Миф, религия и наука – как основные формы духовного освоения мира

<

011615 0338 1 Миф, религия и наука – как основные формы духовного освоения мираФилософия — исключительно сложное и многогранное духовное явление. Множество более или менее односторонних ее определений можно свести к характеристике философии как предельно общей и непосредственно мировоззренческой науки, представляющей в научно-теоретическом виде ядро того или иного мировоззрения.

Мировоззрение — это такая совокупность знаний, которая в развернутом виде дает ответ на вопрос о месте человека в мире, о его отношении к природе, обществу в целом, отдельным людям, к самому себе. В мировоззрении знание о мире обязательно дополняется его оценкой с точки зрения интересов отдельного человека, какой-либо этнической или социальной группы — рода, племени, народности, нации, класса, сословий, человечества в целом. В мировоззрении представлены не только объективные знания, но и субъективные, достаточно устойчивые взгляды и убеждения людей, обусловленные их общественным положением и личной судьбой. Философия же суть наиболее концентрированное выражение мировоззрения на уровне всеобщих законов тяготения и сознания.

Различают мировоззрение обыденное (стихийно-практическое), мифологическое, религиозное, художественное, научное. По своему содержанию философия может представлять как религиозно-мифологическое, так и научное мировоззрение, но по форме фактически всякая философия претендует на научность. Это проявляется в том, что она выражает мировоззрение в абстрактно-логических понятиях, их теоретической системе (опираясь на рациональное обобщение фактов, логическую доказательность своих утверждений и т. п.) и тем самым отличается от таких форм мировоззрения, как религия и искусство, обращенных больше к духовно-художественным переживаниям человека, чем к абстрактно-логическим его размышлениям.

Важное значение для философии имеет вопрос о соотношении материй и сознания, о том, что из них первично, что вторично, что из них есть субстанция, основа мира, а что порождено этой субстанцией.

Логический анализ природы философии и обращение к ее истории показывают, что собственно философский подход к явлениям природы, общества и человеческого сознания начинается с рассмотрения каждого из них с точки зрения их всеобщей взаимосвязи. С этого же начинается и научно-теоретическое знание в целом. Любая наука стремится обнаружить общее в отдельном, необходимое в случайном, существенное в являющемся, установить единство во всем многообразии изучаемых ею объектов, объяснить сходство и различие их исходя из их сущности. Философия решает те же вопросы, но по отношению не к ограниченному кругу явлений, а ко всему сущему вообще.

Начинается она с выдвижения идеи единства мира, осуществляя это с помощью понятия всеобщего. Философское, научно-теоретическое объяснение мира из него самого в принципе полностью исключает вмешательство сверхъестественных сил в процессы природы и общества. В центре внимания первых философов была проблема первоначала всего сущего. Первоначало это понималось не только как источник, из которого естественным путем возникает все многообразие вещей, но и (в учении Анаксимандра) как субстанция, лежащая в основе всех вещей и сохраняющаяся во всех их превращениях.

При этом «милетские натурфилософы мыслили первоначало всех вещей по аналогии с представлениями о богах, а мир в целом (космос) по аналогии с полисом, в котором господствуют право и справедливость (dike), а нередко и с произведением искусства, неотъемлемым свойством которого греки считали гармонию и согласованность частей »1. Но в отличие от религиозно-мифологических представлений в античной натурфилософии боги уже не порождают мир, а сами возникают из космического первоначала. «Милетские мыслители, усмотрев за многообразием вещей их единую природную сущность, поднялись выше обыденной видимости и мифологических фантазий. Анаксимандр, говоря о господствующей в мире необходимости, подготовил понятие закона.»2.

Обоснованной и достаточно устойчивой традицией историко-философской мысли является признание того, что переход от мифологии к философии связан с выдвижением идеи субстанции, выражающей единство и самообусловленность мира. Идее единства мира большое значение придавал и Г. Гегель, который писал в частности, следующее: «Все, заслуживающее названия философии, всегда клало в основание своих учений познание абсолютного единства того, что рассудком признается лишь в его раздельности»1; «Философское понимание состоит в том, что все, что взято отдельно, кажется ограниченным, получает свою ценность в силу того, что оно входит в состав целого и составляет моменты идеи (в смысле всеобщей субстанции, материалист заменил бы здесь идею на материю)»2; «история философии есть история открытия мыслей об абсолютном, составляющей ее предмет»3.

С аналогичными суждениями выступали представители разных философских течений и более позднего времени.

Яркое описание первого философского учения дал Г. Гегель: «Филосово положение, что вода есть абсолют, или, как говорили древние, первоначало, представляет собою начало философии, так как в нем достигается сознание, что единое есть сущность, истинное, что лишь оно есть само по себе сущее». «В положении, гласящем, что этой сущностью является вода, успокоена дикая, бесконечно пестрая гомеровская фантазия, положен конец взаимной несвязанности бесчисленного множества первоначал»4.

Мифологическим мировоззрением – независимо от того, к далекому прошлому или сегодняшнему дню оно относится мы назовем такое мировоззрение, которое основано не на теоретических доводах и рассуждениях, либо на художественно – эмоциональном переживании мира, либо на общественных иллюзиях, рожденных неадекватным восприятием большими группами людей (классами, нациями) социальных процессов и своей роли в них. Одна из особенностей мифа, безошибочно отличающая его от науки, заключается в том, что миф объясняет «все», так как для него нет непознанного и неизвестного. Он является наиболее ранней, а для современного сознания – архаичной, формой мировоззрения.

Миф — это не первоначальная форма знания, а особый вид мировоззрения, специфическое образное синкретическое представление о явлениях природы и коллективной жизни. В мифе как наиболее ранней форме человеческой культуры объединялись зачатки знаний, религиозных верований, нравственная, эстетическая и эмоциональная оценка ситуации. Если применительно к мифу можно говорить о познании, то слово «познание» здесь имеет смысл не традиционного добывания знания, а мироощущения, чувственного сопереживания (так мы употребляем этот термин в высказываниях «сердце дает о себе знать», «познать женщину» и т. д.).

Близким к мифологическому, хотя и отличным от него, стало религиозное мировоззрение, развившееся из недр еще не расчлененного, не дифференцированного общественного сознания. Как и мифология, религия апеллирует к фантазии и чувствам. Однако в отличие от мифа, религия не «смешивает» земное и сакральное, а глубочайшим и необратимым образом разводит их на два противоположных полюса. Творческая всемогущая сила – Бог – стоит над природой и вне природы. Бытие Бога переживается человеком как откровение. Как откровение, человеку дано знать, что душа его бессмертна, за гробом его ждет вечная жизнь и встреча с Богом.

Религия, религиозное сознание, религиозное отношение к миру не оставались жизненными. На протяжении истории человечества они, как и другие образования культуры, развивались, приобретали многообразные формы на Востоке и Западе, в разные исторические эпохи. Но всех их объединяло то, что в центре любого религиозного мировоззрения стоит поиск высших ценностей, истинного пути жизни, и то, что и эти ценности, и ведущий к ним жизненный путь переносится в трансцендентную, потустороннюю область, не в земную, а в «вечную» жизнь. Все дела и поступки человека и даже его помыслы оцениваются, одобряются или порицаются по этому высшему, абсолютному критерию.

Мифология существует отдельно от религии как самостоятельная, относительно независимая форма общественного сознания. Специфика религии обусловливается тем, что основным элементом религии является культовая система, т. е. система обрядовых действий, направленных на установление определенных отношений со сверхъестественным. И поэтому всякий миф становится религиозным в той мере, в какой он включается в культовую систему, выступает в качестве ее содержательной стороны.

Религия придает смысл и знание, а значит, и устойчивость человеческому бытию, помогает ему преодолевать житейские трудности.

При всей связи первых философских учений с мифологией для них характерно скептическое и критическое отношение к ней, особенно к религиозному ее варианту. Выдающийся русский философ XX в. А.Ф. Лосев пишет об этом так: «Вместо богов у философов появляются обобщенные стихии (вода, воздух, земля и т. д.) или отвлеченные понятия (число, логос, любовь и вражда и т. д.). Платон и Аристотель углубили критику антропоморфизма. Платон пользовался мифом скорее ради художественных целей, причем многие мифы сочинял сам … Атомисты вообще, и в частности, эпикурейцы учили о богах, но эти боги у них тоже состоят из особого рода атомов, находятся в межзвездных пространствах, предаются блаженной жизни и никак не вмешиваются в ход мировой и человеческой истории. Здесь мифология перерождается в своеобразную натурфилософскую концепцию, исключающую характерное для мифологии чудесное вмешательство слепых сил, магию и волшебство»1.

Признавая многообразие и противоречивость человеческого мира, наука и философия в настоящее время все больше подчеркивают его целостность, ограниченность, возможность самоуничтожения и обусловленную этим необходимость подчинения многообразных, более или менее частных интересов и целей самому главному, коренному интересу выживания человечества и сохранения природы как первого условия жизни. Идея политического, художественного и т. п. плюрализма объективно направлена не против идеи единства мира, не против монистической философии и научно-теоретического знания, а против монополии отдельного лица или группы на право познавать и оценивать явления природы и общества в соответствии с их объективной сущностью и практической значимостью людей.

 

<

2. Роль научного познания в жизни современного общества

 

Непосредственной целью  науки  является  описание,  объяснение  и предсказание процессов и явлений действительности,  составляющих предмет ее изучения,  на основе открываемых ею законов. Философия всегда в той или иной степени выполняла по отношению к науке функции  методологии познания и мировоззренческой интерпретации ее результатов. Философию объединяет с наукой также и стремление к теоретической форме построения знания, к логической доказательности своих выводов.

Наука в своих глубинных основаниях всегда была связана с философией, хотя эта связь не всегда осознавалась, а иногда принимала уродливые формы – как, например, в нашей стране на протяжении 20 – 50-х гг. Взаимодействие философии и науки хорошо прослеживается в творчестве многих выдающихся естествоиспытателей. Особенно оно характерно для переломных эпох, когда создавалось принципиально новое научное знание. Можно вспомнить, скажем, «Правила умозаключений в физике», разработанные великим Ньютоном, которые заложили методологический фундамент классической науки и на столетие вперед стали эталоном научного метода в физико-математическом естествознании. Значительное внимание философским проблемам уделяли и создатели неклассической науки, – Эйнштейн и Бор, Борн и Гейзенберг, а у нас в России – В. И. Вернадский, предвосхитивший в своих философских размышлениях ряд особенностей научного метода и научной картины мира наших дней.

Научно-философское мировоззрение  выполняет  познавательных функций, родственных функциям науки. Наряду с такими важными функциями как обобщение,  интеграция,  синтез всевозможных знаний, открытие наиболее общих закономерностей,  связей,  взаимодействий основных подсистем бытия,  о которых уже шла речь,  теоретическая масштабность,  логичность философского разума позволяют ему осуществлять также функции прогноза, формирования гипотез об общих принципах,  тенденциях развития, а также первичных гипотез о природе конкретных явлений,  еще не  проработанных специально-научными методами.

На основе  общих  принципов  рационального  понимания философская мысль группирует житейские, практические наблюдения различных явлений, формирует общие предположения о их природе и возможных способах познания.  Используя опыт понимания,  накопленный в иных областях познания, практики,  она создает философские 'эскизы' тех или иных природных или общественных реалий,  подготавливая их  последующую  конкретно-научную проработку. При этом осуществляется умозрительное продумывание принципиально допустимого, логически и теоретически возможного. Т.о. философия выполняет функцию интеллектуальной разведки,  которая также служит и для заполнения познавательных пробелов, постоянно возникающих в связи с неполной, разной степенью изученности тех или иных явлений, наличием белых пятен познавательной картины мира.  Конечно, в конкретном научном  плане предстоит заполнить специалистам-ученым,  иной общей системе миропонимания.  Философия же заполняет  их  силой  логического мышления.

Специалисты, изучающие всевозможные конкретные явления, нуждаются в общих,  целостных представлениях о мире, о принципах его устройства, общих  закономерностях  и т.д.  Однако сами она таких представлений не вырабатывают - в конкретных науках используется  универсальный  мыслительный  инструментарий(категории,  принципы,  различные методы познания), но ученые специально не занимаются разработкой, систематизацией, осмыслением познавательных приемов,  средств.  Общемировоззренческие и теоретико-познавательные основания науки изучаются,  отрабатываются  и формируются в сфере философии.

Высоко оценивая роль философской мысли в науке, В. И Вернадский, однако, проводил между ними границу, хорошо понимая, что каждая из этих сфер человеческой культуры имеет свою специфику. Игнорирование этой автономии научной деятельности, грубое вмешательство в научные исследования факторов вненаучных, да еще в догматизированном виде, приводило к тяжелым последствиям. Примеры общеизвестны. Трагической сказалась судьба многих выдающихся ученых, – всем памятны имена Н. И. Вавилова, Н. К. Кольцова и других. Были репрессированы целые науки и направления научного поиска (генетика, кибернетика, релятивистская космология и др.). Некомпетентное вмешательство в науку не раз создавало препятствия для свободного научного исследования. Нельзя забыть и попытки тех или иных естествоиспытателей отстаивать свои несостоятельные концепции с помощью псевдофилософской риторики. Примерами этого изобилует развитие практически всех наук определенной эпохи. Но все они не бросают тень на самую идею связи науки и естествознания, сотрудничества специалистов разных областей науки с философами. Догматические искажения роли философии в познании, совершенных в эпоху так называемой идеологизированной науки, были решительно осуждены на Первом совещании по философским вопросам современного естествознания, состоявшемся в 1958г. Совещание нанесло ощутимый удар по невежественным толкованиям достижений современной науки, которые конструировались только на цитатах из авторитетных в то время философских текстов, и серьезно подорвало дутые репутации авторов таких толкований. Но потребовалась еще многолетняя интенсивная и непростая работа, которую приходилось вести в условиях весьма жесткого идеологического давления, чтобы закончилась, так сказать, «холодная война» между философами и специалистами в области естественных, общественных, технических наук и стало налаживаться сотрудничество между ними.

Нуждается в философском осмыслении и современная наука, которая имеет ряд особенностей, качественно отличающих ее от науки даже недавнего прошлого. Говоря об этих особенностях, следует иметь в виду не только научно-исследовательскую деятельность саму по себе, но и ее роль в качестве интеллектуального фундамента технологического прогресса, стремительно меняющего современный мир, а также социальные последствия современной науки.

Отметим, во-первых, следующие моменты в изменении образа науки наших дней:

а) Конечно, выдвижение принципиально новых идей в науке остается делом сравнительно немногих наиболее крупных ученых, которым удается заглянуть за «горизонты» познания, а нередко и существенно их расширить. Но все же для научного познания в целом становятся все более характерными коллективные формы деятельности, осуществляемые, как выражаются философы, «научными сообществами». Наука все более становится не просто системой абстрактных знаний о мире, но и одним из проявлений человеческой деятельности, принявшей форму особого социального института. Изучение социальных аспектов естественных, общественных, технических наук в связи с проблемой научного творчества представляет собой интересную, пока еще во многом открытую проблему.

б) В современную науку все более проникают методы, основанные на новых технологиях, а с другой стороны—новые математические методы, которые серьезно меняют прежнюю методологию научного познания; следовательно, требуются и философские коррективы по этому поводу. Принципиально новым методом исследования стал, например, вычислительный эксперимент, который получил сейчас самое широкое распространение. Какова его познавательная роль в науке? В чем состоят специфические признаки этого метода? Как он влияет на организацию науки? Все это представляет большой интерес.

в) Сфера научного познания стремительно расширяется, включая прежде недоступные объекты и в микромире, включая тончайшие механизмы живого, и в макроскопических масштабах. Но не менее важно, что современная наука перешла к исследованию объектов принципиально нового типа – сверхсложных, самоорганизующихся систем. Одним из таких объектов является биосфера. Но и Вселенная может рассматриваться в известном смысле в качестве такой системы.

г) Еще одна характерная черта современной науки состоит в том, что она перешла к комплексному исследованию человека методами разных наук. Объединение оснований этих методов немыслимо без философии.

д) Значительные изменения происходят в системе научного знания. Оно все более усложняется, знания разных наук перекрещиваются, взаимно оплодотворяя друг друга в решении ключевых проблем современной науки. Представляет интерес построение моделей динамики научного знания, выявление основных факторов, влияющих на его рост, выяснение роли философии в прогрессе знаний в различных сферах изучения мира и человека. Все это — также серьезные проблемы, решение которых немыслимо без философии.

Во-вторых, анализ феномена науки следует вести с учетом той огромной роли, которую она играет в современном мире. Наука оказывает влияние на все стороны жизни как общества в целом, так и отдельного человека. Достижения современной науки преломляются тем или иным образом во всех сферах культуры. Наука обеспечивает беспрецедентный технологический прогресс, создавая условия для повышения уровня и качества жизни. Она выступает и как социально-политический фактор: государство, обладающее развитой наукой и на основе этого создающее передовые технологии, обеспечивает себе и больший вес в международном сообществе.

В-третьих, довольно быстро обнаружились и некоторые опасности, связанные с возможным применением достижений современной науки. Скажем, современная биология изучает тонкие механизмы наследственности, а физиология проникла так глубоко в структуру мозга, что оказывается возможным эффективно влиять на человеческое сознание и поведение. Сегодня стали очевидными довольно существенные негативные последствия неконтролируемого распространения передовых технологий, косвенно создающее даже угрозу самому выживанию человечества. Подобные угрозы проявляются, например в некоторых глобальных проблемах — исчерпания ресурсов, загрязнения среды обитания, угрозе генетического вырождения человечества и др.

Названные моменты, характеризующие резкое усиление воздействия науки на технологию, общество и природу, заставляют анализировать не только познавательную сторону научных исследований, как это было раньше, но и «человеческое» измерение науки.

С нашей точки зрения, очень важным представляется сейчас обстоятельный анализ всех отмеченных сторон феномена науки в целом, то есть в единстве его познавательных и человеческих аспектов. Дело в том, что происходящие сейчас изменения образа и статуса науки вызывают ее растущий отрыв от обыденного сознания. В качестве компенсации мы имеем «пышный» расцвет всевозможных псевдонаук, для обыденного сознания более понятных, но не имеющих к науке ровным счетом никакого отношения. В современных условиях псевдонаука приобретает такую мощь в сознании некоторых слоев людей (включая порой и ученых), что она начинает представлять опасность для здорового развития самой науки. Вот почему необходим глубокий анализ оснований научного метода, его отличий от способов рассуждения, применяемых псевдонаукой.

Далее, настоятельно необходимо продолжить изучение науки в ее связи с
прогрессом современной технологии и изменением ее социальной роли. Многие из тех, кто отнюдь не отказывается от использования достижений науки в своей повседневной жизни, изображают научно-технический прогресс как некоего «монстра», подавляющего и порабощающего человека, то есть как безусловное «зло». Сейчас, как из рога изобилия, сыплются обвинения в адрес не только научно-технического прогресса, но и самой науки, которые считаются порвавшими с «человеческими целями». И хотя в данном случае критика в значительной степени бьет мимо цели – наука обвиняется в «грехах», в которых повинна не столько она сама, сколько та система институтов, в рамках которых она функционирует и развивается — критики науки правы в одном: в эпоху, когда со всей ясностью обнаружилось, что развитие науки может приводить к социально-отрицательным последствиям, ориентацию ученого на получение объективно истинного знания, являясь безусловно необходимым стимулом его деятельности, тем не менее не является достаточной. Большую актуальность приобретает вопрос о социальной ответственности ученого за возможное использование его открытий как важнейшей этической норме научной деятельности. Этот круг проблем также требует неослабного внимания.

 

 

 

 

3. Диалектика – как наука и методы познания. Основные законы диалектики

 

Диалектика является ядром философии и выполняет методологическую роль. Проявляется это в принципах, законах и категориях.

Основные законы: единства и борьбы противоположности, количественно качественного перехода, отрицания отрицаний.

Категории (парные): не единичное — всеобщее, причина — следствие, форма — содержание, необходимость — случайность, сущность — явление, возможность — действительность. Если показать методологическую роль и значение каждого принципа, закона и категории, тогда мы и скажем, что Философия — методология, всеобщий метод познания.

Всеобщая связь явлений — наиболее общая закономерность материального мира, одно из форм бытия движущейся материи. Всеобщность связей означает, что возникновение изменений, развитие, переход в иное качество возможен не изолировано, а во взаимодействии. Принцип всеобщей связи и универсального взаимодействия носит важное значение, поскольку позволяет понять материальное единство мира и вскрыть источники движения как самодвижение и развитие как саморазвитие.

Связи: внутренние и внешние, причинно следственные, структурные, функциональные, непосредственные, опосредованные, генетические, необходимые, закономерные, обратные, возможные и действительные.

Столь же многообразны и формы взаимодействия: механические, физические, химические, биологические, социальные. Второй основной принцип диалектики — принцип развития — мир должен рассматриваться не как законченные предметы, а как процесс, где все эти предметы и явления находятся в постоянном изменении и развитии. Одни предметы исчезают, другие возникают.

Цикличность — в процессе развития происходит не полное повторение каких-то стадий ,но на новом уровне. Не всякое изменение — развитие, т.к. нельзя отождествить сущность вещи с формой ее проявления. Изменение будет формой проявления, а развитие — сущностью. Процесс развития носит всеобщий характер, а отрицание всеобщности развития ведет к подрыву основ мировоззрения. В какой мере принцип развития является регулятором человеческой деятельности? Эту функцию он выполнят в творчестве, что является сущностью человеческой деятельности. Логика сущности человеческой деятельности — логика развития. Итак, методологическое значение принципа всеобщей связанности состоит в том, что этот принцип ориентирует, что к познанию надо подходить как к процессу, где все явления находятся в тесной связи и взаимодействии, и все вещи находятся во взаимозависимости. Методологическая же роль состоит в том, что все явления материального мира могут быть правильно познаны, если они рассматриваются исторически. Тогда процесс логического познания будет находиться в тесной связи с историческим процессом, и познавая историю мы познаем себя, т.к. мы развиваемся.

Отсюда возникает принцип исторического и логического познания.

Закон взаимного перехода количественно качественных изменений нацеливает исследователей на раскрытие качественной определенности исследуемого объекта во всем богатстве его содержания.

Аналогичным образом появляется закон единства и борьбы противоположностей. Он предполагает выявление внутренних противоречивостей объекта, что особенно важно, когда мы хотим понять объект в его развитии. Опираясь на закон отрицания отрицания можно сформулировать методологические выводы, характеризующие процесс перехода от одного состояния к другому. Раскрыть сущность закона без категорий невозможно.

Категории: качество, свойство, количество, мера, скачек, переход. Любая материальная система обладает комплексом материальных свойств, которые могут характеризовать объем, размеры, внешнюю устойчивость. Одни свойства более важные, другие нет. И вывод, что наиболее существенным свойством предмета составляют его качества. Но не все свойства человек может рассмотреть с помощью органов чувств. И где гарантия, что как раз наиболее существенным не буде то, которое мы не улавливаем. Качество вещи, в отличии от свойства, не просто наиболее существенное свойство, а это внутреннее определенность предмета. Внутренняя определенность предмета определяет его качество. Существует ли качество вообще и, если да то объективно или субъективно? Сами по себе качество и количество не существуют как абстракция, отдельно от вещей.

По этому закон не называется «Закон перехода количества в качество», а закон количественно качественных изменений. Количество и качество существуют в вещах и существуют объективно не зависимо от моего сознания. Качество стола не в том, что он квадратный или деревянный, а в том, чем он служит. Свойств у предмета много, а качество – одно. Существует не качество, а вещи обладающие свойством.

Количество – категория, которая фиксирует прерывность, дискретность, целостность, качественность, степень развития, степень зрелости. Количество и качество находятся в тесном единстве друг с другом. Они не просто различны, они противоположны по своим свойствам. Эта противоположность выражается в том, что качественные изменения затрагивают свою систему — выход за рамки своего бытия. Количественные изменения происходят в рамках этого материального объекта. Качественные изменения происходят резко, количественные — постепенно. Качество более постоянно. Количество — то же самое качество, но с точки зрения формы его проявления. Количество это момент качества. Качественные изменения в одном отношении буду выступать как качественные, в другом — как количественные. Взаимные переходы количества и качества проявляются в деньгах, где лучшее качество денег — их количество. Количество вещи так же объективно, как и качество. Взаимосвязь количества и качества проявляется в понятии меры. Постоянно происходят количественные изменения, и в определенном интервале они не влекут возможных качественных преобразований. Понятие меры отражает границы, амплитуду количественных изменений, где качество сохраняется. Рамки, выход за которые вызывает качественные изменения называется границами меры. Если количественные изменения переходят в качественные начало, а потом делается наоборот, то кто зафиксирует это «потом»? В диалектике все это происходит одновременно. Переход — взаимодействие количества и качества. Где есть взаимодействие бессмысленно говорить о первичности чего-то, что во что в начале переходит. У Гегеля переход был количество в качество, а качество в меру. Переходили сами понятия и понятия рождали мир. А Маркс показал, что это законы не мирового духа, а законы объективной реальности + человеческого познания. Качество изменяется скачками, при всем разнообразии скачков их можно подразделить на 2 типа: когда качество изменяется резко взрывом, а второй когда качество меняется постепенно.

Скачек — перерыв постепенности в развитии, единство бытия и не бытия, ситуация, когда система уже не та, но еще и не эта. Итак данный закон позволяет раскрыть механизм развития. Однако существует определенная направленность и источники развития. На вопрос, что является источником развития отвечает закон единства и борьбы противоположностей. Он утверждает, что источником развития является разрешение противоречий. Источники развития, таким образом, находятся в самих материальных системах, и эти системы называют саморазвивающимися. Эти противоречия носят объективный характер, они существуют не зависимо от человека. Противоречие действует во всех предмета постоянно — всеобщность закона. Есть противоречия между притяжением и отталкиванием, + и -, ассимиляцией и диссимиляцией, наследственностью и приспособлением, производительными силами и производственными отношениями. Этот закон характеризуется такими категориями: тождество, различие, противоположность, противоречие, единство и борьба.

Диалектические противоположности характеризуют так же логический принцип познания. Мыслить противоречиями — это и есть высшая стадия развития. Разум мыслит противоречиями, а рассудок на уровне домашнего обихода мыслит понятиями, или образами. От источника развития (единство и борьба противоположностей) логика человеческого познания переходит к направленности развития, что характеризуется законом отрицания отрицаний. Закон отрицания отрицаний включает в себя ряд отрицаний. И диалектическое отрицание отличается от обыденного отрицания.

 

 

 

Список литературы

 

  1. Азерников В.З. Неслучайные случайности. Рассказы о великих открытиях и выдающихся ученых. М., 1972.
  2. Античная философия (Фрагменты и свидетельства). М., 1940.
  3. Бродель Фернан. Материальная цивилизация, экономика и капитализм. XV – XVIII вв. М., 1986. Т. 11
  4. Введение в философию. Учебник для вузов. В 2-х ч. М., 1989. Ч. 1.
  5. Гегель Г.В. Сочинения. М. Л., 19454. Т. 1.
  6. Гегель Г.В. Сочинения. М., 1955. Т. IX.
  7. Дубровский В.К. Концепции пространства и времени. Физический и философский аспекты. — М.: Наука, 1991.
  8. Кесссиди Ф.Х. От мифа к логосу. М., 1972.
  9. Лешкевич Т.Г. Философия. Вводный курс. Темы 13-15,19,21,24-29. М.: Конкур, 1998..
  10. Лобанов В.Д. Бытие и реальность. — М.: Наука, 1999.
  11. Лосев А. Мифология / Философская энциклопедия. М., 1964. Т. 3.
  12. Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Т. 6. М., 1958.
  13. Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Т. 7. М., 1964.
  14. Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Т. 27. М., 1971.
  15. Ницше Ф. Полное собрание сочинений. 1999. Т. IX.
  16. Степин В.С., Кузнецова Л.Ф. Научная картина мира в культуре техногенной цивилизации. — М.: ИНФРАН, 1994.
  17. Философия: Учебное пособие / Под ред. Н.И. Жукова. Минск, 1996.
  18. Чанышев А.Н. Курс лекций по древней философии. М., 1971.
  19. Щербаков А.С. Самоорганизация материи в неживой природе. Философские аспекты синергетики. — М.: Изд-во МГУ, 1990.
  20. Энгельс Ф. Анти-Дюринг. Диалектика природы. Маркс К. и Энгельс Ф. Сочинения. Т.20. М., 1974.
  21. Ясперс К. Смысл и назначение истории. М., 1991.
<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 0.95MB/0.00040 sec

WordPress: 21.31MB | MySQL:113 | 1,458sec