ИССКУССТВО КУБАНИ

<

121014 0022 1 ИССКУССТВО КУБАНИ Актуальность проблемы исследования определяется глобальными изменениями во всех сферах жизнедеятельности человека, в том числе и духовной. В условиях обновления и демократизации общества большое научно-теоретическое и практическое значение приобретает исследование основных закономерностей и особенностей формирования искусства в социокультурном пространстве конкретного региона.

В современных условиях значительно вырос интерес к феномену культуры, что обусловлено поиском ценностного гуманитарного содержания и смысла жизни. Современной наукой установлено, что человек конца XX века подчиняется  законам   культурной коммуникации. Осмысление и реконструкция прошлого помогает человеку найти опору в тех культурных ценностях, которые лежат в основе будущего развития и совершенствования культуры.

Культура понимается нами как совокупный способ и продукт человеческой деятельности, реализующейся в процессах опредмечивания и распредмечивания, и предстающей в связывающей эти предметы форме, а изобразительное искусство как особый тип освоения человеком мира, образная модель мироздания и самосознание культуры.

Изучение искусства в контексте культуры проводится нами с позиций влияния типа культуры на общее развитие искусства. Общетеоретическая концепция типологического развития культуры по отношению к кубанской культуре и искусству позволяет выделить характерное преобладание канонической культуры в конце XVIII   середине XIX в., а динамической    во второй половине XIX   начале XX в. Отсюда, в каждый из указанных периодов, господствовал определенный тип художественной деятельности: в начале   народное искусство, а затем   профессиональное.

1. ИССКУССТВО КУБАНИ XIX — НАЧАЛА XX ВЕКА

 

 

Разнообразием и богатством отличалась традиционная народная культура Кубани второй половины XIX – начала XX в. Ее своеобразие проявлялось в устройстве поселений и жилищ, семейном и общественном быту, песнях и преданиях, календарных праздниках и обрядах и во многом другом.

Духовное наследие кубанского казачества
было самобытным и оригинальным. Оно совмещало южнорусскую и украинскую традиции. Характеризуя кубанских казаков, дореволюционные источники сообщали: «Отличаются трудолюбием, честностью, общительностью, но лучшая черта у них — радушие в принятии странных»; «характера преимущественно тихого и доброго, склонны более к храбрости в военных действиях и джигитовке».

Все заметные события духовной жизни кубанских казаков были так или иначе связаны с православной верой. Напутственным молебном кубанцев провожали на службу и благодарственным встречали. Возвращаясь со службы, казаки складывались и обязательно покупали подарок для церкви. Екатеринодарские храмы были полны таких даров. Православие делило календарное время на трудовое и празднично-ритуальное, определяя тем самым ритм жизни. «Знают [казаки] о происхождении религии от Иисуса Христа, – говорилось в одном из старых документов. – Некоторые знают о Вселенских соборах. Многие понимают и знают значение Вечерни, Утрени и Литургии. Прекрасно и со вниманием читают молитвы не только пожилые, но и малолетки, как, например: Царю небесный, Отче наш, Верую и Помилуй мя, Боже, и прочие».

Хранителями обычаев выступали старики. Не занимая никаких официальных должностей, они всегда играли огромную роль в формировании общественного мнения. Без разрешения стариков не садился даже атаман, при них казаки строевых возрастов стояли по стойке «смирно», нестроевых возрастов и без формы -сняв шапки. К старшим обращались только «на вы». Благодаря устной традиции передачи информации от деда к отцу, от отца к сыну кубанцы сохраняли свою культуру. Так же поступали казаки, когда хотели сохранить память о каком-нибудь знаменательном событии своей истории. На войсковые празднества, сходы и другие важные мероприятия, проходившие в Екатеринодаре, непременно приглашали смышленых мальчиков от всех казачьих поселений края, по два-три человека от каждого, с тем чтобы эти события были запечатлены в их детском сознании. Со временем эти мальчики становились отцами и передавали все увиденное своим детям. Те впоследствии доносили услышанное до своих детей. Так и ковалась эта живая цепочка казачьей истории и культуры.

Велико было значение и любительских драматических театров. В феврале 1876 г. «Кубанские областные ведомости» сообщали о спектаклях, прошедших в расположении штаба Екатеринодарского полка в ст. Хадыженской: «Вместо «Тактики» Левицкого и «Военной игры» Скуроревского, до сих пор сосредотачивавших на себе внимание и интерес общества офицеров полка, появилась не менее интересная игра, но только уже не на тактических планах, а на сцене — гг. Котлярова, Лагунова, г-жи Копалевой и др. любителей; словом, у нас устроились любительские спектакли … Особенно удачно прошли малороссийские спектакли. Нижним чинам-черноморцам, из которых главным образом состоит полк, эти пьесы, как более понятные, доставили большое удовольствие. «Оттак нашего брата вси жинки надувают…» -слышалось из задних рядов во время представления … Дальше, говорят, спектакли будут идти на пользу Босняков и Герцеговинцев; благо, за которое вообще нельзя не выразить признательности лицам, принимавшим участие в спектаклях наших».

С 1894 г. в Екатеринодаре, Ейске, Армавире открываются «синематографы».

Музыкальная культура Кубани представляла собой целостное художественное явление. Во второй половине XIX — начале XX в. шел процесс снижения роли и значения народной музыки в жизни кубанцев (особенно городских жителей) и расширения влияния профессиональной музыки. Но в печати все чаще появлялись статьи, призывавшие беречь песни, воплощающие народный дух, самобытность и историческую память казачества. В 1870-х годах собиранием народных песен занималась Л.И. Кармалина, супруга начальника Кубанской области, известная камерная певица, ученица М.И. Глинки и А.С Даргомыжского. В декабре 1873 г. она по просьбе М.П. Мусоргского послала ему из Екатеринодара несколько песен, записанных от казаков-старообрядцев. Издание народных песен осуществил Аким Дмитриевич Бигдай, мировой судья и музыкант-любитель. Труд, за который взялся Бигдай, выходил за чисто культурные рамки и приобретал общественное значение: в условиях быстрого увеличения численности иногороднего населения в Кубанской области проявилось обостренное желание казачества защитить и сохранить свое самосознание, в том числе и с помощью самобытной песенной культуры. Четырнадцать выпусков «Песен кубанских казаков» А.Д. Бигдая вызвали живой отклик общественности и прессы.

Более столетия центром распространения церковного певческого искусства являлся Войсковой певческий хор. Наибольший вклад в развитие хора внесли регенты М.И. Лебедев, Ф.М. Дунин, М.С. Городецкий, Г.М. Концевич, Я.М. Тара-ненко. По численности, составу, образцовой организации, редкостному подбору голосов и высоко развитой технике пения хор считался первым на Кавказе, с ним не могли состязаться ни архиерейский хор, ни городские певческие объединения. Впервые попав в Войсковой собор в 1860 г. десятилетним мальчиком, Ф.А. Щербина позднее описывал свои впечатления от услышанного: «Особенно сильно меня поразили три песни — херувимское тройное «Господи, помилуй» и концерт… когда хор стройно и плавно запевал «Иже херувимы» и начались переходы и чередования голосов, когда попеременно слышались чистые голоса дискантов и альтов … неслись голоса теноров или внезапно раздавалось мощное пение басов «Яко до Царя всех подымем». Я бессознательно улыбался, как улыбаются иногда от неожиданных, но приятных впечатлений … аккорды звуков в течение, по крайней мере, получаса наполняли, казалось, весь собор, то гремя и сверкая, как гром, то падая очищающим душу ливнем». Певчими в войсковом хоре были казаки из разных станиц Кубанской области. Знания и опыт, полученные за годы службы в хоре, давали им возможность по возвращении домой зарабатывать на жизнь трудом регента местной церкви или учителя пения в школе.

На рубеже XIX – XX вв. популярными становятся «духовные концерты» из произведений современных русских композиторов на церковные тексты. Войсковой хор знакомил кубанцев с сочинениями П.И. Чайковского, А.Д. Кастальского, А.А. Архангельского, А.Т. Гречанинова и других авторов. Подобные концерты формировали у слушателей интерес к новому стилевому направлению русской духовной музыки, вдохновляли на создание хоров в станицах и городах края. Соборный хор удовлетворял эстетические потребности населения, способствовал пониманию музыки, а также являлся музыкально-образовательным центром, подготовившим сотни регентов и учителей пения.

После образования в 1860 г. Кубанского казачьего войска в Екатеринодар из Ставрополя был переведен «музыкантский кавалерийский хор» — бывший оркестр Кавказского Линейного казачьего войска. Он состоял исключительно из исполнителей на медных духовых инструментах и выполнял функции сугубо военного оркестра с соответствующим репертуаром. Войсковой музыкантский хор бывшего Черноморского войска превратился практически в бальный оркестр, исполнявший преимущественно светскую музыку русских и западных композиторов. Наличие в войске двух оркестров существенно расширило формы их участия в музыкальной и вообще культурной жизни станиц и городов. В 1888 г., по примеру других казачьих войск, на Кубани остался один оркестр — музыкантский хор из 36 музыкантов и 18 учеников. К этому времени военные и духовые оркестры стали создаваться в полках и батальонах Кубанского казачьего войска, поэтому войсковой музыкантский хор сохранял концертно-бальный характер. К концу XIX в. с увеличением струнной группы оркестра он трансформировался в симфонический.

Во второй половине XIX столетия основы музыкального профессионализма на Кубани закладывались домашними частными уроками, занятиями музыкой в учебных заведениях и музыкальных кружках. В это время любительство и профессионализм существовали во взаимосвязи, и различия между ними часто носили условный характер. С 1 ноября 1906 г. начались занятия в музыкальных классах Екатеринодарского отделения Императорского русского музыкального общества, где преподавали выпускники Петербургской и Московской консерваторий. Спустя три года музыкальные классы были преобразованы в училище.

Мастера изобразительного искусства вносили важный вклад в развитие художественной культуры Кубани. Самобытным художником-реалистом был Петр Сысоевич Косолап (1834 — 1910). Он окончил Павловский кадетский корпус, во время Крымской войны командовал пластунами, а в 1861 г. поступил в Императорскую Академию художеств, в класс гипсовых фигур. В 1863 г. на академической выставке экспонировалась картина Косолапа «Сумасшествие», которая была удостоена малой серебряной медали. Изображение бедного сумасшедшего музыканта, играющего на прогнившем чердаке у тела старушки-матери, среди ужасов бедности и лишений, буквально потрясло зрителей. На следующий год П.С. Косолап выставил картину «Возвращение из ссылки». Только через двадцать лет эта тема была гениально развита И.Е. Репиным в картине «Не ждали». За незаконченное полотно «Последние минуты Шамиля в Гунибе» на академической выставке 1867 г. жюри присуждает П.С. Косолапу золотую медаль. Успехи кубанского художника давали ему право участвовать в конкурсе на большую золотую медаль, но Косолап «за прекращением от войска стипендии» был вынужден уехать в Екатеринодар, где продолжал военную службу и творческую деятельность.

Регулярно бывал на Черноморском побережье Кавказа живописец-пейзажист реалистического направления и активный деятель Товарищества передвижных художественных выставок А.А. Киселев. Несколько его полотен — «Горная дорога» (1909), «Тихая вода» (1900), «Ночь на море» (1909), «Кадошские скалы» (1902) -посвящены Туапсе.

<

По совету историка запорожского казачества Д .И. Яворницкого на Кубань для встречи с потомками запорожцев приехал в 1888 г. Илья Ефимович Репин. В станице Пашковской он выполнил несколько десятков портретных набросков с казаков — участников Крымской войны. После возвращения с Кубани Репин завершил свое эпическое полотно «Запорожцы пишут письмо турецкому султану».

Центрами изобразительного искусства в Кубанской области в начале XX в. стали школа рисования Е.И. Посполитаки и Екатеринодарская картинная галерея. Школа Посполитаки была первым частным учебным заведением на Кубани, где учились не только рисованию, но и ремеслу. Причем часть воспитанников обучалась за счет основателя школы. Основу Екатеринодарской картинной галереи составила коллекция местного любителя живописи Федора Акимовича Коваленко (1866 — 1919). Его называли «кубанским Третьяковым», он был известным человеком в России, состоял в переписке с Л.Н. Толстым, И.Е. Репиным, Н.И. Рерихом.

В 1889 г. Главное управление казачьих войск сообщило известному скульптору Михаилу Осиповичу Микешину «заветное сердечное желание всех кубанцев видеть памятник Императрице Екатерине II в своем родном городе Екатеринодаре, носящем имя своей августейшей основательницы». Напряженная работа над памятником продолжалась до самой смерти Микешина, и лишь в 1907 г. была установлена колоссальная статуя императрицы (вместе со статуями меньшего размера: генерал-фельдмаршала Г.А. Потемкина-Таврического, кошевых атаманов Си-дора Белого, Захария Чепеги, Антона Головатого, а также кобзаря с поводырем). Шедевр Микешина простоял до 1920 г. и был демонтирован в связи с приближавшейся годовщиной Октябрьской революции.

Архитектурный облик кубанских городов менялся в пореформенный период. Если в 1870 — 1890 годах основным стилевым направлением являлся эклектизм, то к началу XX столетия он уступил место модерну. Заметный вклад в архитектуру Екатеринодаравнес Иван Клементьевич Мальгерб. В качестве городского архитектора он руководил постройкой зданий мужской гимназии (ныне краевой центр эстетического воспитания и гуманитарного образования), епархиального женского училища (медицинская академия), коммерческого училища (академия физической культуры). Бесценными творениями Мальгерба стали Свято-Екатерининский кафедральный собор и проект Свято-Троицкой церкви.

 

Выдающимся кубанским архитектором был Александр Петрович Косякин (1875 – 1919). Сын помощника атамана Кубанского казачьего войска, он пренебрег блестящей военной карьерой, которая открывалась перед ним, и поступил в Петербургский институт гражданских инженеров. Окончив его и вернувшись на Кубань, Косякин вскоре был назначен на ответственную должность войскового архитектора. Одной из первых его значительных работ стал проект трехэтажного здания Кубанского Мариинского института. Оно и по сей день украшает город (ныне Краснодарский военный институт). В сентябре 1906 г. в станице Пашковской по его проекту была заложена церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы. По своей ажурной, изящной архитектуре этот Божий храм не имел себе равных на Кубани. По проектам А.П. Косякина были возведены церкви в станицах Казанской и Славянской. Замечательной работой архитектора стало и здание почтамта. Творения А.П. Косякина создавали городской «каменный пейзаж» и не затерялись среди других зданий Екатеринодара.

Мощный духовный потенциал, накапливавшийся на Кубани, не всегда, к сожалению, реализовывался вследствие отдаленности региона, неразвитости образовательной сферы, засасывающей будничности провинциальной жизни.

Екатеринодар являлся культурным центром Кубани, но не стоит забывать, что больше половины его населения были выходцами из сельской местности и сохраняли следы традиционного крестьянского менталитета. Массовое сознание и духовная культура населения кубанской столицы представляли собой неразрывное целое.

В городе было несколько театров, одним из старейших являлся Летний театр, находившийся на территории городского сада. В своих стенах он принимал множество столичных знаменитостей. Труппа Малого театра показала на его сцене пьесы «Гамлет» В. Шекспира, «Гроза», «Бешеные деньги», «Последняя жертва» А. Островского и др. В 1905 г. со своей труппой выступал известный драматический артист Мамонт Дальский (с трагедией Шиллера «Дон Карлос»). Через пять лет на сцене театра пел знаменитый бас Ф. Шаляпин. Имя уроженца Кубани В. Дамаева было известно не только в России, но и за рубежом. «За такого тенора в наше бестенорное время надо ухватиться обеими руками, — отзывался о Дамаеве Ф. Шаляпин. – Это настоящий драматический тенор с превосходной дикцией и несомненным дарованием».

В 1913 г. в Летнем театре выступала балерина императорских театров Е. Гельцер.

На подмостках Летнего театра довольно часто можно было увидеть войсковой музыкальный симфонический оркестр, а также хор под управлением Е.Д. Эспозито. Произведения П. Чайковского, Д. Верди, М. Глинки, исполнявшиеся ими, собирали многочисленных слушателей. Но посещение спектаклей было доступно в основном состоятельной публике

В 1909 г. в Екатеринодаре появилось два новых театра. В Зимнем театре был открыт первый театральный сезон: оперная труппа госпожи Шперлинг ставила оперу Д. Верди «Аида». Затем последовали постановки опер «Фауст», «Пиковая дама», «Дубровский», «Жизнь за царя» идр. В 1912г. в помещении Зимнего театра состоялись концерты знаменитого тенора Л. Собинова, известного скрипача Б. Губермана и др. Вслед за Зимним театром был открыт Северный театр, на его сцене выступали скрипач К. Думчев, трагик М. Дальский, малороссийская труппа С. Глазуненко и др.

Довольно часто в стенах Второго общественного собрания выступали знаменитые гастролеры: эстрадные певицы А. Вяльцева, Н. Плевицкая, композиторы-пианисты А. Скрябин, С. Рахманинов и др.

В Екатеринодаре не было профессиональных театральных трупп, поэтому большое развитие получили любительские объединения, возникавшие при благотворительных обществах и учебных заведениях города. Представления чаще всего приурочивали к какому-то празднику или важному мероприятию. Если спектакли не носили благотворительного характера, то просмотр их для всех желающих был бесплатным. В репертуаре любительских кружков были такие произведения, как «Недоросль» Д. Фонвизина, «Женитьба» и «Ревизор» Н. Гоголя, «Бедность не порок» и «Доходное место» А. Островского. Иногда актеры-любители ставили легкие, бессодержательные водевили.

Подводя итоги, можно констатировать, что развитие кубанской культуры в конце XIX — начале XX в. проходило в специфических условиях, характерных для многонациональной «молодой» окраины Российской империи. Богатая традиционная культура народов Кубани получает развитие в набирающей силу профессиональной культуре, произведения кубанских художников, писателей, музыкантов пополняют фонд отечественной культуры.

 

 

 

 

 

 

 

 

2. ИССКУССТВО КУБАНИ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ ХХ ВЕКА

 

Существенные позитивные сдвиги произошли в 1970-х годах в культурной жизни края. В эти годы на Кубани работали 5 театров, 3 филармонии, 180 музыкальных и художественных школ, 6 средних специальных учебных заведений культуры, 1745 массовых библиотек, 1879 клубных учреждений. Хозяйства и предприятия за счет бюджетных средств и собственных прибылей в эти годы построили 177 учреждений культуры, в том числе клубы и дома культуры, кинотеатры, библиотеки. На предприятиях, в хозяйствах, учреждениях и организациях создавались десятки музыкальных школ, самодеятельных коллективов, цирковых студий, ансамблей, хоров.

Активно развивалась музыкальная культура Кубани. Сочинения композиторов, особенно Г. Пономаренко, Н. Хлопкова, Г. Плотниченко, получили широкую известность и за пределами нашего региона. Неоценимый вклад в развитие музыкальной культуры и изучение народного творчества внес Кубанский казачий хор под руководством В.Г. Захарченко, которым были собраны и обработаны тысячи народных песен, издана уникальная музыкальная литература, созданы талантливые оригинальные произведения.

Семидесятые стали временем творческого взлета ряда театральных коллективов Кубани.

Краснодарский драматический театр им. М. Горького ставил отечественную и зарубежную классику, не оставляя без внимания и произведения современных драматургов. Неординарные сценические решения, оригинальная интерпретация пьес создали краснодарской «драме» репутацию новаторского театра. За постановку спектаклей «Фауст», «Кочубей» и «Старик» главный режиссер театра М А. Куликовский был удостоен Государственной премии им. Станиславского, а позднее звания народного артиста СССР.

Художественный руководитель Краснодарского театра оперетты Ю. Хмельницкий существенно обновил репертуар. Показателем успеха творческих коллективов театров драмы и оперетты стали возросшая популярность их спектаклей и столичные гастроли, вызвавшие заинтересованный отклик в театральной прессе.

Известность в эти годы приобрели Краснодарский народный театр юного зрителя, возглавлявшийся С. Тройским, и Краснодарский театр кукол под руководством А. Тучкова.

Стремились к плодотворной работе и творческие союзы. Произведения писателей Кубани и Адыгеи получили широкую известность и высокую оценку. Были удостоены Государственной премии России В. Лихоносов (за роман «Ненаписанные воспоминания»), А. Знаменский (за роман-хронику «Красные дни»). И. Маш-башу (за роман «Раскаты далекого грома») была присуждена Государственная премия СССР.

Краснодарская писательская организация объединяла около тридцати членов Союза писателей СССР. Среди них — талантливые поэты В. Бакалдин, И. Варав-ва, Ю. Гречко, В. Неподоба, С. Хохлов, известные прозаики И. Бойко, И. Зубенко, В. Логинов, Л. Пасенюк и другие.

Краевая организация Союза художников включала более ста двадцати человек. На зональных и всесоюзных художественных выставках с особым успехом демонстрировались работы В. Мордовина, Г. Булгакова, А. Калугина, И. Коновалова, В. Мсхеда и других.

Однако развитие искусства, как и всей социокультурной сферы, сдерживалось жестким прессингом партийно-государственного контроля, идеологической предвзятостью со стороны соответствующих служб края и страны в целом.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

3. ИССКУСТВО СОВРЕМЕННОЙ КУБАНИ

 

С 1992 г. (февраль — март) на Кубани по инициативе созданного в декабре 1991 г. Центра песни композитора Г. Пономаренко стал проходить фестиваль «Звезды России». В Армавире с декабря 1992 г. начал свой путь международный фестиваль «Культура сближает народы». С июня 1993 г. на Кубани проводится фестиваль симфонической и камерной музыки «Эоловы струны», в котором принимают участие ведущие коллективы страны.

В сентябре 1991 г. в Краснодарском театре оперетты состоялся восьмой Всероссийский конкурс эстрадной песни. В ноябре 1992 г. здесь же прошел очередной конкурс. Позже театр оперетты неоднократно был местом проведения Всероссийского конкурса артистов оперетты, многие лауреаты которого влились в труппу театра.

Октябрь 1993 г. стал временем рождения рок-фестиваля «Южная волна», в котором принимали участие кроме местных групп исполнители и коллективы, пользующиеся любовью и уважением в России. С 1993 г. (сентябрь — октябрь) в муниципальном концертном зале камерной и органной музыки стал проводиться Международный фестиваль органной музыки с участием исполнителей из России, Молдавии, Латвии, Германии. В октябре 1996 г. состоялся Первый кубанский фестиваль балета.

Кубанские исполнители и коллективы участвовали во многих конкурсах и фестивалях в России и за рубежом, были отмечены различными премиями. Так, Кубанский казачий хор получил Государственную премию Украины имени Т. Шевченко. В феврале 1993 г. прошли Дни Кубани в московском «Совинцент-ре». В 1994 г. Краснодарский театр кукол (художественный руководитель А. Тучков) занял первое место на Казанском театральном фестивале. Актрисы Краснодарского драматического театра И. Макаревич и А. Кузнецова стали лауреатами фестиваля «Актерские звезды России» в Белгороде. Геленджикский театр «Тор-рикос» получил премию в Испании за спектакль «Любовь дона Перлемплина». Уроженец Кубани С. Женовач был отмечен театральной премией «Золотая маска» за режиссуру.

Немало для популяризации театрального искусства сделали организаторы театрального фестиваля, проходившего в Краснодаре. Иногда в нем участвовали не только кубанские театры (драмтеатр, театр оперетты, «Торрикос», театры Армавира и Майкопа и др.), но и театральные коллективы из Москвы и Санкт-Петербурга.

С 1991 г. в Сочи стал проходить кинофестиваль «Кинотавр». Сначала он имел статус российского открытого. С 1994 г. «Кинотавр» стал международным фестивалем. Здесь состоялись премьеры многих картин, впоследствии получивших многочисленные международные премии.

В сентябре 1992 г. в Анапе впервые состоялся российский кинофестиваль «Ки-ношок». С 1994 г. он стал фестивалем стран СНГ и Балтии. Все бывшие республики СССР получили возможность не только демонстрировать свои достижения, но и проводить в рамках фестиваля семинары и научно-практические совещания по вопросам киноискусства и кинопроката. Если вначале здесь присутствовали фильмы, «шокирующие» публику и специалистов, то со временем Анапа стала местом смотра подлинных произведений киноискусства стран бывшего СССР. Кинофестиваль открыл возможность обмена опытом выживания в условиях коммерциализации киноискусства и поиска путей к зрителю в ситуации глубокого кризиса кинопроката.

Из полутора десятков фестивалей, регулярно проводившихся на территории СНГ и Балтии, лишь «Кинотавр» и «Киношок» сумели сохранить высокий уровень отбора кинопроизведений и организации работы с кинематографической общественностью и любителями кино. Это связано еще и с тем, что оба фестиваля пользуются заметной поддержкой администрации Краснодарского края.

Кроме этого, проходили фестивали в Адлере (развлекательного кино) и в Геленджике (детективного фильма). Краевой центр также не остался в стороне от фестивальной кинематографической жизни. В октябре 1993 г. состоялся Первый Краснодарский международный кинофестиваль-кинорынок фильмов комедийного и музыкального жанров. Второй фестиваль прошел в 1996 г.

Кинофестивали не ограничивались только конкурсными и внеконкурсными программами. Участники фестивалей, среди которых были известные актеры, в том числе кубанцы по происхождению (Н. Мордюкова, Л. Малеванная), молодые «звезды», встречались со зрителями, знакомили их с новинками отечественного кино. Таким образом отечественный кинематограф поддерживал связь с публикой в условиях кризиса.

В 1990-е годы приобрел популярность фестиваль фольклора Кубани «Золотое яблоко». С февраля 1993 г. в зале Краснодарского высшего музыкального училища-колледжа им. Н.А. Римского-Корсакова стал проводиться фестиваль «Екатеринодарские музыкальные встречи», а с мая того же года — «Кубанская музыкальная весна». В мае 1994 г. муниципальный концертный зал Краснодара вошел в ассоциацию лучших концертных залов России.

Все это способствовало росту интереса кубанцев к искусству, увеличивало количество посетителей концертных и театральных залов.

В 90-х годах известные за пределами Кубани писатели В. Лихоносов и А. Знаменский за произведения, написанные в этот период, были отмечены литературной премией им. М. Шолохова.

В 1993 г. Всекубанским казачьим войском была учреждена премия имени Я. Кухаренко в области литературы и искусства.

В конце 1980-х годов в Краснодаре был торжественно открыт Литературный музей Кубани (в доме Я. Кухаренко, известного общественного деятеля XIX в.). Работники музея стали не только хранителями традиций прошлого, но и популяризаторами современного литературного потенциала Кубани. Здесь происходят встречи, во время которых обсуждаются творческие планы и новые произведения.

Напряженно работали кубанские театры. Все это время в Геленджике существовал театр «Торрикос», демонстрировавший свои спектакли на различных фестивалях в стране и за рубежом, где его выступления сопровождал неизменный успех. Главный драматический театр Кубани в 1996 г. получил звание академического. Его коллектив строил свой репертуар на основе произведений Н. Гоголя, Ф. Достоевского, А. Чехова, М. Горького, М. Булгакова, Л. Леонова, кубанского поэта И. Вараввы. Музыкальный театр ставил зажигательные оперетты Ф. Легара, И. Кальмана, И. Штрауса, а также оперы. Специально для кубанских театров создавались пьесы, сюда приезжали ведущие режиссеры страны.

Уже в конце 1980-х при Краснодарском краевом отделении Союза композиторов России был организован камерный хор под руководством В. Яковлева. Хор, основу репертуара которого составляла русская классическая и духовная музыка, сочинения современных композиторов и обработки народных песен, быстро достиг высокого профессионального уровня и стал филармоническим коллективом. С 1992 г. это Краснодарский государственный камерный хор.

Приобрел широкую известность в стране и за рубежом Государственный Кубанский казачий хор под руководством народного артиста России и Украины В. Захарченко. На его базе был создан Центр народной культуры Кубани, при котором организована детская экспериментальная школа народного искусства.

В 90-х годах были введены звания «Заслуженный деятель искусств Кубани», «Заслуженный работник культуры Кубани», «Заслуженный артист Кубани», «Заслуженный работник кино Кубани».

С июня 1992 г. активно работал Краснодарский центр национальных культур. Он был призван «содействовать формированию национального самосознания, более полному и глубокому освоению и взаимообогащению традиционных культур разных народов, объединению их усилий для защиты общечеловеческих ценностей, решению гуманитарных и культурных проблем».

В начале 1990-х годов стали появляться новые телевизионные компании. Наряду с ГТРК «Кубань» в эфир выходили «Пионер», «Фотон», «АВС», «Контакт» и другие. Они создавали оригинальные программы, посвященные культурной жизни региона. С 1996 г. проводится фестиваль телевизионных программ Юга России. В 1997 г. в Краснодаре прошел фестиваль рекламы Юга России.

В 1990 г. было создано Краснодарское творческое объединение «Премьера», поначалу существовавшее как гастролыю-музыкальный театр. Постепенно состав объединения, руководителем которого стал народный артист России Л. Гатов, значительно расширился. В него вошли Кубанский симфонический оркестр, органный зал, Молодежный театр, Новый театр кукол и другие коллективы.

С начала 1990-х годов наблюдается расцвет изобразительного искусства. Преобладание цвета над формой, яркая декоративность и монументальность, поэтичность и праздничность — те особенности, которые отличают произведения кубанских живописцев. Общность территории, изобилующей солнечным светом, наличие в Краснодаре художественного училища и художественно-графического факультета Кубанского госуниверситета (большая часть кубанских живописцев и графиков — их выпускники) определили близость эстетических принципов, являющихся основой оригинальной кубанской школы изобразительного искусства.

Художественный музей, выставочный зал, коммерческие галереи позволили кубанским художникам познакомить со своим творчеством земляков и гостей Кубани. Практически все мастера принимали участие в выставках местного отделения Союза художников России. Большой интерес у специалистов и публики вызывали работы художников: О. и Л. Блохиных, А. Паршкова, Е. Казицына, произведения скульпторов А. Аполлонова, А. Карнаева и др.

Переломные моменты истории часто расцениваются как не лучшее время для развития культуры. Но это имеет место в том случае, если «развитие» понимается как восхождение по ступеням прогресса. Однако в искусствоведении утвердилось иное понимание термина «развитие», возвращающее к исконному значению слова: развитие как изменение. При таком подходе любая переломная эпоха может рассматриваться как период всплеска интереса к культуре во всех ее проявлениях. С одной стороны — отсутствие крупных материальных средств, способных поддержать, как правило, всегда нерентабельное культурное пространство, с другой -несокрушимое желание творить и создавать для людей нетленные ценности, не отрицающие прошлое, а дополняющие его.

В начале 90-х годов постепенно отходила в прошлое ориентация на единое идеологическое обоснование культурных процессов. Однако отсутствие общих идеологических посылов вызвало растерянность сначала у самих субъектов культурного пространства, а затем и у тех, кто формирует культурную политику. Это выразилось в поисках новых основ коллективной самоидентификации. Их опорой стало возвращение к традициям, связанным с патриотизмом, любовью к Родине, с историческими ценностями.

Плюрализм в подходах к культурному развитию нашел свое отражение в многообразии форм культурной жизни, связанных с национальным, конфессиональным, демографическим и в целом с социокультурным своеобразием региона. Все это вызвало острые дискуссии о судьбах культуры. Сетованиям по поводу глубокого духовного кризиса противостоит оптимизм, связанный с появлением новых возможностей приобщения людей к культурным ценностям. Далеко не всегда адекватную реакцию вызывает как в официальных кругах, так и среди представителей других групп населения феномен массовой культуры, весьма острой остается проблема защиты и сохранения культурного наследия прошлого.

Однако в целом можно отметить, что благодаря происшедшим переменам культурная жизнь Кубани стала богаче и разнообразнее.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Краснодарский край выделяется особой казачьей культурой, в Краснодаре существуют Государственный казачий хор (кстати, известный во всем мире) и Центр народной культуры Кубани. Работают театры драмы, оперетты, кукол, филармония, цирк, музеи, университет. В Новороссийске есть планетарий. Обладая богатой историей и красивой природой, край располагает на своей территории огромным количеством самых разнообразных историческо-культурных, археологических и природных достопримечательностей, особенно на причерноморском побережье.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Бранский. Искусство и философия. Калининград, 1999.
  2. Горлова И.И. Культурная политика в современной России: региональный аспект. Краснодар, 1998.
  3. Денисов Н.Г., Лях В.И. Художественная культура Кубани.– Краснодар: Экоинвест, 2000.
  4. Михайлов В., Мезер Ю. Состояние и развитие видов и жанров художественного творчества .на Кубани // Проблемы и пути раавития народного художественного творчества Кубани. Краевая научно-практическая конференция. Краснодар, 1997. Тезисы докладов. — Краснодар.1998.
  5. Очерки истории Кубани с древнейших времен по 1920 год /Под ред. В.Н. Ратушняка. Краснодар, 1996.
  6. Ратушняк В.Н. История Кубани с древнейших времен до конца ХIХ в.- Краснодар: Перспективы образования, 2000.

 

 

 


 

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 0.96MB/0.00122 sec

WordPress: 23.03MB | MySQL:116 | 1,605sec