Клеопатра » Буквы.Ру Научно-популярный портал<script async custom-element="amp-auto-ads" src="https://cdn.ampproject.org/v0/amp-auto-ads-0.1.js"> </script>

Клеопатра

<

091913 2050 1 Клеопатра

1.1 Рождение Клеопатры

 

Клеопатра родилась 2 ноября 69 до н. э. (официально 12 год правления Птолемея XII), по всей видимости в Александрии. Она является одной из трёх (известных) дочерей царя Птолемея XII Авлета, возможно от наложницы, так как, по замечанию Страбона, у Птолемея Авлета была только одна законная дочь Береника IV, царица в 58—55 гг. до н. э. [1].

Клеопатра уже при жизни стала героиней легенд; её трагическая смерть еще более усилила тенденцию к романтизации образа — так что романтический ореол, созданный древнеримскими авторами, и энтузиазм современных кинематографистов мешает объективному взгляду на царицу — несомненно, самую знаменитую из всех женщин античности [1].

Источники по Клеопатре — Плутарх, Светоний, Аппиан, Дион Кассий, Иосиф Флавий. В большинстве своем древняя историография ей неблагоприятна; существует мнение, что она инспирирована победителем Клеопатры, императором Октавианом Августом и его окружением, стремившимися очернить царицу, представив её опасным врагом Рима и злым гением Марка Антония. Как пример — суждение о Клеопатре римского историка IV в. Аврелия Виктора: «Она была так развратна, что часто проституировала, и обладала такой красотой, что многие мужчины своей смертью платили за обладание ею в течение одной ночи» [4].

О детстве и юности Клеопатры ничего не известно.

В июле 51 года до н. э. жестокий и ненавидимый всеми владыка Египта скончался, завещав престол 17-летней Клеопатре и 12-летнему Птолемею. Следуя обычаю египетских фараонов, брат и сестра поженились.

Клеопатра VII получила прекрасное образование — она изучала философию, математику, литературу, играла на разных музыкальных инструментах и свободно говорила на восьми языках. Царица была первой из фараонов династии Птолемеев, кто мог изъясняться по-египетски [1].

Достоверного описания ее внешности нет, и поэтому мнения современных авторов об облике египетской царицы разделились. Часть из них утверждает, что она была прекрасна, как троянская Елена. Другие исследователи ссылаются на ее портрет, отчеканенный на монетах: глубоко посаженные глаза, орлиный нос-клюв, выпирающий подбородок. Но все они сходятся в том, что Клеопатра была обольстительной женщиной и обладала сладострастной натурой. Для удовлетворения своих желаний владычица содержала множество красивых мужчин, что вовсе не считалось безнравственным [2].

Ни для кого не было секретом, что малолетний Птолемей XIII только назывался фараоном, правила же страной Клеопатра. Однако молодого Птолемея воспитывал евнух Пофин, ведавший заодно и финансами Египта и мечтавший о том, что с воцарением воспитанника он станет главным правителем страны [5].

В 48 году до н. э. воспитателю царя в сговоре с другими . высшими сановниками удалось поднять против Клеопатры столицу Египта — Александрию. Возмутившийся народ угрожал жизни владычицы, и она бежала в соседнюю Сирию вместе с младшей сестрой Арсиноей, но побежденной себя не считала [1].

Скоро Клеопатра собрала войско и двинула его к египетской границе. Брат и сестра, муж и жена решили выяснить отношения в бою. Две армии встали лицом к лицу у Пелузия (около 30 миль к востоку от Порт-Саида) на морском берегу [1].

Несомненно, на неё произвела сильное впечатление смута 58—55 гг. до н. э., когда её отец Птолемей XII был свергнут и изгнан из Египта, а царицей стала его дочь (сестра Клеопатры) Береника. Восстановленный на престоле силами римского наместника Сирии Габиния, Птолемей XII кидается в резню, репрессии и убийства (жертвой которых пала в том числе и Береника). В результате он превращается в марионетку, удерживающуюся у власти лишь благодаря римскому присутствию, обременяющему финансы страны. Неприятности царствования отца преподнесли урок будущей царице, которая использовала все средства, чтобы избавиться от противников и от всех, стоящих на её пути — как, например, от своего младшего брата Птолемея XIV в 44 до н. э. и позднее от сестры Арсинои [1].

 

1.2 Путь к Трону

 

Завещание Птолемея XII, умершего в марте 51 до н. э., передавало престол Клеопатре и её младшему брату Птолемею XIII, которому тогда было около 9 лет, и с которым она сочеталась формальным браком, так как согласно птолемеевскому обычаю женщина не могла царствовать самостоятельно. На престол она взошла под официальным титулом Θέα Φιλοπάτωρ (Теа Филопатор), то есть богиня, любящая отца (из надписи на стеле от 51 до н. э.). Первые три года царствования были нелегки из-за 2-летнего неурожая, вызванного недостаточным разливом Нила [4].

С воцарением соправителей немедленно началась подспудная борьба партий. Клеопатра сначала правила одна, отстранив малолетнего брата, но затем последний одержал реванш, опираясь на евнуха Потина (бывшего кем-то вроде главы правительства), полководца Ахилла и своего воспитателя Теодота (ритор с Хиоса). В документе, датированном 27 октября 50 до н. э., имя Птолемея фигурирует подчеркнуто на первом месте [4].

Летом 48 до н. э. Клеопатра, бежавшая в Сирию и навербовавшая там войско, во главе этого войска разбила лагерь на египетской границе, недалеко от крепости Пелусий; там же расположился с войском и её брат, преграждая ей путь в страну [1].

 

1.3 Клеопатра и Цезарь

В этот момент в борьбу вмешивается Рим. Помпей, побежденный Юлием Цезарем под Фарсалом, в начале июня 48 до н. э. появляется у египетского берега и просит египетского царя о помощи. Молодой Птолемей XIII, точнее его советники, надеясь добиться щедрых милостей от победителей, отдают приказ об убийстве римлянина. Это и было исполнено, едва Помпей ступил на египетскую землю, на глазах у всего его окружения (28 июля 48 до н. э.). Но царь просчитался: Цезарь, который в погоне за Помпеем высадился в Египте два дня спустя, разгневался этой расправой и похоронил голову Помпея у стен Александрии, где воздвиг святилище Немезиды [4].

Оказавшись в Египте, Цезарь попытался пополнить свою казну с помощью долгов, которые Птолемей XII наделал римскому банкиру Рабирию во время своих хлопот о восстановлении на престоле, и которые Цезарь теперь записал на свой счёт. Светонийпишет, что Цезарь «не решился» превратить Египет в римскую провинцию, «чтобы какой-нибудь предприимчивый наместник не сумел опереться на неё [провинцию с огромными ресурсами] для новых смут». Однако Цезарь заявил о намерении выступить арбитром в споре царей. Птолемей XIII и без него был фактическим правителем, к тому же признанным Помпеем; поэтому Цезарь был заинтересован в Клеопатре, которая могла стать марионеткой, обязанной ему властью [4].

Вскоре по прибытии он вызывает Клеопатру к себе в Александрию. Проникнуть в столицу, охраняемую людьми Птолемея, было не простым делом; Клеопатре помог сделать это её поклонник, сицилиец Аполлодор, который тайно провез царицу в рыбачей лодке, а потом пронёс в покои Цезаря, спрятав в большом мешке для постели (а не в ковре, как это приукрашенно изображается в фильмах). Из этого факта можно сделать вывод о хрупком телосложении царицы. Бросившись к ногам римского диктатора, Клеопатра стала горько жаловаться на своих притеснителей, требуя казни Потина. 52-летний Цезарь был пленён молодой царицей; тем более, что возврат к завещанию Птолемея XII соответствовал его собственным политическим интересам. Когда на следующее утро Цезарь заявил об этом 13-летнему царю — тот в ярости выбежал из дворца и, сорвав с себя диадему, стал кричать собравшемуся народу, что его предали. Толпа возмутилась; но Цезарю в тот момент удалось её утихомирить, зачитав завещание царя [4].

Однако ситуация для Цезаря осложнилась. Отряд, сопровождавший его, насчитывал всего 7 тысяч солдат; в Африке собирались сторонники убитого Помпея, и эти обстоятельства возбудили в партии Птолемея надежду избавиться от Цезаря. Потин и Ахилла вызвали в Александрию войска; казнь Потина Цезарем уже не могла остановить восстание. Войска, поддержанные горожанами, возмущенными вымогательствами и своеволием римлян, получили вождя, когда к ним бежали Птолемей XIII и его сестра Арсиноя. В результате Цезарь в сентябре 48 до н. э. оказался осажденным и отрезанным от подкреплений в царском квартале Александрии. Спас Цезаря и Клеопатру только подход подкреплений во главе с Митридатом Пергамским [4].

Повстанцы были разбиты 15 января 47 до н. э. у Мареотийского озера, царь Птолемей утонул при бегстве в Ниле. Арсиноя попала в плен и была затем проведена в триумфе Цезаря. За этим последовало совместное путешествие Цезаря и Клеопатры по Нилу на 400 кораблях, сопровождаемое шумными празднествами. Клеопатра, формально сочетавшаяся с другим своим малолетним братом Птолемеем XIV, фактически стала безраздельной правительницей Египта под римским протекторатом, гарантией которого являлись оставленные в Египте три легиона. Вскоре после отбытия Цезаря у Клеопатры рождается сын 23 июня 47 до н. э., которого назвали Птолемеем Цезарем, но который вошёл в историю под данным ему александрийцами прозвищем Цезарион. Утверждали, что он был очень похож на Цезаря и лицом, и осанкой [3].

Цезарь воевал с царем Понта Фарнаком, затем с последними сторонниками Помпея в Африке; сразу же по окончании войн он вызывает в Рим Клеопатру с братом (лето 46 до н. э.), формально — для заключения союза между Римом и Египтом. Клеопатре была выделена вилла Цезаря в его садах на берегу Тибра, где она принимала знатных римлян, спешивших засвидетельствовать свое почтение фаворитке. У республиканцев это вызывало крайнее раздражение и стало одним из поводов, ускоривших гибель Цезаря. Ходил даже слух (передаваемый Светонием и показательный для общего настроения), что Цезарь собирается взять Клеопатру своей второй женой и перенести столицу в Александрию. Сам Цезарь приказал поместить позолоченную статую Клеопатры у алтаря Венеры Прародительницы (Венеры как мифического предка рода Юлиев, к которому он принадлежал). Тем не менее. официальное завещание Цезаря не содержало никаких упоминаний о Цезарионе, которого он таким образом не решился признать своим сыном [3].

 

1.4 Суверенное правление

 

Цезарь был убит в результате заговора 15 марта 44 до н. э. Месяц спустя, в середине апреля, Клеопатра покинула Рим и в июле прибыла в Александрию. Вскоре после этого умер 14-летний Птолемей XIV. По утверждению Иосифа Флавия, он был отравлен сестрой: рождение сына дало Клеопатре формального соправителя. В этой ситуации взрослеющий брат был ей совершенно излишен [3].

В 43 до н. э. на Египет обрушился голод и два года подряд не разливался Нил. Царица была озабочена прежде всего снабжением своей столицы, склонной к бунту. Три римских легиона, оставленные покойным Цезарем, бесчинствовали вплоть до их вывода в 43 до н. э. [3].

Война между убийцами Цезаря, Кассием и Брутом с одной стороны, и с другой стороны — его наследниками Антонием и Октавианом, требовала от царицы изворотливости. Восток был в руках убийц Цезаря: Брут контролировал Грецию и Малую Азию, а Кассий обосновался в Сирии. Наместник Клеопатры на Кипре, Серапион, помог Кассию деньгами и флотом с несомненного согласия царицы, какие бы чувства она ни питала к убийцам своего римского покровителя. Позже она официально отреклась от действий Серапиона. С другой стороны Клеопатра снарядила флот якобы, как она потом уверяла, в помощь цезарианцам. В 42 до н. э. республиканцы были разгромлены под Филиппами. Ситуация для Клеопатры сразу переменилась [2].

Клеопатра  возглавляла одно из самых жестко централизованных правительств в истории. Птолемеи через своих министров и агентов контролировали практически все доходы страны или на монопольной основе, или на основе долевого участия. Их целью было накопление максимального богатства с минимальным риском и переменами. Этой цели способствовала вся административная организация Египта, включавшего в свой состав три большие провинции — Нижний Египет, Средний Египет и Верхний Египет. К счастью для египетских чиновников (а также для нас), эта страна обладала монополией на папирус, который представлял собой писчий материал для многочисленных тогдашних протоколов, писем и других документов. В отличие от должностных лиц, например, Римской республики, здесь чиновники всегда получали жалованье, за исключением ряда высших администраторов, которые имели такие возможности получать доходы, что сами должны были платить царям за свои посты [8].

<

Многие документы того времени относятся к системе сбора налогов, которая в Египте имела особое значение и была хорошо продумана. Налоги натурой собирали государственные чиновники, сбор же денежных налогов, как это часто бывало в Древнем мире, брали на откуп частные лица (покупая это право на ежегодных аукционах). Первоначально в птолемеевском Египте бюрократическая система была несложной, и чиновники рассматривались как придворные и личные агенты царей. Однако к середине II века до н.э. бюрократия ужасно разрослась. К примеру, в папирусе, где перечисляются формальности, необходимые, чтобы получить государственную должность, говорится об огромном количестве переписки и бумаг, с которыми бегают по инстанциям просители, что было вообще характерно для птолемеевского Египта. Бюрократические придирки стали почти невыносимыми, и один эдикт 118 года до н.э. рисует мрачную картину хищений и злоупотреблений, с которыми следовало бороться. Папирусы того времени показывают, что и центральное правительство уже понимало, что многочисленные государственные чиновники недисциплинированны, нечестны, склонны к произволу и насилию [3].

 В 1 веке до н.э. финансовое положение Египта продолжало оставаться вполне удовлетворительным. Несмотря на все финансовые трудности Птолемея XII, разные античные историки оценивают его доход в пределах от 6 тысяч до 12 500 талантов. Хотя мы не знаем, каким образом получены эти цифры, ясно, что богатства, унаследованные  Клеопатрой , превосходили богатства любой страны, которую до этого аннексировали или пытались аннексировать римляне [7].

Сама  Клеопатра  также стремилась к извлечению высоких доходов. Одним из средств для этого была порча ее собственной монеты. Теоретически считалось, что ее изготовляют из хорошего серебра, однако уже при Птолемее XII содержание серебра снизилось до 33 процентов, а при самой  Клеопатре  — до 25 процентов. Кроме того, значительно уменьшился вес монеты по сравнению с легковесной бронзовой монетой отца. Чтобы обеспечить устойчивые прибыли, царица пошла на небывалый для Птолемеев шаг, проведя деноминацию (80 и 40 драхм), что, конечно, не могло не быть исполнено внутри страны, с немалыми выгодами для самой  Клеопатры [7].

Но это было лишь частичным проявлением финансовых амбиций  Клеопатры. Один греко-египетский автор, ее современник, написал трактат о мерах и весах, но счел полезным представить дело так, будто автором этого трактата была сама царица. Но еще более показателен в этом смысле другой трактат, приписываемый  Клеопатре , где рассказывается о ее алхимической деятельности и даже содержится утверждение, будто она умеет получать золото [7].

Сама  Клеопатра  была эллинкой; эллинами же являлись представители ее правящего класса, которым дозволено было получать часть царских богатств. Они были людьми греческой культуры, потомками греческих и македонских переселенцев. Они имели особый статус, ряд привилегий, освобождались от наиболее унизительных корпоративных наказаний и, в отличие, скажем, от англосаксов, завоевавших Англию, никогда сами не обрабатывали землю. Было в Египте немало представителей некоренных народов и помимо греков (особенно многочисленными были евреи). В Александрии рабами были в основном египтяне, но на периферии имелось также немало чужеземных рабов [6].

Однако основу населения составляли египетские крестьяне — феллахи, которых во времена  Клеопатры  насчитывалось от 7 до 9 миллионов.

Они жили не хуже, чем во времена фараонов, и некоторые Птолемеи искренне пытались защитить их интересы, но при всем том значительная часть этого коренного населения лишь поддерживала собственное существование. Коренное население, если не считать немногочисленных жрецов, было совершенно отлучено от власти, в то время как другие группы населения имели различные привилегии. Во многих случаях поведение представителей инородного правящего класса подливало масла в огонь. Уже с начала III века до н.э. недовольство египтян проявлялось в разных формах. Одной из них были подпольные националистические памфлеты (такие, как так называемое «прорицание гончара»), предсказывавшие, что наступит день, когда на юге объявится новый монарх, египтянин, к которому перейдет власть, а столицей снова станет древний Мемфис, Александрия же придет в запустение. Подобные национальные настроения проявлялись порой и в египетских религиозных литургиях [6].

Традиционными лидерами Египта были жрецы. Имелись и видные армейские командиры из коренных египтян, но таких было очень немного. Египетская знать уже давно не играла политической роли. Что касается жрецов, то Птолемеи относились к ним благосклонно, при условии уплаты ими налогов за храмовые мастерские. В награду за поддержку режима монархи принимали некоторых ведущих жрецов при дворе и даровали храмам право предоставлять убежище пострадавшим от произвола чиновников. В обязанности фараонов всегда входило строительство и содержание храмов, остававшихся центрами национальной культуры и в эллинистическую эпоху. Жрецы при каждом удобном случае напоминали Птолемеям о будто бы щедрых подарках, которыми их осыпали фараоны. Птолемеи, со своей стороны, делали подарки храмам и постоянно заботились об их реставрации. Уже Птолемей I поддерживал тесные отношения со жречеством. Надпись на Розеттском камне содержит похвалу жрецов Птолемею V за почитание им египетских божеств [6].

Ко времени  Клеопатры  мемфисские жрецы, занимавшие ведущее положение в Египте, пользовались почти таким же влиянием и почестями, как и во времена фараонов.

В первое десятилетие  правления   Клеопатры  верховным жрецом был некий Пшеренипат, который хвастался своим гаремом, вопреки существовавшей среди жрецов Египта традиции единобрачия. Он стал верховным жрецом еще при отце  Клеопатры , и это время являлось благоприятным для религии Египта, так как царь, при всем своем интересе к римлянам, много занимался строительством и реставрацией храмов. Хотя часто такие работы носили поверхностный характер, объем их был достаточно велик. На стенах храмов Птолемей XII показан в виде фараона, повергающего своих врагов, подобно Рамзесу и другим древним правителям. Конечно, эти изображения были идеализированными, но они напоминали о древней славе Египта, в уважении к которой воспитана была и  Клеопатра . Отец  Клеопатры  много занимался реставрационными работами также в Карнаке, в северо-восточной части Фив. Этот город был столицей Египта в 1600 — 1200 годах до н.э. и царской резиденцией, подобной которой до того не было. Гомер называл Фивы «городом ста ворот». Местный бог Амон в сознании египтян давно соединился с Ра, богом Солнца в Северном Египте. Этот бог Амон-Ра превратился в могущественное имперское божество, царя богов. Тогда главным в Египте был вовсе не мемфисский жрец, а фиванский верховный жрец Амона-Ра. Храм этого бога в Фивах являлся крупнейшим религиозным центром Древнего мира. Конечно, реставрационные работы, проведенные там Птолемеем XII, принесли большую популярность ему самому и его семейству [9].

Фараоны считались потомками Амона-Ра, и Птолемеи восприняли эту традицию. Птолемею I Сотеру в Фивах воздавали божеские почести. Однако при его преемниках Фивы превратились в центр беспорядков и смут. Здесь эллинизированное население было самым малочисленным, а коренное население с большой неприязнью относилось к Александрии. Недовольство народа приводило к восстаниям. При Птолемее IV и Птолемее V эта земля сильно пострадала от постоянных мятежей, а Верхний Египет фактически превратился в независимое государство [6].

Уже при деде  Клеопатры  продолжавшееся в этом регионе сопротивление центральной власти привело к разрушению части легендарных Фив. С тех пор этот город навсегда утратил былое значение, хотя и был знаменит благодаря четырем храмам и некрополю. Эти памятники, привлекающие туристов, и теперь остаются воплощением древней традиции Египта.

Еще в начале своего царствования  Клеопатра  решила сделать широкий жест, чтобы продемонстрировать свои симпатии к национальной культуре.

В одном из святилищ неподалеку от Фив, которое именовалось Хермонтис, самым знаменитым божеством был священный бык Бухие (по другой транскрипции Бакис или Пакис). В это время храмовый бык умер, и понадобилось новое животное, чтобы его заменить. Церемония его введения в храм состоялась 22 марта 51 года до н.э. Храмовая надпись сообщает в связи с этим, что «царица обеих земель, богиня, возлюбившая отца, привезла на судне быка в Хермонтис». Возможно, она была первой среди монархов из династии Птолемеев, кто принимал участие в подобной церемонии [5].

В этой надписи не упоминается отец  Клеопатры, и, возможно, к тому времени его уже не было в живых, однако  Клеопатра  скрывала это обстоятельство, а его отсутствие могла тогда удовлетворительно объяснить тем, что он болен. Не упоминается и ее сводный брат, Птолемей XIII, однако, если отец был тогда жив, сын не мог являться соправителем сестры. Но и в более поздней надписи, от 28 августа, упоминается одна  Клеопатра. Римлянин Марк Целий Руф в письме к Цицерону уже отмечает, что Птолемей скончался, объявив в завещании соправителями дочь и сына; однако народ боялся, что  Клеопатра  оттеснит своего несовершеннолетнего брата от власти. Указанная надпись свидетельствовала, что эти опасения не были беспочвенными. Такое нарушение воли отца  Клеопатра  могла бы объяснить тем, что в изменившейся политической ситуации не имело смысла сохранять двоевластие. Правление несовершеннолетнего брата требовало создания регентского совета, который не только диктовал бы свои условия ее брату, но стал бы вмешиваться и в ее дела. Царица давала понять, что если по закону ей и положен соправитель, то это — чистая формальность, которую не следует принимать всерьез. В отличие от других цариц своей династии она даже монеты чеканила только со своим изображением и именем. Однако эти предшественницы вовсе не были мягкосердечными и не склонны были уступать власть другим. Часто они, как, например, жена и сестра Птолемея II, Арсиноя II, или жена Птолемея III, Береника II, напротив, отличались властолюбием и жестокостью. Но  Клеопатра, в своей решимости установить единоличную власть, зашла, пожалуй, дальше предшественниц[9].

Однако уже в самом начале у  Клеопатры  возникли на этом пути серьезные непредвиденные трудности, вызванные внешними обстоятельствами. Незадолго до того, в 53 году до н.э. римляне потерпели тяжелое поражение от своего соседа и соперника — от Парфянского царства. Красс, коллега Помпея и Цезаря по триумвирату, был наголову разбит парфянами на их территории и погиб. Римляне опасались теперь, что парфяне вторгнутся в пограничную римскую провинцию — Сирию. Это действительно произошло в 51 году до н.э. хотя, к счастью для римлян, силами небольшого парфянского войска. Однако вновь назначенному наместнику Сирии Марку Кальпрунию Бибулу пришлось решать проблему парфянского вторжения. Ему недоставало людей, и он возлагал надежды на римский гарнизон в Египте, оставленный Габинием и доставшийся в наследство  Клеопатре . Бибул послал в Египет двоих сыновей, чтобы вести переговоры об этом, но габинианцам вовсе не хотелось отправляться в Сирию на войну. Они не только отказались подчиниться сыновьям Бибула, но и убили их.  Клеопатра  арестовала убийц и в цепях отослала их к Бибулу. Это было опасно, так как могло вызвать бунт габинианцев, который могли поддержать влиятельные противники проримской политики в самой Александрии. Правда, Бибул отказался наказать убийц, заявив, что это дело должен рассматривать римский сенат, однако риск для самой Клеопатры  от этого меньшим не стал [9].

Клеопатре  в это время было девятнадцать лет, и она, не пожелав вводить регентский совет, пользовалась советами своего главы правительства, некоего Протарха. Но у последнего и без того хватало забот и тревог. Папирусы того времени говорят о политической напряженности в стране, связанной с неурожаем (или усугубленной им). Один из папирусов, датированный 27 октября 50 года до н.э. представляет собой царский указ, запрещающий ввоз зерна из Среднего Египта в Верхний или Нижний Египет; все собранное зерно должно было отправляться в Александрию.

Указ угрожал нарушителям конфискацией имущества или даже смертной казнью и сообщал о наградах за доносы. Ясно, что неурожай создавал угрозу голода в Александрии. Но в это время должно было случиться и что-то еще очень важное, потому что в указе упоминалась не одна  Клеопатра, как обычно, а «царь и царица», то есть  Клеопатра  и ее брат Птолемей XIII.

Есть и другие папирусы, относящиеся к третьему году  правления   Клеопатры  (50 — 49 гг. до н.э.), которые подтверждают правильность нашего заключения. Там появляется формулировка о «третьем годе, который также является первым». Третий год относится к  Клеопатре, но «первый» — к Птолемею XIII. Ясно, что  Клеопатра, чье положение пошатнулось в результате кризиса, связанного с убийством сыновей Бибула, вынуждена была признать мальчика соправителем согласно завещанию отца. То, что это сделано только два года спустя, можно было официально объяснить малолетством соправителя  Клеопатры. Но это означало тогда серьезное ослабление позиций царицы[9].

 

 

2 РАСЦВЕТ И ЗАКАТ ПРАВЛЕНИЯ КЛЕОПАТРЫ

 

2.1 Знакомство с Марк Антонием

 

Клеопатре было 29 лет, когда она в 41 году до н. э. познакомилась с 40-летним римским полководцем. Известно, что Антоний в качестве начальника конницы участвовал в восстановлении на престоле Птолемея XII в 55 до н. э., но маловероятно, чтобы они встретились в то время, хотя Аппиан приводит слух, будто Антоний увлекся 14-летней Клеопатрой ещё в тот период. Они могли познакомиться во время пребывания царицы в Риме, однако до своей встречи в 41 до н. э. они, по-видимому, плохо знали друг друга [2].

При разделе римского мира, произведенном после разгрома республиканцев, Антонию достался Восток. Антоний решает реализовать проект Цезаря — большой поход против парфян. Готовясь к походу, он посылает офицера Квинта Деллия в Александрию требовать Клеопатру к себе в Киликию. Он собирался обвинить её в помощи убийцам Цезаря, видимо, надеясь под этим предлогом получить с неё как можно больше денег [2].

Клеопатра, разузнав через Деллия о характере Антония и прежде всего о его влюбчивости, тщеславии и любви к внешнему блеску, прибывает на судне с вызолоченной кормой, пурпурными парусами и посеребренными веслами; сама она восседала в наряде Афродиты, по обе стороны от неё стояли с опахалами мальчики в виде эротов, а управляли кораблем служанки в одеяниях нимф. Корабль двигался по реке Кидн под звуки флейт и кифар, окутанный дымом благовоний. Затем она приглашает Антония к себе для роскошного пиршества. Антоний был совершенно очарован. Заготовленные обвинения царица без труда отклонила, заявив, что Серапион действовал без её ведома, а сама она снарядила флот в помощь цезарианцам, но этот флот, к несчастью, был задержан противными ветрами. В качестве первого проявления любезности к Клеопатре Антоний по её просьбе приказал немедленно казнить её сестру Арсиною, искавшую убежища в храме в Эфесе [2].

Так начался роман, длившийся десять лет, один из самых знаменитых в истории — даже при том, что мы не можем судить, какова была доля политического расчёта в отношениях с Антонием, который был необходим Клеопатре для осуществления своих планов. Со своей стороны, Антоний только при помощи египетских денег мог содержать свою огромную армию.

Антоний, оставив армию, последовал за Клеопатрой в Александрию, где провёл зиму 41—40 гг. до н. э., предаваясь попойкам и развлечениям. Со своей стороны Клеопатра старалась привязать его как можно крепче.

Плутарх рассказывает: вместе с ним она играла в кости, вместе пила, вместе охотилась, была в числе зрителей, когда он упражнялся с оружием, а по ночам, когда он, в платье раба, бродил и слонялся по городу, останавливаясь у дверей и окон домов и осыпая обычными своим шутками хозяев — людей простого звания, Клеопатра и тут была рядом с Антонием, одетая ему под стать.

Однажды Антоний, задумав поразить Клеопатру своими способностями рыболова, подослал ныряльщиков, которые постоянно насаживали ему на крючок новый «улов»; Клеопатра, быстро разгадав эту хитрость, со своей стороны послала ныряльщика, который насадил Антонию вяленую рыбу.

Пока они развлекались подобным образом, парфянский царевич Пакор перешёл в наступление, в результате которого Рим потерял Сирию и юг Малой Азии с Киликией. Антигон Маттафий, враждебный римлянам принц из династии Хасмонеев (Маккавеев), был утверждён парфянами на иерусалимском престоле. Марк Антоний провел короткое контрнаступление из Тира, но затем был вынужден вернуться в Рим, где после столкновения между его женой Фульвией и сторонниками Октавиана было заключено мирное соглашение в Брундизии (октябрь, 40 до н. э.). Столкновения были вызваны по вине Фульвии, которая, по словам Плутарха, надеялась таким образом оторвать Антония от Клеопатры [2].

В это время Фульвия умерла, и Антоний сочетался браком с сестрой Октавиана, Октавией. В то же самое время в 40 до н. э. Клеопатра в Александрии родила от Антония близнецов: мальчика Александра Гелиоса («Солнце») и девочку Клеопатру Селену («Луну»).

На протяжении 3 лет до осени 37 до н. э. сведения о царице отсутствуют. При возвращении Антония из Италии любовники встречаются в Антиохии осенью 37 до н. э., и с этого момента начинается новый этап в их политике и их любви. Легат Антония Вентидий изгнал парфян; Антоний заменяет парфянских ставленников собственными вассалами или прямым римским управлением. Таким образом, знаменитый Ирод при его поддержке становится царем Иудеи. Нечто подобное происходит в Галатии, Понте и Каппадокии. Клеопатра из всего этого получает непосредственную выгоду, так как подтверждаются её права на Кипр, которым она фактически владела, а также на города сирийского и киликийского побережья Средиземного моря, царство Халкидика в нынешнем Ливане. Таким образом, она сумела частично восстановить державу первых Птолемеев [6].

Клеопатра повелела отсчитывать от этого момента новую эру своего царствования в документах. Сама она приняла официальный титул Θεα Νεωτερα Φιλοπατωρ Φιλοπατρισ (Феа Неотера Филопатор Филопатрис), то есть «младшая богиня, любящая отца и отечество». Титул предназначался для присоединённых сирийцев, которые уже имели царицу (старшую богиню) птолемеевских кровей Клеопатру Феа во II в. до н. э., титул также указывал, по мнению историков, на македонские корни Клеопатры, что было весомым аргументом для греко-македонского правящего класса Сирии [7].

 

2.2 Дети Клеопатры и Антония

 

В 37—36 гг. до н. э. Антоний начинает кампанию против парфян, обернувшуюся катастрофой, в основном по причине суровой зимы в горах Армении и Мидии (северо-запад нынешнего Ирана). Сам Антоний едва избежал гибели.

Клеопатра оставалась в Александрии, где в сентябре 36 до н. э. родила третьего ребенка от Антония, Птолемея Филадельфа. В Риме начинают рассматривать союз Антония и Клеопатры как угрозу империи и лично Октавиану. Последний в начале весны 35 до н. э. послал свою сестру Октавию, законную жену Антония и мать двух его дочерей (Антонии Старшей, будущей бабки императора Нерона, и Антонии Младшей, будущей матери Германика и императора Клавдия), с тем, чтобы она присоединилась к мужу. Однако, едва она доехала до Афин, Антоний приказал ей немедленно возвращаться обратно. Это произошло при участии Клеопатры, которая грозила Антонию самоубийством в случае, если тот примет жену [6].

Антоний хотел взять реванш за поражение в войне с парфянами: в 35 до н. э. он захватывает царя Армении Артавазда II, заключает союз с другим Артаваздом — царем Мидии Атропатены и справляет триумф, но не в Риме, а в Александрии с участием Клеопатры и их общих детей. Чуть позже Цезарион получает титул царя царей; Александр Гелиос провозглашается царем Армении и земель за Евфратом, Птолемей Филадельф получает (номинально, так как ему было около 2 лет) — Сирию и Малую Азию, и наконец Клеопатра Селена — Киренаику [5].

Далеко не все из пожалованных территорий находились под реальным контролем Антония. Иосиф Флавий утверждает, что Клеопатра также требовала у Антония Иудею, но получила отказ; однако это сообщение ставится под сомнение.

Известие о раздаче земель вызвало сильнейшее возмущение в Риме, Антоний явно порывал со всеми римскими традициями и начинал разыгрывать из себя эллинистического монарха.

 

2.2 Гибель Клеопатры

Антоний ещё пользовался значительной популярностью в сенате и армии, но своими выходками в восточно-эллинистическом духе, бросавшими вызов римским нормам и традиционным представлениям, сам дал Октавиану оружие против себя. К 32 до н. э. дело дошло до гражданской войны. При этом Октавиан провозгласил ее войной «римского народа против египетской царицы». Египтянку, которая поработила римского полководца своими чарами, изобразили средоточием всего восточного, эллинистически-царского, чуждого Риму и «римским добродетелям» [6].

Со стороны Антония и Клеопатры для войны был приготовлен флот из 500 кораблей, из них 200 египетских. Антоний вёл войну вяло, предаваясь совместно с Клеопатрой пиршествам и празднествам во всех попутных греческих городах, и предоставляя Октавиану время для организации армии и флота. Пока Антоний стягивал войска к западному побережью Греции, собираясь переправиться в Италию, сам Октавиан стремительно переправился в Эпир и навязал Антонию войну на его территории.

Пребывание Клеопатры в лагере Антония, её постоянные интриги против всех, в ком она видела своих недоброжелателей, сослужили Антонию дурную службу, побудив многих из его сторонников перебежать к противнику. Характерна история ярого приверженца Антония Квинта Деллия, который все-же был вынужден перебежать к Октавиану, поскольку был предупрежден, что Клеопатра собирается отравить его за шутку, которую она сочла для себя оскорбительной. Перебежчики осведомили Октавиана о содержании завещания Антония, оно было немедленно изъято из храма Весты и опубликовано. Антоний официально признавал Клеопатру женой, её сыновей — своими законными детьми, и завещал похоронить себя не в Риме, а в Александрии рядом с Клеопатрой. Завещание Антония совершенно его дискредитировало [8].

Октавиан, не являвшийся крупным военачальником, нашёл в лице Марка Випсания Агриппы компетентного полководца, который успешно вел войну. Агриппа сумел загнать флот Антония и Клеопатры в Амбракийский залив и блокировал его. Их войска стали ощущать недостаток продовольствия. Клеопатра настаивала на морском прорыве. На военном совете это мнение взяло верх. Результатом стала морская битва при Акциуме 2 сентября 31 до н. э. Когда Клеопатра испугалась, что победа ускользает, она решила бежать со всем своим флотом, пытаясь что-то ещё спасти. Антоний бежал вслед за ней. Его разгромленный флот сдался Октавиану, а вслед за тем сдалась без боя и деморализованная сухопутная армия [8].

Антоний возвратился в Египет и не предпринимал ничего для продолжения борьбы с Октавианом. Впрочем, у него не оставалось для этого никаких реальных ресурсов. Он растрачивал свои силы в попойках и роскошных празднествах, и объявил вместе с Клеопатрой о создании «Союза смертников», члены которого клялись умереть вместе. В этот союз пришлось вступить их приближённым. Клеопатра испытывала на заключённых яды, пытаясь выяснить, какой яд приносит более быструю и безболезненную смерть — жертвой этих экспериментов стал армянский царь Артавазд II. Клеопатра была озабочена спасением Цезариона. Она отправила его в Индию, но он потом вернулся обратно в Египет. Она и сама одно время носилась с планами бегства в Индию, но при попытке перетащить суда волоком через Суэцкий перешеек, их сожгли арабы. От этих планов пришлось отказаться [8].

Весной 30 до н. э. Октавиан двинулся на Египет. Клеопатра пыталась жестокими мерами оградить себя от измены: когда комендант Пелусия Селевк сдал крепость, она казнила его жену и детей. К концу июля войска Октавиана появились под самой Александрией. Последние части, оставшиеся у Антония, одна за другой переходили на сторону победителя [5].

1 августа всё было кончено. Клеопатра с доверенными служанками Ирадой и Хармион заперлась в здании собственной гробницы. Антонию передали ложное известие о её самоубийстве. Антоний бросился на свой меч. Вскоре его, умирающего, женщины втянули в гробницу, и он умер на руках у рыдавшей над ним Клеопатры. Сама Клеопатра, зажав в руке кинжал, демонстрировала готовность к смерти, однако вступила в переговоры с посланцем Октавиана, позволила ему проникнуть в здание гробницы и обезоружить её. Видимо, Клеопатра ещё сохраняла слабую надежду соблазнить Октавиана или хотя бы договориться с ним, и удержать царство. Октавиан проявил меньше податливости к женским чарам, чем Цезарь и Антоний, да и чары женщины за тридцать и матери четверых детей, возможно, несколько ослабли [4].

Последние дни Клеопатры подробно описаны Плутархом по воспоминаниям Олимпа, ее врача. Октавиан дозволил Клеопатре похоронить возлюбленного; её собственная судьба оставалась неясной. Она сказалась больной и давала понять, что уморит себя голодом — но угрозы Октавиана расправиться с детьми заставили её принять лечение [4].

Немногими днями позже Цезарь (Октавиан) и сам навестил Клеопатру, чтобы сколько-нибудь её утешить. Она лежала на постели, подавленная и удручённая, и когда Цезарь появился в дверях, вскочила в одном хитоне и бросилась ему в ноги. Ее давно не прибранные волосы висели клочьями, лицо одичало, голос дрожал, глаза потухли [6].

Октавиан напутствовал Клеопатру ободряющими словами и удалился.

Вскоре влюбленный в Клеопатру римский офицер Корнелий Долабелла сообщил ей, что через три дня её отправят в Рим для триумфа Октавиана. Клеопатра велела передать тому заранее написанное письмо и заперлась со служанками. Октавиан получил письмо, в котором нашёл жалобы и просьбу похоронить её вместе с Антонием, и немедленно послал людей. Посланные нашли Клеопатру мёртвой, в царском уборе, на золотом ложе. Поскольку перед тем к Клеопатре прошёл крестьянин с горшком смокв, не вызвавший подозрений у стражи, — было решено, что в горшке Клеопатре пронесли змею. Утверждали, что на руке Клеопатры были чуть видны два лёгких укола. Саму змею в комнате не нашли, будто бы она сразу уползла из дворца [4].

По другой версии, Клеопатра хранила яд в полой головной шпильке. Эта версия подкрепляется тем фактом, что обе служанки Клеопатры умерли вместе с ней. Сомнительно, чтобы одна змея умертвила сразу трех человек. По словам историка Диона Кассия, Октавиан пытался оживить Клеопатру с помощью псиллов, экзотического племени, умевшего высасывать яд безвредно для себя [4].

Смерть Клеопатры 12 августа 30 до н. э. лишила Октавиана блестящей пленницы на его триумфе в Риме. В триумфальном шествии везли лишь её изваяние.

Приемный сын Цезаря Октавиан казнил родного сына Цезаря от Клеопатры Птолемея XV Цезариона в том же году. Дети от Антония шли в цепях на параде триумфатора, затем воспитывались у сестры Октавиана Октавии, жены Антония, «в память о муже». Впоследствии дочь Клеопатры, Клеопатру Селену, выдали замуж за мавританского царя Юбу II, благодаря чему и появился бюст Клеопатры из Шершелл [3].

Судьба Александра Гелиоса и Птолемея Филадельфа осталась неизвестной. Предполагается, что они рано умерли.

Египет был превращен в римскую провинцию.

Земной путь прекрасной египтянки завершился, а легенда только начала свой путь в бессмертие, в прекрасные произведения искусства:

 …В моей любви для вас блаженство?

Блаженство можно вам купить…

Внемлите ж мне: могу равенство

Меж нами я восстановить.

Кто к торгу страстному приступит?

Свою любовь я продаю;

Скажите: кто меж вами купит

Ценою жизни ночь мою?..

(А.С. Пушкин «Египетские ночи») [6].

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 0.96MB/0.00123 sec

WordPress: 21.18MB | MySQL:110 | 1,253sec