Изложите общие и особенные черты восточных деспотий в древних Египте, Месопотамии, Китае

<

112614 1856 1 Изложите общие и особенные черты восточных деспотий в древних Египте, Месопотамии, Китае Деспотия — общественный строй, где власть монарха никем не ограничена, в том числе и соседями, поэтому деспотия обязана быть большой. Бессмысленно становиться деспотом в маленьком государстве: вас никто не будет бояться. Деспотия строится на страхе, на армии (хотя бывают весьма любимые народом деспоты), на невозможности прямого воздействия на власть для всех социальных слоев и государственных институтов, тем более для местного самоуправления.

Общество в древних цивилизациях в отличие от первобытности было неоднородным, в нём появились разные  социальные прослойки. Это было связано, с одной стороны, с тем, что образовалось государство, которое требовало специального аппарата для управления.

С другой стороны, в цивилизованном обществе усиливались профессиональные, функциональные различия (ремесло отделялось от земледелия, возникла торговля и т.д.), росло имущественное расслоение. Уже в древности стала складываться сложная структура общества, которая  впоследствии становилась все более дифференцированной и разветвленной.

Особенностью Восточных обществ была их строгая иерархичность: каждый социальный слой занимал свое, четко определенное место и отличался от других своей социальной значимостью, а также обязанностями, правами, и привилегиями.

Общество в древних цивилизациях часто изображают в виде пирамиды. На вершине ее стоит царь, далее идет высший слой знати, состоящий из жрецов, родовой и военной аристократии. Это были самые привилегированные слои в обществе. Представители знати занимали высокие государственные посты, в их распоряжении были огромные земли. Эти земли могли быть отняты у общин, а чаще всего они дарились царем или завоевывались во время войн.

Высокое положение в обществе занимал и многочисленный аппарат чиновников, поэтому ученость приносила большие практические выгоды.
Особую прослойку составляли купцы, которых поддерживало государство, заинтересованное в поставке иноземных и редких товаров. Благодаря купцам осуществлялась экономическая связь, пока еще очень слабая, между отдельными районами.

Отдельную категорию населения составляли воины. Находясь на службе в постоянной армии, они получали снабжение от государства. После удачных походов устраивалась раздача земель, рабов, кроме того, воины жили за счет разграбления захваченных земель. В мирное время их часто привлекали к тяжелым работам: например, в Египте воины трудились на каменоломнях. Довольно многочисленными были ремесленники, большей частью они жили в городах, но были и ремесленники (очевидно, зависимые),  которые работали в мастерских, принадлежащих храмам, царю или знати, под плетью надсмотрщиков.

Основную часть общества составляли свободные общинники-крестьяне. Сельская община и в древних цивилизациях, и в эпоху средневековья, вплоть до индустриальной революции, была основной производственной ячейкой. Она уходит корнями в далекое прошлое, в эпоху первобытности, а потом в соседские общины. На основе первобытной соседской общины сформировалась община сельская. Впрочем, в ней могли сохраняться и семейные, родственные связи.

Основной хозяйственной единицей в общине была большая патриархальная семья, которая имела свой дом, имущество, иногда рабов, приусадебный участок. От общины она получала надел земли и пользовалась урожаем с него, но такие наделы считались собственностью всей общины.

Все члены общины были связаны круговой порукой: это означало и взаимопомощь, и ответственность за совершенные кем-либо из ее членов преступления. Община, например, должна была компенсировать убытки от воровства, платить штрафы за провинившихся, если они сами не могли этого сделать.

Государство налагало на общину ряд обязанностей: следить за состоянием ирригационной системы (на своем участке), принимать участие в осушительных работах, строительстве каналов, поставлять рекрутов в случае войны. Кроме того, каждый общинник должен был платить налог государству, т. е. царю, который формально владел всей землей.

Несмотря на достаточно тяжелые повинности, принадлежность к общине была привилегией: свободные общинники обладали гораздо большими правами, чем те, кто лишился земли. Образ жизни общины имел свои особенности: она была замкнута экономически, то есть жила натуральным хозяйством, сама производила все необходимое для своего существования. Государство вмешивалось в ее жизнь в основном когда нужно было собирать налоги или вести войну. Такая обособленность общины подкреплялась правом самоуправления.

Человек в общине чувствовал себя, прежде всего, частью коллектива, а не отдельной личностью, которая может сама, независимо от других, строить свою жизнь. И поэтому изгнание из общины рассматривалось как суровое наказание.

Существование общины было построено на традиционности, неукоснительном соблюдении древних, тысячелетиями не менявшихся обычаев. В результате жизнь общины, и хозяйственная и духовная, была очень консервативной. Однако не все крестьянство принадлежало к общинам; многие лишались своих наделов, . к. в общине шел, хотя и медленно, процесс имущественного расслоения.

В древних восточных цивилизациях существовало рабство. Рабы, как правило, входили в состав большой патриархальной семьи, поэтому такой вид рабства принято называть домашним. Труд рабов использовался также
на землях и в мастерских,  принадлежавших знати, в дворцовых  храмовых хозяйствах, на рудниках и строительствах.

Рабами становились в основном военнопленные, но существовали и внутренние источники. Впрочем, долговое рабство не обязательно было пожизненным: отработав свой долг, вчерашний невольник вновь становился свободным человеком. Численность рабов могла быть весьма значительной: скажем, в Китае в III в. до н.э. работорговля приняла такие размеры, что создавались рынки для продажи невольников. В Египте, во II тысячелетии до н.э. рабов имели даже люди среднего достатка: ремесленники, садовники, пастухи.

Труд рабов оставался на Востоке дополняющим по отношению к труду свободных и зависимых крестьян и ремесленников: он не играл определяющей роли в экономической жизни.

В Египте во II тысячелетии до н.э. в средних слоях населения появилось много зажиточных людей,  с которыми подчас не брезговали родниться и знатные люди. Простолюдин мог превратиться в вельможу и благодаря удачному стечению обстоятельств: проявив храбрость на войне, благодаря милости царя и т.д. Зажиточный крестьянин или ремесленник мог отдать сына на обучение, после чего тот, как правило, становился чиновником. Если писец находится при дворе, он не будет в нем нищим, но насытится… поэтому внушаю тебе любить книги, как родную мать.

Из поучения египтянина Ахтоя своему сыну Пиопи, конец III тысячелетия  1600 г. до н.э. Конечно, принцип продвижения вверх по социальной лестнице не был нормой. Основная масса населения была обречена всю жизнь оставаться в одном и том же социальном положении. Такая ситуация была особенно характерна для Индии, где общество было разделено на касты. Основные касты, в принципе, соответствовали тем социальным слоям, которые выделялись и в других цивилизациях: жрецы (брахманы), воины (кшатри), свободные общинники и торговцы (вайшьи), а также низшая каста слуг (шудры), к которым относились крестьяне, лишенные земли, и рабы. Согласно легенде, касты были созданы богами из тела великана Пуруши, их неравенство было предопределено свыше: «Брахманом стали его уста, руки кшатрием, его бедра стали вайшьей, из ног возник шудра».

Границы между кастами были практически непреодолимыСоциальное неравенство подкреплялось и религиозно-нравственным: только три первые касты были приобщены к религии и имели право читать священны книги древних индусов Веды. Чистота каст сохранялась во многом и за счет сложившейся еще в глубокой древности веры в перевоплощение душ. Изолированность и замкнутость каст, их социальное и религиозно-нравственное неравноправие снижали активность общества, делали его статичным, создавали большие препятствия для его развития, причем не только в эпоху древности, но и в дальнейшем.

В Китае проблема отношений между государством и обществом была решена самым необычным для цивилизаций Востока способом. Начиная с IX VII вв. до н.э. здесь идет активная борьба между сильной родовой знатью, которая претендует на власть в своих областях, и правительством, стремящимся к централизации. Ситуация вполне типичная, возникавшая и в других цивилизациях. Но при этом правящие круги использовали весьма нетрадиционные меры: они призывали на помощь людей незнатных («го жэнь» «люди страны») и выдавали им за эту поддержку жалованье натурой, в виде зерна. Правда, этот период длился недолго, но сам по себе он дает интересный пример того, как власть пытается опереться на общество, добиться поддержки людей, независимо от их положения. И, главное, сделать это не привычным путем принуждения, а на взаимовыгодных условиях.

Когда в стране завершился переход к централизованному государству, влияние «го жэнь» стало сходить на нет. Но возможность сотрудничества государства и общества использовалась и дальше. В середине IV века до н.э. министр Шан Ян провел реформы, направленные на укрепление единовластия и подрыв позиций аристократии. Помимо других мер, он отменил существовавшие ранее наследственные титулы. Теперь новые ранги знатности жаловались за личные заслуги, в первую очередь военные. Только это давало право занимать административные посты, владеть землей и рабами. Правда, ранги вскоре начали продаваться, и это, естественно, давал больше преимущества только зажиточным слоям. Кроме того, в Китае существовала система государственных экзаменов на ученые степени: из людей, успешно сдавших все экзамены, набирались чиновники.

Возможности изменить свое социальное положение, конечно, оставались очень скромными: в Китае господствовала вера в святость и незыблемость сложившейся социальной иерархии. Но сам принцип высокой оценки личных заслуг направил развитие этой цивилизации по совершенно особому руслу: в ней сложился тип государства, в котором сильная эксплуатация и иерархичность сочетались с установкой на относительную активность низов.

Следует отметить, что при всех различиях между древними цивилизациями пространство свободы в них весьма ограничено для основной массы людей; между государством и обществом лежит огромная пропасть: общество немо, оно не имеет (или почти не имеет) возможности участвовать в управлении, влиять на решения государства. Недовольство выражается в восстаниях и бунтах, ибо другого средства «оценить» государство и проявить свое собственное отношение к тому, каким оно должно быть, не было придумано. Государство же еще не нуждается в активности общества ему требуется в основном только подчинение. И в тех редких случаях, когда государству нужен «ответ», поддержка общества, инициатива идет сверху.

<

Следует рассмотреть и такой вопрос, а была ли власть царей в действительности столь безграничной, как это следует из самого определения деспотии. Конечно, реальное положение дел было намного сложнее. В древних обществах были силы, которые претендовали на власть и пытались оказывать влияние на политику царей, даже определять ее. Степень централизации тоже была далеко не всегда одинаково высокой: во всех цивилизациях были периоды, когда огромные империи распадались и на их местах появлялись вполне самостоятельные правители. Такая ситуация не раз возникала в Египте, где власть фараонов, казалось бы, была наиболее незыблемой. Это произошло во второй половине III тысячелетия до н.э., а затем повторялось неоднократно в I тысячелетии до н.э., в эпоху ослабления цивилизации Египта, находящегося в преддверии завоевания Александром Македонским.

В периоды раздробленности страна распадалась на области (номы), где правила родовая знать, не желавшая считаться с волей фараонов, создававшая деспотии в миниатюре. Отсутствие централизации, впрочем, тут же сказывалось на экономическом состоянии страны: нерегулируемая сильной единоначальной властью, приходила в запустение сложная ирригационная система, начинался голод и беспорядки, а это, соответственно, снова вызывало острую необходимость в централизации. Именно времена централизованного управления страной совпадали в Египте с периодами его наивысшего расцвета и благополучия. В эти периоды возвращался прежний порядок вещей: укрощенные правители номов уже не могли считать вверенные им области своими маленькими царствами. В XVI – XII вв. до н.э., когда централизация в Египте была особенно сильна, понятие «личный дом», т.е. личное земельное владение вельмож, вообще не употреблялось.

Была и другая сила, оспаривавшая власть у фараонов, — жречество. Положение жрецов особенно усилилось во II тысячелетии до н.э.: в это время жрецы различных храмов представляли собой довольно сплоченную силу. Во главе их стоял верховный жрец храма бога Амона в Фивах столице Египта.
Жрецы активно участвовали в дворцовых интригах и политической борьбе, все больше укрепляя свои позиции. Фараоны, опасаясь силы и влияния светской аристократии родовой знати, задабривали жрецов щедрыми дарами, отдавали в собственность земли и даже города. В результате влияние и могущество жречества возрастали еще больше.

Ситуация, которая сложилась в Египте была достаточно типична для всех восточных цивилизаций. В Китае сильное централизованное государство (оно называлось Западное Чжоу), образовавшееся в 1122 г. до н.э., стало распадаться уже в IX VIII вв. до н.э.: правители различных областей, своего рода администраторы-наместники, окрепли и набрали такую силу, что уже не желали считаться с волей императора. Однако, тенденция к единству страны не угасала, как и в Египте. К III веку до н.э. раздробленность начала преодолеваться.

В Индии ситуация сложилась несколько иначе. В отличие от Египта или Китая периоды полной централизации были здесь очень непродолжительными. Например, в середине I тысячелетия до н.э. в долине Ганга и поблизости от Нила существовало около шестнадцати довольно крупных государств.

Империя, которая объединила почти весь Индостан, существовала не более двух веков: с IV по II в. до н.э. Ее называют империей Маурьев, по имени правящей династии, представители которой сумели создать обширное централизованное государство. Но даже в этот период власть царя распространялась по всей  стране весьма неравномерно: были области, непосредственно ему подчиненные, и области, в которых вполне самостоятельно правила местная знать, сохранялись даже города-республики.

Власть царя, разумеется, была ограничена, как и в Египте, жречеством (брахманами) и родовой знатью, которые входили в высший орган управления паришад. Царю надлежало особенно почитать брахманов как людей наиболее совершенных в религиозном отношении: «Царь, встав утром, пусть почтит брахманов… мудрых в управлении, и поступает по их [советам]». Власть царя, таким образом, была достаточно сильно ограничена религиозными предписаниями; с ними, в частности, должны были согласовываться законы, которые он издавал.

И такой порядок существовал не только в гигантской империи Маурьев, но и в более мелких государствах, появлявшихся в эпохи раздробленности.

Итак, в восточных деспотиях борьба за власть и участие в управлении государством велась, прежде всего, привилегированными слоями, в то время как основная масса населения не имела доступа к власти. На Востоке, в отличие от Греции и Рима, не было создано специальных политических органов, через которые общество могло бы оказывать воздействие на государство и включаться в его деятельность в законном порядке. Самоуправление существовало лишь на уровне общины, в ее узких пределах. Правда, в некоторых цивилизациях сохранились органы первобытной демократии (народные собрания и советы старейшин в Индии, советы общин в Вавилоне). Однако, они не играли определяющей роли в политической жизни. В Вавилоне, например, глава общинного совета назначался царем; к ведению этого совета относились только решение споров о земле и пользовании водой в общинах, сбор налогов, поддержание порядка.

Тем не менее, цари занимали исключительное положение в деспотическом государстве. Царь считался, по крайней мере формально, единственным собственником всех земель, во время войн стоял во главе армии, был высшей инстанцией в суде, к нему стекались налоги, он организовывал ирригационные работы, являлся верховным жрецом, посвященным во все таинства. Стабильность деспотий поддерживалась и за счет веры в божественность царя. В Египте, например, фараон именовался не только Владыкой Обеих Земель, то есть Южного и Северного Египта, но и живым воплощением бога Хора, владыки небес. Впоследствии фараон был наделен «солнечным именем» он стал богом Ра. Дворец его считался храмом. Его имя запрещалось произносить, ибо оно, как считали, обладало особой магической силой, которую нельзя расходовать впустую.

В Китае императора называли Сыном Неба, верховного божества.
В древнейшей индийской религиозной книге Веды было написано, что царь создан из частиц тел разных богов, «и поэтому он блеском превосходит все созданные существа… Подобно солнцу, он жжет глаза и сердце, и никто на земле не может смотреть на него. По своему [сверхъестественному] могуществу он есть огонь и ветер, он солнце и луна, он владыка правосудия…».
Все эти пышные титулы были не просто цветистыми метафорами, с помощью которых царь возвеличивался над своими подданными. Не в переносном, а в прямом смысле для древних людей царь был богом в человеческом образе.

Это верование восходило еще ко временам первобытности, к таинственным ритуалам, в которых вождь племени, он же жрец, исполнял роль творца, создающего из хаоса мировой порядок. Как и в первобытную эпоху, в древних цивилизациях сохранялась вера в то, что царь (вождь) обладает магической силой, от которой зависит благополучие его народа. Эта сила распространяется на подданных и после смерти царя, а точнее, после его перехода в иной мир. Поэтому при похоронах царя очень большое значение придавалось правильному выполнению всех погребальных отрядов. Гигантские пирамиды строились в Египте для того, чтобы обустроить его новое «жилище» как можно лучше: ведь от загробного блаженства «великого бога» зависело процветание страны. Эти древние представления уходили в прошлое очень медленно: постепенно изживалось вера в то, что царь является богом (в Китае уже в I тысячелетии до н.э. появилась идея о том, что неправедного царя можно сместить), но вера в то, что царская власть священна, останется надолго.

 

 

 

 

 

 

2. Сформулируйте содержание и определите значение реформ Тесея и Солона в Афинах

 

Образование Афинского государства началось с проведения реформ, предписываемых легендарному Тесею (ХIII век до н.э.). Одной из таких реформ было объединение (синойкизм) племен, населявших Аттику, в единый афинский народ. В результате синойкизма в Афинах был создан Совет, управлявший делами всех четырех племен. По старой родоплеменной организации был нанесен первый удар.

Афинский полис становится территориальной формой политической организации общества. Территориальная организация общества настоятельно требовала единообразного (независимого от племенных различий) и, следовательно, централизованного управления общественными делами, гораздо более активного регулирования развивающихся социальных отношений.

Ранее достаточно монолитное родоплеменное общество оказалось в сложном положении. Еще сохранялись межродовые и межплеменные распри. Но уже возникали новые острые конфликты в связи с усиливающейся имущественной дифференциацией в Аттике. Эти конфликты, наиболее отчетливо проявившиеся в углубляющихся противоречиях между свободными афинянами и различными группами неполноправно и зависимого населения (феты, иностранцы, рабы и т. д.), создавали почву для формирования новых механизмов власти.

Возникла необходимость в политической (государственной) власти, стоящей над обществом и способной стать, с одной стороны, средством соглашения и примирения, с другой — силой подчинения и порабощения. Начало этому было положено закреплением не только социального, но и политического неравенства между свободными, их разделением (также приписываемым Тесею) на эвпатридов — благородных, геоморов — земледельцев и демиургов — ремесленников.

К эвпатридам, родоплеменной верхушке, перешло исключительное право на занятие общественных должностей, что вело к дальнейшему отделению публичной власти от населения.

Геоморы и демиурги вместе с торговцами и бедняками, составлявшими большинство свободных, постепенно отстранялись от непосредственного активного управления общественными делами. За ними сохранилось лишь право участвовать в народном собрании, роль которого в это время значительно упала. Вместе с тем положение мелких землевладельцев становилось все более тяжелым. Они разорялись и вынуждены были закладывать за долги земли. Наряду с залогом земли возникала и долговая кабала, по условиям которой неисправный должник мог быть продан в рабство за границу.

В это же время возникли первые писаные законы. Эвпатриды стремились ограничить пережитки родового строя и, прежде всего, кровную месть, обеспечить свою личную и имущественную неприкосновенность. Имелось в виду ограничить власть архонтов, произвольно толковавших обычай. Составителем законов был Драконт.

К тому времени, когда Солон стал первым архонтом (594 г. до н.э.), задолженность мелких землевладельцев приняла устрашающие размеры. По словам Плутарха, «предложил отменить все долги того времени и запретить обеспечение долга личной кабалой», то есть, он смягчил давление ростовщичества в Афинах.

Солон был первым из знати, кто заметил опасность (выходец из небогатых эвпатридов, избранный в 594 г. до н.э. архонтом). Надо отдать должное его проницательности и смелости. Преодолевая сопротивление верхушки аристократов, он решительно провел крупные реформы, которые затронули многие стороны общественной жизни. Ущемляя интересы знати и делая уступки демосу, Солон спасал еще не окрепшее рабовладельческое государство.

Особое место имели земельная и политическая реформы.

1. Солон отменил часть залоговой кабалы. Все долговые камни с полей убирались, проданные в рабство должники подлежали выкупу. Эти реформы получили название сисахфия (дословно – сброс ига), все соотечественники были выкуплены из рабства. Но имущество богатых людей оставалось неприкасаемым.

2. Самозаклад должника запрещался. Взыскание любого долга нельзя было обращать на личность ответчика. Многим крестьянам были возвращены их участки земли.

3. Считают, что Солон установил максимум земельного надела. Однако произвести перераспределение земли он не решился.

4. Ссудные проценты не были уменьшены, что было на руку ростовщикам. Отмена долговой кабалы нанесла сильный удар по интересам крупных рабовладельцев из числа знати. Она удовлетворила насущные интересы средних и мелких землевладельцев

5. Впервые была узаконена свобода завещания. Любые виды имущества, в т. ч. и земельные участки, можно было продавать, закладывать, делить между наследниками и т. д. Такой свободы обращения с земельным наделом родовое общество не знало.

6. Солон содействовал развитию ремесла, торговли.

7. Он унифицировал систему мер и весов, провел денежную реформу, создал благоприятные условия для внешней торговли Афин и т.д.

8. Родители в старости не могли по закону получать помощь от сыновей, если не обучили их ремеслу.

К политическим реформам Солона следует отнести:

деление жителей по имущественному цензу. Это был еще один удар по пережиткам родового общества. Все свободные граждане Афин делились на 4 разряда граждан: получавшие со своей земли не менее 500 медимнов зерна, масла или вина вошли в первый разряд, 300 – во второй, 200 – в третий, меньше 200 медимнов – в четвертый.

– одновременно предусматривалось, что только лица из первого разряда могли избираться военачальниками и архонтами. Из представителей второго разряда формировалось конное войско (всадники), из остальных — пешее войско. Ополченцы обязывались иметь свое оружие и находиться в походах на собственном иждивении.

– Солон значительно повысил значение и авторитет народного собрания, которое стало созываться чаще и на нем рассматривались наиболее важные государственные вопросы: принимались законы, избирались должностные лица. В работе собрания участвовали также малоимущие граждане.

– одновременно был учрежден Совет 400 – по 100 человек из каждой филы. В его состав могли избираться все свободные, кроме батраков и нищих. Со временем Совет оттеснил ареопаг на второй план. Его роль возросла в связи с тем, что народное собрание созывалось. Проекты многих решений готовил Совет, а в необходимых случаях, он действовал от имени собрания.

– Солон также учредил суд присяжных — Гелиэю, при чем в ее состав избирались граждане всех разрядов. Участие малоимущих граждан в народном собрании, в суде присяжных содействовало развитию Афинской рабовладельческой демократии. Гелиэя была не только главным судебным органом Афин, она также контролировала деятельность должностных лиц.

Она состояла из 6000 граждан, достигших 30-летнего возраста и избираемых ежегодно по жребию в числе 600 от каждой филы. Перед вступлением в должность присяжные — гелиасты — приносили клятву в том, что они будут судить «согласно законам и постановлениям афинского народного собрания и Совета 500». Гелиэя делилась на 10 дикастерий или палат. Так как 5000 членов считались очередными, а 1000 — запасными, то выходило, что состав дикастерии определялся в 500 человек.

Как правило, заседала одна дикастерия; в более важных случаях- две или три. Лишь в очень редких случаях одновременно заседали 2000 человек. Бывало так, что дикастерии дробились и состав суда определялся в 200, 250, 400 человек. В IV в. до н.э. дела, подлежащие рассмотрению в гелиэе, распределялись между дикастериями по жребию накануне дня заседания. Это делалось с той целью, чтобы избежать воздействия на присяжных со стороны заинтересованных лиц.

По окончании каждого заседания присяжные получали вознаграждение. Гелиэя была первой инстанцией по важнейшим делам, в том числе по делам о государственных преступлениях и злоупотреблениях должностных лиц. Она же являлась апелляционной инстанцией по делам, рассматриваемым в других судах.

Но значение гелиэи определялось тем, что она не выступала только как судебный орган; ей принадлежали важные полномочия также в области управления и законодательства. Гелиэя решала финансовые вопросы. Например, она участвовала в раскладке налогов на союзников, производимой каждые четыре года. Гелиэя производила проверку пригодности кандидатов, выбранных на те или иные должности голосованием или жребием. Если нравственная или политическая благонадежность кандидата вызывала сомнение у членов суда, то такой кандидат немедленно отводился.

Важная роль в Афинском государстве принадлежала и другим различным судебным органам. Суду ареопага подлежала часть важных уголовных дел, а именно: дела о предумышленных убийствах, об отравлении ядом, о поджогах, о нанесении ран и увечий с целью лишения жизни.

Уголовные дела о разбое, грабеже, о ночных кражах, о карманных кражах, о похищении граждан и т.п. рассматривала «коллегия одиннадцати». Она надзирала за тюрьмами и за исполнением приговоров.

Активно действовал суд эфетов. Существовало четыре палаты этого суда. Каждая из них рассматривала дела только определенного характера. Одни и те же судьи (эфеты) заседали то в одной, то в другой палате, смотря по роду дела: 1) суд при храме Паллады. Здесь разбирались дела о непредумышленных убийствах, об убийствах метеков (иностранцев), о подстрекательстве к убийству или нанесению убийства; 2) суд при храме Аполлона. Рассматривал дела, в которых убийца заявлял, что он совершил убийство, разрешенное законом или не преследуемое законом (убийство в состоянии необходимой обороны, убийство вора, схваченного с поличным, убийство любовника жены, нечаянное убийство и т.п.); 3) суд возле гавани Зеи. Этот суд рассматривал дела о лицах, кои, будучи изгнаны из пределов Аттики за непредумышленное убийство, совершали новое. Судьи располагались на самом берегу моря, а обвиняемый, как лишенный права вступать на землю Аттики, подплывал на лодке к берегу и из лодки говорил свою защитительную речь и выслушивал приговор; 4) суд в палате возле пристани. Рассматривал дела, когда виновник убийства не был известен, либо когда смерть причинили неодушевленные предметы -камень, бревно и т.п. Здесь же судили животных, убивших человека. Таких животных присуждали к смертной казни, убивали, а затем туши их вывозили за пределы Аттики.

Гражданские споры разбирал суд диэтетов. Были диэтеты государственные, избираемые ежегодно по жребию из числа граждан, достигших 60-летнего возраста, и частные. Последние являлись по существу третейскими судьями, избираемыми в числе 3 человек по взаимному согласию тяжбущимися. Суд диэтетов отличался от суда присяжных большей скоростью и меньшими судебными издержками. На решение суда диэтетов допускалась апелляция в гелиэю. Суд диэтетов разбирал иски на сумму более 10 драхм.

Мелкие дела об имущественных спорах на сумму не свыше 10 драхм разбирал «суд сорока мужей». Таким образом, демократические Афины имели сложную и широко разветвленную систему судов, которые были призваны обеспечивать правопорядок и законность в стране.

Солон стремился ослабить противоречия между богатыми и обедневшими гражданами, не допустить социальных потрясений. Ущемив имущественные интересы эвпатридов, он предотвратил возможность массовых выступлений разорившихся общинников. Он удовлетворил требования зажиточной части демоса: земледельцев, купцов, ремесленников. Реформы повлияли на демократизацию Афинского государства, социальной основой которого стали средние и мелкие земельные собственники, верхушка ремесленников и купцов.

Утвердив свои законы, Солон не замедлил отправиться путешествовать. Отсутствием его воспользовался его же родственник, местный аристократ Пизистрат, который стал тиранить Афины при помощи своего красноречия. Вернувшийся Солон тщетно уговаривал его одуматься. Растиранившийся Пизистрат не слушал никаких доводов и делал свое дело. Прежде всего он заложил в Ломбардии храм Зевса и умер, не внеся процентов. После него унаследовали власть сыновья его Гиппий и Гиппарх, названные так в честь знакомых лошадей (526 г. до Р. Х.). Но вскоре одного сына убили, другого изгнали из отечества.

 

3. Дайте характеристику и укажите особенности процесса формирования государства у германцев

 

Германия как самостоятельное феодальное государство образовалась на землях восточных франков после распада Франкской империи. Ее территория включала пять основных племенных герцогств — Саксонию, Франконию, Швабию (Аллеманию), Баварию и отвоеванную у Франции Лотарингию, а также присоединенные позднее французские, итальянские и славянские земли — Бургундию, города Северной Италии, Богемию, Австрию и др.

После короткого периода относительного единства в X—XII вв. в Германии начался закономерный процесс феодальной раздробленности. Однако в отличие от Франции он принял здесь необратимый характер. Это объясняется целым рядом причин, среди которых важную роль сыграли внешнеполитические факторы. Два основных направления внешней экспансии феодальной Германии (в Италию и на славянский Восток) привели к искусственному объединению германских герцогств,, насильственно присоединенных славянских земель и Северной Италии в империю, получившую в XV в. название Священной Римской империи германской нации.

Германские императоры унаследовали не только титул «короля франков», но и короновались в Риме как «императоры римлян», получая корону из рук папы и претендуя
тем самым на духовное и светское лидерство в христианском мире. Этим объясняется то особое значение, которое приобрели в истории Германии взаимоотношения, жду государством и церковью, в том числе ее центром в Риме.

Поскольку основной тенденцией развития Германии давалась тенденция к децентрализации, периодизация развития феодального государства Германии представляет местную сложность. Смена форм феодального государства прослеживается здесь не столько в масштабе всей территории и собственно Германии, сколько по отдельным германским княжествам, землям. С XIII в. они постепенно превращались в самостоятельные государства, лишь формально связанные между собой императорской властью. Что же касается Германского феодального государства в целом (т. е. империи), то его историю можно условно разделить на два больших этапа:

1.    Становление и развитие относительно централизованного раннефеодального государства в Германии в рамках, империи (X— XII вв.).

2.    Территориальная раздробленность в Германии (XIII —
начало XIX в.) и развитие автономных германских княжеств — государств.

После образования самостоятельных княжеств и юридического оформления олигархии крупнейших князей-курфюрстов (XIII—XIV вв.) Германия вплоть до XIX в. не. представляла собой единого государства и сохраняла форму сеньориальной монархии с отдельными элементами сословно-представительной монархии. Различные стадии развития феодального государства могут быть выявлены здесь только в пределах локальных территорий, государств-княжеств. В XIV—XVI вв. в княжествах Германии устанавливаются сословно-представительные, а в XVII—-XVIII вв. абсолютные монархии. В 1806 году под ударами войск Наполеона «Священная Римская империя» пала.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Список литературы

 

  1. Всеобщая история права и государства/ Под ред. Батыра К.И. М., 2002.
  2. Графский В.Г. Всеобщая история права и государства. -М.: НОРМА, 2002.
  3. Ильинский Н.И. История государства и права зарубежных стран.–М, 2000.
  4. Кенигсбергер Г. История Европы.–М.: Весь мир, 2001.
  5. Корнев С.А.История государства и права зарубежных стран в 2-х частях. Конспект лекций.–М.: Издательство Михайлова В.А., 2004.
  6. Крашенникова Н.А., О.А.Жидкова История государства и права зарубежных стран. Часть 2. М.: НОРМА, 2002.
  7. Хрестоматия по всеобщей истории государства и права/ Под ред. проф. З.М. Черниловского. М., 2003.
  8. Хрестоматия по истории Древнего Рима/ Под ред. В.И. Кузищина, М.: Высшая Школа, 2000.
  9. Черниловский З.М. Всеобщая история государства и права. -М.: Юристъ, 2004.
  10. Федоров К.Г., Лисневский Э.В. История государства и права зарубежных стран. Ростов на/Д, 2003

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     


     

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 0.96MB/0.00135 sec

WordPress: 22.61MB | MySQL:117 | 1,747sec