Сирил Норман Хиншелвуд

<

091413 2342 1 Сирил Норман Хиншелвуд Сирил Норман Хиншелвуд родился в Лондоне 19 июня 1897 г. Он был единственным сыном в семье. Сирил лишился отца, и когда ему не было и 7 лет. Мальчик рос замкнутым и тихим, скрывая свои чувства и переживания даже от матери.

Среднее образование Сирил получил в Вестминстерской школе, после чего поступил в Бэллиол-колледж Оксфордского университета, где поастоящему начали проявляться его способности. Всестороннее развитие и одаренность молодого Сирила были замечены рано, однако его первому учителю Г. Гартли пришлось немало потрудиться, прежде чем 19-летний школьник стал студентом. В 1916 г. ему присудили Брекенбарскую стипендию в Бэллиоле, но получить ее Сирил смог только через 3 года. В связи с войной он работал в Королевской лаборатории взрывчатых веществ. Все это время Хиншелвуд занимался повышением своей химической эрудиции, изучал языки. Осилить университетскую программу ему удалось всего за 5 семестров, после чего он получил место преподавателя в Бэллиоле. Студенческая жизнь во многом изменила его характер. Он окончательно определил цель своей жизни, химия заняла все его мысли. Остроумие и быстрота, с которой он решал химические проблемы, поражали всех. Чувство юмора он не терял даже в трудные минуты, хотя в компании всегда бывал скован. Однажды на вечеринке
он незаметно подсыпал несколько ложек сахара в портвейн соседа, который славился знатоком вин, но тот выпил как ни в чем не бывало. Эта история долго не сходила с уст друзей Хиншелзуда и стала всеобщим критерием для оценки тех, кто считал себя знатоком в каком-либо вопросе.

В 1920 г., после смерти профессора Тринити-колледжа Д. Г. Нэгела, Хиншелвуд был избран на его место. С этого времени он начал продолжительные исследования разложения твердых веществ (пермаиганата калия и его растворов в перхлорате), органических соединений (альдегидов, эфиров, кислот и др.), занимался вопросами торможения этих процессов небольшими добавками ингибиторов (окиси азота, пропилена).

<

Одновременно Хиншелвуд заинтересовался газовыми реакциями. В этой связи представлялись интересными две проблемы. Во-первых, как связана скорость бимолекулярных реакций с частотой столкновения молекул и с кривыми бимолекулярного разложения? Во-вторых, откуда реагирующие молекулы в мономолекулярной газовой реакции берут энергию для преодоления необходимого энергетического барьера, не зависящую от давления? Для ответа на эти вопросы потребовалось изучение простейших
газовых реакций — пиролиза паров альдегидов, кетонов и эфиров. Совместно с Г. В. Томпсоном было установлено, что скорость гомогенного мономолекулярного разложения пропинальдегнда при сравнительно низких давлениях растет с его увеличением. Объяснение этому заключалось в том, что в целом лимитирующей стадией процесса является образование активированных ассоциатов. При высокоскоростных взаимодействиях многоатомных молекул энергию активации, необходимую для преодоления энергетического барьера реакции, молекулы получают из внутренних степеней свободы (колебательная, вращательная энергия и др.).

Это были первые шаги в теории цепных реакций. В 1920-е гг. появились многочисленные работы Хиншелвуда по гомогенному катализу цепных реакций и механизмам цепных разветвленных процессов окисления, часть которых обобщена в книге «Кинетика химических превращений» (1926).

В 1929 г. в возрасте 31 года Хиншелвуд был избран членом Королевского общества. Годом раньше, изучая реакцию между водородом и кислородом, он обнаружил верхний предел воспламенения и на основе теории цепных реакций объяснил это явление как результат обрыва цепей в замкнутом объеме при тройных соударениях. Результаты этих исследований были описаны (в соавторстве с А.Т. Вильямсоном) в известной монографии «Реакция между водородом и кислородом» (1934). В 1937 г. Хиншелвуд стал профессором химии Эксетер-колледжа, сменив ушедшего в отставку профессора Ф. Содди.

Хиншелвуд всегда старался избегать применения сложного оборудования. Но необходимость разделения и анализа продуктов газовых реакций привела к созданию первого в Англии массспектрометра для изучения продуктов окисления высших парафинов. С помощью этого прибора было изучено явление разветвления цепи. Хиншелвуд также детально изучил гетерогенные газовые реакции, реакции в растворах, механизм бимолекулярных взаимодействий, роль стенок в обрыве цепей. Среди его публикаций в этой области выделяются монографии «Кинетика газовых реакций» (3-е изд., 1932), «Кинетика химических реакций» (1940) и «Структура физической химии» (1951).

Работьг Хиншелвуда и академика Н. Н. Семенова по явлениям пределов в разветвленных цепных реакциях привели их к современным формулировкам цепной теории, за которые в 1956 г. они были удостоены Нобелевской премии.

В 1938 г., когда теория кинетики цепных реакций была в стадии развития, Хиншелвуд заинтересовался процессами роста бактерий в питательных и агрессивных средах (в основном непатогенных организмов). Эти исследования были предметом его внимания до конца жизни.

Поведение бактерий описывается очень сложными законами. Хиншелвуд установил, что адаптация бактерий к среде автоматически регулируется энзимным балансом клетки. В дальнейшем идея получила математическое развитие с помощью «принципа местной интеграции» и теоремы «сети». Он показал также зависимость роста бактерий от концентрации углекислоты в газовой атмосфере, от присутствия токсичных веществ, аминокислот, влияния антибактериальных веществ и т. д., исследовал метаболизм, репродукцию, наследственные изменения и кинетику размножения одноклеточных организмов. Результаты этих исследований описаны в монографиях «Химическая кинетика бактериальной клетки» (1946) и «Рост, функционирование и адаптация бактериальных клеток» (1966, в соавторстве с А. Дином).

Постоянные административные заботы и особенно мировая война оставили глубокий отпечаток на характере Хиншелвуда. По словам Е. Боуэна, «юмор и смех ушли в былое». Осталась только неувядаемая страсть к исследованиям.

В 1943 г. Хиншелвуд был награжден медалью Дэви, в 1947 г. — Королевской медалью. С 1944 по 1953 г. он был председателем Комитета по публикациям, с 1946 по 1948 г. — президентом Химического общества, а с 1940 по 1943 г. и с 1948 по 1964 г. — вице-президентом. С 1955 по 1960 г. Хиншелвуд был президентом Королевского общества. Он являлся членом
многих научных обществ, академий, в том числе АН СССР с 1958 г., правительственных учреждений. В 1964 г. Хиншелвуд покинул Оксфорд и продолжил свою деятельность в Имперском колледже.

Он был талантливым учителем и великолепным лектором, воспитывая в студентах тонкое экспериментальное мастерство и критическое мышление. Бытовая мелочь могла взвинтить его, но в науке он обладал бесконечной сдержанностью. Ко всему Хиншелвуд относился серьезно и вдохновенно, будь то философия, классическая музыка или иностранные языки. Феноменальная
память и аналитический ум позволили ему овладеть латинским, французским, немецким, итальянским, испанским и русским языками, а на последних пяти даже читать лекции. В столетний юбилей Химического общества он разговаривал почти со всеми зарубежными гостями на их родных языках. Его интеллекту не было конца, знаменитое изречение Цицерона о том, что «все яскусства, которые как-либо меняют человека, имеют общую
связь и сходство», было для него аксиомой.

Хиншелвуд не был женат, делив тяготы и радости жизни с матерью, прожившей около 80 лет. В последние годы он был угрюм и одинок. С. Н. Хиншелвуд умер в Лондоне 9 октября 1967 г.

М.И. Тютюнник

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 0.9MB/0.00103 sec

WordPress: 20.72MB | MySQL:122 | 1,141sec