МОРАЛЬ КАК СИСТЕМА ЭЛЕМЕНТОВ СОЗНАНИЯ, ОТНОШЕНИЙ И ПОВЕДЕНИЯ ЛЮДЕЙ

<

060814 1707 1 МОРАЛЬ КАК СИСТЕМА ЭЛЕМЕНТОВ СОЗНАНИЯ, ОТНОШЕНИЙ И ПОВЕДЕНИЯ ЛЮДЕЙВ русском языке существуют два родственных понятия – мораль и нравственность. Каково отношение между ними? В этике существуют попытки «развести» данные понятия. Наиболее известна идея Гегеля, который мораль связывал со сферой должного, идеального, а нравственность со сферой сущего, действительного. Существует ведь большая разница между тем, что люди признают за должное, и тем, что они в действительности выполняют.

В русской культуре были предложения вообще не использовать в русском языке слова «мораль», которое имеет иностранное происхождение, — оно происходит от латинского слова «moralis», что означает «нравственный». В русском языке, как считал И.В. Даль, оно заимствовано от французского слова «moralite», которое первоначально означало «драматургический жанр; в западноевропейском театре в XV– XVI вв. — назидательная, аллегорическая драма, персонажами которой были персонифицированные добродетели и пороки, вступавшие в борьбу за душу человека». В.И. Даль считал, что русское слово «нравственный» нисколько не хуже французского слова «моральный». Но ошибаться могут любые учёные, в том числе и великие языковеды, каким был В.И. Даль! Ведь предлагал он заменить, например, слово «горизонт», которое также иностранного происхождения, словом «небозём». Однако в русском языке прижились и слово «мораль», и слово «горизонт», «небозём» же остался «мертворождённым» языковым изобретением Даля.

В современном русском языке и в современной этике обычно слова «нравственность» и «мораль» рассматривают как синонимы, или же специально оговаривают, если разделяют их по значению.

На первый взгляд, человек — одна из разновидностей многочисленных живых существ, обитающих на земле. По словам древнегреческого мыслителя Аристотеля, «материя обладает аппетитом к форме», и в природе мы видим множество животных и птиц, рыб и насекомых, не похожих друг на друга, наделенных разным обликом, расцветкой и нравом. Все они — конкретно-чувственные, эмпирические, плотские существа, связанные в целостное живое единство экологическими законами. Человек тоже состоит из плоти и костей, тоже хочет есть, стремится размножаться и подчиняется в своем развитии диктату генетического кода. В чем-то он очень похож на своих «меньших братьев» — он так же страдает и так же проходит жизненный путь от рождения до неизбежной смерти. И все-таки человек — принципиально иное существо, ибо биологические законы — лишь фундамент, на котором строится здание человеческого бытия, только предпосылка для развертывания трех важнейших человеческих качеств: самосознания, свободы и культуры.

Наличие этих особых характеристик человека всегда резко выделяло его из животного окружения, делало качественно другим, странным пришельцем, как бы гостем из другого мира.

Дать определение «морали» («нравственности») значительно сложнее, нежели дать определение «этики», что обусловлено сложностью, многоаспектностью самого предмета1. Можно выделить следующие, наиболее общезначимые определения «нравственности».

1) Нравственность есть «внутренние, духовные качества, которыми руководствуется человек; этические нормы, правила поведения, определяемые этими качествами»2. В данном определении мораль сводится к определённым духовным качествам человека, а также к определённым нормам и принципам поведения, т.е. к определённой форме сознания. Однако здесь не учитывается в должной мере моральное измерение общества, а также практическая нравственная деятельность. Поэтому в русскоязычной советской этике в 70-е годы XX века было предложено другое, более широкое понятие морали.

2) Мораль есть особый, императивно-оценочный способ освоения действительности через дихотомию (противоположность) добра и зла. Очевидна связь данного понятия морали с человеком, который только и может оценивать и повелевать. Мораль, таким образом, понимается как субъективная форма бытия, хотя и всеобщая для человека. Но как быть с отношением к природе, может ли оно быть нравственным? Обладают ли нравственной самоценностью другие, кроме человека, живые существа? Нравственная интуиция положительно отвечает на эти вопросы, однако они оказываются неразрешимыми для субъективистского подхода к морали, который связывает мораль лишь с человеком, с межличностными и общественными отношениями. Поэтому правомочно ещё более широкое определение морали.

3) Мораль есть совокупность ценностей добра и зла, а также соответствующих им форм сознания, отношений, действий. Данное определение морали и будет нами рассматриваться как основное.

Прежде всего мораль — это один из видов регуляции общественной жизни, которая не может быть приведена в гармонию на чисто биологическом уровне. Мораль существует как регулятор человеческих отношений, поведения и сознания наряду с традицией, обычаем, правом, насильственными формами воздействия.

По способу своего бытия мораль — это система норм, принципов, ценностей, которыми руководствуются люди в своем реальном поведении.

Моральная регуляция носит оценочно-императивный характер. Это значит, что мораль всегда оценивает поступки и мысли людей, одобряет или порицает их: «Этот человек поступил хорошо, так как был справедлив и честен. А тот поступил дурно, так как лгал и клеветал». Моральные нормы есть не что иное, как правила-образцы, которые одобряются, одновременно выступая в качестве блага и примера нормального поведения: нормально и хорошо быть милосердным, добрым, честным, трудолюбивым, бескорыстным.

Соответственно плохо (ненормально) быть злобным, лживым, ленивым, жадным.

Одобряя или порицая, мораль повелевает, как следует себя вести и как необходимо мыслить, чтобы быть человеком. В этом проявляется ее императивный характер: будь справедлив! Не будь жесток!

В морали, имеющей черты автономии и гетерономии, можно выделить природную, социальную и духовную основу. Природными началами морали предстают врождённые нравственные чувства и, прежде всего, чувства совести, сострадания, любви, долга, благоговения. Есть много истинного в учении Вл.С. Соловьёва, который за субъективные основы морали принимал три чувства — стыд, сострадание и благоговение. Но в человеке есть много и иных моральных чувств, в том числе и отрицательных, таких как чувство злобы, ненависти, зависти и др. Они отчасти социальные, но отчасти и врожденные.

В этике существует учение о естественном
нравственном законе. Это учение получило развитие в религиозной этике, в частности, в христианской этике.

Распознаёт его каждый нормальный человек, хотя бы и самый простой. Закон этот даёт возможность вписаться во Вселенскую гармонию, а если человек нарушит границы, велит ему искать пути, чтобы вернуться назад. Но прежде всего он позволяет человеку – даже самому простому, даже не знающему ни одной буквы Евангелия – участвовать в замыслах Бога, Творца и Законодателя, существовать в единстве творения»1. В Православии также признаётся реальность естественного нравственного закона: «В богословии Православной Церкви принимается положение о реальности естественного нравственного закона как принципа, имеющего безусловный и всеобщий характер и лежащего в основе всех правовых и этических норм»2. В христианской этике при этом обращаются к определённой традиции, которая берёт начало от апостола Павла, от святых отцов церкви. Так, апостол Павел писал в Послании к Римлянам: «Когда язычники, не имеющие закона, по природе законное делают, то, не имея закона, они сами себе закон: они показывают, что дело закона у них написано в сердцах»3. Тертуллиан (II в.) утверждал: «Итак, прежде Моисеева Закона, написанного на каменных скрижалях, я утверждаю, существовал неписаный закон, который обыкновенно понимался естественным образом и соблюдался предками».

К числу природных основ морали можно отнести и те моральные ценности, которые человек обнаруживает в природе и которые составляют её определённую моральность. В природе существует некоторая предрасположенность к добру, к благу, хотя есть и природное зло. И человеку важно видеть это естественное добро, которое осознаётся за каждой тварью и поступать в соответствии с данным сознанием.

В нравственности существуют и социальные основы. К социальным основам нравственности надо отнести реально существующие нравственные отношения, нравы, обычаи, традиции, нормы и принципы поведения. Каждая культура, нация, сословие, социальная группа, класс, даже профессия вырабатывают свои специфические нравственные ценности, отношения, нормы. Нравственность предстаёт продуктом исторического творчества всего человечества. На развитие и существование морали оказывают огромное влияние такие социальные институты, как семья, право, государство, церковь.

<

К социальным основам нравственности следует отнести и объективные моральные ценности различных социальных систем, а именно: моральные ценности экономики, гражданского общества, политики, права, духовной сферы. Реально существующая нравственность существенно зависит от существующей в обществе экономики, политики, религии и других социальных систем. В свою очередь, мораль оказывает на все сферы общества активное влияние, которое многообразно.

Социальные основы есть и у субъективной нравственности, как то, что сформировалось в каждом отдельном индивиде в процессе его социализации. Это его нравственные идеи, нормы поведения, его добродетели. Актуальной остаётся проблема нравственного воспитания личности, однако, очевидно, что она не может быть решена вне общества.

В морали есть и свои духовные основы. И это, прежде всего, духовная деятельность самого человека. От человека требуется подчас огромное мужество, сила духа, чтобы противостоять злу, развить в себе нравственные качества. Определённые нравственные искушения испытывали даже самые совершенные люди.

В центре морали стоит соотношение должного и сущего. Это значит, что мораль постоянно сравнивает наличное поведение с ценностью и идеалом, с тем порядком вещей, совершенным образцом, который реально не существует, но должен быть, чтобы действительность стала прекрасной и гармоничной. В этом смысле мораль всегда несколько выходит за границы наличной повседневной жизни, заглядывает за пределы эмпирического — в трансцендентное (высшее, находящееся за границей реальности и определяющее эту реальность). Добро, Любовь, Достоинство, Справедливость — все это моральные идеалы, которые в полной мере никогда не присутствуют в практической обыденности, но служат ориентирами поведения и сознания, духовно-нравственными маяками, не дающими потонуть в пучине эгоизма и своекорыстия.

Многие авторы, определяя мораль, подчеркивают, что она прежде всего не регулятор общественной жизни, а внутренний регулятив индивидуального сознания и поведения, не вытекающий прямо из социальных нормативов. В этом случае ставится вопрос: «Кто судит?» Кто выступает источником повелений и запретов, к которым внимательно прислушивается человек? Общество, где стихийно сложились нормы и правила, или наше собственное «я», внимающее Богу, идеальному миру или иным внесоциальным авторитетам. Надо сказать, что это сложный вопрос. Заметим, что между регуляцией общественной жизни и индивидуального поведения нет острого противоречия. Даже самые оригинальные и своевольные люди все-таки живут в обществе и соотнесены с его моральными ориентирами, хотя и могут смело выступать против них. Изобретая (или открывая) новую мораль, они все равно вынуждены отталкиваться от прежней, той, в которой выросли. Индивидуальный выбор и нравственное творчество не «висят в пустоте», а тесно увязаны со своим временем, его воззрениями, традициями, бедами и победами. Только эта «конкретная историчность» придает личностному выбору реальное значение и смысл.

Таким образом, мораль стоит в ряду других регулятивов поведения, качественно отличаясь от них. Ее спецификой является прежде всего действие изнутри самого человеческого сознания. Моральные нормы должны быть усвоены, или, как говорят ученые, интернализованы. Они должны сделаться собственным достоянием человеческой души. Если человек исполняет нравственные предписания из-под палки, под присмотром воспитателя или милиционера, то о моральности в полном смысле слова говорить не приходится.

Другие социокультурные регуляторы воздействуют на поведение извне, без непосредственного участия внутреннего мира, без переживаний и рефлексии, без свободного выбора. Например, традиция. Традицию человек получает от предков и поступает по принципу «так делали все в нашем роду (селении, городе, народе и т.д.)». Окружающие люди чтут традицию и осуждают тех, кто отступает от нее. Например, традиция кровной мести. Для того, кто эту традицию соблюдает, отсутствует вопрос о выборе поведения. Он должен убить кровника, отомстить за свою семью или род. Месть считается делом чести, и никакие сентиментальные соображения не могут помешать ее воплощению в жизнь. Вопрос не обсуждается. Традиция не может быть подвергнута сомнению и испытана на гуманность и справедливость, такое сомнение и испытание означают просто отказ от нее. Но пока индивид пребывает «внутри традиции», он не может ее критиковать и опровергать. Он — невольник внешнего предписания, который часто вообще не осознает, что возможно вести себя по-другому. Слепое и нерассуждающее следование традиции предполагает неучастие личности человека в формировании образа действий. А это значит, что личность не’берет на себя ответственности за последствия своего поступка. Он действует, «как другие», безлично, подражательно.

Совсем другое дело мораль. Нравственный поступок, даже совершенный на нерефлексивном уровне моральной интуиции, — это проявление самой личности, выражение ее внутренних установок, убеждений. Эти убеждения могут не совпадать с общепринятыми представлениями или даже противостоять им. Человек способен не воровать, когда все воруют, не предавать, когда кругом предают, не доносить, хотя доносительство поощряется.

Он может проявлять милосердие к врагам, которых все ненавидят. Эти «совсем другие» установки, конечно, не возникают вне общества, возможно, они рождаются под влиянием микрогруппы (к примеру, семьи) или в результате чтения высокогуманной литературы, но они не являются механической калькой с чужих взглядов и воззрений. Индивид вырабатывает и воплощает их сам, на свой страх и риск, и несет за них полную ответственность.

2. ФУНКЦИИ МОРАЛИ

 

Функции морали — это те роли, которые она играет в обществе, обеспечивая его целостность, выживание и развитие.

Говоря о функциях морали, не следует забывать, что она почти никогда не является «в чистом виде». Мораль — это не вещь, на контуры которой можно однозначно указать. Это скорее некий ракурс, определенный срез социокультурной регулятивной системы, при котором нормы, ценности, идеалы выступают как внутренне усвоенные, принятые индивидом. В то же время существует целый язык моральных оценок. «Добрый — злой», «честный — лживый», «порядочный — подлый», «герой — трус» — это одновременно и фиксации человеческих качеств, и моральные оценки, в которых одни качества одобряются, а другие порицаются.

Мораль регулирует отношения и поведение людей через это одобрение и порицание, поступающее как извне, от общественного мнения, так и изнутри самой морально развитой личности. Таким образом, главная функция морали — регулятивная. Одобряемое следует воплощать в жизнь, порицаемое изживать, избавляться от него. Однако в разных обществах и в разные периоды истории мораль регулирует отношения людей при помощи разных по содержанию ценностей и нормативных представлений. В каком-нибудь древнем племени высокопохвальным и героическим считается съесть сердце врага, а снять скальп с головы воинственного соседа, живущего за рекой, значит — поступить во благо своему роду и порадовать богов. В современном мире наряду с положением «возлюби ближнего своего как самого себя» практически действуют тезисы «падающего толкни» и «человек человеку — волк». Реальные нравы часто подчиняются совсем не тем императивам, которые мы интуитивно воспринимаем как «собственно моральные» и которые несут глубоко гуманистическое содержание. Поэтому наивно было бы представлять, что мораль — это что-то вроде регулировщика движения, которому все берут под козырек и стройными рядами идут в едином указанном направлении.

Мораль всегда стремится ограничить агрессивные и эгоистические устремления людей, способствует тому, чтобы они выжили, не поубивали друг друга, но делает это нередко в рамках замкнутой общности. Тогда мораль становится двойной: отношения в рамках «своего племени», «своего города», «своего народа» подчиняются одним моральным нормам, а взаимодействие с «чужаками» — совсем другим. Свои рассматриваются как «люди», а чужие — как «нелюди», поэтому к ним не применяются моральные регулятивы уважения, милосердия, справедливости. «Чужие», выпадающие из принятой морали, могут быть и внутри собственного сообщества, например, рабы в древних государствах, которые приравнивались к «говорящему орудию» и могли быть убиты без всяких угрызений совести со стороны хозяев. Частная, конкретная мораль замкнутых сообществ лишь со временем рождает «общечеловеческую мораль», где одни и те же нравственные нормы применяются ко всем людям без исключения. Это рождение происходит в период возникновения мировых монотеистических религий.

Можно сказать, что в современном мире «высокая мораль» в той или иной мере всегда присутствует в регуляции человеческого поведения, хотя и сегодня стоит далеко не на первом месте. И сегодня люди часто руководствуются собственной выгодой, а не гуманностью, своими потребностями, корпоративными ценностями, групповыми интересами, а не справедливостью и благородством. Регулятивная функция «высокой морали» выступает как тенденция, в то время как реальную регуляцию составляет сложный сплав общечеловеческих и социально-конкретных нормативно-ценностных представлений. Однако роль «высокой морали» от этого не становится менее значимой. Она существует и составляет то драгоценное ядро, которое придает особое качество всему поведению человека. И если некто великодушен, честен и справедлив «со своими», есть большая надежда, что при других обстоятельствах он проявит эти качества к совсем далеким для него людям, а в пределе — ко всем разумным живым существам.

Вторая важнейшая функция морали — воспитательная. Мораль всегда участвует в подготовке нового поколения к будущей социальной деятельности, является; существенным моментом в формировании сознания. В каком-то смысле моральное воспитание человека продолжается всю его жизнь; но в период взрослости оно переходит в самовоспитание, в свободный выбор ценностных ориентиров, типа поведения и нравственно-психологических установок. В детстве и юности ребенок получает первичные моральные представления: взрослые учат его, каким следует быть, показывают и объясняют, какого рода поступки и мысли находятся под моральным запретом, практически демонстрируют наказания, следующие за нарушением моральных обязанностей. Правила нравственности преподаются в неразрывной связи с правилами этикета, ребенок узнает, как следует оценивать себя и других, как себя вести с родными, в общественных местах, по отношению к выше- и нижестоящим на социальной лестнице. В детстве возникают нравственные привычки, которые переходят в автоматизм действия: броситься на помощь слабому, помочь старику, уступить место малышу и т.д. Заметим, эти привычки и автоматизмы не всегда носят черты «высокой морали», они конкретно-историчны и полностью выражают характер господствующих нравов.

Когда ребенок вырастает, он способен сознательно пересмотреть нравственные нормы, которые вменялись ему с детства, принять другую систему ценностей и следовать ей. Такой процесс всегда представляет собой трудную морально-психологическую ломку, возможно, даже душевную революцию, так как ценности и тип поведения, «впитанные с молоком матери», прочно оседают в подсознании, порой руководя человеком как бы помимо его воли. Вот почему моральное воспитание — такая важная и ответственная вещь.

Моральное воспитание в разное время и у разных людей пользуется разными воспитательными приемами, основывается на различных принципах и формирует порой противоположные ценностные ориентиры.

Так, в традиционном патриархальном обществе мораль вбивалась ребенку тумаками. Телесные наказания считались лучшим средством сделать из дитяти настоящего человека. Вменяемые моральные нормы (полное подчинение старшим, страх перед Богом, соблюдение домостроевских обычаев и порядков) не должны были подвергаться сомнению. Хорошим средством воспитать человека честным являлся публичный позор в случае проступка.

В современном индустриальном обществе, при всем различии методов воспитания у разных народов, доминирует тенденция ненасильственного воздействия. Гуманистические моральные нормы — уважение достоинства всякого человека, доброжелательность, справедливость, милосердие должны быть пережиты воспитанником на собственном опыте, тогда он научится соответственно относиться к другим. Это не исключает, конечно, более суровых мер воспитания в случаях серьезных проступков. Если проступок чисто моральный, не нарушающий закона, включается общественное порицание, нравственное негодование со стороны учителей, товарищей. Возможны и наказания разного рода, но насилие как педагогическое средство чаще всего осуждается, ибо «зло рождает зло», и ребенок, ненавидящий воспитателей, вряд ли станет хорошим человеком.

Свою воспитательную функцию мораль всегда осуществляет через конкретных людей и конкретные обстоятельства. Кроме того, огромна роль самовоспитания, но об этом вы прочитаете подробнее в одном из последующих разделов нашей книги.

Третья функция морали, тесно связанная с предыдущими, — коммуникативная. Ее следует назвать отдельно, не сводя к понятию регуляции. Мораль создает нормативную канву для человеческого общения даже в самых поверхностных его формах (хотя можно ли что-нибудь в нашей жизни считать «поверхностным» и неглавным? Нередко мнимые «мелочи» оказывают решающее влияние на человеческие судьбы). Мораль не сводится к этикету, но часто она сливается с ним в нерасторжимое единство, поистине создавая способы коммуницирования в повседневной жизни. Собственно, этикет — это ритуальная форма существования определенной морали, хотя мораль — гораздо более широкое и глубокое явление, это система мотивации поведения, внутренние основания для поступков.

Будучи средством коммуникации, ритуализированная мораль учит, как встречать людей и как провожать, как приветствовать их и какое оказывать им почтение, она определяет, как себя вести в дни праздников и похорон, по отношению к старшим и к младшим, к тем, кто находится выше или ниже’на социальной лестнице. На этот тезис можно возразить, что в истории культуры мораль часто отделялась от форм этикета, и каждая сфера выступала самостоятельной и независимой.

И все-таки этикет — это средство очеловечить коммуникацию, сделать ее максимально гуманной, взаимно приятной, позволяющей выходить на уровень нахождения согласия. Без морально-этикетных форм никакой диалог — практический или словесный — не может полноценно состояться.

Но, конечно, коммуникативная функция морали не исчерпывается этикетом. Ориентация на добро в общении выливается в соблюдение принципа благорасположенности по отношению ко всякому партнеру. Благорасположенности и ненанесения вреда. И здесь народная мудрость, концентрирующая в себе определенные моральные установки, говорит: «Как аукнется, так и откликнется», «Что посеешь, то и пожнешь». Как мы позже еще будем говорить об этом, в морали никогда нельзя рассчитывать на возмездность. Никто не гарантирует тебе счастья и благополучия за твои благодеяния. И тем не менее народ создал эти моральные формулы в глубокой убежденности, что мы получаем в общении именно то, что вкладываем. Быть может, получаем не сразу, не одномоментно, но все равно получаем. Если ты будешь жесток, и к тебе отнесутся жестоко. Если будешь добр, люди и мир ответят тебе добром. На этом построены сюжеты многих народных сказок, где добрые труженицы, помогая людям, зверям и птицам, оказываются награждены милостью какого-нибудь доброго волшебника или Деда Мороза. Пусть опосредованная, но возмездность существует, и те, кто желает для себя блага, обязаны желать его и для других. Причем желать не чисто умственно, в собственной фантазии, а вполне реально: тво-

 

В своих высших проявлениях коммуникационная функция мораль выражается в том, что люди неукоснительно следуют тезису о том, что к другому человеку никогда нельзя относиться как к вещи, нужно уважать в любом человеке человека, даже если тебе никогда не воздадут за это практическим добром.

Очередная функция морали — познавательная. По вопросу о том, познает ли мораль мир, могут вестись споры, если считать познанием только выяснение того, каким является мир вне и помимо человека. Разумеется, мораль не может постигать свойства объектов самих по себе, ибо она — не физика, не химия и не биология. Зато мораль может постигать и    постигает человеческий мир. Моральное знание — это знание о должном, о том, что следует делать, а что находится под абсолютным запретом. Если человек этого не знает, то он будет вести себя как животное, руководствоваться лишь своими инстинктами и импульивными желаниями.

Моральное познание человеческого мира — достояние каждого человека, любой из нас получает его в процессе социализации. Кто-то оказывается, в конечном счете, более ориентирован на наличные нравы, кто-то глубоко и на всю жизнь усваивает в первую очередь установки «высокой морали»: такие люди становятся моральным примером для других. Однако кроме морального познания существует еще этическое познание, то самое, которому посвящен наш учебник. Дело 6 том, что человечество в лице своих лучших представителей с начала писаной истории активно размышляло над тем, что такое нравственность, и придумало много версий ее толкования. Эти версии необходимо знать всякому культурному человеку. Конечно, этика прямо не научает морали. Нравственные установки усваиваются еще в детстве и трансформируются, как правило, под влиянием реальных обстоятельств. Но знание этики помогает моральной рефлексии, делает человека более сознательным в решении моральных вопросов, позволяет больше понимать и точнее корректировать собственное поведение, чувства и мысли.

Последняя функция морали — жизненно-ориентационная. Разумеется, можно было бы найти и другие роли, которые мораль играет в жизни общества, но перечисление не должно быть бесконечным, поэтому мы ограничиваемся лишь самыми главными функциями. Итак, мораль обнаруживает себя не только как повседневный сиюминутный регулятор отношений между людьми, но и как сила, выполняющая важную стратегическую задачу в становлении и развитии личности. Комплекс моральных представлений, «поселившийся» в душе и сердце человека, определяет, будет ли человек в целом стремиться идти по пути добра или по пути зла. Любая личностная история может быть рассмотрена с этой точки зрения, что даст множество вариантов. Кроме тех, кто в основном ориентирован «на добро» и «на зло», могут быть и бывают глубоко противоречивые, внутренне разорванные натуры, не способные самим себе «дать ладу», мечущиеся между стремлением к совершенству и демонизмом. Такими героями полны произведения Ф.М. Достоевского. Возможны и попытки принципиального избегания как активного добра, так и активного зла, интуитивное стремление не то чтобы «стать по ту сторону», но оказаться на «нейтральной полосе». Некоторым удается всю жизнь прожить, оставаясь в моральном отношении «ни тем ни сем», однако обстоятельства нередко не предоставляют Человеку такой возможности морально затаиться и заставляют принимать решения, обнаруживая, кто же он есть в скрытой глубине своего «я». Главные моральные ориентации всегда так или иначе проявляют себя в практическом поведении.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Архимандрит Платон. Православное нравственное богословие. – М., 1994. – С. 32.
  2. Войтыла К. Основания этики // Вопросы философии. – 1991.- № 1. – С. 40.
  3. Иллюстрированный энциклопедический словарь (ИЭС). М., 1995.
  4. Даль Владимир. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. М., 1989. – Т. 1.
  5. Гуйсенов А.А. Социальная природа нравственности. М., 1974
  6. Гусейнов А.А., Апресян Р.Г. Этика. М., 1998.
  7. Ожегов С.И. и. Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1993.
  8. Зеленкова И.Л., Беляева Е.В. Этика, Мн., 1995.
  9. Золотухина-Аболина Е.В. Современная этика. М., 2003.
  10. Марксистская этика / Под ред. Титаренко А.Н. и др. М., 1986.

     

     


     

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 0.95MB/0.00311 sec

WordPress: 22.48MB | MySQL:124 | 2,025sec