ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ДИСКУССИИ В 20-Е ГОДЫ ХХ ВЕКА О ПУТЯХ СТАНОВЛЕНИЯ КОМАНДНО-АДМИНИСТРАТИВНОЙ СИСТЕМЫ ЭКОНОМИКИ В СССР

<

012915 0217 1 ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ДИСКУССИИ В 20 Е ГОДЫ ХХ ВЕКА О ПУТЯХ СТАНОВЛЕНИЯ КОМАНДНО АДМИНИСТРАТИВНОЙ СИСТЕМЫ ЭКОНОМИКИ В СССРПериод 20 – 30-х гг. XX столетия в истории отечественной экономической мысли весьма противоречив и неоднозначен. 20-е гг. иногда именуют «золотым десятилетием», поскольку это годы активного, во многом плодотворного осмысления происходивших в стране преобразований. 30-е гг. в отличие от 20-х отмечены постепенной унификацией экономических исследований, их подчинения жесткому идеологическому давлению1.

Но вначале, в условиях упорного поиска моделей и методов общественного устройства, путей выхода из тягот и противоречий военного времени, сохранялась известная свобода мнений, терпимость к неоднозначным позициям. Дискуссии и споры разворачивались главным образом между скрытыми и явными противниками нэпа и приверженцами сравнительно широкого использования рыночных инструментов.

Исследование советского периода эволюции экономической теории нашей страны следует начать с работы с характерным названием «Экономика переходного периода» (1920), написанной Николаем Ивановичем Бухариным (1888—1938). Его перу принадлежат и другие экономические публикации. В труде «Политическая экономия рантье» (1914—1919) он полемизирует с противниками марксова учения о стоимости, пропагандирует теорию Маркса. В книге «Мировое хозяйство и империализм» (1915) и главе «Развитие капитализма и его гибель», составляющей теоретическую часть «Азбуки коммунизма» (1919), рассматриваются новые процессы в развитии мировой экономики.

В своих работах Бухарин Н.И. говорил о «ненужности» экономической теории и изживании товарно-денежных категорий имело место не только в упомянутых работах.

В то же время все же постепенно ограничительная версия относительно предмета экономической науки была преодолена. Этому способствовали публикация написанных В.И. Лениным «Замечаний на книгу Н.И. Бухарина «Экономика переходного периода»» (1929), обсуждение основных методологических вопросов политической экономии в ходе дискуссий, публикации 20 – 30-х гг.

Довольно длительный период вместо экономической теории в учебных заведениях изучалась теория советского хозяйства. Позже преподавался курс экономической политики. В 1936 г. было принято решение о программе и подготовке учебника политической экономии.

Александра Васильевича Чаянова (1888 – 1937) по праву называют энциклопедически образованным, весьма разносторонним, чрезвычайно глубоким и смелым талантом.

Круг научных интересов Чаянова – изучение процессов, происходивших в российской экономике, анализ специфики социально-экономических отношений в отечественном сельском хозяйстве.

Сквозная, ведущая тема в работах ученого – исследование условий развития деревни на переломных рубежах (в период столыпинской реформы, Первой мировой войны, «военного коммунизма», нэпа, «великого перелома»). Чаянов, как правило, стремился быть в гуще событий, оставался неизменным участником острых дискуссий.

В начале 20-х гг. им обосновывается необходимость перехода от непосредственного создания в сельском хозяйстве общественного сектора, грозившего упадком и развалом, к сохранению крестьянских хозяйств. Тогда еще удалось изменить и скорректировать направление аграрной политики.

А. Чаянов известен как разработчик программ аграрных преобразований. Он принимал участие в выработке важнейших принципов аграрной политики, выступал против уравнительного землепользования, обосновал необходимость введения единого сельскохозяйственного налога, выдвинул концепцию водной ренты для районов орошаемого земледелия, предложил методику определения оптимальных размеров сельскохозяйственных предприятий.

И это только часть его теоретических разработок, методик, рекомендаций, порожденных, как правило, потребностями практики. К сожалению, реализация предложенного им проходила с небывалыми трудностями. Многое полезное игнорировалось и отвергалось, иногда проводилось в жизнь в искаженном виде, с огромным лагом во времени.

Учение Чаянова – его концепция семейно-трудового хозяйства, теория сельскохозяйственной кооперации, методология исследования аграрных отношений — не потеряло своей актуальности и сегодня.

Следует подчеркнуть, что порожденные в иных условиях идеи и подходы ученого-аграрника, выводы и предложения его коллег и соратников помогают ныне, в условиях системного кризиса, понять специфику и многообразие процессов, происходящих в сельском хозяйстве, точнее и строже определить пути преодоления застойных трудностей и противоречий.

Глубокий след в российской экономической науке XX века оставил ученый-энциклопедист Михаил Иванович Туган-Барановский (1865-1919). Он стал первым российским ученым-экономистом, провозгласившим необходимость соединения трудовой теории стоимости с теорией предельной полезности. Наибольший вклад внес М.И.Туган-Барановский в теорию рынков и кризисов, анализ развития капитализма и формирования социализма, разработку социальных основ кооперации. Не будучи твердым приверженцем единого направления в экономической науке, Туган-Барановский частично примыкал к марксизму, в то же время ему не были чужды и другие воззрения, в частности он признавал теорию предельной полезности, опирался на субъективную психологию, которые, как известно, находятся в стороне от столбовой дороги марксистского учения. В.И.Ленин неоднократно ссылался на исследования М.И.Туган-Барановского.

К числу наиболее крупных и известных научных работ Туган-Барановского относятся: «Учение о предельной полезности», «Промышленные кризисы в Англии», «Русская фабрика в прошлом и настоящем. История развития русской фабрики», «Теоретические основы марксизма», «Очерки из новейшей истории политической экономии и социализма», «Современный социализма своем историческом развитии», «Социальные основы кооперации», «Социализм как положительное учение». Этот представительный список служит дополнительным свидетельством огромного и чрезвычайно разнообразного вклада ученого в экономическую науку.

Из числа ученых-экономистов и практиков, пытавшихся построить теорию социалистического планового хозяйства, сочетая представления о плане и рынке, исходя из возможности взаимодействия планового и рыночного хозяйства, упомянем таких, как Владимир Александрович Базаров (В.А.Руднев, 1874-1939) и Евгений Александрович Преображенский (1886-1937). Естественно, была печальной.

Следует особо выделить имена двух ученых-экономистов российской истории. Это Александр Васильевич Чаянов (1888-1937) и Николай Дмитриевич Кондратьев (1892-1938).

А.В.Чаянова справедливо называют заслуженным представителем организационно -производственного направления в российской экономической мысли, теоретиком семейно-крестьянского хозяйства. Никто в России первой половины XX века может сравниться с Чаяновым по значимости научного вклада в прикладную аграрно-экономическую теорию. В числе более двухсот научных работ, принадлежат перу А.В.Чаянова, ведущее место занимают такие, как «Очерки трудового хозяйства», «Организация крестьянского хозяйства», «Основные идеи и методы общественной агрономии», «Краткий курс кооперации», «Основные идеи и формы организации сельскохозяйственной кооперации».

А.В.Чаянов был настолько эрудированным, глубоко культурным, разносторонне развитым человеком, что, будучи занят крупнейшими исследованиями в области теории крестьянского хозяйства и огромной практической работой, он тем не менее успевал писать литературные произведения, повести приключенческого жанра, делать научные доклады об истории Москвы. В одном гениальному ученому явно не везло — его научные идеи о развитии крестьянского хозяйства в России о кооперировании расходились со сталинскими установками на принудительную коллективизацию сельского хозяйства. Этого было достаточно, чтобы объявить талантливого Явного буржуазным экономистом, оборвать его научную карьеру и саму жизнь.

В 1930 году А. В.Чаянова после длительной травли арестовывают, предъявив ему ложное обвинение в принадлежности к некоей мифической трудовой крестьянской партии, о которой он и представления не имел. В результате надуманного судебного процесса — четыре года тюрьмы с последующей ссылкой. В 1937 году ученого ждал новый арест, новое нелепое обвинение, приговор к расстрелу, исполненный в день приговора.

Не менее печальна и судьба Н.Д. Кондратьева. В настоящее время имя Н.Д.Конратьева вошло в мировую экономическую науку, он стал широко известен как один из создателей теории больших циклов, длинных волн, представляющей по существу новое направление экономической мысли. Увы, признание пришло практически после полувекового замалчивания его имени, обусловленного тем, что в 30-е годы кающийся экономист попал под колесо сталинской тирании.

Первые крупные исследования ученого относятся к области экономической динамики, конъюнктуры, планирования. В 1926 году Н.Д. Кондратьев завершает создание теории больших циклов в экономике, которая в тот период еще не была воспринята его соотечественниками и коллегами. Дальнейшая научно-организационная деятельность ученого вплоть до 1928 года, когда он по навету был отстранен от работы, связана с Институтом народнохозяйственных конъюнктур. К этому времени Н.Д. Кондратьев уже сформировался как ученый с мировым именем, был избран членном ряда иностранных научных обществ, стал автором десятков научных статей.

<

Печальную роль в судьбе замечательного ученого-экономиста сыграло то обстоятельство, что в 1927 году он выступил с резкой критикой проекта пятилетнего плана, отстаивая мысль, что перспективные планы должны содержать не конкретные количественные показатели, а общие направления развития. С этого момента и вплоть до 1930 года, когда он был арестован, Н.Д.Кондратьев подвергался незаслуженным нападкам в печати как «вредитель». За приписанное ему участие в создании трудовой крестьянской партии ученый-экономист был осужден на восемь лет лишения свободы. Но и в этих тяжелых условиях нашел в себе мужество продолжать исследования.

Необходимость экономических реформ в Советской России, в Советском Союзе стала неизбежным следствием революционных политических перемен, которые потрясли основы общественного строя. По замыслу раннекапиталистическая система хозяйствования, сложившаяся в России до 1917 года, должна была быть заменена новой, принципиально иной системой, основанной на коммунистических идеях. Адекватный этой системе экономический строй был назван в Советском Союзе социализмом, предшествующим более совершенной форме — коммунизму.

Казалось, что контуры социалистической системы хозяйствования, призванной заменить «загнивающий» капитализм в его завершающей империалистической стадии, были, по крайней мере в научном плане, надежно прорисованы классиками коммунистического учения. На деле оказалось не так. Труды классиков, содержавшие блистательный анализ раннего капитализма и его пороков, предвещавшие вначале гибель капитализма в мировом масштабе, а затем — прорыв его обороны и построение социализма в одной отдельно взятой стране, не предлагали, к сожалению, конкретного проекта, конструкции Экономической системы социализма.

После успеха политической революции, а затем — и победы в гражданской войне В.И. Ленин и его соратники столкнулись с проблемой отсутствия реальной программы экономических реформ. Было предельно ясно, что экономическая модель военного коммунизма, господствовавшая в 1918—1920 годах, играла преходящую роль и изжила себя, в связи с чем последовал призыв о переходе от продразверстки к продовольственному налогу. При всей важности подобного экономического маневра в тот период нужна была более комплексная и обстоятельная программа экономических преобразований.

В 1922 году закладываются основы социалистического государственного планирования, формируется главный штаб планирования в лице Госплана — общегосударственной комиссии по планированию народного хозяйства. Разрабатывается первый (и в известной мере — последний) долгосрочный план развития хозяйства России на 10—15 лет, вошедший в историю под названием плана ГОЭЛРО (государственный план электрификации России).

В то же время пришедшему к власти руководству страны было понятно, что едва зарождавшаяся и становящаяся на ноги плановая система ведения хозяйства не в силах справиться с острейшими проблемами возрождения разрушенной революцией и войной российской экономики.

Изобретательный ум В.И. Ленина подсказал оригинальный выход из сложившейся в стране критической экономической ситуации. Вместо того чтобы приводить экономическую систему в соответствие с политической и формировать коммунистические устои ведения хозяйства, была объявлена так называемая новая экономическая политика (НЭП). Страна, разрушившая зарождающийся российский капитализм и идущая к объявленному социализму, взяла вдруг курс на рыночную по своей природе реформу, направленную на реставрацию торгового, а частично и производственного капитализма. Оживить экономику доверили не социализму; а надежному, проверенному опытом товарно-денежному хозяйству.

Чтобы производители, торговцы, предприниматели уверовали в неожиданно принятый курс экономического реформирования России, В.И.Ленин объявил, что «НЭП — это всерьез и надолго», хотя, конечно, понимал и планировал тактический характер проведения реформы. Но величие и оригинальность замысла состояли не в этом. Фактически одновременно проводились две экономические реформы в разных направлениях. На макроуровне проводилась устойчивая долговременная реформа, ориентированная на становление централизованного государственного планирования ;и директивного управления хозяйством страны, тотальное огосударствление экономики. Закладывался фундамент будущей командной системы управления экономикой со стороны партийно-государственного аппарата, принудительного обобществления производства. В то же время на микроуровне была предоставлена в ограниченных размерах свобода рынку и мелкорыночным формам хозяйствования, оживившая торгово-предпринимательскую деятельность и тогда еще не коллективизированное сельскохозяйственное производство. Такой симбиоз, казалось бы, несовместимых реформ оказался удачным в том смысле, что российская экономика 20-х годов смогла если не встать на ноги, то подняться вначале на колени, обеспечить минимально необходимые условия жизни людей.

После смерти Ленина неспособность либерально-демократического крыла Коммунистической партии противостоять сталинскому напору, а в гораздо большей степени доктринальные коммунистические установки смяли и практически уничтожили рыночные реформы, их носителей и сторонников. В сформировавшемся к тому времени новом государстве — Советском Союзе — к 30-м годам о новой экономической политике осталось лишь воспоминание, но она была занесена в арсенал успехов коммунистического строительства, что, впрочем, не противоречит истине.

Параллельно с НЭПом и вслед за этой временной политикой проводились
действительно задуманные надолго социалистические по названию и коммунистические по форме экономические реформы, хотя они далеко не всегда и не во всем воплощали принципы, идеи Коммунистического Манифеста Маркса-Энгельса и ленинские модели социалистического способа хозяйствования.

Как уже отмечалось, коммунистическому экономическому реформированию в России не предшествовала сколько-нибудь строгая, опирающаяся на достижения экономической науки проектно-программная разработка курса реформ. Господствовал скорее эмпирический подход, а в еще большей степени — волевой, вождистский, основанный на решениях И.В. Сталина и его ближайшего окружения, которые преподносились в виде решений съездов Коммунистической партии, пленумов ее Центрального Комитета и якобы воплощали желания и чаяния всей партии и всего советского народа. Правда, в период с 1925 по 1932 год еще проводились дискуссии, высказывались разные мнения и суждения по поводу облика и конкретных форм создаваемой социалистической плановой системы ведения хозяйства. В последующем многие ученые, партийные и общественные деятели, чьи мысли были признаны несоответствующими духу идей Маркса-Энгельса—Ленина—Сталина и практике социалистического строительства в Советском Союзе, были объявлены врагами народа, вредителями, потеряли свои должности, угодили в тюрьмы и лагеря либо лишились жизни.

Между тем экономические реформы, в Советском Союзе совершались, шло формирование планово-директивной, централизованно-командной системы управления экономикой. С 1928 года в стране устанавливается система государственного, пятилетнего планирования, в начале 30-х годов пятилетнее планирование сопровождается годовым. В меньшей мере повезло долгосрочному планированию, которое оборвалось на плане ГОЭЛРО.

Складывается система многоуровневых планов, в которой ведущая роль принадлежит государственному плану, в соответствии с ним составляются республиканские и отраслевые планы, а на их основе — планы предприятий. Постепенно отрабатывается организация и технология разработки народнохозяйственных планов по принципу «сверху-вниз» и «снизу-вверх», что позволяло согласовать между собой планы разных уровней и в какой-то степени учитывать не только централизованные плановые установки директивных органов, но и встречные, идущие снизу плановые предложения. Хотя пятилетние планы практически никогда не выполнялись (лозунг 30-х годов «пятилетка в четыре года» был чисто пропагандистским), а годовые планы постоянно корректировались, создание плановой системы, действовавшей в масштабе огромной страны, охватившей планированием государство в целом, отрасли, регионы, предприятия, несомненно, представляло крупную, по-своему успешную экономическую реформу.

Создание такой системы управления экономикой потребовало насильственной, во многом бесчеловечной коллективизации сельского хозяйства, сплошной национализации всех отраслей, перехода к всеобщему приоритету государственной собственности на средства производства, подавления предпринимательства, сведения к минимуму рыночных, товарных форм хозяйствования. Все это предопределило бесперспективность экономической системы в долговременном аспекте, стало причиной последующих кризисов и краха советской социалистической системы.

 

 

 

2. ФОРМИРОВАНИЕ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ ПЛАНИРОВАНИЯ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА В 20-Е ГОДЫ

 

Впервые командное руководство возникло в разгар первой мировой войне – в 1916 г.– в Германии. Тяжелое военное и хозяйственное положение вынудило государство взять на себя контроль за производством, распределением дефицитных сырьевых и энергетических ресурсов, а также непосредственно распределять продовольствие. Центральная власть стала также регулировать трудовые отношения на предприятиях.

Был введен закон о трудовой повинности граждан с 16 до 16 лет, установлен военный режим на производстве и введен 12-ти часовой рабочий день.

В нашей стране административное управление хозяйством было установлено в конце 1918 г., когда началась гражданская война и иностранная интервенция. 30 ноября 1918 г. был создан Совет рабочей и крестьянской обороны, который стал главным военно-хозяйственным и планирующим центром. Нужды обороны потребовали централизации управления страной. Была введена продразверстка (у крестьян отбирались все излишки продовольствия).Промышленность не выпускала товаров для населения, и произошла натурализация экономических отношений. Была установлена всеобщая трудовая повинность. Руководство промышленностью сосредоточили в своих руках главные управления Всероссийского Совета народного хозяйства. Они лишили предприятия всякой самостоятельности, в директивном порядке снабжали их материальными ресурсами и реализовали готовую продукцию.

Значит, командно-административную систему управления можно признать– как это ни покажется парадоксальным – нормальной формой регулирования хозяйства, пригодной, правда, только для чрезвычайных исторических условий, когда общественный строй какой-то страны и жизнь ее граждан находятся под серьезной угрозой.

Напротив, когда война заканчивается, командное руководство экономикой становится ненужным, изживает себя и, как правило, устраняется. Приказные методы не отвечают задачам мирного хозяйственного строительства. Поэтому в нашей стране в начале 1921 г. чисто административная система управления была упразднена. Однако в конце 20-х – начале 30-х годов вновь произошло полное огосударствление экономики. Вся власть фактически перешла к центральному государственному аппарату и вновь установилась тоталитарная система командования народным хозяйством.

Вначале хозяйственного строительства сверхцентрализованное управление давало определенный результат. Ибо объем выпуска всей продукции был еще очень невелик, а структура промышленности – сравнительно простой. Когда же производство достигло современных масштабов, эффективно руководить им из центра стало невозможно. Если в 20-х годах у нас насчитывалось всего два десятка индустриальных отраслей, то в начале 90-х годов имеется свыше 500 отраслей, подотраслей и видов производства, более 45 тыс. крупных предприятий. Промышленность выпускала свыше 24 млн. наименований видов продукции.

Разве можно компетентно, со знанием дела решать из центра все многообразие конкретных проблем, связанных с развитием такого хозяйства? Разумеется, нельзя.

Центральные плановые органы были не в состоянии охватить все народнохозяйственные пропорции. Приблизительно и упрощенно увязывались лишь главные задания плана с имеющимся количеством наиболее важных и ограниченных ресурсов (например, в 80-х годах Госплан охватывал не более 5% всех пропорций в экономике). Более детально общегосударственный плана дорабатывался механически – путем применения стандартных нормативов, основанных на прошлом опыте. Как правил, ставилась задача – наращивать производство, исходя «от достигнутого»: отталкиваясь не от реального совокупного спроса, а от того уровня экономических показателей, которыми завершался предыдущий плановый период.

Госплан ограничивался разработкой одного варианта государственного плана, не пытаясь путем многовариантных расчетов найти наиболее эффективные экономические решения. После того как план был официально утвержден, он по указаниям руководящих органов многократно переделывался по объективным и субъективным причинам. Поскольку в плановом порядке поддерживалась дефицитная экономика, анормально необходимые для воспроизводства резервы (свободные производственные мощности, сырье, финансовые средства) всегда отсутствовали, то план представлял собой некое подобие не раз перекроенного «тришкина кафтана». Его окончательная доводка и исправление проводились в ходе вычленения плановых заданий, которые предписывалось выполнять «любой ценой». И тогда неизбежно обнаруживались явные ошибки в расчетах и диспропорции, заложенные в самом плане. То добывалось слишком большое количество железной руды, а для выплавки металла не хватало кокса. Или же мало было выпущено запасных частей для поддержания в рабочем состоянии станков, установленных на новом заводе. Реально народнохозяйственные планы редко выполнялись, и тем более в срок.

Лауреат Нобелевской премии В. Леонтьев дал реалистическую оценку основного способа планирования, примененного командной системой управления: «Что касается метода экономического планирования в России, то его вполне можно охарактеризовать, вспомнив высказывание о говорящей лошади: удивительно не то, о чем она говорит, а то, что она вообще может разговаривать. Западные экономисты часто пытались раскрыть «Принцип» советского метода планирования. Они так и не добились успеха, так как до сих пор такого метода вообще не существует1».

За более чем 50- летнее существование командно-административная система управления подорвала основы нормального функционирования общественного производства и в результате этого ввергла нашу страну в глубокий застой и экономический кризис.

Итак, все вышеперечисленное позволит нам сделать следующий вывод: командно-административная система государственного управления имеет ряд преимуществ в случае чрезвычайных исторических условиях , когда общественный строй страны и жизнь ее граждан находятся под серьезной угрозой, позволяя эффективно и успешно решать различные управленческие задачи по жизни страны. Но не допустимо использовать командно-административную систему в мирных, не кризисных условиях, так как при этом нет условий для существования свободного рынка, центральное планирование не может обеспечить реального охвата ситуации в производстве на местах, отсутствует само состоятельность и демократизм управления предприятий, отсутствует свободная предприимчивость.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

3. Общая характеристика командно-административной экономики

 

Командно-административная система управления- это централизованное государственное управление, которое заставляет все предприятия выполнять плановые директивы (обязательные задания) с помощью приказов и других внеэкономических методов. Характерные черты этой системы отражены на схеме (рис. 1).

 

012915 0217 2 ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ДИСКУССИИ В 20 Е ГОДЫ ХХ ВЕКА О ПУТЯХ СТАНОВЛЕНИЯ КОМАНДНО АДМИНИСТРАТИВНОЙ СИСТЕМЫ ЭКОНОМИКИ В СССР

012915 0217 3 ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ДИСКУССИИ В 20 Е ГОДЫ ХХ ВЕКА О ПУТЯХ СТАНОВЛЕНИЯ КОМАНДНО АДМИНИСТРАТИВНОЙ СИСТЕМЫ ЭКОНОМИКИ В СССР012915 0217 4 ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ДИСКУССИИ В 20 Е ГОДЫ ХХ ВЕКА О ПУТЯХ СТАНОВЛЕНИЯ КОМАНДНО АДМИНИСТРАТИВНОЙ СИСТЕМЫ ЭКОНОМИКИ В СССР012915 0217 5 ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ДИСКУССИИ В 20 Е ГОДЫ ХХ ВЕКА О ПУТЯХ СТАНОВЛЕНИЯ КОМАНДНО АДМИНИСТРАТИВНОЙ СИСТЕМЫ ЭКОНОМИКИ В СССР

012915 0217 6 ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ДИСКУССИИ В 20 Е ГОДЫ ХХ ВЕКА О ПУТЯХ СТАНОВЛЕНИЯ КОМАНДНО АДМИНИСТРАТИВНОЙ СИСТЕМЫ ЭКОНОМИКИ В СССР012915 0217 7 ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ДИСКУССИИ В 20 Е ГОДЫ ХХ ВЕКА О ПУТЯХ СТАНОВЛЕНИЯ КОМАНДНО АДМИНИСТРАТИВНОЙ СИСТЕМЫ ЭКОНОМИКИ В СССР012915 0217 8 ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ДИСКУССИИ В 20 Е ГОДЫ ХХ ВЕКА О ПУТЯХ СТАНОВЛЕНИЯ КОМАНДНО АДМИНИСТРАТИВНОЙ СИСТЕМЫ ЭКОНОМИКИ В СССР

 

 

 

 

Рис. 1. Основные черты командно-административного управления

 

Эта система руководства макроэкономикой означает, во-первых, непосредственное управление всеми предприятиями из единого центра – высших эшелонов административной власти. А это сводит на нет самостоятельность и демократическое управление предприятий. Во –вторых, государство полностью контролирует производство и распределение продукции, в результате чего исключаются свободные рыночные связи между отдельными хозяйствами. В третьих, государственный аппарат руководит их деятельностью с помощью административно-распорядительных методов. Тем самым подрывается свободная предприимчивость работников и их материальная заинтересованность в результатах труда. Приказное управление в полной мере утверждается, когда происходит огосударствление экономики. Такая мера оправдано применяется при чрезвычайных обстоятельствах, вызванных войной, хозяйственной разрухой, голодом. Командное руководство способно быстро сосредоточить материальные и людские ресурсы на решающих участках хозяйства, успешно выполнить сравнительно простые производственные задачи. В экстремальных условиях данный типа управления может оказаться единственно возможным и по-своему эффективным.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Бартенев С.А. История экономических учений. –М.: Экономистъ, 2003.
  2. История экономической мысли в России / Под ред. А.Н. Марковой. –М.: Закон и право, ЮНИТИ, 2000.
  3. Курс экономической теории/ Под ред. Чепурина М. Н. проф. Киселевой Е. А. М., 2002.
  4. Нуреев Р. М. основы экономических теорий: Микроэкономика: учеб. для вузов. — М.: Высш. шк., 2000.
  5. Радыгин А., Архипов С. Российская корпоративная экономика: сто лет одиночества // Вопросы экономики, 2000. № 5.
  6. Рязанов В.Т. Экономическое развитие России. Реформы и российское хозяйство в Х1Х-ХХ вв. СПб.: Наука, 1998.
  7. Хейлбронер Р. Научный анализ и видение в истории современной экономической мысли // Вопросы экономики. 1993. № 11.
  8. Худокормов А.Г. История экономических учений (современный этап).– М.: ИНФРА-М, 1998.
  9. Ядгаров Я.С. История экономических учений.–М.: Экономика, 2003.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 0.95MB/0.00194 sec

WordPress: 21.75MB | MySQL:120 | 1,379sec