Развитие экономической теории в России

<

021115 2214 1 Развитие экономической теории в РоссииАктуальность темы исследование определяется тем, что зная историю формирования теории, можно глубже понять логику и структуру современного типа «экономического мышления». Знание истории экономической науки позволяет более строго подходить к любым возможным суждениям политических и общественных деятелей по экономическим вопросам с учетом того, что многие из этих суждений уже имели место в прошлом и нет никакой необходимости повторения. В то же время, история экономической науки, жизнь и идеи экономистов прошлого являются частью сокровищницы мировой культуры, приобщение к которой развивает мировоззрение, облагораживает ум, способствует более полному восприятию действительности. Нельзя понять и проследить историю экономической науки без вклада российских школ, идей и разработок российских представителей. При этом речь идет не только о новизне и приоритете, но и о взаимовлиянии, взаимообогащении отечественной и западной политической экономии.

Методологической основой проведенного исследования является релятивистско-абсолютистский подход, в рамках которого следует любое явление в прошлом необходимо рассматривать в общем контексте характерных для той или иной эпохи политических, экономических, религиозных и других проблем, с учетом того, что развитие теории рассматривается как непрерывный прогресс от ошибочных суждений к истине.

Объект исследования – этапный путь развития экономической теории в Российской Федерации.

Цель работы – исследовать эволюционное развитие экономической теории в России.

Задачи исследования:

– анализ истоков зарождения экономической теории в России;

– рассмотреть основные школы русской экономической теории;

– современное состояние экономической теории в нашей стране.

Структура работы включает введение, две главы, заключение, список используемой литературы.

Первая глава посвящена зарождению и начало становления экономической теории в России. В целях раскрытия данного вопроса рассматриваются:

– русская школа меркантилизма;

– русская классическая школа;

– русская класс и сущность марксисткой школы;

– анализируются работы и основные положения русской социально-исторической школы.

Вторая глава посвящена этапам развития современной российской экономической теории, начиная с 20– 30-х годов прошлого века:

– обращено внимание на состояние экономической науки в нашей стране в 20– 30-х годах;

– анализ формирования и значения теории больших циклов;

– рассмотрены основные положения экономико-математической школы и зарождения современных методов математико-экономического анализа;

– уделено внимание политической экономии социализма, господствующего в нашей стране более 70 лет;

– основные течения современной российской экономической мысли в переходный период, переживаемый нашей страной.

Теоретической основой работы выступили работы таких авторов как Абалкин Л.И., Аникин А.В., Бартенев С.А., Капустин В.Ф., Клейн Л., Львов Д., Ольсевич Ю., Рязанов В.Т., Семенкова Т.Г., Сперанская Л.Н., Худокормов А.Г. и др.

 

 

1. ЗАРОЖДЕНИЕ И НАЧАЛО СТАНОВЛЕНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ В РОССИИ

 

1.1. Русский меркантилизм

 

Становление системы экономических взглядов в России началось в конце XVII—XVIII вв. Российская научная школа практически сформировалась в первые десятилетия XIX в.

В трудах и преобразовательной деятельности россиян, стоявших у истоков отечественной экономии, у истоков отечественной экономической теории, а среди них М.В. Ломоносов (1711– 1765), М.М. Щербатов (1733 – 1790), И.А. Третьяков (1735 – 1776), А.С. Пушкин, А. К. Штрох (1766 – 1835), М.М. Сперанский (1772 – 1839), можно найти немало оригинальных и самобытных замыслов, идей, прожектов.

В течение XVIII столетия в России, как и в странах Запада, ведущее место занимали воззрения меркантилистов. Политику меркантилистического характера проводил Петр I. Политика поддержания активного торгового баланса, поощрение купечества, мероприятия фискального характера использовались для развития мануфактурного производства, стимулирования промышленности, реформирования и укрепления армии и флота.

Михаил Васильевич Ломоносов (1711 – 1765) выдвинул и детально обосновал целостную программу подъема производительных сил России. Ломоносов — инициатор впечатляющих начинаний и проектов (Северного морского пути, создания Вольного экономического общества, составления «Экономического лексикона российских продуктов», издания «Внутренних Российских ведомостей», которые приносили бы «пользу отечеству сообщением знания о внутреннем состоянии государства»)1.

Михаил Михайлович Щербатов (1733 – 1790) – историк, экономист, государственный деятель — видел главную экономическую проблему в разработке мер, направленных на подъем сельского хозяйства при ведущей роли родовитого дворянства. Он был сторонником возвращения к допетровскому жизненному укладу, исправления нравов и пороков государственного управления.

Заметный след в истории оставили Иван Андреевич Третьяков (1735 – 1776) – автор трактата «Рассуждение о причинах изобилия и медлительного обогащения государства как у древних, так и нынешних народов», Семен Ефимович Десницкий (1740 – 1789) – основоположник русской правовой науки, а также крупный и оригинальный мыслитель, решительный противник крепостничества – Александр Николаевич Радищев (1749 – 1802).

Начало XIX в. – период создания первых курсов политической экономии, издания первых учебников, распространения экономических знаний, иначе говоря, организационного становления российской экономической мысли.

Теоретические постулаты политической экономии воспринимались российской аудиторией главным образом с позиций их социальной значимости, идеологического воздействия. Россиян интересовал не столько категорийный аппарат, трактовка основных понятий, сколько политические выводы, идейная составляющая экономических учений.

Учебные издания, перелагавшие взгляды известных западных экономистов, не сразу были переведены на русский. С учением А. Смита знакомились по работам французских авторов, популяризаторов его трудов.

Так известный русский поэт А.С. Пушкин, которому было поручено подготовить записку «О народном воспитании», предлагал построить преподавание политической экономии «по новейшей системе Сэя и Сисмонди». Первый перевод «Богатства народов» был издан в четырех томах в 1802 – 1806 гг.

Примерно в это время была организована в России кафедра политической экономии и статистики при АН была создана в 1804 г. Соответствующие курсы читались в университетах, педагогических институтах, военно-учебных заведениях.

Михаил Михайлович Сперанский (1772 – 1839) вошел в историю как реформатор государственного управления и финансов. С вступлением 23-летнего Александра I на престол (1801) Сперанский становится одним из его ближайших сподвижников, инициатором и разработчиком преобразовательных планов и программ.

При непосредственном участии Сперанского коллегии были преобразованы в министерства (в числе восьми и министерство финансов). С его именем связано создание Государственного Совета — высшего законосовещательного органа. Особо следует остановиться на разработанном Сперанским «Плане финансов», содержавшем основы финансового устройства и принципы финансовой политики. Реформирование финансов было призвано разорвать «несчастный круг, в коем цены возвышаются от новых долгов, а новые долги делаются необходимы от возвышения цен». «Потребны сильные меры и великие пожертвования, чтобы вывести нас из сего положения», — говорилось в «Плане финансов»1.

Первый российский учебник по политической экономии появился в 1805 г. Его написал Христиан Шлецер, который был надворным советником и политики профессором в Московском университете. Учебник назывался «Начальные основания государственного хозяйства, или Наука о народном богатстве». Книга Шлецера была издана на русском языке, а ее автор явился первым профессором, читавшим курс политической экономии в российском университете.

«Историческое описание российской коммерции» опубликовал Михаил Дмитриевич Чулков (1743 – 1793). «Описание» Чулкова охватывало не просто историю торговли. Под «коммерцией» автор разумел историю промышленности, транспорта, средств связи, историю кредита и денежного обращения. Многотомный труд Чулкова содержит документы, указы, инструкции, подробные сведения о мануфактурах, транспортных путях, внутренней торговле, внешнеэкономических связях. В нем приведены данные по экономической и физической географии страны.

Хотя следует отметить, что многие учебники и учебные пособия издаваемые в те года издавались на иностранных языках. Так, популярный учебник Андрея (Генриха) Карловича Шторха (1766—1835) — первого академика Санкт-Петербургской Академии наук по кафедре политической экономии — был написан на французском языке.

Характерной особенностью становления российской экономической мысли была ее практическая направленность, тесная связь с совершенствованием методов ведения хозяйства, организации мануфактурного и сельскохозяйственного производства, деятельности купечества укрепления денежной системы, финансов. Экономические знания обсуждались, внедрялись в повседневную практику не как отвлеченные постулаты академической науки, а прежде всего как утилитарно-практические рекомендации, выводы, советы1.

В центре внимания находились острые вопросы социально-экономических, правовых отношений. В обсуждениях, спорах, дискуссиях участвовали не только профессионалы, но и публицисты, писатели, военные, специалисты других сфер деятельности.

Как отмечает Л.В. Аникин, широко использовавший первоисточники, архивы, в пушкинские времена изменилось направление и содержание политической экономии в России. По словам цитируемого им Николая Ивановича Тургенева (1789—1871), в начале 800-х гг. эта западная наука «родилась вместе с конституционною свободою народов Европы», имела ярко выраженную антифеодальную, антикрепостническую направленность.

После поражения декабристов «политическая экономия оказалась под некоторым подозрением у правительства Николая 1. Ее стали изымать из широкого обращения, отдавать на откуп благонамеренным, университетским профессорам-чиновникам»2. Экономические концепции западных ученых стали восприниматься более взвешенно, порой критически.

Появление переводных и отечественных публикаций на экономические темы, обсуждение социальных и экономических вопросов и печати, преподавание политэкономии в университетах, постепенное расширение экономических знаний подготовили условия для становления экономической теории и ее прикладных сфер применительно к национальным потребностям страны.

Фактически в начале XIX в. закладываются основы для выводов и рекомендаций, использованных позднее в практике реформирования. Накапливается хозяйственная статистическая информация. Формируются кадры ученых и педагогов. Появляются более основательные и специализированные разработки. Создаются предпосылки для становления национальных научных школ.

В заключение данной главы следует сделать следующий вывод. Следует сказать, что процесс становления системы экономических взглядов в России фактически началось в конце XVII – XVIII вв., чуть позже чем в Европе, где формирование экономической науки началось примерно в XVI в. Российская научная школа практически сформировалась в первые десятилетия XIX в.

На рубеже XVIII и XIX в. постепенно воззрения меркантилистического характера уступают взглядам, близким к позициям классической школы. Знакомство с английскими классиками порой шло через работы французских авторов. Идеи свободы, социальных и экономических реформ привлекали первостепенное внимание прогрессивных кругов, передовых общественных деятелей России.

История и предыстория отечественной науки отмечены многими оригинальными работами, трудами и изданиями пионерского характера. Книга о скудости и богатстве» написана И.Т. Посошковым за полвека до появления «Богатства народов» А. Смита. М.Д. Чулков – первый автор экономической истории России. Имена С.Е. Десницкого, И.А. Третьякова связаны в развитием концепций экономического либерализма. М.М. Щербатов положил начало консервативному направлению в российской школе. Радикальные планы преобразований экономики, земельных отношений, сельского хозяйства, финансов находим в «Плане финансов» Сперанского.

Первые экономические издания активизируют научные изыскания, способствуют становлению отечественной статистики, экономической географии, финансовой науки.

 

1.2. Русская классическая школа

 

Развитие экономических воззрений в России проходило под влиянием практики, в тесной связи с общим движением науки в других странах.

При освещении истории российской экономической науки важно избежать крайностей. Было бы неверно представлять отечественную науку как простое перенесение на русскую почву экономических идей Запада. Не следует впадать и в другую крайность. Развитие социально-экономической мысли не есть прямое и непосредственное отражение уровня развития производства1.

Труды и разработки известных российских ученых, как правило, оригинальны; многие выводы и обоснования имеют не только национальную, но и более широкую значимость.

Одной из особенностей становления экономической теории в России является органическая связь теоретического анализа с актуальными, как правило, весьма острыми проблемами развития производительных сил, реформирования социально-экономических отношений. Это отличает и самобытный труд Ивана Тихоновича Посошкова «Книга о скудости и богатстве», и программу революционных преобразований Павла Ивановича Пестеля (1793 – 1826), и «Теорию политической экономии трудящихся» Николая Гавриловича Чернышевского (1828 – 1889), и труды буржуазных либералов Ивана Васильевича Вернадского (1821 – 1884-Александра Ивановича Чупрова (1842 – 1908), и работы теоретиков социального направления Николая Ивановича Зибера (1844 – 1888), Михаила Ивановича Туган-Барановского (1865 – 1919).

На протяжении длительного времени в центре внимания российских экономистов оставался крестьянский вопрос, проблема аграрных преобразований. Дискуссии шли о проблемах общинного землевладения, о повышении эффективности сельскохозяйственного труда, о путях вовлечения села в систему рыночных отношений.

В выдвижении и обосновании оригинальных идей активно участвовали не только профессиональные экономисты, но и представители других сфер знания, публицисты, практики. С планами экономических преобразований, проведения денежной реформы выступал государственный деятель М.М. Сперанский.

Сергей Юльевич Витте (1849 – 1915) был не только министром финансов, но и автором теоретических трудов. Он – инициатор и проводник нововведений в экономической политике, перевода рубля на «золотую» основу, введения винной монополии. О неизбежной необходимости и полной естественности прошлых и предстоящих постепенных, но решительных перемен в промышленности и сельском хозяйстве, в других видах экономической жизни и управления писал в «Заветных мыслях» Дмитрий Иванович Менделеев (1834 –1907).

Не были профессионалами в области экономики многие революционные деятели, например, энциклопедист и исследователь общественных отношений в деревне, особенностей развития крестьянской общины, первый российский марксист Георгий Валентинович Плеханов (1856 – 1918).

Определенную роль в формировании российской экономической мысли играли представители исторической школы, в том числе авторы исследований и работ по истории экономических учений – В.В. Святловский (1869 – 1927), А.И. Чупров, М.И. Туган-Барановский.

В России, как отмечает автор многих публикаций по истории экономических учений А.В. Аникин, в меньшей степени, чем где-либо, политическая экономия была университетской и академической наукой. Проблемы экономического развития активно обсуждались в широких кругах, в государственном аппарате и в печати1.

Николай Гаврилович Чернышевский — весьма неординарная фигура на экономическом небосклоне России. Он — выдающийся ученый, блестящий публицист, глубокий и эрудированный теоретик. Экономическое наследие Чернышевского многогранно и впечатляюще. Он является автором многочисленных работ, полемических и критических публикаций. Чернышевский свободно владел иностранными языками, знал в первоисточниках, переводил и обстоятельно «анатомировал» труды западных экономистов, выдвинул и отстаивал собственную концепцию.

С известной долей условности можно выделить три направления работ Чернышевского в области социально-политической и экономической проблематики.

1. Активная критика крепостного строя. Непримиримый демократ, прекрасный знаток крестьянского вопроса, Чернышевский выдвинул и отстаивал программу отмены крепостного строя, ликвидации помещичьего землевладения, передачи земли крестьянам без выкупа: «Вся земля мужику, выкупу никакого»; нет надобности «ни в каком выкупе за нынешний крестьянский надел».

2. Анализ и детальный разбор трудов известных экономистов, в том числе произведений А. Смита, Д. Рикардо, Дж.С. Милля. Чернышевский признает справедливость исходных положений классиков, но находит в их трудах противоречия и считает, что в экономической науке не должно быть монополистов. Милль и другие авторы нередко рассматривают частные вопросы, не замечая или игнорируя общие вопросы.

3. Разработка собственной концепции, которую Чернышевский называл политической экономией трудящихся («Капитал и труд» — 1860; «Очерки из политической экономии (по Миллю)» — 1861 и др.). Опираясь на положения классической школы, на трудовую теорию стоимости, ученый выдвинул свою трактовку труда, его структуры и значимости. Производителен не всякий труд, а тот, который обращен на удовлетворение материальных потребностей. Политэкономия не есть наука о богатстве, а есть «наука о благосостоянии человека, насколько оно зависит от вещей и положений, производимых трудом».

То начало экономической науки, которое содержится в трудах Рикардо, Милля, необходимо развить дальше и сделать из нее выводы, позволяющие преодолеть ограниченность буржуазной теории, отвергнуть искажения, внесенные вульгарной экономией, представить и обосновать общие черты общества будущего.

Ученый предлагает свою трактовку основных категорий: стоимости, капитала, денег, заработной платы, прибыли. Он считает, что обмен не будет играть той роли, которую он выполняет теперь. Обмен станет играть незначительную роль. Деньги потеряют свое настоящее значение.

Теория политической экономии трудящихся, которую Чернышевский противопоставляет системе капиталистического производства, по ряду черт напоминает социальную утопию Сисмонди или планы Оуэна. Она оказала немалое воздействие на формирование общественного сознания. Чернышевский явился одним из предтечей народничества.

Вторая половина XIX — начало XX в. охватывают две волны российских реформ. Первая волна (середина 50-х – 70-е гг.) — крестьянская реформа 1861 г., пробудившая подъем производительных сил и вызвавшая цикл реформ в других сферах. Вторая волна (середина 90-х гг. XIX в. – первое десятилетие XX в.) — реформы Витте и Столыпина, способствовавшие интенсивной индустриализации, формированию общероссийского рынка. Эти волны и промежуточные контрреформы вполне логично активизировали развитие отечественной экономической науки.

В лекционных курсах, учебных пособиях университетской профессуры того времени заметно влияние классической школы и марксизма. В предисловии к первому тому «Капитала» К. Маркс не без оснований ссылался на книгу киевского профессора Николая Ивановича Зибера (1844 — 1888) «Давид Рикардо и Карл Маркс в их общественно-экономических исследованиях», где раскрывается существо теории и метод, примененный в «Капитале». Постепенно политическая экономия в России все в меньшей мере становится иностранной наукой, В центр внимания российских экономистов выдвигаются собственные проблемы, расширяется тематика исследований, получают «прописку» специфические отрасли экономического знания — философия хозяйства, анализ мирохозяйственных отношений, финансы, история экономической мысли, военная экономика и др.

Один из феноменов российской науки – разработка теоретических идей, основанных на применении математических методов в экономических исследованиях. Традиция, возникшая во второй половине прошлого века, складывалась, с одной стороны, на базе выступлений «чистых» математиков, прилагавших свои знания для анализа экономических взаимосвязей, а с другой – на основе разработок профессиональных экономистов, использовавших математический аппарат для количественных оценок хозяйственных процессов1.

Назовем некоторых представителей отдельных российских школ и направлений и названия их основных работ. Профессор Киевского университета, позже министр финансов Николай Христофорович Бунге (1823 – 1895), автор работ «Банковские законы и банковская политика», «Заметки о настоящем положении нашей денежной системы и средствах к ее улучшению».

Профессор Московского и Петербургского университетов Иван Васильевич Вернадский (1821—1884), издатель «Экономического указателя»; опубликовал ряд работ по проблемам политической экономии и аграрному вопросу, написал «Очерк истории политической экономии». Его преемник по кафедре политической экономии Иван Кондратьевич Бабст (1823 –1881), автор работ «Исторический метод политической экономии», «Современные нужды нашего народного хозяйства», «О некоторых условиях, способствующих умножению народного капитала».

<

Профессор Московского университета Александр Иванович Чупров (1842 –1908), автор популярного курса политической экономии и лекций по истории политической экономии; считается выдающимся исследователем экономики железнодорожного транспорта, положил начало новому направлению — экономике транспорта. Также профессор Московского университета акад. Иван Иванович Янжул (1846 – 1910), автор учебника об основах финансовой науки и теоретик «государственного социализма», оставил немало интересных работ, в том числе «Государственное и народное хозяйство», «Новый путь к социальной реформе».

В числе российских экономистов-математиков можно назвать Ю.Г. Жуковского, построившего модель ренты в земледелии; И.А. Столярова, впервые обосновавшего функцию общественной полезности для всей совокупности хозяйственных благ; В.С. Войтинского, осуществившего анализ взаимосвязей между ценой, спросом и полезностью.

Особый интерес представляют работы В. К. Дмитриева и Е.Е. Слуцкого, получившие признание не только в нашей стране, но и в мире.

Дмитриев впервые в литературе предложил способ определения полных затрат труда на производство продукции.

В то же время хотелось бы отметить, что немалый вклад в развитие отечественной экономической теории внес М.И. Туган-Барановский (1865 – 1918). Его труды не следует связывать с какой-либо одной школой, а прежде всего обратить внимание на многосторонность и оригинальность разработанной им системы экономических взглядов. Учебник М.И. Туган-Барановского «Основы политической экономии» содержит немало глубоких и оригинальных трактовок основополагающих положений экономической науки. Важное методологическое значение имеет, концептуальное положение Туган-Барановского о согласовании теории предельной полезности и трудовой теории стоимости.

Туган-Барановский – автор социальной теории распределения, в основу которой положены два фактора: производительность общественного труда и система социальных отношений. Он исходил из известного положения, согласно которому рост доходов всех классов зависит прежде всего от производительности общественного труда.

Заметный вклад внес Туган-Барановский в теорию циклов и кризисов. Ему принадлежит анализ причин и специфики экономических кризисов. Циклическое развитие характеризуется как волнообразный (а не скачкообразный) процесс. Причину цикличности следует искать в особенностях движения капитала, в разрыве динамики накопления производительного и денежного капиталов. В работах ученого обоснованы исходные положения инвестиционной трактовки теории циклов, сформулированы функциональные взаимосвязи, получившие позднее наименование мультипликации и акселерации.

Крупный вклад в развитие экономической теории внес Сергей Юльевич Витте (1849 – 1915) – крупный государственный деятель, инициатор сооружения Транссибирской магистрали, министр финансов в период проведения денежной реформы 1895 – 1897 гг. Известен как активный сторонник индустриального преобразования России, основу которого видел в упрочении финансовой системы, железнодорожном строительстве. В работе «Принципы железнодорожных тарифов по перевозке грузов» подчеркивал значение для нашей страны транспортных коммуникаций и обосновывал систему построения тарифов. Железнодорожные тарифы должны регулироваться по закону спроса и предложения. Выступая за государственный контроль над тарифами, обосновывал требование однозначности и равенства перед тарифами «всех и каждого».

Витте не считал нужным отечественным экономистам механически воспроизводить теоремы, заимствованные из западных учебников политической экономии. Отвергая доктринерство и игнорирование национальных особенностей, Витте считал, что классическая политическая экономия для применения ее к национальной жизни «должна преобразоваться в национальную экономию, подобно тому, как аналитическая механика преобразоваться в практическую»1.

 

1.3. Марксистская школа

 

Георгий Валентинович Плеханов (1856 – 1918) – энциклопедически образованный ученый, который был не «чистым» теоретиком в области экономической науки, а крупным и авторитетным аналитиком социальных и экономических процессов, протекавших в России. Плеханов немало сделал для популяризации английской классической школы. Работы Плеханова оказали значительное влияние на формирование общественной мысли.

В работах «Социализм и политическая борьба», «Наши разногласия» и ряде других Плеханов негативно оценивает позицию авторов, отстаивающих теорию самобытного развития России. Прогрессивные элементы русского общества придерживаются иных взглядов, выступают с позиции осмысленного «западничества».

Отличительная черта российских экономистов рассматриваемого периода – оригинальная разработка наиболее актуальных проблем, органичная связь теоретических построений с нуждами практики, задачами экономического развитии России.

Нельзя обойти выдающегося деятеля начала ХХ века – Владимира Ильича Ленина (1870 – 1924), как бы мы не относились к нему. С личностью Ленина связана целая историческая эпоха жизни нашей страны. В. Ленин внес огромный вклад в развитие российской экономической теории. В работах В.И. Ленина нашли свою разработку экономические проблемы, как правило, тесно связанные с его практической деятельностью как политика.

В работе «Развитие капитализма в России» проанализирован процесс формирования российского рынка, вовлечения крестьянских хозяйств в систему рыночных отношений. Полемизируя со своими оппонентами, В.И. Ленин обосновывает вывод, что капитализм в России не только возможен, но и фактически уже существует. Аграрный вопрос рассматривается в качестве основного в развитии и оценке перспектив социально-экономической эволюции российского общества.

Написанная в годы войны работа «Империализм, как высшая стадия капитализма» – одна из главных в творчестве Ленина. Полемизируя с Р. Гильфердингом и К. Каутским, автор характеризует основные черты капитализма на империалистической стадии. Главное внимание уделено анализу противоречий. Вырастая из конкуренции, монополия не ликвидирует ее, а, существуя наряду с ней, порождает острые конфликты и катаклизмы. Империализм «спутывает» со свободной конкуренцией монополии, но устранить обмена, рынка, конкуренции, кризисов и т.д. империализм не может».

Господство монополий ведет к искусственному торможению технического прогресса, к обострению неравномерности развития в разных странах и отраслях. Анализ монополистической стадии капитализма содержит выводы и обобщения, получившие затем развитие в работах теоретиков различных направлений.

Взгляды, оценки, концептуальные положения не были однозначны; они корректировались, развивались. Исходные идеи В.И. Ленина по принципиальным вопросам строительства нового общества в крестьянской стране с отсталой экономикой, пройдя несколько этапов, эволюционировали в сторону приближения к взглядам своих недавних оппонентов.

В последних работах В.И. Ленин выдвинул идеи и положения, представляющие основы экономической модели нового общества, трансформированной в дальнейшем в основы теории государственного социализма.

Сделаем обобщающий вывод. Как и на предшествующих этапах, узловая проблема отечественной науки во второй половине XIX — начале XX в. — определение путей поступательного развития российской экономики. Представителей различных течений (буржуазные либералы, революционные демократы, народники, марксисты) интересовали перспективы развития капиталистических отношений, эволюции крестьянских хозяйств, роли общинного землевладения, оценки движущих сил социально-экономических преобразований;

Экономические работы и публицистические выступления Н.Г. Чернышевского оказали влияние на формирование взглядов представителей новой волны — народников (В.П. Воронцова, Н.Ф. Даниэльсона), марксистов (Г.В. Плеханова, В.И. Ленина).

 

1.4. Русская социально-историческая школа

 

В рассматриваемый период в России формировались свои национальные школы экономической мысли. К историко-социальной школе можно отнести А. И. Чупрова, автора популярных учебников по теории и истории экономической мысли. Крупнейшим представителем этой школы являлся М.И. Туган-Барановский.

Русскую историческую школу представляют А.Н. Миклашевский, В.В. Святловский. В становлении экономико-математической школы важную роль сыграли работы В.К. Дмитриева, Ю.Г. Жуковского, Л.З. Слонимского. Открытие новых направлений в экономической науке связано с именами университетской профессуры — Б.Н. Чичерина, И. В. Вернадского, А.И. Чупрова, И.И. Янжула. Весьма убедительно представлена плеяда экономистов-реформаторов; наряду с С.Ю. Витте сюда по праву входят Н.Х. Бунге (министр финансов в 1881—1886 гг.), И.А. Вышнеградский (министр финансов в 1888— 1892 гг.), П.А. Столыпин.

Развитие российской экономической науки связано с нуждами практики. Ее характеризует борьба направлений, постепенное обогащение взглядов, преемственность ведущих идей, методов научных изысканий.

По-прежнему объектом споров, дискуссий остается богатое теоретическое наследие В.И. Ленина, особенно существо и эволюция его взглядов на пути построения общества на социалистических принципах хозяйствования и методы управления им.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2. РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ В ХХ ВЕКЕ

 

2.1. Экономическая наука в 20– 30-х годах

 

Период 20 – 30-х гг. XX столетия в истории отечественной экономической мысли весьма противоречив и неоднозначен. 20-е гг. иногда именуют «золотым десятилетием», поскольку это годы активного, во многом плодотворного осмысления происходивших в стране преобразований. 30-е гг. в отличие от 20-х отмечены постепенной унификацией экономических исследований, их подчинения жесткому идеологическому давлению1.

Но вначале, в условиях упорного поиска моделей и методов общественного устройства, путей выхода из тягот и противоречий военного времени, сохранялась известная свобода мнений, терпимость к неоднозначным позициям. Дискуссии и споры разворачивались главным образом между скрытыми и явными противниками нэпа и приверженцами сравнительно широкого использования рыночных инструментов.

Исследование советского периода эволюции экономической теории нашей страны следует начать с работы с характерным названием «Экономика переходного периода» (1920), написанной Николаем Ивановичем Бухариным (1888—1938). Его перу принадлежат и другие экономические публикации. В труде «Политическая экономия рантье» (1914—1919) он полемизирует с противниками марксова учения о стоимости, пропагандирует теорию Маркса. В книге «Мировое хозяйство и империализм» (1915) и главе «Развитие капитализма и его гибель», составляющей теоретическую часть «Азбуки коммунизма» (1919), рассматриваются новые процессы в развитии мировой экономики.

В своих работах Бухарин Н.И. говорил о «ненужности» экономической теории и изживании товарно-денежных категорий имело место не только в упомянутых работах.

В то же время все же постепенно ограничительная версия относительно предмета экономической науки была преодолена. Этому способствовали публикация написанных В.И. Лениным «Замечаний на книгу Н.И. Бухарина «Экономика переходного периода»» (1929), обсуждение основных методологических вопросов политической экономии в ходе дискуссий, публикации 20 – 30-х гг.

Довольно длительный период вместо экономической теории в учебных заведениях изучалась теория советского хозяйства. Позже преподавался курс экономической политики. В 1936 г. было принято решение о программе и подготовке учебника политической экономии.

Александра Васильевича Чаянова (1888 – 1937) по праву называют энциклопедически образованным, весьма разносторонним, чрезвычайно глубоким и смелым талантом.

Круг научных интересов Чаянова – изучение процессов, происходивших в российской экономике, анализ специфики социально-экономических отношений в отечественном сельском хозяйстве.

Сквозная, ведущая тема в работах ученого – исследование условий развития деревни на переломных рубежах (в период столыпинской реформы, Первой мировой войны, «военного коммунизма», нэпа, «великого перелома»). Чаянов, как правило, стремился быть в гуще событий, оставался неизменным участником острых дискуссий.

В начале 20-х гг. им обосновывается необходимость перехода от непосредственного создания в сельском хозяйстве общественного сектора, грозившего упадком и развалом, к сохранению крестьянских хозяйств. Тогда еще удалось изменить и скорректировать направление аграрной политики.

А. Чаянов известен как разработчик программ аграрных преобразований. Он принимал участие в выработке важнейших принципов аграрной политики, выступал против уравнительного землепользования, обосновал необходимость введения единого сельскохозяйственного налога, выдвинул концепцию водной ренты для районов орошаемого земледелия, предложил методику определения оптимальных размеров сельскохозяйственных предприятий.

И это только часть его теоретических разработок, методик, рекомендаций, порожденных, как правило, потребностями практики. К сожалению, реализация предложенного им проходила с небывалыми трудностями. Многое полезное игнорировалось и отвергалось, иногда проводилось в жизнь в искаженном виде, с огромным лагом во времени.

Учение Чаянова – его концепция семейно-трудового хозяйства, теория сельскохозяйственной кооперации, методология исследования аграрных отношений — не потеряло своей актуальности и сегодня.

Следует подчеркнуть, что порожденные в иных условиях идеи и подходы ученого-аграрника, выводы и предложения его коллег и соратников помогают ныне, в условиях системного кризиса, понять специфику и многообразие процессов, происходящих в сельском хозяйстве, точнее и строже определить пути преодоления застойных трудностей и противоречий.

 

2.2. Теория больших циклов

 

Заслуга Николая Дмитриевича Кондратьева (1892 – 1938) состоит в том, что он разработал теорию больших циклов (длинных волн). Ученый обосновал наличие наряду со среднесрочными (8 – 11 лет) и короткими (3 – 4 года) продолжительных циклов, длящихся 48 – 55 лет. Он осуществил статистическое исследование длительных циклов, показал взаимосвязь циклических колебаний различной продолжительности, выявил факторы, лежащие в основе длительных конъюнктурных колебаний. По Кондратьеву колебания «относительной конъюнктуры» — не случайность, а закономерность развития. Концепция больших циклов, разработанная Кондратьевым, позволяет представить общие закономерности социально-экономического развития, присущие как отдельным странам, так и общемировому процессу.

Переходы от одной фазы большого цикла к другой связаны с техническими переворотами и структурными преобразованиями экономики. Теория больших циклов лежит в основе понимания качественных сдвигов в экономике, в сфере социально-экономических и взаимосвязанных с ними процессов. Ряд авторов усматривает взаимосвязь между фазами циклов Кондратьева и этапами развития капиталистического общества, начиная с периода свободной конкуренции (продолжавшегося примерно до 90-х гг. прошлого века) и кончая его транснациональной формой (с начала 70 – 80-х гг. нынешнего века).

Н. Кондратьев выявил некоторые закономерности («эмпирические правильности») больших циклов. Характер, глубина среднесрочных циклов зависят от того, как они накладываются на фазы большого цикла. Понижательная волна большого цикла порождает особую длительность, остроту средних торгово-промышленных циклов. Повышательная волна, напротив, «сглаживает» различия; средние циклы в этом случае характеризуются «обратными чертами».

Ученый разработал теорию относительной динамики и конъюнктуры народного хозяйства, показал связь динамики цен с процессами возмещения и износа основного капитала, циклическим характером инвестиций: изменения в механизме цен активно воздействуют на ход изменений и соотношение основных параметров национальной экономики.

Большие циклы хозяйственной конъюнктуры принято называть циклами Кондратьева. Разработанная им теория помогает яснее представить закономерности общественного развития. Она способствует изучению качественных сдвигов в развитии экономики, в сфере социально-экономических и взаимосвязанных с ними процессов.

Леонид Наумович Юровский (1884—1938) — один из талантливейших и весьма продуктивных теоретиков рыночной экономики и финансового хозяйства.

Вместе с другими специалистами и руководителями финансового хозяйства – Г.Я. Сокольниковым, Н.Н. Кутлером, А.Г. Хрущевым –Юровский сыграл ключевую роль в проведении денежной реформы 1922 – 1924 гг. Он был ведущим теоретиком новой финансовой политики, проводившейся «большевистским финансистом» Г.Я. Сокольниковым, одним из авторов и организаторов выпуска знаменитого «золотого червонца» (правда, сама идея «золотого червонца» принадлежит не ему).

Отличительной чертой Юровского как теоретика, автора многих трудов, докладов, выступлений в печати, на научных конференциях являются исключительная ясность, четкость изложения, умелое «анатомирование» сложных проблем, убедительная аргументация.

Узловые проблемы, последовательно рассматриваемые в трудах ученого – теория цены, проблема динамического равновесия, соотношение планового и товарного начал в народном хозяйстве – и сегодня сохраняют свою значимость и злободневность.

Теория цены и проблемы несовершенной конкуренции рассматривались в книге «Очерки по теории цены» (1919). По мнению Юровского, цена как ведущая категория товарного хозяйства не нуждается в «подкреплении» конституирующих факторов. С ценами связаны не желания покупателей, а их решения и действия. Поэтому положение о «равновесии потребителя», при котором максимизируются потребности, теоретически не убедительно. Основное внимание Юровский уделяет не потребительскому равновесию и равновесию в статике, а многосложному и содержательному понятию «динамическое равновесие». Оно охватывает не только взаимосвязи спроса и предложения, но и отношения производства и дохода.

 

2.3. Экономико-математическая школа

 

А.А. Богданов (1873—1928) разработал «тектологию» — всеобщую системную науку, представлявшую первую попытку осуществить системно-кибернетический анализ функционирования и управления социальными структурами. Он выдвинул идею, согласно которой одни и те же законы и принципы имеют место как в различных сферах человеческой деятельности (производстве, науке, идеологий, искусстве), так и в природе. Это принципы организации, взаимодействия отдельных элементов. Человек нередко воспроизводит то, что делает природа, пользуется ее методами, создает комбинации, сходные с ее формами. Исходя из общности методов управления в природе, технике, обществе, Богданов обосновывает принцип системного подхода к анализу организации, соотношения и взаимосвязи ее элементов.

В политической экономии, как утверждал Богданов, многие важные вопросы решаются неверно или остаются нерешенными благодаря неспособности специалистов стать на организационную точку, зрения. Экономическая жизнь представляет хаос противоречий, в котором трудно ориентироваться. Все это надо систематизировать, координировать, организовать в целом, в масштабе общества.

Фактически автор «Тектологии» (первое издание появилось в 1912 г.) предугадал неизбежность коренных изменений в организационной структуре современного производства, существенных перемен в теории и практике управления и организации деятельности предприятий в связи с созданием новых информационных и коммуникационных технологий.

Немаловажным является вклад Евгения Евгеньевича Слуцкого (1880 – 1948) в создание стройной, сформированной современной российской экономической теории. Одной из его крупных работ является труд «К теории сбалансированного бюджета потребителя». Выводы, к которым пришел Слуцкий, состоят в том, что категория полезности формируется под влиянием реальных экономических величин, а именно, под влиянием изменений цен и доходов. Эти переменные обусловливают систему предпочтений потребителей.

В результате изысканий Слуцкого полезность получает объективную оценку, причем полезность или полезности не одного, а совокупности потребителей, как это реально происходит на рынке. Впоследствии положение, впервые выдвинутое и обоснованное Слуцким, разрабатывалось и детализировалось другими экономистами, в том числе Дж. Хиксом и Р. Алленом, предложившими соответствующую терминологию (так называемый анализ «эффекта спроса» и «эффекта замены», вошедший во все учебники).

Отказываясь от концепции полезности как удовольствия, а также от чисто психологической оценки этой категории, Слуцкий берет за исходное положение «функцию полезности» — величину, зависимую от доступных для определения параметров, «а именно: на основании изменений в спросе в зависимости от дохода и цен». Ученый обосновывает понятие «устойчивость бюджета» потребителя, всякое отклонение от которого ведет к уменьшению полезности.

Далее, опираясь на математический аппарат, Слуцкий проанализировал, как изменяется спрос (соответственно — полезность) в зависимости от двух упомянутых факторов: относительных цен при неизменном доходе и изменения дохода при неизменных ценах. Слуцкий делает следующее заключение: «Если бюджет потребителя нормальный, то спрос на каждое благо увеличивается вместе с возрастанием дохода и уменьшается с увеличением цен на это благо».

Теоретический вклад Слуцкого не ограничивается сказанным. Ученый проанализировал закономерности циклических колебаний под влиянием случайных причин. Он обосновывает тезис, согласно которому «сложение случайных величин может быть источником циклических, иначе говоря, волнообразных процессов»; и эти волны приобретают определенную правильность, сложение случайных причин приобретают форму, отвечающую «закону стремления к синусоиде».

Общепризнанно, что работы Слуцкого оказали немалое влияние на формирование эконометрики.

Работы российских ученых-математиков интересны не только с точки зрения установления приоритетности в науке. Они продемонстрировали силу и доказательность математического подхода к анализу экономических процессов; заложили хорошую традицию развития отечественной экономико-математической школы; вошли в общее русло постоянного обогащения и обновления экономической теории и ее методов1.

 

Одним из наиболее значительных и ярких достижений в области экономико-математических исследований было открытие Леонидом Витальевичем Канторовичем (1912—1986) метода линейного программирования. Линейное программирование — решение линейных уравнений (уравнений первой степени) посредством составления программ и применения различных методов их последовательного решения, существенно облегчающих расчеты и достижение искомых результатов.

За разработку метода линейного программирования, за «вклад в теорию оптимального распределения ресурсов Л.В.Канторович был удостоен Нобелевской премии по экономике (1975). Премия была присуждена ему совместно с американским экономистом Тьяллингом Чарльзом Купмансом, который несколько позже, независимо от Канторовича, предложил сходную методологию. Канторович открыл новый раздел математики, получивший широкое распространение в экономической практике, способствовавший развитию и использованию электронно-вычислительной техники.

Метод линейного программирования позволяет найти оптимальное решение. Линейным оно называется потому, что основывается на решении линейных уравнений. Неизвестные в них только первой степени; ни одно неизвестное не перемножается на другое неизвестное. Такие уравнения отражают зависимости, которые могут быть изображены на графике прямыми линиями.

Впервые работа, в которой излагалось существо предложенного Канторовичем метода, была опубликована в 1939 г. под названием «Математические методы организации планирования производства». Продолжая исследования, ученый разрабатывает общую теорию рационального использования ресурсов.

При непосредственном участии Канторовича и его ближайших коллег —В. В. Новожилова (автора идеи продуктово-трудового баланса) и В. С. Немчинова (обосновавшего глобальный критерий функционирования экономики) формировалась отечественная экономико-математическая школа.

В завершение параграфа сделаем вывод. Одной из центральных проблем в 20—30-е гг. текущего столетия была проблема радикальных преобразований, выбора путей индустриализации страны, основой которой оставались миллионы крестьянских хозяйств.

Поиски средств и методов обеспечения структурных преобразований, экономического равновесия находят свое отражение в трудах А.В. Чаянова, Н.Д. Кондратьева, Л.Н. Юровского, других ученых и политиков.

Одни стояли за принятие более осторожного пути (теория «устойчивости крестьянского хозяйства», организация крестьянской кооперации); другие выступали за решительный, «кавалерийский» натиск («экспроприацию кулака», «первоначальное социалистическое накопление» за счет деревни).

Своего рода промежуточной позиции придерживались сторонники Н.И. Бухарина («кулака не следует трогать», его хозяйство — источник накопления, путь индустриализации «от легкой промышленности к тяжелой»).

Дискуссии и споры о соотношении плана и рынка, путях стабилизации финансов и производства, методологических основах политической экономии так или иначе были связаны с решением коренных проблем социально-экономических преобразований.

К разработке методологических проблем имеют отношение и принципы организационной науки, выдвинутые А.А. Богдановым. Его теоретические построения рассматривались как упрощенная трактовка перехода к новому социальному строю путем простой перегруппировки организационно-технических элементов.

Теория потребительского спроса Е.Е. Слуцкого, большие циклы конъюнктуры Н.Д. Кондратьева свидетельствуют о высоком уровне отечественной научной школы. Выдвинутые ими идеи и разработки остаются неотъемлемым элементом развития мировой экономической науки, хотя они не всегда находили признание в собственной стране.

За разработку метода линейного программирования Л.В. Канторович — единственный из советских экономистов — был удостоен Нобелевской премии по экономике (1975). Премия была присуждена ему совместно с американским экономистом Т.Ч. Купмансом, который несколько позже предложил сходную методологию.

 

2.4. Политическая экономия социализма

 

Процесс становления экономической мысли в нашей стране весьма непрост и неоднозначен. Разработка проблем политэкономии социализма (точнее – государственного социализма) обусловливалась потребностями обобщения практики социально-экономических преобразований, практики хозяйственной деятельности, и вместе с тем (и не в последнюю очередь) – нуждами идеологического характера, стремлением руководящей верхушки обосновать и оправдать экономическую политику.

Постановка официозных задач, подходы к разработке экономической теории не оставались неизменными.

Становление политической экономии социализма прошло через несколько этапов: от отрицания предмета исследования (объективные законы товарно-капиталистической системы якобы должны уступить место «закономерностям сознательных действий»), через период изучения теории советского хозяйства, последующему уяснению внутренней логики, механизма согласования и регулирования основных элементов системы1.

Задача теоретического осмысления и разработки теории была выдвинута официально в 1936 г. В годы Великой Отечественной войны основное внимание уделялось проблемам обеспечения обороны, функционирования военной экономики. После окончания войны возобновилась работа над учебником политэкономии, в котором государственный социализм был представлен в виде взаимосвязанной системы экономических законов и категорий.

В послевоенный период в стране сформировалось несколько крупных творческих коллективов, представляющих собой научные школы. Эти школы складывались и развивались в тесной связи с ведущими научно-исследовательскими центрами. В Москве такую роль выполняли Институт экономики, Институт мирового хозяйства и международных отношений, Центральный экономико-математический институт. В Ленинграде экономические силы концентрировались вокруг Университета, Экономико-статистического института, других учебных и научных учреждений. В Новосибирске заявила о себе Школа исследований экономики промышленности.

Говоря о весьма непростом периоде в развитии отечественной экономической науки, было бы несправедливо выделить только ученых-экономистов, известных в стране и за рубежом. Было немало других, активно работавших и опубликовавших интересные и полезные работы. Вместе с тем приходится ограничиться лишь несколькими именами, знакомство с которыми в какой-то мере поможет представить общую картину.

Было бы неправильно изображать отечественную науку в виде сплошного белого пятна, игнорировать то позитивное и полезное, что делалось вопреки ограничениям, давлению, преследованиям. Экономическая мысль в так называемые застойные времена не стояла на месте: ее продукция находила заказчика и потребителя, разработки и обоснования связаны не только с каким-то отдельным периодом или одной проблемой1.

Роль центров экономической науки играли крупные научно-исследовательские институты, университеты, высшие учебные заведения.

Одним из центров экономической науки был Институт экономики АН СССР (Москва). Он занимался изучением общих проблем политической экономии, проблем оптимизации производства, теории хозрасчетных отношений, проблем хозяйственного механизма.

Основной стержень обсуждений и споров в отечественной экономической мысли разворачивался вокруг оценки роли рыночных отношений в политэкономии «государственного социализма». Одни экономисты выступали за поддержку и стимулирование товарно-денежных категорий, другие — за всемерное ограничение и свертывание рыночных отношений. Эта сфера оставалась ведущей, причем позиции и трактовки, как правило, не выходили за пределы комментариев и обоснований официальной экономической политики.

Выделим главные рубежи дискуссий по экономическим проблемам в послевоенный период.

1. Дискуссия 1951 г. по структуре и содержанию учебника «Политическая экономия». Она проходила под контролем ЦК КПСС на основе одного из «исправленных» вариантов. В ней участвовали авторы последнего макета учебника: И.Д. Лаптев, Л.А. Леонтьев, К.В. Островитянов, А.И. Пашков, Д.Т. Шепилов, П.Ф. Юдин, практически все ведущие экономисты. В итоге были приняты предложения по улучшению проекта (учебник вышел в 1954 г.). На основе материалов дискуссии была опубликована работа И.В. Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР» (1952).

Работа над учебником и его выход практически закрепили «самоизоляцию» отечественной науки от западной экономической мысли и обозначили идеологические постулаты, которых были обязаны придерживаться преподаватели и научные работники.

2. В начале 60-х гг. наметился поворот в сторону поиска более эффективных методов управления экономикой. В условиях постепенного исчерпания возможностей экстенсивного роста требовалось найти новые источники, использовать более действенные стимулы.

Одним из инициаторов дискуссии 1962—1965 гг. явился экономист Е. Либерман, выступивший с предложениями повысить роль прибыли, пересмотреть доводимые до предприятий плановые нормативы. Участники дискуссии предложили ввести фонды экономического стимулирования.

Дискуссия по совершенствованию хозяйственного механизма была связана с решением практических задач по проведению экономической реформы, названной реформой А. Косыгина. Эта реформа осталась незавершенной.

3. Проблемы совершенствования планирования, вопросы теории управления оставались предметами дискуссий и в 70-е гг. За схоластическими спорами об исходной «клеточке» развитого социализма («планомерность», или «товар при социализме»), о природе товарно-денежных отношений порой было непросто разглядеть неоднозначность подходов к решению назревших проблем ценообразования, совершенствования форм оплаты труда, методов стимулирования технического прогресса1.

Экономисты математической школы разработали систему оптимального функционирования экономики (СОФЭ) и выдвинули идею перехода от концепции оптимального планирования к теории оптимального функционирования народного хозяйства. Исследования и разработки старшего поколения (см. предыдущий раздел) были продолжены Н.Я. Петраковым, О.С. Пчелинцевым и др.

4. Примерно с середины 80-х гг. начался процесс, связанный с пересмотром традиционных взглядов на развитие экономических процессов. Меняются представления о предмете, исходных категориях, содержании политической экономии. Основное внимание теоретиков и практиков сосредоточивается на изучении проблем переходной экономики, механизма и особенностей рыночных отношений.

 

2.5. Современная российская экономическая мысль

 

В конце 80-х годов были выработаны исходные положения концепции «ускорения» (Л.И. Абалкин, А.Г. Аганбегян, А.И. Анчищкин). Затем на первый план была выдвинута проблема реформирования экономики. В 1988 г. издается новый учебник политэкономии, в котором нашли отражение некоторые требования «перестройки».

Постепенно назревала необходимость более радикальных перемен. Разрабатываются программы «400 дней» и «500 дней» (С.С. Шаталин, Г.А. Явлинский, коллектив разработчиков).

Радикальные преобразования, начавшиеся с либерализации цен (1992), не имели под собой четкой теоретической концепции. Переход к рынку начался по модели «шоковой терапии» с использованием опыта экономических преобразований в Польше. Реформаторы отвергли промежуточные программы и заявили о движении к «чистому капитализму». Отсутствие концептуальной основы преобразований и стратегической программы — одна из причин трудностей и ошибок, допущенных руководителями реформ.

В условиях переходной экономики значение теоретических обоснований экономической политики необычайно возросло. Однако законченной теории, целостного представления о проблемах и закономерностях социально-экономический преобразований пока не выработано1.

Переход к новому технологическому способу производства, становление постиндустриальной цивилизации предполагают решение комплекса весьма сложных проблем.

1. Разработка целей и критериев, способов и методов преобразований, их последовательности. Анализ закономерностей переходной экономики; обоснование концептуальных основ национальной модели.

2. Государственное регулирование в условиях переходной экономики. Проблема сочетания рыночного и государственного регулирования в процессе реформирования.

3. Проблема финансовой и производственной стабилизации. Причины, характер трансформационного кризиса, пути его преодоления. Предпосылки и факторы экономического роста.

4. Характер и содержание институциональных преобразований. Особенности управления в переходный период. Изменение стереотипов экономического поведения.

5. Реформа социальной сферы; основы социальной политики.

6. Условия интеграции государства в мировую экономику. Особенности регулирования внешнеэкономических связей.

Решение широкого комплекса задач в переходной экономике связано с неординарными эффектами, острыми противоречиями. Важно отказаться от готовых схем и «универсальных» рецептов, всесторонне учитывать реальную ситуацию, постоянно уточнять и корректировать экономический курс1.

Картину социально-экономической мысли России в конце XX в. можно представить в виде двух основных течений и ряда второстепенных течений, последние в свою очередь могут быть подразделены на радикалистские и центристские.

Официозное течение в середине 1996 г. представлено тем, что можно назвать компрадорско-корпоративным социал-монетаризмом. Основу этого гибрида составляет импортированный монетаризм в его наиболее примитивных школярских формах, дополненный идеями социально-распределительных функций государства. Претензии на «глобальное мышление» и «включение в западную цивилизацию» на практике оборачиваются разработкой рецептуры низведения страны на уровень «дровосека и водоноса» индустриальных держав, методов подчинения национального хозяйства компрадорскому комплексу и перекачки национального достояния в западные банки.

Лидеры коммунистического блока открещиваются от марксистско-ленинской экономической теории как «устаревшей» и провозглашают себя сторонниками такого социализма, который базируется на смешанной планово-рыночной экономике при ведущей роли государственного сектора.

 

Сильной стороной этого течения является упор на общенациональные интересы, на необходимость выхода из перманентного кризиса. Однако данное течение не располагает перспективной моделью эффективного развития и вместо нее предлагает весьма туманную программу строительства «постиндустриального общества». Для методологических подходов указанного течения мысли характерно соединение элементов ортодоксального марксизма с институционализмом. В целом это течение с рядом существенных смягчающих «рыночных» поправок реанимирует модель государственного социализма, что может привлечь только те (весьма широкие) слои населения, которые понесли значительные потери от деятельности реформаторов.

В то же время радикальные группы населения, пострадавшего от реформ, склонны поддерживать сторонников марксистско-ленинской теории в ее сталинской интерпретации, и эти сторонники оказывают растущее давление на умеренных лидеров коммунистического блока. Это радикальное течение ориентируется на представление о социализме как фактически бесклассовом обществе с единой общенародной собственностью, отбрасывая «наслоения» хрущевского и брежневского периодов.

Наиболее сложна для уяснения экономическая мысль центристских течений. Это обусловлено двумя взаимосвязанными обстоятельствами: во-первых, данные течения разнородны, аморфны; во-вторых, для них характерно противоречие между стремлениями к экономической свободе, к социальной справедливости и общенациональным интересам. В рамках этого «бермудского треугольника» критериев исчезают логика и теория и их место занимают эклектика и прагматизм, весьма удобные с точки зрения сиюминутных интересов отдельных групп мелких и средних предпринимателей, интеллигенции, части рабочих. Российский центризм включает ряд разновидностей социал-реформизма и социал-патриотизма, и его современная, еще далеко не сформировавшаяся экономическая мысль в явной, а часто в неявной форме использует элементы неоклассической, марксистской, кейнсианской, институционалистской теорий, с упором на «технологические» варианты последней. Однако эклектика и прагматизм не способны обеспечить основы для жизнеспособной теории, динамичной идеологии и объединяющей центристов практической программы. Теоретическое решение проблемы органического объединения конкурентного рынка с социальной демократией и общенациональными интересами еще предстоит найти. Такое решение помогло бы преодолеть ущербность либерально-компрадорского и однобокость социал-патриотического экономического мышления.

Кризис российской экономической науки вряд ли может быть объяснен лишь слабостью методологии, жесткостью рамок идеологической цензуры. Было бы неверно утверждать, что политэкономия государственного социализма рисовала лишь воображаемую модель, начисто искажая картину реальных отношений. Негативное отношение к трудам советских авторов западной экономической науки, признававшей лишь представителей оппозиционных взглядов, отнюдь не может служить определяющим критерием2.

Скорее всего кризис экономической науки в России в немалой степени обусловлен позициями экономистов, занимавшими лидирующие позиции.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

В заключение работы следует отметить следующее. И теоретический, и прикладной разделы экономической науки развиваются под влиянием практики. Наука стремится постичь суть процессов, происходящих в экономической действительности, понять взаимосвязь фактов, взаимодействие причин и следствий, выявить устойчивые тенденции, прогнозировать вероятный ход событий.

Первая глава работа посвящена зарождению и началу становления экономической теории в России. Процесс становления системы экономических взглядов в России фактически началось в конце XVII – XVIII вв., чуть позже чем в Европе, где формирование экономической науки началось примерно в XVI в. Российская научная школа практически сформировалась в первые десятилетия XIX в.

На рубеже XVIII и XIX в. постепенно воззрения меркантилистического характера уступают взглядам, близким к позициям классической школы. Знакомство с английскими классиками порой шло через работы французских авторов. Идеи свободы, социальных и экономических реформ привлекали первостепенное внимание прогрессивных кругов, передовых общественных деятелей России.

Характерной особенностью становления российской экономической мысли была ее практическая направленность, тесная связь с совершенствованием методов ведения хозяйства, организации мануфактурного и сельскохозяйственного производства, деятельности купечества укрепления денежной системы, финансов.

Узловая проблема отечественной науки во второй половине XIX — начале XX в. — определение путей поступательного развития российской экономики. Представителей различных течений (буржуазные либералы, революционные демократы, народники, марксисты) интересовали перспективы развития капиталистических отношений, эволюции крестьянских хозяйств, роли общинного землевладения, оценки движущих сил социально-экономических преобразований;

Вторая глава посвящена развитию российской экономической теории в ХХ веке. Одной из особенностей экономической мысли в России является органическая связь теоретического анализа с актуальными, как правило, весьма острыми проблемами развития производительных сил, реформирования социально-экономических отношений.

Отличительная черта российской экономистов ХХ века – оригинальная разработка наиболее актуальных для общества проблем, тесная связь теоретических построений с нуждами практики, задачами экономического развития страны.

Экономическая действительность необычайно многообразна, противоречива и изменчива. И экономическая наука, имеющая дело со столь динамичными и непредсказуемыми феноменами, как правило, не может претендовать на абсолютно точное, адекватное отражение реальных процессов и взаимосвязей. Она постигает истину с известной степенью приближения. По мере происходящих в экономике изменений уточняются или отбрасываются прежние представления, обогащается понятийный аппарат, делаются новые обобщения и выводы.

История экономической науки опирается на изучение трудов известных авторов. Работы мыслителей, основоположников экономической науки — это тот идейный и теоретический материал, с которым важно познакомиться каждому уважающему себя экономисту.

Сегодня отечественная столкнулась с необходимостью решения новой проблемы, которая стоит перед мировой экономической теории– необходимость поиска новой парадигмы, нового подхода к анализу экономических процессов. Настала пора избавиться от периодического увлечения модными новинками, своеобразного шараханья то в сторону безоговорочного признания, то безусловного отрицания популярных схем и конструкций.

С одной стороны, наша политэкономия отходит от искусственной самоизоляции, освобождается от привычных догм, а с другой — забывает о собственных позитивных наработках и воспринимает постулаты и схемы «Экономикса» как абсолютные истины, не требующие доказательств. Безусловно, правы экономисты, призывающие не отбрасывать прежние взгляды, а интегрировать их применительно к изменяющимся условиям. Как отмечает Л. Абалкин, ныне меняется сам стиль мышления, пересматриваются методология, терминология, понятия.

Перед экономической наукой возникла непростая проблема — найти методологическую нить, позволяющую выявить взаимосвязь между противоречивыми процессами, разнородными элементами. Это тем более важно, что развитие экономики усложнилось, экономические факторы все теснее связываются с социальными, организационными, психологическими, экологическими факторами. Основу, определяющую характер взаимодействия, причинно-следственные зависимости, общую направленность движения глобальных процессов, нельзя «примыслить», навязать извне.

Экономическая наука переживает кризис, ищет пути обновления теоретических и эмпирических основ — методов прогнозирования, способов моделирования, учета экономического поведения, инструментов экономического анализа и обоснования экономической политики. Это задача не одной научной школы или теории, а общая задача всех школ и теорий.

В рамках поиска нового направления, обоснования новой парадигмы национальная экономия призвана найти свою нишу. Ориентиры и оптимальные решения переходная экономика должна находить, опираясь на общую теорию, а не на частные схемы и «трансформационные» рецепты.

Таким образом в результате анализа объекта исследования был рассмотрен этапный путь развития экономической теории в нашей стране и была достигнута поставленная цель работы – исследовано эволюционное развитие экономической теории в России и решены определенные в начале работы задачи исследования: проведен анализ истоков зарождения экономической теории в России; рассмотрены основные школы русской экономической теории; обращено на современное состояние экономической теории в нашей стране.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Абалкин Л. И. Экономическая теория на пути к новой парадигме // Вопросы экономики. 1993. № 1.
  2. Аникин А.В. Муза и мамона. М., 1989.
  3. Бартенев С.А. История экономических учений. –М.: Экономистъ, 2003.
  4. Всемирная история экономической мысли: В 6 т. / Гл. ред. В.Н. Черковец. –М.: Мысль, 1997. Т. 6.
  5. История экономической мысли в России / Под ред. А.Н. Марковой. –М.: Закон и право, ЮНИТИ, 2000.
  6. История русской экономической мысли / Под ред. А.И. Пашкова. М.: Госполитиздат, 1955.
  7. История экономических учений / Под ред. А.Г. Худокормова. –М.: ИНФРА-М, 2004.
  8. Капустин В.Ф., Шабалин Г.В. Л.В. Канторович и экономико-математические исследования: итоги, проблемы, перспективы // Вестник Санкт-Петербургского университета. Сер. 5. 1996. Вып. 2.
  9. Клейн Л. О переходе к рыночной экономике // Деньги и кредит. 1996. № 5.
  1. Курс переходной экономики / Под ред. Л.И. Абалкина. М.: Финстатинформ, 1997.
    1. Львов Д. Экономическая наука в новой России // Вопросы экономики. 1997. №1.
    2. Ольсевич Ю. «Желтое колесо» (механизм социально-экономической трансформации)//Вопросы экономики. 1997.
    3. Рязанов В.Т. Экономическое развитие России. Реформы и российское хозяйство в Х1Х-ХХ вв. СПб.: Наука, 1998.
    4. Семенкова Т.Г., Карамова О.В., Емельянова О.И. Становление русской экономической мысли.– М.: Финансовая академия при Правительстве РФ, 1998.
    5. Сперанская Л.Н. История отечественной экономической науки. –М.: ТЕИС, 1998.
    6. Хейлбронер Р. Научный анализ и видение в истории современной экономической мысли // Вопросы экономики. 1993. № 11.
    7. Худокормов А.Г. История экономических учений (современный этап).– М.: ИНФРА-М, 1998.
<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 1.03MB/0.00044 sec

WordPress: 25.11MB | MySQL:122 | 1,807sec