Преступление общественно опасное деяние

<

112212 0033 1 Преступление общественно опасное деяние Преступным является лишь такое деяние, которое по содержанию общественно опасно. Общественная опасность составляет важнейшее социальное (материальное) свойство преступления. Общественная опасность, вредоносность деяния выражаются в причинении либо создании угрозы причинения ущерба охраняемым УК интересам. Не представляющее общественной опасности ввиду малозначительности деяние, согласно ч. 2 ст. 14 УК, преступлением не является.

Общественная опасность как отдельных преступлений, так и преступности в целом весьма динамична и вариативна. Ее детерминируют две подсистемы факторов -криминологические (причины и условия преступности, эффективность профилактики) и уголовно-политические (приоритетные направления борьбы с преступностью, традиции и особенности уголовного законодательства, карательная практика.

Общественная опасность преступления — как признак преступления выражается в том, что преступное деяние причиняет определенный вред объектам уголовно-правовой охраны или ставит в опасность причинения вреда. Так или почти так общественная опасность преступления как признак определяется большинством авторов.

Общественная опасность, — пишет B.C. Прохоров, — необходимое, неотъемлемое свойство, атрибут преступления, его определяющее качество. Природа общественной опасности заключена в том, что преступление приносит вред обществу, посягает, говоря словами закона, на такие социальные ценности, которые жизненно важны для его нормального функционирования1.

А.И. Марцев считает, что общественная опасность это свойство не только каждого преступления, но и всех преступлений вместе взятых, это свойство производить, в широком смысле слова, в обществе существенные отрицательные социальные изменения. Иными словами, общественная опасность есть вторичное преступного поведения (в отличие от общественной вредности — первичного последствия), которое, само по себе чревато прецедентами, проникновением в общество идеологии преступного мира, притуплением естественного чувства страха перед преступлениями, социальном заражении общества преступными обычаями и традициями, привнесением в общество агрессивности, насилия, жестокости и др.1

Собственно позиция, которой придерживается в данном случае А.И. Марцев в том, что первичным последствием совершенного преступления является именно общественная вредность, перекликается с точкой зрения, высказанной еще в 1890 г. Н.Д. Сергеевским. Полемика о терминологической и смысловой применимости »вредности» и »опасности» в большей степени осуществляется относительно иной категории преступления — малозначительности деяния.

Определяя содержания преступного деяния, Н.Д. Сергеевский пишет, что преступление, прежде всего, является деянием, наносящим наличный, действительный или фиктивный вред всему обществу и частным лицам, а затем уже деянием, хотя и не наносящим подобного вреда, но заключающим в себе опасность такого вреда2.

Общественную опасность называют материальным или качественным признаком преступления. Как считает С.А. Домахин (и это мнение является достаточно распространенным в уголовно-правовой литературе), данный признак выражает материальную суть преступления, раскрывает его социальную сущность.

По мнению В.В. Мальцева, категория »общественная опасность» является социальной именно потому, что способна к проявлению в общественно конфликтной форме3.

Общественная опасность как материальный признак преступления имеет качественную и количественную характеристики (стороны), так как преступления, по существу, отличаются друг от друга именно по характеру и степени общественной опасности.

Степень общественной опасности преступления, являясь его количественной характеристикой, »способствует сравнительному анализу преступлений одного вида, одного и того же характера»1.

<

Иными словами, степень общественной опасности позволяет отграничивать друг от друга одинаковые по характеру общественной опасности преступления. Так, убийство двух и более лиц, предусмотренное п. »а» ч.2 ст.105 УК России по степени более общественно опасно, чем убийство одного человека, предусмотренное ч.1 ст.105 УК, хотя оба эти преступления и одинаковы по характеру общественной опасности. »Степень общественной опасности преступления, — пишет Н.Ф. Кузнецова, — зависит… главным образом от степени опасности ущерба, его величины». По мнению ученой, типизированная степень общественной опасности преступления наиболее ярко проявляется при делении составов преступлений на виды по степени общественной опасности.

С общественной опасностью, как одним из признаков преступления, очень тесно связан вопрос о так называемой малозначительности деяния. Часть 2 ст.14 УК гласит: »Не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного настоящим Кодексом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности».

Формулировка ч.2. ст.14 УК является достаточно категоричной. В ней действительно нет упоминания о большей или меньшей степени общественной опасности. Просто говорится об ее полном отсутствии.

Именно так, следуя законам формальной логики, и следует трактовать данное положение. Однако при этом нельзя, на наш взгляд, не учитывать точки зрения авторов, придерживающихся по данному вопросу иного мнения.

Если считать, что только преступления обладают свойством быть общественно опасными, а иные виды правонарушений (административные, гражданско-правовые, дисциплинарные и др.) таковым свойством не обладают, то пришлось бы признать что не уголовно-правовые деликты попросту безвредны и никакого ущерба, охраняемым уголовным законом объектам не причиняют. Как справедливо полагает А.И. Коробеев: »Грань между преступным и непреступным настолько тонка, что переход от допреступного поведения к уголовно наказуемому может быть правильно объяснен и понят только с позиции рассмотрения общественной опасности как общего свойства всех видов правонарушений»1.

Подобного же мнения придерживается и А.И. Рарог, который пишет, что указание закона на отсутствие в малозначительных деяниях (становящихся административными проступками и иными видами правонарушении) общественной опасности нужно понимать »не в смысле абсолютного отсутствия общественной опасности», а в том смысле, что в малозначительных деяниях общественная опасность просто не достигает той степени, которая присуща преступлениям2.

В законодательстве формулировка общественной опасности преступного деяния возможна, как правило, в трех вариантах: указанием на объекты посягательства, которым деяние причиняет вред, на вредоносность деяния, сочетание того и другого.

Еще во французской Декларации прав человека и гражданина 1789 г, социальные (материальные) свойства правонарушений раскрывались как »действия, вредные для общества».

УК Франции 1992 г. был оценен при представлении его проекта Сенату министром юстиции как воспринявший материальное понимание пре-ступления. Он сказал: »Тяжесть вреда, причиненного обществу, -вот, что определяет юридическую сущность преступного деяния. Так, только посягательства на общественные ценности образуют преступления и проступки»3. Именно тяжесть вреда послужила главным критерием категоризации уголовных деяний на три группы: преступления, проступки и нарушения. Статья 111-1 так и говорит: »в соответствии с их тяжестью».

В трактате »О преступлениях и наказаниях» 1764 г. Ч. Беккариа писал: »Истинным мерилом преступлений является вред, наносимый ими обществу. Это одна из тех очевидных истин, для открытия которых не требуется ни квадрантов, ни телескопов и которые доступны любому среднему уму»1. Он уже тогда признал одним из тягчайших преступлений -посягательство на бе-зопасность и свободу граждан. Неравенство в наказуемости по классовому критерию он отметил даже в преследовании таких общеуголовных преступлений, как кража и убийство. »К ним относятся убийства и кражи, совершаемые не только плебеями, но и вельможами и власть имущими, так как их пример, оказывая сильное влияние на многих, разрушает в подданных понятия о справедливости и долге и устанавливает вместо них право сильного, одинаково опасное как для тех, кто им пользуется, так и для тех, которые от него страдают»2.

Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1832 г. и в редакции 1842 г. предлагало формальное определение преступления как деяния, запрещенного законом под страхом наказания, В Уложении же 1845 г. и в редакции 1857 г. социальное (материальное) содержание преступления раскрывалось путем перечня объектов, на которые посягает преступное деяние: нарушение закона, которое включает в себя посягательства на неприкосновенность прав Верховной Власти и установленных ею властей или на права или безопасность общества или частных лиц (ст. 1). В редакциях 1866 и 1885 гг. Уложение вернулось к формальной дефиниции преступления: »Преступлением или проступком признается касамое противозаконное деяние, так и неисполнение того, что под страхом наказания законом запрещено».

Еще ранее в эпоху Петра I формализм уголовного законодательства, по свидетельству русских правоведов, доводится до крайностей. Основанием криминализации деяний, т. е. признания их преступлениями считалось простое непослушание царским предписаниям. Все, что царь запретил под страхом наказания, то и являлось преступлением, независимо от того, наносило ли деяние вред кому-либо или обществу, или даже если оно было полезным. Правда, иногда все же объективное свойство преступления -его антисоциальность, в петровском законодательстве проявлялось. Например, в Артикуле воинском 1715 г. преступление определяется как »вражеские и предосудительные против персоны его величества или его войск, также его государства, людей или интересу государственного деяния»1.

А. Ф. Кистяковский приводил доводы в пользу формального законодательного определения преступления, которое можно встретить у современных сторонников формальной дефиниции преступления. Он считал, что закон может давать лишь формальные поведения и формулировать готовые формулы. Поэтому, если в ученом трактате правильно говорится, что преступление есть посягательство на неприкосновенность права и безопасность общества, такое определение будет понятно и уместно. В законодательстве же оно вызовет запутанность2. Ему обоснованно возражал Н. С. Таганцев: »Преступлением почитается деяние, посягающее на юри-дическую норму в ее реальном бытии, деяние, посягающее на охраняемый юридической нормой интерес. Если мы будем видеть в преступлении только посягательство на норму, будем придавать исключительное значение моменту противоправности учиненного, то преступление сделается формальным, жизненепригодным понятием, напоминающим у нас воззрения эпохи Петра Великого, считающего и мятеж, и убийство, и ношение бороды, и трубку заповедного дерева равно важными деяниями, достойными смертной казни, ибо все это виновный делает, одинаково не страшась царского гнева»3.

Как известно, общечеловеческие ценности призвано оберегать международное уголовное право. Внутригосударственное уголовное право, если посмотреть на УК разных государств, весьма неодинаково криминализирует деяния и по-разному наказывает за одни и те же преступления. До всемирного уголовного законодательства еще очень далеко.

На основании общественной опасности производится криминализация деяний, отграничение их от непреступных правонарушений, категоризация преступлений в Общей части и дифференциация составов преступлений в Особенной части. В той или иной форме асоциальны и вредоносны все правонарушения. Однако законодатель характеризует только преступления специфическим признаком »общественная опасность». Кроме того, вредоносность отражает лишь объективное причинение ущерба, но не учитывает субъективных свойств преступления. Общественная опасность де-яния -объективно-субъективная категория1.

Общественная опасность как сущностно-содержательное свойство преступления предусмотрена в УК всех стран СНГ, за исключением Грузии. Грузинский УК 2000 г. вообще исключил самостоятельную норму о понятии преступления. Он дает формальное определение преступления в ст. 7 »Основание уголовной ответственности». Она гласит: »Основанием уголовной ответственности является преступление, то есть предусмотренное настоящим Кодексом противоправное и виновное деяние». Однако ч. 2 той же статьи по definition per negatio (определение через отрицание) фактически раскрывает материальное содержание преступления. В ней говорится: »Не является преступлением деяние, хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного настоящим Кодексом, однако в силу малозначительности не вызвавшее вред, необходимый для уголовной ответственности лица, его причинившего, либо не создавшее опасности наступления такого вреда»2.

Формальное определение преступления негативно повлияло на конструкции вины, невменяемости, освобождения от уголовной от-ветственности и др. Вместо психического отношения к общественно опасному деянию УК ввел признак осознания противоправности деяния и предвидения противоправных последствий. В ст. 70 »Освобождение от уголовной ответственности в связи с изменением обстановки» вместо утраты общественной опасности деянием вводится крайне неудачный критерий »нецелесообразности применения уголовной ответственности за деяние».

Общественная опасность деяния формируется из объективных и субъективных элементов его состава. Смягчающие же и отягчающие наказание обстоятельства не относятся к составу, лежат за его пределами, принадлежат институту наказания.

Итак: 1) общественная опасность деяния по природе есть объективное свойство преступления, т. е, не зависящее от правовой его оценки законом. Однако становится он свойством именно преступления только после такой оценки ее УК; 2) общественная опасность по содержанию -объективно-субъективная категория, определяемая совокупностью всех обязательных элементов состава преступления; 3) кодекс употребляет понятие и термин »общественная опасность» в двух разновидностях: только как объективной и как объективно-субъективной вредоносности; 4) общественная опасность де-яний служит основанием их криминализации законом; 5) общественная опасность выступает основанием привлечения виновного лица к уголовной ответственности; 6) характер и степень общественной опасности определяет категоризацию преступлений (см. ст. 15 УК); 7) общественная опасность преступления -первый критерий индивидуализации наказания; 8) общественная опасность -такое специфическое свойство преступления, которое позволяет отграничивать преступления от непреступных правонарушений и малозначительных деяний.

<

Комментирование закрыто.

WordPress: 21.98MB | MySQL:123 | 1,182sec