Лидерство как проявление власти

<

111912 2328 11 Лидерство как проявление власти Лидерство проявляется, как это уже было сказано, во взаимоотношениях между людьми, а любое взаимодействие между индивидами в той или иной степени связано с реализацией властных функций. Лидерство в управлении сегодня — одна из всеохватывающих

Так, по мнению Ж. Блондель, лидерство »по сути и по форме … есть феномен власти. Лидерство — это власть, потому что оно состоит в способности одного лица (или нескольких лиц), находящегося »на вершине», заставлять других делать то позитивное или негативное, что они не делали бы или, в конечном счете, могли бы не делать вообще. Но лидерством признается не всякий род власти. Лидерством является власть, осуществляемая »сверху вниз» .

В отношении к лидерству Блондель исходит из того, что отношения власти всегда есть отношения неравенства. Но отношения власти, осуществляемые в контексте лидерства, отличаются неравенством особого рода, поскольку лидеры способны заставить всех членов своей группы делать то, что при других обстоятельствах они бы делать не стали. Необходимо добавить, что данная способность воздействия на индивидов долговременна, может осуществляться продолжительное время .

Итак, опираясь на концепцию Блонделя, можно определить лидерство в управлении как власть, осуществляемую одним или несколькими индивидуумами с тем, чтобы побудить членов группы, коллектива к действиям. Такое определение представляется вполне обоснованным при анализе лидерства как интервенции властных отношений в коммуникативную деятельность организаций .

»Можем ли мы отличить лидеров от простых держателей власти? — спрашивает Дж.Берне во введении к своей книге» Лидерство». Подобный вопрос задавали себе многие исследователи проблемы лидерства. Р.Линтон, например, так определяет формальное обладание определенным статусом в любой иерархии: »Статус, в отличие от обладающей им личности, представляет собой просто-напросто совокупность прав и обязанностей… Роль представляет собой динамический аспект статуса». Связь между лидерством как способом поведения (исполнение роли) и лидерством как »вершинным» положением (обладание статусом) порождает ряд проблем. »Реальное» лидерство должно быть отделено от чисто формального занятия должности, раз эти два понятия частично перекрывают друг друга, но не совпадают полностью. В действительности, формальное положение и »реальная» власть часто, — а практически, почти всегда — оказывают влияние друг на друга. Поэтому лидерство в известной мере является составляющим элементом занимаемой должности. В контексте нашей работы представляется целесообразным называть, с известной долей условности, лидерство, сопряженное с занятием должности »позиционным», а лидерство, в первую очередь, характеризующееся »реальной» властью — »поведенческим» .

Достаточно легко выявить позиционного лидера в организации, значительно труднее — поведенческого лидера. И в том, и другом случае, лидерство обязательно связано с властными функциями. В обоих случаях лидер способен изменять ход событий в организации, влиять на процесс решения задач и достижения целей организации, хотя »поведенческий» лидер может и не занимать руководящей должности в коллективе .

В развитии теории лидерства особую роль сыграла веберовская трактовка власти как способности индивида действовать сообразно с собственными целями в условиях, противостоящих главным ориентирам и целям его деятельности. Для М.Вебера »власть и есть вероятность того, что лидер в рамках социальных взаимоотношений будет в состоянии реализовать свою собственную волю, несмотря на сопротивление окружения, независимо от того, что является основой этой вероятности» .

Веберу же принадлежит заслуга в рассмотрении влияния как производного от власти. Влияние играет значительную роль, даже там, где это на первый взгляд не представляется очевидным. В подавляющем большинстве случаев влияние проявляется как власть, т.е. как возможность навязывания чьей-то воли другим людям в самых различных формах. Вебер акцентирует внимание на трех его типах: влияние, обусловленное совпадением интересов; влияние, основанное на авторитете, дающем возможность отдавать распоряжения и ожидать подчинения; влияние посредством эмоций .

Порой Вебер отождествляет влияние и власть: »психологически, распоряжением возможно оказать воздействие на управляемых либо через сочувствие (совпадение интересов), либо через вдохновение (воодушевление), либо через убеждение с помощью рациональных аргументов, либо через комбинацию этих трех принципиальных типов влияния одной личности на другую» .

<

Следуя за Вебером, многие западные исследователи сводят сущность власти к возможности влияния и его реализации в принятии управленческих решений. Власть, с их точки зрения, реализуется во взаимодействии людей, в доминировании тех или иных интересов.

По нашему мнению, власть — это главная составляющая лидерства, которая должна быть тщательно изучена, чтобы можно было определить тот предел, до которого простирается власть лидерства. Другими словами, если власть является сущностью управленческого лидерства, то какова она для лидера, который, преследуя свои интересы, намерен им следовать? Для этого он должен располагать соразмерными ресурсами. Одним из вопросов, который возникает перед исследователем в процессе изучения власти, является вопрос распределения результатов власти. Кто достигает лучших результатов: осуществляющий или только способствующий осуществлению власти?

Аналогичные вопросы неизбежно возникают перед любым исследователем, размышляющим над проблемой лидерства в управлении. В природе власти есть нечто, не подвергающееся принципиальным изменениям в связи с изменением возраста человеческого сообщества. Это, в первую очередь, психологические компоненты власти. Независимо от того, в какую историческую эпоху происходят события или какая ситуация анализируется с точки зрения осуществления власти, психология взаимоотношений властвующего и подвластного не претерпевает существенных изменений.

Для лучшего познания феномена лидерства полезно проанализировать некоторые наиболее авторитетные в западной науке концепции власти. Определяя власть как »преднамеренные действия», Б.Рассел выделяет три формы власти: традиционную, революционную и »собственно» власть. Различение между ними он проводит по психологическому признаку. Самая древняя форма власти, традиционная, основана на уважении к облеченному властью и обусловлена обычаем, существующим в обществе. Когда это уважение приходит в упадок, власть постепенно перерождается в »собственно» власть. Революционной называется власть, которая возникает из взаимоотношений и взаимодействия внутри большой группы людей, объединенных экономическими целями, единой программой и настроением. »Собственно» властью Рассел называет власть, основанную на »покорности из страха».

Различные типы организаций приводят к власти людей, различных по эмоциональному, психологическому складу, нравственным особенностям. Общество с определенным видом власти запрашивает и определенный тип лидера. Рост больших экономических организаций произвел новый тип власть предержащих — »административный» (власть менеджеров). »Типичный администратор поражает других как человек быстрых решений, острого проникновения в суть дела и железной воли; он должен иметь крепкую челюсть, плотно сжатые губы и привычку короткой и острой речи… Он должен соединять качества великого полководца и великого дипломата… Это такие качества, посредством которых человек приобретает контроль над важными экономическими организациями».

Рассмотренная в западной литературе типология власти »через лидерство» позволяет описать инфраструктуру организации с четко определенной позицией лидера. В этом смысле характерна типология лидеров, построенная на выделении ведущих качеств личности. При этом, вслед за Вебером, за отправную точку берется телеологическая модель: лидер выбирает подходящие средства для того, чтобы реализовать цель, которую он поставил перед собою. Достижение цели (успех) состоит в осуществлении такого порядка в организации, который удовлетворяет поставленной лидером цели. Вебер формулирует это следующим образом: »власть означает любой шанс в рамках общественных взаимоотношений для того, чтобы утверждать волю одного противоположно воле остальных» .

Развивая эту мысль, Парсонс различает четыре типа использования власти для осуществления поставленных целей: убеждение, активизация обстоятельств, стимул, принуждение. Недостатком телеологической модели действий является то, что она применима только к тем лидерам, которые ориентируются на свой собственный опыт и свое видение целей и результатов деятельности, но не на достижение всеобщего согласия.

Другой подход предложен Р.Далем, для которого власть равносильна контролю за поведением. Его концепцию многие авторы характеризуют как »интуитивную идею власти». С точки зрения Даля некто »А имеет власть над В в той степени, в которой он может воздействовать на В для того, чтобы делать что-то, что В не желал бы в противном случае делать» .

При всех различиях оба подхода — Вебера и Даля — сосредоточены на идее »власти над», но существуют и другие мнения, выражающие несогласие с таким ракурсом видения проблемы. Так, Х.Арендт отвергает положение, что вопрос власти и лидерства является вопросом »кто правит кем?». Согласно ее мнению, власть проявляется в социальных институтах, власть — »достояние или состояние, производная человеческой способности не только совершать действия, но совершать их в согласии с другими» .

Власть присуща человеческой способности не только действовать, но действовать сообща. Она реализуется в группе, и существует, пока группа не распадется. Когда говорится, что: »Он — у власти», то подразумевается, что он уполномочен другими людьми действовать от их имени. И это естественно, поскольку последствия властных решений распространяются на массу людей и оказывают длительное воздействие на жизнь организации. В тот момент, когда группа, от которой лидер получил власть, перестает существовать, распадается — его власть также пропадает. И если мы говорим о »могущественном человеке» или о »власть имущей личности», то слово »власть» используется метафористически как характеристика способности этого индивида противостоять сопротивлению среды и обстоятельств .

Поэтому все исследователи проблем власти интересуются двумя вопросами: о тех изменениях, которые она осуществляет, и о механизме осуществления этих изменений, их субъектах и факторах.

Что касается результатов, ясно, что не всякий результат- является следствием властных действий. Властное измерение он получает, когда соотносится с желаниями и верованиями как самих власть предержащих, так и тех, чьи интересы они выражают.

Вопрос о механизмах осуществления, субъектах и факторах власти предполагает знание о том, кто отвечает за реализацию интересов людей, делегировавших власть лидерам. Так, Р.Миллс в его »Властвующей элите» задался вопросом о том, каков он — »человек власти». Миллс доказывал, что власть принадлежит тем, кто занимает стратегические позиции, способен инициировать изменения в интересах широких слоев общества, но не делает этого. Он убежден в том, что настало время »социологически реалистично, морально справедливо и политически необходимо предъявить требования к человеку власти и призвать его к ответственности за происходящие события».

Власть не является чем-то неизменным. М.Фуко утверждает, что власть »не есть взятая как феномен затвердевшего господства одной личности над другими, или одной группы или класса над другими». Он считает, что власть не может быть товаром. Власть реализуется через организацию, индивиды, включенные в систему властных отношений (власть . имущие и ведомые), которые оказываются в положении испытуемых и используемых властью. Этой проблеме он посвятил свое эссе »Власть бессилия».

Сравнивая различные интерпретации понятий власти и лидерства в западной литературе можно сделать следующие выводы: лидерство есть власть, реализация властных функций; лидерство как власть всегда сопряжено с принятием решений, затрагивающих важные стороны жизни организации; лидерство имеет свои механизмы, субъекты и факторы реализации; лидер персонифицирует власть, обладание властью — главное условие осуществления управленческой деятельности.

Вместе с тем для эффективной реализации власти лидера существенное значение имеет установление баланса власти не только на уровнях управления организации, но вне нее, в иерархии управления.

Традиционно первоначальное должностное разделение власти в организации происходит в соответствии с ее статусной структурой и основывается на нормах формальной организационной культуры. Каждый из руководителей при этом осознает свое место в иерархической системе управления организацией на одном из ее уровней и соглашается с отношениями власти и подчинения соответствующими своему статусу.

Другим необходимым моментом баланса власти является ее разделение между отдельными подразделениями (подсистемами) организации исходя из их функций контроля за технологическими процессами и ресурсами внутри организации. Это так называемый технологический баланс власти, который зависит от того, какое место занимает то или иное подразделение в технологических цепочках и в отношениях с внешним окружением, каково его влияние на внутренние процессы, происходящие в организации. Ради достижения общих организационных целей все подразделения должны согласиться с существующим распределением ресурсов и влияния.

И, конечно, непременным компонентом баланса власти в организации можно считать неформальное распределение властных полномочий. Благодаря личностным качествам, сложившейся ситуации или организационным неурядицам некоторые руководители приобретают большую сумму власти чем ту, которую они имеют благодаря своему формальному статусу. В этом случае распределение власти перестает соответствовать формальной иерархической структуре организации. Менее значимые структурные единицы в организации могут получать ресурсов и иметь власть значительно большую, чем это предполагается по технологической схеме или по формальной иерархической структуре. Распределение власти по принципу личностных качеств или в силу экстремальной ситуации начинает угрожать балансу власти в организации и, самое главное, выводить на первый план не цели-задания, а цели выживания системы, что при особых условиях может привести даже к распаду организации.

Достигнуть соглашения между структурными единицами организации относительно неформального перераспределения власти наиболее трудно. Это обусловлено, прежде всего, отсутствием четкой основы нормативного регламентирования такого рода распределения. Индивидам, составляющим организацию, трудно согласиться с тем, что равный с ними по должностному статусу может диктовать свои условия в ходе производственной деятельности и оказывать влияние на их поведение. В этих случаях возможно появление установки на сопротивление неформальной власти, которое опасно не только из-за появления новых лидеров и создания ситуации неопределенности, но и в силу риска распространения сопротивления власти и на формальные нормы организации, касающиеся отношений власти и подчинения. В подобных ситуациях руководителям осторожно корректировать неформальные отношения власти и подчинения, но так, чтобы такое она не привела к усилению внутренней неопределенности ситуации и не сказывалась негативно на формальных отношениях .

Многое в проблеме соотношения власти и лидерства, также как и технологии эффективного применения власти разъясняет типология лидерства и личные лидерские качества. В их изучении сосредоточен огромный потенциал развития эффективного лидерства.

<

Комментирование закрыто.

WordPress: 23.24MB | MySQL:113 | 1,245sec