ПРЕДМЕТ, МЕТОДОЛОГИЯ И ЗАДАЧИ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ГЕОГРАФИИ И РЕГИОНАЛИСТИКИ

<

081514 1534 1 ПРЕДМЕТ, МЕТОДОЛОГИЯ И ЗАДАЧИ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ГЕОГРАФИИ И РЕГИОНАЛИСТИКИ

Географическая наука в целом (и экономическая география в частности) существует и развивается без общепризнанного определения того, чем она занимается.

Определение «экономическая» в названии данной науки подчеркивает ее отличие от географии физической, изучающей природу земной поверхности. «Экономическая» означает «хозяйственная», но фактически сфера этой науки распространяется на любую «неприродную» географию, и все в большей степени — на социальную проблематику. Поэтому лишь по традиции и для краткости называют экономической географией (ЭГ) все «неприродные» отрасли, которые не охватываются географией физической (ФГ).

По определению, содержащемуся в самом названии науки, она имеет дело в первую очередь с хозяйством, производством материальных благ.

Для практического руководства хозяйством страны, организации оптимального соотношения хозяйства и природы необходимы знания о таких пространственных хозяйственных совокупностях и закономерностях их функционирования и развития. Их и дает экономическая география. Это ее объекты изучения как самостоятельной науки.

Принадлежность ЭГ к наукам географическим определяется тем, что она, как и все составляющие этой системы, изучает пространственные сочетания в пределах географической оболочки.

Наличие более или менее обособленного пространственного сочетания в ее пределах — главное основание для признания объекта географическим. Такой выдающийся район промышленной концентрации, как Кузбасс, или крупнейшая в России Московская агломерация — типичные примеры обособленных пространственных сочетаний, которые являются объектами ЭГ.

Легко заметить, что элементы этих сочетаний сами по себе изучаются не географическими науками. Сущность географического подхода состоит в следующем. Н. Н. Баранский писал: «В понятие географического мышления входят два признака. Географическое мышление — это мышление, во-первых, привязанное к территории, кладущее все суждения на карту, и, во-вторых, связанное, комплексное, не замыкающееся в рамки одного «элемента» или «отрасли», иначе говоря, «играющее аккордами, а не одним пальчиком»1. Комплекс — связь, сочетание, совокупность явлений, составляющих единое целое. Близко к этому более общее понятие — система, т. е. образование, которое состоит из разнородных, но взаимосвязанных элементов, обладающих единством.

Развивая идеи Н. Н. Баранского о критериях географичности, Э. Б. Алаев добавляет к территориальности и комплексности конкретность («только конкретный подход может обеспечить правильность анализа и выводов») и глобальность, т. е. требование обязательного соотношения локальных, региональных, национальных, зональных и других частных проблем с их мировым (глобальным) «фоном».

Нужно учитывать не только в особенностях подхода к исследованию, но и в объективных свойствах самих изучаемых объектов. Так, территориальность можно понимать как «привязанность» к участку пространства земной поверхности (геотории), относительную неперемещаемость.

Очень важен критерий различия от места к месту. Если в пределах географической оболочки этих различий нет (атомный состав химического вещества, клеточное строение организмов) — соответствующие объекты не относятся к сфере изучения географии. Но принимаются во внимание не все различия, а только те, которые определяются другими компонентами данного территориального комплекса. Анализ топонимов, т.е. местных названий, — например, может восстановить прежние ареалы переселения существующих ныне или исчезнувших народов. Все эти свидетельства в пользу развития геоономастики — историко-географо-лингвистической дисциплины о личных и географических именах.

Из признания обусловленности размещения одних компонентов систем другими исходит один из принципов географического исследования. Если два компонента размещаются одинаково, значит, один зависит от другого или оба зависят от какого-то третьего. После констатации факта одинакового размещения двух явлений можно искать, в чем именно состоит их взаимовлияние или какое третье условие влияет на это. Часто современными условиями объяснить современное размещение не удается. Сложившееся размещение определяется историей развития территории. Отсюда важность генетического подхода и историко-географических исследований. При этом анализируется современное состояние комплекса и его прошлое, но каждый раз на один определенный момент этот критерий, по Н. Н. Колосовскому, можно сформулировать так: современность и одновременность при обязательности генетического подхода.

Все эти вместе взятые критерии необходимы и достаточны для определения объектов географического изучения. Они применимы для всей системы географических наук и, следовательно, являются общими для физической и экономической географии.

Выделение особой системы географических наук нисколько не противоречит классификации наук по формам движения материи или разделению их на естественные и общественные. Все зависит от характера территориальных сочетаний (комплексов). Чисто природные комплексы исследуются естественно-географическими науками, чисто хозяйственные (или социальные) — общественно-географическими. Сложнее обстоит дело с пространственными сочетаниями природных и общественных элементов, которые также существуют реально в пределах географической оболочки.

В конечном счете задача системы географических наук — познание условий жизни и хозяйственной деятельности общества в территориальном аспекте, т. е. среды существования общества. Именно в том, что география «изучает среду общественного развития и ее компоненты как природного, так и общественного генезиса», видят ее сущность и задачи ведущие географы страны.

Изучение среды, состоящей из разнокачественных элементов, как единого целого и требует общегеографического подхода. Сочетания природных объектов, в том числе измененных техническим воздействием, населения и хозяйственных объектов в пределах определенных территорий именуются интегральными территориальными системами (комплексами).

Территория — ограниченная часть суши с присущими ей природными и антропогенными свойствами и ресурсами, характеризующаяся протяженностью (площадью) как особым видом «пространственного» ресурса, географическим положением и другие характеристики комплексов — хозяйственных (это будет экономико-географическое страноведение), природных (физико-географическое) и интегральных (общее страноведение). Однако заметим, что сумма экономике и физико-географической характеристик еще не дает общей характеристики страны. О научной географической дисциплине — географическом страноведении — может идти речь только в случае, когда рассматриваются территориальные комплексы. Если же сведения о хозяйстве, природе, населении, истории даются безотносительно к ним (для государства, области вообще), то это страноведение справочное (научной дисциплиной оно не является).

Таким образом, подсистема экономико или общественно-географических наук состоит из группы отраслевых дисциплин и собственно экономической и социально-экономической географии. Отраслевые дисциплины могут брать свои объекты и в мировом масштабе, когда минимальным исследуемым территориальным сочетанием служит государство (политическая география мира, география населения мира, география мирового хозяйства).

Перед СЭГ не стоит цель открытия новых территорий: она анализирует уже известные, и первый ее шаг — регистрация объектов, образующих сочетания естественных ресурсов, промышленных предприятий, путей сообщения, населенных пунктов. Так как общественное производство постоянно изменяется, эта задача никогда не может быть выполненной окончательно. Нужны систематический «переучет» объектов, отражение перемен в их размещении и других параметрах. Такая фиксация разнообразных экономических или имеющих значение для экономики объектов нужна не сама по себе, а для «открытия» территориальных сочетаний, их границ и свойств, которые также отличаются большим динамизмом.

Сбор фактических данных, инвентаризация, описание и картографирование объектов, формирование банка информации по территории — первый и обязательный этап исследования. На его базе СЭГ делает экономическую оценку объектов — земель для сельскохозяйственного использования, трудовых ресурсов, экономико-географического положения данной территории и др. Это важные сведения для принятия решений, связанных с размещением производства, расселением и т. п.

Однако удовлетворяться простой констатацией существующего положения ЭСГ не может. Ее цель — вскрыть сущность экономико-географических процессов, в конечном счете — установить законы формирования и развития производственно-территориальных сочетаний разных видов и рангов. На основе знания свойств конкретного комплекса и общих законов можно дать достоверный прогноз его развития. Прогнозирование — второй этап и одновременно существенная задача экономико-географического исследования.

Наиболее общие законы экономической географии сформулированы М. Д. Шарыгиным следующим образом: «1) закон пропорционального развития компонентов экономико-географического комплекса; 2) закон рациональных территориальных связей; 3) закон территориальной концентрации производительных сил; 4) закон территориальной дифференциации производительных сил; 5) закон территориальной комплексности производительных сил»1.

На основе знания свойств конкретного комплекса и общих законов устанавливается диагноз его состояния — следующий этап исследования. Постановка диагноза состояния объектов исследования – определение того, насколько нормально функционируют исследуемые системы, какие имеются «патологии», т. е. отклонения от нормы. На основе поставленного диагноза и известных законов функционирования комплексов осуществляется прогнозирование — следующий этап и одновременно важнейшая задача экономико-географического исследования.

К сожалению, СЭГ лишена возможности экспериментирования. Объекты ее очень велики, поэтому метод проб и ошибок был бы крайне дорогостоящим.

В последние годы все большую роль начинает играть математическое моделирование, позволяющее «безболезненно» для народно-хозяйственного комплекса «просчитать» различные варианты его совершенствования и выбрать наилучший.

За прогнозированием следует третий этап — конструирование оптимальных территориальных сочетаний, экономико-географическое обоснование проектов их развития. Это завершающий и наиболее ответственный этап и важнейшая задача экономико-географического исследования. Разработка же и реализация этих проектов уже не относится к сфере СЭГ.

<

Результаты экономико-географических исследований могут быть использованы в территориальном планировании развития крупных территорий страны, а также сравнительно небольших территорий — в районной планировке.

Значение СЭГ состоит в обслуживании различных заинтересованных организаций информацией о территориальных комплексах своей страны (с целью планирования и управления экономическим и культурным строительством) и за рубежом (для проведения внешней политики и т. д.), а также в прогнозировании развития территорий и участии в подготовке и обосновании проектов их переустройства для совершенствования размещения общественного производства. Экономико-географическая информация, особенно в виде популярных страноведческих работ, играет познавательную и воспитательную роль при формировании научного мировоззрения широких масс населения. Обеспечение потребностей в такой информации — одна из важных и почетных задач экономико-географов.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2. ХАРАКТЕРИСТИКА АГРОПРОМЫШЛЕННОГО КОМПЛЕКСА В УСЛОВИЯХ РЫНКА

 

В агропромышленном комплексе России занято около 40% работающих в сфере материального производства и здесь сосредоточено более 25% всех производственных фондов России. До 1991 г. в сфере АПК создавалось 97% продовольственной продукции. На современном этапе развития хозяйства России происходят значительные изменения в аграрном секторе экономики. Это связано с переходом от государственно-административных принципов управления хозяйством к экономическим, направленным на создание условий для формирования различных форм собственности, развития земельного рынка, свободной конкуренции товаропроизводителей.

В период с начала 90-х годов, в результате аграрной реформы были созданы правовые и организационные условия для функционирования всех форм собственности в сельском хозяйстве. Наряду с этим была приватизирована практически вся сфера переработки сельскохозяйственного сырья и сфера реализации, в т. ч. торговля. Произошло перераспределение государственной собственности в пользу коллективных и частных хозяйств.

Проводимая аграрная реформа призвана способствовать появлению многообразных форм собственности на землю и средства производства. В процессе формирования многоукладной экономики важная проблема — выбор научно обоснованных направлений развития различных форм хозяйствования на основе анализа и оценки региональных особенностей проведения аграрной реформы.

Принятие законов «О земельной реформе», «О крестьянском (фермерском) хозяйстве», Земельного кодекса и др. способствовало активизации процесса становления нового уклада в аграрном секторе экономики — фермерских хозяйств. За период с 1991 по 2006 г. их количество выросло с 4 тыс. до более 270 тыс. Наиболее распространенными по форме собственности среди фермерских хозяйств являются крестьянские (фермерские) хозяйства, созданные на землях, предоставленных в пожизненное наследуемое владение (57%) и в собственность (26%). Около 17% земель фермеры арендуют, при этом более 1/2 — на срок свыше 5 лет. Существуют некоторые зональные особенности в перераспределении форм собственности. Так, в лесной, лесостепной и восточных провинциях степной зоны свыше 70% крестьянских хозяйств имели земли во владении и только около 20% — в собственности. В западных и центральных районах степной зоны европейской территории и в Западной Сибири происходят некоторые изменения соотношений форм собственности в сторону относительно равномерного распределения между владением и собственностью. На Северном Кавказе, в Среднем и Нижнем Поволжье более ¼ фермеров брали землю в долгосрочную аренду.

Наряду с этим происходила реорганизация колхозов и совхозов в новые организационно-правовые структуры и осуществлялось перераспределение находящихся в пользовании предприятий земель и имущества, их приватизация.

В результате проведенной реорганизации 2/3 общественных хозяйств преобразовано в новые сельскохозяйственные структуры: коллективные, акционерные, кооперативные и частные предприятия; Уз хозяйств сохранила свой прежний статус колхозов и совхозов. В ходе проведения реформ сформировались две крупные категории сельскохозяйственных предприятий: коллективные — предприятия, созданные на основе коллективно-долевой формы собственности; государственные (совхозы и др. формы) и индивидуально-частные хозяйства, представленные личным подсобным хозяйством населения и фермерскими хозяйствами.

К 2006 г. площади земель сельскохозяйственных предприятий всех форм собственности сократились с более чем 90% до 80%. Доля земель государственных и муниципальных сельхозпроизводителей уменьшилась с 58 до 11%, в том числе земли колхозов с 40 до 16%. Таким образом, произошло перераспределение сельхозугодий в пользу предприятий новых форм собственности, где наибольшие площади (более 50%) занимают земли акционерных обществ и товариществ.

В результате реформирования началу ХХI века земли сельскохозяйственных предприятий всех форм собственности составляют 80%, земли хозяйств населения — 11% (в т. ч. приусадебные земли — 5%, земли фермерских хозяйств— 6%). Земли, находящиеся в ведении местной администрации, занимают 9% сельхозугодий.

На конец 2006 г. сложилась следующая структура сельскохозяйственных предприятий по формам хозяйствования: сельскохозяйственные кооперативы — 2,4%, товарищества с ограниченной ответственностью — 20,3, акционерные общества закрытого типа — 15,3, открытого типа — 2,8, колхозы — 13,6, коллективные предприятия — 6,1, совхозы и другие государственные предприятия — 8,8, ассоциации крестьянских хозяйств — 5,0 и прочие — 4%. Таким образом, преобладают предприятия новых организационно-правовых форм, составившие более 67% . Количество фермерских хозяйств превысило 270 тыс. В хозяйствах населения выделяются подсобные хозяйства на землях постоянного или временного пользования и коллективные сады и огороды как форма землепользования, организованная на кооперативных принципах.

Анализ региональных различий формирования новых организацией но-правовых структур показывает, что наибольшее разнообразие форм собственности характерно для регионов высокой сельскохозяйственной освоенности; Северо-Кавказского, Поволжья, Центрально-Черноземного и Центрального районов.

Наиболее активно реорганизация общественных хозяйств проходила в западных районах лесной, лесостепной и степной зон европейской территории страны. В то же время в отдельных районах Урало-Поволжья большая часть предприятий сохранила свой статус. Так, процесс реорганизации практически не затронул хозяйства на территории Татарстана, где колхозы и совхозы составляют сейчас около 90%, Башкирии и Марий Эл — более 60, Калмыкии— более 70%. Специфические особенности имела сельскохозяйственная реформа на Северном Кавказе. На территории Краснодарского, Ставропольского краев и Ростовской обл. процесс формирования многоукладной экономики проходил наиболее активно, тогда как в республиках Северного Кавказа статус совхозов и колхозов сохранили от 70 до 90% хозяйств. Следует отметить, что среди хозяйств, сохранивших прежний статус, колхозов вдвое больше, чем совхозов. Относительно большое количество совхозов, сохранивших свой статус, отмечено в степных районах Краснодарского края, в Сибири (Алтайский край, Новосибирская обл. и др.), т. е. там, где сформировались крупные товарные хозяйства.

Наибольшее количество фермерских хозяйств сформировалось на Северном Кавказе (больше 1/4)и в Поволжье (Саратовская и Волгоградская обл.). Более 20% всех фермерских хозяйств создано в Сибири, относительно большое их количество на территории Алтайского края, Новосибирской и Омской областей. При этом в западных и центральных провинциях всех природных зон число фермерских хозяйств значительно превышает их количество в восточных провинциях этих же зон (в 5 раз и более). Сильно различаются и размеры земельных участков фермерских хозяйств. Так, если в среднем по России большая часть хозяйств имела площадь от 6—20 до 20—50 га, то в восточных частях основных природных зон выше доля хозяйств размером до 200 га и более.

По формам собственности сельскохозяйственные предприятия распределены следующим образом: государственная (федеральная и субъектов Федерации) — 28%, муниципальная — 3, частная — 64, смешанная — 5%. Таким образом, основной формой собственности в сельскохозяйственном производстве является частная собственность.

В настоящее время в государственной собственности находится около 10% сельхозугодий, остальные земли перешли на правах владения, пользования и частной собственности к негосударственным сельхозпроизводителям. Фермерам принадлежит 12 млн га, кроме того, в северо-восточных регионах России более 21 млн га закреплено за общинно-родовыми хозяйствами оленеводов и животноводов, что составляет более 30 млн га фермерских земель.

До 6 млн га увеличились площади земель, находящиеся в личных хозяйствах населения (за счет приусадебных участков). Так, если в 1990 г. на одну семью приходилось 20 соток земли, то к 2003 г. она увеличилась до 38 соток.

По сравнению с 1990 г. выросло количество садово-огородных участков. Их площадь в среднем на семью составляет 8,2 сотки, общая площадь этих земель увеличилась к 1999 г. более чем вдвое, составив 2 млн га. Таким образом, общая площадь земель в личных хозяйствах населения составляет около 8 млн га.

Наблюдаются некоторые региональные особенности структуры землепользования. В центральных и южных районах лесной зоны процесс перераспределения земель происходил в пользу хозяйств новых форм собственности, а также увеличения земель личных хозяйств населения. Так, в Московской, Тульской, Рязанской и других областях доля земель населения составляет от 9 до 19%. Земли, отведенные под фермерские хозяйства, не превышают 3—5% общей площади сельскохозяйственных угодий, при этом размеры хозяйств невелики — от 10 до 25 га. В лесостепной зоне около 50% сельскохозяйственных земель остались в собственности колхозов и совхозов. Доля земель в пользовании населения составляет 5—10%, на фермерские хозяйства приходится не более 5—7%. Размеры фермерских хозяйств несколько выше — до 40 га и более. В степных районах Поволжья и Северного Кавказа большая часть земель сосредоточена у землепользователей новых форм собственности. Наряду с этим здесь отмечен самый высокий удельный вес фермерских хозяйств, отличающихся большими размерами земельных участков (в отдельных районах Поволжья они превышают 100 га). При этом доля земель в хозяйствах населения заметно ниже, так как часть личных хозяйств преобразована в семейные фермы. В земледельчески освоенных районах Сибири и Дальнего Востока земли между крупными землепользователями сельскохозяйственных предприятий распределены довольно равномерно. Относительно высока доля земель у фермеров, размеры участков которых достигают 80—120 га.

В ходе аграрной реформы происходит перераспределение сельскохозяйственных угодий между отдельными категориями хозяйств. Сокращаются сельскохозяйственные угодья предприятий и увеличиваются площади в хозяйствах населения. В современной структуре сельскохозяйственных угодий предприятий всех форм собственности пашня составляет 66%, пастбища — 25, сенокосы — 9%. Сельскохозяйственная освоенность земель в фермерских хозяйствах довольно высока: в хозяйственный оборот включено от 75 до 98% площади хозяйства, при этом освоенность гораздо выше в восточных провинциях лесной и лесостепной зон и в степной зоне. В фермерских хозяйствах доля пашни выше и составляет 72%, а доля сельскохозяйственных кормовых угодий — 21%. При этом на одного фермера приходится 9 га пашни, тогда как в общественных хозяйствах — 15 га, что также обусловливает более интенсивное ее использование. В структуре пахотных угодий у фермеров преобладают посевы зерновых культур (в большей мере фуражных), составляющих более 60%, на кормовые культуры приходится 25%, на технические — менее 15%.

Происходящие процессы перераспределения земель обусловили значительные структурные изменения в производстве сельскохозяйственной продукции. Почти 80% валовой продукции сельского хозяйства произведено в негосударственном секторе. С начала 90-х годов доля личных хозяйств населения в валовой продукции сельского хозяйства возросла с 28 до 48% в 2003 г..

Таким образом, основная часть зерна, сахарной свеклы, подсолнечника, льноволокна по-прежнему выращивается в сельхозпредприятиях, однако увеличивается роль мелкотоварного сектора. Так основные объемы производства картофеля (92%), овощей (80%) и фруктов приходятся на личные хозяйства населения, увеличивается также доля продукции животноводства. Если в 1990 г. доля хозяйств населения в производстве мяса и молока составляла 24 и 23% соответственно, то к 2003 г. в них сосредоточилось уже 60% всего производства мяса и около 50% молока.

 

В структуре производства фермеров преобладает выращивание зерновых культур, подсолнечника, сахарной свеклы, но их доля в производстве сельскохозяйственной продукции пока невелика, особенно продукции животноводства (в производстве молока и мяса она составляет менее 2%).

Следовательно, на современном этапе роль хозяйств населения в формировании продовольственного рынка в стране значительно повышается ввиду общего снижения производства продукции в сельскохозяйственных предприятиях. Можно выделить три основных типа хозяйств населения:

I — потребительский тип, объемы производства в котором ограничиваются потребностями семьи;

II — потребительско-товарный тип, ориентированный на производство продукции не только для самообеспечения, но и на частичную реализацию;

III — преимущественно товарный тип хозяйства, объемы и структуры производства которого определяет рыночный спрос.

Следует отметить также важные рекреационные и экологические функции этого типа хозяйства. Велика их роль в сохранении разнообразия генофонда сельскохозяйственных культур и животных.

И наконец, в хозяйствах населения производится экологически чистая продукция, повышение доли которой — одно из важнейших направлений развития сельского хозяйства.

В процессе развития рыночных отношений происходят также изменения в структуре реализации и системе заготовок. Это выражается в значительном сокращении продажи продукции заготовительным организациям и увеличении реализации по другим каналам сбыта, таким, как рынки, собственная торговая сеть, предприятия общественного питания, непосредственно населению, по договорам с перерабатывающими предприятиями, по бартерным сделкам и др.

Снижение реализации продукции в федеральные и региональные фонды обусловлено также переходом на договорный условия закупок продукции для государственных нужд. По новым каналам сбыта уже реализуется зерна —73%, масличных культур — 88, сахарной свеклы — 32, овощей — 71, мяса всех видов — более 50, молока — 31%.

В последнее время выросла доля импорта в формировании продовольственных ресурсов. В товарной структуре импорта на долю продовольственной продукции приходится около 30% всего объема. В структуре импорта мясо и мясопродукты составляют 19%, молоко и молочные продукты — 10, овощи — 9%. В то же время Россия впервые за последние 20 лет существенно сократила импорт зерна. В настоящее время на долю импортируемого зерна в общих ресурсах приходится только 4% против 30% в начале 90-х годов.

В последние годы наблюдается снижение инвестиций в агропромышленный комплекс (АПК) по всем источникам финансирования. Так, если в 1991 г. они составляли 31% общего объема инвестиций, то в 1992 г. — 21, в 1993 г. — 17, в 1994 г. — 12, в 2003 г. — только 2,4%. На предприятия государственной формы собственности приходится 28% этих средств, смешанной— 26, частной— 44%. В сельском хозяйстве удельный вес капиталовложений сократился с 16% в 1990 г. до 7% в 1998 г. В структуре производства АПК доля сельского хозяйства снизилась на 10%, составив 43%. Зато заметно выросла доля отраслей пищевой промышленности — до 41%, а капитальные вложения в эту отрасль увеличились в 1,5 раза. Значительно выросло число предприятий пищевой и перерабатывающей промышленности, включая малые и совместные предприятия.

Экономические реформы проводились и в других сферах АПК. Основной процесс приватизации приходится на 1993—1994 гг. и всего за период с 1992 по 1997г. было приватизировано более 85% предприятий пищевой и перерабатывающей промышленности. На конец 2003 г. всего в России было 4007 предприятий, их которых более 87% изменили форму собственности. Так, 82% их общего количества преобразованы в акционерные общества открытого типа, 11,7% — в акционерные общества закрытого типа или товарищества с ограниченной ответственностью, 6,3% продано на конкурсной основе или аукционах. В государственной собственности осталось только 12% предприятий. Наиболее активные процессы приватизации проходили в сахарной, молочной и мясной промышленности, где приватизировано более 90% предприятий, преимущественно в акционерные общества открытого типа.

Материально-техническая база сельского хозяйства несколько ухудшилась в последние годы из-за снижения поступления сельскохозяйственной техники. В настоящее время на 1000 га пашни приходится в среднем 8 тракторов и 6 зерноуборочных комбайнов, что ниже показателей начала 90-х годов.

Механизация работ в растениеводстве относительно выше при уборке таких технических культур, как лен, сахарная свекла, где она достигает 98%. Сбор овощей и картофеля механизирован только на 27—50%. Наиболее высокий уровень механизации работ в животноводстве: на птицефермах — 93%, на молочных и свиноводческих фермах — в среднем 75%, а в отраслях овцеводства — только 20%.

Энергообеспеченность в сельском хозяйстве выросла и составила в расчете на одного работника 58 л. с., на 1000 га посевной площади— 389 л. с. Потребление электроэнергии на одного среднегодового работника — более 9 тыс. кВт • ч.

Начиная с 1991 г. наблюдается снижение производства основных видов продукции сельского хозяйства. Удельный вес сельского хозяйства в валовом внутреннем продукте в 2003 г. составил лишь 4,7% против 15% в 1990 г. На уровень производства основных сельскохозяйственных культур повлияло как сокращение посевных площадей, так и снижение уровня урожайности. Общая посевная площадь уменьшилась на 8%, в том числе: зерновых — на 9, сахарной свеклы — на 23, льна-долгунца — на 59%. Снизилась урожайность основных сельскохозяйственных культур. Валовые сборы зерна сократились на 30%, сахарной свеклы — на 45, подсолнечника — на 20, картофеля —- на 15%.

 

В животноводстве происходит снижение поголовья всех видов скота и его продуктивности. По отношению к 1990 г. поголовье крупного рогатого скота сократилось более чем вдвое, свиней — на 70, овец и коз — на 57%. По данным 2006 г., Россия по численности крупного рогатого скота находится на уровне 1962 г., свиней — 1959 г., овец и коз — 1946— 1947 гг. В результате производство мяса на душу населения сократилось за последние пять лет с 68 до 46 кг (уровень 1976 г.), а молока с 376 до 289 кг (уровень 1966 г.). Уменьшение поголовья скота происходило в сельскохозяйственных предприятиях, тогда как в хозяйствах населения поголовье возросло.

Потребление основных продуктов питания на душу населения сократилось: по мясу с 75 до 46 кг (в США— 115 кг), молоку— с 386 до 216 кг, несколько увеличилось потребление хлебных продуктов с 119 до 126 кг и картофеля с 109 до 130 кг. Калорийность питания в среднем за сутки снизилась с 2739 до 2427 ккал, а дефицит белка в продуктах питания составил 30—40%, витаминов — 50—60%.

В сложившейся экономической ситуации обостряются экологические проблемы. В условиях пониженной биологической продуктивности значительной части сельскохозяйственных земель в России практически приостановлены работы по повышению плодородия почв и мелиорации земель. Значительно снизилось количество вносимых минеральных удобрений, в результате чего удельный вес удобрений площади снизился с 70% в 1990 г. до 27% в 2003 г. В фермерских хозяйствах доля удобренной площади составляет только 10%. Количество вносимых органических удобрений также снизилось почти в 4 раза, а доля удобренной площади сократилась до 2,4%. Сократились мелиоративные работы и культурно-технические мероприятия. К концу 90-х годов введено в эксплуатацию 1,8 тыс. га орошаемых земель (против 105 тыс. га в 1990 г.) и 1,4 тыс. га осушенных земель (против 162 тыс. га в 1990 г.). Культурно-технические работы на сельскохозяйственных угодьях сократились почти в 20 раз (48 тыс. га против 865 тыс. га в 1990 г.). В результате площади кислых почв увеличились на 14% и составляют уже 1/3 сельскохозяйственных земель. Потери питательных веществ из почвы в результате эрозии вдвое превышают объемы вносимых минеральных удобрений. Ущерб от эрозии ежегодно оценивается в 20—30 млрд руб. (в ценах 1998 г.). Площади кормовых угодий со смытыми почвами в настоящее время составляют 30% от общей площади. По данным государственного учета земель за 1998 г., более 44 млн га (34%) пашни являются дефляционно-опасными, а более 30% естественных кормовых угодий закустарены и заболочены, при этом значительная часть пастбищ подвержена дигрессии. В условиях кризиса экономики сельского хозяйства увеличивается количество необрабатываемых сельскохозяйственных земель, достигшее более 30 млн га, в том числе 20 млн га пашни.

Анализ экономической деятельности сельскохозяйственных предприятий показывает снижение товарности производства, обусловленное недостаточной еще развитостью новой системы сбыта, снижением спроса, диспаритетом цен. Сокращение объема реализованной продукции в целом составило 18%, в том числе продукции, проданной заготовительным организациям, — более 30%.

Результаты финансовой деятельности предприятий разных форм собственности показывают, что уровень рентабельности относительно выше в растениеводстве, в таких отраслях, как производство подсолнечника (рентабельность при реализации составляет 145%), овощей и картофеля — более 75%, зерна — 60, сахарной свеклы — 42%. Производство животноводческой продукции по-прежнему остается убыточным.

Проведенная в кратчайшие сроки реорганизация крупнотоварного производства и развитие мелкотоварного сектора с пока еще примитивной технологией производства не могут решить проблему внутреннего продовольственного рынка страны. Во всем мире идет процесс укрупнения мелкотоварных ферм, так как мировой опыт показал, что крупное производство более эффективно, чем мелкое. Так, в США при общем числе фермеров более 2 млн на каждое хозяйство в среднем приходится 190 га (в России — 40 га). Мировой опыт показывает, что крупные сельскохозяйственные предприятия имеют большие преимущества: высокий уровень товарности, относительно более низкие производственные затраты, высокий уровень производительности труда и как следствие высокая экономическая эффективность. Несмотря на кризисное состояние крупных сельскохозяйственных предприятий, в России они остаются реальной основой возрождения сельского хозяйства на основе их интеграции с перерабатывающими отраслями АПК. Фермерство и другие формы хозяйствования должны развиваться параллельно с крупнотоварным производством, тем более что для их становления и развития необходимы значительно большие размеры капиталовложений, чем в уже действующие предприятия.

Аграрная реформа проходила в условиях относительно неблагоприятной социально-экономической ситуации в стране, при отсутствии сбалансированной ценовой, кредитно-финансовой и налоговой политики государства, поспешных, иногда экономически слабо разработанных реорганизаций. Проведение реформы в короткие сроки не дало возможности подготовки АПК к постепенному вхождению в рыночную экономику. Реорганизация и необоснованное разукрупнение крупных товарных хозяйств не привели к повышению эффективности сельскохозяйственного производства. Поэтому положительные результаты можно ожидать только в процессе поэтапного формирования и функционирования смешанной экономики.

 

 

 

 

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Алексеев А.И. Социально-экономическая география России. М., 2006.
  2. Баранский Н. Н. Экономическая география. Экономическая картография. М., 1956.
  3. Гребцова В.Е. Экономическая и социальная география России. Ростов-н/Д., 2004.
  4. Желтиков В.П. Экономическая география. Ростов-на-Дону, 2003.
  5. Пелих А.С. и др. Экономика предприятия и отрасли промышленности. Ростов-на-Дону, 2006.
  6. Шарыгин М. Д. Основные проблемы экономической и социальной географии. Пермь, 2007.
  7. Экономическая и социальная география России / Под редакцией профессора А.Т, Хрущева. М. 2007.

 

 

 

 


 

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 0.96MB/0.00112 sec

WordPress: 22.81MB | MySQL:122 | 1,465sec