Возрастная периодизация развития

<

121214 0159 1 Возрастная периодизация развитияПериодизация – деление онтогенеза на отдельные периоды в соответствии с общим для всего онтогенеза законом – является проблемным полем психологии детства. Л.С. Выготский в работе «Проблема возраста» (1932-1934гг.) анализирует онтогенез как регулярный процесс смены стабильных и критических возрастов. Понятие «возраст» ученый определяет через представление о социальной ситуации развития – специфическое, неповторимое отношение между ребенком и окружающей его действительностью, прежде всего социальной. Социальная ситуация развития, по Л.С. Выготскому, приводит к формированию возрастных новообразований. Соотношение этих двух категорий – социальной ситуации развития и новообразования – задает диалектический характер развития в онтогенезе. Представление о социальной ситуации развития содержательно раскрывается в теории деятельности, представленной именами А.Н. Леонтьева, С.Л. Рубинштейна, В.В. Давыдова, Д.Б. Эльконина.При определении понятия «возраст» А.Н. Леонтьев отмечает: «Изменение места, занимаемого ребенком в системе общественных отношений – есть то, что надо отметить, пытаясь ответить на вопрос о движущих силах развития его психики». В работах А.Н. Леонтьева стадия развития личности определена следующими моментами: местом ребенка в системе общественных отношений и ведущим типом деятельности.

В культурно-исторической теории (Л.С. Выготский) возраст определяется отношением социальной ситуации развития и новообразованиями (структурой личности, сознания), а в теории деятельности – отношением места ребенка в системе общественных отношений и ведущей деятельностью.

В 1971г. в статье «К проблеме периодизации психического развития в детском возрасте» Д.Б. Эльконин обобщает представления о движущих силах детского развития, опираясь на теорию деятельности. Условием развития является система «ребенок-общество», в которой Д.Б. Эльконин выделяет две подсистемы: «ребенок – общественный взрослый» и «ребенок – общественный предмет». Возраст впервые представлен последовательно в логике деятельностного подхода. Изучая проблемы возрастной периодизации развития, современная отечественная психология опирается на несколько основных принципов:

1. Принцип историзма, позволяющий последовательно анализировать проблемы детского развития, возникавшие в разные исторические периоды времени.

2. Биогенетический принцип, позволяющий системно изучить важнейшие проблемы детского развития с учетом взаимосвязей движущих сил и факторов психического развития в каждом возрастном периоде.

3. Принцип анализа развития основных аспектов человеческой жизни-эмоционально-волевой сферы, интеллекта и поведения.

Отечественные психологи В.П. Зинченко и Е.Б. Моргунов сформулировали свод принципов, характеризующих процессы развития в детстве и отрочестве. Знание этих принципов, их понимание необходимо для организации конструктивного взаимодействия с детьми, построения содержательной работы педагога.

1. Творческий характер развития. Главное в развитии – порождение опыта.

2. Ведущая роль социокультурного контекста развития.

3. Совместная деятельность и общение как движущая сила развития, как средство обучения и воспитания.

4. Ведущая деятельность, законы ее смены как основа периодизации детского развития.

5. Зона ближайшего развития как метод диагностики способностей и возможного направления в развитии ребенка.

6. Амплификация детского развития как условие разностороннего воспитания ребенка.

7. Непреходящая ценность каждого этапа развития.

8. Принцип единства аффекта и интеллекта или принцип активного деятеля. Обучение и воспитание должно ориентироваться не только на интеллект, но и на развитие эмоционально-волевой сферы личности.

9. Опосредующая роль знаково-символических структур в образовании смысловых связей между предметами и действиями. Символизация должна стать принципом развития ребенка.

10. Интериоризация и экстериоризация как механизмы развития и обучения.

11. Гетерохронность развития и формирования психических действий. Этот принцип важно учитывать при разработке норм развития и диагностики его уровня.

В соответствии с выше обозначенными направлениями в исследовании развития человека, обозначим основные проблемы возрастной периодизации психического развития:

1. Проблема органической и средовой обусловленности психического и поведенческого развития человека.

2. Влияние обучения и воспитания на развитие детей.

3. Соотношение задатков и способностей.

4. Сравнительное влияние эволюционных, революционных, ситуационных изменений в психике и поведении ребенка.

5. Соотношение интеллектуальных и личностных изменений в общем психологическом развитии ребенка.

В отечественной науке существует два представления о возрасте: физический возраст и психологический возраст. Переходы из одного возраста в другой сопровождаются изменением физических данных и психологических характеристик ребенка, их называют кризисами возрастного развития. Кризис говорит о том, что и в организме и в психологии ребенка происходят изменения, что в развитии возникают некоторые проблемы, которые ребенок не может самостоятельно разрешить. Преодоление кризиса означает переход на более высокую ступень развития, в следующий психологический возраст (Р.С. Немов).

Д.Б. Эльконин говорит, что основным механизмом смены возрастных периодов развития является ведущая деятельность. Основные положения периодизации развития Д.Б. Эльконина таковы: процесс детского развития делится на три этапа:

1. Дошкольное детство (от рождения до 6-7 лет);

2. Младший школьный возраст (от 7 до 10-11 лет, с первого по четвертый класс школы);

3. Средний и старший школьный возраст (от 11 до 16-17 лет, с пятого по одиннадцатый класс школы).

Весь период детства по возрастной физической классификации делится на семь периодов:

1. Младенчество (от рождения до одного года жизни);

2. Раннее детство (от 1года до 3-х лет);

3. Младший и средний дошкольный возраст (от 3 до 5 лет);

4. Старший дошкольный возраст (от 5 до 7 лет);

5. Младший школьный возраст (от 7 до 11 лет);

6. Подростковый возраст (от 11 до 13-14 лет);

7. Ранний юношеский возраст (от 13-14 до 16-17 лет).

Каждый этап состоит из двух периодов: межличностное общение как ведущий вид активности, направленный на развитие личности ребенка; предметная деятельность, связанная с интеллектуальным развитием и реализацией операционально-технических возможностей ребенка. Переход от одного этапа развития к другому происходит при несоответствии между уровнем достигнутого личностного развития и операционально-техническими возможностями ребенка. Причина первых кризисов – возникновение противоречий между новыми потребностями ребенка и прежними условиями их удовлетворения, которые его не устраивают.

Основной смысл переходного периода заключается в позитивных изменениях личности, центральное новообразование каждого возрастного периода (обобщенный результат психического развития) содержит побудительную силу для дальнейшего развития и становится базой для формирования личности в следующем возрастном периоде. Общие черты кризиса: раздражительность, непослушание, капризы, бунт, конфликт ребенка с окружающими взрослыми, упрямство, негативизм.

Сензитивный период развития – период в жизни человека, создающий наиболее благоприятные условия для формирования у него определенных психологических свойств и качеств личности, видов поведения. К примеру, возраст от 1 года до 3-х лет наиболее сензитивен для развития речи, активная речь обогащает психическое развитие ребенка. Возраст до 5-ти лет сензитивен к развитию чувств, усвоению морали, культуры поведения и общения с другими людьми-взрослыми и сверстниками.

В основу периодизации Э. Эриксона положен эпигенетический принцип. Быть самим собой и для себя и для значимых других людей – такова движущая сила развития в периодизации Э. Эриксона. В каждом возрастном периоде происходит расширение и изменение системы значимых отношений. Развитие новых отношений побуждает человека определить свой жизненный выбор, и направление этого выбора определяет основные новообразования возраста и сам характер этих новообразований: позитивные они или деструктивные. Направление выборов заложено и в названии каждого возрастного периода:

1. Основополагающая вера против безнадежности (от 0 до 2 лет);

2. Автономность против стыда и сомнений (2-3 года);

3. Инициатива против вины и сомнений (3-5 лет);

4. Дружелюбие против неполноценности (6-11 лет);

5. Личностная идентичность против ролевого смешения (12-18 лет);

6. Близость против одиночества (19-25 лет);

7. Продуктивность против застоя (25-50 лет);

8. Цельность против отчаяния (50-…).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2. Этнокультура и национальная идея

 

На пороге XXI века национальная идея в этнополитике и этнокультуре занимает центральное место. Национальная жизнь и духовная культура, а также культура межнационального общения в последние годы сильно изменились, поскольку экономический и социально-культурный опыт многих наций находится в процессе модернизации, усиливаются поиски моделей образовательных систем и методы их усовершенствования. В условиях демократизации и коренного обновления всей сферы общественно-политической и духовной жизни идет бескомпромиссный, критический анализ и скурпулезное историческое осмысление прошлого. Демократия и гласность – основа роста национального самосознания, возрождения нравственности, национального духовного возрождения.

В этих сложившихся условиях, в утверждении нового политического сознания и развития национального самосознания многие ученые пытаются сформулировать теорию о новой национальной идее, которая «… могла бы вывести нас на новый уровень осмысления национальной жизни и межнационального взаимодействия».

Национальная идея – это неотъемлемая часть духовной жизни нации; она предопределяет жизненную правдивость и художественную особенность всех видов национального искусства и литературы. Определенная идея проходит через все художественное мировидение и творческую индивидуальность художников и писателей Северного Кавказа, через героический эпос осетин, балкарцев, карачаевцев под названием «эпос народов Евразии», создателями которого были почти все народы Северного Кавказа. Горские эпические сказания о народных богатырях входят в сокровищницу мировой культуры, как наиболее древний и мощный пласт в устно-поэтическом творчестве аборигенов Северного Кавказа. Национальная идея пронизывает и мифолого-легендарный фольклор вайнахов и русских сказителей. Национальная идея – это широкое понятие, отражающее действительность в сознании человека. Кроме того, оно выражает его отношение к реальности и служит основным принципом мировоззрения. Так, в устном народном творчестве чеченцев и ингушей с древнейших времен прямо или опосредованно действовали сверхъестественные, ирреальные силы, в его идейной основе лежали представления и древнейших религиозных воззрений (мифы), и позднейших монотеистических религий (легенды).

<

Национальная идея является сущностью и одновременно условием полноценного бытия этноса, который имеет свои духовные ценности. У любого этноса складывается собственная система отношений к природе, людям своей и чужой нации, к их идеям. На основе таких отношений развивается своя, определенная система духовных ценностей общности, ее культура. Она, в свою очередь, создает узаконенные моралью поведенческие модели и регулирует взаимоотношения представителей данной нации с другими общностями. При этом национальная идея будет господствующей, оценочной доминантой при всех конкретных национально-исторических проявлениях бытия. Это может касаться и реальной жизни этноса, и его культуры. Например, художественная убедительность образов и сила воздействия произведения всегда зависели от заключенной в них идеи.

Пристрастность к национальной идее видна в творчестве самых выдающихся представителей искусства, начиная, от отца трагедии Эсхила, Данте, Сервантеса и Шиллера до Пушкина, Льва Толстого, Салтыкова-Щедрина и Тургенева. Создавая образ, скульптор, писатель, художник кисти и т.д. подчиняет его выражению главной идеи. В романе Л. Н. Толстого «Анна Каренина» главная идея – мысль семейная. Или возьмем старокалмыцкое искусство, когда кочевья калмыков от Самары до Астрахани, от Волги до Урала, подчинив себе в течение трехсотлетий соседние тюркоязычные племенные группы и народности, рассеянные по берегам Иртыша и Ишима. Известный русский путешественник и художник Н. К. Рерих удивлялся странной судьбе калмыков, народность которых была разбросана и в Китайском Синьцзяне, и в Илийском крае, и в Монголии, и в Тибете. «Калмыцкие улусы рассыпаны, — писал он, — также по Кавказу, Алтаю, Семиречью, Астрахани, по Дону, около Оренбурга». Несмотря на это, их национальная идея не растворилась, не исчезла в многочисленных этнокультурных связях, а осталась доминирующей и в ламаистской иконографии, претерпевшей интерпретацию, когда она соприкоснулась со стихией народного творчества, и в скульптурных сооружениях, и в аппликациях и в гладьевой вышивке, и в монументальных панно, вышитых шелком, золотом и серебром. Все они составляли единое целое с архитектурой калмыцких храмов и национальной идеей — покорности высшим силам, прочности бытия, могуществе нации. На протяжении нескольких столетий произведения старокалмыцкого искусства, безусловно, воздействовали на духовный мир человека, формируя его нравственные и эстетические идеалы, его представления об окружающем огромном мире и своем месте в нем.

Идея всегда важна для художественной убедительности произведения, для национального возрождения и социальной памяти, в развитии национальных процессов и национальных взаимоотношениях. Особенно важна в национальных взаимоотношениях, – ибо это самые сложные явления и упрощение или искажение их ведет к различным ошибкам. Национальная идея может быть верной, а может быть и неверной, то есть истинной или ложной. Это наиболее заметно в произведениях искусства. В тех случаях, когда главная идея неверна, так как не совпадает с действительностью, тогда соответствие образов выражению этой идеи делает эти образы искажающими действительность. По справедливому замечанию В. Воровского, как бы ни был талантлив художник, но, доказывая неверную идею, ему «… приходится подгонять реальный материал жизни к своим целям, уродовать живую жизнь по нужному ему шаблону» и этим «насилием над жизненной правдой» губить «художественную правду своих сочинений». Таким образом, действительность искажается, когда идея неверная, ложная.

Рассмотрим национальную идею в народном восприятии «социализма». На протяжении семи с половиной десятилетий то, что у нас называлось социализмом, очень отдалилось от его первородства, поскольку в народном понимании социализм был синонимом социальной справедливости в ее универсальной трактовке: «каждому да воздастся по делам его». Поэтому и равенство в его понимании – это не уравниловка. Идея оказалась ложной? Нет, идея социальной справедливости – вечная. Дело в том, что первоначальный замысел деформировался. И в условиях реформирования российского общества на современном этапе продолжается этот процесс, не учитываются многие национальные интересы, этнопсихологические особенности нации и т. д. И снова национальная идея, воплощенная в мечте, витает в головах людей о демократическом правовом государстве, открытом гражданском обществе, где личность будет защищена законом, социальная справедливость будет существовать в ее универсальной трактовке: каждому да воздастся по делам его…

Видимо, не случайно в июне 1997 года прошел в Санкт-Петербурге Первый Российский философский конгресс с огромным количеством поступивших тезисов (более 1300). Работала специальная секция «Русская идея и современная Россия», на которой были заслушаны доклады «Рождение трагедии России из идеи покаяния» (Бондаренко Л.И.), «Русская идея как общественный идеал в творчестве российских мыслителей «серебряного века» (Иванов Т. Б.), «Национальная идея России как феномен национального самосознания в конце XX века» (Мазуренко А. В.) и многие другие. Как видим, национальная идея и связанные с ней многие этносоциальные, этнокультурные проблемы интересуют ученых на пороге XXI века так же, как и ранее.

В. Г. Белинский в статье «Идея искусства», в основном рассуждая о художественной литературе, дал свое определение искусству: это непосредственное созерцание истины или мышление в образах. «Все явления природы суть не что иное, как частные и особенные проявления общего. Общее есть идея. Что такое идея? По философскому определению идея есть конкретное понятие, форма которого не есть что-нибудь внешнее ему, но форма его развития, его же собственного содержания». В чем-то можно не согласиться с определением великого критика, но в одном он прав: общее – это и есть идея, которая появляется каждый раз в зависимости от уровня развития человеческой культуры и связи этой идеи с человеческой жизнью. В другой статье «Общее значение слова литература» он писал о литературе греков, которая «в полном значении слова была выражением их сознания, следовательно, всей их жизни: религиозной, гражданской, политической, умственной, нравственной, артистической, семейственной. История греческой литературы тесно и неразрывно связана с их государственностью и политической историей». И дальше: «… их драгоценное наследие перешло к новым народам и послужило к развитию их общественной, ученой и литературной жизни. Причиною этому – богатое содержанием субстанциальное зерно духовной жизни греков: в этом зерне заключалась плодородная идея, из которой развивалась вся история, а, следовательно, и литература этого народа. Идея эта была общечеловеческая…».[5]

Национальная идея должна иметь высокое предназначение и быть плодом исторического развития этноса и его культуры, нести в себе зерно его национального духа и общечеловеческое значение. Эта субстанциальная идея, народная идея должна иметь большое влияние на судьбу этноса, особенно в период его национального возрождения. В исследовании вопросов национальной самобытности горских народов, их этнокультуры, творческой индивидуальности художников всегда затрагивались главные идеи мира, патриотические и гуманные цели. Духовно-нравственные искания и поиски счастья, идеала, смысла человеческого бытия нередко приводили истинных мастеров искусства к большим достижениям, удивительным художественным открытиям. Национальная идея творчества Кайсына Кулиева, Расула Гамзатова, Алима Кешокова, Тембота Керашева, Исхака Машбаша и многих других всегда отражала идеалы и надежды их соотечественников, способствовала их социальным и духовно-нравственным ориентирам. Так, находясь вместе со своим насильственно высланным народом, Кулиев писал в период среднеазиатской ссылки:

Когда бы горцам, молодым и старым,

Уменья верить не было дано,

Нас ветром, как труху гнилой чинары,

С чужой землей смешало бы давно.

Умение верить в справедливость и глубокое убеждение в том, что высланные народы не были виноваты в том, в чем их обвинили, давало спецпереселенцам моральные и физические силы выстоять в тяжелых условиях борьбы за существование. Наказанные народы в этот критический для них период жизни выживали силою духа, когда естественное содержание жизни этноса было лишено общечеловеческого значения. В этом поэтическом четверостишии нет политики, а просто выражен национальный оптимизм горских народов, оказавшихся в Сибири, Казахстане, Средней Азии. Емко, одними существительными и прилагательными (молодые и старые горцы, ветер, гнилая чинара, чужая земля) Кулиев передал крах мироздания, в котором для его народа были слито воедино вера в «мудрую национальную политику» и в свою непричастность в том, в чем народы обвинили: измене Родине и в других грехах. Объединенные общей судьбой, трагическими последствиями, выселения, с непреходящей болью в сердце рассеянные этносы переносили насилие с национальным достоинством, хотя трудно говорить об этом качестве в тех нечеловеческих условиях. Сливаясь с чуждой им этносредой, приспосабливаясь к жизни и окружающей культуре, депортированные народы старались сохранить свой опыт, национальную культуру, обычаи и традиции предков. Национальная идея объединяла их, а взгляд на происходящие события и на собственную жизнь в этих унизительных условиях не мог не отразиться на их национальном сознании и этнокультуре.

Национальная идея является продуктом формирования и развития национального сознания и самосознания, рост и изменение которых зависят от многих социальных и этнокультурных факторов национальной жизни, проявляющейся в ее самой разнообразной форме. «Национальная идея и национальное самосознание – понятия органически связанные между собой, — пишет А. В. Мазуренко. – Национальное самосознание обозначает самоидентифицирующую совокупность представлений нации о самой себе, выражающуюся в чувствах, настроениях, обычаях, традициях и других духовных образованиях, возникающих у нее как социально-исторической общности, находящейся в состоянии изменения, развития и угасания.

Суть национальной идеи составляет проблема смысла бытия народа -этноса. Особенность национальной идеи состоит в том, что она, обобщая национальное самосознание, выражает главным образом представления о политических приоритетах нации, о целях ее существования и развития. Изменение национальной идеи не оставляет неизменным и представление нации о своих исторических перспективах»[7]. Следовательно, здесь выражается и свобода, и самобытность народа, и его этнические ценности, и естественная потребность выбирать свой путь развития, свою сложившуюся практику регулирования межэтнических проблем. Но все это пришло к народу только в середине 80-х годов, до этой поры в каждом этносе, который пережил депортацию и национальное выживание, жил страх, который убивал в человеке все человеческое. Как верно заметил Феликс Светов: «… самой страшной, разрушительной нашей бедой, трагедией является страх – чуть ли не мистический, закодированный в сознании, страх панический, нерассуждающий, парализующий мысль, волю, всякий здравый смысл, — ужас»[8]. И до сих пор в душах старшего поколения и в их сознании живет этот страх, потому что на протяжении всей их жизни поступки и слова каждого человека оценивались прежде всего исходя из идеологических критериев и постулатов. «Кровожадный божок политики» (М. Слоним) распускал свои щупальцы на все стороны человеческого бытия.

Нужно долгое время, чтобы излечиться от этой болезни, чтобы разум не подлежал идеологизации и национальное самосознание правильно формировалось, примерно так же, как идет процесс развития национального сознания в цивилизованном мире, когда уважают права и личность не делают «винтиком и колесиком», чтобы каждый человек, вне зависимости от национальности, вероисповедания и возраста, чувствовал бы себя под защитой государства, реально гарантирующего его основные жизненные права.

Подъем уровня национальной культуры во многом зависит от гуманитаризации образования и гуманизации общества, главным стержнем которых должна быть национальная идея как движущая сила, базирующаяся на основных социальных и нравственных законах национальной жизни. Касаясь этого вопроса, необходимо хотя бы кратко остановиться на культуре общения как одном из факторов стабилизации межнациональных отношений в период национального возрождения.

Культура общения охватывает многие стороны сферы межнациональных отношений. Веками различные этносы имели тесные связи, обменивались материальными и духовными ценностями. Постепенно между ними возникала культура общения, которая на основе длительной традиции, многовекового накопления опыта саморазвивалась и самосовершенствовалась. Этнодиалог у горских народов – это исторически признанный метод взаимопонимания и совершенствования межнациональных отношений. Поэтому в нынешних условиях при решении национальных конфликтов его необходимо использовать как народную дипломатию.

Кабардино-Балкария, Северная Осетия, Карачаево-Черкесия, Дагестан, Ингушетия и Чечня – одни из полиэтнических национальных республик северокавказского региона, где проживают многие национальности: русские, татары, евреи, корейцы, немцы, чеченцы, ингуши, белорусы, украинцы и т. д. Культура их национальной жизни и национального согласия зависят от многих объективных и субъективных факторов и, конечно, в частности от культуры общения. В повышении культуры межнационального общения большую роль играет язык. Языковые проблемы остро встали в начале 90-х годов. И 16 марта 1995 года Президентом Кабардино-Балкарской республики В. М. Коковым был подписан закон КБР «О языках народов Кабардино-Балкарской республики», по которому три языка имеют статус государственного: кабардинский, балкарский и русский. Разработана программа по реализации данного Закона КБР «О языках народов Кабардино-Балкарской республики». Созданы возможности для развития билингвизма в сфере просвещения и повышения роли национальных языков при сохранении значения в республиках Северного Кавказа и русского языка, так как им владеет подавляющее большинство населения и наряду с родным языком, является необходимым средством общения. Уже через год в мае 1996 года ученые КБГУ провели республиканскую научно-практическую конференцию «Проблемы развития государственных языков КБР», а еще через год снова собрался форум ученых для участия во Второй республиканской научно-практической конференции по проблемам развития государственных языков КБР, посвященной 40-летию КБГУ, В этом же 1997 году Кабардино-Балкарским институтом повышения квалификации была проведена региональная научно-практическая конференция «Социолингвистические проблемы изучения русского и родных языков в условиях новой языковой политики». Были подведены итоги работы по выполнению республиканской государственной программы «Народы России: возрождение и развитие», приняты рекомендации. Большую работу по реализации в КБР принятого Закона о языках провела кафедра философии, когда организовала межвузовскую научно-практическую конференцию «Воспитание молодежи на основе возрождения национальной культуры» в сентябре 1996 года. Это были первые Эльбрусские чтения, в которых принимали участие все ученые, учителя школ-лицеев, гимназий, педколледжей городов Владикавказа, Карачаевска, Пятигорска, Майкопа, Ставрополя, Ростова-на-Дону, Грозного, Назрани. В 1997 году состоялись Вторые Эльбрусские чтения, посвященные 80-летию со дня рождения Кайсыны Кулиева. В постановлении и рекомендациях было записано: 2017 год – считать годом Кайсына Кулиева, которому исполнится 100 лет со дня рождения, и просить ЮНЕСКО провести Международную конференцию на тему «Кайсын Кулиев и мировая культура». Материалы всех проведенных конференций были изданы[9]. Они тоже сыграют определенную роль в культуре межнационального общения.

Культура общения среди многоязычного населения является одним из факторов стабилизации межнациональных отношений. Когда-то лет 30 тому назад Расул Гамзатов, посетив родной аул, писал: «… я не узнаю родного края: язык отцов не понимают дети, язык мой отживает, умирает». И с грустью добавил: «ужели мы на языке аварцев не будем думать, песни петь и спорить?» Поэт ошибался. Сегодня национальная идея возрождения родных языков, национальной культуры (как материальных и социальных ценностей, как поток идей, переходящих от индивида к индивиду, посредством символических действий, слов и подражания) явилась облагораживающим фактором, гуманизирующим жизнь и человеческие отношения.

Культура общения на современном этапе обновления национальной жизни включает в себя признание и неизбежность плюрализма взглядов, терпимость к инакомыслию, уважение обычаев, традиций, сформировавшиеся демократические навыки и привычки.

Культура межнационального общения – это не только внимание к интересам малых национальных групп населения республики или региона и определенная мера оценки национальных этнических и эстетических ценностей, но и объективное отношение к явлениям и процессам, связанным с нравами народов. Нарушение меры критического отношения обостряет противоречия и ухудшает социально-психологический климат общения национальностей. Стабилизация межнациональных отношений на основе демократизации общественной жизни во многом зависит от культуры общения, в основу которой должен быть положен принцип социальной справедливости. Такая идея, несомненно, подтверждает национальный мир путем сохранения и развития национальной культуры и развертывания хозяйствования на основе традиционного образа жизни. Высокая культура межнационального общения стимулирует дальнейшее углубление единства людей, их взаимопонимание, взаимоуважение. Почти весь мир приходит к идее диалога и добрососедских отношений, уступок и терпимости.

В условиях переходного периода, когда в национальной жизни возникло так много проблем, задача возрождения духовной культуры стала одной из насущных для всех народов России и, в частности, для народов Северного Кавказа. Общеизвестно, что духовная культура охватывает сферу сознания, нравственность, познание, воспитание, просвещение, включая право, философию, этику, эстетику, науку, искусство, мифологию, религию. Подлинное возрождение национальной жизни, переживающей сейчас затяжной кризис, это прежде всего утверждение самобытных ценностей и создание неповторимой этнической культуры. Возрождение самобытной культуры начинается с изучения ее истоков до самых высоких ее духовных и материальных вершин. Но действительность порождает новые формы духовности, новые идеалы и новые идеи, которые станут неотъемлемой частью духовного возрождения.

Национальное возрождение нереально без формирования полноценной, самостоятельно мыслящей личности, способной быстро реагировать на события и ситуации на основе высоких ценностных ориентаций. В связи с этим хотелось бы немного остановиться на вопросе о научно-теоретических основах развития личности в современном образовании.

В последние годы в области образования, как и в духовной сфере жизни нашего общества, произошли существенные изменения. Эти изменения коснулись не только социально-экономических условий жизни, но и всех образовательных систем Российской Федерации, в том числе и многонационального северокавказского региона. Все это требует более глубокого изучения научно-теоретических основ развития и воспитания личности в образовательном процессе. Во-первых, необходимо уделять серьезное внимание формированию личности, учитывая этнопсихологические и этнопедагогические особенности горских народов, их культуру, традиции и обычаи. Без такого подхода невозможно воспитание личности, формирование ее неповторимых духовно-нравственных качеств. Ведь национальный характер отличается прежде всего специфическими для каждого народа социально-психологическими чертами, типичными для данного этноса.

Во-вторых, надо учитывать и то, что сейчас идет бурный рост национального сознания народов нашей страны и СНГ. В то время как в странах Западной Европы происходит эрозия национализма и националистического сознания, в России и в бывших республиках СССР проявляются межнациональные противоречия и конфликты, вылившиеся в острые противостояния одних этносов другим. Особенно это было заметно между осетинами и ингушами, чеченцами и дагестанцами, грузинами и абхазами.

Современное образование не может обойтись без тех духовных ценностей, которые по своему происхождению и содержанию являются историческими. В системе интеграции духовных, социальных процессов особое место занимает историческое знание. Оно помогает раскрыть причины образования духовно-нравственного вакуума у современной молодежи. В связи с этим возрастает роль истории, философии, культурологии, психологии и педагогики в становлении личности и нравственном воспитании. «Воспитание, — пишет М. С. Каган, — есть способ превращения ценностей социума в ценности личности, а оно может происходить только в процессе ее приобщения к ценностному сознанию других людей, которое и происходит, осознаваемое или неосознаваемое, в ходе общения человека с человеком; оно может быть прямым, контактным и дистантным, опосредованным артефактами (творениями культуры), в которых опредмечены ценности предков или далеких современников и которые становятся тем самым формами инобытия самого человека, заменяющими его в контакте с другими людьми»[10].

Во всестороннем развитии личности большую роль играют гуманистические идеи и общечеловеческие духовно-нравственные ценности: взаимоуважение национальных культур, признание за всеми народами равных прав в социально-экономической и общественно-политической жизни. Гуманизация и гуманитаризация образования становится в современных условиях необходимым фактором дальнейшего развития общества, формирования и воспитания личности.Выдвинутые нами положения не являются исчерпывающими. Но учет их может сыграть позитивную роль в учебно-воспитательном процессе.

Мы убеждены, что этнокультура как система жизнедеятельности людей, синтезирует все элементы развивающегося этноса, начиная от социально-экономических до духовно-нравственных ценностей. Хранителем духовных ценностей является язык. Для каждого народа он служит важным источником и средством познания своей истории. Уникальность культуры, традиции и обычаи народа познаются через язык. Каждый этнос за многовековую историю создал бессмертные духовные ценности, такие, как предания, песни, сказки, пословицы, нартские сказания, которые передаются из поколения в поколение. В этом отношении родной язык является носителем и хранителем богатейшего этнокультурного феномена, носителем его национальной идеи.

По утверждению известного историка Л. Н. Гумилева, среди тюркских языков балкарский – один из древнейших. На карачаево-балкарском языке имеются топонимические названия, которые очень точно отражают пространственные, природно-ландшафтные и географические расположения гор, ущелий, долин, растительного и животного мира и т. д. Именно в языке выражаются сила народного духа, национальная идея, самобытность этнической культуры и закономерность вхождения в мировую цивилизацию. Родной язык содержит в себе огромную биосоциальную, культурно-историческую, экологическую и эстетическую информацию. Благодаря родному языку формируются мировоззрение человека, его духовно-нравственные ценности.

Основой этнической культуры тоже является язык. Карачаево-балкарский, кабардинский и любой другой язык северокавказского региона впитали в себя влияние многих языков. В истории известно, что через Северный Кавказ проходил «Великий шелковый путь» – путь торговли. Здесь проходили массы людей различных национальностей. Все это оставило огромный след в истории языка, культуры и социальной памяти горских народов. Взаимопроникновение и взаимообогащение кавказских языков происходило в процессе межконтактных отношений со многими народами на стыке двух культур – Востока и Запада. Свой национальный опыт и свою этнокультуру коренное население Северного Кавказа издавна обращало и обращает ко многим народам и народностям Кавказа, России и Запада; и если сейчас русские люди именуют себя евразийцами, то горские народы и подавно можно именовать этим названием.

Национальная идея не есть исключительное явление северокавказской цивилизации. Она является неотъемлемой частью общечеловеческих идеалов, принципов и норм, которыми должны руководствоваться сограждане любого этноса. В современных условиях особая значимость национальной идеи в том, что она может ориентировать общество на межнациональное согласие, культурное взаимодействие, взаимопонимание, взаимоуважение и признание суверенных прав и свобод человека, независимо от его социального статуса, общественного положения, расового происхождения, религии и т. д. Вера в национальную идею не увядает в каждом этносе. Истинная национальная идея не уведет людей от гуманных побуждений, от духовных ценностей, а потребует от них, чтобы они знали, где правда и ложь, где истинное покаяние, а не только прилюдное признание в своих грехах. Ведь покаяние – это переосмысление своей истории и духовных ценностей. Но это совсем не то, о чем пишет Л. И. Бондаренко. «В последние годы в российской прессе, средствах массовой информации, разного рода научных публикациях настойчиво звучит призыв к широкому всенародному покаянию, — утверждает он. – Пропаганда новых жизненных установок стала мыслиться лишь в жесткой связи с тотальным отрицанием норм и ценностей предшествующей жизни». Другие ученые считают покаяние за совершенные жестокости и злодеяния мерилом нравственного очищения совести людей и государства.

Как свидетельствует история, покаяние как духовно-нравственная категория существовала более 2000 лет и проявлялась она на личностном уровне для каждого человека в отдельности для очищения совести. С точки зрения религии и философии, покаяние имело различные формы и проходило ряд этапов, когда человек осознавал и осмысливал содеянное. Известный русский философ Л. П. Красавин говорил, что раскаяние – есть осознание вины. Народное покаяние возникло в XX веке после разгрома фашизма в годы Второй мировой войны. В истории мировой цивилизации впервые за свои злодеяния народное покаяние было сделано в Германии. Оно сыграло огромную роль в формировании исторического сознания немецкого народа, в повышении ответственности его перед другими народами. Карл Ясперс поднял проблему вины и ответственности в своей работе «Вопрос о вине», вышедшей в Цюрихе в 1946 г. Он был убежден, что все немцы, жившие при Гитлере в Германии, и – что более существенно – каждый из них в отдельности, взятый «наедине с самим собой», со своей совестью, в той или иной мере повинны в кошмарных преступлениях, которые творили гитлеровцы. Пусть решение о конкретной степени виновности одних из них подлежит военному, о виновности других – гражданскому, о виновности третьих – политическому, о виновности четвертых – моральному суду, о вине пятых – суду совести, который вершит личность над собой. Пусть одни должны быть наказаны в соответствии с юридическими зафиксированными законами, другие подвергнуты морально-политическому остракизму, третьи осудят себя сами. Но каждый должен понести наказание, приняв на себя свою долю ответственности за злодеяния, творимые при нем, а подчас и прямо на его глазах» Известно, что первый канцлер ФРГ Конрад Аденауэр совершил покаянный поступок в Иерусалиме, когда он преклонил колени у Стены плача. Тогда, по словам историков, его родина, перед всеми виноватая и всеми проклинаемая, встала с колен. Уместно привести здесь выдержку из письма Президента группы предприятий «Лидер» Сергея Бухдрукера канцлеру Германии господину Шредеру: «… я обращаюсь к вам, уважаемый г-н Шредер, а в Вашем лице к народу Германии и приношу глубочайшие извинения за то, что руковожу предприятием, чья продукция некогда лишила жизни тысячи Ваших соотечественников.

 

 

 

Вывод

 

В период возрождения национальной культуры проблемы этнического наследия становятся предметом философского анализа. Как известно, этническое сознание живет в глубинных пластах народной психологии. А это требует углубленного изучения и всестороннего анализа обширного, культурно-исторического материала. До сих пор нет ни одной работы по философии, посвященной данной проблеме. Между тем этническое наследие – это духовная мудрость народа. Уникальный этнокультурный феномен горских народов необходимо рассматривать в контексте трансформации культур Востока и Запада.

Проблемы этнического наследия и национального возрождения возникли сравнительно недавно, когда в нашей стране начались кризисы – социальные, национальные, политические и пр. Они усугублялись еще и тем, что невысокоразвитое национальное самосознание чрезвычайно затрудняло преодоление духовных последствий советской эпохи. Особенно тем людям, «кто на собственном опыте пережил катастрофы XX века, спровоцированные тоталитаризмом, — пишет Алексей Пименов. – Не случайно поколению наших отцов так трудно давалось осознание общей тоталитарной природы сталинского и гитлеровского режимов, несмотря на значительные различия в их идеологиях, исторических корнях и традициях. Героические мифы недавнего прошлого находят самое надежное убежище от жесткого света современности – души людей. И уже тем они накладываются на скрытые, но устойчивые архетипы древности, мифологизируя наше обыденное сознание». Так и возникли многие вопросы, связанные с национальным возрождением, изучением этнического наследия и формированием личности как носителя и проводника императивных «инвариантов» общечеловеческой культуры. «Поскольку в культурном «субстрате» цивилизации, как и во всей Вселенной, роль «гармонизирующего фактора» выполняют объективные законы, то при неучете или пренебрежении ими тотчас же следует ожидать последствий неотвратимого и сокрушительного «воздействия судьбы»: никому и ничему не дано утверждать такие «удары», — правильно заметили Р. М. Ганиев и О. Р. Арчегова. Поэтому изучение этнического наследия в осмыслении национального духа, национального характера, национальной истории имеет огромное значение не только для своего народа, но и для других народов, населяющих регион.

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 0.97MB/0.00070 sec

WordPress: 22.92MB | MySQL:122 | 1,391sec