Содержание концепций отечественной истории Н.М. Карамзина, В.С. Соловьева, В.О. Ключевского

<

102213 1745 1 Содержание концепций отечественной истории Н.М. Карамзина, В.С. Соловьева, В.О. Ключевского

Изложите содержание концепций отечественной истории Н.М. Карамзина, В.С. Соловьева, В.О. Ключевского. Какие из данных концепций представляются вам наиболее целесообразными? Необходимо отметить, что концепции истории России рассматривались многими русскими учеными, но в настоящей работе будут рассмотрены концепции отечественной истории, предложенные Карамзиным И.М., Соловьевым С.М., Ключевским В.О.

Исторические взгляды Карамзина вытекали из рационалистического представления о ходе общественного развития: история человечества есть история всемирного прогресса, основу которого составляет борьба разума с заблуждением, просвещения — с невежеством. Решающую роль в истории, по Карамзину, играют великие люди. Все усилия Карамзин употреблял на раскрытие идейных и моральных мотивировок действий исторических личностей. Психологический анализ является для него основным приёмом объяснения исторических событий.

Карамзин был сторонником норманской теории происхождения Русского государства. Периодизация русской истории Карамзина очень близка к периодизации В. Н. Татищева и М. М. Щербатова. Все они отождествляют историю страны с историей государства, а историю государства — с историей самодержавия. Однако Карамзин внёс много нового как в понимание общего хода русской истории, так и в оценки отдельных исторических событий. В отличие от Татищева и Щербатова, видевших в удельной системе только движение назад и результат неразумной политики великих князей, деливших государство между сыновьями, Карамзин считал, что удельная система была феодальной и «сообразна с обстоятельствами и духом времени» и что она была свойственна всем странам Западной Европы. Образование единого государства при Иване III он рассматривал как процесс, аналогичный (и единовременный) процессу образования крупных централизованных государств в Западной Европе. Карамзин не удовлетворялся чисто рационалистическим объяснением исторических событий и в ряде случаев использовал так называемый прагматический взгляд на историю и историко-сравнительный метод, что ставило его на уровень передовой исторической науки того времени. Он впервые использовал большое число исторических документов, в том числе Троицкую, Лаврентьевскую, Ипатьевскую летописи, Двинские грамоты, Судебники, свидетельства иностранцев и прочие. Извлечения из документов Карамзин поместил в пространных примечаниях к своей «Истории», которые долгое время играли роль своеобразного архива. Однако в тексте «Истории» Карамзин нередко отходил от источника или отдавал предпочтение менее достоверному источнику в угоду своим политическим целям и монархической исторической концепции или из желания «оживить» и «расцветить» события.

«История…» Карамзина содействовала повышению интереса к отечественной истории в различных слоях русского общества. Она знаменовала новый этап в развитии дворянского направления в русской исторической науке. Историческая концепция Карамзина стала официальной концепцией, поддерживаемой государственной властью. Своим духовным отцом считали Карамзина славянофилы. Отрицательно отнеслись к «Истории» Карамзина представители прогрессивного лагеря (декабристы, В. Г. Белинский, Н. Г. Чернышевский). Критическое отношение встретила «История» Карамзина со стороны представителей складывавшейся русской буржуазной историографии (М. Т. Каченовский, Н. А. Полевой, С. М. Соловьев). Сам Карамзин в своей «Истории…» писал: «История в некотором смысле есть священная книга народов: главная, необходимая; зерцало их бытия и деятельности; скрижаль откровений и правил; завет предков к потомству; дополнение, изъяснение настоящего и пример будущего».

«История России…» — вершина научного творчества Соловьева, от начала и до конца плод самостоятельной научной работы автора, впервые поднявшего и изучившего новый обширный документальный материал. Главная идея этого сочинения — представление об истории России как едином, закономерно развивающемся прогрессивном процессе продвижения от родового строя к «правовому государству» и «европейской цивилизации». Центральное место в процессе исторического развития России Соловьев отводил возникновению политических структур, на основе которых, по его мнению, складывалось государство.

В последние годы жизни политические и исторические взгляды Соловьева претерпели определенную эволюцию — от умеренно либеральных к более консервативным. Ученый многое не одобрял ни в методах осуществления буржуазных реформ, ни в пореформенной действительности 1860-1870-х годов, которая далеко не во всем оправдала его ожидания. Эта эволюция нашла свое отражение в последних монографиях ученого История падения Польши (1863), Прогресс и религия (1868), Восточный вопрос 50 лет назад (1876), Император Александр Первый: Политика — Дипломатия (1877), в публичных лекциях о Петре Великом (1872). В этих трудах Соловьев осудил польское восстание 1863, оправдал внешнеполитическую линию России, и ее венценосцев, все более отчетливо стал выступать за просвещенную (не конституционную) монархию и имперское величие.

Русская история, по мнению Соловьева, открывается тем явлением, что несколько племен, не видя возможности выхода из родового, особенного быта, призывают князя из чужого рода, призывают единую общую власть, которая соединяет роды в одно целое, дает им наряд, сосредоточивает силы северных племен, пользуется этими силами для сосредоточения остальных племен нынешней средней и южной России. Здесь главный вопрос для историка состоит в том, как определились отношения между призванным правительственным началом и призвавшими племенами, равно и теми, которые были подчинены впоследствии; как изменился быт этих племен вследствие влияния правительственного начала — непосредственно и посредством другого начала — дружины, и как, в свою очередь, быт племен действовал на определение отношений между правительственным началом и остальным народонаселением при установлении внутреннего порядка или наряда.

В основе методологии и исторической концепции Ключевского лежали позитивистские взгляды. Исследователь попытался доказать, что развитие общества зависит от сочетания целого ряда внешних и внутренних факторов — географических, этнографических, политических, экономических и социальных. Помимо преподавательской и исследовательской работы, Ключевский в 1887-1889 был деканом историко-филологического факультета и проректором. В 1894 ему, председателю Общества истории и древностей российских, пришлось произнести речь «Памяти в бозе почившего государя императора Александра III», в которой либерально мыслящий историк восхвалял покойного государя, за что был освистан студентами, не одобрившими конформистское поведение любимого профессора. Ключевский был убежден, что «человеческая личность, людское общество и природа страны… основные исторические силы». Жизнь человечества «в ее развитии и результатах» — суть исторического процесса. Познать этот процесс, — считал Ключевский, — возможно через историческую личность народа и человеческую личность. Смысл истории — в народном самосознании. Глубокое знание исторических источников и фольклора, владение мастерством исторического портрета, афористичный стиль сделали Ключевского одним из наиболее читаемых и чтимых историков конца XIX — начала XX в.

Задание 2. Перечислите основные закономерности и тенденции развития человечества в эпоху Древности. Охарактеризуйте наиболее важные из них, обоснуйте свой выбор.

Около 3 млн. лет тому назад человек отделился от животного мира. Ко времени 35 – 10 тысяч лет тому назад относится формирование современного человека. И только 5 – 1 тысяча лет тому назад в разных частях земного шара складываются классы и государства.

Дре́вний мир — период в истории человечества, выделяемый между доисторическим периодом и началом средних веков в Европе. В других регионах временные границы древности могут отличаться от европейских. Например, концом древнего периода в Китае иногда считают появление империи Цинь, в Индии — империи Чола, а в Америке — начало европейской колонизации

Продолжительность письменного периода истории составляет примерно 5—5,5 тыс. лет, начиная от появления клинописи у шумеров. Термин «классическая древность» (или античность) обычно относится к греческой и римской истории, которая начинается от первой Олимпиады (776 г. до н. э.). Эта дата почти совпадает с традиционной датой основания Рима (753 г. до н. э.). Датой окончания европейской древней истории обычно считают год падения Западной Римской империи (476  г. н. э.), а иногда — дату смерти императора Юстиниана I (565 г.), появления ислама (622 г.) или начало правления императора Карла Великого

Род «Человек» (Homo) выделился из царства животных свыше двух миллионов лет назад; с конца древнекаменного века — сорок тысяч лет—существует вид «Человек разумный» (Homo sapiens sapiens). От предков, принадлежавших к более древним человеческим видам. Человек разумный унаследовал умение трудиться и производить для этого простейшие орудия. Но от конца древнекаменного века он еще очень долго — тридцать тысяч лет своей истории — все еще, так же как и эти его предки, только извлекал для себя дары природы с помощью произведенных им орудий, но не воспроизводил ее плоды снова. Его способы добывания пищи — собирательство дикорастущих растений, охота и рыболовство,—конечно, были трудом; мало того, для поддержания своего существования человеку и тогда уже нужно было не только производство, но и воспроизводство орудий труда; но сами добываемые им продукты природы он воспроизводить не умел. Поэтому жизнь человеческих коллективов (общин, обычно объединявшихся по родству) в огромной степени зависела от внешних природных, даже климатических условий, от обилия или скудости добычи, от случайной удачи; удача же сменялась периодами голода, смертность была очень высока, особенно среди детей и пожилых. На огромных пространствах земного шара людей было очень мало, и число их почти не увеличивалось, временами, пожалуй, даже падало.

Положение изменилось, когда 10—12 тыс. лет назад в экологически благоприятных регионах некоторые из человеческих общин научились сеять хлеб, обеспечивавший их пищей круглый год, и разводить скот, что позволяло им регулярно питаться мясом, а также молоком и сыром (творогом); скот обеспечивал их шкурами и кожей лучше, чем охотничья добыча, и, кроме того, давал еще и шерсть, которую люди научились прясть и ткать. Вскоре после этого люди смогли сменить пещерное жилье, шалаши из веток и землянки на постоянные дома из глины или обмазанного глиной камня, а затем и из сырцового кирпича. Жизнь общин стала более обеспеченной, смертность несколько снизилась, рост населения от поколения к поколению понемногу становился заметным, никогда, впрочем, не превосходя дробных долей процента. Однако же первые земледельцы-скотоводы начали расселяться все шире по поверхности Земли.

Впервые люди достигли этих успехов в северной теплой зоне Восточного полушария. Это была эпоха, когда на севере Европы и Азии ещё не полностью исчезло Великое оледенение. Значительная часть Европы и Азии была занята тайгой, отделенной от ледяной зоны полосой тундры. Полуострова Италии, Греции, Малой Азии, Южный Китай и Индокитай покрывали лиственные обширные леса, пространства Северной Африки, Аравии и других районов Ближнего Востока, вплоть до Северного Китая, там, где сейчас сухая степь или выжженная пустыня, были заняты лесостепью. Южнее, в Африке, росли густые тропические леса.

Наиболее благоприятными для жизни человечества были лесостепи, но и здесь не везде условия были достаточно подходящими для перехода к земледелию и скотоводству. Требовалось, чтобы в той местности росли дикие злаки, годные в пищу и для искусственного посева (И.Н. Вавилов, 1926), и жили дикие животные, пригодные для одомашнивания. Первым злаком, который люди стали сначала сжинать в диком виде (с помощью деревянных или костяных серпов со вставленными кремневыми зубьями), а затем и соять, был ячмень, росший па нагорьях Малой Азии, Палестины, Ирана и Южной Туркмении, а также в Северной Африке. Позже были одомашнены и другие злаки. Где это произошло раньше всего, сказать трудно; во всяком случае, в Палестине, Малой Азии и на западных склонах Иранского нагорья хлеб сеяли уже между Х и VIII тысячелетиями до н.э., а в Египте, на Дунае и Балканах и в Южной Туркмении его стали сеять не позже VI тысячелетня до н.э. Примерно в ту же эпоху и в тех же местах приручили козу, овцу, осла (собаку приручили гораздо раньше ещё охотники древнекаменного века); позже был одомашнен крупный рогатый скот и кое-где—свиньи. С VIII—VI тысячелетий до н.э., когда люди научились делать более совершенные шлифованные каменные орудия, плетеные корзины, ткани, а затем и обожженную на огне глиняную посуду, что позволило лучше готовить и хранить пищу, жизненный уровень людей еще несколько повысился.

Климат в теплой зоне Северного полушария с исчезновением северных ледников становился все суше; предгорное земледелие все более основывалось не на дождевом орошении, а на запруживании ручьев и отведении канав на поля. Люди же северной и южной лесных зон, по-прежнему немногочисленные, ещё долго не могли перенять достижений людей лесостепи и степных нагорий: тогдашними орудиями сводить леса, чтобы обрабатывать землю, было невозможно.

Археологи прослеживают значительный технический прогресс от позднего этапа древнекаменного века (палеолита), когда стал господствовать Homo sapiens sapiens, через промежуточный период мезолита, на который в теплой зоне падает, между прочим, изобретение земледелия и скотоводства, до новокаменного века (неолита) — времени шлифованных каменных орудий и изобретения тканей и глиняной посуды. Но даже наиболее развитые неолитические общины Северной Африки, Ближнего и Среднего Востока пе могли достичь уровня цивилизации. Целью их производства и воспроизводства было по-прежнему простое поддержание существования общины и ее членов, запасы же удавалось накапливать лишь на самые крайние случаи, для спасения от неожиданных природных бедствий и т.п. Обработка земли роговыми и каменными мотыгами даже на самых мягких почвах была тяжелейшим трудом, дававшим хотя и надежное, по очень скудное пропитание. Прирученные дикие козы и овцы давали еще очень мало шерсти, мало молока; молочные продукты и мясо надо было быстро потреблять, потому что долго хранить их пе умели. Лишь в Малой Азии, Сирии и Палестине уже в VIII—VI тысячелетиях до н.э. возникали развитые и богатые поселки, иногда даже окруженные стеной (значит, было что похищать и что защищать!), однако это были исключения, и эти древнейшие культуры (Иерихон в Палестине, Чатал-хююк в Малой Азии и др.) в цивилизации не развились.

С ростом земледельческого населения в предгорьях часть его стала уходить все далее в глубь степей. По мере того как подобные родоплеменные группы удалялись от районов более или менее обеспеченного дождевого или ручьевого орошения, в их хозяйстве все большее значение приобретал выпас скота, а посев ячменя и полбы, как экономически менее падежный, играл все более подсобную роль. Однако, не одомашнив ещё ни коня, ни верблюда, скотоводы не могли совершать далеких сезонных перекочевок, необходимых для восстановления травяного покрова па пастбищах, и вообще они не могли еще слишком далеко отходить от воды. Да и земледелие они обычно не совсем забрасывали. Когда же в результате хищнического скармливания овцам скудных южных степных пастбищ пли после какого-либо периода катастрофических засух выпас скота в данном районе становился невозможным, скотоводы массами переселялись на другие места. Так в течение VIII—VI тысячелетий до н.э. совершалось расселение афразийских племен (потомков мезолитического населения Передней Азии, как полагают А.Ю. Милитарев и В.А. Шнирельман) по Северной Африке» а также по степным районам Ближнего Востока (Аравии, Сирии, Месопотамии, где сохранились — или куда переселились — племена семитской языковой семьи афразийской языковой надсемьи). А начиная с V—III тысячелетий до н.э. из своей прародины расселялись в разные стороны племена, говорившие на диалектах индоевропейского языкового семейства. Эту прародину еще недавно помещали на территории между Эльбой и Вислой, теперь ее склонны локализовать ближе к Черному морю — в Подунавье и на Балканах, в евразийских степях или в Малой Азии и в некоторых прилегающих областях Ближнего Востока. Уже ко II тысячелетию до н.э. эти племена, передавая язык местному населению и вовлекая его в дальнейшую миграцию, распространились от Атлантического до Индийского океана.

Такие переселения были, конечно, не случайны. С одной стороны, они были связаны с вековыми колебаниями климата: так, в VI и II тысячелетиях до н.э. господствовали условия засух, и это могло стимулировать уход племен в поисках более благоприятных условий для жизни. С другой стороны, в V— IV тысячелетиях климатические условия были благоприятны, у племен, живших скотоводством и земледелием, смертность падала, и возникал относительный избыток населения, начинавшего растекаться в разные стороны, но в основном в пределах климатической зоны, благоприятствовавшей типу хозяйства данных племен. Население Земли тогда было очень редким, и передвижение племен приводило, по данным исторической лингвистики, не столько к уничтожению или вытеснению коренных жителей, сколько к ассимиляции пришлого населения с коронным, так что в этническом (по не в языковом) отношении волна дальнейшего передвижения могла совершенно отличаться от первоначальной. Люди, принесшие в VI—V тысячелетиях до н.э. афразийские (семито-хамитские) языки в глубь Африки, и люди, с которыми во II—I тысячелетиях до н.э. индоевропейские языки пришли к берегам Бенгальского залива (совр. Бангладеш), нисколько не походили по внешнему облику и мало походили по культуре на тех, которые дали первый толчок распространению земледельческо-скотоводческих племен.

Хотя эти относительно подвижные скотоводческо-земледельческие племена еще не были истинными кочевниками, мы вправе все же говорить об отделении земледельцев, сидевших на орошенных землях, от скотоводов-полуземледольцев степей как о первом великом разделении труда. Между земледельцами и скотоводами уже тогда установился обмен; впрочем, он был необходим и раньше — ведь уже в позднекаменном веке ни одна группа людей не могла обеспечить себя всем необходимым ей без обмена, предметом которого был, например, камень, годный для изготовления орудий (кремний, обсидиан). Такой камень да земле относительно редок. С открытием первых металлов (золота, меди, серебра) начался также и обмен металлов на различные ручные изделия, например ткани, причем обмен шел из рук в руки на значительные расстояния.

Прослеживается несколько путей развития древних классовых обществ, в зависимости от характера сочетания двух экономических секторов, которые, видимо, в это время еще зависели преимущественно от экологических условий.

<

Изучение первобытной экономики позволило выявить важные различия в отношениях распределения и собственности на основных стадиях развития первобытной родовой общины. В раннепервобытной (раннеродовой) общине, ведшей присваивающее хозяйство и получавшей главным образом лишь жизнеобеспечивающий продукт, господствовали уравнительное распределение и общая собственность; каждый член общины имел право на долю произведенного продукта независимо от того, участвовал ли он в его производстве. В позднепервобытной (позднеродовой) общине, перешедшей к производящему или высокоспециализированному присваивающему хозяйству и получившей относительно регулярный избыточный продукт, наряду с уравнительным получило развитие трудовое распределение, при котором часть продукта поступала в распоряжение отдельных членов общины, и наряду с общей развилась личная собственность. Теоретический анализ позволил также определить предшествовавшую первобытной родовой общине форму как праобщину (первобытное человеческое стадо), а сменившую эту общину форму как первобытную соседскую (протокрестьянскую) общину. Исследование первобытной экономики продолжается, но и то, что уже сделано, показало действенность принятого критерия общей периодизации первобытной история и правомерность отождествления основных этапов этой истории с основными типами развития первобытной общины.

Этот типологический ряд – праобщина (первобытное человеческое стадо), раннепервобытная и поздне-первобытная (раннеродовая и позднеродовая). первобытная соседская (протокрестьянская) общины – и соответствует основным этапам первобытной истории. Однако таксономия некоторых этапов остается спорной, из-за чего их количество у разных ученых неодинакрво. Их четыре, если рассматривать два средних как однопорядковые с первым и последним. Такая периодизация позволяет полнее учитывать важный рубеж, разделяющий эпохи присваивающего и производящего хозяйств. Их три, если рассматривать два средних как субэтапы одного этапа первобытной родовой общины. Такая периодизация хорошо отражает то обстоятельство, что социально-экономические последствия перехода от присваивающего к производящему хозяйству сказались не сразу и позднепервобытные общины долгое время мало отличались от раннепервобытных.

При трехчленной периодизации первобытной истории в советской науке пользуются также и другими наименованиями основных этапов древнейшего прошлого, выразительно характеризующими их содержание. В последнее время их нередко называют эпохами антропосоциогенеза, первобытной родовой общины и классообразования.

Первобытная история начинается с эпохи праобщнны (первобытного человеческого стада, антропосоциогенеза). Эта эпоха открывается появлением целеполагающей орудийной деятельности и, следовательно, возникновением древнейших людей –архантропов, образующих первые, пока еще более или менее аморфные производственные коллективы. Основное содержание эпохи – преодоление в процессе трудовой деятельности остатков животного состояния, унаследованных от стад человекообразных обезьян и предлюдей, упрочение социальных связей, а вместе с тем и завершение биологического развития самого человека. Периодизационные и хронологические границы эпохи остаются спорными. Нижняя граница дискуссионна из-за расхождений во взглядах на различие между предчеловеком и настоящим человеком, верхняя – из-за неодинаковой трактовки социальной организации времени среднего палеолита и палеоантропов. Еще сравнительно недавно многие ученые рассматривали это время как время праобщины, не находя в нем признаков родового строя. Но новые находки показали, что уже тогда возникли искусственные коллективные жилища, четкие признаки спайки человеческих коллективов и другие явления, которые раньше связывались только с наступлением верхнего (позднего) палеолита. Это сделало правомерным вывод, что верхняя граница эпохи праобщины должна быть отнесена до времени среднего палеолита и палеоантропов. Правомерным, но необязательным. Ведь биологический облик палеоантропов продолжал меняться, а следовательно, биологическое развитие человека еще не было, пользуясь диалектической терминологией, «снято» социальным. Поэтому вопроспока остается открытым.

Эпоха первобытной родовой общины открывается возникновением первых упорядоченных форм социальной организации – рода и родовой общины. Именно здесь получают полное выражение основные черты первобытнообщинного строя – более или менее последовательный коллективизм в производстве и потреблении, общая собственность и уравнительное распределение. Эти черты особенно ярко выражены на стадии раннепервобытной (раннеродовой) общины и сохраняются, хотя уже не господствуют, на стадии позднепервобытной (позднеродовой) общины. Нижняя граница эпохи – средний палеолит (время палеоантропов) или верхний палеолит (время неоантропов), верхняя – как правило, неолит.

Если эпоха праобщины – время становления, а эпоха первобытной родовой общины – время зрелости, то эпоха классообразования – время распада первобытнообщинного строя. Эта последняя эпоха повсюду знаменуется прогрессирующим развитием всех отраслей хозяйственной деятельности и ростом избыточного продукта. Общая собственность рода и общины начинает вытесняться обособленной собственностью отдельных домохозяйств, уравнительное распределение вытесняется трудовым, общинно-родовые связи рвутся и уступают место общинно-соседским в их ранней, первобытной форме. Появляются начальные формы эксплуатации, вместе с которыми избыточный продукт начинает превращаться в прибавочный, происходит зарождение частной собственности, общественных классов и государственности. Нижняя граница эпохи в более продвинутых обществах приходится на время позднего неолита, в менее продвинутых – по большей части на время металлов. Верхняя граница – появление классовых обществ и государств – наиболее продвинутыми обществами перейдена около 5 тыс. лет назад, наиболее отставшими в своем развитии не перейдена и до настоящего времени.

Задание 3. Раскройте особенности эволюции государств Азии, Африки и Латинской Америки в Новейшее время. Какие из этих государств добились наибольших успехов в политическом и социально-экономическом развитии? Укажите, чем это обусловлено

В XX веке происходит углубление общего кризиса колониализма. В период после первой мировой войны укрепляется суверенитет многих стран Востока (Турция, Иран, Афганистан, Китай, Монголия), а национально-освободительное движение превратилось в массовую политическую силу, о чем свидетельствует возникновение массовых политических партий ИНК, Гоминьдан, ВАФТ и др. Постепенно ослабевали экономические и политические позиции метрополий, параллельно укреплялись позиции национальной буржуазии (особенно в Индии).

Во второй половине XX века происходит крах системы колониализма. После второй мировой войны усиливаются тенденции неоколониализма, причем западные страны настойчиво ищут экономические рычаги воздействия на бывшие колонии. В послевоенный период на Востоке существовало три типа производительных сил. 1) доиндустриальные, представленные отсталым аграрным производствами. 2) индустриальные. 3) постиндустриальные, ярко проявившиеся в Японии и странах, получивших название «азиатских тигров». Сейчас страны Азии и Африки резко отличаются друг от друга по уровню развития, и даже в наиболее развитых передовых странах региона, достигших уровня развитого индустриального и постиндустриального общества, сохраняются многие черты традиционного общества, особенно в социальной и духовных сферах. К тому же страны даже одной цивилизационной модели идут по разным путям в зависимости от степени влияния религии на жизнь общества (например, Турция и Иран).

Вплоть до 1930-х гг. латиноамериканские страны развивались преимущественно как аграрные государства. Они вывозили продукцию крупных латифундий, использовавших труд низкооплачиваемых наемных работников, закупали промышленные товары.

Проблемы модели развития в Латинской Америке следующие. Начиная с 1930-х гг., а особенно в послевоенные годы, большинство стран Латинской Америки вступило на путь модернизации, ускоренного индустриального развития. Ему способствовали благоприятные для этих стран обстоятельства.
В годы второй мировой войны возрос спрос на аграрную продукцию латиноамериканских стран. Удаленные от театров военных действий, эти страны дали приют многим эмигрантам из воюющих стран, в том числе и из разгромленных держав фашистской оси. Это обеспечило приток квалифицированных специалистов, рабочей силы. Латинская Америка воспринималась как безопасный и, благодаря обилию природных ресурсов, неосвоенных земель, выгодный район для вложения капиталов. Несмотря на частые перевороты, сменявшиеся военные режимы не решались затрагивать интересы иностранного капитала, тем более, что большая его часть принадлежала корпорациям США.

Соединенные Штаты не раз прибегали к прямому военному вмешательству для смены правящих фигур в латиноамериканских странах, когда затрагивались их интересы. В ответ на национализацию земель, принадлежащих крупнейшей аграрной компании США «Юнайтед фрут», в Гватемале в 1954 г. при поддержке американских военных был организован переворот. Новое правительство вернуло компании ее собственность.

Стремление к самостоятельному, ускоренному развитию определило появление нескольких моделей модернизационного развития латиноамериканских стран.

Попытки создать широкий блок национально-патриотических сил проводить сбалансированную политику, при которой модернизация сочетается с повышением уровня жизни, предпринимались в Латинской Америке неоднократно. Первая и наиболее успешная попытка была предпринята в Аргентине полковником X. Пероном, захватившим власть в результате переворота в 1943 г.
При опоре на Всеобщую конфедерацию труда X. Перон в 1946 г. одержал победу на всеобщих выборах.

Представители профсоюзов, ставшие опорой создания новой, Перонистской, партии, вошли в парламент, в правительство. Социальные права были включены в конституцию Аргентины. Вводились оплачиваемые отпуска, создавалась система пенсионного обеспечения. Выкупу или национализации подверглись железные дороги, связь, был принят пятилетний план экономического развития. Однако в 1955 г. X. Перон был свергнут в результате военного переворота.

Опыт и идеи перонизма, во многом перекликавшиеся с идеями корпоративного государства фашистского режима Б. Муссолини в Италии, сохраняют популярность и в Аргентине, и в других странах Южной Америки.
Слабость режимов, использующих популистские, демократические лозунги и методы, в Латинской Америке объяснялась многими причинами. Зависимые от голосов избирателей и поддержки профсоюзов, они в первую очередь решали назревшие социальные проблемы. В известной мере это удавалось.

Жесткое экономическое и политическое давление извне, рост внутренних противоречий, не находящих решения, приводили общество на грань гражданской войны.

В 1959 г. после взятия повстанцами столицы Гаваны премьер-министром и главнокомандующим стал Ф. Кастро. Начатые радикальные реформы — национализация крупных земельных владений, промышленности, в значительной мере принадлежавшей американским компаниям, побудили правящие круги США начать борьбу с режимом Ф. Кастро. И США, и их союзники, в том числе государства Латинской Америки, разорвали с Кубой торгово-экономические и дипломатические отношения. В 1961 г. с американских кораблей на побережье Кубы высадился десант противников режима Ф. Кастро, обученных и вооруженных в США. Десант был разгромлен, но ситуация вокруг Кубы продолжала оставаться напряженной.

После Карибского кризиса 1962 г. угроза вторжения с территории США на Кубу отпала. Благодаря экономической поддержке СССР и его союзников Куба отчасти преодолела трудности, вызванные блокадой. Ее развитие в значительной мере опиралось на помощь СССР, закупавшего кубинский сахар по ценам выше среднемировых. На долю СССР приходилось около 3/4 внешней торговли Кубы. Предпринималась попытка превратить Кубу в «витрину социализма» в Латинской Америке. Это было частью советской политики оказания поддержки революционным, повстанческим движениям разных стран. С прекращением «холодной войны» и распадом СССР экономическое положение Кубы резко ухудшилось. Несмотря на жесткие меры экономии стал расти внешний долг, возникли перебои в снабжении населения продовольствием.
Неудачи попытки свержения правительства Ф. Кастро на Кубе, опасения, что ее пример окажется притягательным для других латиноамериканских стран, побудили США к изменению своей политики.

В 1961 г. президент США Д. Кеннеди предложил странам Латинской Америки программу «Союз ради прогресса», на которую было выделено 20 млрд. долларов. Эта программа, принятая 19 странами, была призвана содействовать решению назревших социально-экономических проблем стран континента, предотвратить появление у них стремления обращаться за помощью к СССР.

В то же время США с гораздо большей подозрительностью, чем в прошлом, стали относиться к антидиктаторским, повстанческим движениям, в том числе выступающим и под демократическими лозунгами. В 1980-е гг. ареной особенно острых внутренних конфликтов с косвенным участием США, СССР и Кубы стали страны Центральной Америки — Никарагуа и Сальвадор.

. Программа Д. Кеннеди помогла решению проблем модернизации, но не укреплению демократии в Латинской Америке. Модернизация осуществлялась не столько недолговечными гражданскими, сколько военными, диктаторскими режимами. Приходя к власти, они, как правило, брали курс на ускоренное развитие экономики, ограничивали права профсоюзов, свертывали социальные программы, замораживали зарплату для большинства наемных работников. Приоритетом становилась концентрация ресурсов на широкомасштабных проектах, создавались льготы для привлечения иностранного капитала. Эта политика нередко приносила значительный экономический эффект. Так, в крупнейшей стране Латинской Америки — Бразилии (население 160 млн, человек) «экономическое чудо» пришлось на годы пребывания у власти военной хунты (1964—1985).

По типу социального развития латиноамериканские страны приблизились к развитым государствам Северной Америки и Западной Европы. Доля наемных работников в самодеятельном населении составляет от 70% до 80% . При этом в Бразилии с 1960-х по 1990-е гг. удельный вес рабочей силы, занятой в сельском хозяйстве, сократился с 52% до 23%, в промышленности возрос с 18% до 23%, в сфере услуг — с 30% до 54% . Сходные показатели были и у большинства других латиноамериканских стран.

В то же время остается весьма существенное различие между латиноамериканскими и развитыми странами. Во-первых, относительно небольшой была прослойка лиц, относящих себя к «среднему классу», и в то же время значительным было имущественное неравенство. Соотношение между доходами 20% самых бедных и 20% самых богатых семей в 1980— 1990 гг. в Бразилии, например, составило 1 : 32, в Колумбии — 1 : 15,5, в Чили 1 : 18. При этом к привилегированному слою населения принадлежало среднее и высшее звено военных, которые при отсутствии традиции гражданского контроля над вооруженными силами представляли собой особую, относительно самостоятельную прослойку.

Все это определяло слабость социальной базы политической стабильности, отсутствие массовой поддержки модернизационной политики, проводившейся военными режимами.

Негативную роль играл типичный для диктаторских режимов правовой произвол, в том числе и в отношении представителей национальной буржуазии, мелких и средних собственников. Рано или поздно большинство военных режимов, сталкиваясь с ростом внутренней оппозиции, в том числе и в военной среде, катастрофическими размерами внешней задолженности, было вынуждено уступать власть гражданским режимам.

. Со времени второй мировой войны и до 1990-х гг. гражданские режимы в большинстве латиноамериканских стран оказывались недолговечными. Исключение составляет Мексика, где после победы революционного движения в 1917 г. утвердилась демократия. Однако при сохранении стабильного господства одной политической партии, не имевшей серьезных конкурентов, соответствие данной модели демократии европейским стандартам сомнительно.
В 1980—1990-е гг. в развитии латиноамериканских стран начался новый этап. Диктатуры уступили место демократическим, конституционно избранным режимам. После поражения Аргентины в войне с Великобританией (1982), возникшей из-за спора о принадлежности Фолклендских островов, военный режим дискредитировал себя и вынужден был в 1983 г. передать власть гражданскому правительству. В 1985 г. диктаторские режимы в Бразилии и Уругвае также уступили власть конституционно избранным правительствам. В 1989 г. после 35 лет военной диктатуры генерала Стресснера на путь демократии вступил Парагвай. В 1990 г. ушел в отставку генерал А. Пиночет в Чили, в стране были проведены свободные выборы. С прекращением гражданской войны в Никарагуа и Сальвадоре эти страны также вступили на путь демократии.

Новый этап в развитии латиноамериканских стран характеризуется прежде всего тем, что в условиях прекращения «холодной войны» США уже меньше опасаются роста влияния враждебных им держав в Латинской Америке. Более терпимым становится отношение к социальным экспериментам в этом районе мира. Опыт Кубы, где производство ВНП на душу населения к середине 1990-х гг. оказалось почти вдвое ниже, чем в большинстве латиноамериканских стран, также ослабил влияние социалистических идей.

Благодаря развитию интеграционных процессов на южноамериканском континенте, повышению уровня жизни увеличилась емкость внутренних рынков, что создает предпосылки для более стабильного развития. В конце 1980 — начале 1990 гг. (этот период называют «потерянным десятилетием» для решения проблем модернизации) демократические режимы усиленно развивали социальную сферу, что привело к падению темпов экономического роста. Но к середине 1990-х гг. в большинстве стран темпы развития экономики вновь возросли. В 1980—1990-е гг. среднегодовые темпы прироста ВНП в Латинской Америке составляли всего 1,7%, в 1990—1995 гг. они возросли до 3,2% .
В конце 1990-х гг. кризис, поразивший новые индустриальные страны Азии, сказался и на Латинской Америке. В то же время, поскольку экономика латиноамериканских государств была более развитой, глубина этого кризиса для них оказалась меньшей, он не распространился на политическую сферу.

После завершения второй мировой войны в Тропической и Южной Африке было всего три независимых государства: Эфиопия, освобожденная от итальянских войск в ходе войны, Южно-Африканский Союз, являвшийся британским доминионом, и небольшое государство Либерия на Атлантическом побережье, основанное темнокожими, покинувшими США.

В остальных странах Африки постепенно набирало силу антиколониальное движение, но большинство из них получило независимость мирным путем, без вооруженной борьбы. Правящие круги крупнейших колониальных держав, Великобритании и Франции, предпочли пойти навстречу решениям ООН о деколонизации, принятым под влиянием СССР и его союзников, а также уже освободившихся стран-участников движения неприсоединения. При этом большинство освобождающихся государств стали членами, соответственно, британского и французского Содружеств. Эти международные организации создавались для обеспечения сотрудничества (экономического, военно-политического) между метрополиями и бывшими колониями. Первоначально членами Британского Содружества (оно было учреждено в 1931) становились лишь re страны, которые признавали главой государства монарха Великобритании. В 1947 г. определение «Британское» было опущено. Все бывшие колонии получили право быть ч чесами Содружества. Франция оговорила сохранение гарнизонов в ряде бывших колоний, контроль над их вооруженными силами.
Годом Африки стал 1960, когда получили независимость 17 стран. К началу 1970-х гг. колониальные режимы сохранялись только на юге Африканского континента. Наиболее упорно колониальную империю стремилась сохранить Португалия. Лишь в 1973 г. она признала независимость Гвинеи-Биссау, но продолжала вести колониальную войну в Анголе и Мозамбике. Истощение ресурсов стало одной из причин демократической революции 1974 г. в самой Португалии, в 1975 г. признавшей независимость своих колоний.
Дольше всего просуществовал колониальный режим в Южно-Африканской Республике. Примерно 1/4 ее населения составляли белые — потомки переселенцев из Голландии и Великобритании. Созданный ими режим апартеида (от английского «apart» — «в стороне», «отдельно») предполагал, что белые и небелые существуют раздельно, не смешиваясь друг с другом. В действительности режим апартеида ставил коренное, темнокожее, население в неравноправное положение.

Созданные на территории ЮАР бантустаны, самоуправляющиеся территории, где проживали племенные объединения коренных жителей, находились на малопригодных для обработки землях. Совместное обучение белых и небелых, браки между ними запрещались. Находиться за пределами бантустанов имели право только работающие на фермах и предприятиях, принадлежащих белым. В городах жители бантустанов могли проживать только временно, в особо отведенных для них кварталах, обнесенных колючей проволокой и охраняемых полицией. Зарплата африканцев была намного меньшей, чем у наемных рабочих, завезенных из Индии, и тем более у белых. Никаких политических, социальных прав, в том числе создания профсоюзов, у коренных жителей не было. При крайней бедности и перенаселенности бантустанов даже временная работа с минимальной оплатой почиталась благом

Аналогичный режим установился в британской колонии Южная Родезия, хотя в ней удельный вес белого населения был ниже, чем в ЮАР (примерно, 1/10 жителей).

Осуждение ООН апартеида как расистского режима, нарушающего базовые права человека, побудило Великобританию воздействовать на политику ЮАР. В ответ на это белое меньшинство ЮАС заявило о своем отказе от статуса доминиона и выходе из Содружества. Новое государство стало называться ЮАР (Южно-Африканская Республика). Белое меньшинство в Южной Родезии, опасаясь, что Англия предоставит этой колонии независимость и передаст власть темнокожему большинству, также провозгласило независимость от метрополии.

Введенные ООН экономические санкции против ЮАР и Родезии имели ограниченный эффект. У ЮАР была самая развитая в Африке промышленность, у нее сложился союз с Португалией.

Отказ белых лидеров ЮАР от уступок привел к тому, что весь юг Африки — Ангола, Мозамбик, ЮАР, Родезия, Юго-Западная Африка (Намибия), остающаяся колонией ЮАР, стал ареной повстанческого движения. Ему помогали все независимые страны Африки и многие государства Азии, а также СССР и его союзники. С крушением португальской колониальной империи Анголу и Мозамбик часто называли прифронтовыми государствами, поскольку на их территории находились базы повстанцев из ЮАР, Намибии и Родезии. Неоднократно войска ЮАР нарушали их границы.

В 1980 г. рухнул режим белого меньшинства в Южной Родезии. Начались реформы и в ЮАР, где было разрешено создание профсоюзов небелых, учрежден парламент с раздельными палатами для белых и небелых. В 1989 г. была предоставлена независимость Юго-Западной Африке (Намибии). В 1990 г. президент ЮАР де Клерк разрешил деятельность оппозиционных партий, включая АНК (Африканский Национальный Конгресс), из тюрем были выпущены политические заключенные. На состоявшихся в 1994 г. первых равных и свободных выборах победу одержал АНК. Его лидер, Н. Мандела, стал первым в истории ЮАР небелым президентом.

Проблемы развития в Африке. Освобождение от колониальной зависимости обусловило выдвижение на первый план иных проблем, намного более сложных и трудноразрешимых. Так, от колониальных времен большинству стран в наследство достались границы, не совпадающие с этническими. Существовала угроза превращения континента в сплошное поле боевых действий. Созданная в 1963 г. Организация Африканского Единства (ОАЕ), призванная играть роль ООН на континенте, приняла решение о недопустимости пересмотра границ. И все-таки многие страны Африки стали ареной сепаратистских движений, межэтнических конфликтов, нередко подогревавшихся извне.
В 1960-е гг. в Заире (бывшем Бельгийском Конго) в богатой полезными ископаемыми провинции Катанга развернулось сепаратистское движение, приведшее к гражданской войне и вводу войск ООН в эту страну.

В Нигерии народность игбо, населявшая богатую нефтью провинцию Биафра, провозгласила независимость. Это привело к трехлетней гражданской войне. В Анголе три крупные военно-политические группировки (МПЛА, УНИТА, ФНЛА), опиравшиеся на различные племенные объединения, после освобождения от колониальной власти Португалии вступили в борьбу друг с другом за контроль над столицей страны. При этом на стороне одной из них выступили СССР и Куба, другую поддержали США и ЮАР, третью — соседний Заир. Постоянный рубеж противостояния пролег на границе двух миров и двух культур — исламской североафриканской и экваториально-тропической Африки. Так, в Судане и Чаде противостояние, в том числе и военное, между Севером и Югом этих стран было постоянным, определяющим фактором их политики.

Крайнюю остроту в странах Африки приобрели проблемы развития, модернизации. Многие из них располагали значительными ресурсами полезных ископаемых, но, за отдельными исключениями, для них были характерны слаборазвитая промышленность и малопроизводительное сельское хозяйство.
С отъездом из освободившихся стран европейских специалистов те отрасли, которые обслуживали бывшие метрополии, также приходили в упадок.
Внутренние ресурсы для модернизации отсутствовали. Зарубежные инвесторы, учитывая политическую нестабильность, не проявляли заинтересованности в инвестициях в африканскую экономику.

Успехи в борьбе с эпидемиями и снижение детской смертности вызвали стремительный рост численности населения Африки, который значительно опережал увеличение производства продовольствия.

Из 22 стран мира, в которых производство ВНП на душу населения составляет менее 300 долл. в год (этот уровень считается гранью возможности физического выживания), 16 находится в Африке.

Положение, при котором население многих африканских стран живет за гранью голода, усиливает политическую нестабильность, остроту этнических конфликтов. При этом ни одна из моделей модернизации, рекомендовавшихся африканским странам развитыми государствами, не улучшила ситуацию.
Некоторые африканские лидеры оказались под влиянием марксистских идей.
Ангола, Мозамбик, Конго, Сомали, Зимбабве, Эфиопия, ряд других стран декларировали намерение развиваться по пути социализма.
Этот выбор, однако, имел катастрофические последствия. Возникавшие авангардные, марксистские партии приобретали, как правило, племенной характер, становились инструментом этнического угнетения других племенных общностей, доходящего до геноцида.

Обобществление, кооперация крестьянства при низкой технике земледелия, отсутствии средств на передовые агротехнические приемы и механизацию, разрушая привычные формы землепользования, приводили к падению урожайности, голоду. Помощь СССР в создании предприятий тяжелой промышленности, подготовке кадров оказывалась неэффективной. Выпущенная продукция не находила применения, заводы приходили в упадок и запустение, выделенные средства присваивались правящей элитой.

Восстания угнетенных племен, голод и массовое недовольство населения приводили к переворотам, разрыву с социалистической ориентацией. Так, в Сомали, отказавшегося от поддержки СССР, пытавшегося затем получить помощь Китая и стран Запада, произошел полный распад государственности.
Большое влияние традиций кланового, племенного единства исключает и демократическое развитие европейского типа. Политические партии, как правило, опираются на племенные объединения.

Политическая борьба превращается в этнический, межплеменной конфликт, разрешающийся силой. Попытки формировать механизмы сотрудничества оказались малоэффективными, поскольку участники подобных структур не могли оказать друг другу серьезной поддержки.

Проблема развития в Африке все больше выступает как международная. Она требует скоординированных усилий как развитых стран, так и правящей элиты в самой Африке. Сложность состоит и в отсутствии во многих странах Африки массового социального слоя, способного стать главной движущей силы модернизации.

Задание 4. Перечислите основные факторы, процессы и явления в развитии России начала XX в. Выделите наиболее важные из них, обоснуйте свой выбор.

 

После промышленного подъема 90-х гг. XIX в. Россия пережила тяжелый экономический кризис 1900-1903 гг., затем период длительной депрессии (1904-1908). В 1909-1913 гг. экономика страны сделала новый резкий скачок. Отрасли, производящие средства производства (группа «А»), увеличили свою продукцию на 83%, а отрасли, производящие товары потребления (группа «Б»), – на 35,3%. В эти же годы (за исключением 1911 г.) в России отмечались высокие урожаи, что придало экономическому развитию страны прочную базу.

Ускоренному экономическому росту в большой мере способствовала политика форсированной индустриализации страны, которая в первую очередь была связана с именем С.Ю.Витте (1849-1915) – одного из крупнейших государствеиных деятелей последних десятилетий существования Российской империи, занимавшего в 1892-1903 гг. пост министра финансов.

Взятый С.Ю.Витте курс на всемерное содействие промышленному развитию не был принципиально новым явлением. Он в какой-то мере опирался на традиции еще петровской эпохи и опыт экономической политики последующих периодов. Составными частями «системы» С.Ю.Витте являлись таможенная защита отечественной промышленности от иностранной конкуренции (основы этой политики были заложены еще таможенным тарифом 1891 г.), широкое привлечение зарубежных капиталов в виде займов и инвестиций, накопление внутренних финансов ресурсов с помощью казенной винной монополии и усиления косвенного налогообложения. Государство активно «насаждало» промышленность, оказывая содействие (административное и материальное) в возникновении новых и расширении существующих предприятий. Одной из крупнейших мер, осуществленных С.Ю.Витте в рамках реализации его «системы», явилось введение в 1897 г. золотого денежного обращения. Золотое содержание рубля при этом уменьшилось на 1/3. Кредитный рубль приравнивался к 66 2/3 коп, золотом. Государственный банк, ставший эмиссионным учреждением, получил право выпускать не обеспеченные золотом кредитные билеты на сумму не более чем в 300 млн руб. Финансовая реформа способствовала стабилизации курса рубля и притоку в Россию иностранных капиталов.

Содействуя развитию российской промышленности, «система» С.Ю.Витте отличалась противоречивостью. Широкое государственное вмешательство в экономику, способствуя в известном отношении быстрой капиталистической эволюции России, с другой стороны, мешало естественному становлению буржуазных структур. Форсированная индустриализация осуществлялась за счет перенапряжения платежных сил населения, прежде всего – крестьянства. Таможенный протекционизм оборачивался неизбежно ростом цен на промышленные товары. На положении широких народных масс отрицательно сказывалось усиление налогообложения. Важнейшим средством пополнения государственного бюджета стала винная монополия. В 1913 г. она обеспечивала 27-30% всех бюджетных поступлений. Негативно отражавшаяся на благосостоянии широких слоев населения политика форсированной индустриализации сыграла известную роль в подготовке революционного взрыва в 1905 г.

Одной из особенностей экономического развития России было наличие огромного государственного сектора экономики. Его ядро составляли так называемые казенные заводы, которые удовлетворяли прежде всего военные нужды государства. В начале ХХ в. около 30 крупнейших заводов принадлежали различным ведомствам и финансировались государством. Среди них — Тульский, Ижевский, Сестрорецкий, Обуховский, Ижорский и др.

Все эти предприятия были исключены из сферы рыночной экономики, из стихии свободной конкуренции. Единственным заказчиком и покупателем продукции казенных заводов являлось государство, а управлялись они государственными чиновниками. Возникновение таких предприятий было связано не с какими-то новейшими явлениями, обусловленными индустриализацией, а с традиционными экономическими отношениями, идущими от государственных мануфактур Петра 1.

Кроме того, государству принадлежало свыше двух третей железнодорожной сети, огромная площадь земельных и лесных угодий.

В целом общие итоги развития отечественной индустрии в конце XIX – начале XX в. были весьма внушительны. По объему промышленного производства Россия в 1913 г. занимала 5-е место в мире, уступая лишь США, Германии, Англии и Франции. При этом, хотя объем промышленной продукции Франции был примерно вдвое больше, чем России, такое превосходство достигалось главным образом за счет ряда отраслей легкой и пищевой промышленности. По выплавке же стали, прокату, машиностроению, переработке хлопка и производству сахара Россия опережала Францию и находилась на 4-м месте в мире. По добыче нефти Россия. В 1913 г. уступала только США. Несмотря на впечатляя ющие успехи в развитии промышленности, Россия оставалась все же аграрно-индустриальной страной. Валовая продукция земледелия и животноводства в 1913 г. в 1,5 раза превышала валовую продукцию крупной промышленности. Весьма значительно страна отставала от наиболее развитых государств по производству промышленных товаров на душу населения. По этому показателю США и Англия в 1913 г. превосходили Россию примерно в 14 раз, а Франция в 10 раз. Таким образом, несмотря на исключительно высокие темпы промышленного роста, Россия по уровню экономического развития по-прежнему уступала к началу первой мировой войны другим великим державам.

Однако социально-политические процессы, происходящие в стране, привели к возникновению революционной ситуации, вызванной сохранением пережитков феодализма (самодержавия, помещичьего землевладения и др. На внутрироссийской политической арене выступали три основные силы – самодержавие, либеральная оппозиция и революционный лагерь. В острой борьбе этих сил решалась дальнейшая судьба страны.).

Несмотря на некоторые буржуазные реформы, Россия оставалась абсолютной монархией. Самодержавие опиралось на поместное дворянство и охраняло его интересы. Неограниченность власти проявлялась во всевластии чиновников и полиции, в гражданском и политическом бесправии народных масс. Россия была единственной из крупных стран Европы, не знавшей элементов парламентаризма. Существующим самодержавным строем были недовольны все основные слои населения. Сложное внутриполитическое положение усугубила Русско-японская война 1904-1905 гг

К началу двадцатого века в России сложилась сложная политическая ситуация. На Дальнем Востоке шли дипломатические переговоры между Россией и Японией за раздел влияния в Корее. Япония не согласилась на уступки и фактически захватила Корею. 6 февраля 1903 года японцы захватили корабли русского Добровольного флота (коммерческие) в восточных водах, а в ночь с 8 на 9 флот адмирала Тью без объявления войны напал на русскую эскадру в Порт-Артуре. В этой войне Япония нашла поддержку в США и Англии. Китай также занял враждебные позиции к России. К этой войне Россия не была подготовлена ни в политическом, ни в военном отношении. На территории Дальнего Востока к началу 1904 года находилось всего 108 батальонов, 66 конных сотен, 208 орудий, то есть около ста тысяч офицеров и солдат. Россия недооценила военную силу Японии. Полагали, что в военных действиях будут участвовать 253 тысячи японских солдат, а на самом деле 1.185 тысяч человек. Японские войска были хорошо подготовлены (прекрасное вооружение и организованность) . К 1904 году в водах Дальнего Востока броненосная эскадра русского флота была равносильна японской, но состояла из судов разных систем, некоторые из которых уступали японским и в количестве и в качестве. Японская война не была популярна в русском народе и в обществе. Армия пошла на войну без всякого подъема, исполняя только свой долг. 5 сентября 1905 года в Портсмуте было заключено перемирие. По мирному договору Россия теряла свои права на Квантунь и Южную Манчжурию, отказывалась от южной ветви железной дороги до станции Куачендзы и отдавала японцам южную половину острова Сахалин. Но вместе с тем, по мнению А. И. Деникина, в этой войне Россия не была побеждена. Армия могла бы бороться и дальше. Но… Петербург «устал» от войны больше, чем армия. К тому же участились террористические акты, аграрные беспорядки, волнения и забастовки, которые привели к заключению преждевременного мира. 30 октября был издан манифест, давший России конституцию. Манифест, изданный под влиянием народных волнений, вместо успокоения, вызвал новые волнения. Социалистические партии в своих воззваниях исходили из одной негативной предпосылки: «Долой! « Долой «лишенное доверия самодержавное правительство», долой поставленные им местные власти, долой военных начальников, «вся власть народу! « Эта пропаганда имела успех в массах. Офицерство большей частью не поддавалась революционной пропаганде. Имели место бунты демобилизуемых запасных солдат. Но их не интересовали политические и социальные вопросы. Их клич был: «Домой! « Также и в народных массах России не оказалось достаточно благоприятной почвы для революции политического характера. Деревня с 1902 по 1907 годы пыталась решить аграрную проблему поджогами и разграблением помещичьих имений, захватом их угодий. Главные силы революционеров были направлены на разложение армии, в частности солдат. В конце 1905 года — начале 1906 года возник ряд военных, местами кровавых бунтов, особенно во флоте: Свеаборг, Кронштадт, Севастополь, бунт на броненосце «Князь Потемкин Таврический», спасшемся бегством в румынский порт. Бунты эпизодические, неорганизованные и подавленные законопослушными частями. Наиболее серьезное восстание произошло в Москве. Началось с выступления второго гренадерского Ростовского полка, которое спустя два дня мирно закончилось. Остальные войска гарнизона сохраняли неопределенное настроение. 20 декабря «Совет рабочих депутатов» объявил всеобщую забастовку и призвал население к восстанию. На улицах возводились баррикады, рабочим было роздано тайно хранившееся оружие. Из Петербурга в Москву было послано подкрепление: Семеновский гвардейский полк и Ладонежский полк из Варшавского округа. Эти части при помощи артиллерии начали бой с восставшими. На девятый день восстание было подавлено. Первые раскаты революционного грома вызвали прострацию власти, отсутствие решительных мер и прямых указаний местам. Командный состав был растерян. Организовывались тайные офицерские общества для самозащиты. «Мы не остановимся ни перед чем для восстановления и поддержания порядка», — говорилось в постановлении офицерского собрания. Террор — вызвал ответный террор. Продолжалось подавление солдатских бунтов силой. И вместе с тем власть озаботилась улучшением материального положения армии. В начале 1906 года революционное движение пошло на убыль. К апрелю в Москве и Петербурге были разгромлены боевые организации социалистов-революционеров. Одним из главных итогов революции 1905-1907 годов явился заметный сдвиг в сознании народа. На смену патриархальной России шла Россия революционная. Революция носила буржуазно-демократический характер. Она нанесла удар по самодержавию. Царизму пришлось смириться с существованием элементов буржуазной демократии — Думой и многопартийностью. Были признаны основные права личности. Но противоречия, вызвавшие революцию 1905-1907 годов были только смягчены, их полного разрешения не произошло.

Одновременно, с 1905 пор 1907 г. в России прошла первая русская революция.

Ру́сская револю́ция 1905 го́да, или Первая русская революция — название событий, происходивших в период с января 1905 по июнь 1907 г. в Российской империи.

Толчком к началу массовых выступлений под политическими лозунгами стало «Кровавое воскресенье« — расстрел императорскими войсками в Санкт-Петербурге мирной демонстрации рабочих во главе со священником Георгием Гапоном 9 (22) января 1905. В этот период стачечное движение приняло особенно широкий размах, в армии и на флоте произошли волнения и восстания, что вылилось в массовые выступления против монархии.

Итогом выступлений стала октроированная конституция — Манифест 17 октября 1905 года, даровавший гражданские свободы на началах неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний и союзов. Был учреждён Парламент, состоящий из Государственного Совета и Государственной Думы.

За революцией последовала реакция: так называемый «Третьеиюньский переворот« от 3 (16) июня 1907. Были изменены правила выборов в Государственную думу для увеличения числа лояльных монархии депутатов; власти на местах не соблюдали декларированные в Манифесте 17 октября 1905 года свободы; наиболее существенный для большинства населения страны аграрный вопрос не был решён.

Окончание революции привело к становлению временной внутриполитической стабилизации в стране. Власть сумела на этот раз взять ситуацию под контроль и подавить революционную волну. Вместе с тем оставался нерешенным аграрный вопрос, сохранялось множество феодальных пережитков и привилегий. Как буржуазная революция, революция 1905 г, не выполнила всех своих задач, она осталась незавершенной.

Таким образом, социальное напряжение, вызвавшее Первую русскую революцию, не было полностью разрешено, что определило предпосылки для последующего революционного выступления 1917 года.

Важнейшим фактором, на наш взгляд, является процесс формирования капитализма в России при сильном развитии аграрных отношений, что создавало экономическое и социальное противоречие в обществе. Кроме того, становление буржуазного общества в Российской империи находилось в противоречие с правящей монархией. На фоне указанных процессов отмечалось формирование политических партий.

Основным событием данного периода является также является русско-японская война, которая истощила страну, привело к росту недовольства в российской армии и военным бунтам.

Также основным событием начала ХХ в. в России является первая русская революция 1905 – 1907 гг., которая носила буржуазно-демократический характер, которая нанесла сильнейший удар по самодержавию.

 

 

 

 

Задание 5. Тест. Установите соответствие


1.Первобытная эпоха А.Раскол христианства
2. Древний мир Б. Фетишизм
3. Средневековье В. Эпоха Возрождения
4. Новое время Г. Посмодернизм
5. Новейшее время Д. Возникновение первых монотеистических религий

1 Б

2 Д

3 А

4 В

5 Г

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 1.01MB/0.00040 sec

WordPress: 22.13MB | MySQL:119 | 1,776sec