ОСОБЕННОСТИ ДУХОВНОЙ КУЛЬТУРЫ РОССИЙСКОЙ МОЛОДЕЖИ

<

120614 1440 1 ОСОБЕННОСТИ ДУХОВНОЙ КУЛЬТУРЫ РОССИЙСКОЙ  МОЛОДЕЖИ Актуальность исследования формирования духовной культуры студенческой молодежи, вызвана необходимостью изучения происходящих в обществе сдвигов и изменений в механизме формирования духовной культуры студенческой молодежи. Иерархия ценностей и духовная деятельность новых поколений студентов существенно отличаются от ценностно-нормативной системы предыдущих поколений. Произошедшие за последние десятилетия глобальные изменения в российском обществе затронули все сферы жизни: экономику, политику, социальные институты и духовные отношения. Молодежь как субъект социальных и духовных отношений на современном этапе переосмысления культурных ценностей имеет свою специфику и особенности. Среди них наиболее важной сущностной характеристикой данного субъекта является культурная социализация, профессиональное и гражданское становление. Формирование духовной культуры российской молодежи имеет решающее значение для жизни не только молодого поколения, но и всего общества в целом. Стойкие жизненные ориентации — это необходимое условие адаптации юношества в сложном современном мире и выработки собственной жизненной стратегии. Духовная культура определяет возможности осознания происходящего, диалогового общения социальных групп, снижение вероятности манипулирования молодежью деструктивными силами.

Целью исследования является выявление основных тенденций формирования духовной культуры современной молодежи, ее оценка как носителя культурных и духовных ценностей российского общества.

Изучение духовной культуры требует разграничения дефиниций духовная жизнь, общественное сознание, духовная культура. Классической работой, не потерявшей свою актуальность и поныне, в которой дан подробный анализ этих категорий, является монография А.К. Уледова «Духовная жизнь общества: Проблемы методологии исследования» изданная в 1980 году. А.К. Уледов выделил компоненты духовной сферы — духовное производство, духовные потребности и потребление, духовные отношения и общение. Категория духовная жизнь общества не противостоит понятию общественное сознания, а характеризует его как функционирующую систему, т.е. взаимодействие общественного и индивидуального сознания, идейную борьбу различных социальных групп, обмен взглядами, теориями, их возникновение и развитие, влияние на массовое сознание. Однако методологически несостоятельно сведение духовной жизни только к функционированию общественного сознания. Идеи, взгляды, представления, взятые в движении, изменении и развитии — одна из сторон духовной жизни.

А.К. Уледов обосновывает то положение, что духовная культура не только совокупность духовных ценностей, но и активная творческая деятельность людей по освоению мира, такая как производство, хранение, распространение и потребление духовных ценностей. Содержание духовной жизни и духовной культуры постоянно уточнялось и менялось, так в последствии понятие духовная жизнь стала характеризоваться как понятие более широкое, включающее духовную культуру.

Особое внимание А.К. Уледов уделяет социологическому аспекту исследования духовной жизни и культуры. Духовная жизнь и духовная культура в социологическом плане не сводится к совокупности идеальных явлений, а характеризуется как более содержательное образование, которому присущи социальные институты, занятые духовным производством и распространением его продуктов, социальные носители духовного. По мнению А.К. Уледова, социальный аспект в исследовании духовной жизни не нашел в то время широкого применения, рассматривалось в основном движение и изменение общественного сознания, взятого в единстве с его социальными носителями, социальными институтами. Однако неправомерно ставить в зависимость от аспекта анализа содержание исследуемого явления.1

В научной литературе имеются различные подходы к структуре духовной культуры. В одном случае процесс ее формирования и развития рассматривается через формы общественного сознания, в другом через области духовной жизни, в третьем — через духовные потребности, духовное общение, в четвертом — через духовную жизнедеятельность людей. Такие подходы имеют свои достоинства в том смысле, что под определенным углом зрения анализируются содержание и сущностные характеристики духовной культуры. Вместе с тем необходимо обратить внимание на тот факт, что ни одна из вышеприведенных классификаций не раскрывает всей сложности и многоплановости духовной культуры в ее реальном воплощении. Все большее значение имеет социологический подход, анализ с точки зрения социологии культуры, когда ведется анализ реально существующих социальных институтов во всем их противоречивом и проблемном развитии. Для анализа проблем формирования духовной культуры студенческой молодежи это особенно важно, так как именно система высшего образования как социальный институт призвана и действительно оказывает влияние, не лишенное внутренних противоречий и деформаций, на конкретные проявления форм сознания, духовных потребностей и интересов, различных видов творчества.

Существуют узкие определения духовной культуры, как «прагматически незаинтересованной деятельностной способности человека к созиданию и приобщению к высоким общечеловеческим ценностям».2 Такой подход к дефинициям основан на приоритете духовности как онтологического понятия, духовности, основанной на внутренней свободе личности и проявляющейся в высоких нравственных, эстетических, интеллектуальных ориентации. Таким образом, происходит сужение диапазона изучения духовной культуры и привносится некая шаткость оснований отнесения тех или иных культурных феноменов к духовной сфере. В признанное разделение культуры на духовную и материальную включается дополнительно собственно культура, а духовная культура -это только то, что прошло проверку на соответствие общечеловеческим ценностям.

Духовная культура — это поток продуктов духовного опыта1, сумма всех достижений, совокупность сложных этических, религиозных, эстетических и других знаковых норм. Й. Хейзинга в работе «В тени завтрашнего дня» определяет духовные ценности как охватывающие области духовного, интеллектуального, морального и эстетического. Тем самым сохраняет за собой право оценивать в качестве культуры также и ранние, более неразвитые либо примитивные стадии, не впадая таким образом в одностороннее предпочтение высокоразвитых культур или одностороннюю переоценку отдельно взятого культурного фактора, будь то религия, искусство, право, государственный строй или нечто другое. По Й. Хейзинга общая оценка культуры как высокой или низкой определяется не интеллектуальным и не эстетическим мерилом, а этическим. Культура может называться высокой, если даже не создала техники, но ее так не назовут, если ей не хватает милосердия.2

Духовная культура — это более широкое понятие, чем культура соответствующая духовности. Духовность — это, в первую очередь, квинтэссенция нравственных и созидательных ориентации личности, группы, общества. Духовный мир же может представлять собой борьбу противоречий, взаимоисключающих начал. Духовность принадлежит высшим пластам культуры. В Федотов писал, что это «высокая культура чувства, общения, мышления, нравственности, основанная на гуманных ценностях, осознание человеком своих этических связей и своего отношения к ним». Н. Бердяев считал, что «новая духовность означает освобождение от объективизации и от подчинения духа дурной, падшей социальности». В отличие от русских религиозных философов, развивших теории русской духовности, для общей социологии и социологии культуры человеческая личность — это не «душа», не субстанция, а отношение, точка пересечения социальных кодов, общественных отношений. В социологическом исследовании необходимо отвечать на вопрос о том, на чем основывается культура, что детерминирует культуру.1

По мнению Ю.М. Лотмана2 мы можем наблюдать перемещение норм поведения, языка, стиля одежды и т.д. из пограничной сферы культуры в ее центр. Молодежь, отвергнув ядерную культуру 20 века, увидела свой идеал в периферийной культуре, а затем многие явления молодежной культуры, распространившись на всю сферу культуры, сделались нейтральной, то есть общей нормой. Периферия ярко окрашена, маркирована — ядро «нормально», то есть не имеет ни цвета, ни запаха, оно «просто существует». Поэтому победа той или иной семиотической системы есть перемещение ее в центр и неизбежное «обесцвечивание». С этим можно сопоставить «обычный)) возрастной цикл: бунтующие молодые люди с годами становятся «нормальными» респектабельными джентльменами, совершая одновременного эволюцию от вызывающей «окрашенности» к «обесцвечиванию».

Взгляд на мир в молодежной среде во многом связан не только с чувственным миром, а с их символическим окружением. Картина мира является скорее продуктом коммуникации, чем непосредственного опыта. Создавая общую символическую среду, субкультура, или культура отдельной группы организует картину мира. Те, кто овладевает этими символами, приходят к общим взглядам на мир, которые служат основой для согласованных действий.

По мнению германского социолога У. Бека в модернизированном обществе процессы индивидуализации набирают силу. Происходит это только тогда и в такой мере, когда и в какой преодолеваются условия образования классов по причине отчуждения и обнищания. Появление тенденции индивидуализации связано с типовыми общественными условиями — социальными, экономическими, правовыми и политическими, — которые были созданы лишь в немногих странах и только на позднем этапе развития. Сюда относятся: общее экономическое процветание; расширение социальных гарантий; институционализация профсоюзного представительства интересов; экспансия образования;

расширение сектора услуг и открывающиеся в связи с этим возможности передвижения. Однако, несмотря па отсутствие, на первый взгляд, в советском и постсоветском обществе многих условий развития индивидуализации для лиц, получающих высшее образование, эта тенденции актуальна.

 

Таблица 1 – Классификация феноменов духовной культуры студенческой молодежи

 

 

Признак классификации

Группы феноменов духовной культуры студенчества по структурному признаку и процессы их характеризующие

 

Информационная

Ценностно-нормативная (аксиологическая)

Поведенческая (деятельностная)

Классификация по различным сферам культуры

Образование

Получаемые в процессе образования знания, их понимание и степень усвоения

Образовательные ценности, включая профессиональный выбор, и нормы (формирование идентичности по профессиональному признаку)

Утрата стабильности, сегрегация по признаку отсутствия образования, снижение возможностей распределения шансов через высшее образование

Труди занятость

Информация о рынке труда, информационные основы трудовой мотивации

Трудовые ожидания студентов в условиях рыночных отношений, в том числе ситуации массовой и структурной безработицы

<

Субъектнвно-биогафичскис аспекты трудовой жизни, трансформация коллективной судьбы в личную судьбу


 

Досуг

Потребление информации как основной вид досуга

Увеличение значения частной сферы, перенос форм восприятия нз сферы досуга в другие сферы сознания

Стандартизация досуга, развитие игровых форм


 

Политика

Предпочитаемые пути, способы и формы получения информации политического характера

Политическое сознание

Походы к новой интеграции на основе компонентов субкультуры и альтернативной культуры молодежи

 

В социокультурной классификации феноменов молодежной культуры необходимо учитывать, что индивидуализм — это исторически противоречивый процесс обобществления. Осознание противоречивости может привести к возникновению новых социокультурных общностей. На этом пути рождаются новые направления поисков, которые частично используют экспериментальные формы обращения с социальными условиями, с различными формами альтернативной и молодежной субкультуры.

Молодежь в этом случае испытывает двоякое воздействие. С одной стороны, легче привыкая к новым условиям, молодежь быстрее адаптируется, ей не нужно преодолевать укоренившиеся в процессе социализации формы поведения. Не отягощенные грузом предубеждений и старых ориентиров, молодые люди имеют больше шансов выработать и реализовать активную жизненную стратегию, добиться успеха, продвинутся по социальной лестнице. С другой стороны, молодежь уязвима для деструктивного влияния макросоциальных процессов. Крупные общественные трансформации обладают разрушительной силой в нормативно-ценностной сфере, почти всегда сопряжены с некой деградацией, или разнонаправленными процессами в общественном сознании, а с другой стороны, способны формировать новые моральные установки, создавая феномены субкультуры молодежных сообществ.

Произошедшие в России 90-х годов XX века преобразования сопровождались расслоением ценностных структур массового сознания относительно социальных целей и предпочтительных средств их достижения, выявляя различия в ценностях разных социально-демографических групп.

В российском обществе отмечаются существенные деформации ценностно-нормативной системы. Основанием этого послужили фундаментальные социально-экономические преобразования в стране, а также негативные последствия непродуманных реформ. Как указывают ведущие специалисты в области молодежных проблем, усилившаяся индивидуализация сознания происходит на фоне разрушения жестких традиционных форм социального контроля и отсутствия новых моральных границ. Вместе с тем, относительно свободная нормативная структура перестает воспроизводить твердые жизненные цели и нормы, способные стать надежными социальными ориентирами. Это приводит к неопределенности жизненной позиции людей, прежде всего молодых, лишая их внутреннего смысло образующего основания.

В сознании молодежи явно господство прагматических настроений. Но при этом можно сказать, что студенты предъявляют высокие требования к качеству жизни: гарантированность жизненной безопасности и благополучия — вот их основное требование к обществу и собственная цель.

Духовный поиск и активная модель повседневности не всегда ведет к личному успеху и удовлетворению. В результате люди все чаще попадают в лабиринт неуверенности в своих силах. Самоконтроль и самоубеждение могут увеличивать сомнения и вызывать чувство вины. Постоянное возвращение к вопросам «Правильно ли я живу?», «Действительно ли я живу духовной жизнью?» ведет к новым и новым модам на ответы, которые разными способами перерождаются в рынки индустрии отдыха и здоровья, религиозных движений и субкультур, путешествий и спортивных предпочтений.

Процессы индивидуализации вызывают к жизни институализированные варианты биографий, подвергают молодых людей и их духовный мир все большей внешней стандартизации, в свою очередь стимулируемой индустрией досуга. Реальные шансы студенческой молодежи определить
самостоятельные условия жизни часто проявляются в сфере досуга, которая в духовной культуре может играть все возрастающую роль в попытках студенческой молодежи как социальной группы решить структурные противоречия, возникшие в более широком социеталыюм контексте, Досуговая сфера часто определяется как частная. Однако частная не значит отгороженная от окружающего мира. Это обращенная в частное и вторгающаяся в него внешняя сторона обстоятельств.

Молодежная субкультура более восприимчива к изменениям в сфере восприятия и коммуникационной сфере. Серьезные изменения в духовной сфере несет развитие компьютерной коммуникации и процессы коммерциализации. На первый взгляд электронная коммуникация увеличивает возможности общения и творчества. Коммерциализация средств массовой информации, и в какой то мере всей художественной культуры, формирует определенный образ субкультуры не а меньшей степени, чем сами носители этих культурных ценностей. Субкультура, соединенная с маркетинговой технологией, порождает потребительскую тенденцию в духовной сфере.

Духовная культура — это в первую очередь пространственно-временные структуры. Философы, осмысляющие российскую культуру, видят дезорганизацию пространства и времени, которые лишены всякой фундаментальной темы или концепции, способной сплотить людей. Беспорядочность событий только усиливает надежды на некоторое решение, которое остановит разложение существующих структур, удовлетворит потребность в сообществе.

Молодежь отличается не только потенциальной активностью и возможностью агрессивных действий. В России существует явная дифференциация в политике по тендерным и возрастным признакам. В более благополучных странах стабильные и благоприятные социальные условия нивелируют различия интересов и политических установок различных социально-демографических групп. В России разрыв во взглядах и поведении молодежи и людей старших возрастов значителен. Сегодня молодые поколения осваивают новые социально-экономические реалии общества как естественную социальную среду. Если старшим поколениям реформирование российского общества представляется переломом, а для части и катастрофой, то для молодого человека существующее положение вещей — единственное, которое он знает.

 

 

 

 

 

 

 

2.ФОРМИРОВАНИЕ ДУХОВНОЙ КУЛЬТУРЫ РОССИЙСКОЙ МОЛОДЕЖИ

 

Молодежь — основной стратегический ресурс обновляемой России. Сегодняшняя российская молодежь участвует в модернизации страны, в проведении реформ. Постоянно меняющиеся условия жизни вынуждают молодых людей приспосабливаться к новым реалиям, вести постоянный поиск новых форм идентичности, вырабатывать свою жизненную позицию, созидать свой духовный мир. Позитивное духовное развитие молодежи невозможно без эффективной политики в этой сфере. Формирование нравственных основ, воспитание у подрастающего поколения интереса к культуре и искусству, развитие духовного потенциала юношества осознано политической и государственной элитой России как приоритет в сфере образования и культуры. В первую очередь, государственная политика в формировании ценностных мировоззренческих основ молодых людей выделяет следующие компоненты: нравственные и правовые нормы, гражданственность, патриотизм, установка на саморазвитие, толерантность, экологическое сознание.

В формировании духовной культуры молодежи определяющую роль продолжают играть институты образования, которые претерпели и претерпевают значительные изменения1 в современной ситуации.

Степень научной разработанности проблемы. Проблематика формирования духовной культуры студенческой молодежи находится на стыке смежных областей гуманитарного знания: во-первых, таких наук как — философия, социология, культурология, психология; во-вторых, различных направлений социологии — социологии молодежи, социологии культуры и социологии образования.

В исследовании формирования духовной культуры современной молодежи и динамики духовных ценностей в обществе в связи с процессами смены поколений определенное место занимают теории модерна и постмодерна в социологии. Новые ценности соответствующие социальным изменениям, переживаемые, вследствие процессов глобализации, всем человечеством, как правило, органично воспринимаются молодыми и являются моделирующими по отношению ко всему социуму.

Научный, социологический подход к молодежи как специфической группе общества, учет комплекса обстоятельств и особенностей образа жизни и культуры молодежи получил отражение в работах многих отечественных социологов и ученых других гуманитарных направлений. Так вопросы влияния на формирование духовной культуры различных факторов, включая высшее образование, присущих различным этапам исторического развития нашей страны, обстоятельно изучались отечественной наукой. Основная проблематика этих исследований: студенчество в социальной структуре; функции студенческой молодежи в системе общественного разделения труда; особенности образа жизни студенчества; жизненные планы; внутренняя дифференциация студенчества.

Существующее в культурных и социальных установках молодежи предпочтение волевых решений, как в собственной жизни, так и обществе в целом, и переоценка их действенности приводит к искаженному восприятию действительности. Значимые для молодежи культурные институты (печатная продукция, передачи телевидения), культивируя интерес к успеху, выводят из зоны внимания массовые судьбы неудачников. Растет ни чем не обоснованная самоуверенность, которая может обернуться своей противоположностью — разочарованием, тем сложным чувством, объединяющим латентно усвоенные стремления, наряду с осознанием их тщетности, собственной несостоятельности и недостатка подготовки к действительно успешной карьере. Эти процессы сказываются на формировании личности студента как носителя культуры, в которой воспроизводятся и распространяются ее элементы: нормы, ценности, знания ориентации.

Кризис идей и нехватка универсальных притязаний, убежденность в бессмысленности многих культурных норм, определяют состояние современной культуры молодежи. Негативным с точки зрения развития духовного потенциала общества является восприятие многими молодыми людьми социальных изменений как случайного противоборства сил. Культурная доминанта нынешней молодежи характеризуется отходом на второй план роли убеждений и мировоззренческих позиций, как основы формирования личности, снижением тяги к знаниям профессионального, культурного, нравственного, этического и эстетического порядка.

В условиях длительных социально-экономических преобразований изменениям подвергаются ключевые элементы культуры. Так как социализация взрослых людей, как правило, уже состоялась, молодое поколение, еще находящееся в процессе социализации, адаптируется к новым условиям легче и чаще является носителем новой культуры.

Изменения, происходящие за последние десятилетия в нашей стране, в области производственных отношений, привели к значительному расслоению молодежи в осуществлении равных возможностей получения образования, в самореализации, в доступе к духовным ценностям и т.п.

Сознательный выбор юношеством направленности жизнедеятельности, то, как молодой человек последовательно осуществляет свою жизненную позицию, выстраивает и планирует свою биографию является основой формирования духовной культуры студенчества.

Тенденцию развития процессов индивидуализации в студенческой среде нельзя понимать как прямую, неопосредованную зависимость общественных изменений от принятых индивидуально решений. Доминирование частной сферы парадоксально выражается как вторжение внешних обстоятельств в жизнь людей, принимающее вид биографических последствий для конкретной личности и поколения. Эти внешние обстоятельства в своей массе представляют собой институциональные процессы, например изменения образовательной политики или политики в сфере занятости, которые в свою очередь обусловливают кризисную модель (наличие подъемов и спадов) существования целых поколений. Личная судьба является институционально формируемой и институционально зависимой.

Реальные шансы молодежи определить самостоятельные условия жизни часто проявляются в сфере досуга, которая в духовной культуре может играть все возрастающую роль в попытках молодежи как социальной группы решить структурные противоречия, возникшие в более широком социетальном контексте.

Молодежная субкультура, как правило, — явление периферии, а в случае если это контркультура (нацеленная на антиповедеиие), то она может быть расположена на границе пространства культуры или за ее чертой. Молодежной субкультуре свойственен динамизм, агрессия, свои специфические нормы, зачастую альтернативный образ жизни. Часто при определении дефиниции субкультура подчеркивают ее подчиненный характер по отношению к господствующим духовным ценностям.

Как специфическое явление, молодежная культура возникает и в связи с тем, что физиологическая акселерация молодых людей сопровождается резким возрастанием длительности периода их социализации (порой до 30 лет), что вызвано необходимостью увеличения времени на образование и профессиональную подготовку, соответствующую требованиям эпохи. Сегодня юноша рано перестает быть ребенком (по своему психофизиологическому развитию), но по социальному статусу еще долгое время не принадлежит миру взрослых. Юношеский возраст — время, когда экономическая активность и самостоятельность еще не достигнуты в полном объеме, Психологически молодежь принадлежит миру взрослых, а социологически — миру отрочества. Если в смысле насыщения знаниями человек созревает гораздо раньше, то в смысле положения в обществе, возможности сказать свое слово — зрелость его отодвигается. «Молодежь» как феномен и социологическая категория, рожденная индустриальным обществом, характеризуется психологической зрелостью при отсутствии весомого участия в институтах взрослых.

За последние два десятилетия ситуация в российской молодежной культуре менялась по меньшей мере трижды.

1. В 1980-х наблюдался бурный всплеск неформального молодежного движения, который отчетливо разделил молодое поколение на «упертых» комсомольцев и «продвинутых» неформалов . Глобальные субкультурные бренды наполнялись чисто российским содержанием. В это же время появились и так называемые молодежные группировки. Это был особый тип объединений, главным видом активности которых была защита собственных территорий. Как правило, они складывались в новых, окраинных кварталах провинциальных городов или в пригородах российских мегаполисов (Москва, Самара, Казань), где селились выходцы из деревни.

2. В 1990-х неформальное движение пошло на спад. Комсомол распался, противостоять было некому. Молодежные группировки в этот период фактически растворяются в «полубандитской» среде, ставят под свой контроль рынки, автозаправки, частные рестораны и киоски. Субкультурные молодежные группы (в «классическом» смысле слова) начинают активно завоевывать клубные и дискотечные пространства в российских городах.

3. В современной России картина значимо изменилась. Как и в любой другой стране, включенной в глобальное пространство, с остатками «старых» групп соседствуют имитаторы, «примкнувшие» и туристические экспонаты. Стили смешались, и хотя некоторые ритуальные разборки сохранились (например, между скинами и рэперами), они мало отличаются от территориальных споров между молодежными группировками конца перестройки. Путаница в использовании понятий «молодежные культуры», «субкультуры», «контркультуры» отражает не только сложную историю их адаптации в России, но и смешение соответствующих явлений в реальности.

Особенность реальной, а не символической (брендовой) молодости — стремление девушек и юношей обрести свое независимое пространство, отвоевать места для проявления собственной, не навязанной идентичности. Когда-то молодежь «вышла на улицы», породив представление о молодежи как социальной группе и особой социальной проблеме. Сегодня молодежность присваивается в качестве стиля все новыми и новыми сегментами потребительского рынка. Похоже, молодежь «покидает улицу», формируя совершенно новый тип молодежной «комнатной культуры». Я не хочу сказать, что молодежь полностью покинула публичное пространство, реализуясь исключительно в приватной сфере, но тенденция несомненна.

Современные стили жизни молодежи формируются из разных источников, в зависимости от их доступности. Потеря субкультурной (групповой и индивидуальной) самобытности не означает, что современная молодежь ограничена в ресурсах, с помощью которых она может создавать свою неповторимую версию жизненного стиля. Стремительное развитие информационных технологий предоставляет ей ресурсы глобальной культуры, благодаря чему она получает значительные преимущества, создающие иллюзию контроля над собственной биографией. Однако эти преимущества довольно часто оказываются лишь новыми способами стандартизации молодежного опыта. Массмедиа, особенно молодежное телевидение, всячески подталкивают молодых к мысли о том, что цифровой мир является необходимым и обязательным атрибутом молодого «тела» . Глобализация активно включается в повседневность. Современная молодежь социализируется в рамках глобального знания, глобальных имиджей . Глобализация порождает новый тип социальной дифференциации, разрыва между теми, кто хорошо знаком с технологическими новшествами, и теми, кто не имеет к ним полного доступа. Однако даже они до какой-то степени оказываются вовлеченными в это новое пространство.

Субкультура молодёжи формируется под непосредственным воздействием культуры «взрослых» и обусловлена ею даже в своих контркультурных проявлениях. Формальная молодёжная культура (по определению) базируется на ценностях массовой культуры, целях государственной социальной политики и официальной идеологии. Рассмотрим их состояние на текущий момент и в роль формировании мировоззрения молодёжи, анализируя следующие специфические черты российской молодёжной субкультуры.

1. Преимущественно развлекательно-рекреативная направленность. Наряду с коммуникативной (общение с друзьями) досуг выполняет в основном рекреативную функцию (около одной трети старшеклассников отмечают, что их любимое занятие на досуге — «ничегонеделание»), в то время как познавательная, креативная и эвристическая функции не реализуются вовсе или реализуются недостаточно. Рекреативные досуговые ориентации подкрепляются основным содержанием теле- и радиовещания, распространяющим ценности преимущественно массовой культуры.

2. «Вестернизация» (американизация) культурных потребностей и интересов. Ценности национальной культуры, как классической, так и народной, уже много лет вытесняются схематизированными стереотипами — образцами массовой культуры, ориентированными на внедрение ценностей, «американского образа жизни» в его примитивном и облегчённом варианте. Любимыми героями и, в определённой степени, образцами для подражания становятся, по данным опроса, для девушек — героини «мыльных опер» и бульварных романов о любви, а для юношей — непобедимые супергерои триллеров.

Однако вестернизация культурных интересов имеет и более широкую сферу приложения: художественные образы возводятся на уровень группового и индивидуального поведения молодых людей и проявляются в таких чертах социального поведения, как прагматизм, жестокость, неумеренное стремление к материальному благополучию. Эти тенденции присутствуют и в культурной самореализации молодёжи: наблюдается безрассудное презрение таких «устаревших» ценностей как вежливость, кротость и уважение к окружающим в угоду моде. Совсем не безобидной в этом плане является и вездесущая реклама.

3. Приоритет потребительских ориентации над креативными. Потребительство проявляется как в социокультурном, так и в эвристических аспектах. По данным опросов студентов петербургских вузов (1989 – 1991 гг.) потребление в рамках художественной культуры заметно превышает креативные установки в социокультурной деятельности. Еще более эта тенденция присутствует в культурной самореализации учащейся молодежи, что косвенно обусловлено и самим потоком преобладающей культурной информации (ценности массовой культуры), способствующей фоновому восприятию и поверхностному закреплению ее в сознании. Творческая самореализация, как правило, выступает в маргинальных формах.

4. Слабая индивидуализированность и избирательность культуры. Выбор тех или иных ценностей связан чаще всего с групповыми стереотипами («принцип селёдки в бочке») достаточно жёсткого характера — несогласные сильно рискуют пополнить ряды «лохов» — «отверженных», «не интересных», «не престижных» людей с точки зрения «толпы», обычно равняющейся на некий идеал — «крутого(-ую)» (иногда в лице лидера данной группы). Групповые стереотипы и престижная иерархия ценностей обусловлена половой принадлежностью, уровнем образования, в определённой мере местожительством и национальностью реципиента, однако в любом случае суть их одна: культурный конформизм в рамках неформальной группы общения и неприятие других ценностей и стереотипов, от более мягкого в среде студенческой молодёжи до более агрессивного в среде учащихся средней школы. Крайним направлением этой тенденции молодёжной субкультуры являются так называемые «команды» с жёсткой регламентацией ролей и статусов их членов.

5. Внеинституциональная культурная самореализация. Данные исследований показывают, что досуговая самореализация молодёжи осуществляется, как правило, вне учреждений культуры и относительно заметно обусловлена воздействием одного лишь телевидения — наиболее влиятельного институционального источника не только эстетического, но и в целом социализирующего воздействия.

6. Отсутствие этнокультурной самоидентификации. Народная культура (традиции, обычаи, фольклор и т.п.) большинством молодых людей воспринимаются как анахронизм. Попытки внесения этнокультурного содержания в процесс социализации в большинстве случаев ограничивается пропагандой древнерусских обычаев и православия. А этнокультурная самоидентификация состоит а прежде всего в формировании положительных чувств к истории, традициям своего народа, т. е. того, что принято называть «любовью к Отечеству», а не только в приобщении к одной, пусть даже самой массовой, конфессии.

Прочие особенности молодежной субкультуры. Ее определяющей характеристикой в России является феномен субъективной «размытости», неопределенности, отчуждения от основных нормативных ценностей (ценностей большинства).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Таким образом, молодежная культура (youth culture) — субкультурные черты, окружающие молодежь как социальную категорию и включающие: (а) своеобразные моду и вкусы, особенно в музыке и одежде; (б) отношения, сосредоточенные скорее на дружбе и группах сверстников, чем на семье; (в) относительную первостепенность досуга, а не работы; (г) вызов ценностям взрослых и индивидуальные эксперименты с образом жизни; (д) качество бесклассовости в стиле досуга и поведении. Хотя расхождения между взрослыми и молодежью очевидны, молодежная культура далека от того, чтобы быть полностью однородной, будучи разделенной тендерами и этносами, классами и образованием, а также мириадами конкурирующих культурных стилей. Возникновение особых молодежных культур в современных обществах связано с центральной ролью средств массовой коммуникации и с повышением уровня жизни, благодаря чему создаются новые рынки продуктов, нацеленных, прежде всего на молодежь. Молодежная культура субгрупп мозаична и недолговечна, зачастую трансформируется и сменяется с приходом нового поколения. Смена поколений характеризуется преимущественно изменением идейно-созидательных характеристик молодежных субкультур, что касается форм проявления, то им свойственна повторяемость указанных признаков, как правило, мало подвержены кардинальным изменениям. Субкультура молодёжи формируется под непосредственным воздействием культуры «взрослых» и обусловлена ею даже в своих контркультурных проявлениях. Формальная молодёжная культура (по определению) базируется на ценностях массовой культуры, целях государственной социальной политики и официальной идеологии.

 

 

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. О проблемах формирования духовного мира подрастающего поколения. Решение коллегий Министерства РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций, Министерства образования РФ и Министерства культуры РФ 25.06.2002 № 5-15/4-13 // Официальные документы в образовании, 2002, № 26. С. 49-51
  2. Вехи. Бердяев Н., Булгаков С, Гершензон М. Струве П. и др. М., 1909.
  3. Кребер А., Клакхом К. Культура. Критический обзор концепций и понятий. М., 1952.
  4. Лотман Ю.М. Семиосфера. — С.-Пб.: «Искусство — СПБ», 2001.
  5. Оганов А.Л., Хангельдиева И.Г. Теория культуры. — М.: ФАИР-ПРЕСС, 2001.
  6. Хейзинга Й. Homo ludens. В тени завтрашнего дня. — М.: Прогресс-Академия, 1992.
  7. Уледов А. К. Духовная жизнь общества: Методологические проблемы исследования. — М.:Мысль. 1980.


     

<

Комментирование закрыто.

WordPress: 23.43MB | MySQL:119 | 1,582sec