From Jesus to Antichrist

<

092613 0009 FromJesusto1 From Jesus to AntichristWiilem Dafoe has never avoided controversy, but his latest role in Lars von Trier’s graphic horror has given the critics their biggest shock yet. He tells Laura Barton how he humanises brutal characters and handles fame in a ‘blockbuster world’

Great pretender … Wiilem Dafoe. Photograph: Graeme Robertson

‘Truth is, generally I like film festivals; somewhere at some level there’s an exchange of ideas. So for me it’s important.» It is shortly before Cannes, and Wiilem Dafoe is sitting in a London hotel discussing his prospective trip to the festival to promote Antichrist, the latest film by Lars von Trier, who won the Palme d’Or in 2000 for Dancer in the Dark. Pegged as a psychological horror movie, Antichrist casts Dafoe and Charlotte Gainsbourg as newly bereaved parents whose grief propels the film from graphically shot sex scenes to graphically shot torture scenes (leg-boring, genital mutilation, you know the drill).

«This was very full-on,» says Dafoe of the filming process. «This was great.» Unfortunately the critics did not concur, and the film has been greeted largely by revulsion and confusion. «There’s no way Antichrist isn’t a major career embarassment for co-stars Wiilem Dafoe and Charlotte Gainsbourg, and a possible career stopper for Von Trier,» wrote one particularly shocked American reviewer. If nothing else, Cannes certainly gave the actor his exchange of ideas.

This must be a particularly strange week for Dafoe, because while the furore rages over Antichrist, he will simultaneously be seen in another movie, Fireflies in the Garden, in which he stars alongside Julia Roberts and Ryan Reynolds in a tale that spans 20 years, takes in father-son relationships, untimely death and the poetry of Robert Frost. This film has not, it should be said, garnered particularly favourable reviews either, though for entirely opposite reasons; many felt Fireflies lacked the boldness required to distinguish it from any common-or-garden family drama. Variety described the film as a «clumsy melodrama, which looks and sounds no better than an average made-for-cabler».

«Basically, when I hear the words ‘family drama’ I run in the opposite direction,» Dafoe tells me. «But the script was like nothing that I felt I’d ever done before; this was not front-loaded dysfunction,» he says. His voice is low and muttery and comes out kind of sideways, as if every thought is delivered from a barstool, chewing over the ballgame. «If anything, it’s a kind of nostalgic, wholesome family… and then you see what people do to each other.»

It is rare for Dafoe to be attached to a movie that is in any way generic. Now 53, he has forged a career as a bold and diverse actor, and the roles and films with which he is most associated have been strong, undiluted creations — Platoon, Mississippi Burning, To Live and Die in LA; he played Jesus in Martin Scorsese’s The Last Temptation of Christ, TS Eliot in Tom & Viv, the Green Goblin in the Spider-Man movies. He was also a founding member of an avant-garde theatre troupe named the Wooster Group, and remains deeply committed to the theatre.

<

От Иисуса до Антихриста

 

Виллем Дафоэ никогда не избегал полемик, но его последняя роль в графическом фильме ужасов Ларса фон Траэра уже произвела самый большой шок на критиков. Он рассказал Лауре Бартон, как ему удается очеловечивать жестоких героев и сохранять славу в мире блокбастеров.

Главный претендент … Виллем Дафоэ. Фотограф: Грэм Робертсон

«По правде говоря, мне нравятся кинофестивали; в некотором роде это обмен идеями. Поэтому для меня это важно». Это было незадолго до Каннского кинофестиваля, когда Виилем Дафоэ, сидя в лондонской гостинице, обсуждал своё предстоящее путешествие на этот фестиваль в целях продвижения «Антихриста», последнего фильма Ларса фон Траэра – режиссера фильма «Танцующая в темноте», удостоенного Золотой Пальмовой Ветви в 2000 году. «Антихрист» относится к жанру психологического фильма ужасов, Дафоэ и Шарлотта Гансбург играют в нем родителей, недавно понесших утрату, чьё горе выражается от графических сексуальных сцен до графических сцен пыток (сверление ног, расчленение половых органов, ну, вы знаете, как это выглядит).

«Съемка шла на полную катушку,» говорит Дафоэ. «Это было замечательно.» К сожалению, критики не сходились во мнении и фильм воспринимался, в значительной степени, с отвращением и смущением. «Однозначно, «Антихрист» не главная помеха для карьеры двух звёзд Виллема Дафоэ и Шарлотты Гансбург, но возможный стопор для карьеры Фон Траэра,» написал один явно потрясённый американский обозреватель. Кроме обмена идеями, Канны, по всей видимости, ничего актеру не дали.

Это должно быть особенно странной неделей для Дафоэ, потому что в то время, как негодование бушует по «Антихристу», он будет одновременно замечен в другом фильме «Светлячки в Саду», в котором он играет главную роль с Джулией Робертс и Раяном Реинолдсом. Рассказ охватывает период за 20 лет и показывает отношения отца и сына, несвоевременной смерти и поэзии Роберта Фроста. Стоит отметить, что этот фильм тоже не отличился особенно благоприятными критиками, но по полностью противоположным причинам; у многих сложилось впечатление, что «Светлячкам» не хватало действия, чтобы отличить его от любой обычной семейной драмы. «Вэрайети» описал фильм как «неуклюжую мелодраму, которая выглядит и звучит не лучше, чем средний фильм для домочадцев».

«В основном, когда я слышу слова ‘семейная драма’, я бегу в противоположном направлении,» говорит Дэфо. «Но подлинник не походил на то, что я чувствовал, что я когда-либо делал прежде; это не было дисфункцией фронтальной загрузки,» говорит он. Его речь произносится тихо, невнятно и направлена куда-то вбок, как будто каждая фраза исходит с барной стойки, обсуждая последние новости. «Во всяком случае, это своего рода ностальгическая, нравственная семья… потом вы видите, что люди делают друг с другом.»

Редко, что Дафоэ привязывается к фильму, что является в любом случае родовым. В свои 53 года, он совершил карьеру, как смелый и разнообразный актер; роли и фильмы, с которыми он больше всего связан, были сильными, чистыми созданиями – «Взвод», «Горение Миссиссипи», «Жить и Умереть в Лос-Анджелесе»; он играл Иисуса «Последнем Искушении Христа» Мартина Скорсезе, TS Элиот в Tom & Viv, «Зеленый Гоблин», в фильмах «Человек – паук». Он также является членом-учредителем авангардистской театральной труппы Wooster Group и остается глубоко преданным театру.

<

Комментирование закрыто.

WordPress: 22.41MB | MySQL:122 | 1,158sec