Проблемные вопросы истории зарубежного права

<

091813 2241 1 Проблемные вопросы истории зарубежного права

1.Решите задачу на основе текста Законов Ману

 

Два ремесленника из варны вайшьи были застигнуты во время игры в кости. Допустимы ли их действия согласно дхармы и Законов Ману? Назовите 18 поводов, которые Законы Ману считают основаниями для судебного разбирательства.

Ответ

 

Законы Ману представляют собой сборник религиозно-моральных наставления, изложенных в стихотворной форме от имени легендарного прародителя человечества полубога Ману и относящийся в своей окончательной редакции к середине II в.н.э.

Законы Ману состоят из 12 глав, в которых содержится 2685 стихов-шлок.

Глава I Законов Ману излагает сведения о мироздании и его Творце (божественном Самосущем), о происхождении основных четырех сословий (вари) и главенствующей роли брахманов в охранении сокровищницы вселенского Закона, которому следуют и люди.

Глава II повествует о воспитании правоверного индуса путем приобщения к знанию Вед, в частности «того священного Закона, которому следуют люди, изучившие Веды, и который запечатлен в сердцах людей добродетельных, всегда чуждых ненависти и страстей» (II, 1). После изучения Вед человек считался приуготовленным для новой духовной жизни — «дважды рожденным» (двиджати). В этой же главе говорится о роли обычаев, обрядов и ритуалов, а также «запомненной священной мудрости» дхармашастр.

Глава III содержит нормы и требования к семейной жизни, правильному браку (анулома), а также повествует о последствиях неправильных браков (пратилома) и требованиях к соответствующим обрядам.

Главы IV, V и VI содержат сведения о способах сакрализации повседневной жизни: повседневные правила гигиены, распорядка дня, перечисление запретных поступков, описание ритуалов очищения и аскетических норм и образа жизни.

Глава VII рассказывает о»дхарме царя, о роли наказания в правосудии, поддержании порядка и «защите всех творений»; в ней даются советы по делам административным, налоговым, военным и др.

Глава VIII посвящена 18 поводам для обращения в суд (нарушение договорных отношений, преступные деяния: кража, насилие, клевета, оскорбление действием, игра в кости, прелюбодеяние, осквернение ложа духовного наставника-гуру, распитий хмельных напитков и др.), а также роли закона и правилам судопроизводства и вынесения решения о наказании, освобождению от наказания в случае необходимой обороны (защита от насилия ребенка, женщины и священника-брахмана).

«Царь, желая рассмотреть судебные дела (vyavahara), пусть является подготовленным (vinita) в суд (sabha) вместе с брахманами и опытными советниками.

2. Там, сидя или стоя, подняв правую руку, в скромной одежде и украшениях, надо рассматривать дела тяжущихся сторон,

3. относящиеся к восемнадцати отделам, — по отдельности, ежедневно, посредством умозаключений, [основанных] на обычаях страны и указаниях щастр.

4. Из них первое — неуплата долга, [затем] заклад, продажа чужого, соучастие в [торговом или другом] объединении неотдача данного,

5. неуплата жалованья, нарушение соглашения отмена купли и продажи, спор хозяина с пастухом,

6. дхарма в споре о границе, клевета и оскорбление действием, кража, насилие, а также прелюбодеяние,

7. дхарма мужа и жены, раздел наследства, игра в кости и битье об заклад — эти восемнадцать поводов (pada) судебного разбирательства в этом мире».

Согласно стиху 47 Главы VII «Охота, игра в кости, спанье днем, злословие, женщины, пьянство, пение, музыка, танцы и бесцельное путешествие — группа из десяти [пороков], порожденных желанием».

По стиху 50 «Пьянство, игра в кости, женщины и охота — по порядку [перечисления] — эту четверку надо считать наихудшей в группе [пороков], порожденной желанием».

Глава IX повествует о «вечном законе для мужа и жены» в их семейной жизни, о личных и имущественных правах и обязанностях членов семьи, о наследовании, о наказаниях и роли царя в наложении наказаний.

Глава Х содержит правила, общие для трех дважды рожденных варн; семь законных способов приобретения собственности; десять способов существования, дозволенных всем людям в бедственном положении; дхармы, общие всем четырем варнам,

Глава XI посвящена регулированию образа жизни касты неприкасаемых (каста появляется вследствие заключения неправильных, смешанных, межварновых браков, нарушивших дхарму).

Глава XII дает предписания относительно культа, ритуалов и конкретных обязанностей их участников; говорит об ответственности человека за недостаточный контроль за своими мыслями, словами и своим телом.

Таким образом, согласно Главе VIII два ремесленника из варны-вайшьи, застигнутые во время игры в кости, занимались недопустимыми действиями согласно дхармы и Законов Ману.

Существовали суды царские и внутриобщинные, в каждой из 10 деревень создавались судебные коллегии из трех человек для суда и надзора за ворами. В городе помимо судебных коллегий имелись агенты судей с правом обыска и облав в мастерских, кабаках и частных домах. Общинные кастовые суды просуществовали неофициально вплоть до XX столетия.

Царский суд состоял из царя, брахмана и советников, либо по назначению царя заседала коллегия из назначенного брахмана и трех членов судебной коллегии (сабха). У царя имелось право на ежегодные амнистии.

Существовало 18 поводов для судебного разбирательства споров и конфликтов:

– неуплата долга, продажа чужого, неотдача данного (VIII, 4);

– неуплата жалованья, нарушение соглашения, отмена купли-продажи, спор хозяина с пастухом (VIII, 5);

– дхарма в споре о границе, клевета, оскорбление действием, кража, насилие, а также прелюбодеяние (VIII, 6);

– дхарма мужа и жены, раздел наследства, игра в кости, битье об заклад (VIII, 7).

Допускалось самоуправство (кулачное право), однако при соблюдении некоторых правил. Кредитор мог употребить хитрость, принуждение (путем захвата сыновей, животных либо осады дома должника), силу. О последнем способе в сборнике говорится следующее: схватив должника, приводит его в свой дом и держит у себя, моря голодом и избивая до тех пор, пока тот не заплатит долг (VIII, 176).

Сборник содержит помимо перечня поводов также некоторые характерные правила судопроизводительной (процедурной) и одновременно религиозно-этической деятельности с. элементами наставлений в тактике и технике судебного следствия. «Руководствуясь правилами судопроизводства, надо иметь в виду истину, предмет (иска), себя самого (не нарушать своей дхармы), свидетеля, место, время и обстоятельства» (VIII, 45). При равенстве голосов свидетелей предпочтение отдавалось брахману либо голосам «наделенных выдающимися качествами» (VIII, 73).

На случай пробелов в законах имелось следующее наставление: «Что имеется в практике добродетельных и дваждырожденных, то, не противоречащее обычаям страны, семей и каст, надо устанавливать (в качестве закона)» (VIII, 46).

Об иерархии источников правил для судебного решения красноречиво повествуется в Трактате о политике (III в. до н.э.); известном под санскритским наименованием Артхашастра. В нем говорится: «Всякое спорное судебное дело решается на четырех основаниях, которые суть: 1) закон (т.е. дхармашастры); 2) судебное разбирательство; 3) обычаи и 4) правительственное распоряжение. Из них последнему отдается преимущество перед другими.

Закон основывается на истине, судебное разбирательство — на показаниях свидетелей, обычаи — на соглашении народа. Правительственное же распоряжение является приказом, издаваемым властями… (Сартхашастра. III, 39—-40, 46).

Далее разъяснялось, что если обычай или судебное разбирательство не согласуется с требованием закона, то дело решается согласно требованию закона. Если закон сам находится в противоречии с правительственным распоряжением, то отдается предпочтение распоряжению, а книга закона (дхармашастра) теряет силу, Правительственное распоряжение в другом месте практически отождествляется с указом. Таким образом, в иерархии источников законных требований самое высокое место и решающую силу имеет указ царя (правительственное распоряжение).

Указом называется (правительственное) распоряжение. Ведь главное для царей — это указы, ибо состояние, мира и войны зависит от них. Поэтому тот, кто одарен качествами министра и знаком со всеми законами и обычаями), кто способен быстро составить нужный документ, обладает красивым почерком и умеет огласить написанное, должен быть назначен главным писцом. Выслушав внимательно решение царя, он должен составить документ, ясный и определенный по своему смыслу…

«Достоинства хорошо составленного документа» включают, по толкованию Артхашастры, следующие свойства и особенности написанного текста: последовательность изложения фактов, их логическую согласованность, полноту изложения, изящество стиля, благородство слога, ясность языка.

Показания свидетелей учитывались при наличии их кастовой совместимости. Женщины должны были свидетельствовать о женщинах, члены касты о равных себе по статусу. Клятвы имели различие в своем словесном оформлении: брахман клялся своей правдивостью, иначе ему угрожал грех, распространяющийся на 100 последующих поколений; кшатрии клялись сохранностью колесниц и оружия, вайшьи — коровами, зерном и золотом, шудры — всеми тяжкими преступлениями. Если не было достаточных вещественных доказательств, сборник советовал следить за тем, как отвечает на вопросы обвиняемый, — «по выражению лица, по движениям, по походке, жестам, речи» следовало улавливать его сокровенные мысли (Законы Ману. VIII, 25, 26).

Об ордалиях (судебном испытаний с участием богов) было сказано так: «…злодеи думают, что не видят их, но их видят боги» (VIII, 85).

В этом разделе имеется описание результатов божеского суда, которое сильно отличается от аналогичного истолкования в Законах Хаммурапи и ближе к толкованиям в христианизированной средневековой Европе. В случае возникновения такой потребности подозреваемый должен произнести клятву или «следует заставить обвиняемого погрузиться в воду, взять огонь, прикоснуться к головам жены или сыновей в отдельности. Тот, кого пылающий огонь не обжигает, которого вода не заставит подняться вверх и с кем вскоре не случится несчастье, должен считаться чистым в клятве» (VIII, 114, 115). Законными видами ордалий были, согласно наставлениям в дхарме в других аналогичных сборниках, помимо огня и воды также весы (для женщин, детей и стариков, их взвешивали по специальной процедуре до и после принесения клятвы), а также яд («семь яв яда для шудры», —дхармашастра Вьявахарадхьяя, составленная в I—III вв.).

 

 

 

 

 

 

2.Решите задачу на основе текста Институций Гая:

 

Во время охоты Фабиан ранил кабана. Однако тот скрылся в чаще. Фабин стал преследовать раненное животное и вскоре обнаружил, что его добычей завладел Успий. Последний утверждал, что именно ему принадлежит добыча. Решите спор.

 

Ответ

Обратимся к §§66 и 67 Институций Гая:

«66. И не только то, что делается нашей собственность посредством передачи, принадлежит нам по естественному праву, но также и то, что мы приобретаем путем завладения, так как вещи эти были бесхозяйными, как. например, те, которые захватываются на земле (дикие звери), в море (рыбы) или в воздухе (птицы).

67. И если мы поймаем дикого зверя, или птицу, или рыбу, то пойманное нами животное до тех пор признается нашим, пока мы держим его в нашей власти. Когда же оно уйдет из-под нашего надзора и получит опять естественную свободу, то снова делается собственностью первого завладевшего, так как оно перестало нам принадлежать…»

Таким образом, согласно §67 Институций Гая ранение животное ушло из под власти Фабиана и получило естественную свободу, то оно становится собственностью первого вновь завладевшего, то есть Успия.

 

 

 

 

 

 

 

3. Дайте общую характеристику правовых памятников Древнего Вавилона Законов из Эшнуны и Законов Хаммурапи. Покажите на примере конкретных статей данных источников применение принципа талиона в двух его разновидностях — зеркальном и символическом.

 

Ответ

 

Законы Эшнуны составлены в XVIII в. до н. э., в период правленияХаммурапи, т.к. многие его статьи совпадают с Законами Хаммурапи, хотя имеют при этом свои особенности, в частности, одна из статей обязывает продавца иметь свидетелей или документ, подтверждающий происхождение продаваемого товара, в случае его отсутствия товар считался украденным.

Законы Эшнуны защищали также интересы царского дворца, имущество бедняков (мушкенумов) и полноправных его граждан (авилумов). Так, вор, вломившийся в дом мушкенума ночью, должен был быть казнен; если в дневное время – вор подвергался штрафным санкциям. Если кредитор дурным обращением доводил жену бедняка до смерти, он должен был быть казнен. И еще, законы предусматривали обратимость сделки. Например, заложенный обедневшим лицом дом мог быть впоследствии возвращен, если бы оно смогло  оплатить его стоимость.

<

Содержание Законов Эшнуны имело рабовладельческий характер, т. к. ряд его статей регламентировали поведение рабов в обществе. Здесь следует заметить, что интересны сами законы о рабах.

В частности, рабы или рабыни, прогоняемые через Эшнуну, должны были иметь на себе «рабский знак», кандалы и шейную колодку; местные рабы могли выходить за воротаЭшнуны не иначе как закованными и с особого разрешения их хозяина.

Далее, принуждение чужой рабыни к сожительству влекло за собой материальное возмещение хозяину в размере 40 сиклей серебра.

Вместе с тем, в отличие от Законов Хаммурапи статьи Законов Эшнуны не предусматривали правило талиона, за причинение вреда налагался лишь денежный штраф. Но кражи сверх суммы в 60 сиклей, а также убийства были отнесены, по-видимому, к юрисдикции царя.

В целом рабовладельческое общество Эшнуны можно характеризовать по вышеизложенным Законам, где денежные отношения были достаточно развиты, т. к. серебро было всеобщим эквивалентом. 

Законы Хаммурапи — первый в истории достаточно полный и многосторонний свод правовых норм и административных регламентов. Законы начертаны на каменном обелиске и состояли из введения, заключения и 282 статьи (В самом тексте нумераций статей нет). Выделяют несколько тематических разделов: орана собственности царя, храмов и населения; статусу имущества полученного от царя; операциям с недвижимостью и торговле; семейному праву; наказания за телесные повреждения и др.

В судебнике выделяются три группы людей: полноправные, мушкенум и рабы. Каждая из этих групп по-разному отвечала за те или иные проступки. Рабы считались собственностью хозяев, но и сами имели некоторые права: На семью, хозяйство, имущество. Срок долгового рабства не должен превышать 3 лет. Процент при денежном займе не выше 20%, а при натуральном 30%.

Вообще все вавилонское население, а особенно полноправное обеспечивалось максимальной поддержкой закона.

Законы Хаммурапи охватывают многочисленные правовые вопросы современного ему вавилонского общества.

Первые 5 статей посвящены вопросам судопроизводства.

Статьи 6—13 определяют наказание за кражу и указывают способы установления кражи.

Статьи 14—20 направлены против кражи детей и рабов и против укрывательства беглых рабов. Здесь же устанавливается размер награды за поимку беглого раба.

В статьях 21—25 рассматриваются разнообразные случаи грабежа.

Статьи 26—41 регулируют обязанности и права воинов, причём особенно детально разбираются вопросы их землевладения.

Статьи 42—47 определяют права и обязанности лиц, арендующих землю.

Следующие пять статей (48—52) устанавливают пределы права ростовщика на урожай заложенного ему поля.

Статьи 53—56 налагают кару за небрежное использование ирригационной сети.

Статьи 57—58 защищают владельцев полей от ущерба, наносимого стадами.

Статьи 59—66 решают различные вопросы, связанные с владением садами, в том числе и вопрос о праве ростовщика на урожай сада его должника.

Следующие статьи, содержавшиеся в разрушенных столбцах надписи, были посвящены отчасти вопросам владения домами и строительными участками, отчасти различным видам ростовщичества.

К ним примыкают статьи 100—107, говорящие о купцах — тамкарах и их помощниках.

Корчмы, являвшиеся вместе с тем и вертепами, рассматриваются в статьях 108—111.

Праву хранения и долговому праву, связанному с обеспечением займа личностью членов семьи должника, посвящены статьи 112—126.

Очень большое место (статьи 127—195) занимает семейное право.

Отдел, содержащий статьи 196—225, устанавливает размер кары за телесные повреждения.

Статьи 226 и 227 оберегают рабовладельца от умышленного уничтожения клейма на принадлежавшем ему рабе.

Вопросы, связанные с работой архитекторов и судостроителей, рассматривают статьи 228—235.

Разнообразные виды найма обстоятельно разобраны в статьях 236—277.

Заключительные статьи содержат постановления о рабах.

Основным принципом наказания был принцип талиона, по которому виновного постигает та же участь, что и потерпевшего. Таким образом, главной целью наказания являлось возмездие преступнику. Законы Хаммурапи дают наиболее яркое представление о видах талиона. Типичный (простой) талион определялся формулой «равное за равное»: за выбитый зуб следовало выбить зуб у виновного и т.д. (ст. 196,197,200). Символический талион предписывал отсечь ту часть тела, которой преступник действовал против людей: за неудачно сделанную операцию врачу отрезали пальцы и т.д. (ст. 192,195,218,226). Наименее распространённой в законах Хаммурапи является зеркальная форма талиона, которую В.Г. Графский справедливо называет объективным вменением (ответственностью без вины). При зеркальном талионе дети несли ответственность за преступление, совершённое отцом, если в результате его погибали дети потерпевшего (ст. 210,230). Существование талионной системы назначения наказания, возможно, объясняется стремлением ограничить преимущество богатых над бедными.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

4.Расскажите о причинах возникновения Суда Инквизиции. Проанализируйте особенности инквизиционного процесса на основе «Руководства для инквизитора»

 

Раннее христианство и христианская церковь страдали как от внешнего врага — римских императоров, так и от внутренних раздоров, опиравшихся на теологические разногласия: различные толкования священных текстов, на признании или непризнании отдельных текстов священными и так далее.

Отражением одной из стадий внутренней борьбы был, видимо, «Иерусалимский собор», упоминаемый в главе 15 Деяний святых апостолов, а также множество случаев, когда апостол Павел защищал собственное апостольское служение, убеждал христиан опасаться ложных пастырей или чего-либо противоречащего тому, что проповедовал он. Аналогичные призывы содержатся в посланиях Иоанна и в Послании к Иудеям, а также в Откровении Иоанна Богослова.

Начиная со II века, христианские авторитеты (епископы и местные синоды), пользуясь вышеприведёнными источниками, обличали некоторых богословов как еретиков и определяли доктрину христианства более ясно, стараясь избежать ошибок и разночтений. В связи с этим ортодоксальности (греч. ὀρθοδοξία — правильная точка зрения) стали противопоставлять ересь (греч. αἵρεσις — выбор; подразумевается, что ошибочный).

Особый церковный суд католической церкви под названием «Инквизиция» был создан в 1215 году папой Иннокентием III.

Церковный трибунал, которому было поручено «обнаружение, наказание и предотвращение ересей», был учреждён в Южной Франции Григорием IX в 1229 году. Этот институт достиг своего апогея в 1478 году, когда король Фердинанд и королева Изабелла с санкции Папы Сикста IV учредили испанскую инквизицию.

Конгрегация священной канцелярии была учреждена в 1542 году, заменив собой «Великую римскую инквизицию», а в 1917 году ей были переданы также функции упразднённой конгрегации индекса.

В 1908 году переименована в «Конгрегацию доктрины веры» (лат. Sacra congregatio Romanae et universalis Inquisitionis seu Sancti Officii). Работа этого учреждения строилась в строгом соответствии с действующим тогда в католических странах законодательством.

Основной задачей инквизиции являлось определение, является ли обвиняемый виновным в ереси.

С конца XV века, когда в Европе начинают распространяться представления о массовом присутствии заключивших договор с нечистой силой ведьм среди обычного населения, в её компетенцию начинают входить процессы о ведьмах. В то же время подавляющее число приговоров о ведьмах вынесли светские суды католических и протестантских стран в XVI и XVII веках. Хотя инквизиция действительно преследовала ведьм, точно так же поступало и практически любое светское правительство. К концу XVI века римские инквизиторы начали выражать серьёзные сомнения в большинстве случаев обвинения в ведовстве.

Также в компетенцию инквизиции с 1451 года Папа Николай V передал дела о еврейских погромах. Инквизиция должна была не только наказывать погромщиков, но и действовать превентивно, предупреждая насилие. Внесудебных расправ инквизиция не допускала. Кроме обычных допросов, применялась, как и в светских судах того времени, пытка подозреваемого. Юристы католической церкви огромное значение придавали чистосердечному признанию. В том случае, если подозреваемый не умирал в ходес ледствия, а признавался в содеянном и раскаивался, то материалы дела передавались в суд.

Проанализируем особенности инквизиционного процесса на основе «Руководства для инквизитора» 1323 года.

Семь правил, на основании которых инквизитор и епископ могут подвергнуть кого-либо допросту с пристрастием и пыткам. 

1. Пытке подлежит обвиняемый, не постоянный в своих показаниях, утверждающий сначала одно, затем противоположное, отвергая при этом главные пункты обвинения.(…) Если бы он вначале отрицал, а затем признал свою вину и покаялся, он считался бы не «колеблющимся», а раскаявшимся еретиком, и был бы приговорен.

2. Подозреваемый, обвиненный хотя бы одним свидетелем, должен быть подвергнут пытке. Общественная молва плюс одно свидетельство вместе составляют уже половину доказательства (…) Однако показания одного свидетеля не будут иметь такой же силы в гражданском суде.

3. Подозреваемый, против которого удалось предъявит одну или несколько серьезных улик, должен быть подвергнут пытке. Наличие подозрения и улик является достаточным для того основанием. Для священника достаточно одного подозрения (однако пытке могут быть подвергнуты лишь священники, утратившие доброе имя).

4. Пытке должно подвергнуть и того, кого хотя бы один свидетель обвинит в ереси, и кто будет уличен с яростью и гневом.

5. Уличенного с яростью и гневом несколькими людьми должно пытать, даже если не будет ни одного свидетеля обвинения.

6. Тем более следует пытать того, кто, будучи уличен подобно предыдущему, подвергается обвинению свидетеля.

7. Тот же, против кого будет выдвинуто только подозрение, либо только показания одного свидетеля, либо только одна улика, не может быть подвергнут пытке: каждое из этих условий по отдельности не является достаточным основанием для применения пытки.

Допрос с пристрастием применяют к обвиняемому, не делающему признаний и которого не удалось уличить в ереси в ходе процесса. Если такой обвиняемый ни в чем не признается под пыткой, то он будет считаться невиновным.

Обвиняемый, взятый по доносу, но не делающий признаний во время допроса и непостоянный в ответах, должен подвергнуться пытке. Должно пытать также того, на кого указывают улики достаточно ясные, чтобы потребовать клятвенного отречения.

Должны ли инквизиторы отчитываться перед вышестоящими иерархами своих орденов в своих действиях по отправлению святого правосудия?

Нет. Инквизиторы, безусловно, являются монахами, но также и представителями Его Святейшества папы (…) В качестве же инквизиторов они являются представителями Папы и никого другого.

В случае каких-либо нарушений в отправлении инквизитором своих функций следует апеллировать не к местному иерарху или главе ордена, а к Папе.

Отзыв инквизитора в некоторых случаях является неизбежным, например, в связи с немощью, глубокой старостью, тяжелой болезнью или, что значительно хуже, невежеством инквизитора.

В «Руководстве для инквизитора» даны подробные указания о допросе с пристрастием.

Инквизитор не должен проявлять чрезмерную поспешность в применении пытки, ибо к ней прибегают лишь при отсутствии других доказательств: между тем именно инквизитор должен попытаться их добыть.

Если он их не находит, но при этом полагает, что имеется вероятность вины обвиняемого, он должен привести к обвиняемому его родственников и друзей, чтобы они уговорили его признаться.

Если, однако, все тщетно, обвиняемого должно подвергнуть умеренным пыткам без пролития крови, памятуя, что пытки обманчивы и недейственны. Бывают люди столь слабые духом, что при малейшей пытке они признаются во всем, даже в том, чего не совершали. Другие же до такой степени упрямы, что у них невозможно вырвать ни слова. Есть люди, уже перенесшие пытки; они лучше других выдерживают пытку. Есть заговоренные, те, что под действием колдовства, к которому они прибегают под пыткой, почти полностью теряют чувствительность: эти скорее умрут, чем признаются.

(…) Многие готовы сказать правду, если бы их не мучил страх смерти. Пусть, стало быть, инквизитор обещает обвиняемому сохранить его жизнь, если тот сознается, в случае, если инквизитор сможет сдержать свое слово (если только речь не идет о повторно впавшем в ересь. В этом случае ничего не стоит обещать).

Нотариус должен регистрировать применение пытки, задаваемые вопросы и ответы обвиняемого. Допрашивать следует сначала по менее важным статьям обвинения, а затем по более важным, так как легче сознаться в легких проступках.

Если обвиняемый не сознается, ему следует показать орудия других пыток, предупредив, что ему придется пройти через них, если он будет упорствовать.

Если даже это не поможет, пытки должны быть продолжены, но не начаты сначала. Их можно начать сначала, если только против обвиняемого появятся новые улики.

Если обвиняемый, пройдя через все предусмотренные для его случая пытки, так и не сознается, его не следует подвергать дальнейшим мучениям, он должен быть отпущен.

Если обвиняемый сознается под пыткой, его признания записываются нотариусом. Если впоследствии он не подтвердит своих признаний или будет отрицать, что в чем-либо сознавался, пытки следует продолжить — но не начинать сначала. Но если он уже прошел через все пытки, его следует отпустить.

Если, напротив, он подтвердит признания и если он признает свое преступление и испросит прощения у Церкви, следует считать, что он изобличен в ереси и раскаивается. В этом случае он будет приговорен к тем видам наказания, которые предусмотрены в восьмом типе вердикта.

Если же по окончании пыток он подтвердит признания, но не обратится с просьбой о прощении, то его следует передать светским властям (как указано в десятом типе вердикта ).

Если он повторно впал в ересь, он должен быть осужден согласно одиннадцатому типу вердикта.

Примечание: восьмой тип вердикта предусматривал заключение в монастыре на разные сроки (вплоть до пожизненного); десятый и одиннадцатый тип вердикта — казнь без пролития крови, то есть аутодафе.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

5.Проанализируйте тексты Англосаксонских Правд и ответьте на следующие вопросы: закрепляют ли данные правовые памятники принцип объективного вменения, какие пережитки родовых отношений сохраняются в Англосаксонских Правдах, найдите подтверждение, что Правда Инэ является записью обычного права, охарактеризуйте процедуру ордалии, закрепленную в Законах Этельстана.

 

Ответ

 

В период раннего феодализма основным источником права был обычай. Со временем сборники появляются сборники — Правды (Инэ, Альфреда и др.). После норманского завоевания была провозглашена политика на соблюдение «старинных добрых англосаксаксонских обычаев», что способствовало их консолидации в рамках единой правовой системы, общей для всей страны. Разъездные королевские суды осуществляли обобщение местных обычаев, выработку общих норм и принципов. В своей деятельности королевские суды руководствовались и предыдущими решениями судей. Так складывалось «общее право» (Common Law), которое было неписаным и единым для всей Англии. Формально оно не знало правовых различий для свободной части английского населения.

Правда Инэ предписывала прежде всего соблюдение церковных канонов и народных обычаев. Хотя и ставились пределы эксплуатации кэрлов (например, ограничение возможности получения оброка — ст. 67) и даже рабов, хотя были установлены гарантии для охраны уэльсцев и их землевладений определением вергельда и прочим (ст. 3), но Правда Инэ, конечно, была направлена на подавление обедневших кэрлов, рабов и уэльсцев и обеспечение господства правящего класса.

Это выражалось в связывании жителей круговой порукой (gegyldan) (Gegyldan, congilotones — члены группы, на которую (в порядке круговой поруки) возлагали ответственность за преступление, совершенное членом этой группы; этой же группе в определенных условиях платили ту или иную часть вергельда за убитого члена группы), дифференцировании наказания по сословному признаку, развитии соприсяжничества (также дифференцированного по сословному признаку), во введении ордалии («суда божьего»), запрещении «отъезжать без позволения глафорда» (ст. 39), в некоторых привилегиях дружинников и т. д.

В XII в. еще существовал «суд божий» — ордалии. Одним из действенных доказательств считалась присяга, нарушение которой влекло уголовное наказание. В дальнейшем состязательно-обвинительный процесс стал господствующим в судах «общего права» как по гражданским, так и по уголовным делам.

Закон Этельстана гласит: «Если кто-либо обязался подвергнуться ордалии, тогда пусть пойдет за три ночи до того к священнику, который должен освятить (его), и пусть питается хлебом и водой, и солью и травами до того, как приступит к ордалии, и должен присутствовать на мессах в каждый из (этих) трех дней, а в день, когда он должен пойти на ордалию, пусть раздаст милостыню и причастится и затем, раньше, чем пойдет на ордалию, присягнет в том, что он согласно Правде {folс-ryhte) не повинен в том, в чем его обвиняют. 

23.1. И если это (ордалия) холодной водой, то пусть он погрузится на 1 1/2 локтя (связанным) веревкой (Испытуемого, присевшего на корточки, обвязывали веревкой, протянув веревку у подколенных впадин и вокруг боков), если (же) это ордалия (раскаленным) железом, то должны пройти 3 ночи, прежде чем откроют руку (После испытания рука завязывалась). 

23.2. И каждый должен предварять свое обвинение присягой…; и каждая из сторон должна поститься и от каждой стороны не должно быть свыше 12 человек. И если обвиняемый сопровождается больше, чем сам-двенадцатый, то ордалия недействительна, разве только они (свыше 12-ти) пожелают удалиться.

6. В каких исторических условиях была принята «Каролина»? Дайте общую характеристику данного правового памятника (гражданского, уголовного и уголовно-процессуального права). Охарактеризуйте особенности системы наказаний и судопроизводства Германии на основе «Каролины». При анализе используйте текст первоисточника.

 

«Каролина» представляет собой судебно-наказательное уложение законов империи (Peinnlich Gerichts Ordnung unsere Keiserliches), предназначенное для руководства в судах империи, в частности для судей и шеффенов. Оно было создано в правление Карла V (1500—1558 гг.), обсуждено в рейхстаге и принято последним в 1532 г. Уголовная Карлова конституция» («Каролина») была издана императором Священной Римской империи Карлом V (1519-1556) как общеимперский закон в 1532 году.

Название «Каролина» происходит от латинского перевода Уложения, названного Constitutio Criminalis Carolina.

Уложение состоит из 219 статей, примерно треть из них (ст. 104—180) посвящены карательному (уголовно-наказательному) праву, остальные — судебно-процессуальному регулированию. В Уложении имеются заимствования из итальянской юриспруденции, а также из сходных по назначению судебников, в частности Бамбергского (1507 г.) и Бранденбургского (1516 г.) уложений, именуемых в этой связи соответственно «матерью Каролины» и «сестрой Каролины». Все они представляли собой разновидности реципированного римского права, но только уже не сами «устрашающие книги» из Дигест, а их переработанные версии в изложении итальянских ученых-юристов и их немецких популяризаторов. Это был своеобразный итог работ глоссаторов и постглоссаторов над всеобщими судебными обычаями (consuetude generalis).

Уложение составлено в жанре наставления императора, написанного по его же просьбе учёными-юристами и предназначенного для использования на всем обширном пространстве империи. В случае возникновения сомнений у судей им рекомендовалось «просить и искать указаний у своих высших судов, сведущих в древних сложных обычаях». В ст. 119 специально разъяснялось, у кого и в каких местах должно искать необходимых указаний.

Структура «Каролины» Уложение — «Реестр» состоит из подразделов, которые изложены в следующем порядке:

Состав суда, присяга судей, шеффенов и писца («присяга
судить о крови»), понятые, основания для ареста (ст. 1—32),

Доказательства и улики (33—47),

Судебное заседание (48—103),

Наказание (104 —129),

О наказании совершителей злостных убийств (130 —156),

Статьи о краже (157 – 192),

Вынесение приговора (193 —219).

Уложение Карла V действовало в течение 300 с лишним лет. Его долговечности во многом способствовали следующие особенности его содержания и практического назначения.

Это было практическое руководство для судей и шеффе-
нов (последние выбирались для участия в суде в количестве от 4 до 25 человек). Оно имело целью установить единообразие судопроизводства и одновременно отменить «неразумные обычаи» в княжествах и землях. Вместе с тем за курфюрстами и князьями признавались «исконные унаследованные и справедливые обычаи». До этого момента составы преступлений фиксировались в записях обычного права либо в княжеских постановлениях, например в по становлениях о «земском мире». Уложение Карла V стало одним из источников «общего немецкого карательного права».

В Уложении закреплены некоторые новые моменты в организации правосудия и в толкованиях составов преступлений. Оно зафиксировало переход от частного (обвинительно-состязательного) процесса к розыскному (обвинительно-следственному) процессу. Далее, в него включены общие принципы законодательства о преступном и наказуемом: признание ответственности только при наличии вины (ввиду умысла или неосторожности), при, этом дела лось исключение для некоторых составов с признанием ответственности без вины по принципу «объективного вменения» (плохая репутация и др.); признание своей виновности во время пытки (это также считалось достаточным доказательством виновности). Кроме того, имелся перечень отягчающих или смягчающих вину обстоятельств либо обстоятельств, исключающих наказание (правомерная оборона).

Обращает на себя внимание широта судейского усмотрения; право судьи назначить одно или сразу несколько наказаний, принимать во внимание местные обычаи, обращаться за разъяснениями к законоведам. Широкое применение наказаний устрашающего характера (смертная казнь: колесованием — с привязыванием к колесу человека с предварительно раздробленными костями, сожжением, четвертованием; членовредителъные наказания).

Сборник законов выделяется особым вниманием к преступлениям против религии и порядка управления (подделка монет, нарушение «земского мира», измена и бунт, вражда с местью, разбой).

Уложение включает ряд новшеств, касающихся использования пытки для получения свидетельств виновности. Признание вины «королева доказательств» должно быть высказано в момент приостановления пытки. Сведения, предоставляемые суду, должны быть такими, чтобы их можно было проверить. Показания, данные во время пыток, подлежат повторению вне камеры для пыток. Освобождение от пыток получали больные люди, инвалиды, старики, малолетние, а, также лица из высших сословий, если их правонарушения были из разряда легких.

Судебный процесс. Общая формула криминального судопроизводства сводилась к следующему: правосудие необходимо осуществлять «в наибольшем соответствии с правом и справедливостью», чтобы все и каждый подданный («из наших и империи») могли действовать, «принимая во внимание важность и опасность уголовных дел, согласно сему наставлению в соответствии с общим (общегерманским) правом, справедливостью и достохвальными исконными обычаями…».

В разделе о судьях, заседателях и судебных чиновниках говорилось: «Итак, прежде всего мы постановляем, повелеваем и желаем, чтобы все уголовные суды были снабжены и пополнены судьями, судебными заседателями и судебными писцами из мужей набожных, достойных, благоразумных и опытных, наиболее добродетельных и лучших из тех, что имеются и могут быть получены по возможностям каждого места… Для сего следует привлечь дворян и ученых… дабы уголовные суды никому не причиняли неправды, ибо сим важным делам, касающимся чести, тела, жизни и имущества человека, подобает ревностное и предусмотрительное усердие».

В присяге судьи («присяге судить о крови») говорилось следующее: «Я, такой-то, клянусь, что я должен и желаю осуществить правосудие судить и выносить приговор в уголовных делах равно для бедного и для богатого и не отступать от сего ни из любви, ни из ненависти, щи из-за платы, ни из-за даров, ни по какой другой причине…».

Особенности процесса, черты обвинительного процесса сочетались в «Каролине»; с инквизиционными (следственно-розыскными). Судопроизводство было тайным и письменным и включало три последовательные стадии — дознание, общее расследование и специальное рассмотрение. Дознание состояло в сборе тайной информации о преступлении и преступнике. Общее расследование представляло собой краткий допрос арестованного об обстоятельствах дела. На этой стадии действовал принцип «презумпции невиновности» (предположительной невиновности) допрашиваемого.

Специальное рассмотрение включало подробный допрос обвиняемого и свидетелей и общий сбор доказательств для окончательного изобличения преступника, его сообщников. Это была определяющая стадия процесса. Окончательное осуждение производилось только на основании собственного признания или свидетельства обвиняемого (ст. 22). В получении такого признания необходимо было соблюдение ряда условий. Ограничения на проведения пытки были малосущественными, поскольку достаточно было малейшего подозрения в неискренности обвиняемого (ст. 42, 61). Пытка проводилась в присутствии судьи, двух заседателей и писца. Завершалось судебное заседание (судный день) оглашением приговора и приведением его в исполнение.

Уложение предусматривало несколько видов преступных деяний, которые можно сгруппировать следующим образом: против религии (богохульство, колдовство, клятвопреступление); против собственности (кража, грабеж, поджог и др.); против личности (убийство, членовредительство, изнасилование, клевета, оскорбление); против нравственности (двоеженство, нарушение супружеской верности,; разврат, кровосмешение, сводничество, совращение малолетнике); против порядка отправления правосудия (лжеприсяга, лжесвидетельства перед судом); государственные преступления (измена, «бунт» против власти, «нарушения земского мира», фальшивомонетничество, разбой и др.); против порядка торговли (обмер и обвес).

Ряд обстоятельств считался достаточным для смягчения вины и соответствующего смягчения наказания, например отсутствие злого умысла (неловкость, легкомыслие, непредусмотрительность). Более многочисленны отягчающие вин; обстоятельства: публичный и кощунственный характер преступления, повторность, высокая степень причиненного ущерба, «дурная слава» преступника, совершение преступления группой лиц, преступления против собственности своего господина и др.    

При квалификации преступлений уже различались его отдельные стадии, или степень приобщенности (вовлеченности преступника в преступные действия). Покушение каралось как оконченное преступление. Под ним понималось умышленное преступное деяние, неудавшееся вопреки воле преступника. В пособничестве принималось в расчет, когда это пособничество имело место — до преступления, после его совершения, на месте преступления и др. При осуществлении необходимой обороны бремя доказывания правомерности необходимой обороны возлагалось на убийцу.

Ряд обстоятельств, смягчающих вину кили, наоборот, отягчающих ее, впервые изложенных в «Каролине», вошел затем и в современное карательное законодательство германских и других государств.

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 0.98MB/0.00293 sec

WordPress: 22.02MB | MySQL:122 | 1,692sec