИТЕРАТУРЫ

     

  1. Авдокушин Е.Ф. Международная экономическая интеграция //Авдокушин Е.Ф. Международные экономические отношения. М., 2003.
  2. Амстердамский договор // Документы Европейского Союза. – Т.5. – М.: Интердиалект+, 1999.
  3. Арах М. Европейский Союз: видение политического объединения. М., 1998.
  4. Баринова М. ЕС-25: будущее социальной политики // Человек и Труд. 2005. № 3.
  5. Борко Ю.А., Загорский А.В., Караганов С.А. Общий европейский дом: что мы о нем думаем? М., 1991
  6. Бусыгина И.М. Концептуальные основы европейского регионализма: Проблемы европейского регионализма// Доклады Института Европы РАН. №61. М.,1999
  7. Бусыгина И.М. Стратегии европейских регионов в контексте интеграции и глобализации. М., 2002.
  8. Бусыгина И.М. Субсидиарность как принцип и механизм политики Евросоюза // Международник. Август. 2005.

  9. Вейт-Уилсон Дж. Государство благосостояния: проблема в самом понятии // Pro et contra. – лето, 2001. – Т.6, №3
  10. Глоссарий по европейской интеграции. Термины договоров и соглашений Европейского Союза //Отв. ред. Ю.А. Борко. — М.: Интердиалект+, 1998.
  11. Авдокушин Е.Ф. Международная экономическая интеграция //Авдокушин Е.Ф. Международные экономические отношения. М., 2003.
  12. Жуков В.И. Социальная политика. М., 2005.
  13. Европа на пороге XXI.века: ренессанс:или упадок? // Актуальные проблемы Европы.. ИНИОН РАН, М.,. 1998
  14. Каргалова М.В. Европейская интеграция и строительство единого социального пространства ЕС // Серия: Доклады Института Европы РАН. № 46, М;, 1998
  15. Каргалова М.В. От социальной идеи к социальной интеграции. – М., 1999
  16. Каргалова М.В. Островки безопасности по европейски //
  17. Каргалова М.В. Социальная политика Европейского Союза: концептуальные аспекты и тенденции развития в 80-90-е годы. Диссерт. на соиск… д. истор. н. М., 1999;
  18. Кизима С. А., Бакин А. И. Системные аспекты организации и функционирования Европейского союза // Европейский союз: история, политика, экономика, право:. Международная научно-практическая конференция (17—18 декабря 1997 года, Минск). Сб. научн. тр. Мн., 1998.
  19. Мацонашвили Т. Проблемы перестройки социального государства в Европе // Pro et contra, 2001. – Т.6, №3.
  20. Мировая экономика. Экономика зарубежных стран: Учебник / Под ред. В.П. Колесова, М.Н. Осьмовой. — М.: Флиант, 2000.
  21. Пузакова Е.П. Процесс интернационализации в мировой экономике: сущность, формы, тенденции. Ростов-на-Дону, 2004
  22. Сиджански Д. Федералистское будущее Европы: от Европейского сообщества до Европейского Союза. М., 1998.
  23. Социальная политика/ Под общ. Ред. Н.А. Волгина.–М.: Экзамен, 2003.
<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 1.03MB/0.00072 sec

WordPress: 22.6MB | MySQL:121 | 1,775sec