ПОНЯТИЕ ТЕХНОЛОГИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ

<

011615 0342 1 ПОНЯТИЕ ТЕХНОЛОГИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫНаука является одной из определяющих особенностей современной культуры и, возможно, самым динамичным ее компонентом. Сегодня невозможно обсуждать социальные, культурные, антропологические проблемы, не принимая во внимание развитие научной мысли. Ни одна из крупнейших философских концепций XX в. не могла обойти феномена науки, не выразить своего отношения к науке в целом и к тем мировоззренческим проблемам, которые она ставит. Что такое наука? Какова главная социальная роль науки? Существуют ли границы научного познания и познания вообще? Каково место основанной на науке рациональности в системе других способов отношения к миру? Возможно ли вненаучное познание, каков его статус и перспективы? Можно ли научным способом ответить на принципиальные вопросы мировоззрения: как возникла Вселенная, как появилась жизнь, как произошел человек, какое место занимает феномен человека в всеобщей космической эволюции?

Обсуждение всех этих и множества других мировоззренческо — философских вопросов сопровождало становление и развитие современной науки и было необходимой формой осознания особенностей как самой науки, так и той цивилизации, в рамках которой научное отношение к миру стало возможным. Сегодня эти вопросы стоят в новой и весьма острой форме. Это связано прежде всего с той ситуацией, в которой оказалась современная цивилизация. С одной стороны, выявились невиданные перспективы науки и основанной на ней техники. Современное общество вступает в информационную стадию развития, рационализация всей социальной жизни становится не только возможной, но и жизненно необходимой. С другой стороны, обнаружились пределы развития цивилизации односторонне технологического типа: и в связи с глобальным экологическим кризисом, и как следствие выявившейся невозможности тотального управления социальными процессами.

В последние годы внимание к этим вопросам в нашей стране заметно снизилось. Думается, что одна из главных причин этого в общем резком падении престижа научного знания в нашем обществе, в той катастрофе, которую переживает наука России в последние годы. Между тем совершенно ясно, что без развитой науки Россия не имеет будущего как цивилизованная страна.

Задача работы – дать характеристику науке как элемента технологической культуры. Рассмотреть специфические признаки, логику и методы научного познания.

 

Термин технология появился в XVIII в., хотя с момента возникновения человеческого общества люди использовали различные технологии для обеспечения своей жизнедеятельности. Быстрое развитие мирового общественного производства во второй половине XX и в начале XXI в. было обусловлено, в частности, появлением новых технологий, в том числе высоких. Термин «технология» стал прилагаться не только к описанию материальных преобразований, но и энергетических, информационных и социальных. Никого не удивляют такие понятия, как «социальные технологии» и «педагогические технологии». С современных позиций технология предстает как паука о преобразовании материалов (веществ), энергии, информации по плану и в интересах человека. В научном плане она рассматривается в качестве вида познавательной деятельности, ориентированной на выработку объективных, системно организованных знаний о преобразующей функции человека, о целях, путях, этапах, средствах, ограничениях, об эволюции и последствиях продуктивной деятельности, тенденциях се совершенствования, а также о методах се оптимизации. Техника служит инструментальным средством обеспечения технологий, а техносфера аккумулирует совокупность технических средств преобразования материалов, энергии и информации. Все технологии реализуются с использованием материальных средств (инструментов оборудования), однако они различаются по объектам преобразования, и их можно разделить на материальные, энергетические и информационные технологии, к последним относятся социальные и педагогические.

На протяжении своей истории человечество пережило две технологические революции, связанные с радикальным изменением технологий производства — аграрную (сельскохозяйственную, неолитическую (10 тыс. лет до н.э.), которая характеризовалась созданием технологий земледелия и скотоводства, и индустриальную (промышленную — XVIII —XIX вв.), завершившуюся появлением технологий конвейерного производства (А.Тофлер).

Термин технология имеет ряд смысловых нагрузок: он применяется в промышленности, науке, искусстве и других областях человеческой деятельности. Очевидно, что технология означает интеллектуальную переработку технически значимых качеств и способностей. В сущности это культурное понятие, связанное с мышлением и деятельностью человека. Оно определяет место человека в природе, рамки его возможного вмешательства в природные процессы.

Технологическая культура — четвертая универсальная культура. Она определяет мировоззрение и самопонимание современного человека. При этом под универсальными культурами мы понимаем системы эпистемических принципов, характерных для определенной эпохи и определенных уровней развития научных знаний и технических средств.

Первой универсальной культурой, отдельные черты которой восстановлены в ходе изучения археологических находок и письменных свидетельств, была культура мифологическая. Она присуща всем природным цивилизациям древности. Люди этой культуры объясняли явления природы, опираясь на данные непосредственных наблюдений. В своей жизни они пользовались функционально приспособленными натуральными продуктами и материалами.

Эпистема такой культуры сводилась к представлению о неких скрытых «тайных» силах, свойственных всем объектам окружающего мира и определяющих их существование. Эти силы, по представлениям древних, определяли последовательность всего происходящего; они наделяли смыслом все сущее в мире — космосе. Само существование при таком подходе и есть Судьба. Люди же, подобно всему остальному, оказываются лишь элементами всеобъемлющей гармонии.

Вторая универсальная культура — космологическая — расцвела в период средней природной цивилизации. Ее эпистема сводилась к тому, что во всяком явлении проявляется действие сил природы в соответствии с присущими им закономерностями. Отдельные элементы, компоненты существа образуют естественные организмы, множества же естественных организмов, в свою очередь, образуют равновесие природного порядка, ту же «гармонию» мифологической культуры.

Эпистема третьей антропологической культуры характерна для развитой природной цивилизации. Согласно этой культуре, все явления и закономерности окружающего мира доступны человеческому пониманию. Опыт позволяет раскрыть системную сущность разрозненных фактов и явлении.

Качества таких систем соответствуют качествам составляющих их элементов. Плановая организация жизни оказывается вполне возможной, ее цель — то же механическое равновесие, которое в других культурах выступало как «гармония», или «порядок вещей».

Человек — исследователь, систематизатор и создатель нового – черпал силы из своих же сил и уверенности. Мир человека постепенно становился центром его внимания, сферой его достижений. Возникали новые представления об отношении к природе, новые средства познания, которые уже переставали быть просто посредниками между мыслью и природой.

Начиналось активное вмешательство человека в естественные процессы. Так шло развитие четвертой универсальной культуры.

Здесь стоит учесть два момента. Первый — вмешательство человека в ход естественных процессов принимает небывало широкие масштабы, становится постоянным и, если иметь в виду результаты, необратимым. Второй – среда обитания человечества — Земля перестает быть неиссякаемым источником разнообразных ресурсов, неким «рогом изобилия»; укоренившееся в сознании «царя природы» потребительское отношение к миру все чаще становится причиной расстройства природного равновесия, в итоге оно может привести к окончательному его нарушению.

Со второй половины XX в. человечество переживает третью технологическую революцию, когда осуществляется переход от индустриального к технологическому обществу. Появление новых технологий в промышленности и сельском хозяйстве способствовало резкому росту мирового общественного производства (в 7 раз с 1950 по 1990 гг.) [1, с. 9.9]. Этот рост продолжается и в настоящее время. Создание вычислительных машин привело к появлению информационного мира и высоких технологий. Резко увеличился объем информации, используемой населением. Информационная революция последних десятилетий, превратившая мир в единое информационное пространство, стала одним из глубочайших переворотов за всю историю человечества. На смену индустриальному обществу конвейерного производства и «синих воротничков» при ходит постиндустриальное обществ «белых воротничков». Из-за широкого применения информационных и телекоммуникационных технологий, быстрой их смены главным условием развития современного производства становится работа с повой информацией и творческое решение постоянно возникающих производственных задач Интересно проследить изменение распределения рабочей силы в развитых странах мира в XX.— начале XXI в. Если в США в 1900 г. в сфере материального производства работало 20% трудящихся, в сельском хозяйстве — 44% и в обслуживании— 30%, то в 1994 г. в сельском хозяйстве работало 3,1% трудящихся, в промышленности— 15,(5%, а в секторе услуг и информационных технологий — 81%. По данным 2008 г., в сельском хозяйстве США работало 2,2% трудозанятых, в добывающей и обрабатывающей промышленности — 13,2%, в секторах услуг и информации — 84,6%. В некоторых районах США (Нью-Йорк, Сан –Франциско, Бостон) последняя цифра достигала 92 %. В странах Западной Европы и Японии она варьирует от 71 до 78%. В России в 1995 г. число запятых в сфере услуг и информации перевалило за 50%. В литературе это изменение распределения рабочей силы называют деиндустриализацией. В 1995 г. в США в здравоохранении, научных исследованиях, в сфере обслуживания и производстве нематериальных научных продуктов и программного обеспечения производилось почти 43% ВВП. Наиболее рентабельными оказываются сферы высоких технологий и информации. Согласно прогнозам, к 2010 г. доля занятых в сфере информационно-телекоммуникационных технологий в развитых странах составит не менее 50% от общего числа работающих, а па заводах и фабриках останутся от 5 до 10% населения. Основным же средством существования становится обработка информации в той или иной форме.

В XXI в. подавляющее большинство населения трудиться в сфере обслуживания, включая просвещение и здравоохранение, и в области информации, пауки и культуры. Даже па фермах и в промышленности больше тружеников будет заниматься обработкой информации, нежели возделыванием земли и работой на поточных линиях. Примером может служить автомобильная промышленность США, где больше людей занято вопросами сбыта, страхования, рекламы, дизайна и техники безопасности, чем непосредственно сборкой автомобилей. Однако переход к информационному миру не умаляет важности материального производства, в том числе ручного труда в жизненном обеспечении общества. Наш мир остается материальным, однако в нем информация играет всевозрастающую роль.

Лидерами мирового развития становятся страны, способные повысить качество образованности населения, общей культуры, технологической дисциплины производства и, конечно, науки — основной созидательной силы постиндустриального общества. Об этом говорит опыт США, Японии, Южной Кореи, Тайваня и др. Именно в средней общеобразовательной школе закладываются основы гуманитарной, естественнонаучной, и технологической культуры молодежи, именно она определяет интеллектуальный потенциал страны — не элита, а масса людей, обладающих достаточно высоким и разносторонним образованием, от уровня которого зависит успешность решения глобальных проблем экологического, энергетического, информатизационного и социального характера. От технологической культуры населения зависит качество выпускаемой наукоемкой продукции.

Современное понимание прогресса изменяется в сторону духовно–культурных факторов, что означает углубление своеобразия человека, расширение его духовности. С этой позиции человеческое изменение прогресса позволяет говорить о необходимости развития технологической культуры общества и каждого отдельного его члена. Поэтому технологическую культуру можно обозначить как актуальную парадигму современного и будущего образования.

Особенностью технологической культуры как новой культуры, формирующейся вокруг нас, является новое отношение к окружающему нас миру, основанное на научных знаниях, творческом отношении, преобразовательном характере деятельности. Ее влияние на развитие каждого члена общества настолько велико, что вызывает необходимость на качественно новой основе обучать и воспитывать молодежь, обеспечивать новые неординарные подходы в образовании, направленные на решение проблем технологической среды.

В конце XX в., когда начало формироваться новое технологическое общество («общество знаний»), технологические знания и умения становятся важнейшей ценностью, фактором экономических преобразований. Ныне же технологическая культура стала показателем грамотности.

Сегодня понятие культуры охватывает все стороны деятельности человека и общества. Поэтому различают политическую, экономическую, правовую, нравственную, экологическую, художественную, профессиональную и другие вилы культуры. Фундаментальным компонентом общей культуры является технологическая культура.

<

Технологическая культура — это культура современного технологически насыщенного общества. Это новое отношение к окружающему нас миру, основанное на преобразовании и улучшении, а также совершенствовании среды обитания человека. Технологическая культура, являясь одним из типов универсальной культуры, оказывает влияние на все стороны жизни человека и общества. Она формирует технологическое мировоззрение, в основе которого лежит система технологических взглядов на природу, общество и человека. Составной частью ее является технологическое мышление, связанное с обобщенным отражением индивидом научно-технологической среды и мыслительной способностью к преобразовательной деятельности.

Проявление различных человеческих качеств, способных преобразовывать окружающую среду, улучшать окружающий мир, — это и есть то множество культур, которые воплотились в понятии «технологическая культура». С позиции современных понятий о развитии человеческого общества, в поле зрения которого рациональные способности человека, его творческий подход ко всему, что его окружает, его творческое самовыражение, понятие «технологическая культура» олицетворяет новый слой культуры, указывающий на высокий уровень способностей и научных знаний в осуществлении человеком любого технологического процесса или проекта как в социальной, так и в производственной сферах деятельности.

В настоящее время технологический этап развития общества призван установить приоритет способа над результатом деятельности. Поэтому обществу необходимо комплексно подходить к выбору способов (включая материальные и интеллектуальные средства) своей деятельности из массы альтернативных вариантов и к оценке ее результатов. Основной же целью деятельности людей становится то, чтобы технологические возможности обслуживали человека, то есть изменение социальной, экономической и культурной жизни нашего общества таким образом, чтобы оно стимулировало развитие человека.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2. НАУЧНОЕ ЗНАНИЕ

 

Научное знание — система знаний о законах природы, общества, мышления. Научное знание составляет основу научной картины мира и отражает законы его развития.

Научное знание:

— является результатом постижения действительности и когнитивной основой человеческой деятельности;

— социально обусловлено; и

— обладает различной степенью достоверности.

Научная информация о вещах сливается с информацией о мнениях других по поводу этих вещей. В широком смысле и добывание сведений о вещах, и добывание сведений о мнениях других по поводу этих вещей может быть названо информационной деятельностью. Она столь же древняя, как сама наука. Для того чтобы успешно выполнить свою главную социальную роль (которая заключается в производстве нового знания), ученый должен быть информирован о том, было что известно до него. В противном случае, он может оказаться в положении открывателя уже установленных истин.

Особого рассмотрения заслуживает вопрос о структуре научного знания. В ней необходимо выделить три уровня: эмпирический, теоретический, философских оснований.

На эмпирическом уровне научного знания в результате непосредственного контакта с реальностью ученые получают знания об определенных событиях, выявляют свойства интересующих их объектов или процессов, фиксируют отношения, устанавливают эмпирические закономерности.

Для выяснения специфики теоретического познания важно подчеркнуть, что теория строится с явной направленностью на объяснение объективной реальности, но описывает непосредственно она не окружающую действительность, а идеальные объекты, которые в отличие от реальных объектов характеризуются не бесконечным, а вполне определенным числом свойств. Например, такие идеальные объекты, как материальные точки, с которыми имеет дело механика, обладают очень небольшим числом свойств, а именно, массой и возможностью находиться в пространстве и времени. Идеальный объект строится так, что он полностью интеллектуально контролируется.

Теоретический уровень научного знания расчленяется на две части: фундаментальные теории, в которых ученый имеет дело с наиболее абстрактными идеальными объектами, и теории, описывающие конкретную область реальности на базе фундаментальных теорий.

Сила теории состоит в том, что она может развиваться как бы сама по себе, без прямого контакта с действительностью. Поскольку в теории мы имеем дело с интеллектуально контролируемым объектом, то теоретический объект можно, в принципе, описать как угодно детально и получить как угодно далекие следствия из исходных представлений. Если исходные абстракции верны, то и следствия из них будут верны.

Кроме эмпирического и теоретического в структуре научного знания можно выделить еще один уровень, содержащий общие представления о действительности и процессе познания — уровень философских предпосылок, философских оснований.

Например, известная дискуссия Бора и Эйнштейна по проблемам квантовой механики по сути велась именно на уровне философских оснований науки, поскольку обсуждалось, как соотнести аппарат квантовой механики с окружающим нас миром. Эйнштейн считал, что вероятностный характер предсказаний в квантовой механике обусловлен тем, что квантовая механика неполна, поскольку действительность полностью детерминистична. А Бор считал, что квантовая механика полна и отражает принципиально неустранимую вероятность, характерную для микромира.

Определенные идеи философского характера вплетены в ткань научного знания, воплощены в теориях.

Теория из аппарата описания и предсказания эмпирических данных превращается в знания тогда, когда все ее понятия получают онтологическую и гносеологическую интерпретацию.

Иногда философские основания науки ярко проявляются и становятся предметом острых дискуссий (например, в квантовой механике, теории относительности, теории эволюции, генетике и т.д.).

В то же время в науке существует много теорий, которые не вызывают споров по поводу их философских оснований, поскольку они базируются на философских представлениях, близких к общепринятым.

Необходимо отметить, что не только теоретическое, но и эмпирическое знание связано с определенными философскими представлениями.

На эмпирическом уровне знания существует определенная совокупность общих представлений о мире (о причинности, устойчивости событий и т.д.). Эти представления воспринимаются как очевидные и не выступают предметом специальных исследований. Тем не менее, они существуют, и рано или поздно меняются и на эмпирическом уровне.

Эмпирический и теоретический уровни научного знания органически связаны между собой. Теоретический уровень существует не сам по себе, а опирается на данные эмпирического уровня. Но существенно то, что и эмпирическое знание неотрывно от теоретических представлений; оно обязательно погружено в определенный теоретический контекст.

Британский социолог 3. Бауман называет три вида таких различий. Во-первых, научное знание иначе организовано, оно подчиняется жестким требованиям, правилам. К этим требованиям относится следующее:

а) определенность категориального аппарата;

б) выработанные и апробированные методы познания;

в) подкрепление теоретических обобщений реальными фактами;

г) открытость научной концепции для обсуждения, критического осмысления. Обыденное знание более свободно, оно лишено жестких рамок, оно не претендует на право «ответственных высказываний», свойственных ученым как особой статусной группе в обществе, от которой ждут компетентных заключений.

Во-вторых, научное знание всегда предполагает более широкое поле сбора материала для обобщений и суждений. Обыденное знание складывается в более ограниченном информационном пространстве. В повседневной жизни мы очень редко пытаемся (если вообще пытаемся) подняться над уровнем наших повседневных интересов, расширить горизонт своего опыта, поэтому обыденное знание всегда фрагментарно, оно выхватывает лишь отдельные события, эпизоды политического процесса; научное , напротив, претендует на широту обобщения и всесторонность анализа.

В третьих, научное знание отличается способом объяснения политических событий. В науке объяснение должно быть максимально деперсонализированным, т.е. обоснование, интерпретация проводятся на основе вычленения множества факторов, взаимозависимостей. Для знания , основанного на здравом смысле, характерно объяснение тех или иных событий, действий политиков исходя из сложившихся ранее представлений и убеждений. Человек обычно приписывает политическим деятелям те намерения, которые известны ему из предшествующего опыта.

Таким образом, научное знание о политике является боле сложным, комплексным. Оно требует от исследователя особых навыков работы с наблюдаемыми явлениями, владения соответствующим категориальным аппаратом, умения использовать специальный методологический инструментарий для по знания сферы политических отношений и взаимодействий, способности аналитического осмысления взаимосвязей, зависимости и моделирования сложных политических процессов Научное знание о политике представляет собой систему теорий, концепций, объясняющих и описывающих политику, а также совокупность методов, позволяющих углублять и рас ширять представления о политике.

Отметим, во-первых, следующие моменты в изменении образа науки наших дней:

а) конечно, выдвижение принципиально новых идей в науке остается делом сравнительно немногих наиболее крупных ученых, которым удается заглянуть за «горизонты» познания, а нередко и существенно их расширить. Но все же для научного познания в целом становятся все более характерными коллективные формы деятельности, осуществляемые, как выражаются философы, «научными сообществами». Наука все более становится не просто системой абстрактных знаний о мире, но и одним из проявлений человеческой деятельности, принявшей форму особого социального института. Изучение социальных аспектов естественных, общественных, технических наук в связи с проблемой научного творчества представляет собой интересную, пока еще во многом открытую проблему;

б) в современную науку все более проникают методы, основанные на новых технологиях, а с другой стороны—новые математические методы, которые серьезно меняют прежнюю методологию научного познания; следовательно, требуются и философские коррективы по этому поводу. Принципиально новым методом исследования стал, например, вычислительный эксперимент, который получил сейчас самое широкое распространение. Какова его познавательная роль в науке? В чем состоят специфические признаки этого метода? Как он влияет на организацию науки? Все это представляет большой интерес;

в) сфера научного познания стремительно расширяется, включая прежде недоступные объекты и в микромире, включая тончайшие механизмы живого, и в макроскопических масштабах. Но не менее важно, что современная наука перешла к исследованию объектов принципиально нового типа – сверхсложных, самоорганизующихся систем. Одним из таких объектов является биосфера. Но и Вселенная может рассматриваться в известном смысле в качестве такой системы;

г) еще одна характерная черта современной науки состоит в том, что она перешла к комплексному исследованию человека методами разных наук. Объединение оснований этих методов немыслимо без философии;

д) значительные изменения происходят в системе научного знания. Оно все более усложняется, знания разных наук перекрещиваются, взаимно оплодотворяя друг друга в решении ключевых проблем современной науки. Представляет интерес построение моделей динамики научного знания, выявление основных факторов, влияющих на его рост, выяснение роли философии в прогрессе знаний в различных сферах изучения мира и человека. Все это — также серьезные проблемы, решение которых немыслимо без философии.

Во-вторых, анализ феномена науки следует вести с учетом той огромной роли, которую она играет в современном мире. Наука оказывает влияние на все стороны жизни как общества в целом, так и отдельного человека. Достижения современной науки преломляются тем или иным образом во всех сферах культуры. Наука обеспечивает беспрецедентный технологический прогресс, создавая условия для повышения уровня и качества жизни. Она выступает и как социально-политический фактор: государство, обладающее развитой наукой и на основе этого создающее передовые технологии, обеспечивает себе и больший вес в международном сообществе.

В-третьих, довольно быстро обнаружились и некоторые опасности, связанные с возможным применением достижений современной науки. Скажем, современная биология изучает тонкие механизмы наследственности, а физиология проникла так глубоко в структуру мозга, что оказывается возможным эффективно влиять на человеческое сознание и поведение. Сегодня стали очевидными довольно существенные негативные последствия неконтролируемого распространения передовых технологий, косвенно создающее даже угрозу самому выживанию человечества. Подобные угрозы проявляются, например в некоторых глобальных проблемах — исчерпания ресурсов, загрязнения среды обитания, угрозе генетического вырождения человечества и др.

Названные моменты, характеризующие резкое усиление воздействия науки на технологию, общество и природу, заставляют анализировать не только познавательную сторону научных исследований, как это было раньше, но и «человеческое» измерение науки.

С нашей точки зрения, очень важным представляется сейчас обстоятельный анализ всех отмеченных сторон феномена науки в целом, то есть в единстве его познавательных и человеческих аспектов. Дело в том, что происходящие сейчас изменения образа и статуса науки вызывают ее растущий отрыв от обыденного сознания. В качестве компенсации мы имеем «пышный» расцвет всевозможных псевдонаук, для обыденного сознания более понятных, но не имеющих к науке ровным счетом никакого отношения. В современных условиях псевдонаука приобретает такую мощь в сознании некоторых слоев людей (включая порой и ученых), что она начинает представлять опасность для здорового развития самой науки. Вот почему необходим глубокий анализ оснований научного метода, его отличий от способов рассуждения, применяемых псевдонаукой.

Далее, настоятельно необходимо продолжить изучение науки в ее связи с
прогрессом современной технологии и изменением ее социальной роли. Многие из тех, кто отнюдь не отказывается от использования достижений науки в своей повседневной жизни, изображают научно-технический прогресс как некоего «монстра», подавляющего и порабощающего человека, то есть как безусловное «зло». Сейчас, как из рога изобилия, сыплются обвинения в адрес не только научно-технического прогресса, но и самой науки, которые считаются порвавшими с «человеческими целями». И хотя в данном случае критика в значительной степени бьет мимо цели – наука обвиняется в «грехах», в которых повинна не столько она сама, сколько та система институтов, в рамках которых она функционирует и развивается — критики науки правы в одном: в эпоху, когда со всей ясностью обнаружилось, что развитие науки может приводить к социально-отрицательным последствиям, ориентацию ученого на получение объективно истинного знания, являясь безусловно необходимым стимулом его деятельности, тем не менее не является достаточной. Большую актуальность приобретает вопрос о социальной ответственности ученого за возможное использование его открытий как важнейшей этической норме научной деятельности. Этот круг проблем также требует неослабного внимания.

3. ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ И ИНТЕГРАЦИЯ НАУК

 

Развитие науки характеризуется диалектическим взаимодействием двух противоположных процессов — дифференциацией (выделением новых научных дисциплин) и интеграцией (синтезом знания, объединением ряда наук — чаще всего в дисциплины, находящиеся на их «стыке»). На одних этапах развития науки преобладает дифференциация (особенно в период возникновения науки в целом и отдельных наук), на других — их интеграция, это характерно для современной науки.

Процесс дифференциации, отпочкования наук, превращения отдельных «зачатков» научных знаний в самостоятельные (частные) науки и внутринаучное «разветвление» последних в научные дисциплины начался уже на рубеже XVI и XVII вв. В этот период единое ранее знание (философия) раздваивается на два главных «ствола» — собственно философию и науку как целостную систему знания, духовное образование и социальный институт. В свою очередь философия начинает расчленяться на ряд философских наук (онтологию, гносеологию, этику, диалектику и т.п.), наука как целое разделяется на отдельные частные науки (а внутри них — на научные дисциплины), среди которых лидером становится классическая (ньютоновская) механика, тесно связанная с математикой с момента своего возникновения.

В последующий период процесс дифференциации наук продолжал усиливаться. Он вызывался как потребностями общественного производства, так и внутренними потребностями развития научного знания. Следствием этого процесса явилось возникновение и бурное развитие пограничных, «стыковых» наук.

Как только биологи углубились в изучение живого настолько, что поняли огромное значение химических процессов и превращений в клетках, тканях, организмах, началось усиленное изучение этих процессов, накопление результатов, что привело к возникновению новой науки — биохимии. Точно так же необходимость изучения физических процессов в живом организме привела к взаимодействию биологии и физики и возникновению пограничной науки — биофизики. Аналогичным путем возникли физическая химия, химическая физика, геохимия и т.д. Возникают и такие научные дисциплины, которые находятся на стыке трех наук, как, например, биогеохимия. Основоположник биогеохимии В. И. Вернадский считал ее сложной научной дисциплиной, поскольку она тесно и целиком связана с одной определенной земной оболочкой — биосферой и с ее биологическими процессами в их химическом (атомном) выявлении. «Область ведения» биогеохимии определяется как геологическими проявлениями жизни, так и биохимическими процессами внутри организмов, живого населения планеты.

Дифференциация наук является закономерным следствием быстрого увеличения и усложнения знаний. Она неизбежно ведет к специализации и разделению научного труда. Последние имеют как позитивные стороны (возможность углубленного изучения явлений, повышение производительности труда ученых), так и отрицательные (особенно «потеря связи целого», сужение кругозора — иногда до «профессионального кретинизма»). Касаясь этой стороны проблемы, А. Эйнштейн отмечал, что в ходе развития науки «деятельность отдельных исследователей неизбежно стягивается ко все более ограниченному участку всеобщего знания. Эта специализация, что еще хуже, приводит к тому, что единое общее понимание всей науки, без чего истинная глубина исследовательского духа обязательно уменьшается, все с большим трудом поспевает за развитием науки…; она угрожает отнять у исследователя широкую перспективу, принижая его до уровня ремесленника»1.

Одновременно с процессом дифференциации происходит и процесс интеграции — объединения, взаимопроникновения, синтеза наук и научных дисциплин, объединение их (и их методов) в единое целое, стирание граней между ними. Это особенно характерно для современной науки, где сегодня бурно развиваются такие синтетические, общенаучные области научного знания как кибернетика, синергетика и др., строятся такие интегративные картины мира, как естественнонаучная, общенаучная, философская (ибо философия также выполняет интегративную функцию в научном познании).

Тенденцию «смыкания наук», ставшей закономерностью современного этапа их развития и проявлением парадигмы целостности, четко уловил В. И. Вернадский. Большим новым явлением научной мысли XX в. он считал, что «впервые сливаются в единое целое все до сих пор шедшие в малой зависимости друг от друга, а иногда вполне независимо, течения духовного творчества человека. Перелом научного понимания Космоса совпадает, таким образом, с одновременно идущим глубочайшим изменением наук о человеке. С одной стороны, эти науки смыкаются с науками о природе, с другой — их объект совершенно меняется»1. Интеграция наук убедительно и все с большей силой доказывает единство природы. Она потому и возможна, что объективно существует такое единство.

Таким образом, развитие науки представляет собой диалектический процесс, в котором дифференциация сопровождается интеграцией, происходит взаимопроникновение и объединение в единое целое самых различных направлений научного познания мира, взаимодействие разнообразных методов и идей.

В современной науке получает все большее распространение объединение наук для разрешения крупных задач и глобальных проблем, выдвигаемых практическими потребностями. Так, например, сложная проблема исследования Космоса потребовала объединения усилий ученых самых различных специальностей. Решение очень актуальной сегодня экологической проблемы невозможно без тесного взаимодействия естественных и гуманитарных наук, без синтеза вырабатываемых ими идей и методов.

Одна из всеобщих закономерностей исторического развития науки — диалектическое единство дифференциации и интеграции науки. Образование новых научных направлений, отдельных наук сочетается со стиранием резких граней, разделяющих различные отрасли науки, с образованием интегрирующих отраслей науки (кибернетика, теория систем, информатика, синергетика и др.), взаимным обменом методами, принципами, понятиями и т.п. Наука в целом становится все более сложной единой системой с богатым внутренним расчленением, где сохраняется качественное своеобразие каждой конкретной науки. Таким образом, не конфронтация различных «культур в науке», а их тесное единство, взаимодействие, взаимопроникновение является закономерной тенденцией современного научного познания.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Один из старинных девизов гласит: «знание есть сила». Наука делает человека могущественным перед силами природы. С помощью естествознания человек осуществляет свое господство над силами природы, развивает материальное производство, совершенствует общественные отношения. Только благодаря знанию законов природы человек может изменить и приспособить природные вещи и процессы так, чтобы они удовлетворяли его потребности.

Естествознание – и продукт цивилизации, и условие ее развития. С помощью науки человек развивает материальное производство, совершенствует общественные отношения, образовывает и воспитывает новые поколения людей, лечит свое тело. Прогресс естествознания и техники значительно изменяет образ жизни и благосостояние человека, совершенствует условия быта людей.

Естествознание – один из важнейших двигателей общественного прогресса. Как важнейший фактор материального производства естествознание выступает мощной революционизирующей силой. Великие научные открытия (и тесно связанные с ними технические изобретения) всегда оказывали колоссальное (и подчас совершенно неожиданное) воздействие на судьбы человеческой истории. Такими открытиями были, например, открытия в ХVII в. законов механики, позволившие создать всю машинную технологию цивилизации; открытие в ХIХ в. электромагнитного поля и создание электротехники, радиотехники, а затем и радиоэлектроники; создание в ХХ в, теории атомного ядра, а вслед за ним — открытие средств высвобождения ядерной энергии; раскрытие в середине ХХ в. молекулярной биологией природы наследственности (структуры ДНК) и открывшиеся вслед возможности генной инженерии по управлению наследственностью; и др. Большая часть современной материальной цивилизации была бы невозможна без участия в ее создании научных теорий, научно-конструкторских разработок, предсказанных наукой технологий и др.

В современном мире наука вызывает у людей не только восхищение и преклонение, но и опасения. Часто можно услышать, что наука приносит человеку не только блага, но и величайшие несчастья. Загрязнения атмосферы, катастрофы на атомных станциях, повышение радиоактивного фона в результате испытаний ядерного оружия, «озонная дыра» над планетой, резкое сокращение видов растений и животных – все эти и другие экологические проблемы люди склонны объяснять самим фактом существования науки. Но дело не в науке, а в том, в чьих руках она находится, какие социальные интересы за ней стоят, какие общественные и государственные структуры направляют ее развитие.

Нарастание глобальных проблем человечества повышает ответственность ученых за судьбы человечества. Вопрос об исторических судьбах и роли науки в ее отношении к человеку, перспективам его развития никогда так остро не обсуждался, как в настоящее время, в условиях нарастания глобального кризиса цивилизации. Старая проблема гуманистического содержания познавательной деятельности (т.н. «проблема Руссо») приобрела новое конкретно-историческое выражение: может ли человек (и если может, то в какой степени) рассчитывать на науку в решении глобальных проблем современности? Способна ли наука помочь человечеству в избавлении от того зла, которое несет в себе современная цивилизация технологизацией образа жизни людей?

Наука – это социальный институт, и он теснейшим образом связан с развитием всего общества. Сложность, противоречивость современной ситуации в том, что наука, безусловно, причастна к порождению глобальных, и, прежде всего, экологических, проблем цивилизации (не сама по себе, а как зависимая от других структур часть общества); и в то же время без науки, без дальнейшего ее развития решение всех этих проблем в принципе невозможно. И это значит, что роль науки в истории человечества постоянно возрастает. И потому всякое умаление роли науки, естествознания в настоящее время чрезвычайно опасно, оно обезоруживает человечество перед нарастанием глобальных проблем современности. А такое умаление, к сожалению, имеет подчас место, оно представлено определенными умонастроениями, тенденциями в системе духовной культуры.

Наука — это компонент духовной культуры и потому процессы, которые происходят во всей системе культуры в той или иной форме отражаются и на науке.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Список использованной литературы

 

  1. Вернадский В. И. О науке. Т. 1. Научное знание. Научное творчество. Научная мысль. — Дубна. 1897.
  2. Кукушкина Е.И., Логунова Е.Б. Мировоззрение, понятие, практика. – М., 1989.
  3. Крапивенский С.Э. Социальная философия. М., 1998.
  4. Краткий философский словарь /Под ред. А.П. Алексеева.– М.: Изд. группа «Проспект», 1998, 397с.
  5. Лосев А.Ф. Философия. Мифология. Культура. – М., 1991Спиркин А.Г. Основы философии. М., 2004.
  6. Несмеенов Е. Е. Основы философии в вопросах и ответах, М., 1997.
  7. Рейхенбах Ганс.– Философия пространства и времени / Перевод с англ. Ю.Б. Молчанова; Общ. ред. А.А. Логунова; Послесловия И.А Акурина.– М.: Прогресс, 1985.
  8. Скачков Ю.В. Полифункциональность науки // Вопросы философии, 2000, №11.
  9. Пуанкаре А. О науке. М., 1983
  10. Шуртаков К.П. Мировоззрение и методы его формирования. – Казань, 1989.
  11. Философия/ под ред. В.Н.Лавриненко. М., 1998.
  12. Эйнштейн А. Физика и реальность. М., 1965.

     


     

<

Комментирование закрыто.

WordPress: 23.13MB | MySQL:122 | 2,030sec