КОСМИЧЕСКИЕ И БИОЛОГИЧЕСКИЕ ЦИКЛЫ

<

011315 1520 1 КОСМИЧЕСКИЕ И БИОЛОГИЧЕСКИЕ ЦИКЛЫ Влияние космических факторов (непосредственное или косвенное) на земные процессы не вызывает сомнений в настоящее время. Главной характеристикой изменений параметров космических факторов и параметров каналов их косвенного влияния является цикличность.

Отметим, что нельзя рассматривать в отдельности процессы в Космосе и процессы на Земле, а лишь в совокупности, так как существует взаимосвязь между ними, причем последние являются неотделимыми от первых. Это соответствует Принципу Маха: « сила инерции, действующей на тела, есть результат гравитационного воздействия на это тело удаленной материи и инертная масса тела определяется всей материей во Вселенной».

Таким образом, следует рассматривать процессы в Солнечной системе, как в сложной взаимозависимой динамической (колебательной) физической системе по словам ученых закат и расцвет жизни на Земле может быть связан с циклами движения Солнечной системы в Галактике. Наша Солнечная система движется вдоль диска Галактики Млечный путь и в зависимости от местоположения системы различаются и условиях, которые, в конечном итоге, имеют влияние и на нашу планету.

Два года назад специалисты из Университета Калифорнии в Беркли (штат Калифорния, США) обнаружили морские окаменелости, на которых присутствуют останки представителей биологического разнообразия. В результате анализа, специалисты пришли к выводу, что живые существа на нашей планете удивительным образом подчинялись циклу, длина которого составляет ровно 62 млн лет.

Кроме того, ученым удалось обнаружить следы как минимум двух массовых вымираний на планете — примерно 250 и 450 млн лет назад, эти процессы приходятся как раз на пики данного цикла.

На сегодня специалисты Университета Канзаса пришли к выводу, что данные события имеют под собой внеземные факторы. Их идея строится на том факте, что все звезды как в нашей Галактике, так и во Вселенной вообще не находятся на постоянных точках, а движутся вокруг какого-либо центра, например, центра галактики. В процессе их движения они могут проходить через какие-либо зоны с неблагоприятными условиями, высокой радиацией.

Наша солнечная система также не является в данном случае исключением — она также вращается вокруг центра галактики, причем период ее обращения составляет 64 млн лет, то есть почти столько же, сколько занимают циклы биоразнообразия на Земле.

Ученые говорят, что наша галактика Млечный путь имеет гравитационную зависимость от кластера галактик, расположенного на расстоянии 50 млн световых лет. По мнению Адриана Мелотта и Михаила Медведева, астрономов Университета Канзаса, в процессе движения эти объекты неизбежно сближаются, что приводит к сильным гравитационным нарушениям, в результате чего могут даже изменяться орбиты планет.

По предположению ученых, в результате периодических сближений и происходят гравитационные отклонения, действующие и на Землю. В результате этих изменений повышается радиационный фон, а в результате того, что планета может несколько изменить свою орбиту на Земле может очень значительно измениться и климат, что собственно и могло приводить к массовым вымираниям животных в истории нашей планеты.

Кроме того, еще одна гипотеза заключается в том, что во время притяжения Солнечная система ускоряется и это приводит к появлению мощной ударной волны, аналогичной той, что получается при преодолении скорости звука. Недавно это явление было обнаружено в галактическом кластере расположенном на расстоянии 300 млн световых лет от нашей планеты. Там, согласно расчетам астрономов ударная волна распространялась со скорость около 1000 км/сек.

До последнего времени космический аспект экологии систематически не рассматривался, за исключением авторов, сотрудничавших с Крымской астрономической обсерваторией (Б.М. Владимирский и др., 1985-1997). Между тем это становится необходимым не только с теоретической, но и с практической точек зрения. Наша работа имеет своей целью восполнить этот пробел. Изложение охватывает все стороны проблемы, хотя в основном касается биологических эффектов солнечной активности, что связано с именем А.Л. Чижевского, положившего начало научному изучению проблемы гелиобиологии, фактически — гелиоэкологии.

Наша биосфера не изолирована от процессов в космическом пространстве. Идет ли речь о попадании на Землю космической пыли или метеоритного вещества, либо о резком возрастании интенсивности рентгеновского излучения Солнца, какие-то изменения на поверхности Земли неизбежно обнаруживаются, несмотря на то, что она окружена несколькими «защитными» оболочками. Как правило, эти изменения связаны с действующим космическим агентом через определенную причинно-следственную цепочку, иногда довольно сложную. Например, всплеск рентгеновского излучения, поглощаясь в верхних слоях атмосферы (на высоте порядка нескольких десятков километров), вызывает увеличение концентрации электронов в ионосфере. Это имеет следствием возрастание проводимости, что, в свою очередь, вызывает изменения в величине электрического тока, постоянно текущего в ионосфере, которые уже можно зафиксировать на поверхности Земли, ибо они вызывают сдвиги напряженности магнитного поля. Изменение концентрации электронов в ионосфере сказывается и на режиме распространения радиоволн, в результате чего заметно возрастает излучение атмосферных молниевых разрядов — так называемых атмосфериков.

Аналогичным образом можно проследить за изменениями, обусловленными другими космическими причинами. В итоге, в среде обитания можно выделить класс физических факторов, которые в той или иной степени связаны с влияниями Космоса. Те физические факторы внешней среды, которые контролируются процессами на Солнце, принято называть гелиофизическими или иногда гелиогеографическими факторами, многие из которых имеют существенное экологическое значение.

Амплитуда изменений параметров внешней среды, обусловленных космическими процессами, обычно невелика. Эти изменения, однако, обладают одной весьма важной особенностью — они протекают квазипериодически (циклически). Поскольку периодические изменения во внешней среде используются организмами для синхронизации биологических ритмов, эти слабые воздействия могут существенно усиливаться.

Важно отметить, что воздействие на биосферу (иногда катастрофического характера) могло быть обусловлено космическими процессами, не связанными с солнечной активностью. Вспышка сверхновой звезды неподалеку от солнечной системы, ее прохождение через галактическое облако молекулярного водорода, падение на Землю астероида — подобные события, вероятно, не раз имели место на протяжении биологической эволюции и, несомненно, повлияли на ее ход.

Биологические циклы – это ритмическое повторение биологических явлений в сообществах организмов (Популяциях, Биоценозах), служащее приспособлением к циклическим изменениям условий их существования. Биологические циклы входят в более общее понятие — Биологические ритмы, включающее все ритмически повторяющиеся биологические явления. Биологические циклы могут быть суточными, сезонными (годовыми) или многолетними. Суточные Б. ц. выражаются в закономерных колебаниях физиологических явлений и поведения животных в течение суток. В основе их лежат автоматические механизмы, которые корректируются воздействием внешних факторов — суточными колебаниями освещённости, температуры, влажности и др. В основе сезонных биологических циклов лежат те же изменения обмена веществ, регулируемые у животных с помощью гормонов. В разные сезоны меняются состояние и поведение организмов в пределах популяции или биоценоза: происходит накопление (расходование) резервных веществ, смена покровов (Линька), начинаются (заканчиваются) размножение, миграции животных, спячка и другие сезонные явления. Будучи в значительной мере автоматизированными, эти явления корректируются внешними влияниями (состоянием погоды, запасов пищи и т.п.). Многолетние биологические циклы обусловливаются циклическими колебаниями климата и других условий существования (в связи с изменением солнечной активности и других космических или планетарных факторов); такие биологические циклы совершаются в популяциях и биоценозах и выражаются в колебаниях размножения и численности отдельных видов (см. Динамика численности животных, Волны жизни), в расселении популяции в новые места или вымирании её части. Эти явления — суммированный результат циклических изменений популяций и биоценозов и колебаний условий их существования, главным образом климата.

Биологические ритмы — фундаментальное свойство органического мира, обеспечивает его способность адаптации и выживания в циклически меняющихся условиях внешней среды. Проблемы, которые решает биоритмология, важны для познания жизни как особой формы движения материи во времени и имеют существенной значение для теоретической и практической медицины. Поскольку в аспекте биоритмы и здоровье представляет собой оптимальное соотношение взаимосвязанных ритмов физиологических функций организма и их соответствие закономерным колебаниям условий среды обитания, анализ изменений ритмов и их рассогласования помогает глубже понять механизмы возникновения и развития патологических процессов, улучшить раннюю диагностику болезней и определить наиболее целесообразные временные схемы терапевтических мероприятий.

Поскольку практически все показатели жизнедеятельности (биохимические, физиологические и поведенческие) обнаруживают ритмичность, и прежде всего циркадианные околосуточные ритмы, встает вопрос о том, как изменяются в онтогенезе временная организация различных функций и состояний организма и как эти изменения могут послужить критериями возрастных этапов? Нельзя ли посредством анализа ритмической организации биологических процессов на разных этапах онтогенеза подойти к изучению таких централизованных понятий биологии, как гомеостаз и адаптация.

 

<

Природа биологических ритмов, в частности суточных, убедительно показана и признается сегодня большинством исследователей, были даже предприняты весьма успешные попытки провести расчет биоритмов — получить своеобразный график биоритмов человека. Однако между живой системой и окружающей средой изменяются весьма сложные взаимосвязи. Они проявляются прежде всего в роли внешних периодичностей в качестве датчиков времени, в установлении соответствующих фазовых и частотных соотношений функций организма с окружающей средой. В зависимости от условий обитания такую роль могут выполнять разные экзогенные факторы. Это особенно важно в отношении онтогенетического развития организма когда только устанавливается временная организация функций.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2. ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ СОВРЕМЕННОЙ НАУКИ. КРИЗИС СОВРЕМЕННОЙ НАУКИ

 

Непосредственной целью  науки  является  описание,  объяснение  и предсказание процессов и явлений действительности,  составляющих предмет ее изучения,  на основе открываемых ею законов. Философия всегда в той или иной степени выполняла по отношению к науке функции  методологии познания и мировоззренческой интерпретации ее результатов. Философию объединяет с наукой также и стремление к теоретической форме построения знания, к логической доказательности своих выводов.

Наука в своих глубинных основаниях всегда была связана с философией, хотя эта связь не всегда осознавалась, а иногда принимала уродливые формы – как, например, в нашей стране на протяжении 20 – 50-х гг. Взаимодействие философии и науки хорошо прослеживается в творчестве многих выдающихся естествоиспытателей. Особенно оно характерно для переломных эпох, когда создавалось принципиально новое научное знание. Можно вспомнить, скажем, «Правила умозаключений в физике», разработанные великим Ньютоном, которые заложили методологический фундамент классической науки и на столетие вперед стали эталоном научного метода в физико-математическом естествознании. Значительное внимание философским проблемам уделяли и создатели неклассической науки, – Эйнштейн и Бор, Борн и Гейзенберг, а у нас в России – В. И. Вернадский, предвосхитивший в своих философских размышлениях ряд особенностей научного метода и научной картины мира наших дней.

Научно-философское мировоззрение  выполняет  познавательных функций, родственных функциям науки. Наряду с такими важными функциями как обобщение,  интеграция,  синтез всевозможных знаний, открытие наиболее общих закономерностей,  связей,  взаимодействий основных подсистем бытия,  о которых уже шла речь,  теоретическая масштабность,  логичность философского разума позволяют ему осуществлять также функции прогноза, формирования гипотез об общих принципах,  тенденциях развития, а также первичных гипотез о природе конкретных явлений,  еще не  проработанных специально-научными методами.

На основе  общих  принципов  рационального  понимания философская мысль группирует житейские, практические наблюдения различных явлений, формирует общие предположения о их природе и возможных способах познания.  Используя опыт понимания,  накопленный в иных областях познания, практики,  она создает философские 'эскизы' тех или иных природных или общественных реалий,  подготавливая их  последующую  конкретно-научную проработку. При этом осуществляется умозрительное продумывание принципиально допустимого, логически и теоретически возможного. Т.о. философия выполняет функцию интеллектуальной разведки,  которая также служит и для заполнения познавательных пробелов, постоянно возникающих в связи с неполной, разной степенью изученности тех или иных явлений, наличием белых пятен познавательной картины мира.  Конечно, в конкретном научном  плане предстоит заполнить специалистам-ученым,  иной общей системе миропонимания.  Философия же заполняет  их  силой  логического мышления.

Специалисты, изучающие всевозможные конкретные явления, нуждаются в общих,  целостных представлениях о мире, о принципах его устройства, общих  закономерностях  и т.д.  Однако сами она таких представлений не вырабатывают - в конкретных науках используется  универсальный  мыслительный  инструментарий(категории,  принципы,  различные методы познания), но ученые специально не занимаются разработкой, систематизацией, осмыслением познавательных приемов,  средств.  Общемировоззренческие и теоретико-познавательные основания науки изучаются,  отрабатываются  и формируются в сфере философии.

Высоко оценивая роль философской мысли в науке, В. И Вернадский, однако, проводил между ними границу, хорошо понимая, что каждая из этих сфер человеческой культуры имеет свою специфику. Игнорирование этой автономии научной деятельности, грубое вмешательство в научные исследования факторов вненаучных, да еще в догматизированном виде, приводило к тяжелым последствиям. Примеры общеизвестны. Трагической сказалась судьба многих выдающихся ученых, – всем памятны имена Н. И. Вавилова, Н. К. Кольцова и других. Были репрессированы целые науки и направления научного поиска (генетика, кибернетика, релятивистская космология и др.). Некомпетентное вмешательство в науку не раз создавало препятствия для свободного научного исследования. Нельзя забыть и попытки тех или иных естествоиспытателей отстаивать свои несостоятельные концепции с помощью псевдофилософской риторики. Примерами этого изобилует развитие практически всех наук определенной эпохи. Но все они не бросают тень на самую идею связи науки и естествознания, сотрудничества специалистов разных областей науки с философами. Догматические искажения роли философии в познании, совершенных в эпоху так называемой идеологизированной науки, были решительно осуждены на Первом совещании по философским вопросам современного естествознания, состоявшемся в 1958г. Совещание нанесло ощутимый удар по невежественным толкованиям достижений современной науки, которые конструировались только на цитатах из авторитетных в то время философских текстов, и серьезно подорвало дутые репутации авторов таких толкований. Но потребовалась еще многолетняя интенсивная и непростая работа, которую приходилось вести в условиях весьма жесткого идеологического давления, чтобы закончилась, так сказать, «холодная война» между философами и специалистами в области естественных, общественных, технических наук и стало налаживаться сотрудничество между ними.

Нуждается в философском осмыслении и современная наука, которая имеет ряд особенностей, качественно отличающих ее от науки даже недавнего прошлого. Говоря об этих особенностях, следует иметь в виду не только научно-исследовательскую деятельность саму по себе, но и ее роль в качестве интеллектуального фундамента технологического прогресса, стремительно меняющего современный мир, а также социальные последствия современной науки.

Современная наука в самом широком смысле этого слова начала складываться в XVII веке, с тех пор прошла несколько этапов развития, а в XX веке пережила глубокий кризис, который качественно ее преобразовал, так что более корректно было бы говорить о «классической науке» XVII–XIX веков и «современной науке» XX-XXI века.

В последние годы человечество пересмотрело свою прежнюю безоговорочную веру в науку. Это связано с использованием научных открытий для создания новых видов оружия, и особенно с созданием атомной бомбы. Кроме того, философы, культурологи, деятели литературы и искусства с середины 20 века начали высказывать многочисленные критические слова в адрес современной науки. По их мнению, техника умаляет и дегуманизирует человека, окружая его сплошь искусственными предметами и приспособлениями; она отнимает его у живой природы, ввергая в безобразно унифицированный мир, где цель поглощают средства, где промышленное производство превратило человека в придаток машины, где решение всех проблем видится в дальнейших технических достижениях, а не в человеческом их решении. Не прекращающаяся гонка технического прогресса, требующая все новых сил и все новых экономических ресурсов, выбивает человека из колеи, разрывая природную связь с Землей. Рушатся традиционные устои и ценности. Под воздействием нескончаемых технических новшеств современная жизнь меняется с неслыханной быстротой.

Вскоре гуманистическая критика была подкреплена тревожными конкретными фактами неблагоприятных последствий научных достижений. Опасное загрязнение воды, воздуха, почвы планеты, вредоносное воздействие на животную и растительную жизнь, вымирание бесчисленных видов, коренные нарушения в экосистеме всей планеты — все эти серьезные проблемы, вставшие перед человеком, заявляли о себе все громче и настойчивей.

Эти факты отчетливо проявляются в современной науке и мировоззрении. Они говорят об их кризисе, разрешить который сможет только новая глобальная мировоззренческая революция, частью которой будет и новая революция в науке. К концу 20 века мир потерял свою веру в науку, она безвозвратно утратила свой прежний незапятнанный облик, как оставила и свои прежние заявления об абсолютной непогрешимости своего знания. Такая же кризисная ситуация сложилась и в других сферах человеческой культуры. Поиск путей выхода из этого глобального кризиса еще только идет, черты будущего постмодернистского мировоззрения, как и новой постнеклассической науки, еще только намечаются.

Наука необратимо теряет способность получать новые знания, и это естественное состояние для науки. Нельзя, занимаясь одной и той же специализированной областью, вечно получать новые знания — рано или поздно наступит насыщение. Именно такое насыщение произошло в начале XX века, результатом чего была коренная перестройка науки: окончательный распад физики на противоречащие друг другу теорию относительности, квантовую механику и термодинамику, выделение экономики, филологии и т.н. «гуманитарных наук», и.т.п. Однако, эта перестройка существенно не решила проблем науки, поскольку уже через полвека она привела к новому кризису. А кризис неизбежно должен привести к «катастрофе» — то есть, качественному изменению.

В результате этой катастрофы — «научной революции» по Куну, которая на сей раз произойдет не в отдельной области науки, а перевернет всю науку целиком — возможно, сохранится цеховая организация, принятая со Средних веков. Эта организация не всегда хороша для определения истинного статуса ученого (см. мою заметку «Как происходит отбор в науке»), но виновата в этом, конечно, не сама организация, а порочное сочетание: ученых могут оценивать только другие ученые, и при этом ученые не отвечают за последствия своих «экспертных решений». Как только будет введена ответственность ученых — не только перед научным сообществом, но и перед всем обществом — неизбежно изменятся и критерии присуждения степеней «кандидатов» и «докторов». И уж, конечно, после любых «научных катастроф» сохранятся рационально мыслящие люди. Должно измениться другое — отношение науки к миру и отношение общества к науке.

Отметим, во-первых, следующие моменты в изменении образа науки наших дней:

а) Конечно, выдвижение принципиально новых идей в науке остается делом сравнительно немногих наиболее крупных ученых, которым удается заглянуть за «горизонты» познания, а нередко и существенно их расширить. Но все же для научного познания в целом становятся все более характерными коллективные формы деятельности, осуществляемые, как выражаются философы, «научными сообществами». Наука все более становится не просто системой абстрактных знаний о мире, но и одним из проявлений человеческой деятельности, принявшей форму особого социального института. Изучение социальных аспектов естественных, общественных, технических наук в связи с проблемой научного творчества представляет собой интересную, пока еще во многом открытую проблему.

б) В современную науку все более проникают методы, основанные на новых технологиях, а с другой стороны—новые математические методы, которые серьезно меняют прежнюю методологию научного познания; следовательно, требуются и философские коррективы по этому поводу. Принципиально новым методом исследования стал, например, вычислительный эксперимент, который получил сейчас самое широкое распространение. Какова его познавательная роль в науке? В чем состоят специфические признаки этого метода? Как он влияет на организацию науки? Все это представляет большой интерес.

в) Сфера научного познания стремительно расширяется, включая прежде недоступные объекты и в микромире, включая тончайшие механизмы живого, и в макроскопических масштабах. Но не менее важно, что современная наука перешла к исследованию объектов принципиально нового типа – сверхсложных, самоорганизующихся систем. Одним из таких объектов является биосфера. Но и Вселенная может рассматриваться в известном смысле в качестве такой системы.

г) Еще одна характерная черта современной науки состоит в том, что она перешла к комплексному исследованию человека методами разных наук. Объединение оснований этих методов немыслимо без философии.

д) Значительные изменения происходят в системе научного знания. Оно все более усложняется, знания разных наук перекрещиваются, взаимно оплодотворяя друг друга в решении ключевых проблем современной науки. Представляет интерес построение моделей динамики научного знания, выявление основных факторов, влияющих на его рост, выяснение роли философии в прогрессе знаний в различных сферах изучения мира и человека. Все это — также серьезные проблемы, решение которых немыслимо без философии.

Во-вторых, анализ феномена науки следует вести с учетом той огромной роли, которую она играет в современном мире. Наука оказывает влияние на все стороны жизни как общества в целом, так и отдельного человека. Достижения современной науки преломляются тем или иным образом во всех сферах культуры. Наука обеспечивает беспрецедентный технологический прогресс, создавая условия для повышения уровня и качества жизни. Она выступает и как социально-политический фактор: государство, обладающее развитой наукой и на основе этого создающее передовые технологии, обеспечивает себе и больший вес в международном сообществе.

В-третьих, довольно быстро обнаружились и некоторые опасности, связанные с возможным применением достижений современной науки. Скажем, современная биология изучает тонкие механизмы наследственности, а физиология проникла так глубоко в структуру мозга, что оказывается возможным эффективно влиять на человеческое сознание и поведение. Сегодня стали очевидными довольно существенные негативные последствия неконтролируемого распространения передовых технологий, косвенно создающее даже угрозу самому выживанию человечества. Подобные угрозы проявляются, например в некоторых глобальных проблемах — исчерпания ресурсов, загрязнения среды обитания, угрозе генетического вырождения человечества и др.

Названные моменты, характеризующие резкое усиление воздействия науки на технологию, общество и природу, заставляют анализировать не только познавательную сторону научных исследований, как это было раньше, но и «человеческое» измерение науки.

С нашей точки зрения, очень важным представляется сейчас обстоятельный анализ всех отмеченных сторон феномена науки в целом, то есть в единстве его познавательных и человеческих аспектов. Дело в том, что происходящие сейчас изменения образа и статуса науки вызывают ее растущий отрыв от обыденного сознания. В качестве компенсации мы имеем «пышный» расцвет всевозможных псевдонаук, для обыденного сознания более понятных, но не имеющих к науке ровным счетом никакого отношения. В современных условиях псевдонаука приобретает такую мощь в сознании некоторых слоев людей (включая порой и ученых), что она начинает представлять опасность для здорового развития самой науки. Вот почему необходим глубокий анализ оснований научного метода, его отличий от способов рассуждения, применяемых псевдонаукой.

Далее, настоятельно необходимо продолжить изучение науки в ее связи с
прогрессом современной технологии и изменением ее социальной роли. Многие из тех, кто отнюдь не отказывается от использования достижений науки в своей повседневной жизни, изображают научно-технический прогресс как некоего «монстра», подавляющего и порабощающего человека, то есть как безусловное «зло». Сейчас, как из рога изобилия, сыплются обвинения в адрес не только научно-технического прогресса, но и самой науки, которые считаются порвавшими с «человеческими целями». И хотя в данном случае критика в значительной степени бьет мимо цели – наука обвиняется в «грехах», в которых повинна не столько она сама, сколько та система институтов, в рамках которых она функционирует и развивается — критики науки правы в одном: в эпоху, когда со всей ясностью обнаружилось, что развитие науки может приводить к социально-отрицательным последствиям, ориентацию ученого на получение объективно истинного знания, являясь безусловно необходимым стимулом его деятельности, тем не менее не является достаточной. Большую актуальность приобретает вопрос о социальной ответственности ученого за возможное использование его открытий как важнейшей этической норме научной деятельности. Этот круг проблем также требует неослабного внимания.

Сегодняшнее состояние науки, как и других сфер культуры, характеризуется понятием «постмодерн» — в противовес модернистским представлениям — классической и современной науке.

Большинство отечественных ученых-науковедов считают, что будущая наука будет обладать следующими чертами.

  1. Прежде всего, наука должна будет осознать свое место в общей системе человеческой культуры и мировоззрения. Постмодернизм принципиально отвергает выделение какой-то одной сферы человеческой деятельности или одной черты в мировоззрении в качестве ведущей. Все, что создано человеком, является частью его культуры, важно и нужно для человека, выполняет свои собственные задачи, но имеет и свои границы применимости, которые должно осознавать и не переходить. Именно это должна сделать постнеклассическая наука — осознать пределы своей эффективности и плодотворности, признать равноправие таких сфер человеческой деятельности и культуры, как религия, философия, искусство, признать возможность и результативность нерациональных способов освоения действительности.
  2. В отличие от постмодернистской науки, модернистская наука ставила своей целью создание другой картины, нового образа мира, полученного на основе максимально концептуального единства, порядка, систематичности, непротиворечивости, тотальности, незыблемости. Постмодернистская наука больше интересуется образом самой себя как некоей социокультурной реальности, включает в свой предмет человека, допуская элементы субъективности в объективно истинном знании. Это — современная тенденция гуманизации науки. Полученный образ не является застывшим, окончательным, он ориентирован на непрерывное обновление, открыт инновациям.
  3. Модернистское естествознание и наука — монологические формы знания: интеллект созерцает вещь и высказывается о ней. В постмодернизме наблюдатель осознает себя частью исследуемого мира, активно взаимодействующей с наблюдаемым объектом, познание постнеклассической науки — диалогично.
  4. Основу постмодерна составляет идея глобального эволюционизма — всеединой, нелинейной, самоизменяющейся, самоорганиующейся, саморегулирующейся системы, в недрах которой возникают и исчезают целостности от физических полей и элементарных частиц до биосферы и более крупных систем. В это понятие также входит идея нелинейности, способности оказывать обратное воздействие, вариативности развития мира. Этот мир состоит не из кирпичиков-элементарных частиц, а из совокупности процессов — вихрей, волн, турбулентных движений. Этот мир как бы «пузырится» бесконечно разнообразными взаимодействующими открытыми системами с обратной связью. Этот мир — уже не объект, а субъект.
  5. Важной чертой постнеклассической науки должна будет стать комплексность — стирание граней и перегородок между традиционно обособленными естественными, общественными и техническими науками, интенсификация междисциплинарных исследований, невозможность разрешения научных проблем без привлечения данных других наук. Также научная деятельность связана с революцией в средствах хранения и получения знаний (компьютеризация науки, использование сложных и дорогостоящих приборных комплексов, приближающих науку к промышленному производству), с возрастанием роли математики.
  6. Модернистское знание было предпосылкой подготовки субъекта познания и предпосылкой практической производственной деятельности. Сегодня знание — предпосылка производства и воспроизводства человека как субъекта исторического процесса, как личности, как индивидуальности.

    Вот лишь отдельные черты науки, которая создается сейчас, на наших глазах. Результат, очевидно, мы увидим в 21 веке.

    ТЕСТ

     

    Совокупностью живых организмов в локальной среде обитания называется:

  7. Биосфера
  8. Биоценоз
  9. Биогеоценоз
  10. Популяция
  11. Вид

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Список использованной литературы

     

  12. Акимов О. С. Естествознание. М., 2007.
  13. Горелов А. А. Концепции современного естествознания. М., 2005.
  14. Горохов В.Г. Концепции современного естествознания. М., 2006.
  15. Дубнищева Т.Я. и др. Современное естествознание. М., 2005.
  16. Основные концепции современного естествознания. М., 2006.
  17. Кендрью Дж. Нить жизни. М., 1968.
  18. Кун Т. Структура научных революций. М., 1975.
  19. Лаптин А.И. Основания современного естествознания: Модельный взгляд на физику, синергетику, химию. М., 2001.
  20. Мечников Л.И. Цивилизация и великие исторические реки. М., 2000.
  21. Найдыш В.М. Концепции современного естествознания. М., 2009
<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 0.95MB/0.00034 sec

WordPress: 21.74MB | MySQL:114 | 1,842sec