ГЕНЕЗИС ДРЕВНЕИНДИЙСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

<

112714 2334 1 ГЕНЕЗИС ДРЕВНЕИНДИЙСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИОдна из самых древних цивилизаций в мире сложилась более четырех тысяч лет тому назад в долине Инда, а центрами в Хараппе и Махенджо-Даро. Археологические раскопки дали возможность установить, что еще в III тысячелетии до н.э. здесь существовали крупные города — центры ремесленного производства, развитое земледелие, торговля, имущественное расслоение населения.

Наука, к сожалению, располагает скудными историческими сведениями по этому периоду истории Древней Индии. Полнее представлены исторические свидетельства по так называемому ведическому периоду (вторая половина II тысячелетия до н.э. — середина I тысячелетия до н.э.), когда углубляется социальное расслоение и складывается государственность в долине Ганга, чему способствует продолжающееся ряд столетий волнообразное проникновение на территорию Индии с северо-запада индо-арийских племен, консолидировавшихся где-то на рубеже III—II тысячелетия до н.э. в районах Причерноморья и Прикаспия. Долина Ганга к началу проникновения ариев (XIV—XIII вв. до н.э.) была заселена этническими общностями мундов и дравидов, которые были либо оттеснены к югу, либо ассимилированы ариями, носителями более высокой материальной и духовной культуры. До нас дошли относящиеся к этому периоду литературные памятники религиозного содержания — веды, ставшие позже священными книгами индусов, а также произведения народного эпоса.

Наиболее многочисленные и разнообразные исторические сведения (при их общей бедности и ограниченной научной ценности) относятся к следующему, так называемомумагадхо-маурийскому периоду (вторая половина I тысячелетия до н.э. — до I в. н.э.), периоду складывания и существования самого крупного не только в Древней Индии, но и на всем Древнем Востоке государственного образования — империи Маурьев (IV в. до н.э. — II в. до н.э.) Среди литературных памятников этого периода «особое место занимает древнеиндийский политический трактат Артхашастра, приписываемый Каутилье, советнику основателя империи Маурьев Чандрагупте, а также целый ряд религиозно-ритуальных и правовых брахманских компиляций — дхар’масутр и дхар-машастр, в частности наиболее известная дхармашастра, получившая название «Законы Ману» (II в. до н.э. — II в. н.э.).

Таким образом, в древнеиндийской истории можно выделить следующие периоды: протоиндийская, или хараппская, цивилизация (конец 4-го – середина 2- го тысячелетия до н.э.), ведическая цивилизация ( 1500 – 600 г.г. до н.э.), последующий магадско-маурийский период (V в. до н.э. – II в. н.э.). Последний период получил название от государства Магадха и империи Маурьев (основана в 321 г. до н.э. царем Чандрагуптой I в Северной и Центральной Индии).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

1.

 

Обширная территория Индийского субконтинента делится на несколько зон по климатическим условиям, рельефу местности и характеру почв. Различна была и значимость отдельных регионов в исторических судьбах древней Индии.

Полупустынные ныне области северо-запада в глубокой древности, возможно, были покрыты лесами. Почвы аллювиальных долин Инда и его притоков отличались особым плодородием. Здесь и возникли первые поселения земледельцев, а в III тысячелетии до х.э. — древнейшая в Южной Азии городская цивилизация. С севера и северо-востока Индия отделена от остальной части Азии хребтами Гималайских гор, поэтому именно северо-запад был той областью, через которую проникали переселенцы и завоеватели, шли торговые караваны, распространялись иноземные культурные влияния. Во II тысячелетии до х.э. здесь пролегал путь индоевропейских племен ариев, в I тысячелетии до х.э. отдельные районы подчинялись то персидским царям, то македонским наместникам, то греческим или скифским (сакским) правителям. Наконец, в начале христианской эры вся эта территория вошла в состав Кушанской державы.

Центральная часть Индо-Гангской равнины уже в древности считалась священной «землей ариев» (Арьяварта). Между бассейнами великих рек и в верховьях Ганга складывалась в первой половине I тысячелетия до х.э. древнеиндийская цивилизация. С различными районами этой обширной равнины связаны эпические предания, сохранившиеся в знаменитой поэме Махабхарата. Северо-восток — средняя и нижняя часть бассейна Ганга — район повышенной влажности и буйной тропической растительности. В сезон дождей в долине Ганга нередки наводнения, дельта в древности была заболочена. Первоначальное население занималось преимущественно рыболовством, охотой, примитивным земледелием; лишь к середине I тысячелетия до х.э. в упорной борьбе с джунглями началось широкое хозяйственное освоение этого района. Во второй половине того же тысячелетия здесь располагались важнейшие политические и культурные центры древней Индии1.

Невысокие горы Виндхья отделяют Индо-Гангскую равнину от п-ова Декан (древнеинд. Дакшина — «юг»). Декан представляет собой плоскогорье, сложный рельеф которого способствовал изоляции отдельных районов. Переход к цивилизации на юге произошел позднее, чем на севере. В труднодоступных горных и лесных областях до нового времени население продолжало жить в условиях племенного строя. Однако к концу эпохи древности на территории Декана сложились крупные государства, которые по уровню социального и политического развития не уступали странам, расположенным в долине Ганга. Центральную часть о-ва Шри-Ланка (Цейлон) составляет лесистое нагорье, отделяющее северную равнину от южной низменности, покрытой густыми лесами. Соперничество между этими двумя основными областями характеризует политическую историю страны. Географическое положение острова обусловливало тесные связи с южноиндийским побережьем, а с развитием мореплавания в начале христианской эры — также с Юго-Восточной Азией, Аравией и Египтом.

Основное население современной Южной Азии принадлежит к европеоидной расе, однако народности южной части п-ова Индостан и Шри-Ланки по некоторым расовым признакам (темный цвет кожи и волос и др.) близки к австралоидам. Встречаются и немногочисленные чисто австралоидные племена. Ряд племен северо-востока относится к южномонголоидной расе. На севере ныне преобладают индоевропейские языки (хинди, бенгальский и др.), на юге — дравидийские (например, тамильский), ряд языков Декана и Северо-Восточной Индии находится в родстве с языками Юго-Восточной Азии, Тибета и Китая (языки тибето-бирманские и мунда). Большая часть антропологически однородного населения Шри-Ланки говорит на индоевропейском (сингальском) языке, меньшая — на дравидийском (тамильском).

Древняя этническая история Южной Азии может быть реконструирована лишь в самых общих чертах. Известно, что носители индоевропейских языков (арии) проникли в Индию во II тысячелетии до х.э. Возможно, в древности дравидоязычные племена занимали более обширные территории в центральной и северо-западной части Индостана, а племена тибето-бирманские и мунда — на северо-востоке. Сингалы переселились на Шри-Ланку с материка в середине I тысячелетия до х.э., появление на острове тамильского населения объясняется также неоднократными миграциями из Южной Индии (преимущественно в начале христианской эры). В Южной Азии, как и повсюду на древнем Востоке, с древнейших времен шел интенсивный процесс смешения народов и рас, и расовые различия не совпадают с лингвистическими.

Всю древнюю историю Южной Азии можно условно разделить на следующие периоды:

Древнейшая цивилизация (Индская) датируется примерно XXIII- XVIII вв. до х.э. (возникновение первых городов, образование ранних государств).

Ко второй половине II тысячелетия до х.э. относится появление индоевропейских племен, так называемых ариев. Период с конца II тысячелетия до середины I тысячелетия до х.э. именуется «ведийским» — по созданной в это время священной литературе вед. Можно выделить два его основных этапа: ранний (XIII-Х вв. до х.э.) характеризуется расселением племен ариев в Северной Индии, поздний — социальной и политической дифференциацией, приведшей к образованию первых государств (IX- VI вв. до х.э.), главным образом в долине Ганга.

«Буддийский период» (V-III вв. до х.э.) — время возникновения и распространения буддийской религии. Памятники, связанные с буддизмом, являются наиболее важными историческими источниками. С точки зрения социально-экономической и политической истории данный период отмечен началом урбанизации и появлением крупных государств — вплоть до создания общеиндийской державы Маурьев.

II в. до х.э. — V в. х.э. можно рассматривать как «классическую эпоху» древнеиндийской цивилизации, время становления наиболее характерных особенностей социальной организации и культуры Южной Азии1.

Южная Азия — одна из тех областей древнего мира, для которых особенно характерна преемственность развития. В древности и в средние века здесь не было резкой смены населения, устойчивостью отличались как социальные отношения (кастовый строй), так и культурные традиции. Многие произведения на литературных языках древней Индии (санскрите, пали) до сих пор почитаются как священные книги индуизма или буддизма. Их веками и даже тысячелетиями заботливо сохраняли, переписывали и комментировали.

Последствия этого двояки. В отличие от большинства стран Ближнего Востока памятники классической древнеиндийской литературы не были найдены археологами и не требовали для своего прочтения дешифровки забытой письменности и реконструкции мертвого языка. Фонд письменных источников, находящихся в распоряжении соврмененного индолога, поистине необозрим, поскольку значительная часть древних текстов сохранилась. Изучение санскрита основывается на трудах самих древнеиндийских грамматиков, главным образом грамматики Панини IV в. до х.э.

Однако, с другой стороны, возникают значительные сложности при исследовании этого обширного материала, уже отобранного многими поколениями в качестве священного наследия. Литература представлена главным образом религиозными гимнами (Ригведа и другие веды) и ритуальными комментариями, эпическими поэмами (Махабхарата и Pa-маяна), сборниками назиданий и притч. Для изучения общественных отношений в качестве основных источников приходится использовать специальные трактаты о религиозно-моральном долге (так называемые Законы Ману), о политическом искусстве (Артхашастра) или о любви (Камасутра). Содержащиеся в них рассуждения нередко имеют отвлеченный, схоластический или тенденциозный характер. К тому же практически все эти произведения многослойны, время и место их составления не может быть определено с достаточной точностью. Колоссальная по объему комментаторская литература средневековья зачастую не столько помогает современному исследователю, сколько тяготеет над его сознанием, препятствуя непредвзятой интерпретации древнего текста.

Исторические события упоминаются в литературе довольно редко, и обычно в полулегендарных повествованиях. Хроники составлялись лишь в буддийских монастырях на Цейлоне в первые века христианской эры, и посвящены они были преимущественно распространению учения Будды и взаимоотношениям между монастырями. Не дошло до нашего времени ни государственных, ни частных архивов с политической или хозяйственной документацией. Документы, как правило, записывали на таком непрочном материале, как пальмовые листья, кусочки ткани или бересты, — в жарком и влажном тропическом климате они не могли сохраниться. Вместе с документами пропали, видимо, и многие литературные произведения, не вошедшие в число тех, которые в средние века особо почитали и хранили, постоянно переписывая.

<

Если не учитывать плохо еще читаемые короткие надписи на печатях Индской цивилизации (III-II тысячелетия до н.э.), то первые эпиграфические памятники относятся лишь к эпохе Маурьев (надписи Ашоки III в. до х.э.). Древнеиндийская эпиграфика не отличается ни богатством, ни разнообразием. Надписи на камне, высеченные по приказу правителей, в основном повествуют об их благочестивых деяниях — дарениях жрецам и монастырям, строительстве водоемов или совершении крупных жертвоприношений. Даже о военных походах и победах в них говорится редко. Монеты в Северной Индии появились в середине I тысячелетия до н.э., но долгое время они оставались простыми клеймеными кусочками меди или серебра. Значительную помощь в восстановлении хронологии политических событий, экономических связей и культуры, нумизматика оказывает для классического периода древнеиндийской истории.

Длительное использование в качестве строительного материала дерева (а не кирпича или камня), немногочисленность погребений вследствие распространения обычая кремации и сравнительно позднее появление скульптуры из камня и бронзы существенно ограничивают количество археологических памятников. К тому же систематическое изучение индийских древностей началось сравнительно поздно, в основном лишь в XX столетии. До недавнего времени главной задачей индийской археологии являлось выяснение стратиграфии (последовательности археологических слоев на городищах). Лишь очень немногие городские центры, преимущественно древнейшие, такие, как Мохенджо-Даро и Хараппа, раскапывались большими площадями.

Таким образом, несмотря на обширность литературного наследия, изучение экономической и политической истории древних народов Южной Азии основывается пока еще на довольно узкой базе источников. За немногими исключениями, достоверные данные о политических событиях скудны, а социально-экономические отношения можно характеризовать лишь в общих чертах, рассматривая крупные исторические периоды и обширные регионы. Исследователь часто вынужден обращаться к методам исторической аналогии и реконструкциям, исходящим из материала значительно более поздних эпох. Основная масса сведений относится к области религии и культуры, но и они, по указанным особенностям источников, с трудом могут быть рассмотрены в исторической перспективе.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЦИВИЛИЗАЦИЙ ДРЕВНЕЙ ИНДИИ


 

2.1. Хараппская цивилизация


 

Хараппская цивилизация, или цивилизация долины Инда, появилась около 2500 до н.э. и просуществовала в первоначальных границах примерно тысячу лет. Ее территория протянулась на 1600 км: от побережья Аравийского моря на юге до предгорий Гималаев на севере, восточная граница доходила до долины р.Джамны (в районе Дели) и до Мумбаи (Бомбея) на побережье, а общая площадь оценивается в 1300 тыс. кв. км.

Мохенджо-Даро и Хараппа. В период расцвета Хараппской цивилизации было построено свыше 800 городов и поселений. Наиболее крупные из известных городов: Мохенджо-Даро на берегу Инда в Синде и Хараппа на берегу Рави в Пенджабе – оба площадью ок. 2,5 кв. км. В каждом из них на высоких платформах из глины и сырцового кирпича были возведены укрепленные цитадели, а также имелись большие зернохранилища (в Хараппе – рядом с рекой, в Мохенджо-Даро – в цитадели).

В цитадели Мохенджо-Даро обнаружены также сооружения для проведения ритуальных церемоний, священный водоем, дворцовые постройки и расположенные по бокам от них залы приемов. Город Мохенджо-Даро в целом имел прямоугольную планировку. Его примечательной особенностью является развитая система канализации. Трубопроводы для сточных вод строились из обожженного кирпича. Дома, как правило, кирпичные, с двориком в центре, стояли очень тесно. Они имели удобную планировку. Во многих домах были ванные комнаты с полами, выложенными тщательно подогнанной плиткой, и канализацией, а в некоторых – и уборные (аналогичные тем, которые до сих пор встречаются в некоторых районах Месопотамии). На верхний этаж или плоскую крышу вели кирпичные лестницы. В городе раскопано множество колодцев как личного, так и общественного пользования.

Регулярная городская застройка характерна и для меньших по размеру городов Хараппской цивилизации, например небольшого морского порта Лотхал на плоском побережье Камбейского залива. Здесь также были прямые улицы с домами, выстроившимися вдоль красной линии, и искусная система канализации. В порту был построен кирпичный причал.

Эти города в период расцвета преуспевали, по-видимому, благодаря развитию земледелия и торговли. Имеются сведения, что население занималось выращиванием пшеницы, ячменя, проса, гороха, сезама, кунжута, хлопчатника, дынь. В Хараппе рядом с зернохранилищами находились ряды площадок для обмолота зерна, а к ним примыкали сомкнутые ряды бараков, что может свидетельствовать о применении рабского труда. В Мохенджо-Даро также обнаружены постройки барачного типа, но их назначение менее определенно. В годы расцвета центры Хараппской цивилизации развивались по единому принципу. К сожалению, наводнения, неоднократно происходившие на протяжении многих веков, уничтожили следы системы искусственного орошения и противопаводковых сооружений в долине Инда.

Неизвестно, были ли города Мохенджо-Даро и Хараппа взаимодополняющими и конкурирующими центрами единой «обширной империи». Тем не менее складывается представление, что Хараппская цивилизация отличалась удивительной однородностью во всех основных сферах жизнедеятельности. Только на периферии этой цивилизации в более поздние времена появились заметные различия в ряде технологий, в первую очередь в изготовлении керамики, однако и в них прослеживается определенная связь с традиционными элементами Хараппской цивилизации.

Наиболее примечательными из типичных для Хараппской цивилизации изделий являются уникальные резные печати. Обычно они изготавливались из стеатита и имели квадратную форму (иногда круглую). Печать вставлялась в ручку. На лицевой стороне имелись глубоко вырезанные в камне изображения какого-либо животного: единорога, короткорогого быка, горбатого буйвола, носорога, тигра, слона, фантастических зверей, иногда ритуальных человеческих или получеловеческих фигур. Почти на каждой печати были группы знаков полупиктографического письма.

Из тех немногих скульптурных произведений, которые сохранились до нашего времени, самое интересное – поясной портрет «бородатого жреца», выполненный в половину натуральной величины. Его плащ украшен рисунком трилистника (клевера), что, по-видимому, имело сакральное (возможно, астрологическое) значение.

В качестве орудий труда и оружия жители долины Инда использовали простые изделия из меди или бронзы с низким содержанием олова: плоские ножи, копья, плоские топоры без гнезда для рукоятки, которые давно уже были известны в Западной Азии. Широко применялись примитивные лезвия из кремня, отколотые от приготовленных для этого стержней с незначительной последующей обработкой или без нее. Украшения делали из золота, серебра, меди или фаянса, реже встречается ляпис-лазурь из Афганистана, а также бирюза из северо-восточной Персии. Другие материалы доставлялись издалека, даже из Южной Индии. Отдельные предметы из долины Инда, встречающиеся при раскопках городов в Месопотамии, а также возможные указания на торговлю с населением долины Инда, содержащиеся на глиняных дощечках из Ура, свидетельствуют о том, что торговали в районе Персидского залива в основном хрупкими, непрочными изделиями, и поэтому их трудно идентифицировать.

Многочисленные выполненные из терракоты фигурки женщин, обнаженных, но с украшениями, свидетельствуют о широко распространенном культе богини-матери, а статуэтки беременных женщин или женщин с детьми – о культе плодородия. Полированные камни высотой до 60 см, возможно, использовались в обрядах, предвосхищавших фаллический культ. На трех печатях из Мохенджо-Даро изображены сидящие фигуры в головных уборах с рогами, а на двух – с тремя лицами, которые рассматриваются учеными как прототипы бога Шивы исторического периода. Многочисленные изображения быка, как в терракоте, так и на печатях, напоминают традиционное поклонение индийцев этому животному и ассоциируются с культом прото-Шивы. Индуистская религия позднего времени, несмотря на ее арийское обличье, возможно, позаимствовала свои основополагающие элементы у доарийских культов долины Инда. Однако отдельные звенья, связывающие долину Инда с Месопотамией, не согласуются с общей картиной: прежде всего, это печати с изображением человеческой фигуры с распростертыми руками, сдерживающей вставших на дыбы тигров. Эта фигура напоминает изображения шумерского мифического героя Гильгамеша со львами.

Хараппская письменность, представленная символами на печатях и гончарных пластинах, полностью не расшифрована. Свидетельств о том, что она когда-либо развилась в последовательность условных знаков, подобно вавилонской клинописи или египетской иероглифике, не обнаружено. Это определенно слоговое письмо, текст читается поочередно справа налево, но когда текст заходит на следующую строку – и слева направо. Однако даже общий смысл многих сотен примеров таких записей пока неясен.

Хараппской цивилизации не было мрачных «царских погребений», характерных для Ура в Месопотамии. Как правило, покойника хоронили в вырытой могиле головой к северу. Погребения людей среднего достатка содержали от 15 до 20 горшков и личные вещи – браслеты из ракушек, ожерелья, ножные браслеты из стеатитовых или глиняных бусин, медные кольца или серьги, медные зеркала. В то же время обнаружены две необычные могилы: одна выложена сырцовым кирпичом, в другой находился продолговатый гроб из розового дерева с крышкой из гималайского кедра. В Лотхале, у Камбейского залива, захоронения (возможно, несколько более позднего времени) включают три двойных погребения, что может означать зарождение индийского обычая «сати» (самосожжения вдовы).

Заключительный этап Хараппской цивилизации, вероятно, в разных регионах протекал неодинаково. Цивилизация в долине Инда оказалась на пути вторжения ариев, которые во II тыс. до н.э. заняли Пенджаб (Пятиречье). Память об этом нашествии сохранилась в гимнах Ригведы, самом раннем индийском литературном памятнике. Из них можно узнать и о том, как арии осаждали местные укрепления, по-видимому, города Хараппской цивилизации. Определенно известно, что конец Мохенджо-Даро был кровавым, и повинны в этом, вероятно, арии. В различных местах Мохенджо-Даро найдены беспорядочные скопления скелетов мужчин, женщин и детей (некоторые со следами ран от мечей или топоров). По всей вероятности, город был взят штурмом, а наступавшие двинулись дальше.

В тот период кочевники-арии еще не перешли к оседлости, так что такого рода налет вполне соответствовал их образу жизни. Однако независимо от того, была ли трагическая гибель Мохенджо-Даро (и других городов в долине Инда) делом рук ариев, существуют убедительные свидетельства, что к этому моменту город уже находился в состоянии экономического и социального упадка. Дома были грубо поделены на отдельные маленькие жилые помещения, улицы стали уже, город неоднократно страдал от наводнений, которые оставляли после себя ил и разрушения, высокий кирпичный подиум государственного зернохранилища в цитадели постепенно засыпался строительным мусором и скрылся под жалкими лачугами. С полным основанием можно утверждать, что гибели города предшествовали долгие десятилетия упадка.

Иная судьба сложилась у южной ветви Хараппской цивилизации, распространившейся вдоль побережья Аравийского моря и защищенной с севера пустыней Тар и обширными солончаками Качского Ранна. Там, не испытывая непосредственной угрозы вторжения ариев и других захватчиков с пограничных гор, цивилизация органично прошла через промежуточные фазы, перерастая в культуры-преемники, которые постепенно срастались с энеолитическими культурами Центральной Индии второй половины II – начала I тысячелетия до н.э.

Цивилизация в долине Инда сменилась своеобразным культурным безвременьем, в то время как на юге наблюдалась определенная трансляция прежней культуры. В самой Хараппе среди развалин торчат остовы зданий, грубо сложенных из вторично использованных кирпичей. В городе Чанху-Даро, в долине Инда в 130 км к юго-востоку от Мохенджо-Даро, хараппское население сменилось поселенцами, принадлежавшими к культуре Джхукар, стоявшей на более низкой ступени развития. Они делали грубые глиняные изделия и пользовались круглыми печатями-пуговицами из керамики или фаянса с ячеечным рисунком, похожими на печати II тысячелетия до н.э., найденными на севере Ирана и на Кавказе. Через некоторое время этих жителей сменили другие поселенцы, т.н. культуры Джхангар. Отдельные находки бронзовых и медных изделий в Сулеймановых горах (Западный Пакистан) и горах Белуджистана напоминают кавказские и иранские формы, а каменные могильные пирамиды содержат предметы, имеющие сходство с иранскими примерно 10 в. до н.э. Имеются свидетельства проникновения предметов материальной культуры из Анатолии и с запада, т.е. со стороны вторжения ариев.

Позже в долине Ганга и Джамны появилась своеобразная медная и бронзовая индустрия, вслед за которой уже в первой половине I тыс. до н.э. возникли первые мастерские в этом регионе города.

 

2.2.Протоисторические цивилизации


 

Когда и каким образом возникла великая цивилизация Гангской долины, до сих пор не известно. Индийская история, о чем свидетельствуют религиозные и литературные источники, начинается с завоевания Гандхары (Северо-Западная область) и средней части долины Инда персидским государством Ахеменидов во второй половине 6 в. до н.э., т.е. незадолго до рождения Будды. Этот период слабо документирован вплоть до вторжения Александра Македонского в 327 до н.э. и последовавшего основания великой династии Маурьев в долине Ганга.

К этому времени на берегах Ганга, Джамны и их притоков выросли города, которые либо существуют и поныне (например, Варанаси), либо разрушились и превратились в холмы. В Хастинапуре, в верховьях Ганга, раскопан один из таких холмов, археологические находки которого относятся к началу I тысячелетия до н.э. Город, вероятно, был построен из глины и сырцового кирпича около 500 до н.э., перед самым появлением железа. Его жители пользовались медными изделиями и умели делать массивную серую керамику, украшенную черным линейным орнаментом, которую археологи называют «серой расписной керамикой». Такая керамическая посуда была распространена в долине Ганга и за ее пределами в первой половине I тысячелетия до н.э., главным образом в эпоху меди, но оставалась в употреблении и после появления железа. Около 500 до н.э. ее вытесняет прочная черная или стального цвета посуда с блестящей поверхностью («северная черная шлифованная керамика»), типичная для гангских поселений и регионов их влияния, которая встречается до 2–1 в. до н.э. С появлением черной посуды сырцовые кирпичи в основном сменяются обожженными, а начало чеканки монет (несомненно, под влиянием Персии) свидетельствует о развитии торговых связей.

Трудно себе представить более впечатляющие свидетельства этого созидательного периода, чем развалины Каушамби на берегу Джамны, приблизительно в 50 км от Аллахабада. Над равниной вокруг развалин на высоту до 9 м поднимаются укрепления протяженностью 6,5 км. Земляной крепостной вал обложен с внешней стороны внушительным слоем обожженного кирпича и через правильные интервалы усилен мощными бастионами. Он построен около 500 до н.э. или несколько ранее, когда город был столицей Ватсы – царства, упоминаемого в буддийских источниках. Проводившие раскопки археологи обнаружили великолепные кирпичные здания и множество ремесленных изделий, свидетельствующих о богатстве этого торгового и административного центра на речной магистрали.

Еще одним значительным городом той эпохи был Уджаяни (современный Удджайн), один из семи священных городов Индии, который располагался на периферии Гангской цивилизации в предгорьях Центральной Индии. Он стоял на основном пути от северных равнин к плоскогорью Декан и к западному побережью Индии и одно время был столицей царства Аванти, также упоминаемого в буддийских источниках. Город окружен высокими земляными валами протяженностью 1,5 км, укрепленными бревнами у крутых берегов р.Сипра, и со стороны суши защищен глубоким рвом. Валы, вероятно, построены в начале железного века, почти одновременно с укреплениями Каушамби. Внутри укреплений сгрудились дома из камня и обожженного кирпича. Улицы, вымощенные связанным глиной булыжником, регулярно ремонтировались.

По мере продолжения археологических раскопок все больше выявляется богатство городов северных равнин и окружающих их территорий в последние столетия до н.э. В предгорьях к югу от Патны, в Бихаре, сохранились развалины знаменитой Раджагрихи, столицы древнеиндийского государства Магадха. Его каменные укрепления, сложенные из крупных необработанных и не скрепленных раствором камней, с огромными бастионами четырехугольной формы имеют протяженность не менее 40 км. Подобные укрепления свидетельствуют о том, насколько важна была Раджагриха, с которой в 5 в. до н.э. были связаны имена Будды и Махавиры

В буддийской литературе сообщается, что на территории между Гималаями и горами Виндхья в то время существовали 16 суверенных государств. Среди них в начале 6 в. до н.э. выделялось царство Кошала (впоследствии историческая область Ауд), затем постепенно на первый план вышло царство Магадха (совр. Бихар). Махавира и Будда, основатели джайнизма и буддизма, принадлежавшие к касте воинов-кшатриев, развернули свою деятельность в то время, когда царь Бимбисара (544–493 до н.э.) правил в Магадхе. Купцы из Южной Индии, которые вели с 7 в. до н.э., а возможно и раньше активную торговлю на море, установили контакты с Вавилоном (предположительно, также с Индонезией и Филиппинами).

Долина Инда стала провинцией Персидского царства примерно в 518 до н.э., но вновь обрела независимость перед вторжением Александра Македонского в Индию в 326 до н.э. Завоевание Северо-Западной Индии Александром Македонским было кратковременным эпизодом в истории. После смерти Александра к западу от Индии образовались греческие государства, упрочились контакты Индии с Западом, начавшиеся еще при персидских правителях из династии Ахеменидов.

Империя Маурьев. В молодости Чандрагупта Маурья, основатель первой империи Маурьев в Северной Индии, возглавил выступление против греческих войск, вторгшихся в Пенджаб. Чандрагупта находился на престоле примерно с 322 по 298 до н.э. и своими политическими успехами во многом был обязан своему главному министру брахману Каутилье, которому приписывают авторство трактата о принципах индийской политики – Артхашастра. Чандрагупта завоевал Пенджаб вскоре после смерти Александра Македонского. В 321 до н.э. он сверг и убил своего кровного родственника Дхана Нанду, правившего государством Магадхи. Заняв его место, он установил господство над всей Северной Индией. Затем Чандрагупта нанес сокрушительное поражение правителю Западной Азии Селевку I, одному из преемников Александра Македонского. На протяжении более 100 лет, начиная с 325 до н.э., династия Маурьев сохраняла контроль почти над всей Индией, кроме ее крайнего юга.

Ашока, внук Чандрагупты, правил примерно в 273–232 до н.э. После завоевания государства Калинга Ашока отказался от действий с позиций силы, принял буддизм и энергично пропагандировал его принципы. Он считал, что государственные границы следует расширять только путем мирного распространения буддизма (эта политика получила название дхармавиджая). Стремясь сохранить чистоту буддизма и авторитетно истолковывать его каноны, Ашока провел в столице империи Паталипутре (Патна) монашеский собор. Он делал акцент на этические нормы поведения и особенно настаивал на необходимости проявления терпимости по отношению к другим верованиям. Во время правления Ашоки расцвели искусство и зодчество.

По свидетельству Мегасфена, посла Селевка, одного из наследников Александра Македонского, Паталипутра протянулась на 15 км вдоль южного берега Ганга. Она была окружена деревянным частоколом с бойницами для лучников, 570 башнями и 64 воротами. В царском дворце были парки, тенистые рощи с павлинами и фазанами, великолепные бассейны. Археологам удалось обнаружить частокол и каменную кладку в персидском стиле.

После смерти Ашоки империя распалась. Спокойствие малых государств, возникавших на развалинах прежней империи, нередко нарушалось вторжениями греков, саков, парфян и, наконец, кушанов.

Властитель Пенджаба во 2 в. до н.э. Менандр, имевший греческие корни, отождествляется с правителем Милиндой в буддийском труде Вопросы Милинды. На кушанских монетах были выбиты рельефные изображения индуистских богов, а некоторые чужеземные предводители получали индийские имена, например Васудэва. Величайший из кушанских царей Канишка (правил на рубеже 2–1 вв. до н.э.) созвал последний буддийский собор и покровительствовал знаменитому буддийскому поэту Ашвагхоше, а также Чараке, автору руководства по индийской медицине. В этот период буддийская скульптура развивается под влиянием греко-римских традиций, о чем свидетельствуют достижения гандхарской школы изобразительного искусства.

 

2.3. Южноиндийские государства

 

На плоскогорье Декан в Южной Индии вскоре после смерти Ашоки сложилось мощное независимое государство Андхра (ок. 230 до н.э. – 230 н.э.), во главе которого стояла династия Сатаваханов. Эти правители посылали свои войска на север и захватили Удджайн, разделив в итоге плато Малва с правителями из династии Шунга, преемниками империи Маурья. Позднее Сатаваханы вели с переменным успехом войны с сакскими сатрапами в Гуджарате и Малве. Легенды о знаменитом Викрамадитьясакари, неустрашимом враге саков (шаков), по-видимому, относятся к ранней стадии этих вооруженных столкновений. Несомненно, эра Викрама, начавшаяся в 57 до н.э., и эра Саков, начавшаяся в 78 н.э., тоже были связаны с этой борьбой. Правители государства Андхра следовали практике ведических жертвоприношений и поощряли развитие литературы и искусства. При них процветал буддизм, замечательные архитектурные памятники (ступы, храмы и монастыри) высекались в скалах Западных Гат и сооружались из кирпича и камня в дельтовых областях Годавари и Кришны. Сатаваханы, называвшие себя «властителями трех океанов», имели военный флот. Их подданные не только вели торговлю с дальними заморскими странами, но и основывали там поселения, особенно в Юго-Восточной Азии.

На крайнем юге Индии существовали три государства – Чера, Чола и Пандья. Превосходные текстильные изделия и черный перец из Южной Индии и специи из Восточной Индии вывозились в обмен на вина, золото и серебро еще на заре существования Римской империи. Эта торговля продолжалась, пока приток предметов роскоши и отток благородных металлов не вызвали серьезной озабоченности на Западе. В тамильской литературе, зародившейся в начале новой эры, если не раньше, отразился разнородный характер этой части Индии: городов, деревень и морских портов; правителей, знати и простого народа; ремесел и торговли.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Индия  –  одна  из  колыбелей  человеческой  цивилизации.  Индийская культура была тесно связана с культурой многих  народов  и  оказала  на  них немалое влияние. В процессе взаимного обогащения она сумела  сохранить  своё своеобразие и яркую индивидуальность. Достижения  древней  Индии  в  области науки,  литературы  и  искусства  на  протяжении  тысячелетий  оплодотворяли творческую мысль близких и далёких её соседей. Зародившиеся в Индии  индуизм и буддизм и возникшие на их основе различные религиозно-философские  системы оказали воздействие не только на развитие многих цивилизаций Востока,  но  и общественную мысль многих народов мира.

Древнеиндийская культура оказала большое воздействие на культуру других стран. Уже с глубокой древности ее традиции переплетались с традициями Востока. В период Хараппской цивилизации установились культурные и торговые отношения с Месопотамией, Ираном, Средней Азией. Чуть позже появились культурные и экономические контакты с Египтом, Юго-Восточной Азией, Дальним Востоком. Особенно тесными были связи с Ираном: влияние индийской культуры сказалось на архитектуре этой страны, Иран много позаимствовал из древнеиндийской науки. Древнеиндийская культура оказала большое влияние на культуру Шри-Ланки и Юго-Восточной Азии; письменности этих регионов сложились на основе индийской, в местные языки вошло много индийских слов.

В современной Индии с почтением относятся к культурному наследию. Для этой страны характерна живучесть древних традиций и не удивительно, что многие достижения древнеиндийской цивилизации вошли в общекультурный фонд индийцев. Они стали неотъемлемым компонентом и мировой цивилизации, а сама Индия остается одной из самых любимых и загадочных стран в мире, «страной мудрецов».

 

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Альбедиль М.Ф. Протоиндийская цивилизация: Очерки культуры. М., 1994.
  2. Ампигилова Е.В., Дякина И.А. История политических и правовых учений для студентов вузов. –М.: Юристъ, 2003.
  3. Антонова К.А. и др. История Индии (краткий очерк). — М.: Мысль, 1973.
  4. Бонгард-Левин Г.М. Древнеиндийская цивилизация. М., 1993.
  5. Бонгард Левин Г.М., Ильин Н.Ф. Индия в древности. –СПб. Алетейя, 2001.
  6. Бонгард-Левин Г.М., Грантовский Э.А. От Скифии до Индии. Древние арии: Мифы и история. М., 1983.
  7. Бэшем А.Л. Чудо, которым была Индия. М., 1977.
  8. Данге Ш.А. Индия от первобытного коммунизма до разложения рабовладельческого строя.–М.: Наука, 1975
  9. Древние цивилизации / Под ред. Г.М. Бонгард-Левина. М., 1989.
  10. История Востока (Восток в древности). М., 1999. Т. 1.
  11. Луи Фредерик. Индия мистическая и легендарная.–М.: Деком, 2004.
  12. Маккей Э. Древнейшая культура долины Инда. М., 1952.
  13. Рассолов М. М. История политических и правовых учений для студентов вузов. –М.: ИНФРА-М, 2005.
  14. Шмидт Э. История человечества.–СПб.: Питер, 2001
<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 0.96MB/0.00155 sec

WordPress: 21.88MB | MySQL:116 | 1,488sec