Дайте общую характеристику процесса перехода от догосударственных форм социального управления к протогосударственным и далее к государству

<

120214 1150 1 Дайте общую характеристику процесса перехода от  догосударственных форм социального управления к   протогосударственным и   далее к  государствуПроблема возникновения государства и права остается и, видимо, длительное время останется в науке дискуссионной. Во-первых, в основе этой сложнейшей проблемы лежат различные идейные, философские воззрения и течения. (Например, есть мнение, согласно которому государство и право существовали вечно. Для его сторонников проблемы возникновения государства и права вообще нет.) Во-вторых, историческая и этнографическая науки дают все новые знания о причинах происхождения государства и права.

Причины зарождения государства и права коренятся не только в материальном производстве, но и в воспроизводстве самого человека. В частности, запрещение инцеста (кровосмешения) не только способствовало выживанию и укреплению рода человеческого, но и оказало многоплановое воздействие на развитие общества, структуру его внутренних и внешних отношений, культуру.

Родовая организация общества трансформировалась в государство эволюционно, сохраняя историческую преемственность, проходя переходные стадии. Одной из таких переходных, предгосударственных форм была, по мнению Л. Моргана, «военная демократия», где органы родового общественного самоуправления еще сохраняются, но постепенно набирают силу новые предгосударственные структуры в лице военачальника и его дружины. Здесь появились зачатки военно-насильственного принуждения и подавления, ибо традиционная родовая организация самоуправления уже не в состоянии была разрешить возникающие противоречия, все более разрушающие вековые порядки.

Формирование государства — длительный процесс, который у различных народов шел разными путями. Одним из основных является восточный путь возникновения государства, «азиатский способ производства» (вначале — Древний Восток, затем — Африка, Америка, Океания). Здесь очень устойчивыми, традиционными оказались социально-экономические отношения и структуры родового строя — земельная община, коллективная собственность. Управление общественной собственностью становилось важнейшей функцией родоплеменной знати, которая постепенно превращалась в обособленную социальную группу (сословие, касту), а ее интересы все более обособлялись от интересов остальных членов общества.

Следовательно, восточный (азиатский) вариант возникновения государственности отличается от других вариантов главным образом тем, что здесь родоплеменная знать, исполнявшая общественные должности, плавно трансформировалась в государственные органы (государственно-чиновничий аппарат), а общественная (коллективная) собственность тоже постепенно превращалась в государственную. Частная собственность тут не имела существенного значения.

На рассматриваемый путь зарождения государства значительное влияние оказали географические условия, необходимость выполнения крупномасштабных общественных работ (сооружение, эксплуатация и защита ирригационных систем и др.), предопределивших возникновение самостоятельной и сильной публичной власти.

Восточные государства заметно отличались друг от друга, хотя имели много общего. Все они были абсолютными, деспотическими монархиями, обладали мощным чиновничьим аппаратом, экономическую основу их составляла государственная собственность. Здесь, по сути, не наблюдалось отчетливо выраженной классовой дифференциации. Государство одновременно и эксплуатировало сельских общинников, и управляло ими, т.е. само государство выступало организатором производства.

В данной работе будут рассмотрены следующие вопросы: дана общая характеристика процесса перехода от догосударственных форм социального управления к протогосударственным и государству; приведена классификация преступления и описана система наказаний в Афинском государстве, на основе салической правды проанализированы нормы, относящиеся к уголовному праву и дана характеристика системы преступлений и наказаний.

Человек как существо, производящее орудия труда, существует около двух миллионов лет, и почти все это время изменения условий его существования приводили к изменениям самого человека — совершенствовались его мозг, конечности и проч. И только около 40 тысяч (по некоторым данным более 100 тысяч) лет тому назад, когда возник человек современного типа— «homo sapiens», он перестал меняться, а вместо этого стало — сначала очень медленно, а потом все более стремительно — изменяться общество, что и привело около 50 веков тому назад к возникновению первых государств и правовых систем.

Исторически первой формой организации догосударственного общества являлась родовая община. Личная, родственная связь сплачивала в единое целое всех членов рода. Это единство упрочивали также коллективный труд, общее производство и уравнительное распределение. Восторженную характеристику родовой организации дал Ф. Энгельс. Он писал: «И что за чудесная организация этот родовой строй во всей его наивности и простоте! Без солдат, жандармов и полицейских, без дворян, королей, наместников, префектов или судей, без тюрем, без судебных процессов — все идет своим установленным порядком». Таким образом, род был одновременно древнейшим социальным институтом и самой первой формой организации догосударственного общества.

Экономика этого общества была основана на общественной собственности. При этом неукоснительно реализовывались два принципа (обычая): рецепроктность (все, что производилось, сдавалось в «общий котел») и редиатрибуция (все сданное перераспределялось между всеми, каждый получал определенную долю). На иных основах первобытное общество просто не могло существовать, оно было бы обречено на вымирание.

В течение многих веков и тысячелетий экономика носила присваивающий характер: производительность труда была крайне низкой, все, что производилось, потреблялось. Естественно, что в таких условиях не могли возникнуть ни частная собственность, ни эксплуатация. Это было общество экономически равных, но равных в бедности, людей.

История человечества складывается из двух основных пластов: первобытного общества и цивилизации. Первобытный строй, явившийся исходным и закономерным этапом развития человечества, охватывает огромный отрезок времени, насчитывающий, по современным данным, свыше 2 млн. лет. В эту эпоху не было государства и права, бытие которых исчисляется лишь несколькими тысячелетиями. Но их предыстория берет свое начало именно в сравнительно развитых социальных структурах первобытности.

За долгий срок своего существования первобытное общество прошло большой путь развития, в ходе которого значительные изменения претерпел его социокультурный и хозяйственный облик. В современной науке используются различные периодизации древнейшей истории человечества (культурологическая, археологическая и др.). Но для понимания социальных и экономических предпосылок возникновения государства и права принципиальное значение имеет выделение в первобытном обществе двух основных стадий: присваивающего хозяйства и производящего хозяйства, граница между которыми приходится на эпоху неолита (так называемая неолитическая революция). Ее обычно относят к VIII—III тысячелетию до н.э.

На первой из этих стадий шел еще процесс становления самого человека как биосоциального существа (лишь с XL—XXV тысячелетия до н.э. сложился неантроп, т.е. человек современного типа). Люди использовали простейшие каменные орудия и существовали главным образом за счет присвоения готовых продуктов природы (собирательство, охота, рыболовство). Они вели бродячий образ жизни, объединялись в небольшие локальные и изолированные группы под руководством вожаков. Эта простейшая форма социальной организации и регуляции (неупорядоченные половые связи и т.д.), отражавшая низкий уровень развития как культурно-производственных, так и общественных отношений, в литературе нередко называется праобщиной или первобытным стадом.

Несмотря на кажущуюся хаотичность внутренней жизни праобщины, в ней все больше проявлялись не только спонтанные, но и регулируемые процессы, предопределяемые заранее установленными правилами, запретами, стандартами и иными поведенческими стереотипами.

Внутригрупповые отношения носили элитарный характер. Равенство особенно проявлялось в процессе распределения скудных продовольственных и иных ресурсов. В основе этого равенства лежал присущий таким коллективам эквивалентный (реципроктный) обмен (женами, пищей, орудиями труда). Уже в ранних человеческих коллективах реально складывались власть вожака над остальными членами группы. Они воспринимали его волю как норму, которой необходимо подчиняться по тому же принципу эквивалентного обмена.

Таким образом, в процессе длительной эволюции праобщины природные инстинкты уступили свое место социокультурным стереотипам, т.е. системе общественных связей, что сделало возможным существование и поступательное развитие человеческого общества.

Дальнейшее усложнение социальных связей, вызванное существенными изменениями в брачно-половых отношениях (введение экзогамии, т.е. запрещение брачных связей внутри кровнородственных объединений, установление брачных классов), а затем и неолитическая революция, означавшая переход к производящей экономике, привели на смену праобщине возникновение устойчивых семейно-клановых групп (родовых общин). Совокупность этих групп в литературе обычно называлась родовым строем.

В основе семейно-клановой группы лежали родственные отношения. Такие группы включали в себя несколько поколений сородичей, происходивших от общих предков, в ряде случаев и чужаков, принятых в состав общины. В зависимости от конкретных условий родообщинные отношения строились на принципах матрилинейности или патрилинейности.

Неолитическая революция и переход к производящей экономике обеспечили не просто выживание людей, но и создание регулярного производства продуктов питания и иных предметов, необходимых для удовлетворения потребностей коллектива. Это подготовило Переход к оседлому образу жизни и к установлению контроля семейно-клановых групп над определенной территорией. Таким образом, ранняя родовая община потребителей (охотников, собирателей, рыболовов) сменяется более прочными, численно разросшимися, как правило, связанными с определенной территорией общинами производителей. Такая система семейно-родовых групп представляла собой более развитую форму социальной организаций, основанную на сравнительно устойчивых системах самоуправления и саморегуляции.

В семейно-клановой общине складывалась строго фиксированная система труда, распределения пищи и брачно-семейных отношений. В ней получили дальнейшее развитие принципы равенства, эгалитарности и эквивалентности. Это не исключало того, что по мере роста производства распределение добычи и потребление пищи осуществлялись с учетом ролевых функций (по принципу пола, .возраста и т.д.). На определенные преимущества в семейно-клановой коллективе (в родовой общине) мог претендовать и лидер группы, особенно если он успешно осуществлял властно-управленческие функции и обеспечивал надежное существование группы. По принципу эквивалентного внутригруппового обмена лидер получал в таком случае безусловную поддержку членов группы, которые за предоставленные им от вождя блага признавали его авторитет и власть. Эта власть выступала как догосударственная, потестарная. Сам вождь, ках и другие члены cемейно-клановой общины, должен был руководствоваться коллективными традициями и соблюдать практику реципрокных раздач. В противном случае он мог быть смещен и заменен другим.

Существовавшая в родовом обществе эгалитарность, в том числе выборность и сменяемость вождей, не позволяет еще говорить, в категорической форме о существовании родовой демократии. В семейно-клановых общинах существовала жесткая дисциплина труда и поведения, духовный конформизм.

<

В семейно-родовых общинах на базе культов, обрядов, традиций и т.п. сложились несложные правила поведения, соблюдение которых было обязательно для всех членов группы. Эти родовые нормы, которые имели мифологически-символическую оболочку и были часто связаны с тотемистическими ритуалами, отражали естественные условия жизни первобытной общины. Они были проникнуты духом коллективизма, предусматривали взаимную поддержку членов родовой общины, регулировали хозяйственную деятельность и брачные отношения, устанавливали различные табу (запреты) и жесткие рамки поведения для членов общины. Строгой регламентации подвергался порядок распределения добытого общиной продукта, а также и сам ритуал его потребления, деление в связи с этим всех членов группы на ранги. К важнейшим функциям вождя относилась практическая реализация таких распределительных, дистрибутивных норм.

Общинно-родовые нормы имели синкретичный характер и содержали в себе одновременно религиозные, моральные и иные социальные императивы.

В прочных семейно-клановых группах общинные нормы отражали самонастраивающиеся социальные отношения, которые поддерживались силой интересов, религиозных представлений и иных нормативно-ценностных установок.

Неолитическая революция и переход человечества (на рубеже VII—V тысячелетия до н.э.) к производящей экономике имели самые разнообразные и глубокие последствия.

Прежде всего следует отменить появление раннних оседлых земледельческих обществ в регионах, благоприятных для проживания людей и их успешной хозяйственной деятельности, а также резкое увеличение численности и плотности населения (своего рода демографический взрыв). Земледельческие общины проявляли тенденцию к разрастанию, чтo находило свое выражение прежде всего в отпочковании новых семейно-клановых групп. На территории крупной земледельческо-родовой общины могло складываться несколько поселений, даже кварталов, что с ростом и оживлением хозяйственной жизни вело к формированию поселений городского типа.

Со временем усложняется внутренняя организация семейно-родовых групп, их члены приобретают новые культурные и производственные навыки, начинается разделение труда (на земледельческий, скртоводческий, ремесленный в различных его видах и т.д.). Все это способствовало повышению эффективности общественного и коллективного в своей основе производства. Производящее хозяйство могло не только удовлетворять минимальные жизненные потребности членов семейно-кланового коллектива, но и •создавать своего рода «излишки», т.е. прибавочный продукт. Эти излишки первоначально реализовывались по принципу внутриро-дового реципрокного обмена, но постепенно все чаще стали поступать в сферу межобщинных связей, приобретая характер товара. Становление товарного производства вело в свою очередь к дальнейшему росту прибавочного продукта, к накоплению богатства, которого не было ранее в родовом обществе. Появилась объективная основа для возникновения имущественного неравенства между отдельными семейно-клановыми общинами, а также и в самих родовых группах.

Постепенный рост общественного продукта привел к углублению имущественных различий, а следовательно, и к закреплению за общинно-родовой верхушкой имущественных, а соответственно и социальных привилегий. В новых условиях занятие родовых постов в семейно-клановой группе давало лидерам не только престиж и авторитет, что было характерно для предшествующего этапа общинного строя, но и особый, более высокий статус. При этом выборные процедуры, отражавшие давно установившуюся демократическую традицию, еще сохранялись.

Система социального ранжирования, которая сама по себе вела к возвышению роли лидера, не означала еще отказа от принципа реципрокного обмена. Предоставляемые лидеру все увеличивающиеся имущественные и иные привилегии (например, право иметь несколько жен) рассматривались лишь как эквивалент тем достаточно сложным функциям, которые он теперь осуществлял, и той серьезной ответственности, которую он на себя принимал. Обязанности вождей семейно-родовых общин становились все более многообразными. К их числу относилась организация общественных работ, перераспределение земельных участков по мере изменения численного состава группы, поддержание отношений с соседними семейно-клановыми коллективами. К этим функциям, ставшим более или менее традиционными, добавилась новая и важнейшая редистрибутивная функция перераспределения прибавочного продукта, который добывался или производился не лидером лично, как это было на стадии реципроктного обмена, а усилиями всей группы. Здесь уже закладывались элементы будущей, присущей государственно организованному обществу, системы эксплуатации.

В результате неолитической революции и усложнения социальной и хозяйственной структуры произошли глубокие
изменения в осуществлении власти (во властеотношениях) внутри семейно-клановых групп.

Власть вождя семейно-клановой группы по-прежнему сохраняет потестарный характер. Но осуществляемые им функции, в особенности редистрибутивная функция, приближают его власть к политической, государственной, поскольку она приобретает большую степень силы и обязательности для членов семейно-родовой общины. Она становится в большей степени властью положения, самого высшего управленческого статуса и не связывается, как это было прежде, с личными качествами лидера. Именно поэтому не просто авторитет, а властные функции вождя начинают приобретать наивысшую ценность в глазах членов группы, которые все чаще вступают в острое соперничество за лидерство. Амбициозные стремления к власти подкрепляются желанием навязывать свою волю коллективу, получать от власти совершенно определенные имущественные и личные привилегии.

Одним из важнейших последствий неополитической революции было развитие межродовых связей и формирование надобщинных структур. Возникновение и эволюция этих структур проходили в значительной степени спонтанно и приобретали под воздействием конкретно-исторических фактов различные формы. Некоторые из них были типичными для одних народов, но не получили развития у других. Особо заметную роль в процессе становления государственности сыграла одна из форм межобщинных связей и организационных структур — племенной строй. Однако в современной литературе его универсальность и значимость иногда ставятся под сомнение.

Естественным результатом эволюции общинного строя (особенно при позднеродовой общине) было возникновение множества новых семейно-клановых общин, что привело к возникновению более крупных социальных образований — братств (фратрий) и племен, а иногда и к конфедерации племен. Племя, как правило, имело свою территорию, имя, язык (или диалект), свои религиозные и бытовые обряды. Постепенно складываются и органы племенного самоуправления, прежде всего племенной совет, в который обычно входили вожди (старейшины) всех составлявших племя родов. Члены племенных советов, а также вождь племени избирались соплеменниками и могли быть ими смещены. Любой член племени имел возможность выступить на заседании совета и высказать свое мнение по поводу решений или действий вождя.

Важным этапом в предыстории государства и права стало, наряду с образованием сложных надобщинных структур и соответствовавших им механизмов социально-нормативной регуляции, формирование принципиально новых основ управления обществом, являющимся по своей сути предгосударственным.

Новый тип управленческой деятельности определялся потребностями общественной жизни, усложнением хозяйственной деятельности и всей системы социокультурных связей людей. Необходимость организовывать и контролировать общественные работы, хранить и распределять продовольственные и иные ресурсы, поддерживать обменные отношения с соседними группами привела к выделению специального слоя организаторов производства, которые обладали необходимыми навыками и умениями и использовали при этом целую систему мифологических и религиозных символов.

Наряду с другими видами общественного разделения труда (отделение скотоводства от земледелия и т.д.) происходит выделение управленческой деятельности, которая постепенно превращается в профессиональную. Разделение людей на две неравные по численности группы (управляющих и управляемых) приобретает огромное общественное значение, является последней ступенью в создании государства. Управленческие посты дают их обладателям большие материальные выгоды, позволяют им навязывать свою волю коллективу. Формирующаяся управленческая верхушка не желала расставаться с властью и привилегиями, стремилась закрепить ее за своими семьями и кланами. Организационная деятельность приобретала политический характер, а административно-общинная знать превращалась в государственную. Нередко общинная верхушка, используя свой традиционный авторитет и систему религиозно-мифологических обоснований, стремилась консолидироваться в замкнутую, закрытую для большинства соплеменников группу сословного или кастового характера.

Меняется в формирующемся протогосударстве и положение вождя, который все больше опирается на административную иерархию, усиливая тем самым свою власть. Таким образом, протогосударство возникает не как внешняя по отношению к родоплеменной системе сила, а как логическое и естественное продолжение общинных структур. Оно скреплялось общими интересами и потребностями семейно-клановых групп, но отличалось от предшествующих систем социального управления созданием сложной административной иерархии. Венцом этой иерархии становится вождь, власть которого приобрела авторитарный и сакральный характер.

Образование протогосударств — это своеобразный прорыв человечества из предыстории в цивилизацию. На различных континентах и у разных народов в силу неравномерностей самого исторического процесса такой прорыв происходил в разное время, растянулся на века и даже на тысячелетия. Первые цивилизации и протогосударства сложились на Востоке еще в IV—III тысячелетии до н.э. Несколько позднее переход к государственности и к цивилизации происходит в Средиземноморском бассейне, в античном мире. У большинства народов Европы падение первобытнообщинных порядков и становление государственности завершается лишь в средние века. В Африке, Полинезии и в некоторых других регионах земного шара догосударственные семейно-клановые отношения просуществовали вплоть до XIX—XX вв. и уступили свои позиции не в результате естественного развития, а в ходе европейской колонизации.

Как свидетельствует материал последующих глав, несмотря на некоторые общие вехи в предыстории государства и права, происхождение и развитие государств (первичных, вторичных и т.д.) у разных народов имеет свои неповторимые черты и особенности.   

 

 

 

 

 

 

 

2. Классифицируйте преступления и опишите систему наказаний в Афинском государстве. Приведите примеры

 

Афинское право различало преступления, направленные против государства, и преступления против личных интересов. Однако граница между ними зачастую была условной. И в том и в другом случае обвинение возбуждалось или самим потерпевшим, или гражданами, считавшими себя заинтересованными в привлечении виновного к ответственности.

120214 1150 2 Дайте общую характеристику процесса перехода от  догосударственных форм социального управления к   протогосударственным и   далее к  государствуНаиболее тяжкими преступлениями считались государственная измена, обман народа, внесение противозаконных предложений в народное собрание, оскорбление богов, безбожье, кража храмового имущества. К серьезным преступлениям относились также убийство, телесные повреждения, клевета, оскорбление, плохое обращение детей с престарелыми родителями, измена жены, похищение девушки. Эти деяния могли рассматриваться и как преступления против личности, и как преступления против г государственных интересов. Близки к ним ‘были и имущественные преступления (кража, поджог), которые также : могли рассматриваться как преступления против государственных интересов (кража в общественном месте) или против личных интересов.

Характер наказания зависел прежде всего от тяжести содеянного. При преступлениях против личных интересов речь чаще всего шла о возмещении вреда и штрафе (обычно в двойном размере от ущерба), при преступлении против интересов государства — о наказании как таковом. За наиболе,е тяжкие преступления (измена, безбожие, | умышленное убийство) грозила смертная казнь. Вора-рецидивиста обращали в рабство. Широко были распространены штрафы и конфискация имущества. Телесные наказания применялись только к рабам, ответственность которых за преступления была более суровой, чем у свободных. Широкое распространение получила атимия (бесчестье), лишавшая осужденного политических прав (на участие в народном собрании, занятие государственных должностей). За ложное обвинение в политическом преступлении доносчик (сикофант) мог быть предан суду.

Уголовное право
сохраняло немало пережитков первобытного
строя. Так, убийство рассматривалось как дело самих родственников
убитого, а не государства. По договоренности родственники убитого
от убийца могли получить вознаграждение. Такая же сделка была
возможна между мужем и соблазнителем его жены. К делам частного
обвинения афинское право относило почти все преступления, причи
нявшие вред личности или его имуществу.    

Оскорбленный муж имел право убить любовника жены, застигнутого на месте преступления.

Всякое обвинение возбуждалось и поддерживалось потерпевшим. Преступления, наносившие вред общественному интересу, преследовались государством и частными лицами. Здесь имелись в виду также преступления как государственная измена, заговор против демократии, подкуп должностных лиц, притеснения сирот, находившихся под опекой государства и т.д. Предание суду за указанные выше преступления, равно как и за преступления против религии, относились к компетенции народного собрания, Совета 500, высших должностных лиц.

Ложный донос и лжесвидетельство в суде наказывались смертной казнью. Наиболее распространенными наказаниями были: смертная казнь, конфискация имущества, изгнание из страны, лишение гражданских прав.

Если вор был застигнут на месте преступления, его можно было схватить и подвергнуть заточению, а ночного вора можно было убить.

Особую группу составляли воинские преступления (дезертирство, трусость, уклонение от воинской повинности).

 

 

 

 

 

 

 

 

3. На основе Салической правды проанализируйте нормы, относящиеся к уголовному праву и дайте характеристику системе преступлений и наказаний

 

Большая часть статей в Салической правде посвящена, если использовать современную терминологию, преступлениям и наказаниям. Под деликтом – преступлением понимается, прежде всего, обида, вред, причинённый личности или имуществу другого, и нарушение «королевского мира». Соответственно под наказанием понимались возмещение, компенсация за эту обиду или вред.

Определения преступления Салическая правда не дает. Из смысла статей, посвященных преступлениям, вытекает, что в это понятие включались причинение вреда личности или имуществу и нарушение королевского мира.

 Виды преступления по Салической правде можно разделить на четыре группы:

 преступления против личности — убийство, членовредительство, клевета, оскорбление, изнасилование;

преступления против собственности — кража, поджог, грабеж;

преступления против порядка отправления правосудия — неявка в суд, лжесвидетельство;

нарушение предписаний короля.

 Салической правде известно понятие отягчающих обстоятельств, каковыми считаются групповое убийство, убийство в походе, попытка скрыть следы преступления, а также понятие подстрекательства — к краже или убийству.

 Субъектами преступления могли быть свободные франки, литы и рабы. Целью наказания являются возмещение вреда потерпевшему и уплата штрафа королю за нарушение королевского мира.

Главная цель композиции, штрафа, у германцев – предотвращение прямых боевых действий, кровной мести, дальнейшей междоусобицы, вражды между кланами, дворами, родами и пр., возникающей вследствие «нарушения чести».

В Салической правде выделяется ряд правонарушений, приближающихся к понятию преступления в собственном смысле слова, уже упоминаются наказания в виде государственной кары за содеянное, например, за должностные преступления графа, если он «осмелился взять что-нибудь сверх законного» при взыскании долга или отказался восстановить «справедливость и правосудие». Характерно и наказание за эти преступления – смертная казнь, если он не смог «выкупить себя за столько, сколько следует». Содержатся в салической правде и косвенные указания на воинские преступления, например дезертирство. Простое оскорбление словом «дезертир» (XXX, 6) влекло за собой штраф.

Говоря о наказаниях в Салической правде, следует отметить чётко выявившуюся тенденцию почти полной замены штрафами всех старых наказаний родового строя. Штраф должен был предотвратить самосуд, затяжные распри. Некоторые статьи Салической правды прямо пресекали самосуд, например, наказывалась попытка самовольно увести чужой скот, причинивший потраву полю (IX, 5), отобрать своё животное у владельца без суда при «преследовании по следу» вора (XXVII, 1) и др. Салическая правда знает и такой вид наказания, как изгнание из общины или объявление человека вне закона (V, 2). Такому человеку нельзя было давать пищу и приют, даже жена и родители штрафовались за помощь ему.

Смертная казнь через повешение, колесование применялась в качестве наказания в Салической правде в основном к рабам. Она прямо предписывалась в редких случаях за преступления, совершённые свободными, например при поджоге и неявке после вызова на суд без уважительных причин (XVI, 1 приб. 1), При вышеуказанных преступлениях графа и др. Коллективная ответственность рода сохранялась наряду с коллективной ответственностью общины.

При всех имущественных преступлениях наряду со штрафом требовалось возмещение стоимости украденного и других убытков. О простом возмещение убытков речь шла, в частности, при убийстве или избиении раба. Этот убыток расценивался в 1 и 1/3 сол., если раб после побоев в течение 40 дней оставался неработоспособным. При нанесении телесных повреждений свободному, наряду со штрафом, преступник должен был возместить расходы на лечение.

В салической правде существовало понимание форм вины: умысла и неосторожности, покушение на преступление, соучастия, обстоятельств, отягчающих или смягчающих преступление. Так, при «небрежном» причинении свободным вреда животному другого человека по Салической правде следовало простое возмещение ущерба его хозяину. Обстоятельством же, смягчающим вину, было здесь признание лица причинившего вред. Злой умысел, вред, причинённый «по вражде или коварству», влекли за собой более высокий штраф.

В то же время Салическая правда знала ответственность без вины, когда, например, наказывались «скопом» все присутствующие на месте насилия над женщиной, если они были на месте и не знали о насилии (XIII, 10, приб. 5). Соучастник, покушавшийся на преступление, наказывался, как правило, менее строго, чем исполнитель преступления. Вместе с тем подстрекающий к краже или убийству с помощью подкупа наказывался строже, чем исполнитель преступления (XXVIII, 1-3).

Одним из обстоятельств, отягчающих преступление, было нарушение общепризнанных понятий чести – нападение на спящего, женщину, ребёнка, надругательство над трупом. Ограбление могилы наказывалось штрафом в 200 сол., в то время как открытое нападение на свободного франка с целью ограбления – в 63 сол.

За убийство свободного франка по Салической правде полагался значительный вергельд, равный 200 сол. Меньшим был вергельд за галло-римлянина, если он не был приближённым короля. Вергельд за убийство франка, находящегося на королевской службе, утраивался. Так, за убийство графа, королевского должностного лица полагался вергельд, равный 600 сол. Вергельд понижался до 300 сол., если граф был из полусвободных литов или рабов короля.

Многократно увеличивался вергельд за жизнь королевского дружинника во время военных походов, а также за убийство представителя духовенства. За убийство священника уплачивался вергельд в 600 сол., за убийство епископа – 900 сол.

В Салической правде подробно перечисляются и различные виды телесных повреждений, побоев, оскорблений словом, или действием. Штрафы за нанесение телесных повреждений варьировались от 9 до 200 сол., 200 сол. следовало за кастрацию человека; 100 сол. полагалось за ряд увечий, нанесённых одновременно, и за повреждение языка, лишившее человека способности говорить.

По Салической правде простое оскорбление свободного франка словом – уродом, зайцем, волком, лжецом и другими обидными прозвищами наказывалось штрафом в 3 сол., действием – в 15 сол.

В преступлениях против собственности содержится, прежде всего, длинный ряд статей, касающихся краж различных домашних животных, воровства в поле, в саду. При этом по Салической правде различались кражи, совершённые свободными или рабами, со взломом, подделкой ключей или без таковых, одного или нескольких животных. Учитывалось также, оставались ли у хозяина другие животные, их возраст и пол, была ли, например, свинья супоросая или нет.

Вместе с тем в Салической правде устанавливались наказания и в общей форме, в зависимости от стоимости похищенного имущества или от того, была кража простая или квалифицированная. Соответственно различались три вида краж: на сумму от 2 до 40 динариев, на сумму свыше 40 динариев и кража со взломом или подделкой ключей. Для свободных во всех случаях устанавливался штраф соответственно 15, 35 и 45 сол., рабы же присуждались в первом случае к возмещению ущерба и 120 ударам плетью, во втором – к кастрации или штрафу, в третьем – к смертной казни.

Салической правде были известны и такие преступления, как кража свободных людей (XX, 9), кража рабов (XX, 10), которая приравнивалась к краже коня или упряжного животного, поджог дома, амбара, риги, разрушение чужого дома, поломка изгороди, самовольное использование чужой вещи.

Особую группу составляли преступления против нравственности. Сюда относились по Салической правде такие преступления, как «насилие над свободной девушкой», караемое штрафом в 63 сол., сожительство с ней «по её доброй воле», караемое штрафом в 45 сол. Для сравнения можно указать, что оскорбление женщины словами «пособница ведьмы» наказывалось почти в три раза большим штрафом, чем насилие над ней. Раб, «причинивший насилие чужой рабыне», после которой наступила её смерть, кастрировался или уплачивал 6 сол.

Заключение

 

Выявление и анализ повторяющихся, т.е. закономерных, связей, определяющих ход развития государства и права, позволяют и увидеть настоящее, и заглянуть в будущее данного феномена.

Государству как относительно самостоятельному явлению присущи собственные закономерности развития. Однако главные импульсы к движению вперед оно получает от взаимодействия с динамично развивающимся обществом.

Возникновение государства — довольно сложный и долгий процесс, основанный на процессе развития родового строя человеческого общества, связанный с производством. Этот процесс непосредственно связан с географическим фактором, вносящим определенное влияние на возникновение государства в той или иной части света.

Одна из основных закономерностей эволюции государства заключается в том, что по мере совершенствования цивилизации (как совокупности материальных и духовных достижений общества) и развития демократии оно превращается из примитивного, «варварского» образования принудительно-репрессивного характера в политическую организацию общества, где активно функционирует весь комплекс институтов государства в соответствии с принципом разделения властей.

Государственно-организованному обществу предшествовал первобытнообщинный строй, при котором орудия производства были несовершенны, а производительность труда низкая. Чтобы обеспечить свое существование люди должны были объединять средства производства и свой труд. В результате этого в основе жизни общества лежала общественная собственность на средства производства, а распределение продуктов труда осуществлялись на началах равенства. Жизнь этого общества на ранних ступенях его развития строилась на началах естественного самоуправления, которое соответствовало уровню его экономического, социального, интеллектуального, культурного и духовного развития и зрелости самого человека.

Далее, в процессе долгого, неуклонного развития производительных сил, постепенно создаются предпосылки его разложения. Первостепенную роль в развитии экономики и в переходе к качественно новому способу производства сыграло общественное разделение труда. Причинами, которые вызвали учреждение государства, являлось разложение первобытного строя, совершенствование экономики связанное с ростом производительности труда, и появление избыточного продукта, а также изменение в нормативном регулировании.

Ведь право, как особая система юридических норм и связанных с ним правовых отношений возникло в истории общества в силу тех же причин, что и государство. Вообще, из выше изложенного понятно, что право, как явление общественной жизни, как мерило свободы и справедливости в человеческих взаимоотношениях, сформулировалось раньше, чем государство. С его возникновением, оно приобретает лишь новое качество. Оно становится правом, охраняемым государством, его принудительной силой.

Право не теряет при этом своих объективных признаков, как регулятора общественных отношений, но приобретает новые свойства, порождаемые его неразрывной связью с государством.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Список используемой литературы

 

  1. История государства и права зарубежных стран. Часть 1. Учебник для вузов / Под ред. проф. Крашенинниковой Н.А. и проф. Жидкова О.А. М, 2005. –
  2. Васильев А.В. Теория права и государства. М., 2007.
  3. Всеобщая история государства и права: Учебник в 2 т / Под ред. Омельченко О.А. Т.1 М, 2006.
  4. Всеобщая история государства и права: Учебник / Под ред. проф. К.И. Батыра. М, 2004.
  5. Графский В.Г. Всеобщая история права и государства. М., 2007.
  6. Комаров С. А., Малько А. В. Теория государства и права. М., 2007.
    1. Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. М., 1986. 2-е изд. Т. 20.

 


 

<

Комментирование закрыто.

WordPress: 24.81MB | MySQL:119 | 1,652sec