КУЛЬТУРА РАЗВИТИЯ ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ

<

120914 2219 1 КУЛЬТУРА РАЗВИТИЯ ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИКультура Греции — древняя культура, но как и любая другая культура, она в свое время претерпела изменения. По мере того как развивалось общество, какие проблемы становились на его пути, приходилось перерабатывать и переосмысливать образы И сюжеты мифов и придавать им новое содержание. Например, во времена расцвета греческих государств-полисов представления греков о богах уже сильно разнились от тех сказочных, полунаивных представлений, какие были во времена Гомера. Так, образ капризного и злоупотребляющего властью Зевса превратился в мудрого, разумного правителя мира.

Цивилизация на греческой земле возникала дважды. Первый раз она появляется в Ш тысячелетии до н. э. Затем следует большой разрыв во времени, вслед за которым вновь наблюдаются цивилизационные процессы.

Поэтому историю культуры древней Греции принято делить на три периода.

Первый период охватывает время с XXX в. до н. э. вплоть до ХII в. до н. э. Это эпоха так называемой эгейской культуры, для которой была характерна дворцовая цивилизация. В своём развитии она проходит три этапа:

1. «ранний» (3000-2300 гг. до н. э.);

2. «средний» (2300-1600 гг. до н. э.);

3. «поздний» (1600-1200 гг. до н. э.).

В свою очередь, вся эгейская культура делится на три локальных (региональных) типа:

1. Критская (минойская) с центром на острове Крите;

2. Кикладская (располагалась там, где сейчас разбросаны острова Циклады);

3. Микенская (с центром в городе Микены, расположенном в материковой Греции).

Наиболее пышных форм эгейская культура достигает на острове Крите. Её ещё называют миносская (или минойская, или крито-минойская), по имени мифического царя Миноса, основателя этой цивилизации.

В V-IV вв. до н. э. греческая культура стала одной из самых развитых систем древнего мира. Три важнейшие особенности придают ей исключительный характер: полнота, разнообразие и известная законченность составных частей культуры (литературы, искусства, философии); ее гуманистическая направленность; большой вклад греков в сокровищницу мировой культуры, создание шедевров, обогативших культурное творчество следующих поколений и прочно вошедших в жизнь народов Средиземноморья и Европы. Можно указать на несколько условий такого невиданного подъема.

Культура греков прежде всего создавалась на базе более динамичного способа производства, рационально организованного хозяйства. Греческая экономика с товарным производством, построенная на началах частной собственности, обеспечивала получение прибавочного продукта за счет более организованной и эффективной эксплуатации работников, создавала достаточные материальные возможности для культурного творчества. Господствующий класс, состоящий из собственников относительно небольших поместий, мастерских, кораблей, должен был принимать деятельное участие в организации производства, был заинтересован в общем культурном прогрессе. Социальную основу полисной организации составляло среднее гражданство, прежде всего зажиточные землевладельцы, которые вместе с тем были полноправными гражданами и воинами. Эта активная в социально-политическом отношении категория гражданства была больше готова к восприятию культурных ценностей, чем, например, бесправные общинники в странах Древнего Востока.

Процесс культурного творчества в разных полисах Греции имел свою степень интенсивности, причем был более плодотверным в государствах с демократическим устройством. Отсутствие замкнутого слоя правящей, отделенной от основной массы гражданства бюрократии и наемной армии, концентрация власти в руках Народного собрания, ежегодно сменяемый и контролируемый аппарат управления, ополчение как основа военной организации порождали близость государственных институтов и основной массы гражданства, предполагали активное участие граждан в государственных делах, воспитание культурной и политически мыслящей личности. Постоянное участие в прениях, обсуждение законопроектов и решений в Народном собрании формировало политическое мышление гражданина, с одной стороны, а с другой — способствовало расцвету ораторского искусства. Не случайно именно в Греции V-IV вв. до н. э. появляются прославленные ораторы: Перикл, Клеон, Исократ, знаменитый Демосфен.

Развитию греческой культуры способствовало отсутствие в стране могущественной жреческой организации, такой, например, как в странах Древнего Востока, где процесс культурного творчества был взят ею под контроль. Характер греческой религии, простота культовых обрядов, проведение главных религиозных церемоний выборными магистратами исключали возможность складывания разветвленной и влиятельной жреческой корпорации. Это предопределило более свободный характер образования, системы воспитания, мировоззрения и всей культуры. В этом же направлении действовал и еще один важный фактор: довольно широкое распространение грамотности, т. е. умения писать и читать, грекам были доступны замечательные произведения историков, философов, драматургов, писателей. Широкое распространение грамотности характерно для демократических государств, предполагающих политическую активность рядовых граждан, их участие в выборах, голосованиях, составлении решений, знакомстве с документами государственной важности. Именно возможность чтения и компетентного суждения о прочитанном была важным стимулом для творчества греческих мыслителей.

Наиболее наглядно перемены в греческой духовной культуре проявляются в период развития дионисийского и аполлонического культа. Так, например, бог Дионис символизировал для греков самосознание человека, живущего в таинственном, но полном опасностей мире дикой природы. Греки еще не проводили анализ природы, поэтому мир, в принципе, непонятный человеку, был подвластен богам, и законом в нем являлся произвол богов, символизирующих необъяснимые силы природы.

Однако этот мир вызывал у греков не только страх, они пытались ощутить счастье от принадлежности к мистическому миру и раствориться в хаосе. Кроме того что Дионис был незаконнорожденным богом, отчего должен был бороться за право пойти в числи олимпийских богов и .за повсеместное установление своего культа, он был ущемлен в правах, подобно человеку, и должен был их отстаивать. Не последней деталью для процветания культа Диониса явилось и то, что орудием этого бога было опьянение, не знающее преград, которое пробуждает душу и открывает ей ту сторону жизни, где нет препон и подчинений. Именно подобного выхода за рамки собственной ограниченности и трепета перед магическим миром добивались греки во время праздников, посвященных богу Дионису. На этих празднествах греки погружались в природу дионисийского мира. Они желали оргий, экстаза, безумия, которые унесут душу во дворец Всепоглощающей Любви, воспринимая ее, по-видимому, глубинной сущностью мироздания.

Мир Диониса — мир телесной символики. Он не ограничивался только масками и строгостью ритуала, здесь присутствовали пляски танцоров, ритмика которых объединяла и растворяла людей в природе.

Культ Диониса возник еще и потому, что, пожалуй, это был исключительно страдающий бог. Страдания Диониса это страдания бога, то есть существа высшего порядка, запутанного в сети индивидуальной воли. Ведь, по преданию, Дионис был разорван титанами, «при этом намекается, что это раздробление, представляющее дионисийское страдание, по существу, подобно превращению в воздух, воду, землю и огонь, что, следовательно, мы должны рассматривать состояние индивидуализации как источник и первооснову всякого страдания, как нечто само по себе достойное осуждения» (но Ницше).

Из улыбки Дионлса возникли олимпийские боги, а из его слез — люди, повествует предание, и этим устанавливается первенство и животворное начало Диониса, Но оно несет в себе не только страдание, но и необыкновенную радость, диктуемую надеждой на возрождение: ведь погруженная в вечную печаль Деметра познала радость, когда узнала о возможности вновь родить Диониса. Такая возможность указывает на то, что еще в далеком первобытном сознании человек заметил, что в мире все циклично — рождение и смерть — и поверил в возрождение.

Наряду с повсеместным поклонением Дионису в Греции процветал и культ Аполлона. Вторым естеством греческой культуры являлись гармония, порядок и соразмерность, которые олицетворял образ Аполлона. Кроме того, этот бог также приобрел значение в области морали, искусства, религии.

Аполлон настраивает людей на возвышенные чувства, ему принадлежат музыка и поэзия, его дар — вдохновение и талант. Аполлон — гений величавой гармонии. Из хаоса первозданного океана жизни он творит мироздание, выделяя части, придавал им форму, наполняя их смыслом, соразмерным с замыслом целостности. Его творческая мощь придает миру гармонию, устойчивость, порядок и покой.

В отличие от вечно умирающе-возрождающегося Диониса, Аполлон бессмертен и неизменен. Он — воплотившийся Дух.

Образ Аполлона отражает стремление человека найти всему свое .место, прежде всего найти себе место в мире, обезопасить свою личность от раздробления, согласившись на ограниченность, но при этом подчинить весь мир идее этой ограниченности. Так, Аполлон (в символическом смысле) порождает весь олимпийский пантеон, устанавливает миропорядок, о котором боги оправдывают человеческую жизнь, сами живя этой жизнью.

Антиномия дионисийского и аполлонического начал определила пути развития греческой культуры. Из этой борьбы родилась трагедия, состоящая из музыки Диониса и сформированная под влияниям аполлонических тенденций, развилась великая греческая архитектура. Все это сделало эллинскую культуру великой.

Культура Древней Греции сформировалась как продолжение, осмысление, упорядочение и попытка логического И синтетического оправдания мифа. В этом смысле культура была полностью синкретической, где миф являлся не только сокровищницей символики, образов и идей, как онтологических, так и эсхатологических, но и неким системообразующим принципом, той склейкой, которая позволяла системе развиваться, но не разваливаться. Б истории становления и развития древнегреческой мифологии прослеживается исток философии, но там же находятся предпосылки и логических, и естественных паук. Даже мистические изыскания пифагорейцев имеют мифологические корпи (хотя, скорее, это не Греция, а Азия и, опосредованно, Египет.) Предельно абстрактные Платон и Аристотель в попытках уйти от смутных образов мифа все равно легко определяются нами как продукт усе той же синкретической культуры и стадии, когда она начинает отрицать самое себя.

В литературе таким примером осмысления мифа может Сыть поэма Гесиода «Теогония». В греческой литературе мощный пласт образует мифологическая поэзия, а это не что иное как своды опоэтизированных мифов, но у Гесиода человек пытается осознать не только то, что он непосредственно наблюдает и переживает, но к ставит те вопросы, на которые он сам еще не может дать ответ, но которые уже не может не поставить. Происхождение богов волнует зрелую греческую культуру, так как тесно связано с вопросом о происхождении человечества и разума, о дальнейшей их судьбе. Таким образом, философ уже не является слушателем или читателем — потребителем мифа, хотя и воспитан на мифологии и окружен ею. Более того, во всем — в языке, образах, с г особах мышления — он не свободен от мифологии. Любое природное явление миф объясняет волей божества, то есть причина выводится за пределы самой природы и вверяется бегам.

Когда люди стали задаваться естественными вопросами: как устроены космос и ого тела, то от творце в мифов не требовали доказательств. То, что Земля — огромное тело, имеющее форму шара, должно было быть доказало греческими мудрецами на основе астрономических заключений или же хотя бы построено на абстрактных теоретических предположениях, а создатель мифа мог бы сослаться на что угодно — им предание, богов, и ответ его был более разумен, чем астролога. Так, пифагорейцы считали, что Земля нэпа должна иметь форму шара, так как по законам гармонии и совершенства круглое тело пластично и красиво. Не было и не могло быть тогда эмпирически достоверных доказательств относительно космоса и планет. О космосе можно было рассуждать только с долей фантазии.

Философам было важно и удобно опереться на астрономический материал, так как идея космоса, целостного, единого мира как универсума была органичной для древней мысли и для философии вообще.

<

Астрономия в античности так и не стала наукой развивающейся: почти все астрономические гипотезы сегодня нам кажутся фантастическими. Земля в представлении, например, философа-астронома Фагeca Милетского, являлась подобием куска деревянистого цилиндра, который плавает в океане. Не правда ли, это сильно отличается от того, что знает сегодня каждый ребенок о строении и форме нашей планеты? Но следует отметить, что это парадоксальное, «фантастическое» предположение потребовало от астронома своеобразной смелости и полета мысли, выходящего за пределы данного, созерцаемого мира.

В отличие от познаний и открытий в области астрономии, древнегреческая наука совершила кардинальный переворот в математике. Так произошел интеллектуальный рывок от математики прикладной, которую Платон назвал «логистикой», к математике абстрактной. Не менее важно и то, что греки впервые ввели теоремы и доказательства и применяли их по отношению к вполне уже известным вещам. Так, например, на Востоке уже было известно, что углы при основании равнобедренного треугольника равны, но только Фагос доказал эту теорему. Путь абстрактных обобщающих построений, опирающихся на доказательства, — это существенное новшество в эпоху античности. Вероятнее всего, что превращение математики но всеобщее знание и обусловило громадный прогресс самой математики. Нет сомнений в том, что математика как наука начала развиваться именно в Древней Греции. Чтобы рассеять окончательные сомнения, можно напомнить, что геометрией Евклида пользовались на протяжении вceгo последующего развития человечества, и она, уже в обогащенном виде, была единственной геометрией вплоть до ХЖ века, пока не появилась геометрия Лобачрвского-Римана.

В то же время получили свое развитие описательные науки, такие как биология (прежде всего систематизированные представления о живых организмах Аристотеля Стагирита) и география. Но все же основной, объединяющей темой творчества всех философов было осмысление рождения и гибели всего живого, поиск их первопричины. Здесь органично были соединены природа, человек и социальная жизнь. Грек — одновременно философ, физик, космолог и этик — пытается разыскать первоначало, сославшись на которое можно как бы разом ответить на вопросы, касающиеся рождения, жизни, гибели, движения, изменения. И первопричину всего этого древний грек ищет не где-нибудь в абстракции, а е самой природе.

Духовная и художественная культура Древней Греции, пожалуй, одна из тех немногих, которая развивалась самостоятельно, не опираясь непосредственно на опыт других культур. Именно в Древней Греции сформировалась общеевропейская культурная парадигма. Это не значит, что древнегреческая культура не соприкасалась с культурой других стран, но именно она дала мощный толчок для развития многих научных сфер. И хотя практической, опытной науки в Греции не было, но эти гениальные мыслители сумели поставить основные вопросы, ответ на которые является и сейчас конечной целью научного мышления: бытие и становление, истина и цель, благо и долг, космос и атом, единство и множественность, частное и общее, чувство и разум, число и величина, дух и материя, сознание и материя… Древнегреческая культура похожа на феномен из физики элементарных частиц: вот дошли до предела дробления, но за этим пределом вновь открываются целые вселенные.

В Древнегреческих полисах сформировалась могучая духовная культура, которая оказала большое влияние на развитие цивилизации многих стран мира.

Древняя Греция — это родина европейского театра. В конце 5 начало 4 века до н.э. театры были уже во все больших греческих городах. «Театр» — греческое слово, в переводе обозначает «Место для зрелищ».

В Афинах театр был устроен на склонах Акрополя. Это был один из наиболее крупных театров Эллады — на 17 тыс. зрителей. В греческих театрах была чудесная акустика. Все, что говорилось на сцене, было хорошо слышно даже в последних рядах.

Греки очень любили театры. Они устраивали спектакли 2-3 раза в год. Спектакли начинались утром и длились до самого вечера несколько дней подряд. Каждый день показывали несколько пьес. Пьесы были веселыми или грустными (трагедии или комедии) . Очень популярны были трагедии Эсхила («Персы») . Большую популярность имела трагедия Софокла «Антигона». А знаменитым автором комедий в середине 5 в до н э был афинянин Аристофан (пьеса «Птицы»).

В Греции один раз в 4 года проводились всенародные спортивные соревнование — игры (в г. Олимпии). За легендой, Олимпийские игры основал знаменитый герой Геракл. Первые игры — 776 г. до н. э. Они проводились с тех пор 1000 лет, к тому времени когда их запретили по требованию христиан (4 в. н. э.). Возобновили их в 1896 г. С тех пор они стали всемирными и проводятся в разных странах по очереди.

Статую Афини Палаады В Парфеноне («Храм девы») сделал Физиа (11 м высоты) — из слоновой кости и золота.

В архитектуре греки славились колоннами. Они применяли колоны трех типов: дорийские, ионийские, коринфские. Часто вместо колон греки использовали каменные статуи которые своими телами поддерживали крышу или карниз. Такие статуи-колоны в виде мужчин называются атлантами, а в виде женщин кариатидами. Эти виды колон использовались архитекторами всего мира.

Известные греческие скульпторы — Физий, Мирон, Поликлет и др. Статуи отливали с бронзы или высекали из белого мрамора, которые разрисовывали. Греки никогда не изображали некрасивых людей, они считали изображать нужно лишь красоту. Самые известные статуи «Дискобоя» Мирона, «Афродита Милосская» неизвестного скульптора, статуя Апполлона Бельведерского и «Геракл с львом» Лиссиппа.

Отцом греческой трагедии считается Эсхил из Элевсина (525-456 гг. до н. э.). Его зрелые годы прошли в героический период победоносной войны греков с Персидской державой. Эсхил был участником наиболее крупных сражений этой войны (при Марафоне, Саламине и Платеях). Он принимал деятельное участие в общественной жизни Афин, выезжал в Сицилию и там же провел свои последние годы. Эсхилу приписывали создание 90 трагедий, из которых сохранилось семь. Наиболее известные — «Персы» (472 г. до н. э.), «Прикованный Прометей» (470 г. до н. э.) и трилогия «Орестея» (458 г. до н. э.), состоящая из трагедий «Агамемнон», «Хоэфоры» и «Эвмениды». Сюжетами трагедий Эсхила становятся давно известные мифологические сказания о титане Прометее, о преступлениях аргосских царей из рода Атридов. Только в «Персах» речь шла о реальных событиях — победе греков над персами в морской битве при Саламине. Однако Эсхил переосмысливает общеизвестные и незамысловатые мифы, вносит новые сюжетные линии, наполняет рассказ идеями своего времени. Эсхил отражает в своих произведениях торжество полисного порядка и его идеологии, он прославляет мужество, волю, патриотизм греков, противопоставляя им высокомерие и чванство восточного деспота Ксеркса в трагедии «Персы», он воспевает бесстрашие героев, ради людей готовых поспорить с самими богами, торжество цивилизованной жизни в «Прикованном Прометее» и вместе с тем в самых мрачных красках рисует деспотизм и тиранию Зевса. В трилогии «Орестея» его творчество пронизано философскими рассуждениями о смысле человеческого существования, отношениях людей и богов. Для Эсхила свободная и нравственная жизнь возможна только в огражденном справедливыми законами полисном коллективе. Здесь нет места тем тягчайшим преступлениям, которыми насыщена предшествующая дополисная эпоха. Такая устроенная жизнь угодна и богам. Творчество Эсхила прославляло политические, идейные и нравственные устои греческого полиса.

Высоких художественных достижений греки добились в области архитектуры. Греческое зодчество классического времени развивалось на основе так называемой ордерной системы, ставшей великим завоеванием мировой архитектуры. Эта система, зародившаяся в архаический период, достигла наибольшей полноты и законченности именно в V-IV вв. до н. э. Два основных типа ордера — дорический и ионический -сформировались еще в VII-VI вв. до н. э., но в V-IV вв. появился еще более нарядный и изысканный коринфский ордер. В то же время греческие зодчие начинают прибегать к смешению разных ордеров в одном здании, внося элементы легкости и изящества в дорический стиль, и придают большую нарядность и пышность ионическому ордеру. Умелое смешение разных архитектурных стилей расширило возможности греческих строителей, позволило им создать многие шедевры греческой и мировой архитектуры.

Основой греческого зодчества, как и в архаическое время, был храм — самое совершенное в принципе здание, в котором обитает прекрасное божественное существо. Были разработаны различные типы храмовых зданий, от скромных героонов в честь героев до величественных громадных храмов в честь главных богов.

Велики достижения эллинских мастеров в области скульптуры. Жители греческих городов любили и понимали скульптурные изображения, и их мастера охотно удовлетворяли вкусы современников. Греки охотно украшали здания, особенно храмы, самой разнообразной скульптурой. В главном помещении храма находилась статуя божества — покровителя города, наружные и внутренние стены здания, верхние части антаблемента обычно покрывались рельефными изображениями, фронтоны заставлялись скульптурными группами, отдельные скульптуры украшали даже крыши некоторых храмов. Статуи стояли на городских площадях, ставились на могилах. Назначение скульптур было самым различным: религиозное (разработка образов наиболее чтимых богов и героев), эстетическое (скульптура служила украшением площади, здания, святилища), идеологическое (прославление гражданина и воина, физически крепкого, мужественного, с чувством собственного достоинства, жизнерадостного). Наиболее популярными художественными образами были образы величавого, могущественного и спокойного божества (мужского и женского), обнаженного воина-атлета. В IV в. до н. э. происходит очеловечивание образа божества, смягчение идеальных черт и подчеркивание в них чисто человеческих качеств. Скульптуры богов и богинь в IV в. до н. э. больше напоминают смертных людей, чем могущественных небожителей.

Греческие мастера создавали скульптуры из самых различных материалов: из известняка, мрамора, дерева и слоновой кости, из обожженной глины. Скульпторы овладели в совершенстве техникой бронзового литья и по восковой модели научились изготовлять превосходные бронзовые статуи.

Огромных успехов греческие скульпторы достигли в трактовке художественного образа, им удалось преодолеть неподвижность и скованность архаических фигур. Греческие мастера классического времени могли передавать в твердом материале многие оттенки человеческих состояний, их статуи полны жизни и движения. Даже спокойно стоящие фигуры наполнены скрытым движением и полнотой жизни. Статуя Мирона «Дискобол», скульптура Зевса, выполненная Фидием для храма Зевса в Олимпии и считающаяся одним из чудес света, его статуи Афины Девы для афинского Парфенона, Афины Воительницы для Акрополя, его 160-метровый панафинейский фриз на внешней стороне стены Парфенона, изображение летящей Ники Пеония — вот некоторые всемирно известные шедевры V в. до н. э. Замечательными творениями греческого гения стали статуи работы Поликлета — Копьеносец-Дорифор, раненая амазонка, статуя Афродиты Книдской и Гермеса с младенцем Дионисом Праксителя; Менада Скопаса, Аполлон Бельведерский Леохара. Одним из лучших портретистов IV в. до н. э. был Лисипп, прославившийся великолепными портретами Александра Македонского и статуей Апоксиомена (атлета, счищающего грязь после тренировки). Статуя Апоксиомена интересна тем, что зритель, обходя ее, видит меняющиеся черты атлета, то возбужденного борьбой, то усталого до изнеможения.

Эллинские скульпторы создавали и прославляли, полисный идеал гражданина, который реалистически отражал политическое и социальное преобладание средних слоев гражданства в большинстве греческих городов-государств.

 

 

2. КУЛЬТУРА ЭПОХИ ПРОСВЕЩЕНИЯ. БАРОККО. РОКОКО

 

Восемнадцатый век в Европе — завершающий этап перехода от феодализма к капитализму. Происходит гигантская ломка всех общественных устоев, идет борьба за освобождение от религиозно-феодального миросозерцания, образуются первые политические партии, появляется периодическая печать. Но социальное и идейное развитие стран Европы совершается неравномерно. В то время как в Италии и Германии сохраняется феодальная раздробленность, мешающая капиталистическому развитию, в Англии уже завершается промышленный переворот, превративший ее в первую державу Европы. Под влиянием английской буржуазной революции во Франции формируется широкое антифеодальное движение, получившее наименование Просвещения. Разум и Просвещение превратились в основные лозунги эпохи. Даже абсолютизм, уступая потребностям времени, становится просвещенным. В Австрии, Пруссии, России монархи используют идеи Просвещения для укрепления централизованной системы управления. Практикуется создание единой системы образования, поощряется — в известных пределах — развитие наук и искусств. Но в принципе абсолютизм и Просвещение имели разные векторы направленности. Новый, рвущийся к политической власти класс буржуазии, во Франции выдвинул своих идеологов, провозгласивших культ Разума и Природы. Просветители были убеждены в том, что развитие Разума, и прежде всего — прогресс науки и просвещение народа — могут оказать решающее воздействие на все стороны жизни общества и перестроить его на началах всеобщего равенства, соответствующего законам Природы.

Особое место этой исторической эпохи отразилось и в полученных ею эпитетах: «век разума», «эпоха Просвещения». Секуляризация общественного сознания, распространение идеалов протестантизма, бурное развитие естествознания, нарастание интереса к научному и философскому знанию за пределами кабинетов и лабораторий ученых — это лишь некоторые наиболее значимые приметы времени. XVIII столетие громко заявляет о себе, выдвигая новое понимание основных доминант человеческого бытия: отношение к Богу, обществу, государству, другим людям и, в конце концов, новое понимание, самого Человека.

Эпоха Просвещения по праву может быть названа «золотым веком утопии». Одновременно с ростом знаний во всех областях идет популяризация достижений науки, решаются задачи просвещения. Во Франции существовало множество научных и учебных заведений — Академия наук. Королевский коллеж, школа военных инженеров, Парижская обсерватория и т. д. Академии и университеты возникают во многих провинциях. Выпускаются научные труды, журналы, ученые записки, идет активный обмен результатами исследований.

Просвещение прежде всего включало в себя веру в возможность изменять человека к лучшему, «рационально» преобразовывая политические и социальные устои. Приписывая все свойства человеческой натуры воздействию окружающих обстоятельств или среды (политических институтов, систем образования, законов), философия этой эпохи подталкивала к размышлениям о таких условиях существования, которые способствовали бы торжеству добродетели и вселенского счастья. Никогда ранее европейская культура не рождала такого количества романов, трактатов, описывающих идеальные общества, пути их построения и установления. Даже в самых прагматических сочинениях того времени проглядывают черты утопии. Например, знаменитая «Декларация независимости», включала в себя такое утверждение: «все люди сотворены равными и наделены Создателем определенными неотчуждаемыми правами, среди которых право на жизнь, свободу, стремление к счастью».

Ориентиром для создателей утопий XVIII века служило «естественное» или «природное» состояния общества, не ведающего частной собственности и угнетения, деления на сословия, не утопающего в роскоши и не обремененного нищетой, не затронутого пороками, живущего сообразно разуму, а не «искусственным» законам. Это был исключительно вымышленный, умозрительный тип общества, который, по замечанию выдающегося философа и писателя эпохи Просвещения Жан Жака Руссо, возможно, никогда и не существовал и который, скорее всего, никогда не будет существовать в реальности. Предложенный мыслителями XVIII века идеал общественного устройства использовался для сокрушительной критики существующего порядка вещей.

Зримым воплощением «лучших миров» для людей эпохи Просвещения были сады и парки. Как и в утопиях, в них конструировался мир, альтернативный существующему, отвечавший представлениям времени об этических идеалах, счастливой жизни, гармонии природы и человека, людей между собой, свободе и самодостаточности человеческой личности. Особое место природы в культурной парадигме XVIII столетия связано с провозглашением ее источником истины и главным учителем общества и каждого человека. Как и природа в целом, сад или парк становился местом философских бесед и размышлений, культивирующим веру в силу разума и воспитание возвышенных чувств. Парк эпохи Просвещения создавался для возвышенной и благородной цели — создания совершенной среды для совершенного человека.

В XVIII Франция становится гегемоном духовной жизни Европы. В ее философии, литературе, искусстве новые веяния проявляются с особой силой. Французскому образцу подражают в Испании, Германии, Польше, России. Даже Англия, считающая себя противницей Франции, признает авторитет французской культуры. С точки зрения логики истории культуры этот век был очень коротким. От XVII в. он отделен несколькими бесплодными десятилетиями, когда международный престиж страны понизился и оставалась прежней лишь ее роль законодательницы мод. Логически новая эпоха начинается со смерти «короля-Солнца», а верхней ее границей выступают политические битвы Великой Французской революции 1789 г. Все последующие события не хронологически, а логически, принадлежат следующему, XIX веку.

XVIII век отодвигает на второй план как религиозные, так и национальные различия, апеллируя прежде всего к «чисто человеческому» содержанию культуры. Так, в живописи между персонажами картин разных мастеров возникает неожиданное сходство. Похожи не только костюмы, но сходными оказываются и манера держаться, сам душевный настрой. Искусство XVIII века стремится отойти от «возвышенного», аллегорически-надуманного к «простому», непосредственному, соизмеримому с человеком, его повседневной жизнью. Эта «соизмеримость», характеризующая мировосприятие эпохи Просвещения, проявляется и в философии, и в науке. Частная жизнь, интимные чувства и эмоции противопоставляются холодной официальности, фальшивой торжественности и претенциозной возвышенности.

Но не все здесь было благополучно в это «золотое время». Отвергнув как нелепость «богооткровенную» картину природы, многие естествоиспытатели включились в создание неортодоксальной «теории природы». Широкой популярностью пользуются в это время такие книги, как «Теология воды» Фабрициуса, «Творец природы» Буасси, «Астрономическая теология» и «Физическая теология» Дергеля и др., в которых не прекращаются попытки укрепить теизм за счет естественнонаучных открытий на фоне кризиса ортодоксальной религии.

Как ни парадоксально, эпоха, стремящаяся к разуму, была также эпохой нового расцвета мистики и суеверий, находивших благодатную почву и в народе, и в высшем обществе. С поразительной быстротой распространилось масонство. Масонами были Вольтер, Гете, Моцарт и др. Существовала вера в розенкрейцеров, алхимиков, чудеса и знамения, каббалу и дьявола, на которой паразитировали авантюристы типа графа Калиостро, Казановы. Широкой популярностью пользовались магнетические сеансы Фр. А. Месмера (1734—1815). который пытался с помощью медиумов прорицать и предсказывать будущее, передавать мысли на расстоянии, «заглядывать» внутрь тела другого человека. Л. К. Сен-Мартен (1743—1803) пытался соединить гностицизм с каббалой и открыто выступал против науки.

Подобные контрнаучные выпады имели своим источником не только отсталые взгляды людей, их совершавших, но и сам характер научных исследований, которые нередко велись годами и не давали положительных результатов. Представителям малообразованных сословий большая часть научных разработок казалась бесполезными и никому не нужными причудами ученых. Вот этот психологический настрой и эту ситуацию в научном и околонаучном мире выражает и пародирует в «Путешествии Гулливера» Дж. Свифт, когда описывает Академию страны Баль-нибарби, где ученые занимаются всевозможной чепухой.

Для мыслителей эпохи Просвещения был поистине характерен универсализм творческих и жизненных интересов. Они сочетали зрелую философичность мысли с юношеской влюбленностью в поэзию, увлеченность естественнонаучными и математическими исследованиями — с постоянным участием в общественно-политической жизни своих стран. Ярчайшим памятником эпохи Просвещения является созданная во Франции «Энциклопедия искусств, наук и ремесел» (1751 – 1780), грандиозный труд, включавший в себя 28 томов. «Энциклопедия» стала не просто сводом информации во всех сферах культуры на уровне самых передовых знаний XVIII века, но и грандиозным гимном силе разума и прогресса, декларировавшим новые этические и эстетические нормы, общественно-политические идеалы и нравственные ценности. В ее издании участвовали все выдающиеся деятели Просвещения из Франции, Германии, Голландии, Англии и других стран. Душой этого поистине эпохального мероприятия был Дени Дидро, прославившийся не только как критик и общественный деятель, но и как талантливейший литератор и теоретик искусства.

Острая литературная борьба в XVIII веке велась прежде всего вокруг возникшей в это время совершенно новой эстетической позиции, сформулированной прежде всего французскими просветителями, основным требованием которой было активное вмешательство художника в общественную жизнь. В рамках этого подхода среди многообразия литературных школ и направлений наиболее ярко вырисовываются три основных, возглавляемых Вольтером, Руссо и Дидро. Вольтер был в основном продолжателем французского классицизма, Руссо явился родоначальником школы революционного романтизма, а Дидро был как основателем и главой школы французского материализма в философии, так и создателем школы реализма в литературе и искусстве.

Эстетические взгляды Дени Дидро неслучайно считались своеобразным манифестом просветительских представлений о предмете, роли и задачах искусства. Их теоретическим обоснованием были философские воззрения автора, состоящие в признании объективного существования природы, частью которой является и сам человек. Поэтому первоисточником, базой искусства является для Дидро сама природа, являющаяся его «первой моделью». «Каков бы ни был уголок природы, в который вы заглянете — первобытный или культурный, бедный или богатый, пустынный или населенный — вы всегда найдете в нем два прекрасных качества: истину и гармонию» (Цит. по: Гачев Д. Эстетические взгляды, Дидро. М., 1961. С. 61). Только жизненная правда может и должна сделаться объектом искусства. Чем ближе художник к действительности, тем лучше и значительнее, по мнению Дидро, его творчество, тем более высокой оценки оно заслуживает. Дидро обращался к деятелям искусства со страстным призывом изучать жизнь, проникать в глубинные тайны бытия, идти вглубь народной жизни, где лихорадочно бьется ее истинный пульс. Если художник учится у жизни, то, в конце концов, своими правдивыми и страстными произведениями он сам начнет «учить жизнь», влиять на человеческие чувства и разум.

Но самой главной задачей искусства для Дидро было служение передовым идеям эпохи, требованию времени. «Всякое произведение должно быть выражением одной большой идеи, оно должно быть поучительно: без этого оно будет немым» (Там же. С. 70). Отождествляя этические и эстетические принципы, иными словами, утверждая, что совершенным может считаться только произведение, пропитанное определенной моральной идеей, Дидро провозглашает принцип идейности нового искусства, исповедующего реализм.

В полной мере эти философские и эстетические принципы Дидро воплотил в своих литературных произведениях. Он использует новые выразительные средства, отказывается от традиционного развития сюжета, являясь основоположником совершенно новых литературных жанров — философской повести и философского романа, которые как нельзя лучше помогали отразить «правду жизни» и глубину ее осмысления. Вершиной литературного творчества Дидро является философская повесть «Племянник Рамо», в которой широкая панорама общественных нравов и социальных пороков тесно переплетается с глубиной аналитического исследования души главного героя.

Универсальный гений Вольтера — философа, естествоиспытателя, поэта и прозаика — в полной мере отразил в себе приметы времени, всю его сложность и противоречивость. Ему не было равных в обличении пороков государства, лицемерия официальной церкви и ее слуг, в разрушении и ниспровержении всяческого рода предрассудков и расхожих мнений. Вольтер оставил после себя колоссальное как по объему (более 70 томов сочинений), так и по широте стилистической и жанровой палитры творческое наследие. В нем есть и строгие естественнонаучные трактаты, героические трагедии, философские повести, галантные письма, комедии, полные юмора. Вольтер считал, что необходимо использовать любое оружие, которое в данный момент может оказать наибольшее воздействие на граждан, поднимая их на борьбу с пороками и несправедливостями жизни. Несмотря на то, что в своем творчестве Вольтер придерживается основных принципов классицизма, он видит всю ограниченность слепого подражания прежним образцам, насыщая старые традиционные формы классической трагедии, комедии, поэмы новым просветительским содержанием.

Одно из самых глубоких и остросатирических произведений Вольтера «Кандид, или Оптимист» в полной мере отразило как общие тенденции развития просветительской литературы, так и оригинальные идеи и новизну подхода к их выражению самого автора. Судьба главного героя Кандида складывается непросто, годы жестоких разочарований потребовались ему для того, чтобы прийти к собственному мировосприятию. Неудержимые искания истины приводят Кандида сначала к прекраснодушному оптимизму («все к лучшему в этом лучшем из миров»), основные положения которого Вольтер вложил в уста ученого-всезнайки Панглосса, а затем к унынию и отчаянию пессимистических философствований Мартена. Но даже «традиционный» счастливый конец Вольтер наполняет более глубоким смыслом: потраченные на долгие поиски истины годы не проходят напрасно как для самого Кандида, так и для его любимой Кунигунды, успевшей за это время превратиться из юной прекрасной девушки в безобразную старуху.

Всю житейскую мудрость, смысл и назначение человеческой жизни Вольтер формулирует так: «надо возделывать наш сад» — работать, чтобы не случилось. Именно работа, по его мнению, избавляет от «трех великих зол: скуки, порока и нужды». Интересно, что в этом романе Вольтер также прибегает к излюбленному приему просветительской эстетики — обращается к описанию идеального государства. Пребывание Кандида в сказочной стране Эльдорадо, на первый взгляд, всего лишь эпизод в романе, но смысловая нагрузка его весьма велика. Эльдорадо — воплощенное «царство разума», основные элементы которого — просвещенная монархия, философская религия (деизм), единство цивилизации и природы, культ наук и искусств, свободный и разумный труд всех жителей страны. Но, увы, Эльдорадо почти недоступно для людей: путь туда неведом, долог и полон опасностей.

Основоположник просветительского романтизма в литературе Руссо в разработанной им эстетике пошел значительно дальше Вольтера в ниспровержении рационалистических принципов аристократического классицизма, отвергая всякие формальные излишества. В искусстве он отстаивал простоту и естественность языка, обращение к жизненной правде, «чувствительность доброго сердца» простых людей. Как и Дидро, он считал, что в любом произведении искусства, если оно подлинно, красота неизменно переплавляется в моральные ценности. Однако, личные чувства и эмоции неизменно должны быть подчинены высшему моральному долгу. Вот почему положительные герои Руссо всегда приносят в жертву себя и свою жизнь неким моральным принципам. Отвергая рассудочную логику «здравого смысла», Руссо противопоставляет ей интуицию живого чувства. Весь смысл искусства для него — это трогать простые человеческие сердца и воспитывать при помощи «чувствительности» истинно добродетельного человека и гражданина. Человек, по его мнению, велик именно своим чувством, а литература должна отражать его и воздействовать на него. Морально-эстетические идеалы Руссо в полной мере отразились в наиболее известном и значительном романе «Новая Элоиза».

Это произведение явилось образцом сентиментального романа в письмах, в котором Руссо удалось совместить изображение глубоких и тонких лирических переживаний главных героев — учителя Сен-Пре и его воспитанницы Юлии — с критикой общественного порядка, лживых нравов столичных аристократических салонов, хищничества буржуа. Основная тема романа — конфликт страстной любви и сословной морали, культивируемых в «высшем обществе» предрассудков. Юлия подчиняет свои чувства холодному велению долга перед отцом, мнением света, предпочитая брак по расчету разрыву с родителями, оберегая их от боли и разочарования. Но чувство «подлинного долга» не может заглушить «голос природы», зов любви, и главная героиня романа погибает.

Талантливое и проникновенное произведение Руссо оказало огромное влияние на литературу эпохи Просвещения. Последователями руссизма были Карамзин («Бедная Лиза»), Гете («Страдания юного Вертера»), Шадерло де Лакло («Опасные связи») и многие другие известнейшие литераторы той поры.

Эпоха Просвещения явилась важнейшим поворотным пунктом в духовном развитии Европы, повлиявшим практически на все сферы социально-политической и культурной жизни. Развенчав политические и правовые нормы, эстетические и этические кодексы старого сословного общества, просветители совершили титаническую работу над созданием позитивной, обращенной прежде всего к человеку, вне зависимости от его социальной принадлежности, системы ценностей, которая органически вошла в плоть и кровь западной цивилизации. Культурное наследие XVIII столетия до сих пор поражает необычайным разнообразием, богатством жанров и стилей, глубиной постижения человеческих страстей, величайшим оптимизмом и верой в человека и его разум.

 

 

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Кармин, А.С. Культурология: Учебник / А.С. Кармин.– 5-е изд. Стереотип.–СПБ.: Лань, 2008.
  2. Куманецкий, К. История культуры Древней Греции и Рима /К. Куманецкий.– М.: Экзамен, 2007.
  3. Кун Н. А. Легенды и мифы Древней Греции. – М.: Прогресс, 1957.
  4. Лосев А.Ф. Двенадцать тезисов об античной культуре // Студенческий меридиан. 1983. № 9 –10.
  5. Торосян, В.Г. Культурология: история отечественной и мировой культуры: Учебн. пособие для вузов / В.Г. Торосян.–М.: Владос, 2005.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     


     

<

Комментирование закрыто.

WordPress: 22.3MB | MySQL:122 | 2,007sec