Внешнеполитическая концепция России вначале после распада СССР

<

102413 2129 1 Внешнеполитическая концепция России вначале после распада СССР Интенсивный поиск новой внешнеполитической концепции России начался вскоре после распада СССР в 1991 году и обретения ею полного суверенитета. Поскольку первый президент новой России Б. Н. Ельцин в силу личных особенностей не всегда имел возможность уделять серьёзное внимание политике, в том числе внешней, то первоначально международная политика новой России находилась в руках прозападно настроенного либерала министра иностранных дел А.Козырева. Его внешнеполитической доктриной была концепция односторонних уступок США. Считалось, что это поможет быстрее ликвидировать наследие «холодной войны», улучшить отношения с бывшим врагом и превратить их в партнёрские. Дальше радужные надежды либералов-западников рисовали картину масштабной американской помощи, позволяющей России вернуться в число развитых стран. Но фактически эта политика привела только к утрате Россией прежних позиций во многих регионах мира. Довольно быстро эта стратегия продемонстрировала свою полную неэффективность.

Первая попытка сформулировать концепцию внешней политики новой России была предпринята Президентом России Б.Ельциным уже 31 января 1992 года. Выступая в этот день на специальном заседании Совета Безопасности ООН перед главами государств и правительств 15 стран — членов этого Совета, Ельцин заявил, что Россия рассматривает США и другие западные государства не только как партнеров, но и как союзников.

Большим достижением этого периода стало участие России в Совете Европы, авторитетной международной межправительственной организацией, созданной в 1949 г. Заявку о приеме в эту организацию Россия подала еще в 1992 г., но вопрос был решен лишь спустя три с лишним года. В конце января 1996 г. Парламентская ассамблея Совета Европы (ПАСЕ) после долгих колебаний, усилившихся с началом войны в Чечне, приняла решение о приеме России в эту организацию. В результате Россия стала 39-м членом ПАСЕ. В апреле 1996 г. депутаты Госдумы России впервые участвовали в работе ПАСЕ как полноправные члены.

Значительно более сложным делом для России стали попытки вступления в Европейский Союз (ЕС). Заявив о своем намерении вступить в эту организацию, Россия начала движение по этому пути еще в 1994 г., когда после трехлетней подготовки, Б.Ельцин подписал на Корфу Соглашение о партнерстве и сотрудничестве (СПС) между РФ и ЕС. Соглашение с ЕС закрепило равенство РФ в торговых отношениях. Снятие дискриминационных барьеров в торговле со странами ЕС, на долю которых приходится более 40% российской внешней торговли, позволило государству и бизнесу cэкономить сотни миллионов долларов в год.

В целом надежды России на то, что «правильная» с точки зрения США внешняя политика (то есть политика односторонних уступок) позволит обеспечить России существенную поддержку, в том числе экономическую, в период разрушительно тяжелого экономического кризиса (падение ВВП почти в два раза) не оправдались. Правда, политическая поддержка Б.Н. Ельцину была оказана – его победа на президентских выборах 1996 года не без некоторых оснований приписывается американским политтехнологам. Но общие неудачные результаты требовали серьёзной корректировки внешнеполитического курса России.

Следующий этап внешней политики России связан в первую очередь с именем ставшего в 1996 году министром иностранных дел Е.М. Примакова, который сменил непопулярного А. Козырева, имя которого ассоциировалось у граждан России исключительно с внешнеполитическими провалами. С приходом на пост министра иностранных дел России Е.Примакова во внешней политике страны наступил новый этап, который, можно охарактеризовать как этап последовательной защиты национально-государственных интересов России на международной арене, этап разновекторной дипломатии, этап прагматизма. Особое внимание по праву следует уделить взглядам нового министра, который с первого шага на этом посту заявил о себе как последовательный и твердый защитник государственных интересов России.

В системном виде взгляды Примакова были выражены в статье «На горизонте — многополюсный мир», опубликованной в «Независимой газете» 22 октября 1996 г. В этой статье высказывается мнение, что нужны четыре условия успешного продвижения к новому миропорядку. Эти условияследующие:

1. Нельзя допустить, чтобы место старых фронтов противостояния заняли новые разделительные линии.

2. Освобождение от менталитета «ведущих и ведомых».

3. Демократизация международных экономических отношений, одним из главных элементов которых является отказ от использования экономических средств в эгоистических политических целях.

4. Скоординированность действий международного сообщества для решения наиболее сложных и актуальных международных проблем.

Но прежде чем сформулировать эти выводы, которые затем повторялись в том или ином виде не раз, Примаков проделал достаточно быструю эволюцию.

Следует подчеркнуть, что, по взглядам нового министра, основными задачами во внешней политике должны были быть: укрепление территориальной целостности страны; укрепление центростремительных тенденций на территории бывшего СССР, стабилизация международного положения в СНГ и на Балканах, развитие таких международных отношений, которые препятствовали бы созданию новых очагов напряженности и распространению оружия массового уничтожения.

Е.М. Примаков считал, что внешняя политика России должна бытьактивной на всех направлениях, «по всем азимутам», выделяя при этомСША, европейские страны, Китай, Индию, Японию, Ближний и Средний Восток, Канаду, страны Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР). Он полагал, что Россия должна бороться против расширения НАТО (СевероАтлантический договор) на Восток, поскольку это создает угрозу стабильности Европы.

Главной проблемой внешней политики России на европейском направлении в 1997 г. было названо расширение НАТО на Восток. Заявляя, как и прежде, о своем резко отрицательном отношении к этим устремлениям НАТО, Россия вместе с тем выразила готовность подписать соглашение с этим блоком, в котором будут оговорены условия расширения. России нужны были твердые гарантии взаимной безопасности, в том числе и в ядерной сфере, создание надежного механизма консультаций и принятия решений.

<

Особую актуальность и остроту приобрели отношения между Россией и НАТО. Подходы сторон к этой проблеме оказались диаметрально противоположными. В то время как США и их партнеры по НАТО видят в этом блоке важнейшую опору всей структуры европейской безопасности и, исходя из этого, трактуют ее расширение на Восток как действие, направленное на укрепление этой безопасности, Россия относится к восточному дрейфу НАТО как к серьезной для себя опасности.

На пути достижения взаимоприемлемого компромисса между Россией и НАТО важную роль сыграла встреча между Б.Ельциным и Б.Клинтоном, состоявшаяся в Хельсинки 21-22 марта 1997 г. Основная цель, которую преследовал российский Президент на этой встрече, заключалась в том, чтобы «минимизировать негативные последствия» расширения НАТО, в том числе предотвратить размещение на территории новых членов блока ядерного оружия.

После трудных, длительных переговоров между Россией и НАТО 27 мая 1997 г. в Париже Б.Ельцин и главы государств и правительств — членов Североатлантического альянса подписали «Основополагающий акт Россия-НАТО», документ, в котором зафиксировано, что союзники по НАТО не имеют ни намерений, ни планов, ни причин размещать ядерное оружие на территориях новых членов ни сейчас, ни в будущем.

В качестве определенной компенсации за ущерб, нанесенный России расширением НАТО на Восток, наиболее развитые страны мира, или «большая семерка», приняли решение трансформировать «семерку» в»восьмерку», включив в нее Россию. Процесс такой трансформации начался еще в 1992 г. в Мюнхене, был продолжен в Неаполе в 1994 г. и вступил в свою завершающую стадию на встрече в верхах в Денвере (штатКолорадо, США), состоявшейся 20-22 июня 1997 г. В отличие от предыдущих лет, когда на саммитах «семерки» Россию допускали лишь к обсуждению некоторых, в основном политических проблем, в 1997 г. она была привлечена ко всем ключевым общемировым вопросам кроме финансовых. Более того, в Денвере Президенту России Была оказана честь открыть встречи «восьмерки».

Вхождение в состав «большой семерки» весьма выгодно для России, как и для других стран развитого мира. У нее появляется больше возможностей развития сотрудничества с ведущими индустриальными державами мира, повышения своего международного престижа.

Таким образом, была предпринята попытка России играть по правилам «многополярного мира». Однако далеко не очевидно, что мир после распада СССР стал многополярным, и даже что он может стать многополярным. Фактически Е.М. Примакову пришлось работать над конструированием такого миропорядка, расширяя связи России с Китаем, Индией, Ираном и арабскими странами, рассматривавшимися как потенциальные полюсы нового миропорядка.

Демонстрацией неудачных результатов новой внешней политики России стала война НАТО против Югославии в 1999 году, предотвратить которую Е.М. Примаков оказался бессилен.

Новая эпоха в международной политике России началась после прихода к власти нового президента В.В. Путина. Он активно участвовал в выработке курса и непосредственном проведении внешней политики, в том числе используя методы личной дипломатии, которые ему особенно хорошо удавались. Большую роль в проведении внешней политики играли министры иностранных дел с 1998 по 2004 годы И.С. Иванов и с 2004 года С.В. Лавров.

Ключевое значение имела новая Концепция внешней политики Российской Федерации, утверждённая президентом Путиным 28 июня 2000 года. Концепция провозглашала следующие цели внешней политики России:

– «обеспечение надежной безопасности страны, сохранение и укрепление ее суверенитета и территориальной целостности, прочных и авторитетных позиций в мировом сообществе, которые в наибольшей мере отвечают интересам Российской Федерации как великой державы, как одного из влиятельных центров современного мира и которые необходимы для роста ее политического, экономического, интеллектуального и духовного потенциала;

– воздействие на общемировые процессы в целях формирования стабильного, справедливого и демократического миропорядка, строящегося на общепризнанных нормах международного права, включая прежде всего цели и принципы Устава ООН, на равноправных и партнерских отношениях между государствами;

– создание благоприятных внешних условий для поступательного развития России, подъема ее экономики, повышения уровня жизни населения, успешного проведения демократических преобразований, укрепления основ конституционного строя, соблюдения прав и свобод человека;

– формирование пояса добрососедства по периметру российских границ, содействие устранению имеющихся и предотвращению возникновения потенциальных очагов напряженности и конфликтов в прилегающих к Российской Федерации регионах».

Россия активно участвует в сотрудничестве с другими странами в борьбе с глобальным терроризмом. Глобальная контртеррористическая стратегия, принятая в ООН в сентябре 2006 года при активном участии России, содержит развернутый план первоочередных действий для снижения глобальной террористической угрозы. Россия стала первым ядерным государством, ратифицировавшим Международную конвенцию о борьбе с актами ядерного терроризма. Россия активно участвует в работе Контртеррористического комитета СБ ООН. Россия – в числе ограниченного круга государств, представивших доклад о мерах по пресечению подстрекательства к терроризму в соответствии с резолюцией 1624 СБ ООН. В рамках российского председательства в «Группе восьми» на саммите в Санкт-Петербурге одобрена Декларация о борьбе с терроризмом, определившая в качестве новой области взаимодействия «противодействие террористическим актам и иным преступным посягательствам на ключевые объекты инфраструктуры». Россия первой из государств-участников Совета Европы ратифицировала Конвенцию СЕ о предупреждении терроризма (2005 года). Между тем, надежды решить с помощью сотрудничества в рамках антитеррористической коалиции внутрироссийскую проблему терроризма оказались беспочвенными, так как партнёры России не желали эффективно сотрудничать с ней в пресечении финансовой и политической поддержке терроризма в Чечне. К примерам «двойных стандартов» можно отнести позицию США и Великобритании, у которых Российская Федерация продолжает добиваться выдачи И. Ахмадова и А. Закаева.

Новые угрозы и вызовы в сфере безопасности, неурегулированность региональных конфликтов, проявившаяся в последние годы тенденция возрастания фактора силы в мировых делах оказала неблагоприятное воздействие на динамику разоружения, контроля над вооружениями и нераспространения.

После выхода из Договора по противоракетной обороне (ПРО) США приступили к развертыванию глобальной системы ПРО. Идёт разработка новых ракет-перехватчиков. Модернизируются базы на Аляски и в Калифорнии. Планируется создание базы ПРО в Восточной Европе. Американцы втягивают некоторых европейских партнеров по НАТО в развертывание эшелонированной ПРО в Европе в качестве интегрированной части своей глобальной системы ПРО. Хотя это развёртывание прикрывается заявлениями о необходимости защиты от ракетно-ядерной угрозы со стороны Ирана, в действительности очевидно, что направлено оно в первую очередь против России.

В современном мире происходит распространение технологий, необходимых для создания ядерного оружия. Серьезным испытаниям подвергается режим Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). КНДР вышла из этого соглашения и провела ядерное испытание. Остаются вопросы в отношении выполнения своих обязательств Ираном. Вне ДНЯО по-прежнему остаются Индия и Пакистан, которые провозгласили свой «ядерный статус». Не подтверждает, но и не опровергает факт обладания ядерным оружием Израиль. Другие страны также начинают раздумывать о ядерном потенциале как о факторе повышения своего международного и регионального статуса.

Перспективной мерой укрепления режима нераспространения является реализация инициативы президента В.В.Путина о создании международной сети ядерных центров по обогащению урана под контролем МАГАТЭ.

Россия активно содействует дипломатическому урегулированию конфликтов во всём мире. Особенно важное значение эта деятельность имеет сейчас на Ближнем и Среднем Востоке. Формально Россия демонстрирует там свою готовность сотрудничать с США. Но Россия не может присоединяться к ультиматумам, которые загоняют ситуацию в тупик, создают новые кризисы в уже серьезно дестабилизированном регионе. Применение силы в целях принуждения к миру должно быть исключительной мерой, к которой международное сообщество может прибегнуть в строгом соответствии с Уставом ООН, если все другие возможности урегулирования конфликта исчерпаны. В этом суть разногласий США и России.

Россия с ее производственно-технологическим, научным и образовательным потенциалом не может оставаться в стороне от глобальных экономических процессов. Именно этим продиктовано стремление присоединиться к Всемирной Торговой Организации (ВТО) и принять участие в выработке правил, регулирующих международную торговлю. Россия отстаивает на переговорах необходимость сохранения экономически обоснованной защиты ее отдельных ключевых отраслей. Без таких мер, разрешенных правилами ВТО, не обходится ни одна страна, какой бы развитой она ни была. Но главным вектором усилий нынешнего руководства России является либерализация торгово-политического режима страны. ВТО является ведущим международным институтом, устанавливающим правила международной торговли, направленные на либерализацию рынков товаров и услуг.

Отношения со странами СНГ являются главным приоритетом российской внешней политики. Здесь концентрируются интересы в сфере безопасности и экономики, отсюда исходят серьезные вызовы, включая нелегальную иммиграцию и организованную преступность. Россия заинтересована в том, чтобы по периметру ее границ были дружественные, процветающие, демократические и стабильные государства. Как показывает накопленный опыт и осознают наши зарубежные партнеры по СНГ, торгово-экономическое сотрудничество с Россией является необходимым условием устойчивого развития стран Содружества. Речь идет о важных общих ресурсах национального развития, являющихся продуктом экономической взаимодополняемости и многолетнего совместного существования в рамках единого государства.

В то же время отношения со странами СНГ Россия хочет строить на трезвом экономическом расчете. Такие отношения более жизнеспособны, чем устаревшие, политизированные схемы, на основании которых в обмен на сомнительные заверения в дружественных отношениях Россия по сути финансировала эти государства поставками энергоносителей по заниженным ценам. От вывода реальных экономических интересов из тени выиграют и российские отношения с внерегиональными державами на пространстве Содружества. Это – как раз те ясность, открытость и понятность. Но такая позиция России не встречает понимания у многих стран СНГ, особенно у Украины. Для них действия России по защите своих экономических интересов представляются выкручиванием рук. Власти Украины считают себя в праве в ответ на них даже несанкционированно отбирать российский газ из проходящих по территории Украины в Европу трубопроводных сетей. Переход на рыночную основу в экономических связях со странами СНГ давно назрел.

Потребность в интеграции на постсоветском пространстве рано или поздно возникнет у большинства бывших республик СССР. На данном этапе реальная интеграция на пространстве СНГ осуществляется в малых форматах. Ядром интеграционных процессов является Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС). На ближайшую перспективу перед ним стоит задача создания полноценного таможенного союза, что даст возможность перейти к интеграционному этапу более высокого уровня –созданию в рамках ЕврАзЭС единого экономического пространства (общего рынка).

Осуществляется деятельность по формированию пакета документов таможенного союза «тройки» (Белоруссия, Казахстан, Россия) в формате «шестерки» ЕврАзЭС с использованием наработок переговорного процесса в рамках Соглашения о Едином экономическом пространстве (ЕЭП).

Предусмотрено, что присоединение к таможенному союзу «тройки» других государств-членов ЕврАзЭС будет вестись последовательно, с учетом степени их готовности.

Закавказский регион имеет ключевое значение в плане обеспечения территориальной целостности и национальной безопасности России. Ситуация в регионе остается напряженной, а применительно к Грузии – взрывоопасной. Существующие здесь «замороженные» конфликты используются внерегиональными силами в целях укрепления своего влияния в регионе в ущерб нашим позициям. Для России значимость вопроса Абхазии и Южной Осетии состоит ещё и в том, что большая часть населения этих непризнанных государств является российскими гражданами. Силовое решение вопроса Абхазии и Южной Осетии со стороны Грузии и неизбежная из-за этого гуманитарная катастрофа подорвут авторитет руководства страны внутри и вовне страны.

Политика руководства Грузии во главе с М. Саакашвили построена на этническом национализме и пользуется поддержкой западных стран, и прежде всего США. Тбилиси проводит линию на слом существующих миротворческих и переговорных форматов, в результате чего происходит осложнение ситуации вокруг Абхазии и Южной Осетии. Грузия рассчитывает привлечь к этим проблемам повышенное международное внимание, подключить к тематике «замороженных конфликтов» евроатлантические структуры и тем самым форсировать урегулирование на своих условиях, имея в виду обеспечить статус Абхазии и Южной Осетии как составных частей Грузии. При этом грузинская сторона не прекращает антироссийскую кампанию в СМИ, пытается использовать в своих целях потенциал ОБСЕ, СЕ, ЕС и НАТО, стремится переложить на

Россия заинтересована в налаживании добрососедских отношений с прибалтийскими государствами, реальный прогресс в которых будет зависеть прежде всего от кардинального улучшения их политического фона, готовности партнеров учитывать российские интересы и озабоченности. Принципиальный характер для России сохраняет задача защиты прав русскоязычного населения в Латвии и Эстонии.

Неизменна позиция России в вопросе договорно-правового оформления границ с Латвией и Эстонией: подписание соответствующих двусторонних договоров возможно лишь на условиях, исключающих вероятность предъявления нашей стране территориальных претензий (Эстония предъявляет претензии на часть территории Псковской области).

Ключевое значение для строительства отвечающей российским интересам европейской архитектуры имеют отношения с ведущими государствами Европы – Германией, Францией, Испанией, Италией. Во взаимодействии с этими государствами формируются устои европейской жизни на равноправной основе. Необходимы дальнейшие инициативные шаги по наращиванию с ними эффективного взаимодействия и сотрудничества. В перспективе будет еще более востребован механизм трехстороннего политического диалога Россия- Германия-Франция, «изменяемая геометрия» других форматов отношений с европейскими странами, рассматривающими роль России на евразийском пространстве как важный стабилизирующий фактор. Президенту России В.В. Путину удалось установить доверительные дружеские отношения с лидерами этих стран – бывшим премьер-министром Германии Герхардом Шрёдером, премьер-министром Италии Сильвио Берлускони, бывшим президентом Франции Жаком Шираком. С помощью методов личной дипломатии Путин добился значительного улучшения во взаимоотношениях с этими странами.

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 0.93MB/0.00032 sec

WordPress: 23.22MB | MySQL:122 | 1,992sec