ЭТНОС, НАЦИЯ, НАРОДНОСТЬ: ОБЩЕЕ И ОСОБЕННОЕ

<

081514 1928 1 ЭТНОС, НАЦИЯ, НАРОДНОСТЬ: ОБЩЕЕ И ОСОБЕННОЕСловом населенный (-ое, -ая) в обиходной речи мы характеризуем такое место или территорию, на которой проживает много людей, например густонаселенная страна, а словом «народонаселение» — людей, живущих в данном месте, на данной территории. В демографии термин «народонаселение» близок к толкованию этого слова в обиходном языке. Понятие «народонаселение» издавна связывают с понятием «территория»: под народонаселением понимают прежде всего совокупность людей, проживающих одновременно на какой-либо территории. Таким образом, народонаселением можно считать население всей Земли или части света, какого-либо государства или географического района. С точки зрения демографических исследований наибольшее значение имеет народонаселение отдельной страны.

Понятие народонаселение государства по форме совпадает с понятием народ государства, однако по содержанию это разные категории. Одним из критериев отнесения к тому или иному народу является проживание в соответствующей местности (или, по крайней мере, происхождение из той местности), однако народ исторически связывает воедино не только территория, но и общая история, язык, материальная и духовная культура.

Земной шар населяет множество народов (этносов), находящихся на различных стадиях социально-экономического и культурного развития. Этносы представляют собой исторически сложившиеся на определенных территориях устойчивые совокупности людей, обладающих единым языком, общими относительно стабильными особенностями культуры.

Исторически самый ранний тип этносов — племя. В процессе разложения первобытнообщинного строя родилась новая форма этноса — народность. Первые народности сформировались в рабовладельческую эпоху. Особенно широко развернулся процесс образования народностей в период феодализма. С развитием капиталистических отношений и усилением экономических и культурных связей ликвидируется характерная для народностей разобщенность, происходит прекращение их в нации.

Нации отличаются устойчивой общностью территории, экономики и культуры, общим языком, общими чертами национального характера, четким этническим самосознанием.

Но трехчленное деление этносов (племя — народность — нация) с подразделением наций не отражает всего многообразия существующих на Земле форм этнических общностей. Картину усложняют существующие во многих странах (особенно они характерны для стран иммиграции) переходные этнические группы — иммигранты, а также их потомки, частично подвергшиеся ассимиляции основной нацией. Они еще окончательно не оторвались от народа своей родной страны и целиком не влились в этнос принявшей их страны (к таким группам относятся, например, немцы, шведы, итальянцы и др. в США и Канаде). Своеобразные «пограничные» группы формируются и в зоне этнических границ, где контактируют два и более народа. Характерная черта всех этих групп — наличие двойного этнического самосознания.

Среди процессов этнического объединения различают консолидацию, ассимиляцию, межэтническую интеграцию и этногенетическую миксацию. Иногда этническое развитие носит сложный характер, и эти процессы протекают одновременно.

Консолидация — это слияние нескольких родственных этносов (племен, народностей) в более крупный народ или же дальнейшее сплочение сформировавшегося народа по мере его социально-экономического и культурного развития. В первом случае речь идет о межэтнической консолидации, во втором -внутриэтнической. Межэтническая консолидация ускоряется в случае близкого родства народов, сходства их языков и культуры. Процесс этот происходил или происходит во многих странах мира.

В составе любых народов имеются группы, сохраняющие какие-то отличия от основного этнического массива. Такие группы, получившие наименование этнографических (сейчас их часто называют субэтносами), представляют собой обособленные части народности или нации, культура и быт которых сохраняют некоторые особенности (они имеют свои диалекты или говоры, обладают спецификой в материальной и духовной культуре, могут отличаться в религиозном отношении и т.д.). Этнографические группы нередко образуются при ассимиляции народностью или нацией инонациональной группы.

Выделяются группы, отличающиеся от основной части этноса в конфессиональном отношении. К примеру, внутри многих консолидирующихся народов Азии и Африки.

Имеются также общности, охватывающие целую группу народов, так называемые метаэтнические, или надэтнические, общности. Они объединяют несколько народов, у которых появились элементы общего самосознания, основанного на этно-генетической близости или на длительном культурном взаимодействии, а в классовом обществе — и на политических связях. К таким общностям можно отнести, например, славянские, романские, монгольские и другие народы, близкие не только по языкам, но и в определенной мере по культуре и быту.

Этноконфессиональные метаэтнические общности складывались преимущественно в феодальную эпоху. Например, индуизм оказал огромное влияние на всю общественную и культурную жизнь разноязычных народов Южной Азии.

Определение национального состава населения в различных странах мира, как отмечает С.И. Брук, дело сложное: ибо в связи с развитием процессов ассимиляции и консолидации во многих странах имеются довольно крупные группы населения с переходными формами культуры и национального самосознания. К тому же приходится устанавливать, что представляет собой та или иная группа населения: является ли она народом (этносом), частью народа (субэтносом, этнографической группой), группой народов (метаэтнической общностью) или какой-то другой общностью (политической, расовой, конфессиональной и т.д.).

Учет населения, как мы уже отмечали, ведется в большинстве стран мира. Однако во многих переписях (которые в некоторых странах регулярно проводятся с конца XVIII — начала XIX в.) национальный состав населения либо вовсе не определяется, либо определяется недостаточно надежно.

На первых порах, когда понятие «национальность» еще не было сформулировано, задачи переписей сводились к учету языков населения. До первой мировой войны вопрос о языке включался в программы переписей ряда многонациональных стран Европы (Бельгия, Швейцария, Австро-Венгрия), США, Индии, Цейлона (ныне Шри-Ланка). Вопрос о родном языке ставился и в первой переписи России 1897 г. Прямой вопрос об этнической принадлежности («национальности») был включен только в 1920 г. в программу первой советской переписи населения.

Сколько всего народов на Земле? Исследователи обычно насчитывают в современном мире три-четыре тысячи различных народов – от самых мелких племен, численность которых измеряется сотнями, а то и десятками человек (тода в Индии, ботокуды в Бразилии, алакалуфы и ямана в Аргентине и т.д.), до крупнейших наций, насчитывающих сотни миллионов человек.

По данным ООН, к концу XX в. количество народов, численность каждого из которых превышает 1 млн чел., составило свыше 350 (в 1961 г. таких народов было 226, в 1987 г. -310). На долю этих народов приходится более 97% всего населения Земли.

В результате неравномерности естественного прироста населения в разных государствах мира и у различных народов численность их существенно меняется. Например, численность таких крупных народов, как колумбийского, мексиканского, алжирского, перуанского, морокканского, азербайджанского и других, за период с 1960 по 1990 г. удвоилась, а хиндустанского, бенгальского, бразильского возросла наполовину. В то же время уменьшилось число немцев, англичан, русских и представителей ряда других народов.

Крупнейшими народами мира, численность которых превысила 100 млн чел. являются: китайцы (более 1 млрд чел.), хин-дустанцы (Индия), бенгальцы (Индия, Бангладеш), американцы, бразильцы, русские, японцы, панджабцы (Пакистан, Индия), бихарцы (Индия). Близки к этому рубежу по численности и мексиканцы, яванцы (Индонезия), телугу (Индия).

Важно выделить и классификацию народов по языку. Все языки объединяются в языковые семьи, которые делятся на языковые группы. Самая крупная из них — индоевропейская, на языках которой говорят более 150 народов Европы, Азии, Америки, Австралии, составляющие 1/3 всей численности населения Земли.

Народы, населяющие земной шар, живут в своем большинстве компактно. Смешанное в национальном отношении население характерно для районов, расположенных вдоль этнических границ. Особенно пестрый национальный состав наблюдается в больших городах стран переселенческого типа, в государствах с повышенной иммиграцией.

По разнообразию этнического состава страны мира можно разделить на три группы: многонациональные государства (США, Россия, Нигерия, Индонезия и др.); двунациональные (Бельгия, Кипр, Иран, Турция и др.); однонациональные (Германия, Япония, Швеция, Норвегия, Австрия, Греция, Исландия, Португалия и др.).

Основными принципами государственной национальной политики в Российской Федерации являются:

равенство прав и свобод человека независимо от его национальности, языка, отношения религии, принадлежности к социальным группам и общественным объединениям;

равноправие народов;

сохранение исторически сложившегося государственного единства Российской Федерации;

равноправие субъектов Российской Федерации во взаимоотношениях между собой и с федеральными органами государственной власти;

гарантия прав коренных малочисленных и дисперсно проживающих народов в соответствии с Конституцией Российской Федерации, принципами и нормами международного права, признанными Российской Федерацией;

право каждого гражданина определять и указывать свою национальную принадлежность без всякого принуждения извне;

содействие развитию национальных культур и языков народов Российской Федерации;

запрещение любых форм ограничения прав граждан по признакам национальной, языковой, социальной и религиозной принадлежности;

своевременное и мирное разрешение противоречий и конфликтов путем разработки и реализации согласительных процедур;

запрещение общественных объединений и организаций, равно как и пропаганды, агитации, направленных на подрыв безопасности государства, на разжижение национальной и религиозной розни;

защита прав и интересов граждан Российской Федерации за ее пределами в соответствии с нормами международного права;

поддержка соотечественников, проживающих в зарубежных странах, в сохранении и развитии родного языка, культуры и национальных традиций, укреплении их связей с Родиной.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2. ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО РЕГИОНА

 

Среди регионов России Северный Кавказ выделяется как абсолютной численностью, так и удельным весом населения в составе Российской Федерации. На 01.01.1998г. в регионе насчитывается 17,7 млн жителей, или немногим более 12% населения РФ. По абсолютной численности жителей он уступает лишь Уральскому (20,4 млн чел.) и Центральному (29,7 млн чел.) регионам (табл.1).

Таблица 1

Численность наличного населения Российской Федерации в разрезе экономических районов на 1 января 199К г., млн чел.

Российская Федерация

147,4

Северный район

5.8

Северо-Западный район

80,0

Центральный район

29,7

В ол го- В яте к и и ра и о 11

8,4

Центрально-Черноземный район

7,8

Поволжский район

16,9

Северо-Кавказский район

17,7

Уральский район

20,4

Западно-Сибирский район

15,1

Восточно-Сибирский район

9,1

Дальневосточный район

7,3

 

Северный Кавказ — единственный в Российской Федерации крупный регион, где в целом продолжает расти общая численность жителей. Среди других регионов лишь Поволжский продолжал «наращивать» численность жителей, но только до 1995 г., а затем естественные потери стали превышать естественный и механический рост и в Поволжье.

Внутри Северо-Кавказского региона прирост численности жителей в первую половину 1990-х г.г. имел место практически у всех субъектов региона, но с началом второй половины общий прирост резко снизился и за 1995—1998гг. составил всего лишь 0,2%.

 

Особенно снизилась (почти на 20%) абсолютная численность жителей в Чеченской Республике по причинам, связанным не с падением рождаемости, а с бегством жителей в связи с военными действиями 1995—1996гг., «выдавливанием» русскоязычного населения в результате обострения межэтнических отношений, ухудшением криминогенной обстановки и ростом сепаратистских тенденции.

<

В пределах региона три его субъекта (Краснодарский и Ставропольский края. Ростовская область) концентрируют 68% всех жителей. Однако прирост численности жителей постоянно сокращается, а в 1996 г. в Ростовской области началось абсолютное сокращение численности населения, в двух других — Краснодарском и Ставропольском краях — прирост за эти годы оказался крайне незначительным (табл. 2).

Таблица 2

Изменение численности наличного населения СКЭР за 1991—1998 гг., тыс.чел.

Теоориториальная единица

1991 г

1992 г.

1993 г

1994г.

1998г.

Северо-Кавказским район, всего

17030

17392

17670

17701

17707

Республика Адыгея

437

447

451

450

450

Республика Дагестан

1854

1925

1997

2074

2095

Республика Ингушетия


 


 

280

309

313

Чеченская Республика

1 309

1307

974

К 13

797

Кабардино-Балкарская Республики

777

788

790

790

792

Карачаево-Черкесская Республика

427

434

436

436

436

Республика Северная Осетия Алания

643

651

659

665

669

Краснодарский край

4738

4879

5004

5070

5075

Ставропольский крап

2499

2580

2650

2674

2682

Ростовская область

4348

4383

4429

4420

4404

В 1999 г и связи с началом новых военных действий в Чечне, резко увечились потоки беженцев в Ставропольский и Краснодарский край, что способствовало росту численности их жителей и результате внутрирегионального перераспределения населения (но не его абсолютного роста на Северном Кавказе.

 

В период стабилизации воспроизводства населения вступили республики Адыгея, Карачаево-Черкесская и Кабардино-Балкарская, где уже более десятка лет осуществлен переход к современному и рациональному типу воспроизводства и возникли условия для новой демографической революции — революции постиндустриального общества.

Есть свои особенности и в распределении населения региона между городом и сельской местностью:

— замедленные темны роста численности городского населения по сравнению с другими регионами страны и Россией и целом;

— рурализация — снижение удельного веса городского населения к концу 1990-х гг. по сравнению с концом 1980-х гг. (56.2 и 56.5% соответственно).

— большое количество малых юродских поселений со слабо выраженными городскими функциями («неразделенное единство города и деревни») как с точки зрения выполняемых функций, отраженных в структуре занятости населения, так и в отношении уровня благоустройства, обеспеченности городскими формами обслуживания, качеством жизни.

Рурализация населения в определенной степени затронула все регионы страны, хотя и менее масштабно, чем на Северном Кавказе. В целом же в России наблюдается некоторое неустойчивое равновесие в распределении городского и сельского населения в 1990-е гг.

Неравномерно процессы урбанизации охватили и отдельные республики, края и области Северного Кавказа.

 

Таким образом. у четырех субъектов региона (Карачаево-Черкесской Республики. Республики Дагестан, Чеченской, Ингушской) городское население составляет менее половины общей численности жителей. Наиболее высоким уровнем урбанизации отличаются Северная Осетия-Ллания. Ростовская область и Кабардино-Балкария. Максимум снижения удельного веса городских жителей в общей численности населения приходится на Чеченскую Республику, Ростовскую область и Кабардино-Балкарию. Теряли городских жителей и Адыгея и Карачаево-Черкесия, хотя и в меньшей степени, чем названные три субъекта региона. В Краснодарском крае и Республике Северная Осетия-Алаиия удельный вес городского населения стабилизировался на уровне 1986 г., а к Ставропольском крае даже несколько увеличился, что в первую очередь связано с миграционными процессами, обеспечившими значительный механический прирост городских жителей.

Естественное движение населения в регионе имеет те же тенденции, что и России в целом. Различия наблюдаются внутри самого региона: в Ростовской области. Краснодарском и Ставропольском краях, в республике Адыгея рождаемость ниже, чем в среднем но региону, а в Ростовской области даже ниже, чем в среднем по Российской Федерации. Причем снижение показателя рождаемости в области началось гораздо раньше, чем в России в целом.

Однако в составе региона есть и лидеры но величине общего коэффициента рождаемое) и — Дагестан и Ингушетия — те только в пределах региона, но и всей России. Третье место принадлежит Республике Тува, которая, выражаясь спортивным языком, идет с большим отрывом (15.8 промилле) от двух первых. В регионе же третье место занимает Кабардино-Балкария (шестое в РФ).

У остальных субъектов Северо-кавказского региона главная причина снижения уровня урбанизации связана с уходом части горожан и сельскую местность, где легче решать проблемы.

 

Снижение общего коэффициента рождаемости, как и в целом по России, в регионе началось в конце 1950—начале 1960-х гг.. хотя и проходило более плавно и с равных исходных уровней. Поэтому лишь в двух субъектах региона — Краснодарском крае и Ростовской области — к началу 1990-х гг. завершился демографический переход от современного к постиндустриальному тину воспроизводства населения. К ним сегодня приближаются Ставропольский край. Республики Адыгея и Карачаево-Черкесская, у которых либо большинство, либо значительный удельный вес составляет славянское население, больше других охваченное процессами депопуляции.

Общий коэффициент смертности в регионе, за исключением Дагестана и Ингушетии, либо приближается к общему коэффициенту рождаемости, либо значительно превышает ее. Особенно драматично этот показатель выглядит в Ростовской области. Краснодарском крае. Республике Адыгея и отчасти в Республике Северная Осстия-Алапня и Ставропольском крае. В двух первых показатели смертности выше, чем в среднем по России, в двух последних — приближаются к нему. Практически только два из субъектов СКЭР имеют показатели традиционного типа смертности (Дагестан и Ингушетия), в остальных уже завершен демографический переход к новому типу воспроизводства населения.

Следует заметить, что нарастание общего коэффициента смертности происходит без таких резких перепадов, как рождаемости. В целом по региону за 1985—1998гг. он увеличился на 14%, тогда как коэффициент рождаемости за тот же период времени снизился в 1,7 раза! Следовательно, главная причина депопуляции 1990-х гг. — быстрое падение уровня рождаемости, рост уровня смертности лишь «дополняет» ее. Волнообразный характер и того и другого коэффициента отражает «волны» предыдущих темпов воспроизводства (различие в численности индивидов, вступающих в критический возраст).

Особое беспокойство вызывают высокие коэффициенты младенческой смертности и смертности населения в трудоспособном возрасте, прежде всего мужчин.

 

В среднем по региону в 1997 г. все субъекты СКЭР имели очень высокий коэффициент младенческой смертности (кроме Краснодарского края и Кабардино-Балкарии, выше среднего показателя по Российской Федерации в целом). Обращает на себя внимание скачкообразный характер изменений этого показателя. Он вряд ли может быть объяснен уровнем медицинского обслуживания населения, особенно дородового и послеродового обслуживания рожениц и младенцев. Видимо, причины лежат в другой области. Хотя сбрасывать со счетов нельзя и состояние медицинского обслуживания. Во всяком случае, младенческая смертность в 2,0—2,5 раза выше, чем в промышленно-развитых странах мира и на 1/3 выше, чем в Санкт-Петербурге (11,00) и Ленинградской области (11,1).

Вторая проблема 1980—1990-х гг. — высокий коэффициент смертности населения в трудоспособном возрасте, причем смертность мужчин в 3-4 раза выше, чем женщин.

Естественный прирост населения региона, как и России в целом, в 1996 г. имел отрицательный баланс (0,2%), однако уже в следующем году он оказался положительным, хотя и с небольшим превышением рождаемости над смертностью (0,3%). В территориальном разрезе общий положительный итог глубоко дифференцирован: в Краснодарском крае имеет место нарастание абсолютных потерь населения с 1990 г. Ростовской области — с 1991 г.. Ставропольском крае и Республике Адыгея — с 1992 г.

К 1997г. устойчивый отрицательный общий коэффициент рождаемости охватил половину субъектов региона, концентрирующих 3/4 его жителей. В связи с этим можно с уверенностью сказать, что при нервом же повышении деловой активности, особенно материального производства наиболее экономически развитых субъектов региона, возникнет проблема дефицита трудовых ресурсов. Миграция станет основным источником пополнения таких ресурсов. Впрочем, она уже сегодня обеспечивает не только компенсацию естественной убыли, но и общий прирост населения. А поскольку подавляющее число регионов России будет испытывать недостаток трудовых ресурсов, то импорт рабочей силы станет неизбежным. В связи с этим сегодня важнейшей целью демографической политики является создание такой системы мер, которая способствовала бы понижению общего коэффициента смертности прежде всего младенческой и мужчин в трудоспособном возрасте; показатель смертности женщин в этом возрасте мало отклоняется от показателя нормального вымирания поколений и может быть снижена при соответствующем повышении уровня медицинского обслуживания).

Совершенствования требует и вся политика народонаселения в стране: оздоровление семьи, выбор новых ценностей морального и эстетического воспитания и т.д.

Миграции населения в регионе определялись характером воспроизводства населения и уровнем экономического развития каждого субъекта. Так, для Краснодарского и Ставропольского краев, Республики Адыгея миграционный прирост, начиная с 1960-х гг. до сегодняшнего дня. был и остается важнейшим источником роста численности жителей. В Чеченской, Ингушской и Дагестанской Республик после возвращения депортированных народов широкое развитие получила сезонная миграция трудовых ресурсов (так называемое отходничество) во все регионы бывшего Советского Союза, которая нередко завершалась переселением в трудонедос-таточные районы.

В 1990-х гг. среди регионов РФ, терявших своих жителей в ходе миграционного обмена, выделялись: Северный (особенно Карелия и Ненецкий автономный округ). Республика Калмыкия в Поволжском районе, Восточно-Сибирский район за исключением Красноярского края (особенно национальные автономные округа — Таймырский, Эвенкийский и Читинская область) и Дальневосточный район, прежде всего Сахалинская, Магаданская, Камчатская области. Чукотский автономный округ. Остальные регионы, в том числе и Северный Кавказ (за исключением Чеченской и Дагестанской Республик), имеют положительный коэффициент миграционного прироста. Сюда же следует отнести Кабардино-Балкарию и Карачаево-Черкесию.

Таким образом, в пределах страны четко обозначились районы интенсивного миграционного оттока населения. С одной стороны, это районы с экстремальными природно-климатическими и социально-экономическими условиями, с другой — районы межэтнических конфликтов и откровенного сепаратизма.

В пределах Северо-Кавказского региона, как и естественный прирост, механический делит субъектов на две неравные части. Субъекты, у которых коэффициент миграционного прироста положительный, в основном имеют отрицательный коэффициент естественного движения и, наоборот, положительное сальдо естественного прироста сопровождается отрицательным показателем механического. Исключением является Ингушетия, у которой оба показателя положительные. Случайностей в сочетании показателей и в той и другой группе нет.

Постоянно положительный коэффициент миграционного движения населения имели только три субъекта: Краснодарский и Ставропольский края и Ростовская область. Причем сальдо миграционного прироста последней на порядок меньше сальдо, чем двух первых.

По абсолютной численности мигрантов в 1997г. на первое место вышел Ставропольский край — 61 тыс.чел., или 5,1% от общероссийского показателя. Затем Ингушетия (55 тыс.чел.). Краснодарский край (44,3 тыс.чел.) и Ростовская область (38,2 тыс.чел.) Однако, по мнению С.В.Рязанцева, эти данные отражают не более 35—45% общей численности фактически прибывающих мигрантов.

В составе мигрантов, прибывающих на Северный Кавказ из других районов страны и ближнего зарубежья, преобладают беженцы и вынужденные переселенцы. Их массовое поступление в три главных центра притяжения в регионе (Краснодарский и Ставропольский края, Ростовская область) началось со второй половины 1980-х гг. в связи с целым рядом трагических событий (Спитакское землетрясение. Карабахский, Сумгаитский, Южно-Осетинский, Абхазский, Осетино-Ингушский, Чеченский, Чечено-Дагестанский конфликты как в бывших союзных республиках, так и внутрирегиональныс).

В составе мигрантов этого периода — преимущественно лица, потерявшие в местах прежнего проживания жилье, имущество, работу, пенсионное обеспечение, спасающиеся от преследования и вероятного физического уничтожения. Без существенной материальной помощи со стороны местных и общероссийских миграционных служб они могли стать взрывоопасным социальным грузом. Их размещение, обеспечение работой, жильем, было чрезвычайно важным и в то же время в условиях общего развала экономики чрезвычайно трудным делом. Тем не менее, с этой задачей местные власти справились, хотя и не без определенных трудностей.

Несколько иной социальный статус имели мигранты из северных территорий. Восточной Сибири и Дальнего Востока. Это либо относительно обеспеченные в материальном плане переселенцы, вынужденные выехать в результате сокращения объемов производства или ликвидации предприятий горнодобывающей промышленности, либо молодежь, покидавшая Север из-за ликвидации ряда льгот, либо пенсионеры, которым пребывание в экстремальных природных условиях было противопоказано по состоянию здоровья. Все эти категории мигрантов принимали решение о миграции либо исходя из собственных финансовых возможностей, либо при поддержке соответствующих министерств (как, например, шахтеры угольных шахт Воркуты), бравших на себя обеспечение переселенцев жильем. Наконец, особую категорию мигрантов составили демобилизованные военнослужащие западной группы войск, размещенные в странах Варшавского договора и особенно Германии. Все они были обеспечены жильем, построенным на средства ФРГ, заинтересованной больше других в ликвидации военных баз бывшего СССР в пределах Центральной и Восточной Европы.

Рассмотрим структуру населения Северо-Кавказского региона. На Северном Кавказе в 1989 г. лица в возрасте 65 лет и старше составляли 12,7% всей численности постоянных жителей. При этом в Краснодарском крае их удельный вес достигал уровня современной Японии (14,5%), в Ставропольском крае — 13,3%, в Ростовской области — 13,2%. К началу 1998г. положение изменилось мало вследствие массового притока мигрантов и снижения средней продолжительности жизни населения.

Имеются проблемы и регионы с традиционным или переходным типом воспроизводства населения. В Российской Федерации, несмотря на завершение демографического перехода от традиционного к индустриальному (рациональному) типу воспроизводства, у части субъектов сохранились черты традиционного в современной социально-экономической обстановке. Характерной чертой их структуры населения по возрасту и полу является значительный удельный вес лиц трудоспособною возраста при относительно низком коэффициенте смертности. В результате часть регионов имеет пониженный удельный вес лиц пенсионного возраста (например. Дальневосточный район — 14,1% всех жителей, Восточно-Сибирский — 16,1%. Западный — 17.3%). Относительно высокий удельный вес молодого населения имеют автономные образования (.Ямало-Ненецкий, Ханты-Мансийский, Таймырский, Корякский, Чукотский автономные округа. Республики Тува и Саха-Якутия, Магаданская область), где лица пенсионного возраста составляют 5—10% 01 всей численности жителей. Несколько выше эта категория населения (от 10.2 до 15%) в Ненецкой АО, республиках Коми, Ингушетия. Дагестан. Чеченской, Бурятии и области Сахалинская. Тюменская, Амурская.

Природа «молодости» их жителей несколько разная. В Ингушетии, Чеченской Республике, Дагестане, отчасти Бурятии главный фактор омоложения — высокий уровень смертности во всех возрастных группах населения и малая продолжительность жизни как результат экстремальных социально-экономических и природно-климатических условий.

Проблемы, связанные с «молодым» населением региона, характерны в сущности лишь для двух республик: Дагестана и Ингушетии, но они в ближайшем будущем будут компенсироваться экономическим оживлением страны и острой потребностью в молодых трудовых ресурсах трудонедостаточных районов. Пока же высокий удельный вес лиц трудоспособного возраста при ограниченных экономических возможностях усложняет преодоление депрессивных тенденций экономического развития этих республик.

 

Несколько иной характер проблемы возрастной структуры населения в трудоспособном возрасте имеют Краснодарский, Ставропольский края. Ростовская область, республики Адыгея и Северная Осетия-Ллания. Озабоченность вызывает резкое сокращение численности детей в возрасте 0—7 лет, что к 2001 г. грозит новой волной сокращения численности трудоспособного населения. Так, например, в Ростовской области на 01.01.1998 г. численность детей в возрасте 0—7 лет оказалась на 131,7 тыс.(37,5%) меньше, чем в 1989г. Хотя в целом по СКЭР с 1989 но 1995 г. общая численность лиц трудоспособного возраста выросла на 58 тыс.чел. за счет увеличения численности детей в возрасте 8—15 лет. Следовательно, особенно резкое снижение рождаемости имело место с начала 1990-х гг., точнее с 1992 г.

Таким образом, перечислим следующие демографические проблемы Северо-Кавказского экономического региона, в состав которого и входит Краснодарский край:

  • низкий естественный рост населения;
  • механический рост населения за счет миграции;
  • высокая детская смертность и лиц трудоспособного населения;
  • старение население (высокая доля лиц старше 60-ти лет);
  • снижение трудоспособного населения;
  • высокий миграционный приток населения в Ставропольский и Краснодарский края, Ростовскую область;
  • изменение возрастной структуры населения со сокращением численности детей;
  • снижение темпов роста численности городского населения.

 

СПИСОК литературЫ

 

  1. Баженова Е.С., Островский АЛ. Население Китая. М., 1991.
  2. Балентей Д.Л., Кваша А.Л. Основы демографии. М., 1989.
  3. Беликов М.Ю. Северный Кавказ: реалии социально-экономической сферы на пороге тысячелетия (географический аспект): Монография. – Краснодар: Печатный двор Кубани, 2002.
  4. Борисов В.А. Демография. М., 2005.
  5. Брук СЛ. Население мира. М. 1986.
  6. Гладкий Ю.Л., Соколов О.В., Файбусович ЭЛ. Экономическая и социальная география. М., 1999.
  7. Игнатов В.Г., Бутов В.И. Регионоведение: экономика и управление. М., Ростов н/Д, 2000
  8. Копылов ВА. География населения. М., 1999.
  9. Медков В.М. Демография. Ростов н/Д, 2006.
  10. Население мира: Демографический справочник. М., 1989.
<

Комментирование закрыто.

WordPress: 22.46MB | MySQL:119 | 2,253sec