ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ФОРМИРОВАНИЯ МОСКОВСКОГО ГОСУДАРСТВА В XVX ВЕКЕ

<

112814 2118 1 ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ФОРМИРОВАНИЯ МОСКОВСКОГО ГОСУДАРСТВА В XVX  ВЕКЕАктуальность темы исследования определяется следующим. Формирование русской государственности, несомненно, имело много общего с аналогичными процессами в других европейских странах. И там и здесь патриархально-вотчинная монархия развертывается в сословно-представительную с ее генеральными штатами, парламентами, сеймами, земскими соборами и т.д. Однако в рамках одной и той же общественно-экономической формации, в русле единого исторического процесса Московская Русь выделяется все же явным своеобразием своего государственного устройства. «Это устройство — целая политическая система, которой нельзя отказать ни в стройности и последовательности, ни в практической пригодности. Пригодность системы доказали ее результаты: она помогла государству в продолжение двух веков с лишком, с половины XV и до второй четверти XVIII века, выдержать трехстороннюю борьбу на западе, юге и юго-востоке, с которой по тяжести ни в какое сравнение не могут идти внешние затруднения, испытанные в те века государствами Западной Европы»1.

Большинство отечественных историков придерживаются мнения о том, что ни подъем производительных сил в сельском хозяйстве, ни развитие ремесла и торговли, ни рост городов как экономических центров в XIV—XV столетиях не являются свидетельством зарождения раннебуржуазных отношений. Процесс образования единого российского государства происходил на феодальной основе2.

Основная черта такого своеобразия сводится к следующему. Москва всякий раз достигает максимума в сосредоточении государственной власти над страной, максимума возможной политической централизации в данных экономических условиях. Это позволяет ей мобилизовать в случае военной необходимости гораздо больше боевых сил и материальных средств, чем враждебные ей державы, несмотря на все их многолюдство и богатство. Вот это гораздо более полное использование Москвой своего довольно-таки скудного военно-экономического потенциала и предопределило ее победу в долгих исторических спорах, которые оно вело со своими противниками.

Главную экономическую причину образования централизованного государства они видят в развитии феодальных отношений «вширь» и «вглубь». Происходило распределение этих отношений на всю территорию Северо-Восточной Руси и появление наряду с вотчинами условного феодального землевладения.

Создание Русского централизованного государства — важнейший этап исторического развития нашей страны. С ним связаны преодоление феодальной раздробленности, объединение русских земель под главенством Москвы и в результате этого ликвидация татаро-монгольского ига. Образование единого государства создало необходимые условия для дальнейшего экономического и политического развития России, развития отечественной государственности и российской правовой системы. Возросла роль России как в европейской, так и в мировой истории.

С начала XIV в. дробление русских княжеств прекращается, уступив место их объединению. В его основе лежали экономические причины, в частности усиление экономических связей между русскими землями. Отправным пунктом в развитии феодальной экономики послужил прогресс сельского хозяйства. Сельскохозяйственное производство характеризуется в данный период все большим распространением пашенной системы, которая становится в центральных районах страны преобладающим способом обработки земли. Пашенная система постепенно вытесняет подсечную. Не меньшее значение имело постоянное расширение посевных площадей за счет освоения новых и ранее заброшенных земель. Растущая потребность в сельскохозяйственных орудиях влекла за собой развитие ремесла. Интенсивно идет процесс отделения ремесла от сельского хозяйства. Возникает потребность в обмене продуктами труда между ремесленником и крестьянином. На базе этого обмена создаются местные рынки. Установлению внутренних экономических связей способствовало развитие внешней торговли. Все это настоятельно требовало политического объединения русских земель, создания единого государства. В его образовании были заинтересованы широкие круги русского общества и в первую очередь дворянство, купечество и ремесленники.

Другой предпосылкой объединения русских земель было обострение социально-классовых противоречий. Подъем сельского хозяйства побуждал феодалов усиливать эксплуатацию крестьян. Они стремились не только экономически, но и юридически закрепить крестьян за своими вотчинами и поместьями, закрепостить их. Такая политика, естественно, вызывала сопротивление крестьянских масс. Феодалам нужны были гарантии того, что процесс закрепощения будет доведен до конца. Эта задача могла быть решена только мощным централизованным государством.

Фактором, ускорившим централизацию, явилась внешняя опасность, которая заставляла русские земли сплачиваться перед лицом общего врага. Примечательно, что процесс государственной консолидации сделал возможным Куликовскую битву, с которой начинается освобождение Руси из-под татаро-монгольского ига. Когда же при Иване III удалось собрать почти все русские земли, это иго было окончательно свергнуто.

Русское централизованное государство сложилось вокруг Москвы, которая со временем стала его столицей. Центром объединения она стала потому, что в силу своего географического положения была лучше прикрыта от внешних врагов, находилась на перекрестке речных и сухопутных торговых путей.

Основанная в XII в., Москва поначалу была небольшим городом, который ростово-суздальские князья давали в удел своим младшим сыновьям. Только с конца XIII в. она стала стольным градом самостоятельного княжества с постоянным князем. Первым московским князем был сын Александра Невского — Даниил, при котором на рубеже XIII и XIV вв. начался процесс общерусской государственной консолидации. Его преемники, продолжая политику объединения русских земель, скупали или захватывали силой земли соседних княжеств, заключали договоры с ослабевшими удельными князьями, делая их своими вассалами. Территория Московского княжества расширялась также за счет заселения Верхнего Заволжья.

Основа могущества Москвы была заложена при втором сыне Даниила -Иване Калите (1325-1340 гг.), который сумел получить у татар ярлык на великое княжение и таким образом приобрел право собирать дань в их пользу со всех русских земель. Это право в дальнейшем было использовано московскими князьями в целях объединения этих земель под своей властью. Когда в 1326 г. в Москву из Владимира была перенесена митрополичья кафедра, она стала центром и православной церкви. Расширяя территорию Московского государства, великие князья московские превращали уделы в простые вотчины. Удельные князья, подпадая под их власть, становились боярами -подданными великого московского князя.

Иван III явился фактическим создателем Московского государства. В годы его правления к Москве были присоединены великое княжество Ярославское (1463), Пермский край (1472), великое княжество Ростовское (1474), Новгород и его владения (1478), великое княжество Тверское (1485), Вятская земля (1489). Великие и удельные князья отказались от верховных прав в своих владениях и переходили под политическое покровительство московского князя. В 1490—1500 гг. политическое верховенство московского князя признали князья Вяземские, Белевские, Новосильские, Одоевские, Воронежские и Мезецкие.

Выступая защитником православной веры и возглавляя движение за создание великорусской народности, Иван III провел с Литвой ряд успешных войн, отторгнув от нее верховские и Черниговские княжества. По условиям перемирия с великим князем литовским Александром (1503 г.) к Москве отошли 19 городов и 70 волостей.

Если до середины XV в. Московское княжество было лишь одним из нескольких княжеств Северной Руси, то «теперь оно осталось здесь единственным и потому стало национальным: его границы совпали с пределами великорусской народности»1. При этом Иван III стремился взять под свое покровительство население Южной и Западной Руси.

Как независимый государь Иван III стал держать себя по отношению к татарам. В 1476 г. он отказался платить им ежегодную дань и вступил в союз с крымским ханом, противником Золотой Орды. Стояние на Угре (1480) положило конец монголо-татарскому игу. Русское государство обрело формальный суверенитет.

В 1472 г. состоялся брак Ивана III с племянницей последнего византийского императора Зоей (Софьей) Палеолог, возвысивший значение монархической власти в России

Изменение общественно-политического статуса великого князя Московского отразилось и на его титуловании, теперь его называли: «Иоанн, божьей милостью государь всея Руси и великий князь Владимирский и Московский и Новгородский и Псковский и Тверской… и иных». В международных отношениях Иван III стал именовать себя царем, как раньше звали только византийского императора и татарского хана. В новом титуле нашла выражение не только мысль о московском государе как национальном властителе всей Русской земли, но также и идея божественного происхождения его власти (в дополнение к прежнему источнику власти от отца и деда).

В 1493 г. Иван III формально принял титул «государя всея Руси», открыто претендуя на земли Литовской Руси. Титулы, принятые Иваном III, — «царь» и «самодержец» — подчеркивали самостоятельность, независимость государя всея Руси.

В это время появляется множество легенд, которые должны были обосновать законное первенство московских государей над всеми русскими князьями и королями Польши и Литвы, захватившими значительную часть русских земель. В одной из них, «Сказаниях о князях Владимирских», доказывается связь рода Рюрика, к которому принадлежал Иван III, с родом древнего римского императора Августа, чья власть имела божественный характер. Утверждению той же идеи способствовала политическая теория, провозглашавшая Москву «третьим Римом», по которой вся история христианства сводилась к истории трех «Римов» — первого, погубленного католичеством, второго — Константинополя, завоеванного турками-османами, и третьего — Москвы, объявлявшейся недоступной для ереси твердыней православия. Тем самым задача создания централизованного Московского государства становилась всемирно-исторической, представлялась как спасение всего человечества, искупительная миссия христианства.

По мнению И. Н. Ионова1, если в X в. христианство стало духовной основой объединения восточнославянских племен в единое древнерусское государство, то в XV в. оно вновь сыграло ключевую роль в создании централизованного Московского государства, упрочении самодержавной власти московских царей.

Наконец, в конце XV в. о существовании Московского государства (Московии) стало известно в странах Западной Европы. При Иване III были установлены дипломатические отношения с Германией, Венецией, Данией, Венгрией и Турцией.

Новое значение великого князя Московского отразилось и на государственном праве. Иван III передал по наследству своему старшему сыну Василию целый ряд политических преимуществ: «1) до сих пор все князья сонаследники совместно по участкам владели городом Москвой; Иоанн III предоставил финансовое управление всей столицей, сбор доходов с нее одному великому князю, равно как ему же принадлежал и суд по важнейшим уголовным делам во всем городе Москве и в подмосковных селах, доставшихся в удел его младшим братьям; 2) до сих пор все князья, великий и удельные, били свою монету; по духовной Иоанна III право чеканить монету предоставлено было одному великому князю Московскому; 3) до сих пор удельные князья могли располагать своими вотчинами в завещаниях по личному усмотрению; по духовной Иоанна III, удельный князь, умирая бессыновьим, не мог никому завещать свой удел, который в таком случае переходил к великому князю; 4) по договорным грамотам со своими удельными братьями Иоанн III присвоил одному себе право вести сношения с иноземными государствами»1.

Присоединив к Москве Псков (1510), великое княжество Рязанское (1517), княжества Стародубское и Новгород-Северское (1517—1523) и Смоленск (1514), Василий фактически завершил объединение Великороссии и превратил Московское княжество в национальное государство.

Князья в присоединенных землях становились боярами московского государя («обояривание князей»). Эти княжества теперь назывались уездами, управлялись наместниками из Москвы. Раздробленность постепенно сменялась централизацией. Начал складываться аппарат управления. Боярская дума имела совещательные функции о «делах земли».

<

Будущая приказная система выросла из двух общегосударственных ведомств: Дворца и Казны. Дворец управлял землями великого князя, Казна ведала финансами, государственной печатью, архивом.

В целом в отличие от передовых стран Западной Европы образование единого государства в России происходило при полном господстве традиционного способа хозяйства России — на феодальной основе. Это позволяет понять, почему в Европе начало формироваться буржуазное, демократическое, гражданское общество, а в России долго будут господствовать: крепостное право, сословность, неравноправие граждан перед законом.

Таким образом, завершился процесс объединения Северо-Восточной и Северо-Западной Руси в одно государство. Образовалась крупнейшая в Европе держава, которая с конца XV в. стала называться Россией.

К концу XIV в. Московское княжество настолько усилилось, что смогло возглавить борьбу Руси за свержение татаро-монгольского гнета. Орде были нанесены первые чувствительные удары — самый значительный на Куликовом поле. При Иване III объединение русских земель вступило в завершающую стадию. К Москве были присоединены Новгород Великий, Тверь, часть Рязанского княжества, русские земли на Десне. В 1480 г. после известного «стояния на Угре» Русь окончательно освободилась от татарского ига. Процесс объединения был завершен в начале XVI в. Князь Василий III присоединил к Москве вторую половину Рязанского княжества, Псков, от литовского господства освободил Смоленск. Вместе с Новгородской, Нижегородской, Пермской и другими землями в состав Московского государства вошли и нерусские народы: мещера, карелы, саами, ненцы, удмурты и др. Русское государство подобно Киевскому становилось многонациональным.

Вместе с объединением русских земель, присоединением других территорий росла и власть великих московских князей. Московское княжество постепенно превращалось в могучее государственное образование, в котором прежнее деление на уделы было заменено делением на административно-территориальные единицы, возглавляемые присылаемыми из Москвы наместниками и волостелями.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2. ОСНОВНЫЕ ИСТОЧНИКИ ПРАВА МОСКОВСКОГО ГОСУДАРСТВА

 

В качестве основного законодательного акта Московского государства действовала Русcкая Правда.

В начале XV века, по-видимому, уже в Московской Руси появился новый третий вид Пространной Правды. Он представлен несколькими списками XV -XVI веков, один из них принадлежал князю Оболенскому, другой — Карамзину. В его основу заложен текст какого-то списка Пушкинско-Археографической ветви, дополненной по спискам Синодально-Троицкой. Отличительной чертой Карамзинского вида являются дополнительные статьи о резах (процентах), Устав о мостех и статья «О коне», вставленные в текст Правды. Большинство исследователей предпочитают пользоваться, вследствие его полноты и кажущейся исправности. Списки Синодально-Троицкой группы по сравнению с Пушкинской и Карамзинской, характеризуется тем, что состав текста Правды отличается большей древностью. В списках этих групп есть у каждой свои ошибки. Протографы дошедших списков Синодально-Троицкой группы, с одной стороны, и Пушкинской, с другой, не восходят непосредственно один к другому, а независимо друг от друга восходят к общему протографу Пространной Правде. Наибольшее число списков относится к Синодально-Троицкой группе, их всего 68. Пушкинско-Археографический и Карамзинский виды выделены в особые редакции Русской Правды, т. к. в них включены дополнительные статьи.

К третьей редакции Русской Правды относится 2 списка так называемой Сокращённой Правды. Оба они помещены в Кормчей особого состава, сохранившейся в списках XVII века. Однако Кормчая подобного состава возникла значительно раньше, вероятнее всего в XV веке, на Пермской земле после ее присоединения к Московскому княжеству. Списки Сокращенной Правды близки по тексту к Пространной Правде, но многие статьи в ней пропущены, а сохранившиеся напоминают выдержки из Правды. Но помимо других особенностей текста, Сокращенная Правда имеет статьи (о кровавом муже), отсутствующие во всех списках Пространной Правды. Сокращенная Правда, должна быть признана третьей особой редакцией Русской Правды.

Русская Правда имела ближайшую связь с договорами Смоленска с немцами в XIII веке, но возникла раньше их, т.к. тексты договора уже ссылаются на Правду и имеют более поздний денежный счет, чем в Пространной Правде. По мнению М.Н.Тихомирова, Пространная Правда возникла в начале XIII века в Новгороде и была связана с новгородским восстанием в 1209 году. Время возникновения новых юридических памятников на Руси чаще всего совпадало с большими социальными изменениями. Так, Судебник 1550 года возник после московского восстания 1547 года, А Соборное Уложение после 1648 года. Пространная Правда была памятником гражданского законодательства в Новгороде. Спор об официальном и неофициальном происхождении Пространной Правды, которым исследователи так много занимались, в сущности, бесплоден, потому что в древности понятие о законности памятника не было достаточно ясным. Авторы Пространной Правды ставили перед собой задачу руководства, в котором тщательно определялись в первую очередь финансовые права князя. Князь в своей вотчине рисуется Правдой в качестве землевладельца- феодала. Вся администрация вотчины и все ее население подлежит его вотчинной юрисдикции. Судить их можно только с разрешения и ведома вотчинника («или смерд умучат, а без княжа слова, за обиду 3 гривны, а в огнищанине, и в тивунице — 12 гривен» (ст. 33)). Также в Пространной Правде отстаивающие интересы боярства. Большое количество статей Пространной Правды, относящихся к торговле и ростовщичеству, типичны для такого памятника, который мог возникнуть в крупном городе. С необыкновенной яркостью Пространная Правда рисует перед нами жизнь боярского и купеческого дома, связанного с торговлей. Являясь памятником классового господства феодалов, в ней можно увидеть беспощадное угнетение челядинов и смердов. В Пространной Правде совсем не случайно на полях против перечня личного состава княжеской вотчины (значительно расширенной против Правды Ярославовичей), очевидно, какой-то «юрист» приписал: «Такоже и за бояреск»», т. е. все штрафы, положенные за убийство вотчины княжеских слуг, распространяются и на вотчины боярские. Первое впечатление от Пространной Правды как и от Правды Ярославовичей такое, что изображенный в ней хозяин вотчины с сонмом своих слуг разных рангов и положений, собственник земли, обеспокоенный возможностью убийств, стремится найти защиту в системе судебных наказаний.

Была создана новая редакция этого законам — так называемая Сокращенная из Пространной, приспособлявшая древнерусское право к московским условиям. Действовало также обычное право.

Однако развитие феодальных отношений, образование централизованного государства требовали создания существенно новых законодательных актов. В целях централизации государства, все большего подчинения мест власти московского князя издавались уставные грамоты наместничьего управления, регламентировавшие деятельность кормленщиков, ограничившие в какой-то мере их произвол. Наиболее ранними уставными грамотами были Двинская (1397-1398) и Белозерская (1488). Но самым значительным памятником права был Судебник 1497 г. Он внес единообразие в судебную практику Русского государства. Судебник 1497 г. имел и другую цель — закрепить новые общественные порядки, в частности постепенное выдвижению мелких и средних феодалов — дворян и детей боярских. В угоду этим социальным группам он внес новые ограничения в судебную деятельность кормленщиков, а главное, положил начало всеобщему закрепощению, введя повсеместно Юрьев день.

 

 

 

3. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СУДЕБНИКА 1497 ГОДА

 

Первое упоминание о Судебнике 1497 года имеется в Записках о Московии австрийского дипломата Сигизмунда Герберштейна, бывшего послом императора Максимилиана I при дворе Василия III. Опубликованные в 1556 году в Базеле на латинском языке, эти записки раскрывали содержание лишь первых статей Судебника (3—7, 9—16) о порядке решения споров при помощи судебного поединка и наказаниях за разного рода преступления. Рукопись Судебника 1497 года была обнаружена в 1817 году П. М. Строевым и опубликована им совместно с К. Ф. Калайдовичем в 1819 году. Она остается до сих пор единственным известным списком Судебника и хранится в фонде Государственного древлехранилища Центрального государственного архива древних актов в Москве.

В отличие от Судебника 1497 года текст Судебника 1550 года дошел до нас более чем в 40 списках, 10 из которых относятся к XVI в., 4 — к XVI—XVII вв., 21 — к XVII в., 2 — к XVII — XVIII вв., а остальные — к XVIII в.

Первая публикация текста Судебника 1550 года названа с именем В. Н. Татищева. В 1734 году он преподнес рукопись Судебника 1550 года «яко вещь дивную» императрице Анне Ивановне, а снятую копию передал в Академию наук, где она и пролежала более 30 лет. Лишь в 1768 году текст Судебника 1550 года с примечаниями Татищева к большинству из его 100 статей и дополненный указами правительства с 1550 по 1607 гг. (Судебник государя царя великого князя Иоанна Васильевича и некоторые сего государя и ближних его преемников указы, собранные и примечаниями изъясненные покойным статским советником и астраханским губернатором Васильем Никитичем Татищевым) был издан Г. Ф. Миллером. В 1768 году вышло и другое издание этого Судебника, подготовленное переводчиком Академии наук Семеном Башиловым. Оно также было снабжено примечаниями Татищева и включало, кроме текста Судебника, «Книги законные Юстиниана», «Указы дополнительные к Судебнику» за 1550—1581 гг. и Таможенный Устав 1571 года (Судебник царя и великого князя Ивана Васильевича, законы из Юстиниановых книг, указы дополнительные к Судебнику и Таможенный устав царя и великого князя Ивана Васильевича).

Источниками Судебника явились Русская Правда, Псковская судная грамота; текущее законодательство московских князей. Но он не просто обобщил накопившийся правовой материал. Больше половины статей было написано заново, а старые нормы были в основном переработаны. Судебник 1497 г. содержал главным образом нормы уголовного и уголовно-процессуального права. Хотя он знаменует собой новый шаг в развитии права, однако в нем некоторые вопросы регламентировались менее полно, чем в Русской Правде. Это относится, в частности, к гражданскому и особенно к обязательственному праву. Отсюда можно предположить, что Судебник не целиком заменили предшествующее законодательство. Некоторые нормы Русской Правды действовали, очевидно, наряду с Судебником.

Гражданское право. Право собственности. Развитие земельных отношений характеризовалось полным или почти полным исчезновением самостоятельной общинной собственности на землю. Земли общин переходили в руки вотчинников и помещиков, включались в состав княжеского домена. В то же время все более четко оформлялось вотчинное и поместное землевладение. Вотчина отличалась тем, что собственник обладал почти неограниченным правом на яке. Он мог не только владеть и пользоваться своей землей, но и распоряжаться ею: продавать, дарить, передавать по наследству. Вместе с тем, вотчина — условное землевладение. Так, например, князь мог отобрать вотчину у отъехавшего вассала.

Еще более условное землевладение — поместье. Оно давалось сеньором своим вассалам только на время службы как вознаграждение за нее. Поэтому распоряжаться землей помещик не мог.

Великокняжеский домен разделялся на земли чернотяглые и дворцовые. Они различались лишь по форме эксплуатации населявших эти земли крестьян и по организации управления ими. Дворцовые крестьяне несли барщину или натуральный оброк и управлялись представителями, дворцовой власти. Чернотяглые платили денежную ренту и подчинялись общегосударственным чиновникам. Земли домена постепенно раздавались великими князьями в вотчины и поместья.

Обязательственное право. Обязательствам из договоров Судебник 1497 г. уделял места даже меньше, чем Русская Правда. О займе говорила лишь одна статья, предусматривавшая, подобно Русской Правде, ответственность за несостоятельность’ должника. Имелись упоминания о договорах купли-продажи и личного найма. Судебник вслед за Псковской судной грамотой предусматривал, что наймит, не дослуживший своего срока или не выполнивший обусловленное задание, лишался оплаты.

Судебник 1497 г. более четко, чем Русская Правда, выделял обязательства из причинения вреда, правда, лишь в одном случае: ст. 61 предусматривала Имущественную ответственность за потраву. Как своеобразные обязательства из причинения вреда рассматривает Судебник некоторые правонарушения, связанные с судебной деятельностью. Судья, вынесший неправосудное решение, обязан возместить сторонам происшедшие от этого убытки. Такая же мера применялась к лжесвидетелям. Закон прямо указывает, что наказанию судья за свой проступок не подлежит (ст. 19).

Наследственное право. Мало изменилось и наследственное право Судебник, однако устанавливал общую и четкую норму о наследовании. При наследовании по закону наследство получал сын, при отсутствии сыновей — дочери. Дочь получала не только движимое имущество, но и земли. За неимением дочерей наследство переходило ближайшему из родственников.

Уголовное право. Если гражданские правоотношения развивались сравнительно медленно, то уголовное право в данный период претерпело существенные изменения, отражая обострение противоречий феодального общества и усиление классовой борьбы.

Развитие уголовного права связано главным образом с изданием Судебника 1497г. Судебник трактовал понятие преступления отлично от Русской Правды, но в принципе тождественно Псковской судной грамоте. Под преступлением понимались всякие действия, которые так или иначе, угрожают государству или господствующему классу в целом, поэтому запрещаются законом. В отличие от Псковской судебной грамоты Судебник дает термин для обозначения преступления. Оно теперь именуется «лихим делом».

Развитие феодализма нашло свое отражение в некотором изменении взгляда на субъект преступления. Судебник рассматривал холопа уже как человека и в отличие от Русской Правды считал его способным самостоятельно отвечать за свои поступки и преступления.

В соответствии с изменением понятия преступления усложнялась система преступлений. Судебник вводит род преступлений, неизвестный Русской Правде и лишь намеченный в Псковской судной грамоте, — государственные преступления. Судебник отмечал два таких преступления — крамолу и подым. Под крамолой понималось деяние, совершаемое преимущественно представителями господствующего класса. Именно как крамолу стали рассматривать великие князья отъезд бояр от них к другому князю. Тверской летописец, например, называет крамольниками князей и бояр, отъехавших и 1485 г. из Твери к московскому великому князю. Понятие «подым» является спорным. Можно предполагать, что подымщиками называли людей, поднимающих народ на восстание. Мерой наказания за государственные преступления устанавливалась смертная казнь.

Закон предусматривал развитую систему имущественных преступлений. К ним относятся разбой, татьба, истребление и повреждение чужого имущества. Все эти преступления, подрывавшие основу благосостояния господствующего класса — феодальную собственность, также жестоко наказывались.

Судебник знал и преступления против личности: убийство (душегубство), оскорбление действием и словом.

Изменяются цели, а с ними и система наказаний. Если прежде князья видели в наказаниях — вире и продаже — одну из доходных статей, существенно пополнявших казну, то теперь на первый план выступил другой интерес. Господствующий класс стал применять террористические методы борьбы с сопротивлением эксплуатируемых масс. Соответственно в наказании на первое место выступила цель устрашения, как самого преступника, так и главным образом других людей. Если раньше господствовали имущественные наказания, то теперь они отошли на задний план. Судебник ввел новые наказания — смертную и торговую казнь, причем эти, меры применялись за большинство преступлений. Закон не предусматривал виды смертной казни. На практике они были весьма разнообразны: повешение, отсечение головы, утопление и др. Торговая казнь состояла в битье кнутом на торговой площади и часто влекла за собой смерть наказуемого. Судебник, как и Русская Правда, знает продажу, но она теперь применяется редко и обычно в сочетании со смертной или торговой казнью. Помимо указанных в Судебнике практика знала и такие меры наказания, как лишение свободы и членовредительство (ослепление, отрезание языка).

Процессуальное право. Процесс характеризовался развитием старой формы, так называемого «суда», т. е. состязательного процесса, и появлением новой формы судопроизводства — розыска. При состязательном процессе дело начиналось по жалобе истца, именовавшейся челобитной. Она обычно подавалась в устной форме. По получении челобитной суд принимал меры к доставке ответчика в суд. Явка ответчика в суд обеспечивалась поручителями. Если ответчик каким-либо образом уклонялся от суда, то он проигрывал дело даже бед разбирательства. Истцу, в таком случае выдавалась так называемая «бессудная грамота». Неявка истца в суд влекла за собой прекращение дела.

Несколько изменилась система доказательств. Судебник признавал доказательством, притом бесспорным, собственное признание стороны. Если истец отказывался от всего или части иска или ответчик признавал исковые требования, то иных доказательств уже не требовалось.

Другим видом доказательств были свидетельские показания. В отличие от Русской Правды Судебник не различает теперь послухов и видоков, именуя всех неслухами. Послушествовать могли теперь и холопы.

Доказательством признавалось и «поле» — судебный поединок. Победивший в бою считался правым, т. е. выигрывал дело. Проигравшим признавался и не явившийся на поединок или сбежавший с него. На «поле»» можно было выставлять наймитам. В XV в. применение «поля» все больше ограничивалось, и в XVI в. постепенно исчезло. В качестве доказательств стали применяться разного рода документы: договорные акты, официальные грамоты. Доказательством по-прежнему считалась и присяга.

Обострение классовой борьбы обусловило появление новой формы процесса — розыска, следственного или инквизиционного процесса. Розыск применялся при рассмотрении наиболее серьезных уголовных дел, в том числе по политическим преступлениям. Его введение было обусловлено стремлением не столько найти истину, сколько быстро и жестоко расправиться с «лихими людьми». «Лихой» человек — это, вообще говоря, не обязательно уличенный преступник. Это лишь лицо неблагонадежное, с дурной славой, которое «облиховали» «добрые» люди, т. е. благонамеренные члены общества. Розыск отличался от состязательного процесса тем, что суд сам возбуждал, вел и завершал дело по собственной инициативе и исключительно по своему усмотрению. Подсудимый был скорее объектом процесса. Главным способом «выяснения истины» при розыске являлась пытка.

Обращение в феодальный суд было весьма дорогим удовольствием. Стороны облагались различными пошлинами. Так, по Судебнику нужно было платить судье — боярину 6% от цены иска. Кроме того, полагалось заплатить 4 копейки с рубля дьяку. Существовали специальные полевые пошлины. Они платились даже в том случае, если стороны помирились и отказывались от судебного поединка. Если же «поле» состоялось, то пошлины уплачивались кроме боярина и дьяка еще и специальным должностным лицам, организующим поединок.

14- начало 16 в. — важный период истории Русского государства и права. В это время закладывается фундамент государства, которое станет в ряд ведущих мировых держав. Появляются новые крупные законодательные акты, важнейший из которых — Судебник 1497 года.
В недрах раннефеодального государства созревают условия и появляются признаки перерастания в новую форму — сословно-представительную монархию.

Дадим общую характеристику исторические источники XV века.

Прежде всего, это «Летописец русских царей», летописный памятник, сохранившийся в рукописи XV в. Начало летописца (до 907) имеется еще в одном списке XV в. Собственно «Летописец русских царей» охватывает события 1138 – 1214. Летопись была составлена в 1216 – 1219 и является одной из древнейших из числа дошедших до наших дней. В основу летописца положен владимирский летописный свод н. XIII в., близкий Радзивилловской летописи. Этот свод был переработан в Переяславле-Суздальском (Залесском) с привлечением местных и некоторых других известий.

Никаноровская летопись — русская летопись конца XV века. Названа по имени владельца — епископа Никанора. Сходство Никаноровской летописи с Вологотско-Пермской дает основание предполагать, что она была составлена при дворе вологодского-пермских епископов в конце XV века как общерусская основа местной летописи. В Никаноровской летописи события излагаются с IX века по 1472 год. Источником выступает Софийская первая летопись старшего взвода и Московский свод 1472 года. Составитель летописи занимал промосковскую позицию.

Новгородская судная грамота — судебный кодекс Новгородской феодальной республики XV века, дошедший в редакции 1471 года в единственном экземпляре (без конца) в составе рукописного сборника середины 1470-х годов. Юридическими источниками грамоты явились статьи Русской Правды и местное новгородское право более позднего происхождения. Отдельные нормы Новгородской судной грамоты перекликаются с некоторыми нормами псковской судной грамоты и судебными порядками Северо-восточной Руси. Она состоит из разновременных частей и посвящена судоустройству и судопроизводству в Новгороде Великом. В ней определены компетенция суда архиепископа. посадника, тысяцкого, великокняжеского наместника и тиуна, указаны размеры судебных пошлин, рассмотрены различные судебные казусы. Особое внимание уделено разбору земельных тяжб. Помимо интересов господствующих классов Новгорода (бояр, житьих людей и др.), Новгородская судная грамота отразила также политику Ивана III Васильевича по ограничению произвола новгородского боярства в пользу великокняжеской власти (50 рублей штраф с боярина в случае клеветы на судей и т.п.). Новгородская судная грамота послужила одним из источников Белозерской уставной грамоты 1488 года и Судебника 1497 года.

Радзивилловская летопись — русский летописный свод, близкий по содержанию к Лаврентьеиской летописи. Начинается со времени расселения славян и заканчивается 1205 годом. Относится к владимирско-суздальским летописям. Дошла до нас в списке кон. XV в. (видимо копия списка XIII в.}, который принадлежал Б. Радзивиллу, а затем Кенигсбергской библиотеке. Содержит 617 красочных миниатюр, является ценным источником для изучения материальной культуры, истории и искусства Древней Руси.

Рогожский летописец — древнеруский летописный свод XV в. Открыт Н. П. Лихачевым в конце XIX в. в собрании рукописей Рогожского кладбища в Москве. Рогожский летописец составлен путём соединения мат-лов из сводов разного происхождения и политической ориентации. Охватывает события от расселения славян до 1412 г. Первая часть (до 1288) сходна с Летописью Авраамки и Летописцем епископа Павла и восходит вместе с ними к краткому извлечению из Новг.-Софийск. свода 30-х гг. XV в. Вторая часть (до 1327) сходна с известиями Тверского сборника. Третья часть (1328 -1374) представляет собой компиляцию Тверской летописи, близкой к Симоновской. Четвертая часть (1375 — 1415) схожа с Симоновской летописью. Рогожский летописец содержит ряд уникальных сведений, особенно за XIV в., не подвергшихся промосковской обработке и освещающих политическое развитие русских земель с точки зрения тверских летописцев.

Псковская судная грамота — важный документ средневекового Пскова, состоящий из 2 частей: грамоты великого князя тверского Александра Михайловича и грамоты князя Константина Дмитриевича, княжившего в Пскове в 1407 — 1414 годы. С добавлениями, сделанными позже, Псковская судная грамота была утверждена на вече в 1467 году. Она определяла судебные права князя, посадника, новгородского наместника, владыки, княжих и вечевых чиновников, судопроизводство, трактовку уголовных преступлений, имущественных прав и их нарушений, различного рода обязательств и права наследства. Даёт достаточно полную картину жизни тогдашней Псковская феодальная республики.

Разрядные книги (иначе — разрядные списки) — книги записей распоряжений о назначениях на военные, гражданские и придворные должности, документы, содержавшие государственные указы о назначениях и должностях сановников, придворных, гражданских и военных лиц. Древнейшая из них начинается с 1471 г. Разрядные книги подчас служили источником местнических споров между боярами, воеводами, окольничими, стольниками, головами и т. д.

 

 

 

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Московское государство зарождалось в XIV в. под гнетом внешнего ига, строилось и расширялось в XV и XVI вв. среди упорной борьбы за свое существование на западе, юге и юго-востоке. Оно складывалось медленно и тяжело и стоило стране многих жертв. Тем не менее, процесс объединения встречал поддержку всех социальных слоев русского народа — от феодального боярства, покидавшего дворы удельных князей ради службы московскому государю, до простых смердов, решивших исход битвы на Куликовом поле. И именно по этой причине великие московские князья сумели покончить с уделами и создать политически сплоченное Русское государство, несмотря на то, что отдельные его области, «земли», продолжали еще в течение двух веков жить самодовлеющей, обособленной одна от другой экономической жизнью

Можно отметить три главные особенности формирования русской государственности. Это, во-первых, боевой строй государства. Московское государство, по сути, вело перманентную войну на два фронта. Вторую особенность составлял тягловый, неправовой характер внутреннего управления и общественного состава. Сословия различались не правами, а повинностями, между ними распределенными. Каждый обязан был или оборонять государство, или работать на государство, то есть кормить тех, кто его обороняет. Были командиры, солдаты и работники, не было граждан, т. е. гражданин превратился в солдата и работника, чтобы под руководством командира оборонять отечество или на него работать. Третьей особенностью московского государственного порядка была неограниченная верховная власть с неопределенным пространством действия. Именно эти особенности и определили историческое развитие державы на последующие столетия.

 

 

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Бушуев С.В. История государства Российского. –М.: Книжная палата, 1994.
  2. Данилова А.А. История России IX – XIX вв. Справочные материалы. М., 1999
  3. Деревянко А.П., Шабелиникова Н.А. История России. –М.: Мангрув, 2004.
  4. Дюби Ж.  Европа в Средние века. М., 1995.
  5. Гумилев Л.Н. Древняя Русь и великая степь. – М.: Товарищество Калашников, Комарова и Кo, 1992.
  6. Ионов И.Н. Российская цивилизация: IX – начало ХХ века. М., 2005.
  7. История России с древности до наших времен / И.В. Волков, М.И. Горинов, А.А. Горский и др.; под ред. М.Н. Зуева. М., 1997.
  8. История России. В 2 Т. / Под ред. М.М. Шумилова, С.П. Рябикина. – СПб.: Изд. Дом «Нева», 2001.
  9. Ключевский В.О. Краткое пособие по русской истории, Санкт-Петербург, 1998
  10. Мунчаев М.М., Устинов В.М. История России. М., 1997.
  11. Пайпс Р. Россия при большевиках. М., 1997
  12. Платонов С.Ф, Лекции по русской истории. СПб., 1997.
  13. Зимин А.А. Витязь на распутье. М., 1991.
  14. Пушкарев С.Г. Обзор русской истории. М., 1991Ю
<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 0.97MB/0.00055 sec

WordPress: 23.03MB | MySQL:115 | 1,518sec