Дерек Гарольд Ричард Бартон

<

091513 0048 1 Дерек Гарольд Ричард Бартон Существуют три периода в истории каждого открытия. Когда о нем сообщается впервые, все думают, что это неправда. Затем, немного позже, когда его достоверность оказывается для них настолько явной, что ее нельзя более отрицать, ученые оценивают открытие как не очень важное. После этого, если его значимость становится совершенно очевидной, они говорят: «Во всяком случае, это не новость» . Этой оригинальной цитатой В. Джеймса начал свою лекцию 11 декабря 1969 г. лауреат Нобелевской премии по химии Д. Бартон. Нобелевская премия была присуждена ему и О. Хасселу в 1969 г. за «развитие конформационных принципов и применение конформационного анализа в химии». Согласно определению самого Бартона, конформационный анализ есть «корреляция предпочтительной формы (или конформации)
молекулы с ее физическими и химическими свойствами», конформация же есть «способ молекулярной формы взаимодействовать с другими молекулами». Иными словами, под конформациями или стереоизомерами понимаются пространственные трехмерные расположения молекул, которые могут переходить друг в друга путем свободного вращения вокруг простых связей.

Дерек Гарольд Ричард Бартон родился 8 сенября 1918 г. в Гравесенде (Англия). В 1934 г. он поступил в Гиллигамский технический колледж, затем перевелся в Королевский колледж в Лондоне, где и получил диплом в 1940 г. и ученую степень доктора философии в 1942 г. С 1942 по 1945 г. Бартон находился на военных работах.

После окончания войны Бартон начал работать в Лондонском Королевском колледже сначала как ассистент, затем как научный сотрудник одновременно он преподавал физическую химию в университете. Будучи химиком-органиком, Бартон в то же время интересовался химией природных соединений, особенно стероидов, и проблемы, стоящие перед химиками в этой
области, были ему хорошо известны. Такая двусторонняя эрудиция позволила ему оценить случайно попавшуюся на глаза работу О. Хассела, которому удалось экспериментально наблюдать две формы монозамещенного циклогексана (экваториальную и аксиальную), между которыми быстро устанавливалось равновесие. Бартон рассматривал, главным образом, влияние
конформапии на реакционную способность и положение химического равновесия. Его первая работа в этом направлении вышла в 1948 г. и была посвящена межмолекулярным внесвязным взаимодействиям в этане, циклогексане и декагидронафталинс.

<

В 1950 г. появилась статья Бартона, где он объяснял экспериментально различие в реакционной способности одинаковых заместителей, находящихся в одинаковом окружении, их различными конформационными состояниями. Эффект появления этой работы был подобен взрыву. Каждый химик-органик, активно работающий в те годы особенно в области природных соединенний хорошо помнит резкий скачок от двухмерного и совсем эмпирического взгляда на химические реакции в 1949 г. — к рациональному трехмерному подходу в 1951 г.

В этой статье Бартон разбирал практически все важные приложения конформационного анализа: большую стабильность экваториальных заместителей, их в основном большую реакционную способность, приводящую к пространственным затруднениям, и стереоэлектронный фактор. Многочисленные примеры подтвердили правильность гипотезы Бартона.

Вторая важная работа Бартона в области конформационного анализа посвящена применению конформационных принципов к физическим свойствам, таким, как дисперсия оптического вращения адсорбционная способность ИК- и ЯМР-спектров. Необходимо отметить, что всего 1—2 основополагающие статьи лпртсна (он с сотрудниками опубликовал всего около 20 работ по кг конформациям) вызвали лавину исследований в области применения конформационных принципов как для решения структурных задач, так и в синтезе. Среди них работы Вудворда, Мидзусимы, Полинга и др.

Не последнюю роль в столь быстром распространении бардоновских идей сыграл тот факт, что именно в этот период (1949— 1950) он работал в одном из наиболее активных научных центров США — в Гарвардском университете, куда был приглашен для чтения курса лекций. Много времени отдает Бартон преподавательской деятельности. С 1850 г. он читал лекции в Биркбергском колледже Лондонского университета, где в 1953 г. стал
профессором органической химии. С 1955 по 1957 г. — профессор Королевской кафедры в Глазго, а с 1957 г. по настоящее время Бартон возглавляет кафедру органической химии в Королевком колледже в Лондоне. Бартон имеет около 300 печатных карт. С 1960 г. он очень активно работает в области природных
;’ед!’нс!|И(!, особенно его интересуют фотохимические превра-
щения и биосинтез. Два — три раза в год Бартон посещает США,
;с является одним из директоров исследовательского Инсти-
уга по медицине и химии. В кэмбриджской лаборатории этого
чстнтута в 1960 г. была открыта известная «реакция Бартона»,
остоящая в фотохимической перегруппировке нитрогруппы с
‘се.-.кей метильной группой с образованием оксимов, которая
1’ив(ла к более простому синтезу альдостерона.

Бартон очень деятелен. Им написано несколько подробных
и ясных обзоров по стереохимии. Несмотря на множество административных обязанностей, активную научную и лекционную деятельность, он всегда с удовольствием принимает участие в различных международных симпозиумах, конференциях, считая необходимым установление контактов между работающими в одной области учеными разных стран. В 1970 г. Бартон посетил Советский Союз, где принимал участие в работе симпозиума по химии
природных соединений. Он выступил с докладом «Новые пути синтеза тетрациклина». Тетрациклин — один из важных представителей биологически активных веществ — антибиотиков — был впервые синтезирован в 1966 г. советскими учеными под руководством академика М. М. Шемякина. Однако Бартон, считая, что синтез столь важного и интересного соединения не должен исчерпываться только одним способом, продолжал работать в этом направлении и предложил метод синтеза, имитирующий продуцирование тетрациклина микроорганизмами.

В последние годы Бартон работает над изучением роли ферментов в процессе синтеза и путей их биогенеза, считая это одной из фундаментальных проблем органической химии. Он, бесспорно, является одним из наиболее популярных ученых современности. У него множество наград, он получил почетные степени университетов Монпелье (Франция, 1962) и Дублина (Ирландия, 1964), является членом Королевского общества и иностранным
членом Американской Академии искусств и наук, почетным членом Мексиканского химического общества. С 1964 г. профессор Бартон является президентом, отделения органической химии ЮПАК.

В жизни Бартон такой же, как и в науке, —страстный и бесстрашный, увлекающийся, но сдержанный и неизменно корректный. В уголке рта у него— дымящаяся трубка, в уголках глаз — усмешка. Он ценит красоту и элегантность в жизни и в химии ими проникнуто все его творчество.

Н. И. Быстрова


 

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 0.9MB/0.00106 sec

WordPress: 21.53MB | MySQL:122 | 1,397sec