Сформулируйте содержание и дайте анализ норм «Русской правды» о способах установления права собственности на вещи

<

120214 1839 1 Сформулируйте содержание и дайте анализ норм «Русской    правды» о способах установления права собственности на вещи В Х — ХI вв. общинные пережитки на Руси еще довольно значительны. Однако определять степень наличия коллективных и индивидуальных форм собственности весьма трудно из-за недостатка источников. В Русской Правде в подавляющем большинстве случаев речь идет об индивидуальной собственности (конь, оружие, одежда и т. д.). Скорее всего, в развитых районах, где действовало княжеское законодательство, индивидуальная (частная) собственность играла решающую роль.

Собственник по Русской Правде имел право распоряжаться имуществом, вступать в договоры, получать доходы с имущества, требовать его защиты при посягательствах. Объектами права собственности выступает весьма обширный круг вещей — кони и скот, одежда и оружие, торговые товары, сельскохозяйственный инвентарь и многое другое.

Русская Правда ничего говорит о вещном праве. Причина, очевидно, заключается в том, что содержание этого права было тогда различным в зависимости от того, кто был субъектом и что фигурировало в качестве объекта права собственности.

В Русской Правде в подавляющем большинстве случаев речь идет о праве собственности людей на движимое имущество, движимые вещи, носившие общее название «имения» (того, что можно взять, «имати»). Для обозначения принадлежности вещи использовались термины: мой, твой, его и т.д. В качестве объекта «имения» фигурируют одежда, оружие, кони, другой скот, орудия труда, торговые товары и пр.

В Х — ХI вв. общинные пережитки на Руси еще довольно значительны. Однако определять степень наличия коллективных и индивидуальных форм собственности весьма трудно из-за недостатка источников. В Русской Правде в подавляющем большинстве случаев речь идет об индивидуальной собственности (конь, оружие, одежда и т. д.). Скорее всего, в развитых районах, где действовало княжеское законодательство, индивидуальная (частная) собственность играла решающую роль.

Собственник по Русской Правде имел право распоряжаться имуществом, вступать в договоры, получать доходы с имущества, требовать его защиты при посягательствах. Объектами права собственности выступает весьма обширный круг вещей — кони и скот, одежда и оружие, торговые товары, сельскохозяйственный инвентарь и многое другое.

Право частной собственности на них было полным и неограниченным. Собственник мог ими владеть (фактически обладать ими), пользоваться (извлекать доходы) и распоряжаться (определять юридическую судьбу вещей) до их уничтожения, вступать в договоры, связанные с вещами, требовать защиты своих прав на вещи и др. То есть можно говорить, что собственность на Руси – весьма древний институт, считавшийся во времена Русской Правды объектом полного господства собственника.

Можно предполагать, что субъектами права собственности в указанное время были все свободные люди (без холопов, ибо последние относились к разряду имущества). Собственник имел право на возврат своего имущества из чужого незаконного владения на основе строго установленной в Русской Правде процедуры (о ней чуть позже). За причиненный имуществу ущерб назначался штраф. Возвращение вещей требовало свидетельских показаний и т.д. Причем можно утверждать, что охрана частной собственности усиливается от Краткой Правды к Пространной: если в первой величина штрафа зависела только от вида и количества украденного скота, то в последней (ст. 41–42) она определяется и местом совершения преступления (украден ли скот из закрытого помещения или с поля).

Гораздо сложнее обстоит дело с собственностью недвижимой и, в первую очередь, с земельной собственностью. В Русской Правде ей посвящено всего несколько статей (ст. 70–72 Пр. Пр., ст. 34 Кр. Пр.), в которых устанавливается штраф в 12 гривен за нарушение земельной или бортной (пчельника) межи. О том, кому принадлежит земля (князю, феодалу или крестьянину), закон молчит. Большой размер штрафа вызвал предположение ряда исследователей о феодальном владении, скорее всего, княжеском. Но есть и другое мнение, что это могла быть межа любого конкретного индивидуального хозяйства или общих владений деревни, а значительный размер штрафа – лишь показатель уважения законодателем прав землевладельца.

Тем не менее, Русская Правда в первой своей редакции не знает недвижимости как предмета сделок между живыми или на случай смерти, из-за земли ещё не возникало споров. Отношение к ней поначалу, как считал М.Ф. Владимирский-Буданов, было не юридическое, а фактическое. Землю занимали для скотоводства или земледелия, пользовались ею, пока она не истощалась, и переходили на другом участок. Первый же, по восстановление производительных сил, становился достоянием другого лица. Существует также предположение, что поскольку каждое отдельное лицо было членом общины (или рода), именно община выступала в качестве юридического лица, в том числе и в праве владения землей. И лишь со временем, в результате войн, выделения богатых общинников, дружинников и торговцев, появления капиталов, личное начало одолевает общинное и появляется индивидуальная собственность на землю.

Это мнение не является, однако, единственным. Ряд учёных, напротив, полагает, что укрепление общинных порядков последовало за индивидуализацией хозяйства и явилось результатом фискальной политики Московского государства.

Как бы то ни было, можно смело утверждать, что в XII в. земельная собственность существовала в виде княжеского домена (ряд сел принадлежали княгине Ольге уже в X в.), боярских и монастырских вотчин, общинной и семейно-индивидуальной собственности. Очевидно, уже тогда существовали и внутрифеодальные договоры о земле и нормы, регулировавшие землевладельческие отношения. Но о том, как они выглядели, можно судить только по более поздним источникам.

Самым древним способом приобретения права собственности на землю была заимка – завладение свободной землей, без строгого определения границ (а «куды соха, топор и коса ходили») владения. Главным же основанием существования права собственности на землю стали давность владения и труд. Позднее к заимке прибавляются другие способы: прямой захват общинной земли, княжеские раздачи земель дружинникам, тиунам и церкви, и, наконец, купля.

Субъектами права собственности могли быть только люди не рабского состояния. Деление вещей на движимость и недвижимость не нашло юридического оформления, но статус движимости разработан в Русской Правде довольно обстоятельно. Собственностью ее содержание, и различные виды владения не имели специальных обобщающих терминов, однако на практике законодатель различал право собственности и владение.

Собственник имел право на возврат своего имущества (коня, оружия, одежды, холопа), из чужого незаконного владения на основе строго установленной процедуры за причиненную «обиду» назначался штраф в 3 гривны. Возвращение вещей требовало свидетельских показаний и разбирательства при необходимости перед «сводом из 12 человек» (ст. ст. 13, 14, 15, 16 Краткой Правды; ст. ст. 34, 35 Пространной Правды). Общий принцип защиты движимой собственности заключался в том, чтобы вернуть ее законному хозяину и заплатить, ему штраф в качестве компенсации за убытки. Движимое собственное (включая холопов) считается в Русской Правде объемом полного господства собственника: при спорах о ее возвращении государство не накладывает штрафов, стороны сами договариваются между собой. Доверившие имущество рабам и холопам (для торговых операций и т. д.) несли в случае причащения убытков и истребления вещи ответственность перед третьими лицами в полном объеме (ст. ст. 116, 117). Иными словами, законодатель понимал, что право собственности определяется волей самого собственникам. Защита движимой собственности, если это не было связанно с уголовным Преступлением, не носило сословного характера, каждый вправе равнозначно определять ее судьбу.

 

 

2. РАССКАЖИТЕ О СУДЕБНОЙ РЕФОРМЕ 1864 ГОДА

 

Судебная реформа XIX века, в России реформа судебной системы и
судопроизводства. Вызванная развивавшимися в стране капиталистическими
отношениями, судебная реформа отразила классовые интересы буржуазии,
проводилась на основе судебных уставов, принятых 20 ноября 1864 года
»Учреждение судебных установлений», уставы уголовного и гражданского
судопроизводства, устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями. На
окраинах России уставы вводились со значительными изменениями;
окончательно процесс был завершен лишь к 1896 году.

Судебная реформа 1864 года обычно трактуется в литературе как самая
буржуазная из всех реформ того времени. Исследователи считают ее и самой
последовательной. Действительно, в принципах, на которых построена
реформа, буржуазная идеология отразилась наиболее полно. Ни в одной
другой реформе этого нет, — там охранительный момент, защита интересов
дворянства, царизма выявляются с всею полнотой. Конечно, надо иметь в
виду, что суд, правосудие — системы, с которыми гражданин сталкивается
не повседневно, он может прожить жизнь, ни разу не побывав в суде. В
этом смысле для подданных Российской империи судебная реформа была менее
важна, чем другие. Вместе с тем в суде сталкиваются не столько
междуклассовые, сколько внутриклассовые отношения.

Широко распространено мнение, что судебная реформа началась 20 ноября 1864 года, когда царь Александр II подписал Указ Правительствующему сенату, утвердившей четыре законодательных акта: Учреждение судебных установлений; Устав уголовного судопроизводства; Устав гражданского судопроизводства; Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями.

В последующем эти акты стали именоваться судебными уставами. На них возлагались большие надежды. В упомянутом Указе наряду с прочим отмечалось: «Рассмотрев сии проекты, мы находим, что они вполне соответствуют желанию нашему водворить в России суд скорый, правый, милостивый и равный для всех подданных наших, возвысить судебную власть, дать ей надлежащую самостоятельность и вообще утвердить в народе нашем то уважение к закону, без которого невозможно общественное благосостояние и которое должно быть постоянным руководителем действий всех и каждого, от высшего до низшего».

<

Фактически же реформа началась задолго до указанной даты. Она коснулась не только судов, но и других взаимодействующих с судами органов – прокуратуры и следственного аппарата. Она также выразилась в крайне запоздалом учреждении адвокатуры, которого серьезно побаивались предшественники Александра II.

Первым шагом в практическом проведении реформы принято считать изданный в мае 1860 года Закон о судебных следователях. Что же касается реформы в целом, то подготовка к ней началась значительно раньше, еще в 30-х годах этого столетия. К ней были привлечены лучшие специалисты того времени.

На последних этапах во избежание случайных и непродуманных решений была разработана концепция реформы, получившая наименование «Основные положения преобразования судебной части в России» (апрель 1862г.). Опубликование по высочайшему повелению этого документа и всестороннее его обсуждение способствовали более тщательной доработке проектов законодательных актов, утвержденных 20 ноября 1864 года.

Чтобы обеспечить организованное осуществление намеченных преобразований, 19 октября 1865 года царь утвердил «Положение о введении в действие судебных уставов», которое ориентировало на постепенное, планомерное распространение по всей территории огромной страны предписаний новых законов. Официально реформа шла в течение 35 лет, до того момента, когда царь Николай II издал специальный указ о ее окончании (1 июня 1899 г.). На деле же идеи реформу пытались реализовать вплоть до начала Первой мировой войны, то есть почти в течение 50 лет, но далеко не во всем успешно.

Для того времени и на фоне существовавших тогда судебных систем в других странах российскую реформу нужно считать безусловно прогрессивной. Она не была слепым и бездумным подражанием порядкам, сложившихся в государствах Европы и Северной Америки. Ее основные положения строились с учетом специфики конкретных экономических, социальных, политических, демографических, этнических, религиозных и иных условий, сложившихся в России. Возможно, организаторы реформы не во всем были последовательны, но в любом случае следует признать, что они стремились к сознанию совершенной судебной системы.

Важной частью этой реформы было кардинальное упрощение судоустройства. Вместо множества судов, существовавших для «обслуживания» различных сословий, учреждались единые для всех сословий общегражданские суды. В их число включались две группы судов: общие судебные установления и местные судебные установления (в те годы термину «установление» придавалось значение, весьма сходное с современным термином «орган»).

Основными звеньями общих судебных установлений были окружные суды, судебные палаты и Правительствующий сенат

Окружные суды образовывались обычно на территории нескольких уездов с учетом численности населения и объема работы. Председатели и члены этих судов назначались императором по представлению министра юстиции, который, представляя к назначению кандидатов, должен был считаться с мнением общего собрания судей того суда, где предстояло работать назначаемому. К претендентам на судейские должности по закону предъявлялись жесткие и многочисленные требования (образование, стаж работы, наличие определенного имущества, безупречность репутации и т.д.). Срок полномочий для судей этого уровня не устанавливался.

В составе окружных судов образовывались, в зависимости от количества судей, присутствия (в некоторых крупных судах таких присутствий было несколько, кое-где шесть и более). Им было подсудно большинство дел, отнесенных к компетенции общих судебных установлений (дела о преступлениях, которое не могли рассматриваться местными судебными установлениями). К основному их полномочию относилось рассмотрение уголовных и гражданских дел по первой инстанции. Иногда окружные судам приходилось выступать в роли второй инстанции по отношению к съездам мировых судей и проверять законность выносившихся ими судебных решений.

В зависимости от особенностей конкретного дела, опасности и сложности преступления закон предусматривал возможность образования коллегий в разных составах. В одних установленных законом случаях дела рассматривались в окружных судах коллегиями в составе трех профессиональных судей, в других — профессиональными судьями с участием сословных представителей, а в третьих — профессиональными судьями с участием присяжных заседателей.

Суд с участием сословных представителей — суд сословных представителей – был одним из весьма наглядных проявлений непоследовательности судебной реформы 1864 года. «Замахнувшись» на множественность судов создавшихся для «обслуживания» дворян, купцов, ремесленников, крестьян и других сословий, власти не решились полностью изолировать суды от влияния сословных интересов. Были выделены категории преступлений, рассмотрение дел, о которых ставилось под контроль представителей основных сословий. К таким преступлениям относились, например, дела о государственных преступлениях, о «преступлениях по должности».

При их разбирательстве к профессиональным судьям присоединялись предусмотренные законом четыре сословных представителя — губернский и уездный предводители дворянства, городской голова и волостной старшина (допускалось некоторое изменение такого состава сословных представителей: в рассмотрении дела мог участвовать не сам губернский предводитель дворянства, а кто-то другой, кому доверялось выполнить эту миссию от имени дворянского собрания). Сословные представители участвовали в вынесении приговоров, пользуясь теме же правами, что и профессиональные судьи: при постановлении приговоров они заседали все вместе и все вместе решали вопрос как о том, виновен ли данный подсудимый в совершении преступления, в котором его обвинили, так и о том, подлежит ли он наказанию, а если подлежит, то какому.

Рассмотрение уголовных дел с участием сословных представителей осуществлялось не только в окружных судах, но и в судах других инстанций общих судебных установлений — в судебных палатах и Правительствующем сенате.

Суд с участием присяжных заседателей – суд присяжных — значительно более прогрессивное явление для того времени, чем суд с участием сословных представителей. К середине XIX века, когда велась подготовка российской реформы 1864 года, суд присяжных пережил период своего наибольшего расцвета и признания. Он считался лучшей формой суда, поскольку обеспечивал привлечение к отправлению правосудия представителей народа. Его недостатки проявили себя несколько позже.

Введение суда присяжных в России было встречено неоднозначно. Одни восторженно хвалили его как одно из проявлений демократизма государственного устройства тех лет, а другие высказывали сомнения и критиковали, порой довольно остро.

При рассмотрении конкретных дел этот суд состоял из трех судей-профессионалов и 12 присяжных заседателей. Последними могли стать российские подданные, которые отвечали установленным законом требованиям (возраст, состояние здоровья, знание русского языка, обладание земельным наделом размером не менее ста десятин или недвижимостью определенной стоимости и т.д.). Специально образовавшиеся комиссии заблаговременно составляли списки всех, кто в данной местности мог быть вызван в суд в качестве присяжных. Председательствовавший судья и приглашавшийся для этого священник приводили их к присяге (отсюда их наименование). Дав присягу, они начинали участвовать в разбирательстве дела.

Основной функцией присяжных того времени было принятие решения по вопросу о том, виновен или невиновен подсудимый в совершении преступления, в котором его обвиняли. В случае признания подсудимого виновным они могли высказать свое суждение относительно того, заслуживает или не заслуживает он снисхождения при определении меры наказания. Другими словами, судьи-профессионалы и присяжные заседатели принимали свои решения раздельно.

Рассмотрение уголовных дел с участием присяжных допускалось только в окружных судах. В соответствии со ст. 201 Устава уголовного судопроизводства к числу таких дел относились дела «о преступлениях или проступках, за которые в законе положены наказания, соединенные с лишением или ограничением прав состояния».

Судебные палаты — вышестоящие по отношению к окружным судам инстанции. Создавались они, как правило, на территориях нескольких губерний. Председатели и члены этих судов тоже назначались царем. Требования к тем, кто хотел занимать такую должность, во многом совпадали с требованиями, предъявлявшимися к кандидатам в окружные судьи.

К основным функциям судебных палат относились:

  • принятие решений о предании суду, в том числе иногда и по делам, рассматривавшимся в окружных судах с участием присяжных;
  • разбирательство по первой инстанции дел о государственных преступлениях и «преступлениях по должности» (обычно в эти суды попадали чиновники так называемого среднего уровня);
  • проверка в апелляционном порядке обоснованности и законности решений окружных судов по гражданским делами их приговоров, вынесенных по уголовным делам без участия присяжных заседателей или сословный представителей.

    По первой инстанции в судах этого уровня решения и приговоры выносились, как правило, профессиональными судьями. Для некоторых случаев закон допускал или считал обязательным участие сословных представителей. Участие присяжных не предусматривалось.

    Правительствующий сенат венчал вершину пирамиды общегражданских судов. В его составе было два кассационных департамента – по гражданским и уголовным делам. Они и выполняли судебные функции:

  • рассмотрение дел о наиболее опасных преступлениях по первой инстанции с участием или без участия представителей;
  • проверку в апелляционном порядке обоснованности и законности приговоров, вынесение без участия сословных представителей судебными палатами или судьями самого Сената (сенаторами);
  • проверку в кассационном порядке законности решений и приговоров всех указанных выше судебных инстанций, в том числе приговоров, вынесенных с участием присяжных заседателей или сословных представителей (в таком порядке не могли проверяться лишь приговоры сенаторов, поставленные без участия сословных представителей).

    Последняя из названных функций считалась основной. В 1877 году на Сенат была возложена функция высшей дисциплинарной инстанции для всех судей и предусмотрено образование дисциплинарного присутствия в составе шести сенаторов. Иногда Сенат выступал и в качестве инстанции, решавшей вопрос о предании суду.

    Указами 1872 и 1878 годов была предусмотрена возможность образования особых присутствий Правительствующего Сената. Состав такого присутствия ежегодно утверждался царем; функции председателя обычно возлагались на одного из первоприсутствующих (председателей кассационных департаментов), а члены – на назначавшихся персонально пять сенаторов и четыре сословных представителя (губернский представитель дворянства, городской голова какого-то из губернских городов, предводитель уездного дворянства и волостной старшина из Санкт-петербургской губернии). Они рассматривали дела о политических преступлениях и преступлениях, совершенных судьями, прокурорами и другими работниками учреждений судебной власти.

    Обособленное место среди общих судебных установлений занимал Верховный суд. Он образовывался каждый раз для рассмотрения конкретных уголовных дел чрезвычайной важности (о преступлениях, совершенных министрами или лицами, приравненными к ним, членами Государственного совета, а также о посягательствах на царя или персон царской фамилии). В качестве его членов назначались руководители департаментов Государственного совета и основных подразделений Сената. Председательствовал в нем председатель Государственного совета. Приговоры этого суда обжалованию не подлежали. Они могли быть изменены или отменены только царскими актами помилования.

    Местными судебными установлениями организаторы реформы отводили весьма важную роль. Эти суды были ближе всего к населению и его проблемам. Именно они должны были способствовать, как отмечалось в Указе от 10 ноября 1864 года водворению суда скорого, правого, милостивого и равного «для всех подданных».

    В соответствии с Учреждением судебных установлений (на современном языке – законом о судоустройстве) повсеместно должны были быть образованы мировые суды, которые действовали бы на территории судебных участков (по несколько в уезде). В каждом из таких судов должен был работать как минимум один мировой судья, избиравшийся на три года земским собранием (органом местного самоуправления того времени). Одновременно допускалась избрание добавочных мировых судей (заместителей или помощников мировых судей) и почетных мировых судей, которые выполняли некоторые судебные функции безвозмездно.

    К ведению этих судов относились незначительные споры имущественного характера и дела о малозначительных преступлениях либо о проступках (например, неприставление подпор к ветхим заборам, появление в безобразном от опьянения виде, травля собаками, неохранение пьяного хозяином питейного заведения). Самым строгим наказанием, которое мог полагать мировой судья, было лишение свободы в тюрьме сроком до 1 года.

    Проверку законности и обоснованности приговоров и решений мировых судей должны были осуществлять съезды мировых судей. В состав этих съездов намечалось включать всех мировых судей (участковых, добавочных и почетных), работавших на территории конкретного уезда. Им предписывалось, что время от времени они должны собраться и рассматривать жалобы на решения мировых судей. Законность решений съездов мировых судей при определенных в законе условиях могла быть проведена окружным судом.

    Довольно распространенными судебными учреждениями были сельские суды), и назывались также крестьянскими или волостными судами). Их образование предусматривалось принятым 19 февраля 1861 года Общим положением о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости.

    К этим судам относились, прежде всего, волостные суды, состоявшие из председателя и не менее чем двух членов, которые избирались из числа грамотных домохозяев, достигших 30 лет и соответствовавшие многочисленным требования (в частности, не были судимы, не подвергались порке по решению волостного суда, имели российское подданство и др.). Избирались они по многоступенчатой системе: сначала сельские сходы избирались по одному выборщику из ста жителей, а затем эти на своем собрании избирали (из числа самих выборщиков) председателя и нужное количество членов волостного суда. Срок их полномочий – три года.

    Волостные суды рассматривали мелкие имущественные споры и дела о проступках членов сельских общин. Они могли приговорить к штрафу, обязанности загладить вред, причиненный противоправным деянием, аресту до трех суток и розгам (порке).

    Их приговоры и решения проверялись верхними сельскими судами, состоявшими из председателей всех волостных судов. Эти суды контролировались мировыми судьями (где они были), земскими начальниками, уездными съездами и губернскими присутствиями. Например, приговор, предусматривавший применение розг, мог быть приведен в исполнение лишь с разрешения от земского начальника, который давал согласие на исполнение после проверки законности приговора и состояния здоровья осужденного.

    Военные суды были обособлены от гражданских судов (общих и местных). Их система строилась в соответствии с предписаниями Временного судебного устава 1867 года.

    Основным звеном этих судов считались полковые суды, которые рассматривали дела о преступлениях, не представлявших большой опасности и совершенных нижними членами. Председатель и члены такого суда назначались из числа офицеров командиров полка или воинским начальником, приравненным к нему. Разбирательство дел осуществлялось в условиях ограниченной гласности, без состязательности сторон (не допускались ни адвокаты, ни представители прокуратуры). Приговоры не приводились в исполнение без согласия командира полка. Он же решал вопрос, следует или не следует передавать конкретное дело с поступившей жалобой на приговор в вышестоящую инстанцию.

    Вышестоящими инстанциями по отношению к полковым судам были военно-окружные суды. Их состав утверждался главными начальниками (командующими) военных округов. В каждом военном округе было по одному такому суду. Состояли они из председателя, двух постоянных членов и назначавшихся на четыре месяца временных членов из числа офицеров, проходивших службу в данном военном округе. К их ведению были отнесены все уголовные дела, кроме тех, что рассматривались полковыми судами. Они также проверяли обоснованность апелляционных жалоб на приговоры последних.

    Высшим военным судом был Главный военный суд. Он действовал в составе председателя и постоянных членов (из числа военных юристов), а также временных членов. Все они назначались по представлению военного министра «с Высочайшего изволения». Временными членами этого суда могли быть по меньшей мере два генерала, проходивших службу в Санкт-Петербурге. На Главный военный суд возлагались в основном те же функции, что и на Правительствующий сенат в его взаимоотношениях с общегражданскими судами.

    По приведенным данным видно, что судебную реформу 1864 года и ее основные результаты нельзя оценивать односторонне, изображать все только в розовых или черных тонах. Было и то и другое. Что-то удалось реализовать, а что-то полностью или в значительной мере осталось лишь добрым намерением. Как отмечено выше, это случилось с мировой юстицией. Не повезло и суду присяжных. К началу Первой мировой войны он более или менее прочно «обосновался» лишь в центральных губерниях. Его не могли внедрить на большей части территории Российской империи (в Прибалтике, Варшавском округе, на Северном Кавказе и в Закавказье, Среднеазиатском регионе, Восточной и Западной Сибири и других местностях).Судебные уставы 1864 года обеспечивали целостность судебной системы России. Принципы и институты судебной реформы действовали как единый механизм, дополняли друг друга. Отказавшись от хаотичной системы сословных судов, судебные уставы ввели стройную систему судебных органов со строго ограниченной компетенцией: параллельно действовали система мировых судов и гражданских дел, замыкавшихся на уровне уезда, и система общих судебных установлений (окружные суды, охватывающие территориально несколько уездов, и судебные палаты, юрисдикция которых распространялась на несколько губерний); венчал систему судебных органов Сенат – единственная в империи кассационная инстанция. Были провозглашены: равенство всех перед судом, независимость суда от администрации, несменяемость судей, гласность, состязательность, право обвиняемого на защиту, презумпция невиновности, оценка доказательств по внутреннему убеждению судьи. Учреждались: институт судебных следователей, адвокатура, суд присяжных, реорганизовывалась прокуратура. Только независимый, несменяемый судья мог реально обеспечить процедуру судопроизводства на началах гласности, состязательности, права подсудимого на защиту при участии присяжных заседателей. И наоборот, гласность, состязательность сторон, право на защиту более полно воплощались в жизнь перед призванными в суд представителями общества, выносившими вердикт о виновности (невиновности) подсудимого, при участии независимого, несменяемого судьи в процессе. Проблемы судебной реформы 1864 года во многом созвучны с современным. Сегодняшний ход реформ вполне традиционен для России – поэтапность введения суда присяжных и других новых элементов организации правосудия.

    Судебная реформа 1864 года провозгласила буржуазные принципы судопроизводства:

    — Независимость и отделение суда от администрации.

    — Создание всесословного суда.

    — Равенство всех перед судом.

    — Введение присяжных заседателей.

    — Установление прокурорского надзора.

    -Создание чёткой системы судебных инстанций.

    Реформа предусматривала отделение следствия от суда, гласность процесса, участие в процессе обвинения и защиты, равенство сторон и др.

    Судебная реформа 1864 года считается самой буржуазной. Защита интересов дворянства выявляются в ней со всей полнотой. Естественно, что суд, правосудие – системы, с которыми граждане сталкиваются не повседневно. Вместе с тем в суде сталкиваются внутриклассовые различия. Дворяне судятся с дворянами, крестьяне с крестьянами и т. д. Из этого следует, что всякого рода процессуальные гарантии важны для всех слоев общества. Судебная реформа затронула интересы всех классов, всех слоев Российского общества. Судебная реформа имела прогрессивное значение, т.к. заменила собой очень раздробленную систему судов (суды по ряду дел, с множеством инстанций и т.п.) Но у реформы были и слабости (изъятие некоторых категорий дел, сохранение системы поощрений судей местными администрациями, неполное проведение её в различных районах)

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

     

  1. Вицин С. От формирования судебной системы ее реформированию // Российская юстиция. 2001 №4 с. 2 – 5
  2. Исаев И.А. История государства и права России. — М.: Юрист, 1994.
  3. Коротких М.Г. Самодержавие и судебная реформа 1864 года в России. Воронеж: Издательство Воронежского университета, 1989.
  4. Карпачев М.Д. Коротких М.Г Нарастание кризиса верхов в России второй половины XIX века. // Буржуазные реформы в России второй половины XIX века. Воронеж, Изд-во Воронежского университета, 1988.
  5. Пресняков А.Е. Княжное право в Древней Руси. Лекции по русской истории. Киевская Русь. – М.: Наука, 1993. – 635 с.
  6. Свердлов М.Б. От закона Русского к Русской Правде. – М.: Юрид. лит., 1988. – 176 с.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     


     

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 0.95MB/0.00122 sec

WordPress: 22.17MB | MySQL:122 | 1,362sec