КУЛЬТУРА ТОТАЛИТАРИЗМА КАК ОСОБОЕ ЯВЛЕНИЕ СОВЕТСКОЙ КУЛЬТУРЫ

<

121014 0118 1 КУЛЬТУРА ТОТАЛИТАРИЗМА КАК ОСОБОЕ ЯВЛЕНИЕ СОВЕТСКОЙ КУЛЬТУРЫ Культура России всего двадцатого века – неотъемлемая часть европейской и мировой культуры. Этот период является одним из наиболее сложных для изучения. Чем обусловлены эти сложности?

 Прежде всего общими факторами, определяющими специфику социокультурного процесса в новейшее время. Россия пережила за ХХ век две мировые войны, ощутила на себе влияние научно-технического прогресса, переход к информационной цивилизации. В этот период значительно ускорились культурные процессы, взаимовлияние культур, стилевая динамика.

Сложность анализа культуры России в новейшее время состоит еще и в том, что всегда легче давать оценку эпохе, отстоящей от исследователя на много десятилетий, а еще лучше — веков. Современникам труднее разглядеть тенденции, которые станут очевидны позднее, окажутся более понятными для наших потомков.

Россия в ХХ веке выступила в качестве катализатора социокультурных процессов на планете. 0ктябрьская революция привела к расколу мира на две системы, создав идеологическое, политическое и военное противостояние двух лагерей. 1917 год радикальным образом изменил и судьбу народов бывшей Российской империи. Еще один поворот, инициировавший значительные изменения в развитии человеческой цивилизации, был начат в России в 1985 году. Он приобрел еще большую динамику в конце ХХ века. Это все необходимо учитывать при оценке социокультурных процессов как в современной России, так и в России советского периода.

Противоречивые и сложные процессы в общественно-политической и экономической сферах, положение СССР на международной арене оказывали существенное воздействие на культурное развитие второй половины XX в. От этих факторов зависели финансирование культуры, международные контакты деятелей литературы, науки и искусства, масштабы приобщения к культурной жизни широких масс населения.

Актуальность темы исследования определяется важность и необходимость понимания развития российской культуры, одним из этапов этого процесса была эпоха тоталитарной эпохи.

Понятие «Тоталитарная культура» тесно связано с понятием «Тоталитаризм» и «тоталитарная идеология», так как культура всегда служит идеологии, какой бы она ни была. Поэтому, чтобы уяснить себе, что такое культура тоталитаризма, следует немного сказать о том, что называется тоталитаризмом, тоталитарным обществом.

Начнем с понятия «тоталитаризм». Слово «total» означает «целый, общий». Тоталитаризм – это явление всеобщее, затрагивающее все сферы жизни. Можно сказать, что тоталитаризм – это государственный строй, в котором роль государства (правительства) настолько огромна, что оно влияет на все процессы в стране, будь то политические, социальные, экономические или культурные. В руках государства находятся все нити управления обществом.

Характерной чертой режима в СССР является то, что власть не опирается на законы и конституцию. В сталинской конституции были гарантированы почти все права человека, которые на деле практически не выполнялись. Не случайно первые выступления диссидентов в СССР проходили под лозунгами за соблюдение конституции.

Симптоматичны также и насильственные методы избрания тех или иных лиц в органы государственной власти. Достаточно вспомнить такой курьёзный факт: объявление по телевидению о результатах голосования утверждалось в президиуме ЦК КПСС за два дня до выборов.

В тоталитарном государстве тоталитарная же культура. СССР – тоталитарное государство, как мы уже поняли из вышесказанного, следовательно, в СССР должна быть тоталитарная культура. Что это такое — тоталитарная культура, чем она отличается от культуры государства правового, мы сейчас выясним. Для этого мы рассмотрим основные аспекты тоталитарной культуры1.

  1. Тоталитарная культура – это массовая культура

    Тоталитарные идеологи всегда стремились подчинить себе народные массы. И именно массы, так как люди мыслились не как индивидуумы, а как элементы механизма, элементы системы, называемой тоталитарным государством. Это нашло свое отражение в культуре.

    В колхозе все крестьяне собирались на сельский сход, где обсуждались насущные проблемы и объявлялись решения партии по поводу той или иной проблемы. Если в деревне происходил процесс против какого-нибудь кулака, то собирался весь народ: все было показательно, это было целое действо. Огромные массы людей собирались вместе на демонстрации, митинги, несли огромные изображения Ленина, Сталина, слушали пламенные речи выступающих ораторов, говоривших им о том, что они (народ) должны сделать и что они сделают для достижения светлого будущего.

    Культура носила массовый утилитарный, можно даже сказать примитивный характер. Общество, народ мыслился как масса, где все равны (личности нет, есть народные массы). Соответственно, и искусство должно быть понятно каждому. Поэтому все произведения создавались реалистично, просто, доступно для обыкновенного обывателя. Картины – чаще всего пейзажи, сцены из жизни рабочих или портреты вождей; музыка простая, без сложных композиций, ритмичная, бодрая; в литературе – героические сюжеты.

    2) В тоталитарной культуре всегда присутствует «культ борьбы».

    Тоталитарная идеология всегда борется против идеологии, инакомыслящих, борется за светлое будущее и т.д. И это, естественно, отражается на культуре. Достаточно вспомнить лозунги СССР: «Против отрыва от современности!», «Против романтической путаницы», «За коммунизм!», «Долой пьянство!», и т.п. Эти призывы и наставления встречали советского человека везде, где бы он ни находился: на работе, на улице, на собрании, в общественных местах.

    Следует отметить, что культ борьбы породил милитаризм во всех сферах жизни. В культуре это выразилось в «идеологии бойца». Такими бойцами в СССР были активисты, люди, которые «проповедовали религию» партии. Идеологическая армия в СССР была огромна. Вот пример: Секретарь ЦК Казахстана с гордостью сообщил на очередном Идеологическом совещании, что в уборке урожая 1979 года участвует вместе с колхозниками «большой отряд идеологических работников – свыше 140 тыс. агитаторов и политинформаторов, лекторов и политдокладчиков, культпросветработников, деятелей литературы и искусства». Руководитель идеологического фронта М. Суслов, обращаясь ко всем своим солдатам, говорил о «многомиллионной армии идеологических кадров», которая должна «охватить своим влиянием всю массу и в то же время дойти до каждого человека»1.

    Если есть борьба, значит, есть и враги. Врагами в СССР были буржуи, кулаки, волюнтаристы, диссиденты (инакомыслящие). Врагов всячески осуждали и наказывали. Осуждали на собраниях, в периодике, рисовали плакаты и развешивали листовки. Особо злостных врагов народа (термин того времени) исключали из партии, увольняли, отправляли в лагеря, тюрьмы, на принудительные работы (на лесоповал, к примеру) и даже расстреливали. Естественно, все это практически всегда происходило показательно.

    Врагами также могли быть ученые или целая наука. Вот цитата из Словаря иностранных слов 1956 года: «Генетика – лженаука, основанная на утверждении о существовании генов, неких материальных носителей наследственности, якобы обеспечивающих преемственность в потомстве тех или иных признаков организма, и будто бы находящихся в хромосомах»1.

    Или, например, другая цитата из того же источника: «Пацифизм – буржуазное политическое движение, пытающееся внушить трудящимся ложную мысль о возможности обеспечить постоянный мир при сохранении капиталистических отношений… Отвергая революционные действия масс, пацифисты обманывают трудящихся и прикрывают пустой болтовней о мире подготовку империалистической войны буржуазией»2.

    И эти статьи – в книге, которую читают миллионы людей. Это огромное влияние на массы, особенно на молодые мозги. Ведь этот словарь читали и школьники и студенты.

  2. Культ личности в СССР.

    Вожди в СССР за все время его существования считались, чуть ли не богами. Первая половина 70-х годов была временем рождения культа Генерального секретаря. Идеология требует Вождя – Жреца, в котором она находит свое внешнее, телесное воплощение. Карьера Брежнева, повторяющая в главных чертах карьеры его предшественников – Сталина и Хрущева, позволяет сделать вывод о невозможности для государства советского типа обойтись без вождя. Символ Вождя прослеживается во всей культуре СССР. Много примеров не требуется, достаточно вспомнить тот факт, что в предисловии любой книги, даже научной, всегда было упоминание о вожде. Существовало огромное количество книг, картин, скульптур и фильмов о вождях. Например, «Памятник В. Ульянову – гимназисту» в Ульяновске.

    4) «Тоталитарный герой»

    Герой выступает строителем новой жизни, преодолевающим препятствия любого рода и побеждающим всех врагов. И не случайно тоталитарные культуры нашли подходящим для себя определение— «героический реализм».

    Мы остановимся лишь на одном аспекте проблемы — характерной для тоталитарного общества железной и стальной символике. Она была связана с большевизмом с самого его зарождения. Троцкий писал, что псевдоним Сталин, происходящий от слова «сталь», Иосиф Джугашвили взял в 1912 году. «В тот период это означало не столько личную характеристику, сколько характеристику направления. Уже в 1907 году будущие большевики назывались «твердыми», а меньшевики — «мягкими». Плеханов, вождь меньшевиков иронически называл большевиков «твердокаменными». Ленин подхватил это определение как похвалу»1. В 1907 году Луначарский говорил о «железной цельности» душ новых борцов. Позже он восторженно писал, что в процессе организации пролетариата индивидуум переплавляется из железа в сталь. В знаменитой книге Николая Островского «Как закалялась сталь» (1932-1934) метафора была распространена на воспитание большевистских кадров. В 30-е годы эта метафорика проникла во все области общественной жизни. Заговорили о «железной воле вождя и партии», о «стальном единстве» большевиков, которых не могут напугать горы полярного льда , о летчиках, этих «железных людях . И это лишь немногие из примеров подобного рода.

  3. Тоталитарное образование

    В школе учили так, как было угодно партии и только тем предметам, которые были угодны партии. Кроме того, проводилась большая «идеологическая работа». Ярким примером такой работы является такой случай:

    Корреспондент «Нью-Йорк Таймс» побывал на детском празднике в одной из московских школ. Вот как он описывает празднество: «Сначала вбежали девочки в красных юбках с красными лентами в волосах. Каждая девочка держала в руках красный флажок. Затем вошли мальчики в защитного цвета касках с большими красными звездами на них, речитативом распевая песни о революции, о «празднике, овеянном славой»2. Другие дети, одетые в голубое и зеленое, держали в руках букеты осенних листьев, сделанных из пластика, они распевают: «Слава нашей великой родине, пусть в будущем будут она могущественной и прекрасной». Затем вся группа запела, учитель аккомпанировал на фортепьяно:

    Наша родина стоит на страже мира,

    Победоносна Красная армия,

    Наша родина могучая,

    Она охраняет мир».

    В моде была замена имен и новые имена для новорожденных: в загсах вывешивались инструктивно-рекомендательные списки с именами. Предлагались – для девочек: Атлантида, Брунгильда, Индустрия, Октябрина, Февралина, Идея, Коммуна, Маина. Для мальчиков – Червонец, Спартак, Текстиль, Стяг, Владилен.

    6) Тоталитарное искусство

    Основой советского искусства стал соцреализм или социалистический реализм. Тридцатые годы были периодом распространения соцреализма и его победы в СССР. Сущность методов соцреализма заключается в правдивом, исторически конкретном изображении действительности. Характерными чертами соцреализма являются: идейность, партийность и народность. Главной темой соцреализма были воспевания труда, героизм, трудовой подвиг, достижения народного хозяйства.

    Тоталитаризм в литературе

    <

    С оформлением в первой половине 30-х годов теории соцреализма возникла формула об «изображении действительности в ее революционном развитии»1. Фактически из сферы изображения ушли все конфликты между личностью и государством, властью, конфликты, возникающие вследствие насильственной коллективизации, административных ссылок, репрессии, конфликты в семьях, в коллективе, на войне, изображение голода, нужды и нищеты. Не следовало писать о смерти (за исключением героической), сомнениях, слабостях и т.п. В журналах были напоминания о необходимости «бичевать недостатки», «все, мешающее нашему движению вперед»2. Б. Рюриков писал в то время в одной из своих статей: «…и если наше общество, государство разоблачают и сурово карают врагов народа, врагов нашего строя, то такую же кару, такой же суд над представителями старого мира должна творить и советская литература»1. Советские писатели создавали произведения о героическом труде советских людей, опирающемся на высокую сознательность, жертвенное самоотречение.

    Тоталитаризм в архитектуре

    Ни одно искусство не способно так выразить мощь и величие, так подавлять все индивидуальное, особенное, как монументальная архитектура. Достаточно лишь посмотреть на советские города: всюду кирпичные или панельные блоки, одинаковые дома. Повсюду в Советском Союзе, проезжая, путешественник видел эти монолиты с окошками, производившие впечатление тюремных бараков. Строительство жилых домов носило утилитарный характер: только чтобы люди выжили, ничего лишнего. В одинаковых домах жили одинаковые люди.

    Если же говорить о скульптуре, то преобладали изображения вождей (бюсты, памятники Ленину, Сталину) или композиции на тему советских трудящихся. Характерным примером скульптуры соцреализма является работа Мухиной «Рабочий и колхозница» на ВДНХ в Москве.

    Тоталитаризм в музыке

    В музыке преобладали тяжелые монотонные мелодии. В основном марши. Кроме того, советские люди пели песни о вожде, о социализме, о социалистических подвигах. Например:

    Ленин всегда живой,

    Ленин всегда с тобой:

    В горе, надежде и радости;

    Ленин в твоей судьбе,

    В каждом счастливом дне,

    Ленин в тебе и во мне…

    Или, например, песня пионеров:

    Взвейтесь кострами синие ночи,

    Мы – пионеры, дети рабочих.

    Близится эра счастливых годов,

    Клич пионеров – всегда будь готов!

    Тоталитаризм в живописи

    Новым жанром в тоталитарном изобразительном искусстве стал плакат. Плакаты были самые разные: призывы, наставления, программы, объявления, но все они носили агитационный идеологический характер. Кроме того, было много листовок, транспарантов и т.п. Например, знаменитый плакат: «Ты записался добровольцем?» или «Трудовой семестр – на отлично!».

    Ведущими живописцами – соцреалистами были:

  • Юрий Пименов «Даешь тяжелую индустрию!»
  • Александр Дейнека «Оборона Петрограда», «Текстильщики»
  • Борис Иогансон «Допрос коммунистов»
  1. Управление культурой

    Управление культурой осуществлялось по следующей схеме:

    121014 0118 2 КУЛЬТУРА ТОТАЛИТАРИЗМА КАК ОСОБОЕ ЯВЛЕНИЕ СОВЕТСКОЙ КУЛЬТУРЫОтдел ЦК КПСС по культуре (Идеологи)

     

    Министерство культуры

    121014 0118 3 КУЛЬТУРА ТОТАЛИТАРИЗМА КАК ОСОБОЕ ЯВЛЕНИЕ СОВЕТСКОЙ КУЛЬТУРЫ

    Департаменты Министерства культуры,

    например, Союз писателей СССР или Союз художников СССР

    На самом верху, в партии решалось, что нужно писать, рисовать, сочинять, а что не нужно. Потом эти решения доходили до ответственных лиц и организаций.

    Вот как представляли советские идеологи цели творческих союзов: «Задачей Союза художников СССР является содействие художникам в создании высокохудожественных произведений, воспитывающих массы в духе коммунистических идей. Союз ведет работу по повышению идейно политического уровня и профессионального мастерства своих членов, по популяризации их творчества»1.

    2. КУЛЬТУРА СТАЛИНИЗМА

     

    К концу 40-х годов в целом послевоенная идейно-политическая обстановка в стране не была вполне благоприятной для развития культуры и науки. Распространение получили догматизм, цитатничество. Критерием истины становились высказывания руководителей.

     Изоляционистская политика советского руководства подкреплялась широкой идеологической кампанией борьбы с низкопоклонством перед Западом. Страницы газет и журналов заполнили статьи, восхваляющие все отечественное, русское и советское. Журналисты доказывали первенство русских практически во всех научно-технических открытиях.

    Кампания борьбы с низкопоклонством затронула и художественную жизнь. Изобразительное искусство Запада, начиная с импрессионистов, объявлялось целиком упадническим. В 1948 году был закрыт Музей нового западного искусства.

    Крупные открытия зарубежных ученых в области квантовой механики, кибернетики объявлялись враждебными материализму. Особенно пострадали признанные ложными генетика и молекулярная биология, исследования в области которых почти прекратились. На сессии Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук им. В.И. Ленина (ВАСХНИЛ) в августе 1948 года монопольное положение в области агробиологии заняла группа Т. Д. Лысенко, поддержанная руководством страны. В результате советская биология серьезно пострадала от типично отечественного изобретения –«лысенковщины» и была отброшена в своих исследованиях на многие годы назад.

    В 1947 году прошла дискуссия по философии, в 1950 году – по языкознанию, в 1951 году – по политэкономии. В первой дискуссии партию представлял член Политбюро ЦК, занимавшийся вопросами идеологии, А.А. Жданов, в двух других – И.В. Сталин. Их участие исключало возможность свободного обсуждения проблем, а выступления воспринимались как руководящие указания. Надо отметить, что даже в ленинском наследии были сделаны купюры. Так, в четвертое издание сочинений В.И. Ленина не вошли работы «Письмо к съезду», «О придании законодательных функций Госплану» и «К вопросу о национальностях или об «автономизации», которые не отвечали официальным идеологическим взглядам и могли подорвать престиж руководителей Советского государства.

    Типичным явлением конца 40-х годов стали проработочные кампании в научных, вузовских и творческих коллективах, создававшие нервозную обстановку, широкие масштабы приняла кампания по борьбе с формализмом и космополитизмом.
          В 1948 году состоялся первый Всесоюзный съезд советских композиторов и трехдневное совещание деятелей советской музыки в ЦК партии. На них проявилось стремление искусственно разделить композиторов на реалистов и формалистов. Причем в формализме в очередной раз были обвинены Д.Д. Шостакович, С.С. Прокофьев, Н.Я. Мясковский, В.Я. Шебалин, А.И. Хачатурян. События 1948 г. негативно сказались и на развитии профессиональной эстрады – оркестры (джазы) Л. Утесова и Э. Рознера вынуждены были поменять свою ориентацию.

    В 1946 – 1948 годах в ряде постановлений ЦК ВКП (б) («О журналах «Звезда» и «Ленинград», «О репертуаре драматических театров и мерах по его улучшению», «О кинофильме «Большая жизнь», «Об опере «Великая дружба» В. Мурадели») деятели культуры обвинялись в аполитичности, безыдейности, пропаганде буржуазной идеологии. Эти документы содержали оскорбительные оценки творчества и личности А.А. Ахматовой, М.М. Зощенко, Д.Д. Шостаковича, В.И. Мурадели.

    В 1946 году за несоответствие общим стандартам были подвергнуты критике и гонениям такие известные деятели культуры, как режиссеры С.М.Эйзенштейн, В.И.Пудовкин, Г.М.Козинцев, композиторы С.С.Прокофьев, Д.Д.Шостакович, А.И.Хачатурян, Н.Я. Мясковский.

    В борьбу с «формализмом» активно включилась созданная в 1948 году Академия художеств СССР во главе с А. М. Герасимовым. Наступление на формализм выключило из художественной жизни талантливых мастеров А.Осьмеркина, Р.Фалька, оставило тяжелые следы в творческой судьбе С.Герасимова, П.Корина, М.Сарьяна.

    О положении в литературе на Втором Всесоюзном съезде советских писателей в 1954 году М. Шолохов говорил, что бедствием остается серый поток бесцветных произведений, который наводняет последние годы книжный рынок. Расхожими были сюжеты о конфликте новатора с консерватором, о превращении отсталого колхоза в передовой. Образ зазнавшегося директора, которого перевоспитывает новый передовой руководитель, выводящий коллектив из трудностей, — таков набор типажей и уровень понимания общественных проблем.

    Идеологическая пропаганда принимала все более шовинистический и антисемитский характер. В январе 1949 года началась кампания против «безродных космополитов», которая повлекла за собой разрушительное вмешательство в судьбы ряда ученых, преподавателей, работников литературы и искусства. Большинство обвиненных в космополитизме оказались евреями. Борьба с космополитизмом приобретала особенно зловещий смысл на фоне других событий того времени: в декабре 1948 г. был распущен Еврейский антифашистский комитет, а его активные деятели арестованы, в 1949 году убит С.Михоэлс, народный артист СССР, художественный руководитель Московского государственного еврейского театра. Закрывались еврейские культурные учреждения — театры, школы, газеты. Апогея эта кампания достигла в последние месяцы жизни Сталина, когда была арестована группа видных врачей-евреев, работавших в Кремлевской больнице и обвиненных в преднамеренном убийстве высокопоставленных пациентов.

    Идеологические кампании, постоянный поиск врагов и их разоблачения поддерживали в обществе атмосферу страха.

    После смерти Сталина черты тоталитаризма долгое время продолжали существовать в культурной политике. Это не означает, что формирование и упрочение культа личности связаны с отсутствием в художественной культуре советского периода инакомыслия.

    В последнее время читающей публике стали широко известны «Несвоевременные мысли» М.Горького, «Окаянные дни» И.Бунина, дневники М.Пришвина и И.Павлова. Протест против духовного гнета звучит в произведениях Е.Замятина, А.Платонова, М. Булгакова, поэтов Н.Клюева, С.Клычкова, О.Мандельштама.

    Время произвело свой отбор. О многих произведениях, отмеченных в те годы Сталинской премией, ныне не вспоминают. Зато остались в советской литературе «Золотая карета» Л.М. Леонова, «Далекие годы» К. Г. Паустовского, «Первые радости» и «Необыкновенное лето» К.А. Федина, «Звезда» Э.Г. Казакевича. В классику советского киноискусства вошли «Молодая гвардия» С.А. Герасимова и «Подвиг разведчика» Б. В. Барнета.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    3. «ОТТЕПЕЛЬ». СОВЕТСКАЯ КУЛЬТУРА 50-Х ГОДОВ

     

    Реформы, начавшиеся после смерти Сталина, создавали более благоприятные условия для развития культуры. Разоблачение на XX съезде партии в 1956 году культа личности, возвращение из тюрем и ссылок сотен тысяч репрессированных, в том числе представителей творческой интеллигенции, ослабление цензурного пресса, развитие связей с зарубежными странами –всё это расширило спектр свободы, вызвало у населения, особенно молодежи, утопические мечтания о лучшей жизни. Сочетание всех этих совершенно уникальных обстоятельств привело к движению шестидесятников.

    Время с середины 50-х до середины 60-х годов (от появления в 1954 году повести И.Эренбурга с названием «Оттепель» и до открытия процесса над А.Синявским и Ю.Даниэлем в феврале 1966 года) вошло в историю СССР под названием «оттепель», хотя инерция развернувшихся в то время процессов давала о себе знать вплоть до начала 70-х годов.

    Само понятие «оттепель» в социокультурном плане имело два смысла1:

  • символический — оттепель в культуре предшествовала и способствовала оттепели в других сферах общественной жизни;
  • реальный — ослабление влияния тотального режима на индивидуальный процесс художественного творчества.

    Эпоха перемен в советском обществе совпала с глобальным социокультурным поворотом. Во второй половине 60-х активизируется молодежное движение, противопоставившее себя традиционным формам духовности. Впервые глубокому философскому осмыслению и новому художественному прочтению подвергаются исторические итоги XX столетия. Все чаще поднимается проблема ответственности «отцов» за катастрофы века, в полную мощь начинает звучать роковой вопрос об отношениях «отцов и детей».

    В советском обществе рубежом социокультурных перемен стал XX съезд КПСС (февраль 1956 г.), воспринятый общественным мнением как очистительная гроза. Процесс духовного обновления в советском обществе начался с обсуждения ответственности «отцов» за отход от идеалов Октябрьской революции, которая стала критерием измерения исторического прошлого страны, равно как и нравственной позиции отдельной личности. Так в действие вступило противостояние двух общественных сил: сторонников обновления, называемых антисталинистами, и их противников – сталинистов.

    Впервые в истории советской культуры были поставлены вопросы:

  • Какова роль советской интеллигенции в обществе?
  • Каковы ее взаимоотношения с партией?
  • Как следует оценивать культурное прошлое СССР?

    Попытка ответа на эти вопросы с разных историко-культурных позиций (ценностей) привела к расколу творческой интеллигенции на традиционалистов (ориентированных на традиционные ценности советской культуры) и неоавангардистов (придерживающихся антисоциалистической направленности художественного творчества с опорой на буржуазно-либеральные ценности постмодернизма, на разделение искусства на элитарное и массовое с идеей их диффузии).
          В художественной литературе противоречия в рамках традиционализма нашло отражение в противостоянии консерваторов (Ф.Кочетов – журналы «Октябрь», «Нева», «Литература и жизнь» и примыкавшие к ним журналы «Москва», «Наш современник» и «Молодая гвардия») и демократов (А.Твардовский – журналы «Новый мир», «Юность»). Журналу «Новый мир», главным редактором которого был А. Т. Твардовский, принадлежит особая роль в духовной, культуре этого времени. Он открыл для читателя имена многих крупных мастеров, именно в нем опубликован «Один день Ивана Денисовича» А. Солженицина.

     Большую роль в закреплении идеологии «оттепели» сыграли пьесы В.Розова, книги В.Аксенова и А.Гладилина, стихи Е.Евтушенко и А.Вознесенского, кинофильм М.Хуциева «Застава Ильича». Правду о сталинизме несли труды А.Солженицина, Е.Гинзбург, В.Шаламова и многих других.
          Своеобразными центрами инакомыслия стала деятельность театральных коллективов «Современника» и «Таганки». Их постановки, всегда воспринимавшиеся с определенным подтекстом, были своего рода протестом против надвигавшегося неосталинизма.

    Художественные выставки московских неоавангардистов и литературный «самиздат» конца пятидесятых годов означали появление ценностей, порицавших каноны социалистического реализма.

    Самиздат возник в конце 50-х годов. Такое название получили машинописные журналы, создававшиеся в среде творческой молодежи, оппозиционно настроенной к реалиям советской действительности. В самиздат попадали как произведения советских авторов, по тем или иным причинам отвергнутые издательствами, так и литература эмигрантов, поэтические сборники начала века. По рукам ходили и рукописи детективов. Начало «оттепельного» самиздата положили списки поэмы Твардовского «Теркин на том свете», написанной в 1954 году, но не разрешенной к публикации и попавшей в самиздат вопреки воле автора. Первый самиздатовский журнал «Синтаксис», основанный молодым поэтом А. Гинзбургом, опубликовал запрещенные произведения В. Некрасова, Б. Окуджавы, В. Шаламова, Б. Ахмадулиной. После ареста Гинзбурга в 1960 году эстафету самиздата подхватили первые диссиденты (Вл. Буковский и другие).

    Социокультурные истоки антисоциалистического искусства имели уже собственную основу. Характерен в этом смысле пример мировоззренческой эволюции Б.Пастернака (М.Горький считал его лучшим поэтом социалистического реализма в тридцатые годы), опубликовавшего на Западе роман «Доктор Живаго», где автор критически переосмысливает события Октябрьской революции. Исключение Пастернака из Союза писателей подвело черту в отношениях между властью и художественной интеллигенцией.

    Н.Хрущев четко сформулировал задачу и роль интеллигенции в общественной жизни: отражать возрастающее значение партии в коммунистическом строительстве и быть ее «автоматчиками». Контроль за деятельностью художественной интеллигенции осуществлялся посредством «установочных» встреч руководителей страны с ведущими деятелями культуры. Сам Н.С. Хрущев, министр культуры Е.А. Фурцева, главный идеолог партии М.А. Суслов не всегда оказывались в состоянии вынести квалифицированное решение относительно художественной ценности критикуемых ими произведений. Это приводило к неоправданным выпадам против деятелей культуры. Хрущев резко высказывался против поэта А.А. Вознесенского, чьи стихи отличаются усложненной образностью и ритмичностью, кинорежиссеров М.М. Хуциева, автора фильмов «Весна на Заречной улице» и «Два Федора», М.И. Ромма, поставившего в 1962 году художественный фильм «Девять дней одного года».
          В декабре 1962 года в ходе посещения выставки молодых художников в Манеже Хрущев устроил разнос «формалистам» и «абстракционистам», среди которых был и скульптор Эрнст Неизвестный. Все это создавало нервозную обстановку среди творческих работников, способствовало росту недоверия к политике партии в области культуры.Время хрущевской «оттепели» прямо и косвенно разобщило и дезориентировало творческую интеллигенцию: одни переоценили характер поверхностных изменений, другие не сумели увидеть их «скрытного подтекста» (влияние извне), третьи не смогли уже выражать коренных интересов народа-победителя, четвертые были способны только на пропаганду интересов партийно-государственного аппарата. Все это, в конечном итоге, вызвало неадекватные реальной действительности художественные произведения, где доминировали идеалы демократического социализма.

    В целом «оттепель» оказалась не только кратковременной, но и достаточно поверхностной, не создала гарантий против возврата назад, к сталинской практике. Потепление не было устойчивым, идеологические послабления сменялись грубым административным вмешательством, и к середине 60-х годов «оттепель» сошла на нет, но ее значение выходит за рамки кратких всплесков культурной жизни. В те годы был сделан первый и решающий шаг в преодолении сталинизма, началось возвращение культурного наследия эмиграции, восстановление культурной преемственности и международного культурного обмена. В годы «оттепели» сформировались «шестидесятники», поколение интеллигенции, которое впоследствии сыграло важную роль в перестройке. Большие последствия для общественного сознания имело возникновение альтернативных источников информации — самиздата, передач зарубежных радиостанций.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Заключение

     

    Советский период это сложное и противоречивое явление в развитии не только нашей истории, но и всей отечественной культуры. С позиции сегодняшнего дня достаточно трудно дать объективный анализ истории культуры СССР — явления, еще не раскрывшего в полной мере свои первоисточники и движущие силы развития. Отсюда неоднозначность и полярность научных оценок сущности истории культуры СССР: то негативная — это примитивная культура тоталитаризма, то положительная — это культура единения и развития советского народа и государства.

    XX век дал Отечеству гениальных ученых и исследователей, талантливых художников, писателей, музыкантов, режиссеров. Он стал датой рождения многочисленных творческих сообществ, художественных школ, направлений, течений, стилей. Однако именно в XX веке в России была создана тотализированная социокультурная мифология, сопровождавшаяся догматизацией, манипулированием сознания, уничтожением инакомыслия, примитивизацией художественных оценок и физическим уничтожением цвета российской научной и художественной интеллигенции.

    Культура советского периода — сложное и неоднозначное явление. Ее нельзя показывать только как процесс бездумного воспевания коммунизма и руководящей роли Коммунистической партии. Духовная культура советского периода — это и «официально» признанная культура, и культура, находившаяся как бы «в тени», это культура диссидентства, наконец, это культура русского зарубежья.

    Словом, культура советского периода никогда не была монолитной по сути. Она противоречива как в отдельных своих проявлениях, так и в целом. И в таком ключе ее и необходимо анализировать.

    В культуре тоталитарного государства господствует одна идеология и мировоззрение. Как правило — это утопические теории, реализующие извечную мечту людей о более совершенном и счастливом общественном порядке, в основе которых лежит идея достижения фундаментальной гармонии между людьми. Тоталитарный режим использует мифологизированную версию одной такой идеологии в качестве единственно возможного мировоззрения, которое превращается в некое подобие государственной религии. Эта монополия на идеологию пронизывает все сферы жизни, культуру в особенности. В СССР такой идеологией стал марксизм, потом ленинизм, сталинизм и т.д.

    В тоталитарном режиме все без исключения ресурсы (и материальные, и человеческие, и интеллектуальные) направлены на достижение одной универсальной цели: коммунистического царства всеобщего счастья.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

     

  1. Балакина Т.И. Мировая художественная культура. Россия IX — нач. XX века -М., 2000.
  2. Белова Т. Культура и власть. — М, 1991.
  3. Восленский М.С. Номенклатура: Господствующий класс Советского Союза.- М.,1991.
  4. Гаднелев К.С. Тоталитаризм как феномен ХХ-го века. Вопросы философии, 1992, № 2.
  5. Геллер М. Машина и винтики. История формирования советского человека. – М.: МИК, 1994 – 336 с.
  6. Зезина М.Р., Кошман Л.В., Шульгин В.С. История русской культуры. — М., 1990.
  7. Ильина Т.В. История искусств. Отечественное искусство. — М., 1999.
  8. Киселев Г.С. Трагедия общества и человека. Попытка осмысления опыта советской истории. — М., 1992.
  9. Кондаков И.В. Введение в историю русской культуры. — М., 1999.
  10. Культура: теории и проблемы. — М., 1995.
  11. Культурология// Под ред. Г.В.Драча. — Ростов-на-Дону, 2000.
  12. Орлов А.С., Георгиев В.А. и др. История России. –М., 2003.
  13. Пути Евразии: Русская интеллигенция и судьбы России. — М., 1992.
  14. Семенникова Л.И. Россия в мировом сообществе цивилизаций. — М., 1994.
  15. Сидоров Е.Ю. Культура мира и культура России// Полис,1998. №5, -С.106-113.
  16. Скворцова Е.М. Теория и история культуры. — М., 1999.
  17. Трудные вопросы истории: Поиски и размышления. Новый взгляд на события и факты. Под ред. В.В. Журавлева. – М.: Политиздат 1991.
  18. Стариков Е. Перед выбором. Знания, 1991, № 5.
  19. Энциклопедический словарь юного художника/ Сост. Н.И. Платонова, В.Д. Синюков. – М.: Педагогика, 1973.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     


     

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 0.96MB/0.00037 sec

WordPress: 21.86MB | MySQL:114 | 1,660sec