ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ

<

081014 1629 1 ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКОЙ ЭКОНОМИКИЭтот регион — один из главных центров мировой цивилизации. На его территории расположены 24 независимых государства (общей площадью 3,7 млн км2 с 387 млн жителей), отличающихся друг от друга по величине, государственному устройству и уровню социально-экономического развития, но объединенных географическим соседством и исстари сложившимися широкими экономическими, политическими и культурными связями, общностью многих особенностей развития в XX – XXI вв.

Для стран Западной Европы в целом характерен высокий уровень развития капиталистических рыночных отношений и производительных сил. Регион занимает меньше 3% ойкумены и сосредоточивает менее 1% населения Земли, но здесь производится свыше 1/5 промышленной и около 1/5 сельскохозяйственной продукции мира, планетарное значение имеют внешние экономические связи этих стран: внешняя торговля, миграция капитала и рабочей силы, туризм, обмен лицензиями и т. д.

Главное место в регионе занимают Германия, Франция, Великобритания и Италия, которые входят в «большую семерку» высокоразвитых стран мира с рыночной экономикой, но преобладают здесь небольшие государства с населением до 10 млн человек, среди них 5 микростран — Андорра и др., британское владение Гибралтар, суммарное население которых составляет 180 тыс. человек. Промежуточное положение между главными и малыми странами занимает Испания — вторая по площади и пятая по населению страна в регионе. Около половины стран — монархии (самый высокий процент среди регионов мира), остальные — республики.

Европейское экономическое сообщество развивается, преодолевая многие трудности и противоречия между странами, однако влиятельные политические силы выступают за дальнейшую интеграцию Западной Европы, не только экономическую, но и политическую, за создание Соединенных Штатов Европы, европейского правительства, унификацию валюты и гражданства, объединение вооруженных сил и т. д. В 1993 г, в Маастрихте (Нидерланды) главами 12 государств была принята программа дальнейшего углубления экономической, политической и социальной интеграции до 2000 г.; учреждаются единое гражданство, экономический и валютный союз (единая валюта — евро введена с 1999 г.), политический союз (общая политика в области иностранных дел и безопасности, разработка общей оборонительной политики и т. д.), предусмотрена унификация юриспруденции, трудовых и социальных законов, иммиграционной политики, усиление значения Европарламента. Важным этапом процесса нарастания интеграции явилось Шенгенское соглашение (1995) о полном упразднении пограничного контроля за передвижением людей между странами (кроме Великобритании, Ирландии, Швеции, Финляндии). Позже к этому соглашению присоединились и некоторые другие страны. Швейцария, Норвегия, Исландия и Мальта формально не входят в состав ЕС, но фактически с ним тесно связаны, образуют единое «европейское экономическое пространство». Таким образом, понятия Западная Европа и ЕС почти совпадают. Более того, быстро нарастает экономическое влияние ЕС в странах Центрально-Восточной Европы. В планах ЕС предусматривается принятие в члены Союза в 2002 г. пяти стран — Польши, Чехии, Венгрии, Эстонии и Словении, когда их экономика приблизится к стандартам ЕС. Подписано Соглашение о партнерстве и сотрудничестве между ЕС и Россией (1994).

Большинство стран Западной Европы — члены военно-политического блока НАТО (штаб-квартира в Брюсселе), решающую роль в котором играют США. Не входят в этот блок нейтральные страны — Финляндия, Швеция, Швейцария, Австрия, Ирландия, Мальта, В 1999 г, в состав НАТО вошли Польша, Чехия и Венгрия.

Характерная черта экономики региона — высокая степень развития постиндустриальных функций: в непроизводственной сфере занято более 2/3 ЭАН и на них приходится свыше 3/5 ВВП и всей стоимости условно-чистой продукции, хотя роль «индустрии услуг» в экономике США еще весомее.

Так как регион состоит из большого числа небольших государств, здесь особенно велико значение транснациональных (и международных) корпораций, объединяющих капиталы разных стран с очень широкой географией предприятий.

Важная особенность экономики Западной Европы — более весомый, чем в экономике США, государственный сектору государство контролирует значительную часть национального дохода, на государственных заводах создается 15—20% промышленной продукции. Позиции государства особенно прочны в энергетике (кроме нефтяного хозяйства), на транспорте и в связи, в металлургии и некоторых отраслях машиностроения, а среди стран — в Швейцарии, Франции, Италии, Греции, Австрии, Швеции. Однако во многих странах все большая часть госимущества приватизируется.

Западная Европа в совершенно разной степени обеспечена важнейшими факторами производства. Природными ресурсами она довольно бедна, заметно уступая здесь ряду других регионов и стран мира. Так, если выявленные запасы минерального сырья России оцениваются в 30—40 трлн долл., США — 8-8,5, Китая — 6—6,5, то Западной Европы — лишь 0,5 трлн долл. Из трех «центров силы» еще меньшими запасами обладает лишь Япония (0,1 трлн долл.).

Ограниченность собственной минерально-сырьевой базы предопределяет большую зависимость западноевропейского региона от внешнего мира в этой области. Западная Европа импортирует более 2/5 энергоносителей и около 3/4 других видов сырья, потребляемого в ее хозяйстве.

В то же время Западная Европа в достатке или даже избытке обеспечена другими факторами производства — рабочей силой соответствующей квалификации, денежными капиталами. Явный избыток имеется прежде всего на рынке труда, ибо норма безработицы (отношение числа официально зарегистрированных безработных к численности самодеятельного населения) составляет в отдельных западноевропейских странах, как правило, 10—12%) что создает известную социальную напряженность в обществе.

По показателям производительности труда Западная Европа в целом уступает США и Японии, хотя за последние 1,0—15 лет удалось несколько сократить это отставание (на 3—5 процентных пункта). Все же в 2004 г. ВВП на душу населения ЕС составил 70,2% от уровня СЩА и % — Японии. Вместе с тем следует иметь в виду, что такие отличия складываются во многом вследствие сравнительно высокого уровня производительности труда в менее развитых странах— членах ЕС — Греции, Португалии, Испании и Ирландии. Более развитые западноевропейские страны по этому показателю гораздо меньше удалены от США (Швейцария даже примерно на одном уровне) и стоят практически вровень с Японией. Более низкая производительность труда и эффективность производства в Западной Европе во многом обусловлена ее отставанием от двух других «центров силы» в области развития НИОКР, особенно инновационного процесса (последнее во многом обусловлено сравнительной слабостью рискового капитала). Правда, имевший место в 50—60-е гг. глубокий, качественный отрыв США от Западной Европы в технологической сфере в принципе преодолен, однако полный паритет между ними до пор не достигнут. Западная Европа никак не уступает США и Японии по технологическому уровню традиционных базовых отраслей (металлургия, машиностроение и металлообработка и т.д.), а в химической промышленности является явным лидером (в первую очередь мания). Вместе с тем она все еще отстает от них в таких новейших областях, как микроэлектроника, робототехника, биотехнология, новые материалы и оптическая электроника. Региональный экспорт высокотехнологичной продукции развивается в основном за счет ФРГ.

Западная Европа предпринимает активные усилия для решения указанной проблемы путем развития более тесного сотрудничества стран региона, особенно на базе программ развития НИОКР Европейского союза. После вступления в действие в И г. Маастрихтского договора (см. 12.2) эти усилия приобрели вый импульс. Поэтому можно ожидать дальнейшего сближения между тремя «центрами силы» по уровню развития НИОКР, инновационного процесса и технологий, в том числе в отмеченных выше новейших наукоемких отраслях.

 

На основе сопоставления социально-экономических моделей США, Западной Европы и Японии, во всех «центрах силы» после Второй мировой войны сложилась общественная система рыночно-государственно регулируемого, социально ориентированного капитализма. Основные черты социально-экономической модели Западной Европы, отличающие ее от американской и японской, таковы:

а)    в рамках «трехслойного» хозяйственного механизма верхний «ярус» (уровень государственного регулирования) играет большую
роль, чем в других «центрах силы». С одной стороны, тем самым
компенсируется то обстоятельство, что западноевропейские ТНК, как правило, уступают по своему потенциалу и мощи своим американским и японским аналогам в соответствующих отраслях. С другой стороны, повышенная экономическая роль государства связана со следующей основной чертой социально-экономической модели Западной Европы;

б)    в Западной Европе социальная ориентация общественно-
экономических систем является наивысшей в современном мире, государство выполняет наибольшее количество социальных функций и делает это наиболее интенсивно. Западноевропейский капитализм в наибольшей мере подходит под рубрику «социальное рыночное хозяйство»;

в)    если в рамках социально-экономических систем США и Японии индивидуализм как принцип и основное правило общественной жизни явно превалирует над солидарностью, то в Западной Европе сложился относительный баланс между ними при ведущей роли первого.

Последние две черты политически во многом обусловлены традиционно большой, а в течение длительных периодов ведущей ролью социал-демократии в общественной жизни Западной Европы. В конце 90-х гг. партии социал-демократического толка, входящие в Социалистический интернационал, являются правящими во всех крупных странах региона (Германии, Франции, Великобритании и Италии), а также в ряде других западноевропейских государств. Они предпринимали и предпринимают активные усилия для консолидации и развития сферы социального обеспечения;

г)    наибольшая степень открытости мировому хозяйству и ин
тернационализации хозяйственной жизни.

В ЕС и во многих странах осуществляются государственные долгосрочные программы экономического и социального развития, в которых уделяется большое внимание и территориальным проблемам. Так, страны ЕС разделены на планировочно-экономические районы, для развития «проблемных» районов из бюджета союза выделяются специальные крупные фонды. Основные цели региональных программ: 1) развитие отсталых аграрных районов (Юг Италии, большая часть Ирландии, Западная Испания и др.); 2) модернизация и оживление старых промышленных депрессивных районов (Северо-Восток Англии, Саар, «черная» Бельгия, Восточная Германия); 3) контроль над развитием крупных городских агломераций, периферийных и пограничных районов, а также малонаселенных северных областей Финляндии и Швеции (рис. 11.22). На цели регионального развития в 1994— 1999 гг. было затрачено около 70 млрд долл. Это вторая расходная статья бюджета ЕС после сель-ского хозяйства.

<

Наибольшая степень открытости западноевропейской экономики выражается прежде всего в состоянии внешней торговли, экспортная и импортная квоты (отношение товарного экспорта и импорта к ВНП) стран — членов ЕС неизменно находилась вблизи 30%-ной отметки, тогда как США — 9-11%, Японии — 11-13%. Это во многом обусловлено отмеченной выше ограниченностью ресурсной базы региона и узостью внутренних рынков западноевропейских стран. Открытость такого рода ставит западноевропейскую экономику в сильную зависимость от изменения ее конкурентоспособности в рамках мирового хозяйства, подчас и от временных экзогенных факторов неэкономического характера, например, от военно-политической ситуации на Ближним Востоке. Правда, после окончания «холодной войны» влияния подобных факторов на Западную Европу резко уменьшилось. Одна из наиболее характерных черт внешней торговли западно-европейских стран состоит в том, что ее основная часть приходится на внутрирегиональный оборот. Страны Западной Евровы, особенно государства — члены ЕС, выступают друг для друга важнейшие торговые партнеры и внешние рынки, Более 70% внешнеторгового оборота Западной Европы приходится на внутреннюю региональную торговлю, тогда как для Северной Америки (даже реле образования НАФТА) этот показатель составляет около 19, а для Юго-Восточной Азии — примерно 30%. Данное обстоятельство решающим образом обусловлено бурным развертыванием вглубь и вширь процессов западноевропейской интеграции, которая началась как раз с «таможенного разоружения» в торговле между интегрирующимися странами.

Иная картина сложилась в области прямых инвестиций. Более прямых зарубежных капиталовложений Западной Европы размещены за пределами региона. Дело в том, что с точки зрения условий инвестирования (состояние ресурсов, НИОКР и техно-логической базы, уровень издержек на заработную плату и социальное страхование, налоги, хозяйственное законодательство и т.ж.) страны Западной Европы близки или по меньшей мере сопоставимы друг с другом, так что взаимное, перекрестное инвестирование приносит лишь сравнительно ограниченные выгоды. Поэтому западноевропейские инвесторы ищут для приложения своих капиталов такие страны ,и регионы, где инвестиционный климат по каким-то параметрам принципиально лучше, чем в Старом Свете. К ним относятся прежде всего Северная Америка (в первую очередь США), новые индустриальные страны Юго-Восточной Азии, а также наиболее динамично развивающиеся и перспективные государства третьего мира.

Для Западной Европы первостепенную роль в системе ее внешнеэкономических связей сегодня играют отношения с двумя другими «центрами силы» и прежде всего с США. Характер отношений между ними в 80—90-е гг. претерпел принципиальные изменения. В результате Второй мировой войны, из которой США вышли экономически окрепшими, а Западная Европа — в состоянии разрухи, между ними сложились в первые послевоенные годы отношения «старшего» и «младшего» партнеров. Это было обусловлено явным доминированием США во всех сферах мировой экономики — производстве, торговле, валютно-расчетных отношениях, иностранных инвестициях.

Нельзя сказать, что США злоупотребляли своей ролью лидера и пытались искусственно поддерживать зависимое положение от них Западной Европы. Напротив, в рамках известного «плана Маршалла» они предоставили западноевропейским странам щедрую по тем временам (1948-1951 гг.) безвозмездную экономическую помощь, которая во многом способствовала восстановлению национальных экономик и инициированию экономического роста государств региона. Эта помощь воистину оказалась инвестированием в будущее. В лице восстановленной Западной Европы США получили важнейшего партнера для взаимовыгодного сотрудничества.

С середины 80-х гг., когда явно обозначился процесс резкого углубления западноевропейской интеграции и повышения ее качества (переход к экономическому, валютному и политическому союзу), о США и Западной Европе в принципе следует говорить как о равноправных экономических партнерах, хотя в военно— стратегическом отношении США остаются бесспорным лидером. В настоящее время ВВП Западной Европы примерно равен американскому, а по удельному весу в мировой торговле она примерно втрое превосходит США. Западноевропейским инвесторам принадлежит свыше 2/3 прямых иностранных вложений в США. Несмотря на периодически проявляющиеся разногласия к противоречия между Западной Европой и США по вопросам взаимной торговли, отношений с развивающимися и бывшими социалистическими странами, а также другим проблемам, в обоймой перспективе можно ожидать с обеих сторон продолжения, направленных на взаимовыгодное равноправное партнерство.

Отношения Западная Европа — Япония сходны по своему характеру с экономическими связями между западноевропейским юном и США только в смысле равноправного партнерства. Однако степень взаимозависимости партнеров в первом случае естественно ниже, чем во втором. Значение взаимосвязей между Западной Европой и Японией для каждого из этих двух «центров торговли» значительно меньше отношений с США. Страны — члены Л экспортируют в США примерно в пять раз больше товаров, в Японию, а вывоз последней в США приблизительно вдвое выше ее экспорта в ЕС.

В торговле Западная Европа — Япония неизменно существует большой дисбаланс в пользу последней. Это обусловлено в осином двумя обстоятельствами. Во-первых, конкурентными преимуществами (по цене, качеству и некоторым другим параметрам) по некоторым товарам, прежде всего по электронной бытовой технике и автомобилям, играющим главную роль в торговой экспансии Японии. Во-вторых, протекционистской внешнеторговой политикой Японии, активно поддерживающей своих экспорт товаров. К тому же экспорт в Японию объективно затрудняется рядом национальных особенностей внутреннего рынка этой страны. Попытки ЕС уменьшить указанный дисбаланс до сих пор дали иль частичный эффект, поскольку возможности сдерживать японский экспорт протекционистскими мерами ограничиваются правилами ВТО/ГАТТ, тогда как торговая экспансия Западной Европы в Японию наталкивается на указанные специфические барьеры, не регламентируемые этими правилами и не устраняемыми международными договоренностями.

Однако после принятия Маастрихтского договора наблюдается активизация экономических отношений между ЕС и Японией. Единый внутренний рынок товаров, услуг, капиталов и рабочей силы в Западной Европе привлекает Японию, которая частично сориентирует приоритеты своей внешнеэкономической страны с Нового на Старый Свет. Если в 80-е гг. объем прямых инвестиций Японии в США в 2,5 раза превышал ее вложения в Западную Европу, то в 90-е гг. между первыми и вторыми не было существенного разрыва.    

Отношения Западная Европа — Юг до начала 60-х гг. в значительной мере имели колониальный и полуколониальный характер, причем существенную роль играли методы внеэкономического принуждения (это, правда, лишь в малой степени относилось к развивающимся странам за пределами Африки и Азии). В дальнейшем эти отношения перешли на экономическую основу с постепенным усилением в них элементов равноправия и взаимовыгодности.

Более того, Западная Европа оказывает известное, хотя и не слишком щедрое, экономическое содействие Югу. Так, в рамках Четвертого Ломейского соглашения (на 1990—1999 гг.) об ассоциации с ЕС 69 государств Африки, Карибского региона и бассейна Тихого Океана (в основном это бывшие колонии Великобритании, Франции, Италии, Бельгии и Нидерландов) эти страны получили от Союза значительные торговые преференции.

Вместе с тем ускоренное развитие экономических отношений по линии Запад — Запад снижает значение ее связей с развивающимися странами. При этом торговые и инвестиционные отношения с Югом все более концентрируются на новых индустриальных странах Азии, а также Америки, тогда как роль в них беднейших стран неуклонно падает. Так, в общей сумме прямых инвестиций западноевропейских стран в развивающихся государствах, как правило, от 2/3 до 4/5 приходится на новые индустриальные страны.

Импорт из всех развивающихся стран покрывает не более 5% товарного потребления в Западной Европе, а по продукции обрабатывающей промышленности — менее 3% (причем, последнее приходится в основном на новые индустриальные страны). Правда, по энергоносителям, рудам цветных металлов и некоторым другим видам минерального сырья зависимость Западной Европы от Юга составляет 15—20% и более.

Можно ожидать, что отмеченные выше тенденции в отношениях Западная Европа — Юг в обозримой перспективе сохранятся.

Среди тенденций экономического развития Западной Европы на ближайшие 15—20 лет следует выделить, во-первых, развитие интеграционных процессов в регионе вширь и вглубь

Во-вторых, интеграция способствует быстрой регионализации хозяйственной жизни в Западной Европе. В ходе ее складываются прочные субрегиональные хозяйственные комплексы, пример, по осям Баден-Вюртемберг — Бавария — Западная Австрия — Северная Италия или Север Бельгии и Нидерландов — Гамбург — Северная Европа. Связи по этим осям играют для их участников уже нередко гораздо большую роль, чем взаимодействие с другими регионами своих стран.

По имеющимся прогнозам, до 2015—2020 гг. ВВП Западной Европы будет расти умеренными темпами, скорее всего в пределах %5-3%, что будет на уровне или даже несколько ниже соответствующих показателей двух других «центров силы». При таких темпах экономического роста нынешняя острота проблемы занятости и безработицы сохранится или даже несколько увеличится. Численность занятых в Западной Европе, составившая в 2004 г. около 136 млн человек, к 2015 г. возрастет не более чем на 1—2 млн человек. Поскольку можно ожидать гораздо большего роста самостоятельного населения региона, в основном за счет притока рабочей силы из третьих стран, на пути которого весьма затруднительно будет поставить непроницаемые «шлюзы» и барьеры, проема безработицы, видимо, ляжет еще более тяжелым бременем социальную и финансовую системы Старого Света. В таких условиях, вероятно, не худшим вариантом для Западной Европы было бы поддержание в среднем нынешнего уровня жизни, ибо его заметное увеличение представляется весьма проблематичным.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2. ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ ЭКОНОМИКИ СТРАН ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ

 

Регион Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ) включает Албанию, Болгарию, Боснию и Герцеговину, Венгрию, Македонию, Польшу, Румынию, Словакию, Словению, Хорватию, Чехию, Югославию. Иногда в данный регион включают страны Балтии (Латвию, Литву и Эстонию). Население стран ЦВЕ в 2004 г. составляло 118,7 млн человек (в 1990 г. — 118,8 млн человек). Совокупный ВВП стран региона (в ценах и по паритетам покупательной способности валют 1993 г.) составил в 2004 г. 636 млрд долл. (1,85% мирового ВВП) против 601 млрд долл. в 1990 г. (2,24% мирового объема ВВП).

По уровню социально-экономического развития почти все страны ЦВЕ относятся к среднеразвитым, а Албания соответствует критериям развивающейся страны. С точки зрения структуры экономики, в регионе преобладают индустриальные и индустриально-аграрные страны, но отсутствуют страны, находящиеся на индустриальной стадии развития. Страны ЦВЕ уступают странам Западной Европы по среднедушевому объему ВВП (в два-три раза меньше) и находятся примерно на уровне более развитых государств Латинской Америки.

После Второй мировой войны во всех странах ЦВЕ была установлена административно-командная система. Постепенно (но в рамках этой системы) исходную советскую модель сменили национальные модели (югославская, венгерская, польская), допускавшие определенное развитие элементов рыночной экономики: преобладание единоличных крестьянских хозяйств, сохранение частного сектора в мелком производстве и розничной торговле, активное развитие внешнеэкономических связей со странами с рыночной экономикой вплоть до привлечения иностранного капитала. В то же время в ряде стран (Албания, Румыния) до 1989— 1990 гг. в основном сохранялся хозяйственный механизм, присущий сталинСкой модели.

Все государства ЦВЕ входят в число стран с переходной экономикой. После падения или трансформации коммунистических режимов в 1989—1991 гг. в странах региона осуществляется переход от административно-командной к рыночной системе. При этом важную роль продолжают играть такие исходные условия, как уровень экономического развития, наличие элементов рыночной экономики до установления и в период господства административно-командной системы, преобладающий менталитет населения, открытость экономики в отношении развитых стран. Так, Чехия и Словения, в которых ВВП на душу населения близок к показателям таких стран, как Греция и Португалия, и где еще до Второй мировой войны сложилась рыночная экономика, добились гораздо больших успехов при переходе к рынку, чем Болгария и Румыния, не говоря уже об Албании.

Создание рыночных институтов в странах ЦВЕ осуществлялось в результате переплетения как эволюционного (градуалистского), так и радикального (шокового) вариантов преобразований. Преимущественно эволюционный характер реформ характерен для Болгарии, Венгрии, Румынии, Словакии, Словении, Хорватии. Радикальные методы реформирования применялись в Польше и в меньшей мере — в Чехии.

Наибольшие результаты в создании основ рыночной экономики к концу 90-х гг. были достигнуты в центральноевропейских странах — Венгрии, Польше, Словении, Чехии. Гораздо медленнее и с огромными трудностями происходит переход к рынку в странах Балканского региона — Албании, Болгарии,, Румынии, республиках бывшей Югославии. Но при всех различиях в странах ЦВЕ утвердились основы рыночной экономики: ликвидировано централизованное планирование, произошла либерализация цен на большинство товаров и услуг, введена внутренняя частичная конвертируемость национальных валют, исчез товарный дефицит. В ходе рыночных реформ в 90-е гг. преобладали три главных направления: либерализация, финансовая стабилизация и приватизация.

Ослабление государственного контроля и отказ от монопольного положения государства в экономике начались в ряде стран ЦВЕ (Венгрия, Польша, бывшая Югославия) еще в 80-е гг., а завершились в целом по региону к середине 90-х гг. Большинство цен на товары и тарифов на услуги были освобождены от административного контроля еще в начале 90-х гг. Повсеместно были сняты ограничения на создание новых частных предприятий, что дало толчок быстрому росту мелкого бизнеса. Директивное планирование экономики было упразднено, а в ряде стран заменено индикативным планированием. Экономические агенты получили право свободного выхода на внешний рынок и установления широкого спектра форм хозяйственных связей с зарубежными партнерами.

Появились новые рыночные институты, такие как фондовые биржи; коммерческие банки, антимонопольное регулирование, законодательство о банкротствах и т.д.

В период перехода к рыночной экономике доля государственных доходов в ВВП стала снижаться почти во всех странах ЦВЕ, что было следствием проводившейся либерализации экономики. Однако в ряде стран региона этот процесс был вскоре остановлен, так как государство сохранило за собой социальные функции, в том числе перераспределение доходов.

государственного контроля над ценами во всех странах ЦВЕ сопровождались всплеском инфляции, которая в Польше, Болгарии, Хорватии граничила с гиперинфляцией. Тем не менее большинству стран ЦВЕ удалось относительно быстро (за один-два года) свести ее к относительно приемлемому уровню. Длительный период высокой инфляции был характерен для менее развитых стран ЦВЕ — Болгарии и Румынии.

Стабилизационные меры, применявшиеся в странах ЦВЕ, включали, как правило, жесткие бюджетные ограничения, вплоть до замораживания на определенный срок денежных доходов населения, а также активное использование валютного курса как «номинального якоря» — ориентира, влияющего на движение цен. Либерализация внешнеэкономических связей должна была помочь выйти на мировой уровень цен и обеспечить необходимую конкуренцию на внутреннем рынке, обуздав ценовые аппетиты местных предприятий-монополистов.

Как показал опыт, сбить инфляцию до контролируемого уровня было относительно легко при условии четкой реализации и социальной поддержки антиинфляционных программ. Однако, добившись снижения инфляции до среднегодового уровня 20-40%, большинство стран ЦВЕ оказались не в состоянии сбить ее дальше.

В переходных экономиках стран ЦВЕ темпы инфляции, при прочих равных условиях, выше темпов инфляции, присущих устоявшимся рыночным экономикам, так как настоящая конкурентная среда еще не создана, а унаследованные от планового хозяйства структурные диспропорции не преодолены.

В то же время Венгрия, провозгласившая отказ от идеи всеобщего и бесплатного раздела государственного имущества и попытавшаяся осуществить приватизацию только на основе купли-продажи, в середине 90-х гг. была вынуждена применить льготные условия приобретения собственности, например, в порядке компенсации за ущерб, нанесенный гражданам в годы коммунистического режима.

Аграрные реформы в странах ЦВЕ привели к передаче собственности на землю от государства и кооперативов частным лицам. Составной частью этих реформ стала реституция — возврат земли бывшим владельцам. Передел земельной собственности привел к возникновению множества мелких фермерских хозяйств, нередко весьма неэффективных. Во всех странах ЦВЕ законодательно восстановлена и считается приоритетной частная собственность на землю. Типичным стало сочетание частного землевладения с коллективным использованием земли и техники на кооперативных началах при полной добровольности участников. Купля-продажа земли существует в Польше, Югославии, Чехии, Венгрии; формируется земельный рынок и в других странах.

В целом смена форм собственности в странах ЦВЕ по ряду причин (отсутствие необходимых денежных ресурсов у населения, низкая доходность приватизируемых предприятий и др.) протекает медленнее и с меньшим эффектом, чем ожидалось.

К концу 80-х гг. вследствие разрушения административно-командной системы в странах ЦВЕ назрел глубокий социально-экономический кризис. Крушение коммунистических режимов и развал СЭВ привели в начале 90-х гг. к резкому спаду производства во всех отраслях этих стран.

Падение производства и занятости в странах ЦВЕ оказалось глубже, чем изначально прогнозировалось. Тем не менее экономический спад в большинстве стран региона составил 20—25% ВВП и растянулся на период 1989-1993 гг. Спад достиг наибольшей глубины в Болгарии и Албании, а также в бывших Югославских республиках.

В 1994-1995 гг. в странах ЦВЕ (в Польше — с конца 1992 г.) начался экономический подъем. Среднегодовые темпы прироста ВВП в 1995-1997 гг. составили 3-5%, а в ряде стран (Польше, Словакии) еще выше.

Экономический подъем в странах ЦВЕ обусловлен расширением нового частного сектора, притоком иностранных инвестиций, начавшейся структурной перестройкой экономики. Немалую роль сыграла и финансовая стабилизация, обеспечившая подавление высокой инфляции в начале 90-х гг., а определенное расширение внутреннего спроса было существенно дополнено благоприятными возможностями экспорта, что позволило поддерживать высокую динамику ВВП и промышленного производства.

В странах ЦВЕ набирает силу перестройка структуры экономики. Главенствующей тенденцией является ориентация производства’ на объемы и структуру платежеспособного спроса как на внутреннем, так и на внешнем рынках. Растет производство товаров длительного пользования, как правило, на основе технологии и в кооперации с фирмами промышленно развитых стран; значительная часть произведенной таким путем продукции экспортируется. И тем не менее структурная перестройка экономики стран ЦВЕ идет довольно медленно, так как власти не решаются ликвидировать многочисленные убыточные производства в тяжелой промышленности и других неконкурентоспособных отраслях, доставшиеся в наследство от плановой экономики. Нерешительность реформаторов обусловлена главным образом возможностью серьезных социальных последствий таких шагов.

Страны ЦВЕ традиционно были тесно связаны с внешним рынком: экспортная квота в них составляет от 20 до 40% ВВП.

Доля стран ЦВЕ в мировом экспорте в 2003 г. составляла 1,5%, а импорте — 1%.

В период существования СЭВ внешнеэкономические связи этих стран (кроме Югославии) в основном были ориентированы на СССР и в меньшей степени — на другие восточноевропейские страны. Коллективная автаркия (замкнутая экономика) в рамках СЭВ обусловливала отставание стран ЦВЕ от развитых стран Запада по техническому уровню и конкурентоспособности продукции и производительности труда. В экспорте стран ЦВЕ в СССР преобладали машины и оборудование довольно низкого качества и технического уровня.

После вызванного как политическими, так и экономическими причинами развала СЭВ в 1995 г. страны ЦВЕ приняли стратегический курс на включение в структуры западноевропейской интеграции. Одним из первых результатов стала переориентация внешнеэкономических связей стран ЦВЕ с России на Европейский Союз. В настоящее время не менее 1/2 внешнеторгового оборота стран ЦВЕ приходится на ЕС, тогда как доля России уменьшилась до 8—10%. Переориентации способствовало заключение Европейским Союзом соглашений об ассоциированном членстве с Венгрией, Польшей, Словакией и Чехией в 1991 г., а с Болгарией и Румынией — в 1993 г. В 1997 г. ЕС начал переговоры о полном членстве в Союзе с Венгрией, Польшей, Словенией и Чехией и подготовительную работу по принятию в ЕС Болгарии, Румынии и Словакии.

Венгрия, Польша, Словакия и Чехия в целях координации своих усилий по вступлению в ЕС учредили в 1993 г. Центрально-европейскую ассоциацию свободной торговли (СЕФТА), к которой впоследствии присоединились Румыния и Словения. В торговле промышленными товарами между странами — членами Ассоциации таможенные пошлины отменены по почти 90% товарных позиций (страны выступают конкурентами на мировом рынке по многим промышленным товарам и в небольшой мере обмениваются ими между собой). Но во взаимной торговле сельскохозяйственной продукцией страны ЦВЕ придерживаются протекционистской политики.

После переориентации внешнеэкономических связей на Западную Европу страны ЦВЕ столкнулись с ухудшением товарной структуры своего вывоза. Главными экспортными позициями стали продукты сельского хозяйства, товары народного потребления, сырье, черные металлы, химикаты. Лишь Польша и Чехия смогли обеспечить долю машин и оборудования в своем экспорте на уровне 25%. Страны — члены ЕС неоднократно вводили меры, ограничивающие поставки из стран ЦВЕ товаров, конкурирующих с продукцией западноевропейских производителей.

Уже на ранних этапах рыночных реформ в странах ЦВЕ было разрешено заниматься внешнеэкономической деятельностью не только специализированным государственным фирмам, но и другим предприятиям всех форм собственности. В результате намного увеличилось число участников внешнеэкономической деятельности.

Для перехода к открытой экономике была упразднена валютная монополия государства, импортеры получили возможность приобретать иностранную валюту в соответствующем банке, а экспортеры должны были продавать валютную выручку этим банкам. Отмена валютных ограничений проводилась, как правило, поэтапно. Она сопровождалась практически повсеместно обязательной продажей банкам 100% валютной выручки от экспорта с зачислением на счета предприятий эквивалента в национальной валюте.

На первых порах юридическим лицам не разрешалось иметь собственные валютные средства. В Польше и Венгрии, несмотря на заметное укрепление валютного положения, данное правило не отменено. Улучшив валютные позиции, Чехия и Словакия предоставили своим предприятиям право открывать валютные счета в национальных коммерческих банках.

Возможность покупки импортерами иностранных валют за национальную была (особенно в первые годы рыночных реформ) обусловлена рядом ограничений. Валюта продавалась под заключенный контракт по установленному курсу. К концу 90-х гг. Чехия, Венгрия, Словения оказались в состоянии обеспечить относительно свободную обратимость своих валют пот текущим расчетам за товары и услуги Вместе с тем еще действуют ограничения на экспорт капитала. В странах ЦВЕ сохраняется весьма жесткое регулирование операций по покупке недвижимости за границей, а также по прямым и портфельным инвестициям за рубежом.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Бугаев В.К., Гладкий Ю.Н., Файбусович Э.Л. Социальная и экономическая география : лекции. СПб., 2008.
  2. Валлерстайн И. Анализ мировых систем и ситуация в современном мире. — М.: Университетская книга, 2006.
  3. Лавров С.Б., Здасюк Г.В. Современная экономическая и социальная география. М., 2008.
  4. Социально-экономическая география зарубежного мира.– М.: Дрофа, 2008.

     

     

     

     

     

     


     

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 0.96MB/0.00036 sec

WordPress: 23.51MB | MySQL:119 | 1,602sec