Проанализируйте развитие системы прецедентного права в Англии в XVII – XIX в.в.

<

112914 2301 1 Проанализируйте развитие системы прецедентного права в    Англии в XVII – XIX в.в. Феодальное право Англии отличалось сложностью, запутанностью, казуистичностью, что было связано с особыми путями его формирования, в частности с тем, что оно не испытало действенного влияния римского права, римской правовой мысли.

До нормандского завоевания в XI в. основными источниками права в Англии были обычай и королевское законодательство. Провозглашение законов очень рано стало у англосаксонских королей одним из средств Поднятия их престижа и удовлетворения материальных притязаний. Первые правовые сборники стали появляться здесь еще в VI в. В 601—604 гг. в Кенте была провозглашена Правда Этельберта. В VII в. была составлена в Уэссексе Правда Инэ, в IX в. в первом относительно централизованном государстве англосаксов — Правда Альфреда, в XI в.— Законы Кнута. Все эти сборники отразили постепенные процессы социального расслоения, феодализации англосаксонского общества, становление государственности, влияние христианской религии, принятой здесь в начале VII в. В основу Правды Этельберта были положены нормы старого обычного права, но она отразила и новые правовые положения, устанавливающие, например, повышенные штрафы за преступления против короля и церкви, материальные взыскания короля по ряду исков свободных (дела о краже, убийстве). Так, за убийство свободного человека выплачивался не только вергельд семье убитого, но и штраф (в 50 шиллингов) королю в качестве возмещения господину.

В IX в. король уже выступает как главный гарант «королевского мира», как защитник и господин своих подданных. Устанавливается высшая юрисдикция короля по целому ряду правонарушений. Усиливается охрана жизни короля.
Злоумышление против его жизни влечет за собой смертную казнь.

Основываясь на обычном праве, последующие сборники заимствовали правовые нормы предшествующих. Король Альфред, например, создавая свою правду, указывал, что он заимствовал многое из прежних законов, особенно Этельберта, «которые ему понравились», но многое и опустил «по совету мудрых».

Прецедентное право Англии занимает центральное место в правовой семье «общего права». В Англии находятся истоки данной правовой семьи. Однако последняя стала формироваться тогда, когда прецедентное право Англии достигло определенной степени развития.

Исторически сложилось так, что на определенной территории Великобритании, а именно в Англии и Уэльсе, единое (общее) право было сформировано судебными решениями. Как раз для Англии применимо использование терминов «общее» и «прецедентное право» как синонимов. Анализ английского прецедентного права позволяет показать, как была заложена основа одной из правовых семей.

В развитии прецедентного права в Англии можно выделить несколько этапов. Они определяются качественными изменениями, происходившими в прецедентом праве в процессе его становления. Предлагаемая периодизация в достаточной степени условна.

Можно выделить три крупных этапа развития прецедентного права.

Первый – формирование общего права судебными решениями. Его нижняя временная граница достаточно размыта (хотя в некоторых случаях называется точная дата – 1066 г., начало норманнского завоевания). Верхняя временная граница определяется XIV в., когда начался первый крупный «кризис» общего права. Второй этап, связанный с перестройкой общего права, продолжался до середины XIX в. С середины XIX в. по настоящее время прецедентное право находится на третьем этапе развития. Для него характерно изменение положения прецедентов как источников права в результате расцвета статутногоправа.

Первый этап — зарождение общего права — представляет собой особый интерес. Его анализ дает возможность установить, какие обстоятельства привели к тому, что именно суды стали формировать общее право в Англии.

Хотя общее право в стране стало формироваться в период норманнского завоевания, необходимо отметить, что ряд факторов общественного развития, способствовавших этому процессу, сложился еще в англосаксонском периоде. В то время в Англии действовало множество местных обычаев. Впоследствии к ним обращались королевские судьи для разрешения споров. Именно они, претерпев определенные изменения, трансформировались в новую систему.

Ученые отмечают, что уже на том этапе в обществе наблюдалась склонность к решению споров заключением мировой. Формировалось общественное отношение к суду как к органу, помогающему достигнуть компромисс.

После норманнского завоевания начался процесс централизации страны, который имел ряд особенностей. Вильгельм Завоеватель смог выработать наиболее оптимальную тактику в управлении столь сложным обществом, каким представлялась Англия в тот период. Он не во всем мечом насаждал порядки, достаточно лояльно относясь к культуре завоеванной страны, созданной до его прихода. Он стремился во многом воспринять сложившееся право. Норманны знали римское и каноническое право, тем не менее, изучали англосаксонское и руководствовались им в своей практике.

По мнению английского ученого П. Стайна, английское право является разновидностью германского, в котором образовались два течения — англосаксонское и норманнское. Норманнские короли преуспели в установлении централизованного правления по всей стране и смогли удержать феодалов в зависимости, придав английскому праву некоторые черты, отличающие его от других форм германского права.

В создании единого права ведущую роль сыграли королевские судьи. В тот период в Англии действовало несколько видов судов. В случае возникновения спора лицо могло обратиться в местный суд, в котором применялось обычное право; в церковный суд, в котором споры решались на основе канонического права; в городской суд, применявший купеческое право; в суд барона; и королевский суд. Английское право изначально развивалось судами: прообраз парламента возник на 100 лет позже после основании королевских судов.

Три королевских суда (суд казначейства, первоначально осуществлявший административную функцию, а позже рассматривающий главным образом споры финансового характера; суд общих тяжб, созданный для рассмотрения преимущественно гражданских дел, и которых не затрагивались интересы Короны; суд королевской скамьи, рассматривавший дела, в которых затрагивались интересы Короны), действовали по всей стране.

Они уже не переезжали, следуя за королем и попутно разрешая споры. Судьи данных судов жили и Лондоне, в одном из его районов, откуда выезжали для судебных разбирательств. Поскольку в каждой местности, куда они приезжали, действовали свои местные обычаи, то судьи стремились их учитывать. Этому способствовал применяемый в королевских судах институт присяжных. Присяжные, как правило, были местными жителями и в своей оценке дела исходили из известных им обычаев.

До XIV в. обычай преобладал над всеми остальными источниками права. В суде общих тяжб обвиняемый мог заявить, что общее право к нему не применяется, потому что дело основывается на обычае какой-либо йоркширской деревни. Только к концу XIV в. общее право стало вытеснять обычаи. Хотя даже в норманнский период стороны могли представлять свидетелей, подтверждавших действие того или иного обычая до 1060 г., т.е. в англосаксонский период.

Поскольку судьи передвигались по струне, заседая в различных местах, они постепенно знакомились с многочисленными обычаями. Возвращаясь в Лондон, судьи, хорошо знавшие друг друга и имевшие возможность общаться, поскольку проживали в одном районе, обсуждали рассмотренные дела, сравнивали, какие решения выносились по сходным делам. Совместные обсуждения практики способствовали выработке общей позиции судей по аналогичным делам.

Для развития судебной практики и укрепления ее роли важно было то, что уже в то время в королевских судах заседали, профессиональные юристы (судьи и адвокаты, так называемые доктора права — seargants-at-law). Их общая позиция была выражением профессионального мнения. Общее право изначально формировалось как «право юристов». Э. Дженкс отмечает, что нельзя точно определить, как произошло общее право. «Каким-то путем, который не может быть точно определен, королевские судьи, встречавшиеся между своими разъездами в Лондоне для рассмотрения дел в централизованных королевских судах… и Вестминстере, пришли к соглашению о необходимости слить различные местные обычаи в общее или единое право, которое могло бы применяться по всей стране».

Практикующие юристы создали к XIV в. профессиональные корпорации, установив определенные требования к вступающим в них членам. Корпорации способствовали не только поддержанию высокого профессионального уровня и росту престижности юридической деятельности, но и формированию преемственности в подходе к праву, защите и развитию единого национального права, поскольку являлись своего рода университетом общего права.

Создавая право, суды стремились следовать своим предшествующим решениям.

Еще в XIII в. английские судьи, в отличие от римских, обращались к предшествующим решениям. Однако в средневековом общем праве понятия прецедента еще не существовало. Для того чтобы судьи имели возможность анализировать сложившуюся практику, им в помощь с 1282 г. стали выпускаться ежегодники. В ежегодниках судебные решения излагались на норманно-французском языке. Такие ежегодники были прообразом современных судебных отчетов.

Развитие общего права судебными решениями определило своеобразие правовой системы и ее отличие от континентальных правовых систем, основывающихся на римском праве.

Римское право не оказало существенного влияния на английское, несмотря на то что крыло Римской империи коснулось и Британии. Однако римская культура не оставила существенных следов. Причина этого заключалась в уровне экономического и политического развития Англии.

На первом этапе для английского права характерно явное доминирование процессуального нрава над материальным. Это обусловливалось зависимостью создаваемого судебной практикой материального права от юрисдикции королевских судов. Изначально юрисдикция последних не была точно определена. Она устанавливалась в течение длительного времени и определялась системой предписаний. Для того чтобы обратиться в суд Короны, требовалось получить предписание (writ) соответствующим должностным лицам (шерифам) принять дело к рассмотрению. Каждому правонарушению соответствовал определенный вид предписаний. Система предписаний получила развитие еще в анлосаксонский период. К X в. их было 17 видов (каждое предписание имело название, указывающее на его функцию — о долге, о нарушении владения). Соответственно виду предписания устанавливалась система исков (forms of action).

В средние века наибольшую конкуренцию общему праву составляло право справедливости, развивавшееся в судах канцлера. Петиции о получении предписания продолжали поступать королю, но они стали передаваться в канцлерское отделение. Поскольку канцлер являлся «выразителем совести» короля, он видел свою задачу в осуществлении правосудия именно «по совести». При рассмотрении дел канцлер исходил из положений общего права, но не считал себя связанным ими. По мнению канцлера Ноттингема, общее право было послушным слугой, но плохим хозяином. Канцлеры легко отходили от решений судов общего права, если, по их мнению, они противоречили праву и разуму. Свои решения они выводили не только на основе логических построений, но и руководствуясь политическими задачами, поскольку являлись членами кабинета и занимались политической деятельностью.

<

Право справедливости возникло на основе толкования (глоссе) общего права, и некоторые английские ученые отрицают самостоятельный характер права справедливости, отмечают его фрагментальный характер. Тем не менее, право справедливости разработало институты, ранее неизвестные английскому праву. К примеру, право доверительной собственности, которое стало применяться в самых разнообразных ситуациях.

Введение данного института явилось правовым обоснованием права замужней женщины раздельно пользоваться имуществом с супругом (по общему праву личная собственность жены переходила к мужу). Право справедливости пересмотрело вопрос о закладных, в том числе обеспечило право выкупа по закладным (дело Harris v. Harris, 1681 г.), хотя по общему праву права залогодержателя не были ограничены. Получило защиту движимое имущество, обеспечивалась передача имущества при договоре купли-продажи. Лицо могло также потребовать от суда канцлера выдать запретительный приказ (injunction) с требованием прекратить незаконные действия.

Окончательное формирование прецедентного права и его дальнейшая модификация происходили с середины XIX и. по настоящее время.

Именно XIX век является временем полного признания принципа прецедента.

По мнению Т. В. Апаровой, «история английского прецедента в середине XIX в. таким образом, логически завершилась периодом его наивысшей авторитетности.

Принцип обязательности судебных прецедентов достигнет уровня абсолютной связанности судей решениями (притворами) своих предшественников в целях аутентичного применения права.

Установлению принципа прецедента, несомненно, способствовала судебная реформа 1873—1875гг. и все последующие реформы судебной системы. В результате реформ была создана развитая судебная система судов, определены высшие суды, чьи решения развивают прецедентное право. Централизованная система судов способствовала созданию условий для действия принципа прецедента, укреплению обязанности нижестоящих судов следовать решениям вышестоящих. Попытки отдельных судов нарушить этот принцип не имели успеха.

Особенно активные попытки занять независимое положение в судейском нормотворческом процессе предпринимал Апелляционный суд. Его борьба против решений палаты лордов привела к тому, что в некоторых случаях Апелляционный суд не следовал прецедентам, установленным высшей судебной инстанцией страны. Однако все подобные попытки были пресечены самой палатой лордов.

Судебная реформа XIX в. в значительной степени способствовала разрешению конфликта между общим правом и правом справедливости, которое к тому времени перестало быть гибким и уже не создавало новые принципы.

Канцлерские суды были слиты с судами общего права. Как отмечает английский юрист Р. Уолкер, законы о судоустройстве сделали больше, чем соединили осуществление общего права и права справедливости: они сплавили сами нормы.

Однако полного слияния не произошло: во-первых, фактически были слиты только процессуальные нормы; во-вторых, институты, развитые исключительно правом справедливости (право доверительной собственности), по настоящее время рассматриваются канцлерским отделением Высокого суда. К примеру, в XX в. оно достаточно успешно защищает право собственности.

В некоторых областях современного английского права нормы права справедливости противоречат нормам прецедентного права. Проблемы возникают, несмотря на то, что Закон о судоустройстве 1873 г. установил: в случае коллизии прецедентного права и права справедливости последнее имеет приоритет. Взаимодействие права справедливости и прецедентного права можно показать на примере института заблуждения в договорном праве.

Соединение понятия заблуждения, выработанного общим правом, с правовыми средствами защиты, выработанными правом справедливости (отказ в вынесении приказа об исполнении в натуре, внесение поправок в письменный договор, расторжение договора), вызывает много вопросов. По общему праву в случае заблуждения в отношении заключенного договора он может быть признан недействительным с момента заключения. По праву справедливости в таком случае договор признается только оспоримым. В зависимости от толкования существуют два пути решения: во-первых, по принципу приоритета права справедливости во всех случаях заблуждения признавать договоры лишь оспоримыми; во-вторых, средства защиты, выработанные правом справедливости, применять лишь к договорам, признанным действительными по общему праву. В действующем праве применяются оба варианта, что не решает проблемы сосуществования общего права и права справедливости.

Положение прецедентного права в современной правовой системе Англии определяется статутным правом. Расширяется круг отношений, который регулируется законодательством. Некоторые нормы прецедентного права также включаются в статуты. Статуты существенно потеснили прецеденты в тех областях права, которые подверглись наибольшим изменениям. Крупная реформа уголовного права привела к тому, что многие составы уголовных преступлений получили законодательное закрепление.

В гражданском праве многие вопросы решаются и на основе прецедентов, и на основе статутов. Договор может быть признан незаконным как на основе прецедентного права, так и на основе статутного. Развитие любой области английского права строится на сложном взаимодействии прецедентов и статутов.

 

 

 

 

 

 

 

2. Расскажите о предпосылках и причинах прихода в Германии фашистов и охарактеризуйте основные элементы механизма фашистской диктатуры в Германии 1933 – 1945 гг.

 

Фашизм в Германии появился сразу же после окончания первой мировой войны в качестве одной из разновидностей реакционных милитаристических националистических течений, когда антилиберальные, антидемократические движения приобрели общеевропейский характер. В 1920 г. Гитлер выступил с программой из «25 пунктов», ставшей впоследствии программой Национал-социалистской немецкой рабочей партии. Пронизанная националистическими, шовинистическими идеями превосходства германской нации, программа требовала реванша для восстановления «справедливости, попранной Версалем».

В 1921 году складываются организационные основы фашистской партии, основанной на так называемом фюрер-принципе, неограниченной власти «вождя» (фюрера). Главной целью создания партии становится распространение фашистской идеологии, подготовка специального террористического аппарата для подавления демократических, антифашистских сил и, в конечном счете, для захвата власти.

В 1923 году вслед за всеобщей забастовкой германского пролетариата фашисты предпринимают прямую попытку захватить государственную власть («пивной путч»). Провал путча заставляет фашистских главарей изменить тактику борьбы за власть. С 1925 г. начинается «битва за рейхстаг» путем создания массовой базы фашистской партии. Уже в 1928 г. эта тактика дает свои первые плоды, фашисты получают 12 мест в рейхстаге. В 1932 г. по числу мандатов фашистская партия получает больше мест, чем любая другая партия, представленная в рейхстаге.

30 января 1933 г. Гитлер по распоряжению Гинденбурга занимает пост рейхсканцлера Германии. Он приходит к власти как глава коалиционного правительства, так как его партия даже с немногочисленными союзниками не имела большинства в рейхстаге. Это обстоятельство не имело, однако, значения, поскольку кабинет Гитлера был «президентским кабинетом», а Гитлер — «президентским канцлером». Вместе с тем результаты выборов 1932 г. придали определенный ореол легитимности его канцлерству. За Гитлера голосовали самые разные социальные слои и группы населения. Широкая социальная база Гитлера создавалась за счет тех, у кого после поражения Германии была выбита почва из-под ног, той самой сбитой с толку агрессивной толпы, чувствующей себя обманутой, потерявшей вместе с имуществом жизненную перспективу, испытывающей страх перед завтрашним днем. Социальную, политическую и психологическую неустроенность этих людей он сумел использовать, показывая им путь к спасению себя и униженного отечества, обещая различным, кругам и группам населения все, что они хотели: монархистам — восстановление монархии, рабочим — работу и хлеб, промышленникам — военные заказы, рейхсверу — новое возвышение в связи с грандиозными военными планами и пр. Националистические лозунги фашистов привлекали немцев больше, чем призывы к «разуму и терпению» социал-демократов или к «пролетарской солидарности» и построению «советской Германии» коммунистов

Гитлер пришел к власти, опираясь на прямую поддержку официальных и неофициальных правящих кругов и стоящих за ними реакционных социально-политических сил, которые считали необходимым установить в стране авторитарный режим, чтобы покончить с ненавистной демократией и республикой. Испытывая страх перед все больше набирающим силу левым движением, перед революцией и коммунизмом, они хотели установить авторитарный режим

С помощью «карманного» канцлера. Гинденбург явно недооценивал Гитлера, называя его за глаза «богемским ефрейтором». Немцам же он подавался как «умеренный». При этом предавалась забвению вся скандальная, экстремистская деятельность НСНРП. Первое отрезвление немцев пришло на следующий день после прихода Гитлера к власти, когда тысячи штурмовиков устроили грозное факельное шествие перед рейхстагом.

Приход к власти фашистов не был обычной сменой кабинета. Он ознаменовал начало планомерного разрушения всех институтов буржуазно-демократического парламентского государства, всех демократических завоеваний немецкого народа, создание «нового порядка» — террористического антинародного режима.

Вначале, когда открытое сопротивление фашизму не было окончательно подавлено (еще в феврале 1933 г. во многих местах Германии проходили антифашистские демонстрации), Гитлер прибегал к «чрезвычайным мерам», широко использовавшимся в Веймаре на основе чрезвычайных президентских полномочий. Он формально никогда не отказывался от Веймарской конституции. Первый репрессивный декрет «о защите немецкого народа», подписанный президентом Гинденбургом, был принят на основе ст. 48 Веймарской конституции и мотивировался защитой «общественного спокойствия».

Для оправдания чрезвычайных мер Гитлеру в 1933 г. потребовался провокационный поджог рейхстага, в котором была обвинена Коммунистическая партия Германии. Вслед за провокацией последовали два новых чрезвычайных постановления: «против измены германскому народу и против изменнических действий» и «о защите народа и государства», принятых, как было объявлено, с целью подавления «вредных для государства коммунистических насильственных действий». Правительству предоставлялось право брать на себя полномочия любой земли, издавать указы, связанные с нарушением тайны переписки, телефонных разговоров, неприкосновенности собственности, прав профсоюзов.

С первых дней прихода к власти Гитлер начал осуществлять свою программу, в соответствии с которой Германия должна была добиться нового величия. Ее осуществление предполагалось провести в два этапа. На первом — ставилась задача сплотить немцев в некую «народную общность», на втором — превратить ее в общность боевую».

Для сплочения немцев в единую общность необходимо было очистить арийскую расу от «чужой крови», преодолеть классовые, конфессиональные, идеологические противоречия, что достигалось путем устранения политических партий, кроме НСРПГ, чуждой идеологии, общественных организаций, кроме нацистских, верных «фюреру и рейху», а также путем «унификации государственного аппарата» и пр. Проделав эту «внутреннюю работу», Германия, по плану Гитлера, могла приступить к работе «внешней», важнейшей задачей которой являлось завоевание жизненного пространства, вытеснение живущих там народов, главным образом народов Восточной Европы, путем беспощадной, кровопролитной войны. Решением задач первого этапа фашистское государство и НСРПГ занимались в основном до 1935 г. С этого времени началась тотальная подготовка к войне, а затем и сама война.

Смена гитлеровских «этапов» нашла непосредственное отражение в законодательстве и изменениях в механизме фашистской диктатуры. 24 марта 1933 г. рейхстаг принимает Закон «Об устранении бедственного положения народа и государства», на основании которого правительство получает законодательные права, в том числе и по вопросам бюджета. Допускалось также, что нормы законов, принятых правительством, могут прямо уклоняться от норм Конституции 1919 г., формально продолжавшей действовать (с одной упраздненной вскоре оговоркой — «если они не имеют объектом рейхстаг и рейхсрат»). В законе специально подчеркивалось, что договоры с иностранными государствами и иа исполнение не нуждаются в утверждении парламентом Формально закон был принят как временный до 1 апреля 1937 г., фактически он стал постоянно действующим основным законом фашистского государства. Непосредственное участие в подготовке всех имперских законов отныне принимала канцелярия национал-социалистской партии, подчиненная Гитлеру. Это был конец Веймарской республики с ее представительными учреждениями.

После смерти президента Гинденбурга 1 августа 1934 г. по постановлению правительства должность президента была упразднена, а вся власть сконцентрирована в руках Гитлера — «вождя» и пожизненного рейхсканцлера, которому было предоставлено право не только назначать имперское правительство, всех высших должностных лиц империи, но и своего преемника. С этого времени Гитлер начинает планомерное уничтожение всех возможных путей оппозиции, что было прямым воплощением программных установок нацистов и основного внедряемого ими требования — фанатичного, слепого подчинения воле «фюрера германского народа».

Вслед за запрещением Коммунистической партии в марте 1933 г. в мае того же года были распущены все профсоюзы, в июне 1933 г. вне закона была объявлена Социал-демократическая партия. Другие действовавшие до прихода к власти Гитлера партии «самораспустились». В июле 1933 г. было запрещено законом существование каких бы то ни было политических партий, кроме фашистской и руководимых ею организаций. «В Германии, — провозглашал закон, — существует только одна партия, НСРПГ, все другие запрещаются». Попытки «поддержать организационные структуры какой-либо другой политической партии» наказывались тюремным заключением до трех лет.

Проводя «интеграционную политику государства и партии», нацисты «унифицировали» не только партии, но и прессу. Органы печати, кроме нацистских, либо ликвидировались, либо включались в систему фашистской пропаганды. Законом от 24 марта 1933 г. «О защите правительства национального возрождения от коварных посягательств» уголовной ответственности в виде тюремного заключения до двух лет подлежали все лица, которые допускали «грубое искажение действительности, высказывали суждения, могущие причинить тяжелый ущерб благополучию империи или отдельным германским землям, или авторитету правительства империи или — отдельных земель и правительственных партий». Каторга грозила тому, кто своим деянием наносил «тяжелый ущерб империи».

В декабре 1933 г. издается Закон «Об обеспечении единства партии и государства», объявляющий фашистскую партию «носительницей немецкой государственной мысли». В соответствии с этим законом лично Гитлером формировался и фашистский рейхстаг (на основе списков, «одобренных» плебисцитом), а на посты министров и другие должности назначались только лица из нацистской партийной верхушки. Более того, впоследствии было предписано, что любое назначение на государственную должность, произведенное без согласия соответствующего органа фашистской партии, будет считаться недействительным.

В целях дальнейшей концентрации власти, или «унификации политического режима в империи и областях», Законом от 7 апреля 1933 г. «О слиянии областей с империей» во все земли стали назначаться, как правило, из гауляйтеров нацистской партии, наместники (штатгальтеры), облеченные всеми властными полномочиями. 30 января 1935 г. был принят новый Закон «Об имперских наместниках». Имперские наместники, согласно этому закону, являлись на подведомственных им территориях «представителями имперского правительства», в задачу которых входило «наблюдение за выполнением политических директив фюрера и рейхсканцлера». Фюрер и рейхсканцлер (в одном лице) мог возложить на имперского наместника руководство земельным правительством, но право назначения и увольнения чиновников земель он сохранял за собой, так же как и полномочия имперского наместника в Пруссии.

Ландтаги земель сначала были отстранены от формирования земельных правительств, а 30 января 1934 г. были законодательным путем ликвидированы. Правительства земель были подчинены имперскому правительству, а наместники перешли в ведение министерства внутренних дел. Законом «О ликвидации рейхсрата» от 14 февраля 1934 г. был упразднен и орган представительства земель в имперском парламенте — рейхсрат. Земли были вообще лишены статуса субъектов федерации. В 1935 г. положением «О германских общинах» были ликвидированы последние остатки местного самоуправления. Все бургомистры городов стали назначаться министром внутренних дел на 12 лет из кандидатов, выдвигаемых местными партийными организациями нацистов. Ему же вверялось право верховного надзора за всеми общинами.

Превращение рейхстага в бесправное, марионеточное учреждение, так как его новый состав формировался исключительно на партийной основе, ликвидация органов местного самоуправления были тесно связаны с общей бюрократизацией государственного аппарата. Проводились чистки государственного аппарата от «несоответствующих лиц», от всех тех, кто начал работать в аппарате после 1918 г., от лиц «неарийского происхождения», запрещались браки чиновников с «неарийками» и пр.

Функции партийных и государственных органов тесно переплетались. Это переплетение между тем не означало их полного слияния. Управленческий аппарат фашистской Германии был многочисленным, чрезмерно громоздким, он перестраивался по воле Гитлера, совмещавшего в своем лице функции президента, рейхсканцлера, фюрера фашистской партии и верховного главнокомандующего. Так, наряду с продолжающим существовать имперским правительством в фашистской Германии были созданы Совет министров по вопросам обороны империи, Тайный кабинет, Коллегия трех уполномоченных, в которую входили начальник партийной канцелярии, начальник имперской канцелярии, начальник штаба верховного командования вооруженных сил, в задачу которого входило проведение тотальной мобилизации и решение с этой целью обширного круга экономических и военных вопросов. Все эти учреждения, подчиняющиеся непосредственно Гитлеру, обладали законодательными полномочиями.

Германия была разделена на 32 партийные области во главе с партийными гауляйтерамй, но сохранялось и старое административное деление на земли и провинции, администрация которых продолжала существовать и играть большую роль в проведении в жизнь нацистских планов.

Важным звеном механизма фашистской диктатуры стали органы, осуществляющие широкомасштабную идеологическую обработку немецкого народа. В марте 1933 г. было создано министерство общественного просвещения и пропаганды, руководимое Геббельсом, которому подчинялись пресса, радио, книжные издательства и пр. В ведении министерства общественного просвещения и пропаганды была «имперская палата культуры», контролирующая музыку, изобразительное искусство, театр. Культурная политика «Третьего рейха» была направлена на создание «идейно однородного общества в расовом и мировоззренческом плане», на превращение литературы и искусства «в боевое оружие партии». При этом специальный надзор устанавливался «за духовным и мировоззренческим обучением и воспитанием партийных кадров», с этой целью в 1934 г. было создано даже специальное государственное ведомство. Из академии литературы изгонялись либерально и демократически настроенные лучшие представители немецкой культуры, а также «расово недостойные» лица, получившие впоследствии название «недочеловеков». Одной из первых акций «имперской палаты культуры» была реорганизация немецкой академии литературы с повальной проверкой ее членов, когда каждый член академии должен был дать ответ на вопрос, намерен ли он «участвовать в решении национальных культурных задач». Все члены академии должны были также заполнить специальную анкету, как профессиональные чиновники, в которой одно из требований заключалось в предоставлении доказательств «арийского происхождения». В мае 1933 г. была проведена публичная акция сожжения книг противников национал-социализма и «расово чуждых» авторов.

Особое внимание уделялось обработке в духе милитаризма, шовинизма и расизма молодежи, контроль над умонастроением которой осуществлялся фашистскими молодежными организациями (Юнгфольк, «Гитлерюгенд» и др.). Лидер «Гитлерюгенда» официально именовался «лидером молодежи Германского рейха» и нес персональную ответственность перед Гитлером как фюрером и как рейхсканцлером. После 1937 г. участие в гитлеровских молодежных организациях стало обязательным. Эти организации включались в разветвленную систему разнообразных нацистских организаций, охватывающих все стороны жизнедеятельности страны.

Нацисты создали мощный террористический аппарат, который начал складываться еще до прихода их к власти. В 1920 г. возникли первые вооруженные отряды — «служба порядка» фашистов, которой отводилась роль охраны фашистских сборищ. Использовались, однако, эти отряды чаще всего для создания беспорядков на митингах левых сил, для нападения на рабочих ораторов и пр. В 1921 г. «служба порядка» получила название «штурмовых отрядов» (СА). В отряды СА привлекались деклассированные элементы, уволенные из армии солдаты и офицеры, разорившиеся лавочники, которым импонировала нацистская пропаганда.

Наряду с погромной деятельностью отрядам СА отводилась не последняя роль в распространении фашистской идеологии. В 1932 г. в СА были созданы, специальные моторизованные пропагандистские отряды. К лету 1933 г. количество штурмовиков превысило 4 млн. человек. По мере усиления рейхсвера штурмовые отряды СА были превращены в армейский резерв, официально провозглашенной задачей которого стала с лета 1940 г. военная подготовка населения. Гитлер пожертвовал своей «партийной армией», чтобы привязать к себе рейхсвер, но одновременно с этим предоставил особые полномочия собственной «партийной полиции», усилив ее специальными отрядами СС, которым было поручено истреблять «внутренних врагов».

В состав СС (Службу безопасности) входили «общие отряды», включающие руководство нацистской партии, представителей крупного капитала, юнкеров, военщины, верхушку фашистской интеллигенции, а также вооруженные «специальные отряды», созданные для выполнения особых задач фюрера. Их основой стал полк личных телохранителей Гитлера и подразделений «мертвая голова», осуществляющих разнообразную деятельность по подавлению противников фашистского режима.

Войскам СС вверялась и охрана концлагерей. Всего фашистами было создано 23 концлагеря и 2 тыс. их филиалов. С 1936 по 1945 г. в них было брошено 18 млн. человек. В одном только Освенциме, построенном в 1939 г., было истреблено около 4 млн. человек из многих стран. Гитлеровцы применяли газовые камеры и другие технические средства, дающие им возможность безграничного уничтожения людей. Они использовали геноцид, освященный их оккультной верой в свое расовое и духовное превосходство над людьми, как средство достижения своих политических целей, достижения мирового господства.

В апреле 1933 г. в Пруссии была создана тайная государственная полиция (гестапо), которая в 1936 г. была объединена с уголовной полицией (КРИПО) в полицию безопасности (ЗИПО). Полиция безопасности вместе с полицией порядка (ОРПО), включающей охранную полицию и жандармерию, а также со специальной службой порядка (СД) находились в ведении рейхсфюрера СС Гиммлера.

В 1939 г. было создано Главное управление имперской безопасности, подведомственное Гиммлеру, как рейсхфю-реру СС, который вместе с министром внутренних дел Фликом планировал осуществление террористических акций как в своей стране, так и на оккупированных территориях. Так, летом 1940 г. Фликом и Гиммлером было издано постановление об уничтожении «бесполезных для военных целей» душевнобольных, калек, престарелых. Во исполнение его было создано Имперское общество лечебных и попечительских учреждений, в которых было умерщвлено 275 тыс. немцев. Перед нападением на СССР войсковые соединения СС были увеличены до 600 тыс. человек (35 дивизий), проведено вооружение общих отрядов СС. Войскам СС, введенным в зону действующей армии, была отведена главная роль в «расово-идеологической войне на уничтожение» СССР.

Значительным изменениям подверглась и судебная система Германии. В своей деятельности фашистские судьи исходили из принципа полного отрицания личных прав немецких граждан. Обвинение в государственной измене следовало за любой вид оппозиционной режиму деятельности. Кроме обычных судов в каждом судебном округе еще в 193.3 г. были созданы особые суды для расправы с противниками фашистского режима. В 1934 г. сложилась еще одна форма исключительного суда, так называемый Народный трибунал по вопросам государственной измены, в котором не требовалось даже обязательного предварительного следствия. Приговоры трибунала не подлежали обжалованию, защитников обвиняемому назначал сам трибунал. В армии действовали военно-полевые суды. Только в сухопутных войсках, например в 1944 г., военно-полевые суды ежемесячно выносили по 10 тыс. приговоров. В последние месяцы перед поражением Германии военно-полевые суды были заменены военными трибуналами, в которых заседали одни офицеры. Расстреливали всех подозреваемых в измене и дезертирстве, суровым репрессиям подвергали и их родственников.

 

 

 

Список использованной литературы

 

  1. Батыр К.И. Хрестоматия по всеобщей истории государства и права. М., 2002.
  2. Графский В.Г. Всеобщая история права и государства. -М.: НОРМА, 2002.
  3. История государства и права зарубежных стран / Под общ. ред. О.А. Жидкова и Н.А. Крашенинникова. М., 2005.
  4. Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран (Новое и Новейшее время) / Сост. Н. А. Крашенинникова. М., 2003.
  5. Черниловский З.М. Всеобщая история государства и права. М., 2007.


     

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 0.96MB/0.00172 sec

WordPress: 23.02MB | MySQL:119 | 1,523sec