ЭТИЧЕСКИЕ ВЗГЛЯДЫ ЭПОХИ ВОЗРОЖДЕНИЯ

<

061214 0135 1 ЭТИЧЕСКИЕ ВЗГЛЯДЫ ЭПОХИ ВОЗРОЖДЕНИЯПрежде всего, следует описать обстановку, в которой зарождались этические учения первых гуманистов. В 14-15 веках в Италии огромное распространение получили морально-дидактические сочинения, написанные как учеными теологами, так и весьма скромно образованными монахами. Достаточно стандартные, однообразные «Триумфы добродетели», «Цветы благочестия», «Плоды благовоспитанности» и тому подобные сочинения ставили своей целью пропаганду церковной этической доктрины, превозносившей так называемые теологические добродетели и утверждавшей максимы покорности, терпения, милосердия, подавления «чрезмерных» притязаний разума воли человека. Литература такого рода создавалась, как правило, на вольгаре и это также способствовало ее широкой популярности. По большей части там повторялись и растолковывались постулаты моральных проповедей, звучавших с церковных кафедр, но нашли отражение также и взгляды неофициальных проповедников – странствующих монахов, зараженных еретическими учениями. В морально-дидактических сочинениях затрагивались и острые злободневные вопросы, по которым позиции церкви и паствы нередко расходились.

Гуманисты придавали огромное значение этической проблематике, которую связывали с формированием нового мировоззрения и нового идеала совершенного человека. Практически все они затрагивали в своем творчестве вопросы моральной философии. Гуманистов не удовлетворяли дворянские представления о знатности происхождения как основе благородства человека, но в равной мере не оправдывали и безудержного обогащения. Они стремились к обоснованию светской этики, не порывающей с христианством, но сконцентрированной на проблемах земного бытия человека. Опираясь на богатое античное наследие, гуманистическая этика учитывала, особенно в постановке проблем, и средневековые традиции моральной философии. Этическая мысль этого периода стала прочным фундаментом всего ренессансного мировоззрения. Она переплеталась с экономическими, социально-политическими, антропологическими и эстетическими и прочими идеями итальянского Возрождения и оказала определенное воздействие на позицию церкви.

В гуманистической этике эпохи Кватроченто сложилось несколько направлений, различавшихся и своей философской основой, и трактовкой главных проблем – пониманием высшего блага, нравственного идеала, отношений личности и общества.

Рубеж 14-15 веков был отмечен во Флоренции зарождением особого этического течения, названного американским историком Г. Бароном «гражданским гуманизмом». Здесь проблемы этики тесно переплетались с социально-политической мыслью. Это направление в гуманизме наметилось в трудах Салютати, четкие формы обрело в творчестве Леонардо Бруно, Маттео Пальмиери и других гуманистов.

Леонардо Бруни Аретино (1374-1444) был учеником Салютати. В молодости он служил в римской курии, впоследствии был канцлером Флорентийской республике, которой посвящены его основные труды. Он очень много переводил с греческого на латынь античных философов. Сделанные в средние века переводы Аристотеля он резко критиковал за лингвистическое несовершенство, искажавшее смысл философии Стагирита. Проблемам этики посвящены его работы «Введение в науку о морали», «Диалоги к Петру Павлу Гистрию», ряд писем и речей.

В своей этико-политической концепции Бруни исходил из античного тезиса о человеке как о существе общественном, наиболее полно раскрывающем себя во взаимодействии с другими людьми. Отсюда особое внимание к проблеме отношения индивида и общества. Социальная гармония требует подчинения личного интереса общему благу. Наилучшее государственное устройство по Бруни – это республика, основанная на принципах свободы, равенства и справедливости. В повседневной политической практике они утверждаются лишь тогда, когда все граждане уважают законы государства, а магистраты строго следят за их исполнением и пресекают своеволие отдельных могущественных лиц. Нравственное поведение человека и различных социальных групп должно исходить из интересов общества в целом – этот постулат прошел лейтмотивом через все направления гражданского гуманизма.

Флорентийская республика представлялась Бруни лучшей формой государственного устройства, обеспечивающей равенство политических прав и справедливость как норму распределения общественных благ. Понятие равенства трактуется как равная ответственность граждан перед законом и равенство их прав на участие в городском управлении. Безусловно, Бруни ясно видел расхождение между реальным положением дел и идеализированным образом. Патриотизм рассматривался им как важная этическая норма.

Идеи Бруни получили более широкую разработку в творчестве Маттео Пальмиери (1406-1475), видного флорентийского гуманиста и политического деятеля. В сочинении «Гражданская жизнь» Пальмиери излагает свою этико-социальную доктрину, основа которой – принципы служения общественному благу и государственной пользе. Ради этого «каждый должен быть готов переносить трудности и подвергать себя опасности». Истинная добродетель – труд во имя не только личного, но и общественного благосостояния. Все способное к труду население должно быть занято полезной деятельностью, причем налоги не должны стать разорительными, ведь частные богатства есть залог благосостояния всего общества. Пальмиери не осуждает накопительства, лишь бы оно совершалось чистыми руками. Богатство дает возможность широкого проявления гражданских добродетелей – мужества, великодушия, щедрости, патриотизма. Отрицая принципы аскетической этики и уединенной жизни, Пальмиери воспевает блага цивилизации, ценности материальной и духовной культуры, созидаемые совместными усилиями всех людей. Активная деятельность человека- гражданина, наполненная трудом, творчеством и заботой об общем благе должна стать обязанностью каждого члена общества. Наилучшая форма государственного устройства по Пальмиери также есть Флорентийская республика.

После падения республики и установления тирании Медичи концепция гражданского гуманизма несколько изменилась. Аламано Ринуччини (1426-1499) в «Диалоге о свободе» делает новый шаг в осмыслении светской этики, поставив ее в очень тесную связь с политическим устройством. Одним из центральных понятий в его системе стала свобода гражданина. Свобода является важнейшим и непременным условием нравственного совершенствования личности и общества. Сам принцип служения государству ставится под сомнение, если государством правит тиран. В таких обстоятельствах сохранить достоинство и порядочность можно только отстранившись от политической деятельности, уйдя в уединение ради творческого труда и именно им принося пользу обществу. Таким образом, свобода является высшей моральной категорией, едва ли не главным благом, к которому должен стремиться каждый человек.

В гражданском гуманизме сплелись воедино принципы светской этики и размышления о социально- политической системе. Он утверждал не только ценность земной жизни, совершенствование которой зависело лишь от усилий самих людей, но и идеал волевой, энергичной, руководствующейся разумом личности, которая готова сознательно и ответственно участвовать в делах общества и управлении государством.

Проблемы этики разрабатывались на различных уровнях, в том числе на уровне философского осмысления центральных эстетических категорий. Этот подход характерен для концепций Лоренцо Валлы, Леона Баттиста Альберти, Джованни Пико и многих других.

Один из самых ярких представителей гуманизма – Лоренцо Валла (1407-1457) известен как автор многочисленных трудов по филологии, риторике, этике, философии и истории. Бессмертие ему принесла работа, в которой он на основе филологического анализа пришел к выводу о подложности так называемого «Константинова дара». Валлу отличала высокая эрудиция и совершенное владение латынью и древнегреческим. Основой его этической концепции стали идеи Эпикура, его теория наслаждения. Проблемам этики посвящен его диалог «Об истинном и ложном благе» (другое название – «О наслаждении»). По Валле, наслаждение – естественное свойство человека и цель его устремлений. Все богатство материальных и духовных благ должно служить человеку, удовлетворять его разносторонние потребности и в конечном счете доставлять радость и счастье в земной жизни. Будучи решительным противником религиозного противопоставления души и тела, он настаивает на необходимости гармонии двуединой человеческой природы. Он резко критикует институт монашества, ибо истинное благочестие заключается в радостной мирской жизни согласно природе. Стремление к наслаждениям есть порождение инстинкта самосохранения, присущего каждому человеку. Основной этический принцип – избегай страданий и ищи радостей. В этике Валлы наслаждение отождествляется с высшим благом, счастьем и пользой. К высшему благу, которое заключается в «удовольствии души и тела», стремятся все. Однако благо отдельного человека не должно достигаться в ущерб другим людям. Очень важен разумный выбор пути к счастью. Быть добрым или злым зависит от самого человека, правильно или неверно осознающего свою цель – счастье в наслаждении- и средства для ее осуществления. Интересы человека, особенно когда идет речь о сохранении его жизни, вынуждают его порой совершать зло. Валла не оправдывает этого, поскольку полагает, что зло приносит страдание также и тому, кто его совершает, отдаляя от блага. Основная этическая норма, в конечном счете, заключается в гармоничных взаимоотношениях счастливых людей в обществе.

<

Леон Баттиста Альберти (1404-1472) – яркий пример универсальности интересов человека эпохи Возрождения. Будучи разносторонне одаренным человеком, Альберти внес крупный вклад в теорию искусства и науки, литературу, архитектуру, занимался проблемами этики и педагогики, математикой и картографией. Проблемам земной жизни человека посвящены его произведения: «О семье», «О спокойствии души», «Домострой», «Застольные беседы» и другие. Идеальный человек, по Альберти, гармонически сочетает силы разума и воли, творческую активность и душевный покой. Он мудр, руководствуется в своих действиях принципами меры, обладает сознанием своего достоинства. Природа трактуется с пантеистических позиций как носительница божественного начала. Человек неотъемлемо принадлежит миру природы. Ответственность за моральное совершенствование лежит на самом человеке, причем это самосовершенствование имеет общественное значение. Выбор между добром и злом зависит от свободной воли человека. Основное предназначение личности есть творчество, которое понимается очень широко – от ремесленного труда до высот научной и художественной деятельности. В созидательной способности человека Альберти видит главное его отличие от животного. Труд это не наказание за первородный грех, как учила церковь, а источник душевного подъема, материальных благ и славы. «В праздности люди становятся праздными и ничтожными», — писал Альберти. Только жизненная практика раскрывает великие возможности, заложенные в человеке.

Важная роль в воспитании человека принадлежит семье, которая является основной составляющей общества. Нечестные методы обогащения недопустимы. Альберти признает только такие отношения индивида и общества, когда личный интерес согласуется с интересами других людей. Однако в отличие от этики гражданского гуманизма, Альберти считал возможным предпочесть интересы семьи сиюминутной пользе общества. В частности, он допускал отказ от государственной службы ради сосредоточения на хозяйственной деятельности, поскольку в конечном счете, благосостояние государства покоится на благосостоянии отдельных семей. Само общество мыслится как гармоничное единство всех его слоев, которому должна способствовать деятельность правителей. Альберти считал возможным установление социального мира путем нравственного совершенствования каждого человека, но в тоже время он понимал, что люди часто выступают разрушителями, а не созидателями гармонии в земном мире.

Кристофоро Ландино (1424-1498) – член Платоновской академии, занимавшийся проблемами высшего блага и земного предназначения человека. Высшее благо есть познание Бога как высшего совершенства. К этой цели человека ведет разум, способный к самосовершенствованию. Ландино утверждает два самоценных нравственных идеала – активной и созерцательной жизни. Если в созерцательной жизни человек должен стремиться к истине, то в гражданской деятельности – к справедливости. Он подчеркивает важный гражданский смысл ученого отшельничества. В трудные минуты для государства спасительными могут оказаться именно советы мудреца, в покое и уединении изучавшего природу вещей. Ландино таким образом пытается примирить две противоположные точки зрения на тип мирской жизни. Идеал мудреца-созерцателя, сосредоточенного на научном поиске и творчестве заимствован из этической концепции Марсилио Фичино.

Ландино принадлежит наиболее последовательное обоснование новой гуманистической трактовки категории благородства. Еще Данте перестал связывать благородство исключительно с высоким происхождением. Эта же тема звучала в творчестве Петрарки и Бокаччо, Браччолини и Квирини. Ландино в диалоге «О благородстве» в конце 80-х годов 15 века утверждает, что подлинный смысл благородства как этической категории заключается в добродетели и в славных делах, а не в знатности происхождения и богатстве. Благородным можно считать и купца, но не потому, что он «накопил свое состояние, а потому, что достиг его благодаря труду». Быть или не быть благородным, зависит от самого человека, от его разума, воли, нравственного совершенства.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2. ПОЯВЛЕНИЕ УТОПИИ КАК ЛИТЕРАТУРНОГО ЖАНРА

 

«Золотой век» — мифологическое представление о совершенном, гармоническом устройстве человеческого сообщества, утраченном в процессе исторического развития (за золотым веком, как утверждают античные поэты, наступил век серебряный, затем – медный и, наконец, век нынешний – железный – испорченный и жестокий) .

Вспомним ветхозаветный рассказ о жизни первых людей в Эдеме, откуда они были изгнаны Богом за ослушание. «Грехопадение» первых людей привело к утрате рая, стало причиной греховности рода человеческого, возникновения мирового зла.

Как возвратить золотой век, вернуть потерянный рай, как создать на земле царство Божие – этими вопросами задавались мыслители с глубокой древности, желая если не на практике, то хотя бы в воображении создать идеальную, упорядоченную модель человеческого общежития. Многочисленные проекты идеального государства, начиная с философских диалогов афинского мыслителя Платона (ок. 427 – 347 гг. до н.э.) , породили обширную традицию в мировой культуре и положили начало формированию нового литературного жанра. Этот жанр окончательно оформился в эпоху Возрождения, благодаря появлению целого ряда книг, среди которых была и знаменитая «Утопия» англичанина Томаса Мора, давшая впоследствии название этому жанру.

В литературе эпохи Возрождения получил особенное развитие жанр утопии — произведений, изображающих вымышленную картину идеального устройства общества. Конечно, мифы о далеких прекрасных странах существовали с древнейших времен. В античной литературе мы видим их у Гомера, Гесиода, Овидия. В средневековой — в ирландских сагах, рыцарских романах. Однако именно в эпоху Возрождения они выросли в отдельный литературный жанр. Это связано прежде всего с особенностями ренессансного мироощущения. В философии, в науке, в этических, политических и эстетических учениях этого периода главным объектом внимания оказывается человек, а не божество, стоящее над ним, как это было раньше.

Если для средневековья была характерна идея загробного блаженства, теперь на первый план выходят попытки моделирования более совершенных форм мироустройства, а эпоха Великих географических открытий порождает надежду, что где-то на неведомых европейцам землях жизнь людей уже достигла абсолютного совершенства. На этой почве среди других известных произведений появился знаменитый роман Томаса Мора под следующим заглавием: «Весьма полезная, а также и занимательная, поистине золотая книжечка о наилучшем устройстве государства и о новом острове Утопия». Этот роман не только дал название литературному жанру (слово «утопия» возникло из слияния двух греческих слов: «u» — «не» и «topos» — «место», то есть «место, которого нет»), но и, наряду с «Городом Солнца» Томазо Кампанеллы, заложил основу для всех будущих социальных утопий.

Утопия, как литературный жанр, предполагает развернутое описание общественной, государственной и частной жизни воображаемой страны, которая отличается идеальным политическим укладом и всеобщей социальной справедливостью. (Утопией называют также любой нереальный, неосуществимый на практике проект социальных преобразований).

Расцвет утопии в эпоху Возрождения связан с особенностями ренессансного мироощущения. В философии, в науке, в этических, политических и эстетических учениях этого периода главным объектом внимания оказывается человек, а не божество, стоящее над ним, как это было раньше. Идея загробного блаженства, характерная для средневековья, уступает место попыткам моделирования более совершенных форм земного мироустройства, а эпоха Великих географических открытий порождает надежду, что где-то на неведомых европейцам землях жизнь людей уже достигла абсолютного совершенства. Однако реальное положение человека в европейских странах было весьма далеким от того, которого, по мнению мыслителей-гуманистов, он заслуживал. Поэтому, как правило, в утопиях этой эпохи сочетаются резкая критика современных общественных порядков и идеальные картины «земного рая».

«Утопия» Томаса Мора (1478 – 1535) представляет собой диалог автора и путешественника Рафаила Гитлодея, «чужестранца преклонного возраста, с загорелым лицом, большой бородой, с плащом, небрежно свисающим с плеча». Первая часть беседы посвящена сатирическому освещению современной Англии. Объектом сатиры писателя стала и политика «огораживания», и роскошь королевского двора, и военная политика, и система уголовных наказаний. Во второй части Мор воспроизводит рассказ Гитлодея о том, как тот во время своих странствий в западном полушарии случайно попал на остров, поразивший его своим общественным устройством. Это был остров Утопия. Само слово «утопия» возникло из слияния двух греческих слов: «и»– «не» и «topos» — «место», то есть «место, которого нет» . Да и имя Гитлодей в переводе с греческого означает «мастер рассказывать небылицы» . Но заметим, что если предшественники Мора помещали свое идеальное общество в некий золотой век, относящийся к далекому прошлому или к далекому будущему, то остров Утопия «существует» в настоящем. Используя мотив путешествия и образ путешественника, чрезвычайно популярный в эпоху Великих географических открытий, изображая подробности быта утопийцев, выводя на страницах своей книги образы реальных исторических личностей, Мор стремится создать иллюзию достоверности, чтобы тем самым доказать возможность и осуществимость того образа жизни, который он проповедовал.

Основой благополучия жителей Утопии стало упразднение частной собственности, которую Мор считал величайшим злом, так как она порождает человеческое неравенство. В стране, о которой рассказывает Гитлодей, все равны, богатства острова принадлежат всем гражданам. Живут утопийцы в великолепных городах, напоминающих сады, правда, их жилища как две капли воды похожи друг на друга, но это связано с тем, что в обществе равных никто не имеет права жить в лучшем доме. Раз в десять лет дома перераспределяются по жребию, так как даже в одинаковых домах есть солнечная и теневая стороны, а, кроме того, человек, много лет проживший в одном доме, начинает считать его своим, что противоречит идее общественной собственности. Нет у утопийцев различия и в одежде. Когда все одеты одинаково, отпадают зависть и недовольство, причем пошив одинаковой одежды сокращает затраты рабочего времени. Трудятся на острове все, правда, труд здесь необременителен, рабочий день составляет всего шесть часов. Поскольку сельский труд тяжелее, чем работа в городах, крестьян как таковых здесь нет, зато каждый горожанин в течение двух лет отбывает своеобразную сельскохозяйственную повинность. Трудовые навыки передаются здесь из поколения в поколение, поэтому семья представляет собой не только группу людей, соединенных кровными узами, но и основную производственную единицу общества. Человек, меняющий профессию, порывает со своей семьей и переходит в ту семью, к ремеслу которой имеет склонность. Питаются утопийцы, как правило, все вместе и одновременно, в общественных столовых, освобождающих женщин от кухонного рабства. Отлажен и отдых тружеников: по утрам, когда мозг работает лучше, они слушают познавательные лекции, а время после ужина посвящают прогулкам, беседам, музыке и игре в шашки и шахматы. На острове Утопия нет денег, денежные отношения заменены здесь общественным распределением материальных благ. Из золота утопийцы делают ночные горшки и цепи для преступников, так что золотые украшения не предмет зависти, а символ позора. Драгоценные камни служат для забавы детям, и, как взрослая девушка стыдится играть в куклы, так и взрослые утопийцы стыдятся украшать свою одежду алмазами и рубинами. Совершенна и политическая система Утопии: во главе государства стоит небольшое число выборных правителей, не обладающих никакими привилегиями. Их главная задача – организация общественного производства. Поскольку утопийцы ведут плановое хозяйство, их экономика не знает кризисов. Нет на острове и органов насилия, так как практически все граждане сознательно подчинили себя служению обществу. Идея общественного блага – одна из центральных идей жанра утопии.

Та же идея вдохновляла и последователя Мора итальянского философа Томмазо Кампанеллу (1568 – 1639) . Но если Мор проповедует духовную свободу (свобода утопийцев, конечно, ограничена, но они сами сознают разумность этих ограничений), то Кампанелла утверждает необходимость отказа от свободы личности во имя общественного равновесия. В своей книге «Город Солнца» он изображает сообщество людей, отрекшихся от собственного Я, слившихся с общиной. У соляриев (жителей Города Солнца) нет ничего своего: ни жилищ, ни жен, ни детей. Каждые шесть месяцев начальники назначают, кому в какой комнате жить; деторождение здесь производится тоже лишь с разрешения начальства, которое решает, какая пара оставит наилучшее потомство; вскормленный грудью младенец сразу же передается на воспитание специальным должностным лицам. Самоотречение соляриев доходит до такой степени, что приговоренный к смерти в Городе Солнца после долгих уговоров добровольно дает согласие на казнь. Как и утопийцы, солярии носят одинаковую одежду и даже одинаковые прически. Здесь нет ни ссор, ни раздоров, ни зависти; здесь нет ни богатых, ни бедных: «Община делает всех одновременно и богатыми и вместе с тем бедными. Богатыми – потому, что у них есть все, бедными – потому, что у них нет никакой собственности. И поэтому не они служат вещам, а вещи служат им».

Как и Мор, Кампанелла стремится убедить читателя в истинности существования Города Солнца, доверяя рассказ об этом городе, расположенном на одном из островов Индийского океана, якобы побывавшему там Мореходу из Генуи. Таким образом, установка на достоверность, как и мотив путешествия, и образ путешественника, становится постепенно характерным признаком жанра.

В России литературная утопия появляется лишь в XVIII веке и наследует многие традиции утопии европейской. Русские писатели-утописты, как и их западные предшественники, отправляют своих героев в далекие неведомые страны в поисках «Царства Божьего». Такой благословенный край рисует русский историк и публицист, один из предтеч славянофильства князь М. М. Щербатов в книге «Путешествие в землю Офирскую» (1783 – 1784) . Рассказывая о социальном и политическом устройстве вымышленной страны с библейским названием, писатель, по сути дела, обращается к русской действительности и пытается нарисовать идеальный образ общественного правления. Таким идеалом представляется Щербатову просвещенная монархия, где «ласкательство прогнано от царского двора и истина имеет в оный невозбранный вход». В земле Офирской «власть государственная соображается с пользой народной», а «законы созданы общим народным согласием», хотя социальное неравенство сохраняется, ибо, по мысли Щербатова, природа мудро распределила одним «быть правителями и начальниками», другим – добрыми исполнителями и, наконец, третьим – «слепыми действующими лицами».

Поэтому общественная власть здесь принадлежит дворянам, единственным носителям «потомственной добродетели», которые строго следят за соблюдением государственных законов. Строгая даже в частностях регламентация общества способствует, по мнению автора, устойчивости государства и обеспечивает счастье всем гражданам. Для усмирения тех, кого такое счастье не устраивает, предусматривается существование административно-карательных органов: армии, суда, тюрем. Размышляя о будущем России, Щербатов рисует его в патриархальных тонах. Свой идеал он, как и его последователи, славянофилы, связывал с допетровской Русью, в которой видел простоту обычаев, отсутствие роскоши и богатства, неиспорченность нравов.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Главная особенность Возрождения — целостность и разносторонность в понимании человека, жизни и культуры. Резкое возрастание авторитета искусства не вело к его противопоставлению науке и ремеслу, а осознавалось как равноценность и равноправность различных форм человеческой деятельности. В эту эпоху высокого уровня достигли прикладные искусства и архитектура, соединившие художественное творчество с техническим конструированием и ремеслом. Особенность искусства Возрождения в том, что оно носит ярко выраженный демократический и реалистический характер, в центре его стоят человек и природа. Художники достигают широкого охвата действительности и умеют правдиво отобразить основные тенденции своего времени. Они ищут наиболее эффективные средства и способы для воспроизведения богатства и разнообразия форм проявления реального мира. Красота, гармония, изящество рассматриваются как свойства действительного мира.

В период позднего Возрождения многие его нормы изменились, обнаружились черты кризиса. В Западной Европе это сказалось в возникновении академизма и маньеризма в изобразительном искусстве, в наступлении религиозности и мистицизма на светскую и гуманистическую культуру. Обозначился разрыв между искусством и наукой, красотой и пользой, между духовной и физической жизнью человека.

Гуманизм позднего Возрождения обогатился сознанием противоречивости жизни, трагическим мироощущением, что проявилось в творчестве крупнейших его представителей — Шекспира, Микеланджело.

Эпоха Возрождения имела огромное положительное значение в истории мировой культуры. В искусстве Возрождения воплотился идеал гармонического и свободного человеческого бытия, питавший его культуру.

 

 

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Андреев М.Л. Культура Возрождения. // История мировой культуры. Наследие Запада. Москва, 1998.
  2. Брагина Л.М. Культура Возрождения в Италии во второй половине14-15 веках. //Культура Западной Европы в эпоху Возрождения. Мосгорархив, 1996.
  3. Горфункель А.Х. «Философия эпохи Возрождения», Москва, 1980.
  4. Гусейнов А.А. , Иррлитц Г. Краткая история этики. М., 1987.
  5. Иванов В.Г. История этики средних веков. М., 1984.
  6. Разин А.В. Этика: история и теория. М., 2002.

 

 


 

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 0.94MB/0.00054 sec

WordPress: 21.81MB | MySQL:122 | 1,780sec