Решите задачу на основе текста Салической Правды

<

112514 1305 1 Решите задачу на основе текста Салической Правды Решите задачу на основе текста Салической Правды:
Два соседа-франка давно враждовали друг с другом. Однажды между ними вспыхнула очередная ссора. Один обвинил другого в том, что, он специально срезал три прута, которые связывали изгородь, ссылаясь на свидетельства двух соседей, видевших это. Как будет разрешен этот спор?

 

Решение

 

Согласно
§ 1 Главы XXXIV «Если кто отрежет 2 или 3 прута, которыми связывается и сдерживается вверху изгородь, или сломает или вырвет 3 кола, присуждается к уплате 600 ден., что составляет 15 сол.». Таким образом, если есть свидетели, то за три прута будет назначен штраф в сумме 600 ден. или 15 солд.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

  1. Дайте общую характеристику правового памятника Древнего Рима — Институции Гая. Покажите, как в тексте Институции проявляется юридический формализм. Суд и процесс в Древнем Риме

 

Важное место среди работ римских юристов занимали институции, систематически излагавшие римское право в учебных целях. Наибольшую известность приобрели Институции Гая (143 год н.э.), которые давали сжатое и логически построенное изложение обширного правового материала.

Институции Гая в основном посвящены разбору гражданского (цивильного) права, но включают ряд добавлений по преторскому эдикту. От институции других римских юристов они отличаются большей полнотой и четкостью изложения. В них дается стройное и логичное деление гражданского права: «Все право, которым мы пользуемся, относится или к лицам, или к вещам, или к искам» (1.8). Хотя многие исследователи не считают систему, использованную Гаем, оригинальной, она была значительным шагом вперед в понимании права. Здесь впервые материальное право отделено от процесса, а индивидуальные права — от средств их защиты.

Несмотря на трехчленную классификацию самого правового материала, Институции Гая разделены на 4 книги: о лицах, о вещах, об обязательствах, об исках. Эта система, получившая впоследствии название институционной, оказала большое влияние на последующую историю права.

Но даже самые блестящие и эрудированные юристы классической эпохи не были склонны к отвлеченным рассуждениям и к простому теоретизированию. Они стремились с помощью дедукции и иных логических методов решать отдельные, хотя бы и сложные, правовые казусы. Именно поэтому они даже в своих сочинениях избегали абстрактных конструкций, обобщений и определений. По словам Яволена Приска, «всякое определение в гражданском праве опасно: редко бывает, чтобы оно не могло быть опровергнуто». В связи с этим в римской классической юриспруденции не встречаются определения таких ключевых для цивильного и преторского права понятий, как иск (actio), собственность (domini-urn), договор (contractus), сервитуты (servitutes) и т.п. Но зато в ней имеются многочисленные блестящие образцы конкретных жизненных и подлежащих судебному решению правовых проблем.

Что касается судебных органов Древнего Рима, то нельзя говорить о какой-либо их системе. В различные периоды времени их число, структура и компетенция весьма существенно изменялись, при этом в Риме не существовало отдельных исключительно судебных органов.

Все органы и должностные лица, выполнявшие судебные функции, помимо этого занимались так же политической, финансовой деятельностью, административным управлением и так да лее.

В Царский период ( с.VIII -VI в.д.н.э. ) римское государство еще сохраняло, хотя и в моди фицированном виде, практически все органы управления родового строя: Народное собрание ( куриатная комиция ), совет старейшин ( Сенат ) и царскую власть ( Rex ). В этот период исто рии Рима между органами государственной власти еще не произошло четкого разделения их управленческих функций, и во многом сферы регулируемых ими вопросов часто пересекались. Именно такое положение имело место в отношении судебной власти: и куриатные комиции, и рекс выполняли некоторые судебные функции, о точном содержании которых сведения до наших дней не сохранились.

К VI в.д.н.э. общинная форма государственности изживает себя и ей на смену приходит Римская рабовладельческая республика с ее достаточно сложным аппаратом управления и более четким разграничением компетенции всех органов и должностных лиц. Именно с периодом республики связано появление магистратур, сыгравших огромную роль в становлении всей системы римского права. Различного рода судебные функции выполнялись следующими магистратами: народными трибунами, преторами, диктаторами и провинциальными магистратами из числа бывших преторов и консулов.

Народный трибун, в частности, имел право по своему усмотрению арестовывать любого человека и производить его публичный допрос. Претор, большую часть компетенции которого занимали судебные полномочия, непосредственно производил процессуальные действия, а в ряде случаев (например экстраординарный процесс) даже выступал в роли единственного судьи. Кроме того, преторам принадлежало право толкования законов, что в свою очередь существенно расширяло их судебные полномочия. На период установления диктатуры вся полнота власти (в том числе и судебной) принадлежала диктатору, который имел право выносить любые решения не подлежащие обжалованию.

В провинции власть магистратов «была, по существу, неограниченной», то есть им принадлежала вся полнота власти, в том числе и судебной. Кроме того, в период республики несколько возрастает роль народных собраний (они принимали судебные решения, в отношении которых Сенат не имел права их изменения), сам же Сенат судебным органом не являлся, но мог назначать судебные комиссии и «давать указания о производстве по делам об измене, заговоре, изготовлении ядов и злонамеренном убийстве».

С 82 г.д.н.э. по 27 г.д.н.э. в Древнем Риме существовал целый ряд военных диктатур, во время которых судебные правомочия некоторых органов и должностных лиц несколько изменились: при Сулле произошло значительное снижение роли народных собраний, а Сенат при обрел ряд судебных правомочий, при Цезаре диктаторская власть включала в себя власть на родных трибунов и т.п.

С окончанием периода военных диктатур в Риме начинается период империи, состоящий из двух временных отрезков: принципата и домината. С точки зрения компетенции судебных органов разница между этими отрезками времени невелика. В период принципата еще сохранялись республиканские органы государственной власти и управления, которые теоретически выполняли ряд судебных функций, но фактически вся судебная власть была сосре доточена в руках императора — принцепса (Октавиан обладал правом высшего гражданского и уголовного суда, Август отнял судебные полномочия у народных собраний плюс был орга низован ряд новых государственных органов, подчинявшихся непосредственно императору, в состав которых входил и юридический отдел канцелярии), а в период домината (с 284 г.н.э.) все республиканские органы были упразднены, а магистраты превратились в муниципальных должностных лиц, что означало переход всех судебных органов и должностных лиц в непосредственное подчинение императора.

Первой и древнейшей формой был легисакционный процесс — (иск из закона в противоположность саморасправе, насилию), состоявший из двух стадий: in jure и in judicio. Стадия in jure была сферой деятельности судебного магистрата (рекса, консула, позже — претора). Лицо, считавшее свое право нарушенным, чтобы возбудить дело в суде, должно было сделать об этом заявление перед магистратом. Тот устанавливал дозволенность притязания, заявляемого истцом, содержание этого притязания и существование условий его действительности. Цель этой стадии процесса -может ли быть данное притязание предметом судебного разбирательства. Как отмечалось, магистрат предоставлял возможность защиты нарушенного субъективного права в суде (т. е. иск) не в любом случае, а лишь тогда, когда притязание соответствовало закону и его формулировкам. Нет иска — нет и права на судебную защиту В рамках легисакционного процесса для различных по своему предмету исков существовало пять форм их рассмотрения: процесс пари; наложения руки; процесс с требованием назначить судью; процесс с требованием определенной суммы денег или количества вещей; процесс со взятием залога кредитором. Процесс пари (sacramenti) был наиболее распространенной Словесный поединок между сторонами происходил перед магистратом. Здесь же должна была присутствовать спорная вещь или какая-нибудь часть ее. Истец требовал от ответчика обоснования своих действий: Ответчик мог отказаться от объяснения. После этого истец предлагал ответчику внести залог и вносил его сам. Сумма залога была если стоимость спорной вещи превышала 1000 ассов, сумма залога равнялась 500 ассам и 50 ассам — в других случаях. Залог вносился в казну. Затем следовал заключительный акт — litis contestatio («закрепление спора»): призывались свидетели, которые подтверждали совершенные истцом и ответчиком действия. Значение litis contestatio состоит в том, что он исключает возможность вторичного обращения за защитой того же права по тому же основанию. Стадия in jure заканчивается назначением сторонами при участии магистрата судьи в случае признания иска ответчиком дело заканчивалось в стадии in jure. Вторая стадия injudicio, в которой спор разрешался судьей по существу, могла быть начата не раньше, чем через 30 дней. Этот промежуток был установлен с целью предоставления сторонам возможности собрать доказательства. Стороны являлись в суд в назначенное время в пользу присутствующего». Судебное разбирательство начиналось с изложения сторонами сущности спора. Затем они подробно излагали основания своих утверждений. Судья оценивал доказательства по своему собственному усмотрению и объявлял устное решение, не подлежащее обжалованию. Сторона, проигравшая дело, теряла внесенный в казну залог, выигравшая — получала залог обратно

На смену ему пришел формулярный процесс, возникший вначале в практике претора В силу своих полномочий претор постепенно взял на себя задачу правовой формулировки споров. Формулярный процесс состоял из прежних двух стадий. Вызов ответчика производился, как и прежде, истцом. В стадии in jure истец излагал свои притязания в любой форме. Претор, выслушав заявление истца и возражения ответчика и признав допустимость иска, составлял письменную формулу, являвшуюся юридическим выражением заявленного истцом притязания и возражений ответчика, и направлял ее в суд.

Производство в стадии in jndicio начиналось с изложения сторонами доказательств, поскольку о вопросе, поставленном перед судом, теперь можно было узнать из формулы. Процесс проходил в устной форме, при свободной оценке доказательств. Источниками доказательств были показания свидетелей и. Доказыванию подлежали лишь спорные факты. Бремя доказывания распределялось в соответствии с формулой: истец доказывал факты, которыми он обосновывал иск, ответчик — факты, которыми он обосновывал возражения. Исход дела стал целиком зависеть от содержания формулы

Экстраординарный процесс. Конституция 294 г. устанавливает экстраординарную форму процесса как единственную Дело от начала и до конца. рассматривалось чиновником extra ordinem — вне общего порядка, т. е. вне формулярного процесса. Он же принимал заявление об иске и, назначив день суда, от своего имени вызывал ответчика. Процесс становится В процессе участвуют адвокаты. Решение по делу, ставшее теперь более подвижным, чиновник выносил в письменной форме. На решение допускалась апелляция вплоть до императора, Вместе с тем экстраординарный процесс воспринял некоторые принципы прежних форм гражданского процесса, в частности диспозитивности и состязательности.

Залог отличается от изложенных средств обеспечения договоров, выражавшихся либо в дополнительных обязанностях стороны (задаток, неустойка) лило в дополнительной ответственности иных, помимо должника, лиц (поручительство). Это отличие заключается в вещном. В имуществе должника заранее обозначалась вещь, предназначавшаяся для возмещения убытков, причиненных кредитору неисполнением договора. Поскольку залоговое право есть право абсолютное, вещь остается предметом залога и при переходе права собственности на нее от должника к другому лицу Цель залогового права — обеспечить исполнение какого-либо обязательства, В соответствующей ситуации кредитор вправе истребовать вещь, обозначенную как предмет залога, у любых лиц (собственника или третьих лиц) Рим знал три исторические формы залога: фидуцию пигнус и ипотеку При фидуции должник, заключая сделку займа, посредством манципации передавал в обеспечение долга кредитору вещь на праве собственности. Последний при этом в виде неформального договора давал обещание вернуть вещь при исполнении должником обязательства. Должник оказывал доверие кредитору в том смысле, что по исполнении им обязательства предмет залога ему будет возвращен. Таким образом, положение должника по фидуции было крайне невыгодным. Пигаус, предоставляя кредитору заложенную вещь не в собственность, а во владение, упрочил положение должника. Таким образом, пигнус, с другой стороны, ослабил позиции кредитора. С развитием товарооборота и увеличением числа сделок с недвижимостью насущной стала потребность регламентирования такой формы залога, при которой заложенная вещь до наступления срока платежа оставалась у должника. Такой формой явилась ипотека.

  1. Решите задачу на основе Каролины:
    13-летний Карл и 16-летний Ганс задержаны в момент совершения кражи в лавке мясника. В процессе следствия выяснилось, что Ганс уже дважды был ранее уличен в кражах. Какое наказание ожидает Карла и Ганса?

     

    Решение

     

Согласно статье СLIХ Каролины: «Если вор для вышеупомянутой кражи днем или ночью влезет или путем взлома проникнет в чье-либо жилище или хранилище или пойдет на кражу с оружием, намереваясь поранить того, кто окажет ему сопротивление, то такая кража признается, как указано выше, особо опасной, предумышленной кражей со взломом или вторжением независимо от того, будет ли эта кража первая или повторная, большая или малая и будет ли (вор) встречен или замечен до или после того. Также при краже, совершенной с оружием, следует опасаться насилия или нанесения ран. Посему в подобных случаях мужчина должен караться повешением, а женщина — утоплением или иным путем, сообразно положению лиц и усмотрению судьи, выкалыванием глаз или отсечением одной руки, или иным подобным тяжким телесным наказанием.»

В то же время статья СLXIV посвящена малолетним ворам: «Если вор или воровка будут в возрасте менее четырнадцати лет, то они независимо от каких-либо иных оснований не могут быть осуждены на смертную казнь, а должны быть подвергнуты вышеупомянутым телесным наказаниям по усмотрению (суда) и должны дать вечную клятву. Но если вор по своему возрасту приближается к четырнадцати годам и кража значительна или же обнаруженные при том вышеуказанные отягчающие обстоятельства столь опасны, что злостность может восполнить недостаток возраста, то судья и шеффены должны запросить, как указано ниже, совета, должно ли подвергнуть такого малолетнего вора имущественным или телесным наказаниям либо смертной казни».

Таким образом, по условию задачи Карл и Ганс проникли в помещение, то есть совершили вторжение, что Каролина относит к особо опасным преступления, наказание за которое предусмотрено статье СLIХ Каролины.

В то же время согласно статье СLXIV Карл, возраст которого составлял 13 лет, является несовершеннолетним и его наказание будет иным, чем Ганса.

Согласно статье СLIХ Каролины за совершение особо опасного преступления в виде кражи со вторжением в помещение (лавку мясника) независимо от того, что это первая или вторая кража, Ганс как врозслый должен быть повешен, «…или иным путем, сообразно положению лиц и усмотрению судьи, выкалыванием глаз или отсечением одной руки, или иным подобным тяжким телесным наказанием.».

Карл же будет наказан с учетом статьи СLXIV Каролины и подвергнут вышеупомянутым телесным наказаниям по усмотрению (суда) и должен дать «вечную клятву». В то же время, суд может признать указанное деяние все же особо опасным и в этом случае и запросить совета для имущественного или телесного наказания либо смертной казни.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

  1. Дайте общую характеристику права в Древних Афинах. Опираясь на Свидетельства Аристотеля о государственном строе Афин в 5-6вв. до н. э. выявите прогрессивные черты афинского судебного процесса.
    <

     

Начало новой демократической конституции в Афинах, предусматривающей разработанную процедуру принятия законов народным собранием, было заложено реформами Солона и Клисфена в VI в. до н.э.

Как отмечал Солон, жизнь общества должна регулироваться правом и законами, принятыми при всеобщем согласии. В греческих городах-государствах у граждан с детских лет воспитывалось уважение и даже почтение как к законам, так и к установленным в них полисным порядкам. Сократ, утверждавший, что полисные законы восходят к разумному началу, пропагандировал соблюдение законов всеми афинянами.

В Афинах, где утвердилась демократическая система законодательства, где право в глазах граждан ассоциировалось с разумом и со справедливостью, сложилось своеобразное правовое государство, благами которого не могли, однако, пользоваться рабы и иностранцы. Еще в большей степени культ права и законопочитание сложились в римском обществе. Безусловное следование республиканским законам было для римлян не только юридической обязанностью, но и делом чести.

Право в Древней Греции, как и в других регионах древнего мира, тесно увязывалось со справедливостью, но эта справедливость соотносилась с демократическим требованием равенства в пользовании политическими правами.

112514 1305 2 Решите задачу на основе текста Салической ПравдыПраво собственности и обязательства. В афинском праве различалось владение — как фактическое обладание имуществом с его использованием и собственность — как владение с правом распоряжения. Самого же понятия права собственности как абсолютного права лица еще не было. Коллективная собственность господствующего класса имела ограниченное распространение. К ней относились государственные имения и рудники, доходы с которых делились между гражданами, а затем шли на военный флот, храмовое имущество и др. Помимо государственной земли, сдаваемой преимущественно в аренду, существовали общественные земли фил и демов. Имущество, находившееся в частной собственности, делилось на «видимое» (земля, дом, рабы и т.п.) и «невидимое», способное «ускользать» от налогообложения и конфискации (деньги, драгоценности).

Между государственной и частной земельной собственностью существовала органическая связь — частная собственность на землю считалась ведущей свое происхождение от государственной, а государственная существовала в форме частной. Поэтому, несмотря на окончательное утверждение со времен Солона частной собственности, она носила еще отпечатки прежних коллективистских представлений об общности имущества и считалась предоставленной государством. Поэтому архонты, вступая в должность, ежегодно объявляли о сохранении за гражданами принадлежащего им имущества. Само название земельных участков происходило от слова «жребий» (клерос) —: т. е. участок, полученный от общины в результате жеребьевки. Существенным обременением, лежащим на частной собственности, была обязанность состоятельных граждан устраивать за свой счет пышные празднества (литургии) для афинян. Размер расходов на литургию определялся богатством обязанного лица. Во время войны на богатых возлагалась и триерархия — обязанность снаряжать за свой счет военный корабль.

Афинское право различало обязательства из договоров и обязательства из причинения вреда («вольные» и «невольные» обязательства).

Основанием возникновения договоров считалось соглашение сторон, не требовавшее особых формальностей. Но наиболее важные договоры заключались, как правило, в письменной форме. В зависимости от характера договора соответствующий документ подписывался или обеими сторонами (договор купли-продажи), или одной обязанной стороной (договор займа).

Исполнение договора обеспечивалось задатком, поручительством третьих лиц и залогом (до реформ Солона договор займа обеспечивался и самозакладом должника). Если от исполнения договора отказывался покупатель, он терял свой задаток, продавец же был обязан вернуть двойную сумму задатка. При поручительстве материальные гарантии исполнения договора брали на себя третьи лица. Особое значение в истории Афин имел залог земли — ипотека. При ипотеке заложенная земля оставалась во владении и пользовании должника, лишенного, однако, права распоряжаться ею. При неисполнении обязательства должником заложенная земля переходила к кредитору. Заложенные движимые вещи находились во владении кредитора, который мог их продать, если должник не исполнил обязательство.1

Среди договоров важное место занимала купля-продажа, получившая большое распространение в связи с широким развитием торговли как в самой Греции, так и с соседними странами; заем, в том числе у ростовщиков под большие проценты (до 20%); имущественный наем движимости (в том числе и рабов) и недвижимости (особенно домов метеками, не имевшими или имевшими- ограниченное право приобретать дома); личный найм и некоторые другие. Был известен и договор товарищества, по которому несколько лиц вносили средства в общее имущество для достижения каких-либо целей (торговые, религиозные и иные товарищества). Доходы и убытки товарищества распределялись между его участниками так, как это было обусловлено договором, или пропорционально сделанному взносу.

Обязательства из причинения вреда возникали при нанесении ущерба имуществу (повреждение или истребление имущества, причинение убытков и т. п.). Они влекли за собой возмещение ущерба, а вред, причиненный сознательно, возмещался в двойном размере. Ответственность возникала и тогда, когда вред был результатом действий подвластных лиц — детей, рабов. Раб мог быть передан потерпевшему в компенсацию за причиненный ущерб. При причинении вреда личности (а в некоторых случаях и имуществу) возникала ответственность за преступление.1

В афинском праве получили развитие семейно-брачные отношения.
Вступление в брак считалось обязательным, уклонение от женитьбы расценивалось как забвение культа предков. К холостякам относились как к больным. Официально признавалась моногамная семья.

Власть домовладыки была весьма значительной. Нарушение супружеской верности не имело для мужа негативных юридических последствий. Муж мог привести в дом наложницу. После смерти отца господином женщины был муж, а в случае его смерти — совершеннолетний сын.

Женщина не могла от своего имени заключать сделки. Застигнув жену на месте прелюбодеяния, муж мог безнаказанно убить ее любовника. При наличии сыновей дочь не получала наследство. Обычай разрешал брак между дядей и племянницей, между братом и сестрой. Последнее считалось проявлением уважения к обычаям старины.

К слабому полу относились высокомерно и даже презрительно. Афинянки вынуждены были вести замкнутый образ жизни. Они не имели политических прав, были лишены имущественной самостоятельности, полностью зависели от отца, братьев. Удел женщин — домашнее хозяйство, затворничество. Даже покупки на рынке совершали мужчины.

Официальная мораль обвиняла их в том, что они беззаботно проводят время в стенах дома. Но не следует думать, что афинская замужняя женщина была совсем бесправна перед мужем. В сфере своих обязанностей жена имела решающий голос. Ксантиппа, жена Сократа, ругала и даже била своего мужа за то, что он не приносил домой денег, а проводил время в разговорах. Зарабатывать на жизнь было обязанностью мужчины как главы семьи.

Своеобразное место в афинской жизни занимали гетеры. Они обладали значительной свободой и независимостью, достигали такого уровня культуры и образованности, который был абсолютно недоступен замужним женщинам, и часто завоевывали уважение умнейших людей того времени.

Цель брака диктовалась общегосударственными и частными интересами. Рождение ребенка считалось семейным праздником. Мальчика украшали оливковыми ветвями, девочку — шерстяными нитками. Младенца клали в купель, куда добавляли вино. Родители больше внимания уделяли мальчику: в семь лет его отдавали под опеку отца. Девочку могли выгнать из дому. В Афинах, как и в Спарте, сохранялся обычай детоубийства.

Согласно обычаю обедневшие родители могли рассчитывать на помощь своего сына. По законам Солона сын мог отказать престарелому отцу в помощи, если тот не обучил его ремеслу. Одновременно отец мог отречься от сына, лишив его наследства, изгнать из дому, если тот не оказывал ему уважения.

До реформ Солона отец мог продать детей в рабство, искалечить. Общественное мнение не осуждало мужчин, которые подолгу пребывали вне семьи, в кругу себе равных, в обществе гетер.1

Наследственное право. Афинское право знало наследование по закону и по завещанию. Порядок первого был следующим. В первую очередь наследуют сыновья умершего. Дочери получали приданое. Сыновья наследство делили поровну. Внебрачные дети не наследовали. Если не было прямых наследников, их место занимали боковые родственники умершего (братья, сестры, дяди, тетки, племянники, двоюродные братья и их дети и т.д.).

Наследование по завещанию появилось после реформы Солона. Завещать мог лишь тот, у кого не было законных детей мужского пола. Не могли завещать женщины и несовершеннолетние. Если у завещателя была одна дочь, то он мог завещать постороннему все свое состояние при условии, если последний женится на ней. Если по завещанию к единственной дочери не был назначен жених, то мужа ей подыскивал архонт

Уголовное право
сохраняло немало пережитков первобытного строя. Так, убийство рассматривалось как дело самих родственников убитого, а не государства. По договоренности родственники убитого от убийца могли получить вознаграждение. Такая же сделка была возможна между мужем и соблазнителем его жены. К делам частного обвинения афинское право относило почти все преступления, причинявшие вред личности или его имуществу.    

Оскорбленный муж имел право убить любовника жены, застигнутого на месте преступления.

Всякое обвинение возбуждалось и поддерживалось потерпевшим. Преступления, наносившие вред общественному интересу, преследовались государством и частными лицами. Здесь имелись в виду также преступления как государственная измена, заговор против демократии, подкуп должностных лиц, притеснения сирот, находившихся под опекой государства и т.д. Предание суду за указанные выше преступления, равно как и за преступления против религии, относились к компетенции народного собрания, Совета 500, высших должностных лиц.

Ложный донос и лжесвидетельство в суде наказывались смертной казнью. Наиболее распространенными наказаниями были: смертная казнь, конфискация имущества, изгнание из страны, лишение гражданских прав.

Если вор был застигнут на месте преступления, его можно было схватить и подвергнуть заточению, а ночного вора можно было убить.

Особую группу составляли воинские преступления (дезертирство, трусость, уклонение от воинской повинности).

Преступления и наказания. Афинское право различало преступления, направленные против государства, и преступления против личных интересов. Однако граница между ними зачастую была условной. И в том и в другом случае обвинение возбуждалось или самим потерпевшим, или гражданами, считавшими себя заинтересованными в привлечении виновного к ответственности.

112514 1305 3 Решите задачу на основе текста Салической ПравдыНаиболее тяжкими преступлениями считались государственная измена, обман народа, внесение противозаконных предложений в народное собрание, оскорбление богов, безбожье, кража храмового имущества. К серьезным преступлениям относились также убийство, телесные повреждения, клевета, оскорбление, плохое обращение детей с престарелыми родителями, измена жены, похищение девушки. Эти деяния могли рассматриваться и как преступления против личности, и как преступления против г государственных интересов. Близки к ним были и имущественные преступления (кража, поджог), которые также могли рассматриваться как преступления против государственных интересов (кража в общественном месте) или против личных интересов.

Характер наказания зависел, прежде всего, от тяжести содеянного. При преступлениях против личных интересов речь чаще всего шла о возмещении вреда и штрафе (обычно в двойном размере от ущерба), при преступлении против интересов государства — о наказании как таковом. За наиболее тяжкие преступления (измена, безбожие, умышленное убийство) грозила смертная казнь. Вора-рецидивиста обращали в рабство. Широко были распространены штрафы и конфискация имущества. Телесные наказания применялись только к рабам, ответственность которых за преступления была более суровой, чем у свободных. Широкое распространение получила атимия (бесчестье), лишавшая осужденного политических прав (на участие в народном собрании, занятие государственных должностей). За ложное обвинение в политическом преступлении доносчик (сикофант) мог быть предан суду.

Судебные функции принадлежали и народному собранию, и ареопагу, и еще нескольким судебным коллегиям, созданным для отдельных категорий дел. Неумышленные убийства разбирал суд эфетов; разбой, кражу, другие имущественные преступления — коллегия одиннадцати; гражданские имущественные споры — третейский суд диэтетов и коллегия сорока. Во времена правления Перикла созданы были суды в демах. Народное собрание ведало разбирательством особо тяжких преступлений. Архонт-базилевс занимался рассмотрением умышленных убийств.

Исторически первым судом был суд базилевса — племенного вождя, имевшего власть над жизнью и имуществом соплеменни¬ков. Позднее судебные функции перешли к ареопагу, который обладал еще административной властью. В качестве суда он расследовал дело, выносил приговор и следил за его исполнением. Стороны выступали в процессе после принесения присяги.
Судебное разбирательство в афинской гелиэе имело две разновидности — по делам государственной важности и по делам частным.

Делами государственными (общеполисными) считались такие, которые были связаны с нарушением интересов всей общины или отдельного ее члена, которым был причинен вред вследствие совершения противозаконных действий. Частные дела возникали вследствие нарушения личных интересов. Первые дела со времени Солона мог начинать любой полноправный житель полиса, даже если сам он от противозаконных действий не пострадал. Если он при этом проигрывал тяжбу, то подвергался крупному штрафу.

Законы поощряли самостоятельное ведение дел в суде, поэтому официальных защитников-помощников не существовало. Если го¬сударственный процесс истец проигрывал трижды, то он считался сутягой, лишенным общественного доверия уже на все последующие времена.

Форма разбирательства была обвинительная, поэтому обязанность доказывания лежала на участниках. Помимо клятвы, показаний под пыткой или текста законов самым важным свидетельством считалось письменное, потому что его трудно подвергнуть изменению.

Все заботы по ведению процесса ложились на самого гражданина. Адвокатов не было, но были помощники в написании речей (логографы) и так называемые помогающие ораторы: обвинитель и обвиняемый произносили несколько вступительных фраз, а все остальное с дозволения судей произносил оратор. Время на выступление таким ораторам определялось по водяным часам — клепсидре. Но по особо важным делам судебное слушание проводилось без ограничения времени — «без воды».

Свидетели присягали у жертвенника и давали свои показания устно. Свидетелей-рабов могли допрашивать с применением пыток (подвешивание, вливание в ноздри уксуса, прижигание тела раскаленным предметом и др.).

Судьи голосовали по внутреннему убеждению. В тексте при¬сяги гелиастов были такие обещания: «судить по законам и поста¬новлениям народа и его выборных органов, а в случаях, не предусмотренных законом, по нелицеприятному убеждению решать обо всем, что содержится в жалобе, и выслушивать с одинаковым вниманием речи обвинителя и обвиняемого». Кроме того, судьи обе¬щали не принимать даров лично или через посредство кого бы то ни было.
Голосование было тайным, с помощью белых (цельных) и черных (просверленных) камешков. Состав судов был обычно нечетным, но если случалось, что за и против обвинения голосовали поровну (при одном судье, уклонившемся от голосования), то обвиняемого не судили, а отпускали.

Недостатком обвинительного процесса (вместо более уравновешенного состязательного) было поощрение кляузников. Для разных кляузников и доносчиков, которые в случае победы получали нечто из имущества осужденного, существовало сильное искушение начинать такие процессы. Доносчики (сикофанты) со временем стали настоящим бедствием для демократии, особенно в трудные для нее самой времена, когда не хватало средств для оплаты работы судей или участников народного собрания. Не избежали подкупа многие судейские должности, включая даже такой многочисленный по составу суд, каким была гелиэя. Однако роль суда была весьма существенной для результативности функционирования демократических порядков и традиций.

Тот факт, что любой гражданин мог выступить против постановления народного собрания (или против одного только предложения или рекомендации народному собранию), если оно противоречит существующим законам и может навредить государству, свидетельствует о своеобразной практике общественного и судебного надзора за законностью. Как только гражданин объявлял о своем намерении выдвинуть обвинение в противозаконности («графэ параномон»), обсуждение обжалованного предложения или исполнения решения откладывалось, приостанавливалось и дело поступало на слушание в гелиэю. Если решение было окончательным и жалобу признавали основательной, ответчик подвергался денежному штрафу, а в некоторых случаях даже смертной казни. Если же неосновательный обвинитель не собирал необходимой поддержки от пятой части судей в 100 человек, то он тоже подвергался штрафу в размере 1 тыс. драхм.

Другим механизмом судебного надзора за законностью была деятельность специальной комиссии гелиастов — комиссии номофетов (законодателей). В связи с тем что любой законопроект направлялся народным собранием именно в эту комиссию, последняя слушала дело о принятии законопроекта как судебный процесс. Со стороны государства выставлялось пять защитников старых законов, а сам автор законопроекта пытался его защитить перед со¬бранием судей. В прениях по этим делам мог выступить любой заинтересованный гражданин. Только с одобрения коллегии номофетов законопроект становился законом и вступал в силу. Суд номофетов и суд по обвинению в противозаконности имели сильное влияние на судьбу решений народного собрания и тем самым обеспечивали здоровый консервативный настрой по отношению к законодательным новациям. Одновременно с этим обеспечивалось уважительное отношение к существующим законам, без которых демократия превращалась в заурядную охлократию (толпократию) — власть без руководящих начал и дисциплинирующих законов, которые бы ставили преграду властному или поведенческому произволу.

В Древних Афинах не существовало должности государственного обвинителя. Частные граждане обвиняли других частных граждан в преступлениях против государства, религии и общественной морали. В результате такого положения, сформировался целый класс «сикофантов», сделавших такие обвинения своим регулярным занятием. Они неплохо зарабатывали тем, что шантажировали состоятельных граждан, справедливо полагая, что Народный суд не пожелает оправдать тех, кто может заплатить большие штрафы. Правда, если истец не мог подкрепить свои обвинения вескими доказательствами и получал голосов меньше, чем пятая часть присяжных, он подвергался штрафу или публичной порке. Наказания были в виде порки, штрафов, лишения гражданских прав, клеймения, конфискации имущества, изгнания и смертной казни. Очень редко применялась такая кара как тюремное заключение.

Основным недостатком судебной системы Древних Афин была её ограниченность, предоставление юридических прав только свободным мужчинам. Даже свободно рождённые афинянки исключались из исономии. Метеки, чужеземцы и рабы могли предъявлять иски только через граждан-покровителей. Шпионаж сикофантов, частые пытки Рабов, смертная казнь за мелкие правонарушения, восприимчивость судей к красноречию платных ораторов – это тоже пороки данной системы, которой, из-за её относительной мягкости и непродажности, завидовала остальная Греция.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

  1. Проанализируйте историю разработки, структуру и основные положения Гражданского Кодекса Германии 1896 (1900)г.
    Приведите примеры «каучуковых норм». Дайте историко-правовую оценку этого документа.

 

Гражданский кодекс (ГК) 1896 г. – первая в истории Германии единая для всей страны кодификация гражданского права, оказавшая значительное влияние на законодательство других стран. В Германии дольше, чем в других странах, существовала правовая раздробленность. Вопрос об унификации гражданского права с самого начала приобрел в Германии не только юридический, но и социальный характер. Борьба за выработку единых гражданских норм растянулась на четверть века. Начало было положено созывом так называемой Предварительной комиссии, назначенной бундесратом в 1874 году. Комиссия состояла из пяти видных германских юристов. Она должна была установить общий план работы по унификации гражданского права Германии. Доклад предкомиссии был подготовлен быстро, и бундесрат утвердил его уже 22 июня 1874 года. Целью реформы было объявлено достижение единства гражданского права. Характерно, однако, что это единство должно было формироваться на базе существующего права. Предварительная комиссия сформулировала задачу в следующих словах: «исследование действующего права с точки зрения целесообразности, внутренней истинности и последовательности». Первоначальные цели реформы не были радикальными. Правящий юнкерско-буржуазный блок, а также консервативные правительства государств — членов империи всячески ограничивали цели и объем всегерманского Гражданского Уложения, стремясь сохранить нормы действующего пандектного и партикулярного права, поступившись только явно устарелыми и одиозными правилами.

2 июля 1874 года бундесрат назначил первую официальную комиссию по выработке всегерманского Гражданского Уложения. Этой комиссии предстояло работать долгие годы.

Первая комиссия работала до 1887 года, то есть долгих 13 лет. Прежде всего весь обрабатываемый материал был разделен на пять частей (книг): общая часть, вещное, обязательственное, семейное и наследственное право. Это была обычная система в пандектном праве, принятая ранее и Саксонским ГК 1863 года. Система Кодекса Наполеона, состоящая из трех частей (так называемая «институционная» система), была единодушно отвергнута членами комиссии. Для каждой части (книги) проекта был назначен отдельный редактор из числа членов комиссии. Пять редакторов готовили свои отдельные проекты в течение семи лет! Был собран огромный правовой материал, основную часть которого опубликовали впоследствии, после принятия Уложения, в шести огромных фолиантах, составивших Мотивы и Протоколы. Каждую осень комиссия в полном составе собиралась для обсуждения общих вопросов. Все работы комиссии велись в обстановке полной секретности; обсуждения проводились за закрытыми дверями. Никаких сообщений (устных или «печатных) о ходе подготовки проекта ГК делать не дозволялось. Такая скрытность резко осуждалась на страницах буржуазной печати. «Эта таинственность принадлежала к самым безрадостным ошибкам государственной власти и существенно повредила ГК», — отмечал историк германского ГК профессор Райхель1.

Совместные совещания комиссии продолжались еще 6 лет. Было составлено 734 протокола, заполнивших свыше 12 тыс. листов. Содержание протоколов считалось, конечно, строго секретным. Наконец 20 ноября 1887 года, тридцать лет спустя, первая комиссия объявила о завершении работы по составлению общегерманского гражданского кодекса. Проект Гражданского Уложения был наконец опубликован. В течение двух последующих лет он подвергся публичному обсуждению.

В июне 1896 года проект ГК, несколько измененный, был возвращен в рейхстаг для общего второго чтения. Последующие пленарные дебаты были довольно вялыми.

Германский Гражданский Кодекс был принят в июле 1896 года 222 голосами против 48; 96 депутатов отсутствовали и 18 депутатов воздержались. Таким образом, Германия получила свой общий гражданский кодекс только на рубеже XX века. Многовековое применение пандектного (римского) права было наконец прекращено. Новый кодекс лишил юридической силы и старые имперские законы.

Германский Гражданский Кодекс является крупнейшей буржуазной кодификацией. Он насчитывает 2385 параграфов, не считая 218 статей Вводного закона. Техника построения материала кодекса достаточно нова и оригинальна. Он построен по так называемой пандектной системе. Для нее характерно сведение юридических институтов в обязательственное, брачно-семейное и наследственное право. Нормы, общие для всех институтов, сконцентрированы в отдельной книге. Пандектная система германского ГК существенно отличается от традиционной римской системы расположения гражданско-правового материала-системы институционной. Она состояла из трех частей (книг), каждая из которых заключала как общие, так и специальные институты и нормы. Именно по такой институционной системе был построен знаменитый французский Кодекс Наполеона (1804 г.). Германское гражданское законодательство и наука о праве XIX века не последовали его примеру1.

Уже саксонский законодатель при создании своего ГК 1863 года отрицал институционную систему Кодекса Наполеона, находя ее «не заслуживающей подражания, так как она сводила все содержание гражданского права к праву лиц и вещному праву, рассматривая важнейшие институты обязательственного, наследственного права лишь как способы приобретения собственности»2. Составители ГК 1896 года придерживались того же мнения и упрочили на общегерманском уровне новую пандектную систему гражданского законодательства. Ее значение нельзя недооценивать. Общая часть по модели германского ГК была воспринята на практике бразильским, китайским, греческим и некоторыми другими кодексами. Общая часть, введенная в гражданское право БГБ, свидетельствует, по мнению современного французского ученого-юриста, о наиболее явном разрыве, происшедшем в XIX веке между немецкой наукой, где господствовали пандектисты, и французской юридической наукой, основанной на изучении Кодекса Наполеона.

По своему содержанию Германский Гражданский Кодекс стал одним из образцовых буржуазных кодексов. Он включает все основные буржуазные институты, свойственные буржуазному праву1.

В первой книге кодекса (Общей части), состоящей из семи разделов (§1-240), изложен, прежде всего, статус лиц (физических и юридических). Наибольшее внимание уделено германским законодателем юридическим лицам (обществам и учреждениям), им посвящено более. 60 параграфов. Другая многочисленная группа предписаний (80 параграфов) посвящена вопросам, связанным с юридическими сделками (дееспособность, волеизъявление, виды сделок, представительство и т. п.). К остальным вопросам Общей части относилось учение о вещах и о так называемых материальных сроках и давности. Особый интерес представляют последние предписания этой книги кодекса: об осуществлении прав, самозащите и самопомощи.2

Во второй книге кодекса (также семь разделов, § 241-853) содержатся нормы обязательственного права. Это — характерный момент. Традиционный порядок гражданско-правовых институтов в Германский Гражданский Кодекс нарушен. Обязательственное право поставлено в кодексе раньше права вещного, что означает возросшее значение капиталистического оборота, перед интересами которого отступают традиционные институты права собственности и владения, еще господствующие в Кодексе Наполеона. В данной книге излагаются как общие положения об обязательствах из договоров (их возникновение, содержание, исполнение и т. п.), так и отдельные договоры, традиционные (купля, заем, ссуда, товарищество и др.) и новые (наем рабочей силы, игра, пари, приказ и др.). В этой книге регулируются важные в социальном отношении нормы о так называемых недозволенных действиях (§ 823-853).

Только в третью книгу кодекса включено вещное право (девять разделов, §854-1296). Кроме институтов права собственности, владения, здесь подробно регламентируются так называемые служебности (сервитуты, обременения) и различные формы залога движимости и недвижимости (ипотека). Они составили основную часть, предписаний третьей книги (примерно 2/3). Именно в этой книге кодекса наиболее полно представлены устаревшие (профеодальные) институты германского права (право преимущественной купли-§1094-1104; поземельные обременения-§1105-1112). Эти институты и нормы наглядно свидетельствуют о социальной силе германского юнкерства, вырвавшего у буржуазии важные уступки в аграрной области.1

Четвертая книга кодекса имеет своим содержанием нормы брачно-семейного права (три раздела, § 1297-1921). Книга открывается разделом о гражданском браке. Здесь изложены правила, посвященные условиям вступления в брак, личным и имущественным отношениям супругов, а также условиям расторжения брака. Из других разделов книги следует выделить институт родительской власти и юридическое положение детей (законных и незаконных), опеку и попечительство.

Наконец последняя пятая книга кодекса посвящена наследственному праву (девять разделов, § 1922-2385). В ней регламентируются два основных порядка наследования (по закону в по завещанию); юридическое положение наследника; особый договор о наследовании и правила об обязательной доле так называемых необходимых наследников.2

Вместе с основным текстом Германского Гражданского Кодекса был принят и вступил в силу особый Вводный закон. Это достаточно крупный юридический акт, насчитывающий 218 статей. Структура и содержание Вводного закона таковы: ст. 1-31 посвящены общим правилам о времени вступления в силу Германского Гражданского Кодекса, о применении иностранных законов в Германии и германских законов за границей. Следующие ст. 32-54 регулировали отношения БГБ к старому имперскому законодательству. Как общее правило старые имперские законы оставлены в силе, поскольку обратное не указано в Германском Гражданском Кодексе (ст.32). Но наиболее значителен по объему (ст.55-152) и интересен по содержанию раздел третий Вводного закона. Он посвящен отношениям Германского Гражданского Кодекса с земским законодательством. Указанные статьи представляют по существу длинный перечень прав, оставленных в компетенции земских законодательств отдельных германских государств — членов империи. Формула, с которой начиналась большая часть статей третьего раздела, гласила: «Нетронутыми остаются предписания земского права…». К перечню таких «нетронутых» нормами Германского Гражданского Кодекса областей были отнесены следующие наиболее значительные: особый статус главы и членов владетельных (королевских, княжеских) домов бывших самостоятельных германских государств; различные феодальные формы дворянского родового имущества (ст.59): рентное имущество и право наследственной аренды (ст.63); право крестьянского единонаследия (ст.64); право охоты и рыболовства; горное право (СТ.67): правовое положение прислуги и домашних рабочих (ст.95); водное право (ст.65); право о регалиях (ст.73). В качестве примера можно привести важное правило ч.1 ст. 113 Вводного закона: «Нетронутыми остаются предписания земского права как об объединениях и разделениях земельных участков, о регулировании и порядке помещичье-крестьянских отношений, так и о заменах, переоборудованиях и ограничениях служебностей и вещных обременений». Приведенный список особых прав (так называемых прав старого партикулярного земского законодательства) далеко не исчерпывающий. Вводном законе изъятия и привилегии, касающиеся главным образом имущественного положения германского юнкерства, были не только демонстрацией его социальной и политической мощи.

Вводный закон наносил существенный удар идее и практике единства гражданского права Германии. По существу, полного правового единства создать не удалось. Даже буржуазные юристы вынуждены признать: «все эти исключения были неизбежным злом…»1. В тогдашних буржуазных кругах Германии Вводный закон оценивали, не без основания, как реальное ограничение буржуазного характера Германского Гражданского Кодекса.

Новый кодекс вступил в законную силу лишь с 1 января 1900 г., поскольку отдельным государствам, входившим в состав Германии, было дано время для приведения своего законодательства в соответствие с новым кодексом.

Германский Гражданский Кодекс в значительной степени базируется на римском праве. В то же время в нем содержатся положения германского права. В Германский Гражданский Кодекс вошли также выработанные на рубеже двух веков юристами новые правила, способствующие развитию буржуазных отношений.

Германский Гражданский Кодекс построено по так называемой пандектной системе. В соответствии с ней единые для всех институтов нормы находятся в общей части (первой книге). Кроме того, Германский Гражданский Кодекс содержит еще четыре книги: вторая книга посвящена обязательственным отношениям, третья — вещному праву, четвертая — семейному и пятая — наследственному праву.

Германскому Гражданскому Кодексу свойственны следующие отличительные черты: отсутствие общих юридических определений; параграфы кодекса очень подробны и носят описательный характер, содержат множество специальных юридических терминов. Одна из наиболее характерных черт Германского Гражданского Кодекса — наличие в нем так называемых «каучуковых» параграфов, содержащих ссылки на такие понятия, как «добрая совесть», «добрые нравы», имеющие моральное, а не правовое содержание. наиболее известным принадлежат § 226, запретивший намеренное злоупотребление своим правом (запрещение «шиканы»), и § 138, объявивший недействительность любой сделки, «нарушающей добрые нравы». Конечно, авторы БГБ понимали, что при отсутствии сколь-нибудь однозначного юридического содержания указанных этических категорий резко возрастала роль судейского усмотрения.

  1. Решите следующую задачу на основе текста Уголовного Кодекса Франции 1810г.
    Трое сообщников — Луи, Пьер и Анна — переодевшись в форму военного ведомства, проникли ночью в помещение склада с целью совершения кражи. Однако были задержаны. При обыске у Пьера было обнаружено холодное оружие. В ходе следствия выяснилось, что Луи был уже, ранее судим, а Анна ждет ребенка. Какое наказание полагается в данном случае согласно Уголовного Кодекса 1810г.

 

Решение

 

В задачи присутствует 4 признака из пяти обстоятельства, при наличии которых согласно ст. 381 УК Франции 1810 г. предусматривается наказание в виде смертной казни. В то же время, в задачи указано более чем три обстоятельства, при наличии которых наказание согласно ст. 385 УК Франции 1810г. предусмотрено в виде срочных каторжных работа.

Но так как при Пьре было обнаружено оружие, то существовали и угроза употребить его, следовательно, обнаруживается присутствие пятого обстоятельства, указанного в ст. 381 УК РФ,

Таким образом, деяния Луи, Пьера и Анны подпадает под действие ст. 381 УК Франции 1810 г., предусматривающая наказание в виде смертной казни.

Так как Анна беременна, то согласно ст. 27 УК Франции 1810 г., наказание в отношении нее будет исполнено только после рождения ребенка.

Рецедив Пьера не имеет квалифицирующего признака, так как он будет подвергнут максимально возможному наказанию по УК Франции 1810 г. – смертная казнь.

 

 

 

 

 

Список литературы

 

  1. Всеобщая история государства и права: Учебник для вузов. / Под. ред.проф. К.И. Батырина. М., 2008.
  2. Графский В.Г. Всеобщая история права и государства: Учебник для вузов. – М.: Издательство НОРМА, 2007.
  3. История государства и права зарубежных стран: Учебник для вузов / Под ред. доктора юрид .наук, проф С.А. Чибиряева. – М..: Былина, 2010.
  4. Основные институты гражданского права зарубежных стран. Сравнительно-правовое исследование. Под ред. В.В.Залесского. М., Норма, 2009.
  5. Прудников М.Н. История государства и права зарубежных стран: Учебник для вузов — М.:ЮНИТИ – ДАНА, 2009.
  6. Федоров К.Г. История государства и права зарубежных стран.- М.: ИНФРА – М, 2008.
  7. Френкель Э.Б. Сравнительно-правовое исследование. Руководитель авторского коллектива – д.ю.н. В.В.Залесский. –М.:Издательство НОРМА, 2008.
  8. Шапп Ян. Основы гражданского права Германии: Учебник / Камиль Арсланов (пер.). — М. : Бек, 2006.
  9. Эннекцерус Л. Курс германского гражданского права. М., 1949, Том 1, полутом 1.
<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 1MB/0.00059 sec

WordPress: 23.22MB | MySQL:119 | 1,826sec