Экономические предпосылки первой мировой войны

<

102613 2210 1 Экономические предпосылки первой мировой войны Первая мировая война явилась событием, оказавшим огромное влияние на экономическое и социальное развитие мира в XX в. Важнейшими предпосылками войны стали экономические противоречия между ведущими державами. В первую очередь это относится к англо-германским противоречиям. К концу XIX в., в результате опережающего развития, Германия превратилась из импортера в экспортера готовой промышленной продукции, причем высокое качество производимых в Германии товаров вело к захвату рынков в европейских странах и в других регионах мира, традиционно являвшихся зоной доминирования британского капитала. Более того, продукция германских фирм стала проникать на внутренний рынок самой Великобритании. Однако экспансии германского капитала мешала колониальная монополия «старых» держав, в первую очередь — Англии и Франции. Захват Германией некоторых территорий в Африке, Каролинских и Марианских островов, района Циндабо в Китае не решал проблемы создания собственной колониальной империи, но, в то же время, привел к обострению военно-политической ситуации в мире. Напряженность еще более возросла в результате реализации так называемого «Багдадского проекта» — строительства железной дороги Берлин — Багдад. Быстро росло влияние Германии на Балканах и в Оттоманской империи. Проекты продления железной дороги до Индийского океана рассматривались Англией как угроза ее владычеству в Индии, Между Англией и Германией развернулась гонка вооружений, особенно в военно-морской сфере; за период 1908-1914 гг. Англия увеличила число имеющихся у нее дредноутов с 12 до 31, а Германия, соответственно, — с 9 до 22.

В начале XX в. из сложного комплекса международных империалистических противоречий на первое место выдвинулись и приняли наиболее непримиримый характер противоречия между Англией и Германией. Уже в 90-х годах XIX в. Англия стала наталкиваться на конкуренцию германских товаров на мировых рынках.

Интересы Англии и Германии сталкивались во многих районах мира, на суше и на морях. Особую остроту англо-германские противоречия приобрели в Африке, в Восточной Азии и на Ближнем Востоке. Это были главные направления экспансии германского империализма. Первая острая вспышка империалистического соперничества между Англией и Германией произошла из-за Трансвааля. В этой богатой золотом и алмазами южноафриканской бурской республике столкнулись две соперничавшие группы империалистических хищников. Одна возглавлялась английской «привилегированной» компанией в Южной Африке — кликой Сесиля Родса, другая — Немецким банком и некоторыми связанными с ним магнатами тяжелой индустрии и финансового капитала

С конца ХIХ в. начинается бурное проникновение германского империализма на Ближний Восток. Олицетворением усиливающейся экспансии на Ближний и Средний Восток стала Багдадская железная дорога. Концессия на ее постройку была получена в 1898 г. во время поездки Вильгельма II в Турцию. Багдадская дорога открывала Германии прямой путь через Австро-Венгрию, Балканский полуостров и Малую Азию к Персидскому заливу. С постройкой этой дороги германские империалисты приобретали важные позиции на Ближнем и Среднем Востоке и вблизи Суэцкого канала и создавали угрозу морским и сухопутным коммуникациям Англии с Индией, составлявшей основу британской колониальной империи. До начала войны Германия вложила в эту дорогу 1 млрд. марок. Проблема Багдадской железной дороги занимала главное место в англо-германских противоречиях на Ближнем Востоке. Она затрагивала также интересы России и Франции, значительно осложняя всю международную обстановку того времени.

Британские колонии, разбросанные по всему свету, значительно превосходили по своим размерам и значению германскую колониальную империю, которая начала создаваться лишь в 80-х годах XIX в. В эти годы Германия захватила в Африке Того, Камерун, Восточную Африку, а в 90-х годах, в результате напряженной борьбы с другими державами, ей удалось установить свой протекторат над островами Самоа, Каролинскими и Марианскими на Тихом океане.

<

На рубеже XX в. германский империализм не мог уже удовлетвориться скромными размерами своей колониальной империи.

Важную роль в подготовке и развязывании войны сыграли франко-германские и русско-германские противоречия. После победы над Францией в войне 1870-1871 гг. германские капиталисты стремились навечно закрепить за собой отторгнутые от Франции Эльзас и Лотарингию. На занятой территории открыто устанавливался режим военной диктатуры. Это вызывало все усиливающийся протест со стороны коренного населения. В дальнейшем, хотя официально режим военной диктатуры был отменен и Эльзас-Лотарингии была предоставлена конституция, все же политика дискриминации продолжалась.

Обострились и франко-германские противоречия. После франко-прусской войны Эльзас и Лотарингия были захвачены Германией, но при этом на территории Франции остались крупные месторождения железной руды, а в Рурской области Германии — каменного угля. Промышленники обеих стран взаимно рассчитывали на захват» в результате успешной войны, территорий с запасами важнейших полезных ископаемых, необходимых для развития тяжелой промышленности.

Германия и Австро-Венгрия претендовали, кроме того, на прибалтийские, польские и украинские территории России. «Багдадский проект», в связи с планами Сооружения под германским контролем железной дороги Багдад — Тегеран, угрожал стратегическим позициям России в Персии и на Среднем Востоке. Австро-Венгрия, после захвата Боснии и Герцеговины, стремилась к расширению своих владений за счет Сербии и других балканских государств и ослаблению традиционного влияния России в этом регионе. Задачи захвата территорий на Балканах и в других регионах мира ставились также и Италией. Финансовая олигархия ведущих стран рассматривала гонку вооружений и войну как наиболее быстрый способ укрепления своих экономических позиций, вытеснения конкурентов, роста доходов и передела глобальных хозяйственных ресурсов в свою пользу.

Подготовка к войне требовала изготовления огромного количества предметов вооружения, чтобы снабдить ими массовые армии эпохи империализма. Это стало возможным благодаря высокому уровню экономического развития ряда стран на рубеже XIX — XX вв., росту промышленного производства и развитию техники. Уже к началу XX в. резко возросли выпуск стали и цветных металлов, добыча каменного угля и нефти, производство различного рода машин. Большие достижения имелись в технологии производства чугуна и стали, в химической промышленности. В электротехнике были изобретены динамомашины и электродвигатели, в технике средств связи — телефон и беспроволочный телеграф (радио). Был создан двигатель внутреннего сгорания, а благодаря этому появились автомобиль и аэроплан. Значительно развилась сеть железных дорог.

Достижения науки и техники позволили создать новые, более эффективные образцы вооружения. Усиленное строительство железных дорог, развитие средств связи явились условиями, обеспечивающими использование массовых армий; железные дороги позволяли в короткий срок сосредоточивать к полям сражений большие количества войск, а новейшие средства связи — телеграф, телефон, радио — позволяли централизованно управлять массовыми армиями, разбросанными на больших расстояниях.

Было ясно, что в случае войны между отдельными странами или коалициями преимущество имела бы сторона с более высоким уровнем развития промышленности, более развитой техникой производства и с достаточными запасами сырья, необходимого для производства оружия и военных материалов. В связи с этим развитию различных отраслей промышленности уделялось большое внимание.

В производстве вооружения существенная роль принадлежала машиностроительной промышленности. В этой области преимущество было на стороне Германии. Стоимость продукции машиностроительной промышленности Германии и Австро-Венгрии, вместе взятых, в полтора раза превышала стоимость продукции машиностроительных заводов Великобритании, Франции и России. Удельный вес Германии в машиностроительной промышленности в 1913 г. по отношению к мировому итогу составлял 21,3%, а удельный вес Великобритании, Франции и России — только 17,7% (на долю США приходилось 51,8%, а на долю остальных капиталистических стран — 9,2%).

 

2. Особенности и последствия милитаризации экономики в годы первой мировой войны

Функционирование экономических систем ведущих стран в годы первой мировой войны характеризовалось рядом особенностей, оказавших затем существенное влияние и на послевоенное развитие. Прежде всего это относится к самому процессу милитаризации хозяйственного развития и возникновения феномена военной экономики. Ранее подготовка материальных условий для ведения военных действий (военной техники, боеприпасов, обмундирования, продовольствия) осуществлялась, главным образом, в предвоенный период, а в ходе войны эти накопленные ресурсы расходовались.

Перед первой мировой войной подготовка данных ресурсов также осуществлялась, но интенсивность и продолжительность боевых действий оказались таковы, что потребовали значительно более масштабной перестройки основных отраслей народного хозяйства их перевода на «военный режим» уже в ходе самой войны. Такого рода перестройка не могла быть быстро осуществлена посредством только рыночных механизмов — изменений спроса, предложения, цен; потребовалось значительное расширение экономических функций государства, государственного вмешательства в хозяйственные процессы с целью концентрации ресурсов и структурной перестройки экономики в соответствии с задачами военного времени.

Проходила концентрация производства и капитала, росла степень монополизации при одновременном сращивании процессов монополизации с механизмами государственного регулирования военной экономики. Формы возникающего государственно-монополистического капитализма оказались многообразны. В Великобритании в 1916 г. од патронажем правительства была создана Федерация британской промышленности, в рамках которой крупнейшие монополии (Ройял-датч Шелл; банки «Большой пятерки») получили возможность контролировать деятельность почти 20 тысяч других фирм. Во Франции правительство резко увеличило объемы военно-промышленных заказов, стремясь возместить потери в масштабах производства, обусловленные оккупацией наиболее развитых в промышленном отношении департаментов. В России возникла, система военно-промышленных комитетов, объединявших представителей правительственной власти и крупнейших промышленников.

В Германии и без того значительные функции государства были существенно расширены посредством политики принудительного картелирования и синдицирования. Были созданы новые синдикаты в угольной, алюминиевой и цементной отраслях; этот процесс происходил также в табачной и обувной промышленностях. Резко усилились функции государства по управлению трудовыми ресурсами: в соответствии с «программой Гинденбурга» и законами о «патриотической подсобной работе» вводилась всеобщая трудовая повинность, разрешалось принудительное перемещение рабочей силы, запрещались забастовки; предпринимателям фактически предоставлялись диктаторские полномочия в отношении работников.

В США, армия которых включилась в активные боевые действия лишь летом 1918 г., увеличение объемов военных заказов привело к быстрому обогащению военных монополий и росту степени монополизации. В 1916 г. «Юнайтед Стейтс Стил корп.» получила чистой прибыли в 12 раз больше, чем в 1914 г. Крупнейшие предприятия с годовым выпуском 1 млн дол. и выше в 1914 г, производили 48% промышленной продукции; к 1919 г. эта доля выросла до 68%, а удельный вес занятых на этих предприятиях увеличился соответственно с 35 до 57%.

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 0.91MB/0.00811 sec

WordPress: 22.01MB | MySQL:123 | 1,729sec