Создание совместных предприятий как способ вхождения российских фирм на мировой рынок

<

122813 2259 1 Создание совместных предприятий как способ вхождения российских фирм на мировой рынокНовым направлением в развитии внешнеэкономических связей России стало установление прямых связей предприятий России с промышленными и коммерческими фирмами и предприятиями зарубежных стран. Эти предприятия образуются на основе долевого участия отечественного и зарубежного капитала. Число таких предприятий за 1992-1999 гг. увеличилось с 2,5 до 14,7 тыс.; наибольшее их количество приходится на США (3,4 тыс.) и Германию (2,3 тыс.). [5, с. 485].

Особый интерес у иностранных партнеров вызывают предприятия оборонного комплекса. Создано более 50 американо-российских совместных предприятий с оборонщиками. Больше всего их создано в промышленности средств связи (11) и радиопромышленности (10), судостроении, вертолетостроении и ракетно-космической отрасли. Примером такого сотрудничества является создание российско-американского совместного предприятия по запуску спутников с помощью ракет «Протон» завода им. Хруничева и американской компании «Локхид». Контракт рассчитан на сумму более 600 млн. долл., включая соглашение по запуску до 5 спутников для европейского телевещания. Два наиболее крупных российско-американских СП появились в судостроительной промышленности. Одно из них на Амурском судостроительном заводе производит оборудование для разведки нефти и газа на Сахалинском шельфе, другое — на заводе «Звезда» на Дальнем Востоке утилизирует списанные атомные подводные лодки. Созданные совместные русско-американские предприятия в соответствии с программой сотрудничества по уменьшению военной угрозы позволили обеспечить работой в районах Дальнего Востока более трех тысяч человек.

Учитывая высокий научно-технический и кадровый потенциал оборонных предприятий, высокотехнологичные компании Запада и Востока создают совместные предприятия на территории России. За 1994— 1995 гг. германский концерн «Сименс» и Ижевский моторостроительный завод создали совместное предприятие «Ижтел» по производству междугородних телефонных станций. Конструкторское бюро Яковлева сотрудничает с итальянской компанией Aermacchi. «Дженерал Электрик» и предприятие «Рыбинские моторы» совместно производят промышленные турбины, а в дальнейшем предполагается и совместная сборка моторов. Важное место занимает создание транснациональных концернов. Так, франко-германская вертолетная фирма Еигорtег вместе с московским предприятием Миля, Казанским производственным объединением и корпорацией Климова учредила совместную компанию «Евромиль» для разработки, производства и сбыта 30-местного вертолета МИ-38. Вертолет с двигателем завода им. Климова предполагается изготовлять на Казанском заводе. Московский авиастроительный концерн МАПО — МиГ в сотрудничестве с французскими компаниями Shema-Turbomeka и Sextant Avionique создал новое поколение учебно-тренировочного самолета МиГ — АТ.

Большой интерес для иностранных инвесторов представляют газовая и нефтяная отрасли России. Компании «Газпром» и «Эдисон» создали новое совместное предприятие «Вольта» для закупок и поставок российского природного газа потребителям в Италии. Соглашение компаний предусматривает 51 % участия для «Эдисона» и 49% — для «Газпрома». «Вольта» завершит технико-экономическое обоснование создания системы транспортировки и распределения в Италии российского газа в основном для снабжения электростанций «Эдисона» и промышленных предприятий. Первые поставки газа на итальянский рынок приходятся на 1998 г. Предполагается строительство газопровода протяженностью около 1000 км.

В нефтяной промышленности действует около сорока совместных предприятий. Доля иностранных инвестиций в уставном капитале СП колеблется от 3 до 50%.

Совместные предприятия по виду деятельности делятся на две группы. Первую образуют СП, разрабатывающие по имеющимся у них лицензиям месторождения нефти в Тюменской, Архангельской, Пермской областях, республиках Татарстан, Удмуртия и других регионах. Суммарные запасы извлекаемой нефти по этим месторождениям составляют 850—900 млн. т. На долю СП этой группы приходится около 9 млн. т. В совместных предприятиях второй группы иностранные партнеры оказывают различные сервисные услуги: диагностика и оптимизация работы скважин, ремонт и др. Всего СП добывают порядка 16 млн. т нефти. Созданы российско-канадское СП «Юганскфракмастер», российско-американское «Ваньеган нефть», российско-швейцарское СП «Нобель Ойло. Совместные предприятия работают в основном на месторождениях с залежами высоковязких нефтей, нефтегазовыми, имеющими обширные водонефтяные зоны.

Создано российско-американское СП «Полярное сияний» для разработки Ардалинского нефтяного месторождения Тимано-Печорекого бассейна. Его соучредителями стали геологоразведочное предприятие «Архангельскгеология» и одна из крупнейших компаний США «Коноко». Подписано соглашение о добыче нефти- и газа на шельфе о. Сахалин с консорциумом МММШМ, состоящим из пяти американских, японских и англо-голландских нефтяных компаний. Оно предусматривает инвестиции со стороны участников консорциума в размере, превышающем 10 млрд. долл. Ожидается подписание еще трех соглашений по разработке нефтегазовых ресурсов Сахалинского шельфа. Крупные иностранные инвестиции в добычу нефти и газа начинаются также на севере европейской части России в Тимано-Печорской низменности.

Успешно начало свою деятельность и недавно созданное в подмосковном Голицине на базе местного автобусного завода (ГолАЗ) российско-германское СП с участием известной немецкой фирмы «Мерседес-Бенц». С выходом на проектную мощность это предприятие будет ежегодно производить до 2,5 тыс. комфортабельных автобусов для междугородних рейсов. Аналогичный проект по совместному выпуску автобусов большой вместимости, но уже другой не менее известной у нас в стране марки «Икарус», реализуется в рамках СП, организованного АО «Тушинский машиностроительный завод» (ТМЗ), выпускавшим некогда знаменитые космические летательные аппараты «Буран», и венгерскими партнерами АО «Икарус» при участии «Автоэкспорт». В подмосковном Зеленограде активно сотрудничают завод «Квант» — один из лидеров в области производства персональных компьютеров у нас в стране и одна из ведущих в мире компаний по выпуску электронного оборудования IВМ. Сфера взаимных интересов — финансирование производства, поставки оборудования и комплектующих деталей, обучение персонала, маркетинговые исследования. Совместные предприятия созданы и на известной московской фабрике по пошиву мужской одежды «Большевичка», производительность которой — 350 тыс. костюмов в год. Одновременно активизировалось развитие совместного предпринимательства и за рубежом. Если в конце 1980-х годов с участием капитала СССР насчитывалось менее 130 смешанных компаний в 35 странах, то уже в начале 1990-х годов на территории промышленно развитых и развивающихся государств было создано уже более 300 акционерных обществ с участием российских хозяйственных организаций, расположенных в 50 странах.

Среди стран по числу совместных с российскими фирмами АО лидируют ФРГ (около 50), США, Финляндия (свыше 20), Италия, Великобритания (более 15), Франция (более 10). Основными видами деятельности СП являются торгово-сбытовая (ей занято свыше 2/5 действующих предприятий) и производство услуг (более четверти всех СП). Собственно производственной деятельностью и торговлей научно-техническими знаниями занято не более 1/5 от общего числа зарубежных СП.

Тем не менее, обобщая вышесказанное, нельзя не отметить, что существующее положение вещей не внушает особого оптимизма. Подавляющее количество совместных предприятий (около 80%) локализовано в Москве и Санкт-Петербурге, а в провинции количество СП крайне незначительно. С другой стороны, доля в суммарном объеме выработки продукции, приходящаяся на СП, крайне незначительна: иностранных партнеров интересует крайне узкий сегмент отечественного производства. Думается, виной тому – как общая нестабильность экономической жизни страны, так и отсутствие благоприятной для производителя правовой базы.

 

Глава II. Крупнейшие отечественные фирмы на мировом рынке

Как уже отмечалось, процесс интеграции отечественных фирм в мировое хозяйство, рассмотренный на примере функционирования совместных предприятий – крайне неоднозначное явление. Немногим лучше обстоят дела и у гигантов отечественной индустрии, стремящихся самостоятельно покорить западные рынки. Ниже рассмотрим те из них, которые, тем не менее, вопреки основной тенденции если и не лидируют на соответствующих сегментах рынка, то, по крайней мере, занимают там прочные позиции.

С ходом экономических реформ наша страна все больше вовлекается в глобальные процессы интернационализации бизнеса, международного разделения труда. Это является закономерным следствием интеграции в мировую экономическую систему.

Российские компании становятся неотъемлемой частью всемирного экономического сообщества, без многих из них трудно, а порой и невозможно представить работу целых отраслей экономики. Так, например, российские поставщики нефти и нефтепродуктов заняли устойчивую нишу на мировом рынке, все еще ценится за рубежом продукция нашего военно-промышленного комплекса.

Однако особенно обольщаться не приходится. Среди 500 крупнейших фирм мира нет ни одной российской. «ЛУКОЙЛ» с рекордной для России капитализацией 9,5 млрд долларов занимает 191-е место среди компаний Европы. В рейтинге ста восточноевропейских компаний количество российских фирм уменьшилось с 37 до 20. Российский «Газпром», владеющий пятой частью всего мирового газа, оценивается рынком в 6,3 млрд долларов и вообще не входит в рейтинг 500 крупнейших мировых компаний. Это — диагноз российской экономике, в перспективы которой не верят потенциальные покупатели акций [17, c. 10]

Газпром», крупнейшая российская компания и самый значительный мировой производитель газа, возвращается на международные мировые рынки. Впервые после долгового кризиса, разразившегося в России в 1998 г., компания выпускает облигации на сумму 500 млн. долл.

Привлеченные средства будут направлены на увеличение оборотного капитала, однако эмиссия также должна показать, что компания впервые после кризиса начинает возвращаться на международные рынки.

«Газпром» отвечает примерно за 25% мировых объемов производства газа и экспортирует его в более чем 25 европейских стран, имея таким образом постоянный источник дохода. Объем и влияние компании таковы, что иностранные инвесторы, по идее, должны относиться к этой эмиссии как к квазигосударственной, а международные рейтинговые агентства должны дать ей высокий рейтинг

В текущем году общий объем добычи газа ОАО «Газпром» не должен быть меньше, чем аналогичный показатель 2000 года — 523,2 млрд кубометров. Поставки газа на российский рынок в 2000 году были равны 346,7 млрд кубометров. На экспорт «Газпром» поставил 192,6 млрд кубометров, из которых 129 млрд — в дальнее зарубежье и 63,6 млрд — в страны СНГ и Балтии ([8]).

Доля «Газпрома» в мировой добыче газа на сегодняшний день составляет 25%, а на российском рынке — более 90%. Газовый концерн также владеет 20% запасов газа в мире (общий объем запасов — 149,5 трлн. кубометров) и 65% запасов газа в России (общий объем составляет 46,4 трлн. кубометров). Наиболее существенные объемы запасов этого энергоносителя в размере 35 трлн. кубометров приходятся на Ямало-Ненецкий автономный округ.

Кроме газодобывающих, довольно устойчиво положение отечественных фирм, экспортирующих нефть и нефтепродукты. СМИ Запада широко комментируют создание российской нефтяной компании «ЮКСИ» в результате слияния двух нефтяных гигантов «ЮКОСа» и «Сибнефти». Консолидация нефтяной мощи в руках нескольких концернов сделает Россию более конкурентоспособной на мировых рынках. Слияние «ЮКОСа» и «Сибнефти» означает радикальные изменения в соотношении сил в мировой нефтяной промышленности: теперь на мировом рынке «ЮКСИ» опережают лишь «Шелл» и «Экссон». Теперь «ЮКСИ» сможет более мощно представлять интересы России в возможных стратегических альянсах с иностранными инвесторами.

В результате слияния двух компаний возникло могущественное предприятие, контролирующее более одной трети мировых запасов нефти. Возникновение «ЮКСИ» стало еще одной иллюстрацией развития российского капитализма в направлении господства финансово-промышленных групп. Слияние «ЮКОСа» и «Сибнефти» отражает тенденцию к консолидации в нефтяном секторе России, что неизбежно приведет к созданию от трех до пяти хорошо капитализированных и способных к конкуренции на мировых рынках российских нефтяных компаний. Как указывают специалисты, объем добычи «ЮКОСа» и «Сибнефти» в 1999 году достиг 175 млн. баррелей нефти, что составило 22 процента всей нефтедобычи в РФ.

В ближайшее время «ЮКСИ» ожидает конкуренция со cтороны ряда международных консорциумов, таких как «Шелл», «СИДАНКО» и «Бритиш петролеум».

Другой не менее мощной российской фирмой, работающей на мировом рынке топлива, является ЛУКОЙЛ. С момента своего создания ЛУКОЙЛ сохраняет лидирующие позиции в российской нефтяной промышленности и реальном секторе экономики страны. Расширяя международную деятельность, компания уверенно выходит на мировые рынки и достойно представляет интересы России за рубежом.

ЛУКОЙЛ — это первая российская вертикально-интегрированная нефтяная компания, работающая по принципу «от нефтяной скважины до бензоколонки». ЛУКОЙЛ был создан в 1991 г. в форме концерна на базе трех крупнейших нефтегазодобывающих предприятий Западной Сибири — «Лангепаснефтегаз», «Урайнефтегаз» и «Когалымнефтегаз», которые впоследствии дали название «ЛУКОЙЛ». В дальнейшем ЛУКОЙЛ включил в себя другие нефтедобывающие, нефтеперерабатывающие, сбытовые, нефтехимические, транспортные и другие предприятия нефтяного бизнеса.

Увеличение рыночной доли зарубежных операций — одна из составных частей стратегии развития Компании. Рост доли зарубежных операций Компании свидетельствует о постепенной трансформации ЛУКОЙЛ в международную корпорацию.

В настоящее время зарубежные запасы составляют 30% от общих запасов нефти Компании. Доля добычи и переработки нефти за пределами России в общих объемах производства ЛУКОЙЛ составляет соответственно 3% и 30%.

Компания активно разрабатывает проекты по разведке и добыче нефти и газа на территории республик бывшего СССР.

В Казахстане она имеет доли в 3-х действующих проектах:

5% в разработке нефтяного месторождения Тенгиз

15% в Соглашении о разделе продукции по газоконденсатному месторождению Карачаганак

50% в разработке нефтяного месторождения Кумколь

В Азербайджане также разрабатываются 3 проекта.
Компании принадлежат:

10% долевого участия в разработке морских месторождений Азери, Чыраг, Гюнешли

5% долевого участия в Соглашении о разделе добычи на месторождении Шах-Дениз

60% долевого участия в Соглашении о разведке, разработке и долевом разделе добычи по перспективному блоку D-222 (Ялама)

В дальнем зарубежье ЛУКОЙЛ имеет долевое участие в следующих проектах:

Разработка второй очереди месторождения Западная Курна в Ираке — 68,5%

Разработке месторождения Мелейя в Египте — 6%

ЛУКОЙЛ планирует наращивать объемы работ по зарубежным проектам в качестве одного из основных условий обеспечения своего устойчивого развития.

2.2 Рынок черных и цветных металлов

 

Бывший Череповецкий металлургический комбинат (ЧМК), а ныне ОАО «Северсталь», похоже, стал одним из немногих российских предприятий этой отрасли, которые относительно спокойно пережили антидемпинговые разбирательства между Россией и США по экспорту российской стали и их главное следствие — резкое сокращение продаж своей продукции в эту страну.

По оценкам экспертов, это вылилось для предприятия в потерю 20-30 млн. долл. Сумма ущерба складывается из 20-30-долларовой разницы в цене на металлопродукцию в США и на остальных рынках. Череповецкий комбинат ежегодно поставлял порядка миллиона тонн металла на американский рынок. Сегодня не поставляет уже ничего, однако сумел справиться с этой ситуацией и быстро компенсировать свои объемы производства и продаж, потеряв деньги только на разнице в ценах.

Положение не только российских, но и крупнейших мировых производителей металлопродукции, для которых США в конце прошлого года практически закрыло свой рынок, по признанию специалистов ЧМК, спасла Юго-Восточная Азия. Она к тому времени смогла оправиться от экономического кризиса и стала в солидных масштабах закупать металл. Если бы этот рынок не открылся, то у производителей стали вполне мог бы разразиться мировой кризис, который обернулся бы коллапсом многих предприятий в Бразилии, России, на Украине и в Казахстане и сокращением их мощностей на 20%. А сейчас за счет азиатских стран мировой рынок металла оказался даже более сбалансированным, чем был два или полтора года назад. Портфель продаж «Северстали» сегодня равномерно распределен между Центральной и Южной Америкой, Северной Америкой, Европой, Ближним Востоком, а также Африкой и Юго-Восточной Азией.

<

В отличие от большинства российских металлургических предприятий, ОАО «Северсталь» поддержало межправительственные соглашения между США и Россией, заключенные в июле после продолжительных переговоров правительств двух стран. Несмотря на 64-процентные сокращения поставок металла на американский рынок, на предприятии считают, что лучше такое соглашение, чем полное закрытие рынка США. И хотя часто 5-процентная экспортная пошлина «съедала» эффект от больших объемов продаж, высоких закупочных цен и платежеспособности американских покупателей, на «Северстали» главную ценность сохранения российских (а в первую очередь своих) поставок в США видят в другом. Если бы рынок США был окончательно потерян для российских металлургов на ближайшие годы, то вернуться на него стоило бы предприятиям громадных усилий и средств.

Вряд Вряд ли мировыми производителями алюминия было проигнорировано заявление первого вице-президента «Сибирского алюминия» – практически абсолютного отечественного монополиста в данной отрасли — о планах этой российской группы увеличить производство алюминия на СаАЗе почти вдвое — до 620 тысяч тонн в год против нынешних 320 тысяч. Сегодня «Сибирский алюминий» подыскивает иностранного промышленного партнера и банки для финансирования расширения своего алюминиевого завода в Саяногорске (Хакасия), на которое потребуется почти полмиллиарда долларов. Считается, что это очень привлекательный проект, особенно учитывая, что в среднем в мире для увеличения производства алюминия на одну тонну требуется 4-5 тысячи долларов, тогда как в данном случае это обойдется всего в полторы-две тысячи.

Руководство группы рассчитывает окончательно определиться с зарубежными партнерами и, завершив выработку сделки, уже летом 2001 года начать сооружение новых производственных мощностей на СаАЗе, которое продлится три года. Партнером «Сибирского алюминия» в расширении производства на Саянском алюминиевом заводе может стать японская «Мицубиси Корп.»

При этом столь значительное увеличение производства металла на СаАЗе не вызовет внезапного наплыва первичного алюминия на мировой рынок, что неизбежно могло бы сбить цены на это стратегическое сырье. Дело в том, что группа «Сибирский алюминий», которая объединяет по принципу вертикальной интеграции целый ряд крупных предприятий, выпускающих полуфабрикаты и готовые изделия из алюминия, способна регулировать внутреннее потребление алюминиевой продукции, в частности направлять дополнительно произведенный металл на свои перерабатывающие мощности. По существу, в этом и состоит один из основополагающих принципов стратегии развития группы «Сибирский алюминий» — первой и пока единственной в России компании, которая последовательно проводит курс на переход от массированного экспорта необработанного алюминия к выпуску полуфабрикатов и готовой продукции высоких переделов металла. В руководстве группы убеждены, что только так можно кардинально изменить нынешнюю порочную практику, когда российские алюминиевые заводы вывозят за рубеж чуть ли не девять десятых первичного металла, тогда как отечественные предприятия по переработке алюминия остаются не у дел и вынуждены простаивать. В результате Россия, занимая первое место в мире по экспорту алюминия, почти на порядок уступает ведущим индустриальным странам мира в таком ключевом показателе, как потребление алюминия на душу населения.

В нынешнем году «Сибирский алюминий» начинает развертывать собственную международную торговую сеть. К примеру, уже открыты торговые представительства в Великобритании и Германии. К 2000 году намечено создание аналогичных представительств в США и Китае. Каким образом, закладывается основа глобальной маркетинговой сети группы, которая обеспечит ей выход на новые рынки сбыта, облегчит доступ к международным финансовым ресурсам, будет способствовать установлению контактов с новыми потребителями. Уже сейчас один из ведущих участников мирового алюминиевого бизнеса американская корпорация «Рейнольдс», которая не первый год сотрудничает с предприятиями «Сибирского алюминия», налаживает поставки на рынок США проката и полуфабрикатов Самарского металлургического завода. Среди зарубежных партнеров группы — крупнейшие производители и потребители алюминиевой продукции, в том числе итальянская «ФАТА» и японская «Мицубиси», автомобильные концерны «Ауди» и «Фольксваген», аэрокосмические гиганты «Боинг», «Бритиш Аэроспейс», «Эрбас Индастри».

Среди поставщиков цветных и драгоценных металлов на мировой рынок одно из ведущих мест занимает РАО «Норильский никель».

РАО «Норильский никель» является крупнейшим в мире предприятием по производству цветных и драгоценных металлов. В настоящее время РАО контролирует около 20% мирового производства никеля, обеспечивает значительную долю мирового выпуска металлов платиновой группы, производит порядка 10% кобальта, около 4% меди в мире. Уже третий год подряд Министерством торговли РФ компании присуждается звание «Лучший экспортер России». При этом РАО является безусловным лидером в своей отрасли внутри страны.

Экспорт является одним из важных направлений деятельности компании, учитывая, что «Норильский никель» является экспортоориентированной компанией и более 90% производимой продукции реализует за рубежом. РАО «Норильский никель» — один из крупнейших российских экспортеров, в 1999 году его доля в общем объеме экспорта Российской Федерации достигла 3,67%.

Стратегией «Норильского никеля» при экспорте металлов является установление прямых контактов и заключение сделок с конечными потребителями. Таким образом, постоянными клиентами «Интеррос-импэкса» стали практически все крупнейшие компании — потребители цветных и драгоценных металлов в мире. Среди заказчиков никеля можно отметить «Thyssen Krupp Metallurgie», «Outokumpu», «Usinor», «Acerinox», «Carpenter Specialty Alloys», JL, «AK Steel», «Kawasaki Steel», «Nippon Yakin» и другие. При этом для достижения наилучших результатов при реализации продукции за рубежом компанией приобретается в собственность зарубежная сбытовая сеть. Речь идет о покупке компании «Norimet», которая уже более двух лет является торговым агентом «Интерросимпэкса» при экспорте цветных металлов. Этот шаг позволит РАО «Норильский никель» существенно продвинуться в вопросе интернационализации бизнеса.

Объем производства РАО «Норильский никель» позволяет в большой степени влиять на ситуацию на рынке металлов, но, безусловно, положение компании во многом зависит от общих рыночных тенденций. В настоящее время мировая конъюнктура в области производства никеля, меди, металлов платиновой группы благоприятна для компании — наблюдается рост потребления этой продукции, дефицит ее на рынке, а следовательно, поддерживается высокий уровень цен. Однако нельзя забывать, что сейчас реализуется несколько проектов ввода новых горно-металлургических мощностей в Австралии, Канаде, Новой Каледонии, Индонезии с более низким уровнем себестоимости продукции и с высокими объемами производства. В связи с этим РАО «Норильский никель» в утвержденной в 1999 году Концепции по развитию предприятий РАО до 2010 года одним из важнейших направлений обозначило работу по сокращению издержек при сохранении доли компании на рынках цветных и драгоценных металлов. Работа в данной области активно ведется, в 1999 году уровень затрат снизился до 45 центов на доллар продукции (72% к уровню 1998 года). В этом показателе учтены и затраты по производству никеля и меди, и затраты по производству металлов платиновой группы. Если брать эти показатели комплексно, то можно сказать, что у «Норильского никеля» устойчивое положение на мировом рынке.

С 1999 года РАО «Норильский никель» значительно увеличило объемы приобретения оборудования, в том числе и за рубежом. Это связано с тем, что предприятие, преодолев глубокий кризис, наконец стало прибыльным и имеет возможность осуществлять крупные программы по модернизации и реконструкции производства. Руководством компании утверждена Концепция развития предприятий РАО «Норильский никель» до 2010 года, предполагающая инвестиции в размере около 3,5 млрд. долларов. Значительную часть этих средств планируется направить на закупку нового оборудования, материалов, строительных конструкций и т.д.

2.3 Рынок высоких технологий

 

В современном мире информационные технологии (ИТ) становятся определяющим фактором развития каждого отдельного государства. Они представляют собой не только основу безопасности и управляемости государства, всестороннего учета и контроля над добываемыми, производимыми и реализуемыми ресурсами, но и основу благополучия и процветания страны. Уже в ближайшие годы, при проведении эффективной государственной политики, ИТ могли бы приносить России до 20 миллиардов долларов в год с последующим увеличением этого объема.

К сожалению, развитие ИТ в России до сих пор находится на достаточно низком уровне, что вызывает беспокойство у руководителей государства. Вместе с тем, для обеспечения лидирующих позиций страны на мировом рынке высоких технологий есть все предпосылки, в том числе высокий уровень технического образования, хорошая база для организации высокотехнологических производств и наличие успешного опыта российских компаний по продвижению конечных продуктов за рубежом.

Существенной проблемой, стоящей на пути дальнейшего развития российских ИТ-компаний, ориентированных на экспорт продуктов, является неоправданно жесткий валютный контроль. По сути дела, эта система мешает российским производителям выходить на зарубежные рынки, продвигать там свои продукты и создает дополнительные барьеры для получения прибыли.

С другой стороны, интенсивное внедрение российского ИТ-бизнеса на западные рынки позволит инвестировать заработанные на этих рынках средства в развитие высоких технологий в России. Подобные ресурсы, как источник средств для капитальных вложений, экономически выгодны и позитивно влияют на платежный баланс страны. Создание подобного канала экспансии российского бизнеса и получение инвестиционных ресурсов особенно важно для мелких и средних компаний, составляющих основу российской ИТ-индустрии и имеющих ограниченный доступ на рынки капитала.

Весьма значителен, например, отечественный потенциал в области атомных технологий. Тому подтверждением – международное сотрудничество российского Минатома, имеющее тенденцию к устойчивому развитию.

В 1998-2000 гг. Минатомом, несмотря на противодействие определенных кругов на Западе, осваивались новые рынки и новые виды экспортной продукции.
Объем экспорта продукции и услуг предприятий отрасли составил в 2000 г. 2,2 млрд. долларов США. Значительное место занимает работа по взаимодействию со странами СНГ в рамках существующих многосторонних механизмов. В ноябре 1998 г. проведено 2-е заседание Комиссии стран СНГ по сотрудничеству в области использования атомной энергии в мирных целях.

Большое место во внешнеэкономической деятельности Минатома занимает «южное направление». В странах Азии и Среднего Востока весьма ощутима нехватка электроэнергии, которую они стремятся покрыть в том числе и за счет создания и развития атомной энергетики. С помощью РФ в КНР должны быть сооружены 2 энергоблока на Ляньюньганской АЭС с возможным расширением до 4 энергоблоков. Сейчас там идет выемка грунта, в октябре начнется закладка бетона. С опережением графика на 2,5 года идет сооружение газоцентрифужного завода, который будет полностью введен в строй в 2001 г. В Индии подписан контракт на техпроект АЭС «Куданкулам». В Иране велись работы по достройке блока № 1 АЭС «Бушер».

В поле внимания Минатома остается, естественно, и Европа. Так, в Словакии в октябре 1998 г. пущен на полную мощность первый энергоблок АЭС «Моховце», построенный в сотрудничестве с «Фраматомом» и «Сименсом». Кроме того, Минатом совершил своеобразный прорыв в Западную Европу, поставив в институт Ланжевена (Франция) первую партию ВОУ. Заключен контракт с «Сименсом» на поставку ТВЭЛ германским АЭС.

Все это показывает, что Минатом — одна из немногих стабильно развивающихся (даже в условиях затяжного кризиса и структурных преобразований) отраслей российской экономики, поставляющая на мировые рынки свои передовые высокие технологии.

Российский авиапром получил недавно заказ от EADS (European Aerounatic Defence and Space Company) на сумму до $2,3 млрд. Речь, в частности, идет и о поставках комплектующих для производства самолетов Airbus Industrie (входит в ЕАDS).

Сегодня Россия и ЕАDS уже реализуют несколько совместных проектов. СП MAPS (ее акционерами кроме европейцев являются РСК «МиГ» и ФГУП «Рособоронэкспорт») предлагает восточноевропейским государствам модернизировать находящиеся у них на вооружении истребители МиГ-29. «Дочка» EADS Eurocopter совместно с Московским вертолетным заводом им. Миля и Казанским вертолетным заводом ведет разработку вертолета Ми-38. EADS вместе с «Росавиакосмосом» и Самарским космическим центром «ЦСКБ Прогресс» проводит маркетинг и продвижение на мировой рынок ракеты-носителя «Союз».

С западными авиастроителями сегодня работают также многие российские КБ и заводы гражданского авиастроения.
В частности, КБ «Ильюшин» проектирует отдельные детали для Airbus. Ульяновский «Авиастар» на протяжении полутора лет ведет переговоры с Airbus о производстве на мощностях завода титановой цапфы, соединяющей шасси с корпусом.

Все же неприятен и обиден тот факт, что в этой отрасли отечественным фирмам достаются в основном малоквалифицированные подсобные работы, ведь
у нас еще остались революционные наработки, и мировые лидеры проявляют интерес к отечественному авиапрому. А иностранные заказы способны вдохнуть вторую жизнь во многие предприятия отрасли. Пока что самой крупной программой российско-европейского сотрудничества в авиастроении являются поставки Верхнесалдинским металлургическим производственным объединением (ВСМПО) титановых полуфабрикатов для Airbus Industrie. В 1999 г. ВСМПО обеспечило около 60% потребностей Airbus. А осенью 2000 г. ВСМПО подписало новый, более чем $200-миллионный контракт, по которому предприятие будет поставлять Airbas титановый прокат еще в течение 5 — 6 лет.

Россия еще не может производить оборудование для космических исследований, соответствующее мировому уровню, но российские авиакосмические фирмы «активно подтягивают качество». «С бюджетом Росавиакосмоса на 2001 год в 150 млн. долларов нельзя замахиваться на 33% в международной космической станции «Альфа», общей стоимостью 10 млрд. долларов», – считает глава Росавиакосмоса Ю.Коптев.

Сегодняшние реалии таковы, что американские заказчики оплачивают 80% от мирового объема коммерческих запусков. С начала практики коммерческих запусков Россия получила за них около 4 млрд. долларов и около 75% из этой суммы – от США. Россия сейчас ведет два проекта по продаже своих ракетоносителей на мировом рынке. Это совместный с американской корпорацией Lockheed проект по продаже ракетоносителей «Протон» и уже действующий проект «Морской старт». Сейчас Россия в состоянии выполнить программу космических запусков на 2001 год – это 4 грузовых и 2 пилотируемых запуска. Однако практически не ведется строительство новых ракетоносителей, что ставит под сомнение запуски в 2002 году. Между тем ожидается, что на 2002 год придется пик российских космических стартов.

По мере того как Россия осваивала рынок коммерческих запусков (по данным Росавиакосмоса, сейчас наша доля достигает 20-25%), рамки торгового соглашения с США становились все более тесными. По оценкам Loral Space&Communications, одного их крупнейших американских производителей спутников, объем рынка коммерческих запусков составляет около $70 млрд. в год и примерно половина его приходится на геостационарные спутники.

В среднем запуск носителя обходится заказчику в $75-100 млн., при этом прибыль исполнителя заказа составляет от. $10 млн. до $30 млн.

Среди носителей, способных выводить спутники на геостационарные орбиты, наиболее популярны ракеты серии Протон (ГКНПЦ им. Хруничева. Любопытна ситуация на данном рынке. Несмотря на все основания, демпинговать россияне не стали: имея возможность запускать спутники в разы дешевле, чем конкуренты, цены на запуск Протона были незначительно ниже. К тому же американские аэрокосмические компании сами стали партнерами российских производителей ракет. Lockheed Martin организовала совместное предприятие с ГКНПЦ им. Хруничева, a Boeing стала партнером РКК Энергия. Поэтому они сами были заинтересованы в отмене существовавших в период с 1994 до 2000 г. американских квот на запуски российских спутников. К тому же спрос на запуски геостационарных спутников в течение последних двух лет перекрывает предложение в полтора-два раза.

У Протонов появился шанс со следующего года серьезно увеличить свое присутствие на рынке. Даже после двух прошлогодних аварий, по статистике, Протоны являются самыми надежными носителями в мире.

Наконец, нельзя не отметить достаточно прочные позиции отечественных фирм на рынке вооружений. По экспертным оценкам, экспортный потенциал российской «оборонки» в год составляет $4-4,5 млрд. Особо здесь следует отметить авиа- и вертолетостроение.

На весьма перспективном рынке оружия Азиатско-Тихоокеанского региона, емкость которого оценивается в $40 млрд. в год, только КНР, СРВ и Малайзия закупают российскую военную технику ориентировочно на $650-700 млн. в год. С другой стороны, такой перспективный мировой рынок, как ближневосточный, охвачен отечественными производителями всего на 5,6% общего объема, в то время как американскими – на 52% [10, с. 77]. Емкость латиноамериканского рынка оружия в ближайшем десятилетии оценивается, примерно, до $4 млрд. в год. Однако в Латинской Америке США не позволяют утвердиться России, используя мощные финансово- экономические и политические рычаги воздействия на потенциальных импортеров российских вооружений.

 

Глава III. Финансово-промышленные группы России на мировых рынках

 

Развитие рыночных отношении в России привело к возникновению к стране финансово-промышленных групп (ФПГ). Ниже рассмотрим особенности функционирования и перспективы развития российских ФПГ на мировых рынках.

На сегодня в стране действуют около 90 официально зарегистрированных групп и ещё больше неформальных. Действия ФПГ указывают на их значительное влияние на политику правительства: они приобретают важные средства массовой информации, которые могут быть использованы для формирования общественного мнения; они являются основными источниками финансирования реформаторских и про правительственных партий и т.д. Начиная с 1993 года было принято 3 государственных закона относительно создания и деятельности ФПГ.

Создание ФПГ является попыткой скорректировать неэффективные размеры фирм, унаследованные от советской плановой экономики. Создание ФПГ необходимо фирмам для решения проблем, связанных с недоразвитием законодательных, финансовых и государственных институтов.

Важно отметить, что большинство ФПГ в России представляют собой банковские группы и, согласно статистике, наиболее привлекательными сферами экономики для банковских инвестиций являются экспортно-ориентированные сырьевые отрасли: химическая, металлургическая и пищевая промышленности. Именно на первые три отрасли из этого списка приходится львиная доля российского экспорта.

В ходе перестройки были разрушены создаваемые десятилетиями производственные, финансовые и торговые связи между фирмами, что вынуждало их искать новых партнёров и средства для выживания. Оставшись без планирующего центра и государственной финансовой поддержки, многие российские предприятия не имели оборотного капитала. Старая финансовая система была разрушена, а новая только начинала создаваться. В то же время экономика нуждалась в структурной перестройке, требовавшей крупномасштабных инвестиций.

На первых этапах формирования ФПГ в России, инициатива их создания принадлежала предприятиям. Группы образовывались неформально, на основе кредитных соглашений и покупки банками акций предприятий. Но после принятия первого закона о ФПГ в 1993 году крупные банки всё более и более активно начали создавать новые группы. Сегодня Россия, как, впрочем, и многие другие страны-участники СНГ стремятся восстановить деловые контакты посредством создания межнациональных финансово-промышленных объединений.

В настоящий момент действует 9 групп данного вида: «Интеррос» (Россия, Казахстан), «Нижегородские автомобили» (Россия, Беларусь, Украина, Кыргызстан, Таджикистан, Молдова, Латвия), «Точность» (Россия, Беларусь, Украина), «Транснациональная алюминиевая компания» (Россия, Украина), «Сибирский алюминий» (Россия, Казахстан), «Аэрофин» и др.

Примером здесь, несомненно, служит ФПГ «Нижегородские автомобили», подбор участников которой ориентирован на кооперационные связи с предприятиями Украины, Беларуси, Кыргызстана, Латвии. Так, АО «РАФ» (г. Елагва, Латвия) от АО «ГАЗ» (г. Нижний Новгород, РФ) получает 77 позиций готовых деталей и узлов. Украинские участники (ПО «Белоцерковщина» и Черниговский завод) поставляют АО «ГАЗ» автошины и карданные валы. АО «Киргизский автосборочный завод» (г. Бишкек, Кыргызстан), получая от АО «ГАЗ» шасси, поставляет радиаторы охлаждения для нужд ФПГ.

Если подойти к рассмотрению ФПГ с позиции оценки их масштабов: объема промышленной продукции, численности работающих и т.п., то группы можно условно разделить на крупные, средние и малые.

Сегодня, по крайней мере, 10 крупнейших групп имеют возможность превратиться в «локомотивы» национальной экономики. Это «Нижегородские автомобили», «Металлоиндустрия», «Магнитогорская сталь», «Волжско-Камская» и др.

В рамках ФПГ «Магнитогорская сталь», имеющей четкую технологическую кооперацию и явного лидера в лице АО «Магнитогорский металлургический комбинат», удалось объединить 18 предприятий с численностью более 260 тыс. человек, основными фондами в 5072 млрд. рублей и объемом выпуска товарной продукции более 3,3 триллиона рублей. Ведущим инвестиционным проектом в рамках ФПГ является ввод в действие в АО «ММК» комплекса по производству 5 млн. тонн горячекатаного и 2 млн. тонн холоднокатаного стального листа в год. Эта продукция будет поставляться как на внутренний, так и на внешний рынок (соответственно 1400 тыс. тонн и 600 тыс. тонн ежегодно).

Среди крупнейших из зарегистрированных ФПГ нельзя не отметить «Волжско-Камскую», включающую автомобилестроительные объединения АО «АвтоВАЗ» и АО «КамАЗ». Общая численность работающих достигает 231 тыс. человек. В рамках ФПГ реализуется ряд перспективных инвестиционных проектов. В АО «АвтоВАЗ» — выпуск экономичных автомобилей ВАЗ 2110, 2114, 2123. Намечена программа производства дизельных легковых автомобилей. В АО «КамАЗ» — программа модернизации силовых агрегатов для трехосных тягачей грузоподъемностью 8-12 тонн и автопоездов с грузоподъемностью 16-20 тонн. Расширяется производство автомобилей «Ока», в том числе для инвалидов.

Результаты деятельности российских ФПГ позволяют говорить о положительном влиянии интефации финансового и промышленного капиталов не только на макро-, но и на микроуровне. Больше половины из работающих ныне групп можно назвать «островками устойчивости» в море хаоса, захлестнувшего все отрасли экономики. Только по данным 15 ФПГ, в 1999 году их объемы производства выросли на пять процентов, объемы реализованной продукции — на 40%, экспорта — на 28%, инвестиций — на 250% [18, с. 11]. В портфеле ФПГ имеется свыше 200 инвестиционных проектов с общим финансированием 65 триллионов руб.

Около 4 миллионов человек были заняты в формальных ФПГ к середине 1999 (из 18 миллионов в российской промышленности), промышленный сектор ФПГ производил около 10% ВВП. Число рабочих в группе было от 5 тысяч до 300 тысяч, число фирм — от 8 до 60. Доля государственной собственности в группах нигде не превышала 10%. Из 200 крупнейших российских предприятий в 1998 (согласно рейтингу журнала «Эксперт») 143 предприятия участвовали в официальных группах, а из 100 крупнейших банков в тех же группах участвовали 48 банков. Большинство групп в России являются моноотраслевыми, и производство большинства из них экспортно ориентированно.

В современном мире, основанном на двоевластии национальных государств и транснационального капитала, государство российское, по примеру передовых стран, обязано войти в тесный стратегический альянс с отечественными финансовыми группами. Но в отличие от существующей сейчас системы личных уний чиновников и финансовых магнатов, носящих зачастую коррупционный и нелегальный характер, условия этого союза должны быть абсолютно четко сформулированы и закреплены соответствующими документами, в которых были бы определены цели государства в данном альянсе, способы их достижения и правила контроля.

В переходный период государство должно культивировать ФПГ в сфере высоких технологий, имеющих хотя бы отдаленные перспективы отвоевания определенных секторов мирового рынка. Нужно буквально «воспитать» из своих ведущих групп настоящие транснациональные корпорации с передовыми технологиями и современным менеджментом. Всемерно протежируя продвижение своих транснациональных ФПГ на рынки других стран, постоянно ориентируя на это внешнеэкономическую политику, государство тем самым расширяет сферу своего влияния и повышает свое значение в мировой экономике.

Нужно ясно осознать, что именно сейчас, на рубеже веков, формируется облик нового мира, в котором придется жить нашим потомкам. Нам необходимо во что бы то ни стало принять действенное участие в формировании новых институтов, правил экономической жизни и международных организаций. Но для этого мы должны быть экономически сильны, поскольку сильные считаются только с силой. И только тогда, когда торговые марки наших ТНК уверенно зашагают по миру. Россия реально, не на словах, а на деле вернет себе статус великой державы.

 

Глава IV. Конкуренция на мировых рынках:

позиции отечественных фирм

 

Конкуренция — одна из самых главных черт современного рыночного хозяйства. В условиях усиления процесса глобализации и интернационализации проблемы международной конкуренции выходят на первый план.

Конкурентоспособность — многоплановая экономическая категория, которую можно рассматривать на нескольких уровнях. Это конкурентоспособность товаров, товаропроизводителей, отраслей, страны. Нас будут интересовать аспекты конкурентоспособности российских фирм – производителей товаров и услуг — на мировом рынке.

Конкурентоспособность можно выявить только в сравнении с товарами-аналогами. Среди определяющих ее разноплановых факторов первостепенное значение имеют издержки производства, производительность и интенсивность труда, которые влияют на цену и качество изделий.

По расчетам специалистов, в большинстве отраслей российской промышленности в середине 90-х годов удельные (на единицу продукции) издержки производства были выше, чем в Японии, в 2.9 раза, США — 2.7, Франции, Германии и Италии — 2.3, Великобритании — в 2 раза.

Имеющиеся данные наглядно свидетельствуют, что по сравнению с индустриально развитыми странами промышленное производство в России более материало-, трудо- и энергоемкое. В такой ситуации трудно рассчитывать на ценовую конкурентоспособность промышленной продукции на внешнем рынке.

Значительны и удельные издержки на заработную плату в России. Это обусловлено не уровнем оплаты — он существенно ниже, чем в промышленно развитых странах (в 1997 г. при расчете по обменному курсу почасовая заработная плата в обрабатывающей промышленности России была в 15 раз меньше, чем в США), а неэффективным использованием рабочей силы.

Вместе с тем в отдельных отраслях российской экономики, преимущественно ориентированных на внешний рынок, пока сохраняется относительно низкий уровень материальных затрат. В частности, в 1997 г. издержки производства 1 т никеля у РАО «Норильский никель» составляли 3250 долл., а у его основных западных конкурентов — компаний «ИНКО» и «Вестерн майнинг» — 3850, «Фэлконбридж» — 4450 долл. Такое соотношение издержек долгое время давало нашим производителям и экспортерам определенный резерв для ценовой конкуренции на внешнем рынке.

Производительность труда остается одним из основных показателей, определяющих товарную конкурентоспособность на мировом рынке. В обрабатывающей промышленности России этот показатель в середине 90-х годов был в среднем в 5-6 раз ниже, чем в промышленно развитых, и примерно в 3—4 раза ниже, чем в новых индустриальных странах.

С конца 80-х годов в мировой экономике началось определенное выравнивание национальных условий производства в обрабатывающей промышленности развитых и новых индустриальных стран благодаря сближению уровней производительности и оплаты труда. В настоящее время на первый план в мировой конкурентоспособности выходят неценовые факторы, из которых важнейшее значение приобретает качество товаров и его новизна (в чем находит выражение, в частности, наукоемкость изделий). Не секрет, что по качеству большинство российских прошенных товаров уступает изделиям из западных и некоторых развивающихся стран.

В этой связи основным конкурентным преимуществом российских экспортеров на мировом рынке
может быть цена. Однако для сохранения и повышения ценовой конкурентоспособности на внешнем рынке российские производители должны поддерживать внутренние цены на энергоносители и сырье на уровне 40% мировых. В России же формально свободное, а фактически диктуемое отечественными естественными монополистами ценообразование привело к тому, что за годы реформ внутренние цены на многие виды топлива сырья и полуфабрикатов, а также тарифы на перевозку грузов оказались выше мирового уровня.

В начале 1996 г. соотношение внутренних и мировых цен на отдельные виды топливно-сырьевых и готовых изделий было следующим: автомобильный бензин — 1.92, передельный чугун -1.87, сталь сортовая конструкционная — 1.83, дизельное топливо — 1.77, сталь среднесортная -1.49, коксующийся уголь — 1.38, платина — 1.22, никель — 1.21, серебро — 1.19, золото — 1.14, алюминий первичный и мазут топочный — 1.10 [20, c. 119].

Большинство стран мира обеспечивают повышение конкурентоспособности своих товаров путем внедрения инноваций, разработки высокотехнологичных продуктов, производство которых невозможно без использования научно-технического потенциала. К сожалению, научно-технический потенциал России, созданный на протяжении многих десятилетий самоотверженным трудом миллионов людей и воплощающий достижения лучших умов многих поколений, находится на грани распада. Такая ситуация возникла еще в бывшем Советском Союзе, где сама экономическая система оказалась неадекватной мировым тенденциям развития науки и техники и не смогла обеспечить органичного сочетания процессов научно-технического и социально-экономического развития.

Сравнительный анализ экономики пятнадцати крупнейших мировых торговых держав показал, что нововведения и новаторство являются одним из основных источников их конкурентной мощи на мировой арене. В мировой практике все шире используется комплексный показатель — затраты на инновации. Он отражает способность страны к инновационной деятельности и, кроме величины расходов на НИОКР, учитывает расходы на дизайн и маркетинг, численность занятых в научной сфере, число полученных патентов внутри страны и за рубежом, степень защиты интеллектуальной собственности, развитость сферы образования (к сожалению, не поддаются количественной оценке культура предпринимательства, частная инициатива, желание рисковать).

Невосприимчивость российской экономики к нововведениям была одной из причин возникновения технологического и экономического застоя. Начавшиеся реформы усугубили деградацию научно-технического потенциала. В последние годы в России прослеживается устойчивая тенденция к сокращению реальных ассигнований на науку (за 1988-1997 гг. они снизились почти в 5 раз).

Сложившаяся мировая практика показывает, что расходы на науку и научные исследования распределяются между государством и частным сектором. При этом чем больше внимания уделяется государством созданию научно-технического потенциала, тем больше затраты на НИОКР со стороны крупных компаний. Так, например, в начале 90-х годов из общих ассигнований на НИОКР на долю частного сектора приходилось: в Южной Корее — 82%, Швейцарии — 75, Бельгии и Люксембурге — 73, Японии — 69, США, Германии и Швеции — 68, Великобритании — 63, Ирландии — 62. во Франции -61% [20, c. 120]. В России же финансирование науки на 95% осуществляется за счет государственного бюджета. Ассигнования на эти цели коммерческих структур фактически отсутствуют, что лишает страну важного источника сохранения и развития научно-технического потенциала.

Как для всей экономики, для науки и научно-технической сферы России была характерна чрезмерная милитаризация. Если в большинстве стран мира в среднем исследования в области обороны забирают лишь 20% всех ассигновании на НИОКР, то в России — около 70%.

Девальвация рубля в августе 1998 г. автоматически повысила конкурентоспособность российских экспортеров, сократив почти вдвое издержки производства в долларовом исчислении. Правда, поскольку основу российского экспорта составляют топливно-сырьевые товары, цены на которые на мировом рынке в 1998 г. резко снизились, в целом реального преимущества российские экспортеры этой продукции не получили. Тем не менее, у российской промышленности появился реальный шанс повысить свою конкурентоспособность на мировом рынке.

С момента создания и в процессе функционирования каждая промышленная и коммерческая компания поставлена перед проблемой обеспечения конкурентоспособности, в том числе международной. Международная конкурентоспособность любого хозяйственного субъекта складывается из ряда преимуществ, которые выявляются на мировом рынке путем сопоставления с соответствующими показателями зарубежных фирм-конкурентов.

К важным конкурентным преимуществам относятся рентабельность производства, характер инновационной деятельности, уровень производительности труда, эффективность стратегического планирования и управления фирмой, ее способность быстро реагировать на меняющиеся требования и условия рынка и др. Очевидно, что чем шире у компании набор конкурентных преимуществ, чем благоприятнее предпосылки для ее успешной деятельности на мировом рынке, тем более устойчивые позиции она может занять в отдельных сегментах этого рынка.

В 1997 г. американский инвестиционный банк «Морган Стэнли» провел специальное исследование уровня конкурентоспособности крупных национальных корпораций. При этом одним из основных критериев был удельный вес на мировом рынке определенного товара или услуг. Исследование показало, что из 238 крупнейших и наиболее конкурентоспособных на мировом рынке транснациональных компаний более половины (125) составили американские. За ними со значительным отрывом следовали компании из Великобритании (21). На третьем месте оказались японские (19), на четвертом — германские фирмы (10).

Среди российских компаний реальной международной конкурентоспособностью обладают лишь занятые в экспорториентированиом сырьевом секторе, производстве военной техники и вооружений, выпуске уникального современного технологического оборудования, разработке новых товаров и материалов. Однако их позиции на мировом рынке не столь прочны, как у ведущих транснациональных корпорации.

В борьбе на мировых товарных рынках российские компании могут использовать лишь ценовые факторы. Нередко, чтобы закрепиться на зарубежном рынке, они прибегают к продаже товаров по демпинговым ценам. Однако в долгосрочной перспективе такая политика может иметь обратный эффект, то есть привести не к расширению рынка сбыта и сохранению конкурентоспособности, а, наоборот — к сужению доли на рынке или полному вытеснению с него. Поэтому недостаточно использовать лишь ценовой фактор в современной борьбе за мировые рынки. Необходимо активно реализовать преимущества научно-технической революции и международного разделения труда, которые на деле доступны лишь крупным транснациональным компаниям.

В России процесс формирования крупных национальных компании в форме финансово-промышленных групп (ФПГ), хотя и находится в начальной стадии, но протекает весьма динамично. Российские ФПГ создаются с целью более эффективного воспроизводства финансового, промышленного и торгового капитала, его накопления, концентрации и инвестирования в приоритетные отрасли отечественной экономики. Они призваны способствовать повышению конкурентоспособности основных ее отраслей, восстановлению хозяйственных связей и развитию экспортного потенциала страны.

Официально пока ни одна российская компания не входит в списки мировых ТНК. Однако по таким показателям, как объем продаж и число занятых, около двух десятков компаний можно условно отнести к разряду транснациональных.

К ним можно было причислить крупнейшие компании топливно-энергетического комплекса — РАО «ЕЭС России», РАО «Газпром», «ЛУКойл», «Славнефть», «Юкос», «Роснефть», «Сургут-нефть» и др. И все же, несмотря на масштабы операций на внутреннем и внешнем рынке, эти компании значительно уступают западным транснациональным корпорациям по конкурентоспособности.

В области высоких технологий наиболее конкурентоспособны российские компании, занятые в аэрокосмическом бизнесе и конверсионных отраслях. К ним относятся РКК «Энергия». Государственный научно-производственный центр им. М.В. Хруничева, НПО «Алмаз», «Вымпел», «Комета» и «Рубин», КБ «Арсенал» и др.

До финансового кризиса в России достаточно динамично проходил процесс выхода на внешний рынок транснациональных банков, которые, как правило, составляют костяк финансово-промышленных групп. В частности, в 1994 г. впервые в список 1 тыс. ведущих банков мира были включены пять российских банков, к 1996 г. этот список расширился до 13. Кроме того, в том же году Империал и Инкомбанк вошли в список 25 ведущих банков мира по показателю отношения прибыли к активам банка. Однако события августа 1998 г. подкосили все эти банки и многие из них были даже лишены лицензии Центробанка. После финансового кризиса 1998 г. и фактического развала банковской системы российские банки не смогут реально конкурировать с западными. В мировой банковской элите останутся, по оценкам экспертов, несколько российских банков, фактически контролируемых государством — Сбербанк РФ, Внешэкономбанк, Внешторгбанк и др.

В настоящее время все большее число транснациональных корпораций и банков, средних и мелких фирм начинают осознавать, что наиболее разумный путь к процветанию и повышению конкурентоспособности на внешнем рынке — это включение принципов устойчивого развития во все сферы предпринимательской деятельности.

С точки зрения устойчивого развития природоохранная работа связана не только с ростом издержек производства, но и в значительной степени с получением преимуществ в конкурентной борьбе. Отдельные компании, взявшие на вооружение эту концепцию, эффективно используют более совершенные технологические процессы, повышают производительность труда, снижают затраты на выполнение экологических требований и наилучшим образом используют возможности рынка.

Такие товаропроизводители всегда будут обладать преимуществом перед своими конкурентами, не использующими новые подходы в своей деятельности. Корпорации и фирмы, не сумевшие перестроиться на принципы устойчивости, не смогут на равных конкурировать на мировой арене.

В России уровень экологического менталитета в крупных компаниях и в предпринимательской среде очень низок. Это связано прежде всего с тем, что Россия переживает период первоначального накопления капитала, когда основная масса бизнесменов отдает приоритет максимизации прибыли любой ценой, а экологические проблемы остаются на заднем плане.

Важнейшим фактором фирменной конкурентоспособности является уровень менеджмента. По этому показателю Россия сильно отстает от многих стран мира. В частности, исследования, которые провели специалисты Мирового экономического форума в конце 90-х годов, показали, что из 53 обследованных стран по качеству менеджмента Россия занимала 51-е место, по финансовому менеджменту — 50-е, по менеджменту в области маркетинга — 52-е, по подготовке специалистов и области управления — 50-е место.

Произвести конкурентоспособную продукцию или повысить конкурентоспособность фирмы — весьма трудные, но вполне решаемые в условиях рыночной экономики проблемы. Однако повышение конкурентоспособности отдельной отрасли или целой страны на мировой арене требует решения целого комплекса долгосрочных задач. Рассчитывать на прорыв на мировые рынки готовых и наукоемких изделий Россия может, лишь резко сократив издержки производства, повысив производительность труда и эффективность материального производства.

Библиографический список

 

Волчкова Н.А. Российские финансово-промышленные группы на международных рынках. — М.: Логос, 1999. — 136 с.

Киреев А.А. Международная экономика. — М.: Международные отношения, 1997. – 348 с.

Мировая экономика / под ред. В.К. Ломакина. — М.: Анкил, 1995. – 424 с.

Мировая экономика: введение во внешнеэкономическую деятельность: Учебное пособие для вузов / М.В. Елова и др. – М.: Логос, 2000. – 248 с.

Морозова Т.Г., Победина М.П., Шишлов С.С. Экономическая география России: Учебное пособие для вузов. – М.: ЮНИТИ, 1999. – 527 с.

Основы внешнеэкономических знаний / Под ред. И.П. Фоминского. — М.: Международные отношения, 1995. – 296 с.

Шлихтер С.Б., Лебедева С.Л. Мировая экономика. — М.: Catallaxy, 1998. – 522 с.

Андриянов В. Конкурентоспособность России в мировой экономике // Мировая экономика и международные отношения, 2000. — № 3. – С. 47-57.

«Газпром» – о компании

Кудров В. Место России в мировой экономике в начале XXI в. // Мировая экономика и международные отношения, 2000. — № 5. – С. 75-83.

Куренков Ю., Попов В. Конкурентоспособность России в мировой экономике // Вопросы экономики, 2001. — № 6. – С. 36-49.

Макаревич Л. России и странам СНГ нужен локомотив мощных национальных компаний // Общество и экономика, 2001. — № 1. – С. 5-56.

Мельников В. Перспективы развития транснациональных финансово-промышленных групп СПГ // Проблемы теории и практики управления, 2000. — № 3. – С. 72-76.

Мовсесян А., Огнивцев С. Транснациональный капитал и национальные государства // Мировая экономика и международные отношения, 1999. — № 6. – С. 55-63.

Мордашев А. Мы хотим конкурировать на мировом рынке

СИБАЛ: Российский масштаб Столяров Б. Непродажная Россия стоит в пять раз меньше «Дженерал электрик». // Новая газета, 2000. — № 19. — С.10

Финансово-промышленные группы в России (аналитический обзор) // Менеджмент в России и за рубежом, 1998. — № 6. – С. 9-21.

Хлопонин А. РАО «Норильский никель» на мировом рынке // Российский экспортер, 2000. — № 10. С. 3-4.

Шишков Ю. Россия во всемирном хозяйстве: структурные проблемы врастания // Общество и экономика, 1999. — № 2. – С. 111-132.

Шишков Ю. Россия и мировой рынок: структурный аспект // Мировая экономика и международные отношения, 1997. — № 1. – С. 4-18.

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 1MB/0.00151 sec

WordPress: 22.65MB | MySQL:122 | 1,485sec