Законы Хаммурапи

<

112514 1825 1 Законы Хаммурапи Решите задачу на основе текста Законов Хаммурапи.

«На поле Нур-Сина находилась плотина. Надеясь на ее хорошее состояние, он не предпринимал никаких ремонтных работ. Однако в плотине его произошел прорыв, и земля всей общине была затоплена, что привело к гибели всего урожая. Несет ли ответственность за случившееся Нур-Син?

 

Ответ: Согласно Закона Хаммурапи Нур-Син несет ответственность за происшедшее, при этом он должен возместить зерно соседям. В случае, если он не в состоянии возместить зерно, то его самого и его имущество должны продать за серебро, а владельцы полей, зерно которых вода затопила, должны разделить это серебро между собой.

«(§ 53) Если человек был нерадив в отношении укрепления плотины, что на его земле, не укрепил свою плотину, и в его плотине образовалась брешь, и вода затопила поле соседей, то человек, в чьей плотине образовалась брешь, должен возместить зерно, которое он погубил.»

 

 

 

Задание 2

 

Охарактеризуйте Кодификацию Юстиниана, как правовой источник. Проанализируйте причины разработки и основные составные части Кодификации. Охарактеризуйте содержание «Дигестов»: 1. – какие определения римские юристы давали «праву» и «закону»; 2. – какие условия требовались для заключения договоров; 3. – в каких случаях предусматривалось умаление правоспособности; 4. – какой предусматривался порядок предъявления исков в суд. Свои выводы обосновывайте ссылками на конкретные статьи первоисточника.

 

Ответ

 

Устремления юстиниановского периода (первая половина VI в.) были направлены на осуществление грандиозной и непосильной задачи восстановления единства Римской империи. К этой цели сводилась политика и в области законодательства.

Законодательная политика ставила задачей из двух потоков памятников прошлого — императорских законов (leges) и работ классических юристов (ius) — создать свод законов, пригодных для применения в новых политических и экономических условиях. Для того чтобы старые источники права превратить в живые источники нового права, нужно было создать из хаоса текстов, законов, конституций одно стройное целое. Перед юристами была поставлена еще задача использовать все, что дало развитие права за три столетия, прошедшие между классическим периодом и этой эпохой, т.е. отразить изменения, которые претерпело римское право при пересадке его с Запада на Восток, под греческими, восточными и христианскими влияниями, а также и тех изменений, которые происходили на Востоке под влиянием западной послеклассической литературы. Таким образом, свод законов Юстиниана является в основном компиляцией из существовавших до того источников, но многократно преобразованных, переделанных и обобщенных. Кодификация Юстиниана отличается от предыдущих кодификаций несравненно большим размахом и более высокой творческой силой. В ней обнаруживается не только более широкая основа источников и более обильное их использование, но и гораздо более тщательная обработка избранных текстов.

 Предыдущие своды были сборниками только leges; вопрос о собирании материалов ius, поставленный при Феодосии II, не был реализован. Предварительные сборники и хрестоматии по ius были плодом работ и знаний беритской и константинопольской правовых школ, где еще в V в. н.э. укрепилось изучение римского права. Преподаватели стремились приспособить классические труды к новому порядку вещей, установленному абсолютной монархией. Эти-то труды и были использованы в кодификации Юстиниана. Кодификация имеет много недостатков, особенно в самой технике законодательства, но имеются и положительные стороны, в частности в области некоторых нововведений.

Характерно было стремление соединить разнообразные ветви римского права (например, цивильное и преторское право, цивильное и право народов Италии и провинций) и удалить отжившие институты (mancipatio, in iure cessio, fiducia) (см. пп. 196, 197, 407 и др.). В иных случаях ясно видны попытки придать новое содержание перешедшим от прошлого правовым понятиям и институтам и таким путем сохранить их жизненность (например, litterarum obligatio in ius vocatio, litis contestatio) (см. пп. 53, 74, 449). Новый законодательный труд стремился быть продолжением развития классического права и устранить недостатки его, выступавшие до того времени в трудах юристов и императорских конституциях. Составители уделяли внимание новым правовым воззрениям; в результате этого римское частное право сделалось более пригодным для восприятия его в дальнейшем новыми народами.

Причины, вызвавшие кодификаторскую деятельность в предыдущие годы, продолжали действовать и во времена Юстиниана. Но теперь они имели более блестящие последствия, потому что к ним присоединились еще: тщеславие Юстиниана, желавшего приобрести славу великого законодателя, и более удачный, чем прежде, подбор лиц, которым поручались кодификационные работы.

13 февраля 528 г. Юстиниан учредил комиссию из 10 лиц под председательством Иоанна (exquaestor Sacri Patatii); в числе членов были Трибониан ( в то время, по—видимому, magister officiorum) и Теофил, профессор юридической школы в Константинополе; этой комиссии было поручено составить в первую очередь свод конституций. Три прежних собрания облегчили работу комиссии, и 7 апреля 529 г. собрание конституций было опубликовано как Codex Iustinianus и вместе с тем было запрещено пользоваться старыми собраниями.

Пока шли работы по кодификации конституций, целый ряд спорных вопросов, разделявших старых юристов и вызвавших закон о цитировании, был решен в 529 г. путем отдельных (до 50) императорских конституций (quinquaginta decisiones). Было еще издано свыше 200 законов для преобразования старого права, причем некоторые институты были совсем устранены, другие реформированы.

Кодификация юридической литературы была возложена 15 декабря 530 г. на комиссию из семнадцати членов под председательством Трибониана с участием Теофила и беритского профессора Дорофея. Закон о цитировании не связывал комиссии, и она могла привлекать всех iuris auctores. Компиляторы должны были из громадной массы правовой литературы выбирать самое необходимое (непрактичное исключать или переделать, не допускать повторений и противоречий) и обработать для свода законов. Сокращения, добавления и изменения старых текстов были прямо предписаны, с предоставлением компиляторам свободы действий в этом отношении. Этим правом весьма часто пользовались, и множество текстов было «улучшено», как хвастливо уверяет император. Изменения, или, как их называли, «улучшения», касались не только отдельных технических выражений, относящихся к устаревшим правоотношениям и заменявшихся терминами действующего права (вместо mancipatio ставилась traditio, вместо fiducia — pignus и т.д.), но и целые фразы и части фраз вычеркивались, другие переделывались, и вводились новые. Многие из этих изменений открыты и стали известны под названием interpolationes с XVI в. Работа по обнаружению интерполяций ведется и до настоящего времени. От интерполяций следует отличать глоссы, т.е. объяснения непонятных слов и терминов переписчиками и читателями, попадавшие в самые тексты в рукописях и до компиляторов. Собраны были сочинения 39 юристов, неполный список которых приложен к старейшей рукописи (Index Florentinus). План производства выборки из сочинений юристов был установлен наперед. Материал разделен на 50 книг, которые, кроме 30 — 32 книг, распадаются на титулы. Книга 1 служила введением, книги 2 — 46 следуют системе преторского эдикта со значительными изменениями и дополнениями, книги 47 и 48 отведены уголовному праву и процессу, книга 49 — обжалованию, финансам и военному праву, последняя, 50 книга — муниципальному праву и особым дополнениям.

Для ускорения работы комиссии она разделилась на три подкомиссии, собиравшие: первая — произведения по цивильному праву (так называемая Сабиновская масса сочинений), вторая — по преторскому праву (так называемая эдиктальная масса), третья — произведения Папиниана (так называемая Папиниановская масса) и кое-где сюда присоединилась группа приложений (так называемый Appendix). Выборки, произведенные в секциях, сводились воедино на общих собраниях комиссии и размещались в книгах под соответствующими титулами. Все собрание получило наименование Digesta, завещанное классической литературой (т.е. собрание юридических материалов).

Благодаря механическому характеру работы комиссии, они были приведены к концу быстрее, чем ожидал Юстиниан: именно через три года сборник, названный Digestu или Pandectae, был готов. 16 декабря 533 г. законченная работа была опубликована как Digesta или Pandectae Iustiniani. Применение старых источников было воспрещено, и во избежание контроверз были запрещены также всякие комментарии. Допускались только дословные переводы, краткие указатели содержания отдельных мест (индексы), выдержки и параллельные сопоставления соответствующих текстов (паратитлы). В сомнительных случаях надлежало обращаться за разъяснениями к императору. Цитируются места из Дигест буквой D и цифровыми указаниями книги, титула и отрывка, например: D. 45. 1. 122. 2.

Сборник Дигестов содержал приблизительно 9100 различных по объёму выдержек из правоведческих рукописных текстов. Все они взяты из 39 источников, т. е. трудов знаменитых римских юристов. Добрую половину из них составляли выдержки, заимствованные из трудов Павла и Ульпиана. Часто содержание этих выдержек намного превосходило объём выдержек, которые в качестве примера приводится в нашей работе. Мы включили их в нашу работу специально для того, чтобы читатель мог получить определённое представление о том, как именно выглядел типичный римский юридический язык. Все Дигесты были распределены по 50 отдельным книгам. Каждая такая книга, в свою очередь, подразделялась на главы, фрагменты и параграфы. Каждый такой фрагмент (или «lex» — определение) представлял собой конкретную выдержку, взятую из научной юридической литературы. Во вступительной части фрагмента в целях идентификации указывалось имя конкретного автора со ссылкой на ближайший источник, из которого эта выдержка была заимствована. Деление на параграфы было сделано для того, чтобы обеспечить юристам большую наглядность весьма значительных и громоздких по объему фрагментов и тем самым облегчить поиск нужной ссылки. Первый параграф носил название «Principium» (Начало). Таким образом, набор «D.19.1.45.2» говорил о том, что речь в данном случае шла о втором номере параграфа 45-го фрагмента части 1 19-й книги Дигест. Кодекс Юстиниана, охватывавший 12 книг, делился, напротив, по тому же принципу, что и Кодекс Феодосия, т. е. на книги, главы, основные законы (конституции) и параграфы. В отдельных основных законах во вводной части упоминалось имя соответствующего императора, а также имя того лица, которому адресовался император, часто также с указанием дат правления консула (т. е. императора). Принцип подбора выдержек в остальном оставался таким же, что и в Дигестах. Таким образом, набор «С 3.34.1.1» расшифровывался так: параграф №1 основного закона (конституции) 1 главы 34 книги 3 Кодекса.

Когда работы по составлению Дигест были уже закончены, но самый сборник еще не опубликован, Юстиниан назначил новую комиссию, под председательством Трибониана, из двух профессоров, Феофила и Дорофея, для составления учебника права, для замены устаревших Институций Гая. Результат их работы был опубликован на латинском языке 21 ноября 533 г. Издание этого руководства-закона преследовало цель ввести в правовую область полную ясность и представить всю науку законов (tota legitima scientia). По институциям должны были изучать право начинающие студенты тогдашних университетов, которым было дано название Iustiniani novi.

Этот учебник был составлен очень скоро: он был опубликован раньше Дигест, именно 21 ноября 533 г. и был назван традиционным именем Institutiones. Юстиниан придал ему, кроме педагогического значения, и силу закона. Эту силу Институций должны были возыметь одновременно с Дигестами.

При составлении Институций был употреблен тот же самый прием, как и для других сборников, т.е. компилятивный: больше всего заимствовано у Гая из его Институций и другого сочинения, называвшегося Res cottidianae; затем встречаются выдержки из Институций Флорентина, Марциана и Ульпиана и некоторых других сочинений, и наконец, позднейшие конституции, изменившие право времен классических юристов, были приведены в извлечении или также в виде дословных выдержек.

Учебник делился на четыре книги, а книги — на титулы.

В целях включения вновь изданных во время кодификационных работ конституций и согласования leges с собранным в Дигестах ius приступили к новой редакции Кодекса Юстиниана. Опять была образована комиссия из пяти членов под председательством Трибониана. Новое произведение было опубликовано 16 ноября 534 г. под именем Codex repetitae praelectionis — второй исправленной редакции, отменившей старый Кодекс. До нашего времени дошла только эта редакция, состоявшая из 12 книг, распадающихся на титулы. В пределах титула конституции расположены в хронологическом порядке. Попадаются также конституции поздневизантийского происхождения, на греческом языке. Конституции, включенные в Кодекс, хотя изменены менее, чем сочинения юристов в Дигестах, но все же заключают много интерполяций. Для цитирования употребляется буква C (Codex), с соответствующими цифровыми указателями книги, титула и номера конституции: C. 8. 44. 21. 1. Кодекс вступил в силу 29 декабря 534 г.

Конституции, изданные после второй редакции Кодекса, составили фактически четвертую часть собрания — Novellae (leges) — Новеллы, хотя официально они не были объединены. Это конституции Юстиниана, изданные между 535 — 565 гг. и образовавшие обширное дополнение. Они относятся большей частью к государственному управлению и церковному строю, но некоторые содержат и гражданско-правовые определения из области семейного и наследственного права. Они свидетельствуют о проникновении начал провинциального (восточного) права в римское. Из 168 новелл современного издания большинство издано на греческом языке. Собирались и издавались они в разном объеме при преемниках Юстиниана.

Все издание, несмотря на разновременное происхождение отдельных частей, рассматривалось как единое законодательное произведение. Это чрезвычайно важно для правильного толкования права этой эпохи. Для научного толкования текстов (особенно в Дигестах) применяется «двойное толкование». Текст юриста принимается сначала как часть единой кодификации. Но для понимания того смысла, который вкладывал отдельный юрист в свои слова, необходимо тщательно очистить его от компиляторских ретушевок и исправлений и затем восстановить смысл, который отрывок имел в обстановке времени своего написания. Это уже чисто исследовательская и научная задача.

Появившееся к 534г. окончательное собрание является основным источником для изучения римского права. В XII в. оно получило сохраняющееся доныне название Corpus iuris civilis — Свод гражданского права. Состоит оно из четырех основных частей:

(1) Institutiones — в четырех книгах;

(2) Digesta (Pandectae) в составе 7 частей и 50 книг, 432 титулов и 9123 отдельных фрагментов;

(3) Codex — в 12 книгах, представлявший свод важнейших императорских указов (constitutiones) от Адриана до Юстиниана;

(4) Novellae (leges) — 168 новелл (новых законов), изданных Юстинианом после второй редакции Кодекса.

Упомянутые выше рукописи в изобилии хранились в библиотеках Берита и Константинополя и, разумеется, были легко доступны. Однако, что касается оригинальных текстов, то таковые к тому периоду попали в разряд безнадёжно пропавших. Подавляющей частью наших знаний о классическом римском праве мы обязаны исключительно Дигестам.

Тот факт, что римляне так долго могли держать свою империю в едином монолите, вне всякого сомнения высшей степени зависело от их выдающихся административных и юридических способностей.

Согласно п. 1 Титула 1 Книги Первой (De iustitia et iure):  Право получило свое название от «правосудия» (iustitia), ибо, согласно превосходному определению Цельса, право есть наука о добром и справедливом

Хотелось бы привести и §2 и §3: «§.2. Изучение права распадается на две части: публичное и частное (право). Публичное право, которое (относится) к положению римского государства, частное, которое (относится) к пользе отдельных лиц; существует полезное в общественном отношении и полезное в частном отношении. Публичное право включает в себя святыни (sacra), служение жрецов, положение магистратов. Частное право делится на три части, ибо оно составляется или из естественных предписаний, или (из предписаний) народов, или (из предписаний) цивильных. §.3. Естественное право (ius naturale) - это то, которому природа научила все живое: ибо это право присуще не только человеческому роду, но и всем животным, которые рождаются на земле и в море, и птицам; сюда относится сочетание мужчины и женщины, которое мы называем браком, сюда же порождение детей, сюда же воспитание; мы видим, что животные, даже дикие, обладают знанием этого права. §. 4. Право народов (ius gentium) -это то, которым пользуются народы человечества; можно легко понять его отличие от естественного права: последнее является общим для всех животных, а первое - лишь для людей (в их отношениях) между собой.»

Согласно  п. 1 Титула III «1. (Папиниан). Закон есть общее (для всех) предписание, решение опытных людей, обуздание преступлений, совершаемых умышленно или по неведению, общее (для всех граждан) обещание государства.

2. (Марциан). Ибо и оратор Демосфен дает следующее определение;

«Закон есть то, чему все люди должны повиноваться в силу разных оснований, но главным образом потому, что всякий закон есть мысль (изобретение) и дар бога, решение мудрых людей и обуздание преступлений, содеянных как по воле, так и невольно, общее соглашение общины, по которому следует жить находящимся в ней»«

Условия, необходимые для заключения договоров, были описаны в Титуле XIV  и § 2 гласит: «Договор является соглашением двух или нескольких об одном и их согласием. § 3. Слово «соглашение» (conventio) имеет общий смысл и относится ко всему, о чем соглашаются ведущие друг с другом дела, в целях заключения сделки или мирового соглашения: как говорится «convenire» о тех, кто собираются и сходятся из разных мест в одно место, так это слово прилагается и к тем, которые соглашаются об одном и том же, исходя из различных побуждений души, [т.е. сходятся на одном решении]»

«2. (Павел). Лабеон говорит, что можно достигнуть соглашения либо по' средством вещи3», либо посредством письма, либо даже при помощи вест ника (nuntius), если стороны не находятся в одном месте; признается даже что можно достигнуть соглашения молчаливым согласием; так, если моему должнику я возвращу долговую расписку, то ясно, что между нами имеется соглашение о том, что я не буду предъявлять требования, и ему в будущем предоставляется возможность заявить эксцепцию, вытекающую из соглашения.»

Положения Титула XIX Книги третьей Институций Юстиниана содержат принципиальные правила относительно оснований недействительности соглашения (в анализе оснований недействительности самого распространенного в Риме контракта - стипуляции).  Прежде всего, обращается внимание на недействительность, связанную с предметом договора: «Но если кто стипулирует вещь, в природе не существующую или не могущую быть, например раба Стиха, который умер (хотя бы стипулятор считал его живым), или гиппоцентавра, который и быть не может, то стипуляция недействительна. 2. То же действует правило, если стипулируют сакральную или религиозную вещь, которую стипулятор считал объектом человеческого права, или вещь публичную, предназначенную для постоянного пользования римского народа, например, театр, площади, или свободного человека, которого стипулятор считал рабом, или вещь, не находящуюся в гражданском обороте... Эта стипуляция безусловно недействительна». 

Далее, важное юридическое значение придается осознанному выражению воли: «8. Душевнобольной не может совершать никаких юридических действий, так как не сознает их. 10. ...Инфант и близкий к возрасту инфанта в отношении дееспособности немногим отличаются от душевнобольных, так как в таком возрасте не обладают ясным разумением».

Наконец, любопытно правило о недействительности согласия, когда в содержание договора включено невыполнимое условие (некий прообраз современной категории незаконное условие): «11. Стипуляция не имеет никакого значения и в том случае, когда в обязательство введено невыполнимое условие. Условие считается невыполнимым, когда оно содержит в себе случай, осуществление которого не в силах людей, если так, например, скажут: если коснусь пальцем неба, то обещаешь дать?». Помимо перечисленных оснований недействительности соглашения, она может оказаться следствием неправильно сложившейся или неправильно высказанной воли сторон договора. Следовательно, пороки согласия связаны могут быть с неправильным выражением действительных намерений сторон. Определяющее значение для формирования договора истинной воли ясно выражено в Институциях Юстиниана (I.Кн.3.XV.1.): «...Императором Львом было издано постановление, которое, отменив торжественность формул, требует от сторон только ясного и понятного выражения воли, в каких бы словах она ни была обнаружена».

Воля человека (его желание сделать что-то) может формироваться по-разному: свободно или несвободно, то есть искаженно. Факторы, искажающие волю субъекта при установлении обязательства суть: заблуждение, обман, угроза.

Заблуждение (error - ошибка) есть неправильное представление о существенных обстоятельствах, связанных с договором. Назывались такие виды заблуждения: заблуждение в существе договора, заблуждение в предмете договора, заблуждение в контрагенте. Принцип таков: при любом заблуждении нет согласия (consensus), но есть разногласие (dissensus), поэтому нет договора.

Заблуждение в существе договора (error in negotio) имеет место тогда, когда предложение одного содержания принято за что-то другое (предложение принять на хранение принято за намерение подарить). Заблуждение в предмете договора (error in re) так иллюстрируется в Дигестах Юстиниана (Д.45.I.137.#1.): «Если ты обязался по стипуляции дать мне раба, причем я имел в виду одного, а ты другого, то никакой сделки не состоится, так как обязательство по стипуляции возникает в результате обоюдного согласия.» Заблуждение в контрагенте (error in personam) имеет место, как правило, при установлении обязательства через представителя: некто просит деньги у двоих; один из них поручает своему должнику деньги дать; просящий при получении полагает, что получил деньги от второго из тех, к кому обращался. Договор займа не возник, наместо этого возникло обязательство из неосновательного обогащения.

Обман (dolus, dolus malus) - это намеренное введение в заблуждение одного лица другим. По определению Лабеона (Д.4.3.I.#2.): «Dolus malus есть всякая хитрость, обман, уловка, для того, чтобы обойти, обмануть, уловить другого».

<

Обман, как фактор, искажающий волю и, тем самым, уничтожающий соглашение, был признан преторским правом, а прежде (до I в. до Р.Х.) не принимался правом во внимание. Считалось, что хотя бы и заключенный под влиянием обмана, договор остается договором. Позже, особым преторским эдиктом был введен иск против обманных действий: «если что-либо совершено обманно... то при наличии надлежащего основания... я буду предоставлять иск». Такой иск был инфамирующим, то есть лицо, осужденное как обманщик, в значительной степени утрачивало гражданский статус. В последующем санкция за подобное правонарушение была сведена к требованию выплаты потерпевшей стороне суммы ущерба, который она понесла в результате обманных действий контрагента. 

Угроза (metus) - это психическое воздействие на волю человека с целью понудить его действовать по желанию другого. По своим юридическим последствиям к угрозе приравнивалось насилие (vis), то есть физическое воздействие на человека. Преторская практика выработала следующие средства защиты лиц, потерпевших неблагоприятные последствия заключения договоров под влиянием угрозы или насилия: восстановление в первоначальное положение (реституция), а также требование четырехкратное возмещение возникшего в связи применением угрозы или насилия вреда. 

Умалению правоспособности  посвящена Титул V, которая  предусматривалось в следующих случаях: 

«Титул V. Об умаленных в правоспособности (De capite minutis)

1. (Гай). Умаление в правоспособности есть изменение (юридического)

положения.

2. (Ульпиан). Этот эдикт относится к тем случаям умаления правоспособности, которые наступают без изменения гражданства лица. Кроме этих случаев, умаление правоспособности может связываться или с потерей гражданства, или с потерей свободы, и (к этим случаям) эдикт не применяется;

[к этим лицам вообще не может быть предъявлено судебное требование];

дается иск против тех, к кому перешло имущество этих лиц34. § 1. Претор говорит: «Если с мужчиной или с женщиной было что-либо совершено35 или был заключен контракт, а затем будет доказано, что они умалены в правоспособности, то я дам иск против этих лиц, как будто этого (умаления пра воспособности) не было». § 2. Лица, подвергшиеся умалению в правоспособности, остаются связанными натуральными обязательствами по тем делам, которые предшествовали умалению правоспособности; если же позднее36, то лицо, заключившее сделку с умаленным в правоспособности, должно само нести последствия того, что оно заключило сделку, - это вытекает из слов данного эдикта. Но иногда дается иск, если заключен контракт с этими лицами после того, как наступило умаление их правоспособности. В частности, если в отношении данного лица была совершена адрогация, то этот случай не представляет никаких трудностей: это лицо является обязанным так же, как сын семейства. § 3. Никто не освобождается от деликтов на том основании, что он подвергся умалению в правоспособности. § 4. Тому, кто совершил адрогацию в отношении своего должника, не дается вновь иска против этого лица и после того, как оно (вновь) стало лицом своего права. § 5. Этот иск является постоянным, он дается и против наследников и наследникам.

3. (Павел). Признано, что дети, родитель которых адрогирован, подвергаются в силу этого умалению правоспособности, так как они находятся в чужой власти и изменили семью. § 1. Для сына, освобожденного из-под отцовской власти, и для других лиц (освобожденных из-под власти) наступает умаление в правоспособности, так как никто не может быть освобожден из-под власти, не будучи приведен в воображаемое рабское состояние. Иначе, когда раб отпускается на волю, личность раба не имеет никаких прав и не может быть умалена в правах,

4. (Модестин) ибо только в этот день (в день освобождения) он начинает иметь (юридическое) положение.

5. (Павел). Посредством утраты гражданства происходит умаление правоспособности, например при воспрещении воды и огня. § 1. Те, кто совершил государственную измену, умаляются в правоспособности до такой степени, что теряют гражданство. «Изменить» относится к лицам, отпавшим от тех, под командованием которых они находились, и присоединившимся к числу врагов, и к лицам, которых сенат признал врагами, или к тем, кто признан врагом на основании существующего закона.

Порядок предъявления исков был следующим. Производство начиналось с указания истцом иска - editio actionis. Истец еще до вызова к претору (п. 53) знакомил ответчика с тем иском, который он ему хочет предъявить (D. 2.13.1). Необходимо было еще подготовить конкретные данные, требуемые для заполнения формулы, в особенности правильно обозначить объект иска, указав его не родовыми чертами, а видовым образом (D. 6.1.6). Истец обращался потом к претору с просьбой выдать соответствующую обстоятельствам дела формулу – formula (п. 52) для разбирательства по ней судьей дела во второй стадии (in iudicio - D. 5.1.24.2). Обычно претор давал ее без предварительного расследования дела - sine causae cognitione. В отдельных случаях, однако, претор заранее удерживал за собой в эдикте право подвергнуть дело такому рассмотрению и в зависимости от его результатов дать или не дать формулу.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Задание 3

 

Дайте анализ памятника средневекового права Испании Кодекса Куэнки. Укажите статьи, закрепляющие институт ордалии в кодекса Куэнки? Проанализируйте нормы семейного права, закреплённые в Кодексе Куэнки.

 

Ответ

Пространный судебник (fuero extenso) фиксирует право муниципии (консехо) Центральной Испании, прошедшей путь от истоков до зрелого социально-правового и территориально-административного организма. Генетически этот судебник хотя и не представляет собой развитие кратких фуэрос, однако текстуально его можно рассматривать как наиболее развитый и законченный тип правового текста, который когда-либо был гражданской общиной.

В результате взаимодействия различных редакций этих кодексов к
началу XIII в. в кастильской и арагонской Эстрсмадурс сформировался некий формуляр фуэро (Фуэро N, — работа неизвестного юриста знакомого с римским правом, согласно А. Иглесиа Феррсйрос3), который с учетом некоторых местных особенностей был использован в качестве модели для других муниципальных судебников. Внутреннее родство значительного числа текстов судебников, пожалованных в большей своей части при королях Альфонсо VIII и Фернандо III преимущественно в регионах Куэнки, Л а Манчи и Хаэнс, позволило ученым говорить о существовании «семей» судебников («familias» de ftieros). Из них наиболее представительна «семья» судебников Куэнки (Куэнки-Тсруэля). Именно фуэро Куэнки, согласно общепринятому мнению, явился прототипом для многих пространных судебников не только из-за объема — его

Первоначальнаяредакция содержит 982 статьи — но и благодаря подробной разработке различных институтов права, а также достаточно высокого уровня юридико-технических приемов организации правового материала внутри текста.

Предполагается, что Кодекс Куэнки не существовал до 30-х годов XIII века.

Сохранились два списка фуэро Куэнки на латинском языке: Fotum Conche — Парижский 12.927 («Первоначальная форма» в издании Р. Уренья, которую мы будем обозначать для краткости FCFP) и Лаврснтийский Q iii.23 (его еще называют Эскуриальский) («Систематическая форма»в том же издании, при отсылках к ней — FCFS).

FCFP, как показывает палеографический анализ, была за-
писана «между 1213 и 1214 годами, или даже в последние месяцы правления Альфонсо VIII.

Основной текст Кодекса Куэнки представляет собой запись обычного кастильского права.

В фуэро Куэнки (и в производных от него судебниках) впервые в кодификационной практике тщательно регламентируется система городских магистратур, детально отражено административное устройство и судебная система муниципии. Фуэро зафиксировало и социальные изменения, в частности, возросшую роль городского рыцарства-кабальерос, но до его аристократизации, которая имела место не ранее сер. XIII в.

Ордалии (от англосакс. ordolлатинский ordalium — приговор, суд) — в широком смысле то же, что и «Божий суд»; в узком — суд путём испытания огнём и водой. Ордалии считаются одним из видов архаического права.

Ордалиям посвящен Титул IV, а именно: ст. [1] посвящена убийцам и вызовы на суд божий., если жертвами убийцы стало не более 5 человек. А также ордалии посвящены статьи 3 (о вызове на божий суд своих врагов в воскресенье»), статья 4 «Об одном вызванном па божий суд», статья 5 «О двоих вызванных на божий суд», статья 7 «О троих вызванных на божий суд», статья 8 «О четверых вызванных на божий суд», статья 8 «О пятерых вызванных на божий суд», а также статьи 10 по 25 Титула IV.

Семейному праву посвящено несколько Титулов. Так, титул IX посвящен помолвкам и завещаниям, в пункте 2 говорит [2] о том, кто откажется от жены или жена от мужа. « Если случится, что после вступления в брак муж откажетсяот жены или жена от мужа, то пусть поручители отказавшегося
уплатят сто мараведи и вдвойне ущерб; и сети муж сойдется в постели с женой и после откажется от нес, пусть уплатит сто мараведи и становится врагом; и если женщина перед свадьбой или вступлением в брак умрет, то мужчина берет одежду и все, что было [ей] подарено; и если мужчина умрет, женщина берет
всю свою одежду; и если после вступления в брак женщина будет лишена девственности, пусть одежда принадлежит супруге или новобрачной, когда бы муж ни умер.

Титул Х посвящен разделу между родителями и детьми. В статье 4 говорится о том, что дети находятся во власти отца и матери, по «пока не вступят в брак и не станут хозяевами над домочадцами дома; и до того времени, что бы сыновья ни приобрели или не нашли, все принадлежит их отцу или матери; и не должны они иметь власти держать от своего имени какую-либо вещь против их [(родителей)] воли.

В следующей статье [5] говорится об ответственности родителей за преступлений детей: « Пусть отец и мать отвечают за преступления, совершенные
их детьми, будь тс здоровы, или душевнобольны, или здравомыслящи; и если кто-либо войдет в чужой дом с каким-либо преступлением, будь он колласо [в том доме], или не будет из этого дома, владелец дома не отвечает за него, если он только не будет его защищать, ибо если он его будет защищать, отвечает за него или приводит его в суд; но если он не вернется в дом владельца или владелец не будет его защищать, отвечает за него не кто иной, как отец или мать; но если сын совершит убийство, хотя он и будет получать плату, отвечает за него не кто иной, как отец или мать, так как [именно] они должны платить [судебные] штрафы, но они не становятся врагами, если только они не будут обвинены в убийстве; ибо, сети они будут виновны в убийстве и будут побеждены, они должны стать врагами.

В статье [6] говорится пусть отец отвечает за ребенка до тех пор, пока не выделит ему долю [имущества]. «Если сын будет лишен либо отца, либо матери, то тот, кто будет жив, отвечает за него до тех пор, пока не выделит ему
долю из всего имущества умершего отца или матери, и после раздела не имеется больше оснований отвечать [за него]; но ни отец, ни мать не отвечают за тс вещи, которые будут энкомендированы (fueren encomendadas) детям или вверены (acreydas).

В случае если в семье душевнобольной ребенок, то согласно 7 данного Титула «если у отца или матери будет душевнобольной или озорной ребенок и будут они опасаться уплаты штрафа за ущерб, который он нанесет, пусть держат его взаперти или связанным, чтобы он не причинил какого-либо ущерба (calonna), пока он не станет кротким или не выздоровеет, ибо за любой ущерб, который он причинит, должны отвечать отец или мать; и не имеет законной силы, сети кто-либо откажется от сына в совете; и это предписание установлено для того, чтобы не говорил кто-либо, что его сын душевнобольной или озорник, и [чтобы] не оттолкнул его от себя в совете с той целью, чтобы под прикрытием злого умысла заставить его кого-либо убить, или поджечь, или [причинить] какой-либо другой ущерб, за который он должен будет понести наказание.

Когда муж и жена должны совершить раздел то раздел осуществляется согласно ст. 8. «Когда муж или жена по какому-либо случаю должны совершить раздел, пусть делят между собой все вещи, которые они приобретут совместно, а не другое [имущество]; и пусть разделят между собой работу, которую сделают во владении одного [из них]; и после того, как один из тех, с кем будет произведен раздел при жизни, умрет, пусть тот, кто будет жив, не берет ничего из его имущества, но наследники умершего все его имущество делят между собой.»

Статья [33] посвящена союзу между супругами и также называется «О союзе супругов (De la unidad de los casados)». Хотя выше сказано, чтобы после смерти мужа или жены наследники с тем, кто останется в живых, совершали раздел, но сети муж и жена заключат союз согласно фуэро при жизни
обоих, то ни один наследник, ни сын не могут совершить раздел с тем, кто останется [в живых], пока он будет жить; фуэро о союзе таково, чтобы союз был заключен в совете или в приходе и чтобы его подтвердили все наследники; и в связи с этим говорю «все», чтобы их было не меньше, и если кто-либо из
наследников будет отсутствовать, или один из них оборвет [заключающих союз], или будет возражать, то не имеет [законной] силы союз и пусть будет признан ничтожным (sea dado роr ninguno).

Статья [34] посвящена сынку, который проявит почтение к отцу или матери и в ней говорится: «Если сын, побуждаемый почтением, своих обедневших отца или мать возьмет в свой дом и умрут они там, пусть никто не требует у него раздела за отца, исключая тс вещи, которые отец принес с собой; но если сын те вещи, которые отец принес с собой, использует для их совместных нужд или на его [(отца)] собственные, не отвечает за них; но, сети его будут подозревать
другие наследники, пусть он принесет личную присягу в том, что он не взял для себя ни одну вещь из имущества отца; и это самое решение мы выносим в отношении сына, который останется [жить] с отцом или матерью и для их дел что-либо продаст, по поводу чего другие сыновья будут его подозревать.

Статья [35] посвящена, напротив, сыну, который не проявит почтения пи к отцу, ни к матери: «Если богатый сын не проявит милосердия к обедневшему
отцу и тот отец пожалуется судье и алькальдам, пусть возьмут в залог все его [(сына)] имущество и передадут во власть отца; и отец или здравствующая мать пусть за счет имущества живет подобающе всю свою жизнь, но так, чтобы не имели права продавать его за бесценок, ни дарить, ни продавать, ни завещать».

 

 

 

 

 

 

Задание 4

 

Проанализируйте становление парламентской модели правления в Англии. Какую роль в этом процессе сыграло принятие таких актов, как «Палата общин – верховная власть английского государства» (1649 г.) и «Билль о правах» (1689 г.)? Дайте постатейный комментарий данных правовых источников. Какие изменения эти акты внесли в форму правления Англии?

 

Ответ

 

Ряд положений Великой хартии обрели новую силу и значение благодаря возникновению парламента — представительного сословного собрания, созываемого и распускаемого по желанию короля. В период сеньориальной монархии король управлял в содружестве с относительно узким кругом советников в лице баронов и прелатов. Первая попытка организовать самостоятельный совет по сословному принципу, намеченная в Великой хартии, — это Совет баронов, который в действительности собирался вплоть до 1258 г.

Следующей стадией организации сословной активности стал парламент, созванный Симоном де Монфором, сводным братом правившего тогда короля Генриха III, в период очередной сословной смуты, когда бароны частично перешли на сторону короля, а Симону де Монфору, эрлу Лейчестера, пришлось опираться, помимо баронов, также на рыцарей и горожан. Собрание знати Симон де Монфор назвал парламентом (от франц. parlement — собрание для обсуждения от parler — говорить). После подавления оппозиционного парламента и его организаторов английские короли пришли к заключению о выгодах подобного собрания знати, в частности, о новых возможностях в деле санкционирования конкретных мер или установлений. Созыв первого такого собрания с новыми функциями приходится на правление Эдуарда I. Созванный им в 1293 г. парламент получил название модельного (образцового). Это было связано отчасти с тем, что к тому времени по разным причинам заметно уменьшился приток в казну от феодальных повинностей. В период правления Генриха I (первая треть этого же века) в казну от земельных держаний поступало 85% доходов, тогда как в правление Эдуарда I только 40%. Таким образом, король мог повысить доходы лишь путем дополнительного налогообложения и по согласию тех, кто был в состоянии их платить. С этой целью он вместо Совета знати, который был собран Симоном де Монфором, учредил палату общин (House of Commons). В последующем парламент был разделен на палату господ (лордов) и палату общин с образованием устойчивого союза и взаимодействия между сословиями рыцарей, горожан, других свободных людей, именуемых часто одним словом «джентри», с гражданским равенством всех ниже пэров (высшей знати, состоявшей из пяти рантов: герцогов, маркизов, эрлов, виконтов и баронов) и с заметным ростом полномочий нижней палаты. Существенным правомочием парламента стала возможность привлекать к ответственности за злоупотребления и упущения высших должностных лиц в порядке процедуры, получившей название процедуры импичмента. Эта процедура была применена в правление Ричарда II (1399) и Генриха IV (1449). Создание сословно-представительного учреждения власти и законодательства внесло важные новшества в систему государственных учреждений монархической Англии. После периода Великой хартии и возникновения общего права с разъездными судьями наступает период противостояния короля, его совета и парламента. Это противостояние и конфликты приглушаются деспотизмом династии Тюдоров (1485—1603); после неудачного противостояния парламенту первых Стюартов (1603 —1642) возникающие конфликты приводят к гражданской войне и революции, завершившейся упразднением на время королевской власти и провозглашением республики (1649).

а время правления ранних Стюартов в общественном мнении сложилось представление, что король правит единолично, но в рамках прерогатив (привилегий). Прерогатива есть не просто привилегия, но и превосходство. Однако в идеальном восприятии и король, и его подданный пребывали «в своем праве». Для характеристики индивида, пребывающего в своем праве, использовали термин корпорация, которым обозначали некий симбиоз физического и юридического лица. Корпорация подразумевала, в частности, обладание определенной совокупностью вольностей и привилегий определенного лица, зафиксированных в документах (королевская хартия, патент, частный акт парламента) либо хранимых памятью и традицией (обычное право). Все эти конструкции становились достоянием общественности благодаря усилиям юристов — представителей профессионально обособленного сообщества знатоков обычного права, обладавшего в обществе.

В событиях и преобразованиях периода английской революции (1640—1660) можно выделить следующие этапы: конституционный период (1640—1642), период первой гражданской войны (1642—1647), затем второй гражданской войны (1648—1649), период индепендентской республики (1649—1653) и период протектората Кромвеля, его падения и реставрации монархии (1653—1658—1660). В период законного (конституционного) течения конфликта (1640— 1642) парламент предъявил королю ряд требований, которые тот вынужден был исполнить: король обязывался созывать парламент не реже чем через трехлетний промежуток (согласно Трехгодичному акту от 15 февраля 1641 г., полное название которого «Акт о предотвращении неудобств, происходящих вследствие долговременных промежутков между созывами парламентов»). Тем же целям стабильного и надежного проведения заседаний парламента и запрету отсрочки в заседаниях без согласия и постановления на этот счет парламента посвящен закон от 10 мая 1641 г. «Акт о предотвращении неудобств, которые могут произойти вследствие преждевременного перерыва занятий, отсрочки или роспуска настоящего парламента»; • чрезвычайные суды (Звездной палаты и Высокой комиссии) были отменены двумя законами (соответственно от 4 и 5 июля 1641 г.), также отменена и корабельная подать. В это же время восстали ирландцы, стремившиеся к уравниванию в правах с англичанами, и парламент не дал королю возможности командовать войском, отправляемым в Ирландию, чтобы король не смог обратить эти войска против самого парламента. Одновременно члены парламента из пуритан повели открытое нападение на епископальную англиканскую церковь, которой так дорожил король. Отношения настолько обострились, что привели в 1642 г. к вооруженному столкновению. В январе король покинул Лондон, а в августе объявил парламенту войну, собрав под свои знамена дворянство (кавалеров) и сторонников епископальной церкви. Войско парламента составилось из пуритан (за короткую стрижку пуритан прозвали крутоголовыми). Вначале они терпели поражения от кавалеров, но затем перевес стал склоняться в их сторону, в чем главная заслуга Кромвеля, вождя индепендентов. Новая политическая ориентация парламента воплотилась также в документе «19 предложений», с которым парламентарии обратились к королю 2 июня 1642 г.

В документе предусматривалась ответственность министров перед парламентом, в нем обсуждался также вопрос о реформе церкви, о предоставлении парламенту возможности контролировать внешнюю и внутреннюю политику, наблюдать за воспитанием королевских детей, о предоставлении парламенту права вето при назначении пэров. По сути дела речь велась о варианте установления конституционной монархии, однако сам король увидел в этих предложениях намерение лишить его реальной власти и превратить в некий символ, в живописный портрет, украшенный короной и скипетром. Это удивительное единение общин и наследственных лордов в деле ограничения произвола короны было подготовлено предшествующей политической практикой. Привилегированные слои (лорды, бароны, сквайры) принимали участие в делах управления и в центре, и на местах — в последнем случае в роли судей или членов приходского совета в церкви. Выборные члены общин или лорды были одинаково неравнодушны к королевским тратам из казенного кошелька. Вот почему в этой стране стал возможен такой режим правления, при котором «феодальные владельцы, вместо того чтобы допустить короля соединиться против них с общинами, сами соединились с этими последними против короля.

Отказ короля принять «19 предложений» привел к обострению конфликта с парламентом, перекинувшегося в общество, и, кроме того, к возникновению нового очага конфликта между радикальными пуританскими группировками и умеренным крылом в лице парламентских лидеров (пресвитериан). Законодательство периода двух гражданских войн (1642—1649). Король объявил войну парламенту в августе 1642 г. В 1643 г. Кромвель вводит «новую модель» организации армии, которая послужила прообразом современной постоянной армии. Суть новой организации состояла в опоре на опытных солдат и на способных людей, занимающих командные должности.

Период второй, более короткой и победоносной для пуритан гражданской войны приходится на 1648—1649 гг. Армия роялистов была окончательно разгромлена в мае — августе. В декабре месяце по приказу Кромвеля проведена «чистка» Долгого парламента от умеренного и соглашательского крыла пуритан. Ее провел полковник Прайд, сын извозчика, который в ответ на вопрос, по какому праву он не допускает парламентариев на заседания, отвечал фразой, ставшей крылатой: «По праву меча». Таким образом было отстранено около 150 депутатов, осталось около 100 депутатов (так называемое охвостье), которым надлежало провести суд над королем, выданным английскому парламенту шотландцами за 400 тыс. ф. ст., а затем захваченным армией. Палата общин 23 декабря приняла постановление судить короля. Палата лордов отклонила это решение. Тогда палата общин провозгласила себя верховной властью и образовала комиссию из 135 человек. Суд в составе 59 явившихся на заседание членов суда признал короля виновным в развязывании «войны против своего королевства (шотландцев) и парламента» и приговорил к смертной казни, которая была осуществлена 31 января 1649 г. Через полтора месяца после этого события парламент принял законы об упразднении королевского звания (17 марта) и палаты лордов (19 марта), включая закон «Палата общий – верховная власть английского государства». В первом говорилось, что, «как это установлено и доказано опытом, королевское звание в этой стране и в Ирландии и принадлежность его какому-либо одному лицу бесполезно, тягостно и опасно для свободы, общественной безопасности и публичного интереса народа…». Аналогичная аргументация была использована для отмены палаты лордов: «…общины Англии, заседающие в парламенте, убедившись на слишком долгом опыте, что продолжение существования палаты лордов бесполезно и опасно для английского народа, признали удобным постановить… что отныне палата лордов в парламенте не должна быть…» .

Парламент 19 мая 1649 г. объявляет, что отныне народ Англии и всех принадлежащих ей владений и территорий «будет управляться как республика и свободное государство (Commonwealth and Free State) верховной властью английской нации, представителями народа в парламенте и теми, которых они назначат и определят в качестве подчиненных им должностных лиц и чиновников, ко благу народа и без какого бы то ни было короля и палаты лордов» (Акт об объявлении Англии свободным государством). С этого момента наступает период Индепендентской республики, который продолжается до апреля 1653 г. (1649—1653). В этот период происходит дальнейшая борьба за власть и влияние, в которой все большими властными возможностями пользуются Кромвель и его сторонники. Этому во многом способствовали успехи республиканской армии в усмирительных и аннексионистских мероприятиях в Ирландии и Шотландии, а также поощрительные меры в области расширения торговли, промышленности и мореплавания. В Акте о поощрении и регулировании торговли и промышленности от 1 августа 1650 г. говорилось о поручении Постоянному совету из небольшого числа комиссаров заняться вопросами «возможно более подходящего и равномерного распределения промышленности и торговли во всех частях страны, для того чтобы ни в одной части не было избытка торговли и различных производств, в то время как другая была бы бедной и заброшенной из-за недостатка их». Улучшение и усиление торговли и промышленности имело целью наивысшую выгоду и пользу нации: «…чтобы бедные люди этой страны могли получить работу и их семьи были застрахованы от нищеты и разорения, чтобы тем самым обогащалась республика и чтобы не оставалось поводов для лености и нищеты». Высказывалась также мысль о том, что «управляемая надлежащим образом и регулярно руководимая торговля, как внутренняя, так и внешняя, чрезвычайно сильно способствует увеличению мощи.

Яков II начал свое правление (1685) изданием прокламации, предписывающей продолжение выплат платежей таможенных пошлин, которые были предоставлены его покойному брату Карлу II лишь на время его жизни. В следующем году король учредил суд комиссаров по церковным делам из семи лиц под председательством канцлера. По сути дела это было восстановлением суда Высокой комиссии, который ведал религиозными нарушениями и был упразднен. Декларация веротерпимости от 27 апреля 1688 г. сопровождалась указом Тайного совета с предписанием зачитывать текст декларации во всех церквах. Этому воспротивилась часть епископата, посчитавшая такую практику не согласующейся с законами страны. Епископы были взяты под стражу и преданы суду, но Суд королевской скамьи их оправдал. Антипротестантская политика короля могла распространиться и на фонд церковных земель, перераспределенных в среде правящего класса, и перед такой перспективой тори и виги на время объединили свои антиабсолютистские оппозиционные усилия. Была осуществлена «Славная революция», революция без пролития крови, в результате которой монарх был смещен и бежал из страны, а его место занял приглашенный на престол принц Вильгельм Оранский, которого «всемогущему Богу угодно было сделать достославным орудием освобождения этого королевства от папизма и произвольной власти». Оранский являлся известным лидером антифранцузской коалиции в Голландии. Он был женат на дочери Якова II, принцессе Марии, вместе с которой и был облечен королевскими регалиями. После такого переворота в верхах произошло закрепление нового режима правления двумя актами парламента, тесно взаимосвязанными друг с другом, — Биллем прав 1689 г. и Актом об устроении 1701 г. Билль прав от 13 февраля 1689 г. стал долговременной основой английской конституционной монархии, закрепив раз и навсегда верховенство парламента в области законодательной и финансовой политики. В нем в 13 различных статьях подтверждались также права и свободы подданных (граждан и парламентариев), которые особенно часто нарушались в последнее время и потому подлежали «восстановлению и подтверждению». Билль (первоначально он назывался Декларацией прав) начинался такими словами:

«Так как последний король Яков II при содействии различных злоумышленных советников, судей и чиновников, состоящих у него на службе, пытался ниспровергнуть и искоренить протестантскую веру и законы и вольности этого королевства… лорды и общины… собравшиеся ныне в качестве полного и свободного представительства… народа при зрелом обсуждении… для восстановления и подтверждения своих древних прав и вольностей прежде всего (как делали в подобных случаях их предки) заявляют нижеследующее…» Далее среди прочих зафиксированы такие положения: всякий закон и всякий налог исходят только от парламента; никто, кроме парламента, не может освобождать от действия закона, отменяя закон или приостанавливая его действие; запрещается требовать чрезмерные залоги, наложение чрезмерных штрафов или «жестоких и необычных наказаний»; узаконивается свобода слова, прений и всего того, что происходит в парламенте, свобода выборов членов парламента, свобода подачи петиций и др.; гарантируется регулярный созыв парламента; парламенту принадлежит право давать согласие на «набор и содержание постоянного войска в мирное время в пределах этого королевства».

В Билле содержались также некоторые условия занятия престола Вильгельмом и Марией. В частности, утверждался измененный текст «присяги подданничества и подчинения» королю и королеве и объявлялось и узаконивалось, что «подтверждаемые и требуемые» в заявлении духовных и светских лордов и общин «права и вольности в их совокупности и в отдельности, составляют достоверные, исконные и несомненные права и вольности народа этого королевства и как таковые должны быть почитаемы, признаваемы, присуждаемы, рассматриваемы и понимаемы, что все вышеприведенные статьи должны быть строго и неуклонно исполняемы и соблюдаемы так, как они изложены в означенном заявлении…». Принципиальным положением конституционного характера стал запрет для католика занимать престол, который действует и в настоящее время. Характерно, что первоначальное название Билля было иным и выглядело так: «Акт, декларирующий права и свободы подданных и устанавливающий порядок наследования Короны». Исходя из этого исторического факта в литературе Билль прав иногда называют Декларацией прав 1689 г. Парламент, обсуждавший эти вопросы, был собран в январе 1689 г. и получил чрезвычайные полномочия. Он был назван также конвентом (учредительным собранием), где прежний король был объявлен отрекшимся от престола. Мысль о том, что монарх не должен стоять над законом, высказывалась в английской политической литературе давно (Брактон, Э. Кок, Дж. Мильтон, левеллеры и др.). Согласно Дж. Мильтону, монарх подчинен закону, как и все граждане, а республиканское правление более совершенно, поскольку больше приспособлено к природе человека, чем монархическое. Философ Джон Локк (1632— 1704) оправдывал воцарение Оранского и проводил мысль, что законодательная власть есть власть, доверенная народом. Отсюда главный тезис его учения о властях (ветвях государственной власти) — равенство всех перед законом, проистекающее из договорного происхождения власти в государстве. Свобода гражданина тесно связана с его собственностью, с его имущественным и иным достоянием, которое не зависит от власти. Политическая власть существует там, где люди имеют собственность, а деспотическая власть возвышается над теми, кто не имеет собственности. Акт об устроении (Акт о будущем ограничении Короны и о лучшем обеспечении прав и свобод подданных) от 26 мая 1701 г. регулировал условия и порядок престолонаследия и в этом отношении развивал ряд положений, уже сформулированных в Билле прав 1689 г. Потребность в таком урегулировании возникла в связи с тем, что Вильгельм III Оранский и Мария II не оставили потомства и что сестра Марии датская принцесса Анна еще не имела потомства. Актом предусматривалось, что всякий обладатель короны Англии должен присоединиться к англиканской церкви. Это правило действует и поныне: наследники трона, принадлежащие к католической церкви, не могут претендовать на занятие престола. Здесь же устанавливался запрет монарху покидать страну без согласия парламента. Закон лишал короля права помилования в отношении лиц, привлеченных к ответственности в порядке импичмента. Вместе с этими принципиальными требованиями были внесены новые требования к отдельным должностным лицам — членам Тайного совета, судьям и др. Все решения, относящиеся к ведению Тайного совета по законам и обычаям королевства, отныне должны будут подписываться тем из членов Совета, который «давал совет и согласие» на данное решение. Это правило, именуемое правилом контрасигнатуры (обязательной сопроводительной подписи), было поначалу отменено (1705), но впоследствии стало незаменимым и непременным элементом процедуры оформления правительственных решений и стадией в оформлении института ответственности правительства и его отдельных министров.

Вводились некоторые уточнения в права и обязанности членов парламента и обладателей судейских должностей. Никакое лицо, получающее плату за должность или место, подчиненное королю, или пенсию от короны, не может состоять членом палаты общин (запрет на совмещение чиновной должности с депутатской). Интересно сопоставить это требование с положением из 2-й редакции Народного соглашения от 20 ноября 1648 г., где было записано, что «ни один член какого-либо будущего народного представительства не может быть назначен сборщиком, казначеем или иным должностным лицом во время состояния его народным представителем, за исключением должности члена Государственного совета». Патенты на занятие должности судьи отныне стали выдаваться на время, «пока они будут вести себя хорошо» (раньше требования были такими: «пока будет угодно» королю). Судьи могли быть смещены, если будет соответствующее представление на них обеих палат парламента. Процедура импичмента отныне не может быть приостановлена королем по его произволу и желанию. Акт об устроении заканчивается подтверждением незыблемости принципа соблюдения законов всеми королями и королевами, всеми министрами и их подчиненными. Обоснование такой практики включает следующее положение: «…принимая во внимание, что законы Англии являются прирожденным достоянием ее народа»), все короли и королевы должны управлять, сообразуясь с указанными выше законами, и все их подчиненные министры должны нести обязанности службы, соблюдая те же законы. Законы эти нужны для «защиты нашей религии, прав и вольностей народа». В последующих законах парламента регулированию прав и обязанностей должностных лиц уделялось все большее внимание.

Так, согласно Акту о должностях (1707), предусматривалось «навсегда», что в случае избрания какого-нибудь лица в члены палаты общин и затем принятия этим лицом от короны какого-либо места, соединенного с вознаграждением на то время, пока он состоит в палате, его избрание депутатом следует признавать недействительным и должен быть издан указ о производстве новых выборов, «как если бы это лицо, принявшее означенное место, умерло естественной смертью. При этом предусматривается, что названное выше лицо считается имеющим право на новое избрание, как если предоставление ему места стало недействительным…». Предусматривались также меры по лишению возможностей парламентариев нового состава увеличивать по собственному произволу число должностей для выполнения какой-либо должностной деятельности. Ограничения на совмещение депутатской миссии и государственных должностей не распространялись на офицеров флота и армии. Так завершилось оформление английской конституционной монархии, которую стали называть, с учетом верховенства властных полномочий парламента, также парламентарной монархией. Ее основными особенностями можно считать: верховенство законодательного собрания (парламента) в системе взаимоотношений трех властей (законодательной, министерской и судебной); ответственность министров за результаты своей деятельности перед парламентом; независимость судей; судебный надзор за законностью арестов и лишением свободы граждан с возмещением причиненного морального и иного вреда с пользу самого пострадавшего.

 

 

 

 

 

Задание 5

 

Решите задачу на основе текста Германского гражданского уложения(1896) 1900 г.: Гражданин решил продать свое имение. Вместе с покупателем, оговорив все детали, он составил договор. С условиями договора согласились обе стороны. Действителен ли данный договор согласно нормам германского гражданского права? Каковы правила заключения договора о передачи права собственности на недвижимое имущество?

 

Решение

 

Данный договор будет действителен, так как в основе договорного права в Германском уложении 1896 г. (1900 г.) лежал классический современный принцип договора. Согласно §145 «если кто-либо предложит другому заключение договора, то он связывается этим предложением…». Договор может быть признан не действительным, если он не соответствует «доброй совести» и «добрым нравам», что содержится наиболее полно в § 138: «Сделка, противоречащая добрым нравам (Gutte Sitten), ничтожная. В частности, ничтожна сделка, по которой какое-либо лицо, пользуясь стесненным положением, неопытностью, легкомыслием или слабоволием другого, заставляет последнего взамен каких-либо услуг со своей стороны пообещать или предоставить себе или третьему лицу имущественные выгоды, явно несоразмерные встречному удовлетворению (несоразмерные оказанным услугам)». А также § 157 Уложения, договор должен толковаться согласно «доброй воли» – «как того требует добрая совесть (Treu und Glauben), сообразуясь с обычаями гражданского оборота (Verkehrrssitte)» (§242).

Рассмотрим правила заключения договора о передаче права собственности на недвижимое имущество.

Согласно § 903 Собственник вещи может, если тому не препятствуют закон или права третьих лиц, распоряжаться вещью по своему усмотрению.

§ 925. [Соглашение о передаче права собственности]

(1) Соглашение отчуждателя и приобретателя, необходимое в соответствии с § 873 для передачи права собственности на земельный участок (соглашение о передаче права собственности), должно быть заявлено соответствующему учреждению при одновременном присутствии обеих сторон. Соглашение о передаче права собственности может удостоверить любой нотариус, не затрагивая при этом компетенцию иных органов. О согласии на передачу права может быть заявлено и при заключении мирового соглашения.

В соответствии со статьями 93, 94, 98 и 905 Германского гражданского уложения 1896 г.,земельный участок складывается из существенных составных частей, каждая из которых не может быть обособленным, самостоятельным объектом прав. Среди этих составных частей можно выделить три группы объектов: 1) собственно «земля» – почвенный слой, недра и «воздушный столб»; 2) строения и продукты земли, включая растения; 3) права, связанные с правом собственности на земельный участок, например сервитут, и наследственное право застройки. Недвижимость по целевому назначению относится Германским гражданским уложением 1896 г. к принадлежностям земельного участка. В нее включаются: промышленный инвентарь (мельницы, кузницы, пивоварни, станки, другие машины, предназначенные для производства и т.д.) и сельскохозяйственные средства производства (орудия, скот, удобрения и т.п.). Соответственно сельскохозяйственный инвентарь является принадлежностью непосредственно земельного участка, а промышленный – строения как составной части земельного участка. Германское гражданское уложение 1896 г. допускает возведение строений на чужой земле для осуществления сервитута. В этом случае оно не будет являться существенной составной частью земельного участка. Такое строение выступает в несколько ином качестве – его можно рассматривать, скорее, как принадлежность сервитута. Таким образом, реализуется особая концепция определения понятия «недвижимость», отказываясь даже от употребления самого термина.

Согласно § 873. [Соглашение и регистрация]: «(1) Для передачи права собственности на земельный участок, для обременения земельного участка правом, а также для передачи или обременения такого права необходимы соглашение правомочного лица и другой стороны об изменениях в правах и регистрация изменений в поземельной книге, если законом не предусмотрено иное.

(2) До момента регистрации стороны связаны своим соглашением лишь тогда, когда волеизъявления заверены в нотариальном порядке, или сделаны органу, в котором ведутся поземельные книги, или последнему подано соответствующее заявление, или когда правомочное лицо предоставило другой стороне разрешение на внесение записи, составленное в соответствии с предписаниями Положения о поземельной книге.»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Задание 6

 

Проанализируйте законодательство фашистской Германии и покажите, какие изменения были закреплены в основах конституционного строя. Докажите, что в результате этих изменений в Германии к середине 30-х гг. ХХ в. происходит утверждение тоталитарного строя.

 

Ответ

С приходом к власти нацистская партия меняет тактику и претендует на роль партии Порядка и созидательницы нового тысячелетнего рейха, третьего по счету в истории. В полную меру были задействованы лозунги и заповеди идеологического и мобилизационного назначения: «кровь, почва, судьба» (что означало триединство «раса, территория, жизненное пространство»), «одна партия — один рейх — один фюрер», «движение массы — партия — фюрер» и др.

28 февраля 1933 г. издаются два декрета правительства, открывшие путь массовым репрессиям, — декрет «Об измене германскому народу» (с наказанием смертью за «измену германскому народу» и каторжными работами за «происки врагов народа») и декрет «О защите парода и государства». Последний сильно ограничил, фактически упразднил гражданские свободы: «ограничение свободы личности, свободы выражения мнений, включая свободу печати, права союзов и собраний, нарушение тайны почтово-телеграфной корреспонденции и телефонных разговоров, производство обысков и конфискаций, а также ограничение права собственности допускаются независимо от пределов, обычно устанавливаемых законом». В марте того же года правительство Германии отказывается выполнять условия Версальского договора.

Специальным законом владелец земельного надела обязывается передавать его по наследству одному из сыновей с тем, чтобы остальные шли служить в войсках восстановленного рейхсвера. Следующей серией законов фактически учреждается однопартийная диктатура. В июле 1933 г. был издан декрет «Против образования новых партий», который совместно с другими установлениями на деле привел к роспуску шести основных партий с конфискацией имущества некоторых из них. В мае проведена ликвидация независимых профсоюзов, их место занял Германский трудовой фронт — с той же кассой и теми же взносами и добавочными поборами в пользу партийной кассы нацистов. Новая формулировка целей и задач профсоюза включала в себя задачу «воспитания парода в немецком духе». 1 декабря 1933 г. появляется закон «Об обеспечении единства партии и государства», в котором нацистская партия объявлена «носительницей германской государственной мысли, неразрывно связанной с государством» (§ 1). Однако партия не ограничивалась провозглашением политических целей и претензий, а всеми способами стремилась к их реализации. В марте 1933 г. под грубым нажимом был принят закон «О ликвидации бедственного положения народа и государства» (он действовал до 1937 г.), в котором предусматривалось право правительства проводить законы без санкции парламента, причем эти законы могли расходиться даже с Конституцией. В заседаниях правительства Гитлер отменил процедуру голосования по обсуждаемым вопросам в пользу своего единоличного решения. Одной из насущных задач в деле упрочения нового режима стало очищение госаппарата от либерального чиновничества. В законе «О восстановлении профессионального чиновничества» (7 апреля 1933 г.) содержалось требование уволить всех лиц, принятых на службу после 9 ноября 1918 г. и не удовлетворяющих требуемым законом условиям («арийское происхождение», «благонадежность» и др.). Закон требовал от чиновников согласия с политикой партии нацистов и (или) вступления в ее ряды. В «Основных положениях германского закона о чиновниках» от 21 января 1937 г. было записано, что «внутренняя связь чиновника с партией» является предпосылкой для назначения на должность, поскольку чиновник должен быть «исполнителем воли партии». Так управленческая деятельность многотысячной армии государственных чиновников оказалась не просто централизованной, но сильно политизированной и политически подконтрольной, поскольку все важнейшие назначения чиновников осуществлялись самим фюрером и в любое время те же самые чиновники могли быть отстранены от этих должностей по политическим мотивам.

Декретами начала 1934 г. о переустройстве империи и о ликвидации рейхсрата республика из федеративной превращается в унитарную, с губернаторами (гаулейтерами), назначаемыми из центра. Почти одновременно с ликвидацией автономии земель была ограничена деятельность институтов местного самоуправления (в том числе и в трех вольных городах империи) при формальном сохранении прежней территориально-общинной системы. Местные органы по всем видам управленческой деятельности подлежали контролю центральной администрации. После смерти престарелого Гинденбурга 2 августа 1934 г. Гитлер становится совместителем трех должностей — фюрера партии, главы исполнительной власти и главы государства. В это время многие партийные функционеры уже практиковали подобный опыт в других вариациях: Гиммлер сочетал функции главы партии с руководством всеми видами полиции, Геринг был одновременно заместителем фюрера, премьер-министром Пруссии, уполномоченным по выполнению 4-летнего экономического плана империи, главнокомандующим военно-воздушными силами, министром воздушного флота, гаулейтером и штатгальтером земли (глава администрации земли). Именно в Пруссии в 1933 г. была создана тайная государственная полиция (Geheimestaatspolizei — гестапо), которая затем была объединена с уголовной и преобразована в учреждение, названное полицией безопасности. Последняя вместе с полицией порядка, которая состояла из охранной полиции (СС), жандармерии и специальной службы порядка (СД), находилась под началом рейхсфюрера Гиммлера. Было еще и министерство внутренних дел. Следующими направлениями преобразования власти и политики стали чистка госаппарата от неугодных чиновников (евреев, членов других партий, республиканцев) и сращивание партаппарата с госаппаратом. В партии к началу 1933 г. было полтора миллиона членов партии и полмиллиона партийных функционеров. Так возник политический режим, главной особенностью которого стало аппаратное управление с господством и контролем (тотальным контролем) над всеми формами общественной и личной жизни. Оно включило в себя аппарат террора (штурмовые отряды, гестапо и др.), аппарат организованною массового воздействия на население (НСДАП, Германский трудовой фронт, Национал-социалистический женский союз, Организация гитлеровской молодежи), аппарат массированной пропаганды (воздействие на общественное мнение через прессу и радио). Разведывательный орган нацистской партии «служба безопасности» (СД) в 1938 г. был превращен в главный орган разведки «партии и государства», а в следующем году вместе с тайной государственной полицией (гестапо) образовал Главное управление имперской безопасности. Полиции и военным органам был передан ряд судебных полномочий.

В период надвигающейся военной катастрофы фюрер в январе 1943 г. выступает с призывом к «тотальной войне», а затем издает еще один приказ о практическом осуществлении тактики выжженной земли в самой Германии, без всякого учета интересов населения. Агрессивные замыслы нацистов потребовали экстренных преобразований в экономике. Закон от 27 февраля 1934 г. «О подготовке органического переустройства германской экономики» предоставил министерству экономики ряд важных полномочий: признавать отдельные экономические объединения единственными представителями данной отрасли хозяйства; учреждать, сливать и распускать экономические объединения; изменять и дополнять уставы и учредительные договоры, вводить принцип вождизма (фюрерства) в управлении предприятиями; назначать и сменять командиров экономических объединений; включать предпринимателей и предприятия в состав экономических объединений. В середине этого же года принимается закон «Об учреждении принудительного картелирования», где министерству экономики предоставлялись полномочия не считаться с договорными обязательствами и принудительно закрывать предприятия, не разрешать их открытие и расширение, а также право «применять меры полицейского принуждения и издавать постановления, восполняющие закон» (Закон от 15 июля 1934 г.). Практически был взят курс на укрупнение предприятий, и в первый же год действия закона число хозяйствующих субъектов сократилось втрое. Было специально постановлено распускать акционерные общества с капиталом меньше 100 тыс. марок и не допускать создания новых с капиталом менее 500 тыс. марок. В 1936 г. был создан Комитет но проведению 4-летнего плана, который был нацелен на фактическую подготовку к войне. Это обеспечивало тотальный контроль государства и отчасти партии над экономикой (во главе Комитета был поставлен Геринг). Основными методами обеспечения контроля стало полицейское насилие, которое применялось либо в соответствии с новыми законами, либо в противоречии с ними, когда это насилие применялось под предлогом «восполнения закона».

Законом «О защите немецкой крови» (15 сентября 1936 г.) было объявлено, что браки между евреем и германским подданным немецкой или родственной ей крови запрещены.

В приказе министра вооруженных сил 01 22 октября 1938 г. было зафиксировано, что рейхсфюрер СС и начальник германской полиции могут принять в целях поддержания «порядка и безопасности» меры, которые могут выходить за законные пределы административных мер. Весьма характерной чертой политического режима стала подмена требования законности действий требованием их целесообразности, В уставе штурмовых отрядов (СА), выполнявших полицейские и военные действия и руководимых самим Гитлером, было записано: «Правым делом является все то. что способствует национал-социалистическому движению, злом является все то, что вредит ему».

Наследственное право по Закону от 31 августа 1938 г. содержало понятие «здоровое национальное чувство». Волеизъявление наследодателя считалось недействительным, если нарушались интересы семьи и национального единства, понимаемые в духе «здорового национального чувства».

Таким образом, все происходящие изменения в законодательстве фашисткой Германии было направлено на формирование тоталитарного строя путем введения тоталитарного контроля в политической, экономической и гражданско-правовой сфере, путем формирования механизма тотального контроля всего германского общества с формированием общей идеологии.

Список литературы

 

  1. Всеобщая история права и государства / Под ред. Батыра К.И. М., 2006.
  2. Графский В.Г. Всеобщая история права и государства. -М.: НОРМА, 2008.
  3. Ильинский Н.И. История государства и права зарубежных стран.–М, 2000.
  4. Корнев С.А.История государства и права зарубежных стран в 2-х частях. Конспект лекций.–М.: Издательство Михайлова В.А., 1999.
  5. Крашенникова Н.А., О.А.Жидкова История государства и права зарубежных стран. Часть 2. – М.: НОРМА, 2002.
  6. Савельев В.А. Германское гражданское уложение. М., 2000.
  7. Саломатин А.Ю. История государства и права зарубежных стран. М., 2009.

  8. Ротштейн Ф.А. Из истории Прусско-Германской империи. М., 1974.
  9. Хрестоматия по всеобщей истории государства и права / Под ред. проф. З.М. Черниловского. М., 2003.
  10. Черниловский З.М. Всеобщая история государства и права. -М.: Юристъ, 2005.


     

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 1.03MB/0.00159 sec

WordPress: 21.69MB | MySQL:118 | 1,786sec