КУЛЬТУРА РОССИИ XIV – XVI В.В.

<

121014 0114 1 КУЛЬТУРА РОССИИ XIV – XVI В.В. В русской культуре XIII-XV вв. отчетливо прослеживаются два этапа. Внутренним рубежом в развитии культуры XIII-XV вв. явилась Куликовская битва (1380). Если для первого этапа характерны стагнация и падение после страшного удара монгольских полчищ, то после 1380 г. начинается ее динамичный подъем, в котором прослеживается начало слияния местных художественных школ в общемосковскую, общерусскую культуру.

В период борьбы с монгольскими завоевателями и золотоордынским игом обращение к былинам и сказаниям киевского цикла, в которых яркими красками описывались битвы с врагами Древней Руси и славился ратный подвиг народа, придавало русским людям новые силы. Древние былины обрели глубокий смысл, зажили второй жизнью. Новые легенды (такие, как, например, «Сказание о невидимом граде Китеже» городе, ушедшем на дно озера вместе со своими храбрыми защитниками, не сдавшимися врагам, и ставшем для них невидимым), звали русских людей на борьбу за свержение ненавистного золотоордынского ига. Складывается жанр поэтических исторических песен. К их числу относится «Песня о Щелкане Дудентьевиче», которая рассказывает о восстании в Твери в 1327 г.

Благодаря хозяйственному подъему все более необходимыми становятся деловые записи. С XTV в. начинается использование бумаги вместо дорогого пергамента. Рост потребностей в записях, появление бумаги повлекли за собой ускорение письма. На смену «уставу», когда буквы квадратной формы выписывались с геометрической точностью и торжественностью, приходит полуустав более свободное и беглое письмо, а с XV в. появляется скоропись, близкая к современному письму. Наряду с бумагой в особо важных случаях продолжали использовать пергамент, различные виды черновых и бытовых записей делались, как и раньше, на бересте.

В Новгороде летописание не прерывалось даже в период монгоЛо-татарского нашествия и ига. В конце ХIII начале XIV в. возникли новые центры летописания. С 1325 г. летописные записи стали вестись и в Москве. В период складывания единого государства с центром в Москве возросла роль летописания. Когда Иван Ш шел походом на Новгород, он не случайно взял с собой дьяка Степана Бородатого: тот мог хорошо «говорить по летописцам вины новгородские», т.е. доказать на основе летописи необходимость присоединения Новгорода к Москве.

В 1408 г. был составлен общерусский летописный свод, так называемая Троицкая летопись, погибшая в московском пожаре 1812 г., а к 1479 г. относят создание Московского летописного свода. В основе их идея общерусского единства, исторической роли Москвы в государственном объединении всех русских земель, преемственность традиций Киева и Владимира.

Интерес к всемирной истории, стремление определить свое место среди народов мира вызвали появление хронографов сочинений по всемирной истории. Первый русский хронограф был составлен в 1442 г. Пахомием Логофетом.

Распространенным литературным жанром того времени были исторические повести. В них рассказывалось о деятельности реальных исторических лиц, конкретных исторических фактах и событиях. Повесть нередко являлась как бы частью летописного текста. Широкую известность до Куликовской победы получили повесть «О битве на Кадке», «Повесть о разорении Рязани Батыем» (в ней рассказывалось о подвиге рязанского богатыря Евпатия Коловрата), повести об Александре Невском и др.

Блистательной победе Дмитрия Донского в 1380 г. посвящен цикл исторических повестей (например, «Сказание о Мамаевом побоище»). Софоний Рязанец создал знаменитую патетическую поэму «Задонщина», построенную по образцу «Слова о полку Игореве». Но если в «Слове» описывалось поражение русских, то в «Задонщине» их победа.

В период объединения русских земель вокруг Москвы расцвел жанр житийной литературы. Талантливые писатели Пахомий Логофет и Епифапий Премудрый составили жизнеописания крупнейших церковных деятелей Руси: митрополита Петра, перенесшего центр митрополии в Москву, Сергия Радонежского основателя Троипе-Сергиева монастыря, поддержавшего великого московского князя в борьбе с ордынцами.

«Хождение за три моря» (1466-1472) тверского купца Афанасия Никитина — первое в европейской литературе описание Индии. Свое путешествие Афанасий Никитин совершил за 30 лет до открытия пути в Индию португальцем Васко да Гама.

Первые каменные постройки в Московском княжестве относятся к XIV-XV столетиям. Дошедшие до нас храмы в Звенигороде Успенский собор (1400) и собор Саввино-Сторожевского монастыря (1405), Троицкий собор Троипе-Сергиева монастыря (1422), собор Андроникова монастыря в Москве (1427) продолжали традиции владимиро-суздальского белокаменного зодчества. Накопленный опыт позволил успешно выполнить важнейший заказ великого московского князя создать могучий, полный величия, достоинства и силы Московский Кремль.

Первые белокаменные стены Московского Кремля были возведены еще при Дмитрии Донском в 1367 г. Однако после нашествия Тохтамыша в 1382 г. кремлевские укрепления сильно пострадали. Столетие спустя грандиозное строительство в Москве с участием итальянских мастеров, занимавших тогда ведущее место в Европе, завершилось созданием в конце XV начале XVI в. ансамбля Московского Кремля, сохранившегося до наших дней.

В 1475-1479 гг. был сооружен главный собор Московского Кремля Успенский. Храм начали строить еще псковские мастера (1471). В 1481-1489 гг. псковские мастера возвели Благовещенский собор домовую церковь московских государей.

Слияние местных художественных школ в общерусскую наблюдалось и в живописи. Это был длительный процесс, его следы отмечены и в XVI, и в XVII в. В XIV в. в Новгороде и в Москве работал замечательный художник Феофан Грек, приехавший из Византии. Дошедшие до нас фресковые росписи Феофана Грека в новгородской церкви Спаса на Ильине улице отличаются необычайной выразительной силой, экспрессией, аскетизмом, возвышенностью человеческого духа. Высший подъем русского иконописного искусства связан с творчеством современника Феофана Грека — гениального русского художника Андрея Рублева. К сожалению, почти не сохранилось сведений о жизни выдающегося мастера. Кисти А. Рублева принадлежат также дошедшие до нас фресковая роспись Успенского собора во Владимире, иконы Звенигородского чина (хранятся в Третьяковской галерее). Троицкого собора в Сергиевом Посаде.

<

Религиозное мировоззрение в XVI в. по-прежнему определяло духовную жизнь общества. Большую роль в этом сыграл и Стоглавый собор 1551 г. Он регламентировал искусство, утвердив образцы, которым надлежало следовать. В качестве образца в живописи формально провозглашалось творчество Андрея Рублева. Но имелись в виду не художественные достоинства его живописи, а иконография расположение фигур, использование определенного цвета и т.п. в каждом конкретном сюжете и изображении. В зодчестве за образец брался Успенский собор Московского Кремля, в литературе сочинения митрополита Макария и его кружка.

В XVI в. завершается формирование великорусской народности. В русских землях, вошедших в состав единой державы, все больше общего обнаруживалось в языке, быте, нравах, обычаях и т.п. В XVI в. ощутимее, чем прежде, проявлялись светские элементы в культуре.

В начале XVI в. было создано литературно-публицистическое и историческое сочинение «Сказание о великих князьях Владимирских». Это легендарное сочинение начиналось с рассказа о Великом потопе. Затем следовал перечень властителей мира, среди которых особо выделялся римский император Август.

В церковной среде был выдвинут тезис о Москве «третьем Риме». Здесь исторический процесс выступал как смены мировых царств. Первый Рим -»вечный город» — погиб из-за ересей; «второй Рим» — Константинополь из-за унии с католиками; «третий Рим» — истинный хранитель христианства Москва, которая будет существовать вечно.

Началом русского книгопечатания принято считать 1564 г., когда первопечатником Иваном Федоровым была издана первая русская датированная книга «Апостол». Однако существуют семь книг без точной даты издания. Это так называемые анонимы книги, изданные до 1564 г. Организацией работ по созданию типографии занимался один из талантливейших русских людей XVI в. Иван Федоров. Типографские работы, начатые в Кремле, были переведены на Никольскую улицу, где построили специальное здание для типографии. Кроме религиозных книг Иван Федоров и его помощник Петр Мстиславец в 1574 г. во Львове выпустили первый русский букварь «Азбуку». За весь XVI в. в России типографским способом было издано всего 20 книг. Рукописная книга занимала ведущее место и в XVI, и в XVII в.

Одним из выдающихся проявлений расцвета русской архитектуры было строительство шатровых храмов. Шатровые храмы не имеют внутри столбов, и вся масса здания держится на фундаменте. Наиболее известными памятниками этого стиля являются церковь Вознесения в селе Коломенском, построенная в честь рождения Ивана Грозного, Покровский собор (Василия Блаженного), сооруженный в честь взятия Казани.

Крупнейшим русским живописцем, жившим в конце XV начале XVI в., был Дионисий. К произведениям, принадлежащим его кисти, относятся фресковая роспись Рождественского собора Ферапонтова монастыря под Вологдой, икона с изображением сцен из жизни московского митрополита Алексея и др. Живописи Дионисия присущи необычайная яркость, праздничность, изысканность, которых он достигал, применяя такие приемы, как удлинение пропорций человеческого тела, утонченность в отделке каждой детали иконы или фрески

 

 

 

 

 

 

 

2. ЕВРОПЕЙСКАЯ КУЛЬТУРА ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX ВЕКА. РЕАЛИЗМ, ИМПРЕССИОНИЗМ

 

Если в начале XIX века единственным средством общения людей на расстоянии была ямщицкая почта, то в конце века уже вовсю действовали железные дороги, телеграф и телефон. Мир начала века — это Европа, небольшая часть Ближнего Востока, самый север Африки да половина американского континента. В течение века этот мир стремительно расширяется. К началу XX века уже практически весь земной шар так или иначе входит в сферу интересов Европы. Такое бурное расширение обжитого пространства, освоенного с помощью истории времени и открытых средств общения не могли не изменить коренным образом мировоззрение среднего европейца.

Уже с 30-х годов XIX века европейские умы все более занимает учение позитивизма (от лат. positivus — положительный). Его создатель, французский мыслитель О. Конт, отвергал всякую философию как бесполезное умствование. Наука же, опираясь исключительно на факты, а не на умозаключения, должна отвечать на вопрос «как что-то происходит», но не в коем случае не соблазняться вопросом «почему». «Копание в причинах, — считал Конт, — ведет лишь к домыслам и фантазиям». Особенно же вредным это считалось в общественных науках.

Нехитрый принцип («что вижу, то и пою») как нельзя лучше отражал мировоззрение социальных низов, активно ищущих в это время свое место в историческом процессе. В искусстве позитивизм способствовал развитию нескольких направлений. Содержательно его взяли за основу художники-реалисты, а технологически его использовали импрессионисты.

Если революционные события во Франции конца XVIII века невольно помогли родиться художественному направлению романтизма, то французская революция 1848 года прямо повлияла на возникновение реализма. Вернее, и революционные события и события художественные являлись одним целостным потоком. Утонченные романтические иллюзии начала XIX века развеялись в дыму революционных пушек. Принципиальное отличие реалистического восприятия мира от романтического прекрасно выразил О. Де Бальзак: «Он (Гофман) чувствовал слишком горячо, он слишком музыкант, чтобы спорить: у меня перед ним то преимущество, что я француз и слишком мало музыкант. Я могу дать ключ от дворца, где я опьянялся». Если для романтиков опьянение силами жизни было целью не только их творчества, но самой жизни, то для реалистов куда важнее понять что именно «опьяняет» человека и для чего ему вообще нужно «опьяняться».

Иными словами, вместе с реализмом приходит необычайно пристальное внимание к социальным вопросам. Если XVIII столетие осваивало мир как физическую реальность, то XIX век относится к действительности как к факту социальному. Тем более, что 40-е годы XIX века — это время кардинальных социальных перемен. На арену общественной жизни вступает новое действующее лицо — пролетариат, которому предстоит «переделывать мир» к новому (XX) столетию. Именно в это время Ж. Санд, Стендаль, Бальзак и Мериме открыли непреложный факт, что место королей и принцев должен занять простой человек. Ведь именно этот «средний, простой человек» гораздо лучше королей и принцев сохраняет свою независимость от общества. Он в обществе «лишний» и потому может непредвзято судить о нем. Для Бальзака, этого «доктора социальных наук», «драма заключена в самых простых обстоятельствах частной жизни».

Лишь после вторжения в мир научного скепсиса и превознесения рационального познания (XVII-XVIII века) стали выделять некоего (якобы бесстрастного и безпристрасстного) «наблюдателя» и с его точки зрения оценивать окружающее, назвав это окружающее единственно существующей реальностью. Никого не смущало, что такого «наблюдателя» быть не может в принципе. И что любой «наблюдатель» не столько наблюдает, сколько оценивает. В отношении природы такая точка зрения сохранялась чуть ли не середины XX века. В отношении же общества почти сразу была принята идея «критического отношения к действительности» и реализм XIX века уже на ранней стадии развития стали именовать «критическим».

Произведение искусства должно было «раскрывать социальные противоречия» и тем самым «выносить приговор жизни» («поэтическое правосудие»). И хотя самым расхожим определением художественного реализма стало знаменитое выражение Ф. Энгельса: «типичные характеры в типичных обстоятельствах», критиковать было естественнее темные стороны общественной жизни и именно ни стали предметом реалистического искусства.

В истории живописи XIX столетия реализм обычно связывают с именами французов Ж. Милле, К. Коро, Г. Курбе, О. Домье, русскими «передвижниками». Но, пожалуй, одной из самых характерных для русского реализма была судьба Павла Федотова. Его творчество настолько типично для течения реализма, что исследователи находят его истоки в творчестве Венецианова, журнальной и книжной графике начала века, народном лубке, искусстве рисованного райка, в творчестве Хогарта, немецких и французских карикатуристов. Кажется картины Федотова рождаются из самой атмосферы середины века.

Подавленный напором реализма, романтизм не исчез совершенно. Романтическое восприятие мира неожиданно тонко проявилось в самом «позитивистском художественном течении XIX века» — в импрессионизме. Этот художественный стиль почти национален. Это Франция. Более того, это Париж с его прихотливо меняющимся настроением. «Этот нервный, страстный и непостоянный город обладает чересчур меняющимися вкусами», — писал Р. Роллан.

Импрессионисты дали новое ощущение пространства и материи, художественно подготовив научные открытия XX века. Ведь прихотливо изменяющееся освещение меняет формы и цвет предметов. Более того, импрессионисты впервые показали в своих полотнах, что линия, контур предмета — это лишь абстракция, реально в мире не существующая. Граница предметов — это граница между двумя цветами. Причем граница эта нечеткая, так как один цвет всегда слегка изменяет другой. Потому со многих полотен импрессионистов рисунок, бывший до того обязательным перед наложением красок, тщательно изгоняется. Наиболее последовательные импрессионисты даже считали всех живописцев прежних времен не более чем «раскрашивателями рисунков» и призывали писать формы прямо цветом.

Подобную технику позаимствовали у живописцев и музыканты. Многие из произведений композиторов-импрессионистов К. Дебюсси и М. Равеля как бы сотканы из крохотных мотивчиков. Классическая и романтическая теория музыкальной композиции основывалась на принципе развития темы. Представленная в экспозиции тема (или темы) в дальнейшем развивались и сталкивались между собой. Их развитие и сопоставление и составляло содержание музыкального произведения. Импрессионисты практически отказываются от тематического развития. Более того, у них сама музыкальная мысль представлена теперь не более или менее продолжительной темой, но коротким мотивом или вовсе интонацией. Мотивы прихотливо переплетаются, создавая впечатление трепетания, звучащего воздуха. Это, как и в живописи, не сам предмет, не сама мысль-тема, но впечатление от них. И как импрессионисты-живописцы, импрессионисты-музыканты стараются использовать чистые тембры инструментов. При этом и в живописи, и в музыке чистота тонов и чистота тембров позволяет передать необычайно приподнятую, праздничную атмосферу.

Импрессионистическая скульптура, устремляясь вослед живописным открытиям, стремится выявить почти неуловимое — движение и эмоцию. «Смотрите, я подчеркнул рельефы мускулов, выражающих отчаяние… Я преувеличил растяжение сухожилий, в них молитвенный порыв», — писал О. Роден. Это стремление превращало скульптуру в единую бурлящую массу, из которой на наших глазах лепятся формы («Врата ада» Родена). И так же, как импрессионистическое полотно, скульптура не удовлетворяется предначертанным ей объемом, стремясь вылиться в пространство. Скульптор пытается формировать не только массы, но и тени от этих масс («Моделировать тень — значит стремиться выявить мысли». О. Роден).

За живописью и скульптурой устремляется и музыка. Ровных, симметричных («квадратных») тем теперь нет и в помине. Даже если темы продолжительны, то они льются прихотливо и свободно.

Вообще многие импрессионисты-художники, скульпторы, поэты отдавали предпочтение музыке, считая ее способной лучше и точнее выразить так трудноуловимое движение и настроение. Музыканты же говорили, что музыка — это искусство, которое словно специально создано, чтобы выразить «непроходимую глубь лесов, таинственное сочетание шороха листвы и армата цветов». Только музыка обладает властью вызывать из небытия фантастические образы, реальный и сказочный мир, творящий волшебную поэзию ночей, эти тысячи неведомых шумов листвы при ласках ветраЛ. (К. Дебюсси).

Сегодня кажется необычайно странным, что именно импрессионизм открыл в искусстве тему города. Причем не просто открыл, но и необыкновенно ее опоэтизировал. В классицизме есть лишь один город — Древний Рим. Даже современные классицистам города — это отблеск античности. У романтиков Город резко противопоставляется Природе. В романтической «Пиковой даме» А. Пушкина Петербург — не столько творение рук человеческих, сколько место действия потусторонних природных сил, сил надчеловеческих, сил судьбы. У реалистов. У реалистов XIX века город — это скопище неразрешимых социальных проблем. И только импрессионисты увидели в современном им городе поэзию — живые людьми Парижские бульвары, живой иллюзиями Лондонский туман, переполненные движением железнодорожные вокзалы.

Так по разному выразили вторую половину XIX века реализм и импрессионизм. Художники и того и другого течения ставили перед собой задачи «объективного отражения мира», понимая под отражением каждый свое. Объединяло их, пожалуй, лишь одно — невольное использование символов. Прямо и непосредственно мир, как ни старайся, не «отразишь». Для реалистов символы — это то типическое, что они искали в каждом явлении. Для импрессионистов символ — это отражение неуловимого движения мира. Это неумолимое накопление символов в искусстве продолжается весь XIX век, естественно приводя к мощному движению символизма на рубеже веков.

 

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Гнедич П.П. Всемирная история искусств. М., 1996.
  2. Гуревич П.С. Культурология.  М., 2008.
  3. Веремьев А. А. Введение в культурологию. Брянск, 2005.
  4. Из истории культуры Средних веков и Возрождения. –М.: Наука, 1976.
  5. Культурология / Под. ред. Драч Г.В. – Ростов-на-Дону: Феникс,2007.
  6. Силичев Д.А. Культурология.–М.: ПРИОР, 2006.

 

 

 

 

 

 

 

 


 

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 0.92MB/0.00138 sec

WordPress: 21.43MB | MySQL:118 | 1,547sec