Арбитражное производство с участием иностранных лиц » Буквы.Ру Научно-популярный портал<script async custom-element="amp-auto-ads" src="https://cdn.ampproject.org/v0/amp-auto-ads-0.1.js"> </script>

Арбитражное производство с участием иностранных лиц

<

091613 2358 1 Арбитражное производство с участием иностранных лицАрбитражный процессуальный кодекс РФ содержит раздел V «Производство по делам с участием иностранных лиц», нормами которого на базе обобщения накопленной практики и с учетом теоретических исследований расширены и усовершенствованы положения аналогичного по наименованию раздела ранее действовавшего АПК РФ 1995 г. В 2007 г. арбитражными судами рассмотрено около 1200 дел с участием иностранных лиц. Больше половины всех исков иностранцев было удовлетворено1.

В международном праве (за исключением ряда конвенций и международных договоров) нет специализированных нормативных актов, посвященных исключительно разграничению компетенции между судебными органами различных стран. Каждое государство самостоятельно устанавливает подведомственность национальных учреждений юстиции.

В России компетенция арбитражных судов по делам с участием иностранных лиц определена нормами ст. 247 АПК РФ. Общее исходное правило предусматривает, что арбитражные суды разрешают споры с участием иностранных лиц, если ответчик находится, а гражданин имеет место жительства на территории Российской Федерации. Согласно ст. 20 ГК РФ местом жительства считается место, где гражданин проживает постоянно или преимущественно, а местом нахождения юридического лица — место его государственной регистрации, за исключениями, предусмотренными учредительными документами в соответствии с законом.

Далее следует более конкретное правило гласящее о том, что арбитражные суды рассматривают дела с участием зарубежных лиц при наличии в спорном правоотношении таких особенностей, которые международное частное право относит к разряду иностранных элементов. Статья 212 АПК 1995 г. предусматривала ряд подобного рода ситуаций: орган управления, филиал или представительство иностранного лица находятся на территории России, если ответчик имеет имущество на территории РФ; спор возник из договора, по которому исполнение должно иметь место или имело место на территории РФ, требование возникло из причинения вреда имуществу, действием или иным обстоятельством, имевшим место на территории РФ или при наступлении вреда на территории РФ; спор возник из неосновательного обогащения, имевшего место на территории РФ; по делу о защите чести, достоинства и деловой репутации истец находится в РФ. Кодекс 2002 г. к приведенному перечню добавил споры с участием иностранных лиц, если спор возник из отношений, связанных с обращением ценных бумаг, выпуск которых имел место на территории РФ; заявитель по делу об установлении факта, имеющего юридическое значение, указывает на существование этого факта на территории РФ; спор возник из отношений, связанных с государственной регистрацией имен и других объектов и оказанием услуг в международной ассоциации сетей «Интернет» на территории РФ. Перечень не закрыт. В п. 10 ч. 1 ст. 247 АПК РФ закреплено еще одно общее достаточно широкое и неконкретизированное правило — к арбитражному суду можно обратиться, если имеется тесная связь спорного правоотношения с территорией России. Наличие такой связи, причем «тесное», должно быть обосновано в исковом заявлении, чтобы убедить суд такое заявление принять и рассмотреть по существу. При отсутствии убедительных аргументов заявление по аналогии со ст. 129 АПК РФ подлежит возвращению или согласно п. 1 ч. 1 ст. 150 АПК РФ производство прекращается. Оба определения суда могут быть обжалованы.

Диспозитивное начало российского арбитражного процесса нашло отражение в ст. 249 АПК. Конфликтующие субъекты, одним из которых выступает иностранное лицо, вправе, естественно, с учетом норм о подведомственности (ст. 27 – 33 АПК РФ) заключить в письменной форме соглашение о передаче уже имеющегося или предполагаемого спора, на рассмотрение арбитражному суду в РФ при условии, что соглашение не затрагивает исключительную компетенцию иностранного суда (ст. 249 АПК РФ). Участники правоотношения не указывают конкретный арбитражный суд для своего дела, он подлежит определению после возникновения конфликта по правилам подсудности, но исключительная компетенция арбитражного суда означает безоговорочный отказ сторон от обращения к российским судам общей юрисдикции.

Дело, которое принято арбитражным судом к производству с соблюдением всех требовании закона, должно быть им рассмотрено по существу, независимо оттого, что по каким-либо причинам оно стало относиться к компетенции иностранного суда (замена стороны, привлечение новых субъектов, перемена лиц в обязательстве и т.п.) (ч. 4 ст. 247 АПК РФ). Запрещение изменять подсудность дела, уже рассматриваемого компетентным российским судом, при изменении места нахождения стороны (отчуждения ответчиком имущества, которое он имел в РФ) или по другим мотивам, направлено, в том числе и. на предотвращение возможных злоупотреблении.

Принципиальное значение для коммерческого оборота имеет точное обозначение границ исключительной подсудности соответствующих категорий дел. По сравнению со ст. 212 АПК РФ 1995 г. Кодексом 2002 г. перечень таких дел изменен. Он включает дела по спорам: а) в отношении находящегося в государственной собственности России имущества, в том числе связанные с приватизацией и принудительным отчуждением имущества для государственных нужд; б) о недвижимом имуществе, находящемся на территории РФ, или права на него; в) связанным с регистрацией или выдачей патентов, или свидетельств на товарные знаки, промышленные образцы, полезные модели или регистрацией других прав на результаты интеллектуальной деятельности, которые требуют регистрации или выдачи патента либо свидетельства в РФ; г) о признании недействительными записей в государственные реестры (регистры, кадастры), произведенных компетентным органом РФ; д) связанным с учреждением, ликвидацией или регистрацией на территории РФ юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, а также с оспариванием решений органов этих юридических лиц; е) возникающим из административных и иных публичных правоотношений с участием иностранных лиц (ст. 248 АПК РФ). Внутренние нормативные акты различных государств неодинаково регулируют проблемы подведомственности дел с иностранным элементом. Некоторые примеры. Так, ст. 3 и 13 Кодекса арбитражного производства республики Молдова1 споры с участием зарубежных организаций, возникающие при заключении, изменении, расторжении и исполнении договоров, отнесены к ведению арбитража. В Узбекистане такого рода споры рассматривают арбитражные суды при наличии соглашения сторон либо если это закреплено законодательным актом. В соответствии с законами Латвии, Казахстана, Украины, Азербайджана арбитражным (хозяйственным) судам подведомственны споры с участием международных объединений, организаций разных государств. Законодательством Республики Беларусь не предусмотрено разрешения хозяйственными судами споров с участием иностранных предприятий2.

Проблемы международной подсудности регулируются многосторонними актами, среди которых для России большое значение имеет «Соглашение о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности», подписанное правительствами государств-участников СНГ в Киеве 20 марта 1992 г.3

В ст. 3 Соглашения предусмотрено, что хозяйствующие субъекты каждого государства, ратифицировавшего этот документ, имеют на территории другого государства право беспрепятственно обращаться в компетентные суды общей юрисдикции, арбитражные, третейские, могут выступать в них, возбуждать ходатайства, предъявлять иски и совершать иные процессуальные действия. В Соглашении определены общие критерии разграничения компетенции арбитражных (хозяйственных) судов государств-участников Соглашения.

Так, согласно ст. 4 компетентный суд вправе рассматривать споры, если на территории данного государства-участника СНГ: ответчик имел постоянное место жительства или место нахождения на день предъявления иска; осуществляется торговая, промышленная или иная хозяйственная деятельность предприятия (филиала) ответчика; исполнено или должно быть исполнено обязательство из спорного договора; совершено действие или существует иное обстоятельство, послужившее основанием для требования о возмещении вреда; находится постоянное место жительства или место нахождения истца по иску и защите деловой репутации; зарегистрирован контрагент-поставщик, подрядчик или оказывающий услуги (выполняющий работы), если договор касается заключения, изменения и расторжения договоров.

Устанавливаются также правила подсудности альтернативной, исключительной, договорной и по связи дел. Так, если в споре участвуют несколько ответчиков, находящихся на территории разных государств-участников Содружества, дело рассматривается по месту нахождения любого ответчика по выбору истца. Компетентные суды государств-участников Содружества рассматривают дела и в других случаях по письменному соглашению сторон о передаче спора этому суду. Иски хозяйствующих субъектов о праве собственности на недвижимое имущество адресуются исключительно судам государства-участника СНГ, на территории которого находится имущество. Встречный иск и требование о зачете, вытекающее из того же правоотношения, что и основной иск, подлежат рассмотрению в том суде, где такой иск рассматривается.

Суд обязан в своем решении по делу указать, на каком основании спор с участием иностранного лица отнесен к его подсудности.

ООО «Альянс» обратилось в Арбитражный суд Краснодарского края с иском к ОАО «В. банк» о признании недействительными договора, а также договора залога, заключенного в его обеспечение. В качестве третьего лица на стороне ответчика к участию в деле привлечен Центральный банк Российской Федерации в лице Главного управления по Краснодарскому краю.

Решением от 10.06.2007 иск удовлетворен, договоры признаны недействительными. Постановлением апелляционной инстанции от 05.08.2007 решение отменено, в иске отказано.

Постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 04.10.2007 № Ф09-3281/07ГК данные судебные акты были отменены, а дело направлено на новое рассмотрение суда первой инстанции. При этом суд кассационной инстанции исходил из следующего. Как следует из материалов дела, АО «В. Банк» и ООО «Альянс» подписали кредитный договор. В обеспечение обязательств истца по кредитному договору сторонами заключен договор залога. Согласно имеющимся в деле документам ОАО «В. Банк» является юридическим лицом, зарегистрированным на территории иностранного государства (Республика Черногория).

Согласно ст.ст. 35, 36 АПК РФ иск предъявляется в арбитражный суд субъекта Российской Федерации по месту нахождения или месту жительства ответчика, либо подсудность определяется по выбору истца. Арбитражный суд Краснодарского края, принимая иск к рассмотрению, не исследовал и не указал на каком основании спор отнесен к его подсудности. Из материалов дела видно, что в договорном порядке сторонами подсудность спора по кредитному договору не определена (ст. 37 АПК РФ). Изложенное обстоятельство является основанием к отмене судебных актов арбитражного суда в соответствии с ч. 1 ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса. В связи с тем, что указанные нарушения можно устранить только при новом рассмотрении дела в суде первой инстанции, дело подлежит направлению на новое рассмотрение в первую инстанцию того же суда в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Разграничение компетенции государственных органов, разрешающих экономические споры, устанавливается и во многих двусторонних договорах РФ о правовой помощи и правовых отношениях по различным категориям дел.1

При сопоставлении правил ст. 247 АПК РФ с нормами о судебной подведомственности из других межгосударственных договоров и конвенций можно обнаружить расхождения. Однако это неопасно и вполне естественно, так как каждый международный документ возникает в результате соглашений и компромиссов между суверенными государствами. В таких случаях российские суды будут применять положения международных актов по отношению к возникшим делам с соответствующими субъектами.1

Согласно ст. 251 АПК РФ предъявление в арбитражном суде иска к иностранному государству, привлечение его в качестве третьего лица к участию в деле, наложение ареста на имущество, принадлежащее иностранному государству и находящееся на территории Российской Федерации, и принятие по отношению к нему обеспечительных мер, обращение взыскания на это имущество в порядке принудительного исполнения акта арбитражного суда допускается лишь с согласия компетентных органов соответствующего государства, если иное не предусмотрено международным договором РФ или федеральным законом.

Советский Союз и затем Российская Федерация долгое время придерживались принципа абсолютного судебного иммунитета иностранного государства, т.е. распространяли иммунитет и на гражданско-правовые отношения с участием государства, в том числе на заключаемые им коммерческие сделки. Однако во многих странах (США, Великобритания, Япония и др.) нормативно закреплена концепция так называемого функционального или ограниченного иммунитета, когда привилегии охватывают только действия государства как политического суверена, но не его участие в экономическом обороте. Отход России от доктрины абсолютного судебного иммунитета зафиксирован ч. 1 ст. 51 АПК РФ: иммунитетом обладает государство, «выступающее в качестве носителя суверенной власти». Значит споры, связанные с обычными хозяйственными операциями иностранного государства, рассматриваются в общем порядке.

Часть 2 ст. 251 АПК РФ привилегию судебного иммунитета распространяет в том или ином объеме на международные организации. Их судебный иммунитет определяется международным договором РФ или федеральным законом. После принятия иска и начала производства арбитражному суду следует определить объем иммунитета международной организации.

Отказ от судебного иммунитета должен быть произведен в порядке, предусмотренном законом иностранного государства или правилами международной организации. Арбитражный суд будет рассматривать дело по стандартным правилам АПК РФ.

Арбитражный суд по делам с участием иностранных лиц может оставить иск без рассмотрения или прекратить производство по делу. По основаниям, предусмотренным соответственно гл. 17 и 18 АПК РФ. Дополнительно ст. 252 АПК РФ содержит два положения:

  1. арбитражный суд оставляет иск без рассмотрения, если в иностранном суде ведется процесс по тождественному делу;
  2. если же такой процесс уже нормально завершен вступившим в законную силу решением иностранного суда, российский арбитражный суд производство аннулирует.

    В обоих случаях дело не должно относиться к исключительной компетенции арбитражного суда в РФ.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    2. Особенности рассмотрения дел с участием иностранных лиц арбитражными судами

     

    Согласно ст. 254 АПК РФ, отражающей в целом принцип так называемого «национального режима», иностранные организации, международные организации и осуществляющие предпринимательскую деятельность и иную экономическую деятельность иностранные граждане, лица без гражданства (далее — иностранные лица) имеют право обращаться в арбитражные суды в Российской Федерации для защиты своих нарушенных или оспариваемых прав и охраняемых законом интересов. Это означает, что такие лица наделены процессуальными правами и несут процессуальные обязанности наравне с российскими гражданами и организациями.

    Существовавшие до 1992 г. государственные и ведомственные арбитражи, рассматривавшие споры только между социалистическими юридическими организациями, не относились к числу учреждений, осуществлявших правосудие. Современные арбитражные суды в РФ именно как органы правосудия разрешают конфликты, возникающие из предпринимательской и иной экономической деятельности, в том числе осуществляемой иностранными субъектами. В этом арбитражные суды по своему классу тождественны, например, французским и английским торговым судам или специализированным отделениям для коммерческих дел в общих судах Англии и ФРГ.

    Распространение на иностранных хозяйствующих субъектов национального режима означает, что они могут выступать в судебных процессах не только в качестве истцов и ответчиков, но также быть третьими лицами, заявляющими и не заявляющими самостоятельных требований на предмет спора, участвовать в делах о несостоятельности и об установлении фактов, имеющих юридическое значение, пользоваться услугами представителей.

    В настоящее время возможны ситуации, когда в какой-либо стране будут установлены ограничения процессуального статуса российских предпринимателей по сравнению со статусом предпринимателей из других государств. Правительство России управомочено вводить в таких случаях ответные ограничения (реторсии) в отношении иностранных лиц из тех стран, в судах которых допускаются дискриминационные меры против организаций и граждан РФ (ч. 4 ст. 254 АПК РФ). В большинстве случаев производство по делам с иностранными элементами развивается по обычным правилам АПК РФ.

    Особенностям рассмотрения арбитражными судами дел с участием иностранных лиц посвящена гл. 33 АПК РФ, хотя особенностей, непосредственно зафиксированных Кодексом, не так много. Они содержатся в международных конвенциях, соглашениях, договорах Российской Федерации.

    Исчисление процессуальных сроков по делам с участием иностранных лиц зависит от того, где они находятся или проживают. Если иностранные лица, органы управления, филиалы, представительства этих лиц либо даже их представители, уполномоченные на ведение дела, находятся или проживают на территории Российской Федерации, то для них обязательны общие сроки для совершения процессуальных действий. К такому выводу приводит расширительное толкование ч. 2 ст. 253 АПК РФ, в том числе, если иное не предусмотрено АПК РФ, срок на подготовку дела к судебному разбирательству не должен превышать двух месяцев со дня поступления заявления в арбитражный суд, а судебное заседание с вынесением решения надлежит завершить в течение месяца после окончания подготовки (ст. 134 и 152 АПК РФ).

    Иная ситуация возникает, если участвующие в деле иностранные лица находятся или проживают вне пределов РФ и там им нужно вручать различные бумаги. Такие лица извещаются о судебном разбирательстве определением арбитражного суда путем направления поручения в компетентный орган соответствующего государства. Тогда, естественно, срок рассмотрения дела продлевается арбитражным судом на срок, установленный договором о правовой помощи для направления таких поручений, а при отсутствии в договоре срока или при отсутствии договора вообще не более чем на шесть месяцев (ч. 3 ст. 253 АПК РФ).

    При возникновении арбитражного производства иностранные участники процесса должны представить доказательства, подтверждающие их юридический статус и право на осуществление предпринимательской и иной экономической деятельности. В отступление от общих правил ст. 65 и 66 АПК РФ арбитражный суд вправе истребовать такие доказательства по своей инициативе. Как правило, юридический статус иностранного лица подтверждается выпиской из торгового реестра страны происхождения или иного документа в соответствии с законодательством страны местонахождения, гражданства или постоянного места жительства иностранного лица.

    Все документы, составленные на иностранном языке, которые представляются в арбитражный суд, должны быть переведены на русский язык и надлежащим образом заверены. Если документы выданы, составлены или удостоверены по установленной форме компетентными органами иностранных государств вне пределов Российской Федерации по нормам иностранного права, они принимаются судом при наличии их легализации или проставления апостиля, если иное не установлено международным договором РФ (ст.255 АПК РФ). Легализация — это установление и засвидетельствование подлинности подписей на документах и соответствия их законам государства пребывания дипломата (консула) (Консульский устав СССР). Документы, выданные в России и предназначенные для представления в официальные органы иностранных государств удостоверяются в особом, упрощенном порядке, т.е. уполномоченные органы РФ проставляют специальный штамп в виде квадратного клише (апостиль), который не требует дальнейшего заверения или легализации и признается официальными учреждениями всех стран-участниц Гаагской конвенции 1961 г. (Конвенция, отменяющая требование легализации иностранных официальных документов). Легализованный документ оценивается арбитражным судом наравне с другими доказательствами. Легализация необходима для допуска документа в качестве доказательства при рассмотрении дела в арбитражном суде и не исключает его исследования и оценку судом с целью установления правильности информации по существу, т.е. удостоверение российского консула не добавляет документу дополнительной юридической силы.

    3. Поручения о выполнении отдельных процессуальных действий

     

    Проблема оказания правовой помощи возникает, когда судебный орган, рассматривающий экономический спор, сталкивается с необходимостью выполнения каких-либо процессуальных действий на территории другого государства. Поскольку власть арбитражного суда ограничена рамками своего государства, а необходимость совершения отдельного процессуального действия существует, суд обращается с поручением к иностранному суду, используя специальную процедуру. Вопросы оказания правовой помощи регулируются различными международными договорами, некоторые из них заключены еще СССР1, другие — Россией. Согласно общему правилу, поручения об оказании правовой помощи исполняются на основании процессуальных законов страны места исполнения. Иногда допускается применение процессуального законодательства иностранного государства, если оно не противоречит законам и публичному порядку страны места исполнения2.

    Статья 256 АПК РФ регулирует процедуру направления и исполнения судебных поручений. Так, арбитражный суд исполняет переданные ему в порядке, установленном международным договором Российской Федерации или федеральным законом, поручения иностранных судов и компетентных органов иностранных государств о выполнении отдельных процессуальных действий (вручение повесток и других документов, получение письменных доказательств, производство экспертизы, осмотр на месте и др.).

    <

    Однако поручение не подлежит исполнению, если такое исполнение нарушит основополагающие принципы российского права или иным образом противоречит публичному порядку РФ; не установлена подлинность документа, содержащего поручение о выполнении процессуального действия, а также если исполнение не входит в компетенцию арбитражного суда. Следует заметить, что отказаться исполнить поручение иностранного суда по непредусмотренным законодательством основаниям недопустимо. Это противоречит практике международного общения, предполагающей соблюдение взаимной вежливости, уважения и осуждающей акты недружелюбия.

    Исполнение судебных поручений производится по нормам процессуального законодательства страны, где находится запрашиваемый суд, если иное не установлено международным договором. Все расходы по исполнению поручения несет запрашиваемая сторона.

    Арбитражные суды Российской Федерации могут в установленном порядке обращаться к судам иностранных государств с поручениями о выполнении отдельных процессуальных действий. В данном случае важное значение имеет точное соблюдение порядка движения поручения к исполнителю. Можно отметить три схемы передачи судебного поручения.

    Указ Президиума Верховного Совета СССР «О порядке сношений государственных учреждений СССР и их должностных лиц с учреждениями и должностными лицами иностранных государств» от 16 декабря 1947 г.1 устанавливает дипломатический порядок передачи поручений. Складывается довольно сложная схема движения документов: заказчик, его министерство юстиции и министерство иностранных дел, затем зарубежные министерство иностранных дел, министерство юстиции, суд — исполнитель. Это относится к механизму обмена поручениями с судами в США, Франции, Бельгии и ряде других стран.

    Другая схема проще — она устанавливает порядок сношений судебных органов через центральные учреждения юстиции, раньше так осуществляли взаимные контакты суды стран-членов СЭВ. Теперь такой порядок предусматривается в ряде двусторонних договоров, например, в Договоре между Российской Федерацией и Литовской Республикой о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, вступившим в силу 22 января 1995 г.

    Самая простая схема применительно к арбитражным судам предусмотрена в Соглашении 1992 г. Так, ч. 3 ст. 5 этого акта гласит: «При оказании правовой помощи компетентные суды и иные органы государств-участников Содружества Независимых Государств сносятся друг с другом непосредственно».

    В Соглашении урегулированы также вопросы документооборота. Документы, выданные или засвидетельствованные учреждением или специально уполномоченным лицом в пределах их компетенции по установленной форме и скрепленные официальной печатью на территории одного из государств-участников Содружества Независимых Государств признаются действительными на территории других государств-участников СНГ без какого-либо дополнительного удостоверения. Документы, которые на территории одного из государств-участников СНГ квалифицируются как официальные, сохраняют на территории других участников Соглашения доказательственную силу официальных документов (ст. 6).

    Существует несколько вариантов выполнения поручений арбитражных судов Российской Федерации в зарубежных странах, исходя из характера международного договора, подписанного страной.

    1. Первый путь закреплен Соглашением о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности (Киев, 1992 г.)1. В соответствии с положениями данного Соглашения, судебные поручения арбитражного суда Российской Федерации направляются почтовой связью, без перевода, непосредственно в суды, компетентные разрешать экономические споры на территории этих государств (Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Молдавия, Российская Федерация, Таджикистан, Украина).

    2. Другой путь исполнения судебных поручений – с участием центральных органов юстиции. Данный путь оказания правовой помощи закреплен, например, Конвенцией о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (Минск, 1993), Конвенцией о вручении за границей судебных и внесудебных документов по гражданским или торговым делам (Гаага, 1965 г.), а также иными международными договорами о правовой помощи (Латвия, Литва, Эстония, бывшие социалистические страны – члены Совета Экономической Взаимопомощи). В данном случае Министерство юстиции РФ (центральный орган России) сносится с центральными органами юстиции, или иными компетентными органами запрашиваемой Договаривающейся стороны с целью реализации судебного поручения в виде извещения стороны по делу, находящейся на территории запрашиваемого государства.

    Данный способ судебного извещения иностранного лица, участвующего в деле, о месте и времени судебного заседания является процессуально не очень экономичным, так как зависит от оперативности деятельности Министерства юстиции РФ, компетентного органа иностранного государства, а также почтовых организаций.

    В деле № А60-21775/2001 уведомления направлялись в адрес судебного департамента, который является центральным органом США. При этом доказательства доведения их до сведения компании отсутствовали, что являлось причиной отложения рассмотрения дела.

    ОАО «Н», ООО «И», ЗАО «С» обратились в Арбитражый суд СКраснодарского края с иском к ООО «У», ООО «Л», ООО «А», Компании «Д. Лимитед», ООО «УТ», ООО «Компания «С», ООО «М ТК», ЗАО «Ф», ЗАО «М», Компании «А. Эл.Эл.Си», ООО «Д», Компании «Н. Лимитед», Компании «Н. Эл.Эл. Си», Компании «Ф. Лимитед» о признании недействительными сделок, совершенных ответчиками с акциями ОАО «В», как противоречащих закону.

    Истец заявил ходатайство об отложение дела в связи с тем, что отсутствуют доказательства надлежащего уведомления ответчика, находящегося за пределами Российской Федерации, в частности Компании «Д. Лимитед».

    Учитывая данное обстоятельство, руководствуясь ст.ст. 35, 54, 120, 140 АПК РФ, суд определил отложить рассмотрение дела на 03.10.2007 года на 10 часов и обязал сторон представить суду все оспариваемые договоры купли-продажи. Позже данное дело снова было отложено и рассмотрено по существу лишь 09.02.2008. Причина столь частого откладывания состоит в том, что компания, находящаяся в США, не уведомлялась надлежащим образом.

    Следует отметить, что в соответствии со ст. 10 Гаагской конвенции 1965 г., при условии, если государство местонахождения иностранного лица не возражает, надлежащее извещение возможно и с помощью более удобных способов. Например, возможна организация любым лицом, заинтересованным в судебном разбирательстве, вручения судебного документа непосредственно должностными лицами запрашиваемого государства. Как правило, в этом случае используются судебные приставы страны нахождения иностранного лица. Факт извещения подтверждается их переведенными на русский язык с проставлением апостилей аффидавитами (письменными показаниями, данными под присягой).

    В кассационной жалобе от 20.05.2006 ответчик – Компания «Д. Лимитед» — просит решение Арбитражного суда г. Москвы по делу К А40-3307/03-34-20 отменить полностью и направить дело на новое рассмотрение, ссылаясь на то, что решение вынесено в отсутствие ответчика, который не был надлежаще извещен о времени и месте судебного разбирательства, чем нарушены принципы состязательности и равноправия сторон, установленные статьями 7, 8 АПК РФ.

    При рассмотрении дела в отсутствие представителя ответчика, суд исходил из того, что ответчик извещен о времени и месте судебного разбирательства в соответствии со ст. 10 Конвенции о вручении за границей судебных и внесудебных документов по гражданским или торговым делам от 15 ноября 1965 года.

    Как видно из представленных в деле документов, все судебные документы были вручены ответчику по месту его нахождения в Республике Кипр судебным приставом, т.е. должностным лицом, в порядке, предусмотренном Конвенцией 1965 г.

     

    Факт вручения ответчику вышеуказанных документов, в том числе определения суда от 15.04.2006 о назначении дела к судебному разбирательству, подтверждается аффидавитами судебного пристава, заверенными нотариусом, переведенными с проставлением апостилей.

    Кроме того, определение суда от 15.04.2006 направлялось ответчику непосредственно по почте по последнему, известному суду адресу.

    При таких условиях, доводы кассационной жалобы о том, что дело рассмотрено в отсутствие ответчика, не извещенного о времени и месте судебного разбирательства, не могут быть признаны состоятельными и служить основанием для отмены состоявшегося судебного акта1.

    Кроме того, пунктом «а» статьи 10 данной Конвенции установлено, что она не является препятствием для осуществления возможности адресовать судебные документы непосредственно по почте лицам, находящимся за рубежом, за исключением случая, когда государство местонахождения иностранного лица заявит о своих возражениях.

    Согласно данному положению Конвенции судебные извещения по большинству дел, рассмотренных Арбитражным судом Краснодарского края, направлялись обычной международной почтой заказными письмами с уведомлениями. Однако данный путь уведомления иностранного лица о месте и времени слушания дела не может гарантировать соблюдение процессуальных гарантий стороны, поскольку не всегда позволяет достоверно установить, были ли судебные документы вручены иностранному лицу надлежащим образом.

    В случае присутствия в судебном заседании представителей иностранных компаний обязанность по извещению иностранных лиц может быть возложена на данных представителей.

    Определением Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 20.01.2007 № Ф09-4014/2007-ГК было признано возможным возложение обязанности по надлежащему извещению об отложении судебного разбирательства на присутствующих в судебном заседании представителей иностранных компаний без их специального уведомления судом.

    В основном проблемные моменты возникают при извещении лиц, находящихся на территории иностранного государства, и выступающих в качестве ответчиков (заинтересованных лиц) или третьих лиц на стороне ответчика, т.е. лиц, зачастую не заинтересованных в своевременном рассмотрении дела и не являющихся в судебное заседание даже при наличии у них информации о месте и времени судебного заседания.

    В практике Арбитражного суда Краснодарского края имели место уведомление иностранного лица путем направления ему телеграммы, телефонограммы и уведомления по электронной почте.

    По делу № А60-33630/2006 ответчик – ТОО «СП «Т.» (республика Казахстан) – был уведомлен о месте и времени судебного заседания заказным письмом, направленным международной почтой, а также телеграммой, направленной руководителю. Почтой был дан ответ, что телеграмма адресату доставлена не была, так как «адресат неизвестен, условный адрес не зарегистрирован». Заказные письма также вернулись без вручения, с пометкой почту, что «нет такой организации», «дверь не открывают, в квартире никого нет».

    Апелляционная жалоба была рассмотрена в отсутствие ответчика, уведомленного надлежащим образом. В кассационной инстанции дело не пересматривалось.

    По делу № А60-18286/2007 третье лицо – Фирма «Л. ГмбХ» — извещалось судом первой и апелляционной инстанций путем направления заказного письма международной почтой, а также телефонограммой и по электронной почте, о чем в деле имеется распечатка, подтверждающая направление судебного извещения.

    Аналогичным образом был извещен ответчик – СП «C.» (республика Азербайджан) – по делу № А60-4906/2007.

    Основные процессуальные ошибки суда связаны с тем, что определение о принятии искового заявления к производству и подготовке дела к судебному разбирательству направляется лицу, участвующему в деле и находящемуся на территории иностранного государства, в нарушение норм АПК РФ и международных договоров РФ. Например, судебный акт направлен простым заказным письмом, по факсимильной связи либо направлен только в адрес филиала иностранного юридического лица1.

    Таким образом, позиция Высшего Арбитражного Суда РФ определённа: несмотря на фактическую передачу информации, при несоблюдении установленного порядка действия по извещению иностранного лица считаются совершенными ненадлежаще и не влекут юридических последствий.

    Постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 15.08.2002 № Ф08-2955/2002 было отменено решение суда первой инстанции в связи с тем, что спор был рассмотрен в отсутствие представителей ООО «В», привлеченного к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора. Простое направление в адрес ООО «В» уведомления (вернувшегося с отметкой о невручении) было признано ненадлежащим способом извещения. При этом кассационная инстанция исходила из того, что в связи с тем, что ООО «В» находится на территории Грузии, порядок вручения судебных документов судебных документов регламентирован Минской конвенцией 1993 года. Таким образом, извещение ООО «В» о времени и месте судебного разбирательства следовало направить в Грузию через Министерство юстиции РФ, что судом первой инстанции сделано не было.

    Также, уведомление лица, уполномоченного на ведение дела, находящегося на территории Российской Федерации, не освобождает суд от обязанности соблюдения порядка уведомления иностранного юридического лица.

    Компания «Q. Ltd.» обратилась в Арбитражный суд Удмуртской Республики с иском к ОАО «Б.» о признании недействительным решения совета директоров ОАО «Б.» от 04.02.2006.

    Определением от 19.12.2006 судебное заседание назначено на 02.07.207 в связи с необходимостью уведомления иностранного юридического лица, участвующего в деле, в порядке, установленном ч. 3 ст. 253 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Конвенцией о вручении за границей судебных и внесудебных документов по гражданским и торговым делам.

    Истец — компания «Q. Ltd.», с определением в части назначения даты судебного заседания на 02.07.2003 не согласен, просит его в этой части отменить, ссылаясь на то, что порядок уведомления, установленный ч. 3 ст. 253 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Конвенцией о вручении за границей судебных и внесудебных документов по гражданским и торговым делам, не подлежит применению если на территории Российской Федерации у иностранного юридического лица, участвующего в деле, имеется уполномоченный представитель.

    Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа в своем постановлении от 28.04.2007 № Ф09-926/07-ГК указал, что суд первой инстанции правомерно назначил дату судебного разбирательства с учетом требований действующего законодательства и норм международного права.

    Назначая дату судебного разбирательства, суд исходил из того, что компания «Q. Ltd.» зарегистрирована на территории иностранного государства — Республики Кипр, согласно копии свидетельства о государственной регистрации от 05.04.1985, должна быть уведомлена о месте и времени судебного разбирательства в сроки, установленные ч. 3 ст. 253 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Конвенцией о вручении за границей судебных и внесудебных документов по гражданским и торговым делам.

    В соответствии со ст.152 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации установлен общий срок рассмотрения дела судом первой инстанции – один месяц, если настоящим Кодексом не установлено иное. Согласно ч. 3 ст. 253 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в случае, если иностранные лица, участвующие в деле, находятся вне пределов Российской Федерации, они извещаются о судебном разбирательстве путем направления поручения в учреждение юстиции или другой компетентный орган иностранного государства. В этих случаях срок рассмотрения дела продлевается арбитражным судом на срок, установленный договором о правовой помощи для направления поручений в компетентный орган иностранного государства, а при отсутствии в договоре такого срока — не более чем на шесть месяцев.

    Договором между СССР и Республикой Кипр о правовой помощи по гражданским и уголовным делам1 срок направления поручений не установлен. Таким образом, арбитражный суд первой инстанции должен был уведомить иностранное юридическое лицо, участвующее в деле, — компанию «Q. Ltd.» о времени и месте судебного разбирательства в срок до шести месяцев.

    Уведомление лица, уполномоченного на ведение дела, находящегося на территории Российской Федерации, не освобождает суд от обязанности соблюдения порядка уведомления иностранного юридического лица, установленного ч.3 ст.253 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Конвенцией о вручении за границей судебных и внесудебных документов по гражданским и торговым делам (Гаага, 15.11.65).

    По аналогичным основаниям было оставлено в силе определение от 28.01.2003 Арбитражного суда Удмуртской республики по иску компании «Y. LIMITED» о. Кипр, компании «S. N.V» о. Кюрасао, Нидерландские Антильские острова, гр-на З. о назначении дела к судебному разбирательству на 28.07.2003 (постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 22.04.2003 № Ф09-911/2003-ГК).

    Оспаривая законность определения, заявители указывали на то, что арбитражный суд имел правовую возможность направить уведомления о назначении дела к слушанию полномочным представителям иностранных компаний, находящихся на территории Российской Федерации.

    Аналогичная позиция была высказана Федеральным арбитражным судом Уральского округа в постановлении от 28.04.2004 № Ф09-924/2003-ГК.

    3. Существует еще и третий, наиболее сложный и многоступенчатый путь – это путь с участием дипломатических каналов, прописанный в двусторонних договорах об оказании правовой помощи и Конвенции по вопросам гражданского процесса.

    Ввиду присоединения Российской Федерации к Конвенции о вручении за границей судебных и внесудебных документов по гражданским или торговым делам (Гаага, 1965 г.) и к Конвенции о получении за границей доказательств по гражданским или торговым делам (Гаага, 1970 г.) статьи настоящей Конвенции, касающиеся вручения судебных и внесудебных документов, прекратили свое действие в отношениях между РФ и другими странами-участницами.1

    Разные процессуальные системы и доктрины определяют границы правовой помощи неодинаково. Так, если исходить из ст.6 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам между государствами-участниками Содружества Независимых Государств от 22 января 1993 г.2, то можно сделать вывод, что к сфере правовой помощи относится наряду с поручениями также признание и исполнение иностранных, судебных актов. В общем, с этим следует согласиться, но необходимо учитывать, что такое признание и исполнение регулируется отдельно и очень подробно.

    В литературе высказано заслуживающее одобрения мнение о том, что для ускорения процесса исполнения судебного поручения за рубежом суду необходимо максимально задействовать стороны, участвующие в споре, в частности, дать им возможность самим представлять заверенные переводы документов, подлежащих вручению за границей3.

     

    4. Признание и приведение в исполнение решений иностранных судов и иностранных арбитражных решений

     

    Признание и исполнение решений государственных иностранных судов и иностранных арбитражных (третейских) судов на территории Российской Федерации регулируются рядом многосторонних международных соглашений (конвенций), двусторонних международных договоров с участием РФ, а также национальными источниками права. К многосторонним относятся, например, Гаагская конвенция по вопросам гражданского процесса от 1 марта 1954 г. (Гаагская конвенция 1954 г), Соглашения о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности от 20 марта 1992 г. (г. Киев) (Киевское соглашение 1992 г.); в развитие этого Соглашения, а также основываясь на Договоре о создании Экономического Союза от 24 сентября 1993 г., было заключено Соглашение о порядке взаимного исполнения решений арбитражных, хозяйственных и экономических судов на территориях государств-участников Содружества (Москва, 6 марта 1998 г.) (Московское соглашение 1998 г.); Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (Минск, 22 января 1993 г.) и Протокол к данной Конвенции (Москва, 28 марта 1997 г.) о внесении в нее изменений и дополнений (Минская конвенция 1993 г.); Конвенция о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений (Нью-Йорк, 10 июня 1958г.) (Нью-Йоркская конвенция 1958 г.)

    Довольно много двусторонних договоров о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам (некоторые по гражданским и уголовным, или только по гражданским, например, с Испанией и Италией, либо вообще без указания категорий дел) заключено СССР и РФ с другими странами. Договоры содержат главы о взаимном признании и исполнении решений государственных судов.

    В этих главах немало сходных положений, но есть и различия, которые необходимо учитывать на практике1.

    На европейском континенте действует Конвенция о юрисдикции и приведении в исполнение судебных решений по гражданским и коммерческим делам (Брюссель, 24 сентября 1968 г.) и воспринявшая ее основные положения и расширившая состав участников новая Конвенция под тождественным наименованием (Лугано, 16 сентября 1988 г.). Высшим Арбитражным Судом РФ официально поставлен вопрос о присоединении РФ к Брюссельской конвенции и проводятся консультации о присоединении к Луганской конвенции2.

    В числе российских национальных нормативных актов следует назвать Указ Президиума Верховного Совета СССР от 21 июня 1988 г. «О признании и исполнении в СССР решений иностранных судов и арбитражей»3 (Указ 1988 г.), нормы, которого в силу п. 2 Постановления Верховного Совета РСФСР «О ратификации Соглашения о создании Содружества Независимых Государств» от 12 декабря 1991 г. действуют на территории Российской Федерации4. Указ 1988 г., закрепив общее положение о допустимости признания и исполнения иностранных судебных актов только в случаях, предусмотренных международными договорами (конвенциями, соглашениями) с участием советского (ныне российского) государства, наметил пути для подписания, ратификации таких актов или присоединения к ним.

    Главным национальным источником в настоящее время является гл. 31 АПК РФ. В ст. 3 ФЗ «О введении в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» предусмотрено, что все федеральные и иные нормативные акты, действующие на территории РФ и связанные с АПК РФ должны быть приведены в соответствие с АПК РФ. Специально допущено применение Указа 1988 г. с момента введения в действие АПК РФ (с 1 сентября 2002 г.) в части, не противоречащей новому Кодексу5.

    Статья 241 АПК РФ сохраняет центральное положение Указа 1988 г.1 о том, что иностранные судебные решения признаются и исполняются в Российской Федерации арбитражными судами, если это предусмотрено международным договором или федеральным законом. Речь идет о решениях, принятых на территории иностранных государств по спорам и иным делам, возникающим при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности. Понятие такой деятельности трактуется по нормам российского права (ст. 27 АПК РФ), т.е. независимо от того, какой зарубежный государственный суд или зарубежный третейский суд (арбитраж) вынес соответствующее решение.

    В определенной части процедуру признания либо разрешения принудительного исполнения иностранного судебного решения на территории РФ регулируют международные акты, но в основном применяются нормы ст. 241-246 АПК РФ, где предусмотрены форма и содержание соответствующих заявлений, порядок их подачи и рассмотрения, обобщенные основания отклонения ходатайств и т.д.

    Для начала такой специфической разновидности производства необходима подача заявления стороной-участницей спора, в пользу которой состоялось решение, в арбитражный суд субъекта РФ по месту нахождения или месту жительства должника, либо если место нахождения или место жительства должника неизвестны, то по месту нахождения имущества должника. Подсудность арбитражного суда в этом случае такая же, как и при обращении стороны с заявлением о выдаче исполнительного листа на решение третейского суда, находящегося на территории РФ.

    Требования к заявлению о признании и приведении в исполнение иностранного судебного решения предусмотрены ч. 2 ст. 242 АПК РФ. Необходимо указать наименование арбитражного суда, в который подается заявление, сведения о суде, вынесшем решение, о сторонах рассмотренного спора и их адресах, о содержании состоявшегося решения, а также ходатайство обратившейся стороны (взыскателя) о признании и приведении в исполнение решения, а также перечень прилагаемых документов. С учетом объекта заявления определен состав прилагаемых к нему документов (ч. 3 – 5 ст. 242 АПК РФ): удостоверенные надлежащим образом копии решения, документов о его вступлении в законную силу, об извещениях ответчика, полномочиях представителя и др.

    Заявление о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда и иностранного арбитражного решения рассматривается судьей единолично в судебном заседании в срок, не превышающий месяца со дня его поступления в арбитражный суд. Арбитражный суд извещает лиц, участвующих в деле, о времени и месте судебного заседания, однако, их неявка не может быть препятствием для рассмотрения дела. При рассмотрении дела арбитражный суд не вправе пересматривать решение иностранного суда по существу, он лишь проверяет, есть ли основания для признания и приведения в исполнение иностранного судебного решения или в этом должно быть отказано (ст. 243 АПК РФ). Согласно данным статистики в 2007 г. арбитражными судами рассмотрено 111 заявлений о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов и иностранных арбитражных решений, что в 2,7 раза больше, чем в 2002 г.1

    Основания отказа в признании и приведении в исполнение решения иностранного суда и иностранного арбитражного решения полностью или в части перечислены в ст. 244 АПК РФ. В ней представлены в обобщенном варианте мотивы отказа, обычно по сложившейся мировой практике включенные в международные конвенции, соглашения, договоры соответствующего класса. Но в каждом конкретном случае с учетом этих нормативных актов по отношению к решению, вынесенному на территории иностранного государства, российский арбитражный суд должен проверить, нет ли в актах с участием данного государства положений, не совпадающих с перечнем ст. 244 АПК РФ.

    Ответы на такие вопросы более просты, когда речь идет о решениях иностранных третейских судов (арбитражей), поскольку на них распространяется Нью-Йоркская конвенция, которую ратифицировали, подписали или к ней присоединились более 110 государств. Сложнее может оказаться ситуация, когда признание и исполнение испрашивается по отношению к акту зарубежного государственного суда. Россия пока еще не участвует в универсальных международных соглашениях по таким вопросам (кроме соглашений внутри СНГ)- А потому следует выяснять, есть ли договор между РФ и конкретной страной о правовой помощи, каково его содержание в части отказа в признании и исполнении решений, процедура рассмотрения ходатайств и пр.

    Производство по делам о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов и иностранных арбитражных решений

    1. Конвенция Организации Объединенных Наций «О признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений» (Нью-Йорк, 1958 год) содержит критерии отказа в признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений, которые могут использоваться заинтересованным лицом для защиты своих интересов против соответствующих требований, но не регулирует вопросы отмены иностранных арбитражных решений.

    Постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.03.2007 № 15359/07 отменены судебные акты по делу № А08-7941/06-18, а производство по делу прекращено в связи с тем, что в арбитражном суде может быть оспорено иностранное арбитражное решение, только в случае, если такая процедура предусматривается международным договором и решение вынесено по закону Российской Федерации.

    Определением Арбитражного суда Белгородской области от 23.05.2007 было удовлетворено требование ОАО «С» об отмене арбитражного решения от 22.02.2006, вынесенного третейским судом ad hoc в г. Стокгольме, Швеция, о взыскании с открытого акционерного общества «С» сумм по иску компании «М. С.А.», Швейцария и компании «М. ГмбХ», Австрия. Федеральный арбитражный суд Центрального округа постановлением от 02.09.2007 оставил определение без изменения.

    Рассматривая заявление об отмене иностранного арбитражного решения, суды руководствовались частью 5 статьи 230 АПК РФ, согласно которой в предусмотренных международным договором Российской Федерации случаях в соответствии с параграфом 1 главы 30 названного Кодекса может быть оспорено иностранное арбитражное решение, при принятии которого применены нормы законодательства Российской Федерации.

    Как следует из материалов дела, решение суда ad hoc от 22.02.2007, заявление об отмене которого подано в арбитражный суд Российской Федерации, вынесено в Стокгольме, Швеция, с применением Закона Швеции «Об арбитраже» 1999 года.

    Поскольку заключившие арбитражное соглашение стороны имеют свое местонахождение в Австрии и Российской Федерации — государствах — участниках Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже, арбитражные суды, руководствуясь статьей 1 вышеупомянутой Конвенции обоснованно сделали вывод о том, что к решению суда ad hoc от 22.02.2007, вынесенному в Стокгольме, Швеция, положения данной Конвенции применяются.

    Швеция государством — участником Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже не является. Закон Швеции «Об арбитраже» 1999 года допускает отмену арбитражных решений в течение трех месяцев с даты получения стороной его окончательного текста и применяется к арбитражным разбирательствам, имевшим место в Швеции, независимо от наличия в споре международного элемента (статьи 33, 34, 46) .

    Учитывая, что решение суда ad hoc от 22.02.2007 вынесено на территории и по процессуальному закону Швеции, которым предусмотрена возможность отмены вынесенных на ее территории решений третейских судов, решение суда ad hoc по данному делу подлежало оспариванию в Швеции.

    Ссылка суда первой инстанции на положения Конвенции Организации Объединенных Наций «О признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений» (Нью-Йорк, 1958 год) является ошибочной, поскольку данная Конвенция не регулирует вопросы отмены иностранных арбитражных решений, но содержит критерии отказа в признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений, которые могут использоваться заинтересованным лицом для защиты своих интересов против соответствующих требований.

    2. Условием признания и приведения в исполнение решений иностранных судов и иностранных арбитражных решений арбитражными судами на территории Российской Федерации является то, что признание и приведение в исполнение таких решений предусмотрено международным договором Российской Федерации и федеральным законом (ч. 1 ст. 241 АПК РФ).

    На международном уровне существуют договоры двух типов: с упрощенной процедурой исполнения для государств одного региона (в СНГ – Киевское соглашение 1992 года) и с традиционной процедурой признания и исполнения (договоры о правовой помощи, Минская конвенция 1993 года, Нью-Йоркская конвенция 1958 г. и т.п.).1

    Соглашение стран СНГ от 20.03.1992 «О порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности» г. Киев (Соглашение)2, устанавливает упрощенный порядок исполнения иностранных судебных решений, согласно которому государства – участники Содружества Независимых Государств взаимно признают и исполняют вступившие в законную силу решения компетентных судов (ст. 7). При этом обращение с ходатайством о признании и разрешении принудительного исполнения такого решения в компетентный суд государства, на территории которого должно быть осуществлено принудительное исполнение, исходя из положений данного Соглашения, не требуется. Данный порядок предполагает применение национального режима к исполнению решений суда другого государства по экономическим спорам, то есть исполнение их таким же образом, как исполняются решения судов собственного государства. Киевское соглашение предусматривает судебное производство лишь по отказу в приведении в исполнение решения и закрепляет перечень доказательств, которые должны быть представлены для такого отказа стороной, против которой направлено решение.

    Соглашение стран СНГ было ратифицировано Республикой Армения, Республикой Беларусь, Республикой Казахстан, Республикой Кыргызстан, Республикой Молдова, Российской Федерацией, Республикой Таджикистан и Украиной. Этими же государствами была подписана Конвенция от 22.01.1993 «О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам» г. Минск, согласно которой ходатайства о признании и разрешении принудительного исполнения решений учреждений юстиции по гражданским делам, включая утвержденные судом мировые соглашения по таким делам и нотариальные акты в отношении денежных обязательств, рассматриваются судами Договаривающейся стороны, на территории которой должно быть осуществлено принудительное исполнение (ст. 54)1.

    В связи с тем, что оба названных международных договора регулируют однородные правоотношения, правоприменители по-разному толкуют их положения, что вызывает расхождения в судебной практике.

    Сторонники одной позиции, в частности Т.Н. Нештаева2, полагают, что Минская конвенция не распространяется на случаи исполнения решений хозяйственных (арбитражных) судов по спорам, связанным с осуществлением хозяйственной деятельности. Статья 82 Конвенции устанавливает, что она не затрагивает положений других международных договоров, участниками которых являются Договаривающиеся стороны. Таким действующим международным договором для государств – членов СНГ, подписавших и Соглашение, и Конвенцию, является Киевское соглашение от 20.03.1992, которое регулирует вопросы разрешения соответствующих дел, а также исполнения судебных решений по ним.

    Такой подход обоснован еще и тем, что по сравнению с Конвенцией Соглашение является специальным международным договором, регулирующим более узкий круг правоотношений в сфере предпринимательской и иной хозяйственной деятельности.

    Государственно-акционерная железнодорожная компания «Узбекистон т.» обратилась в арбитражный суд с ходатайством (заявлением) о приведении в исполнение в Российской Федерации определения Хозяйственного суда г. Ташкента от 19.05.2007 по делу № 2326/07-т об обеспечении иска в виде наложения ареста на денежные средства и имущество ЗАО «Э», в том числе переданные ООО «А».

    Определением Арбитражного суда города Москвы от 18 августа 2007 г. в удовлетворении ходатайства отказано в связи с тем, что ни нормами АПК РФ, ни положениями Киевского соглашения не предусмотрены возможность и порядок приведения в исполнение определений иностранных государственных судов об обеспечении исков.

    Постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 26.02.2008 № КГ-А40-7235-08 определение от 18.08.2007 оставлено без изменения в связи с тем, что Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, равно как и Киевским соглашением не предусмотрена возможность приведения в исполнение определений об обеспечении иска.

    Под решением суда иностранного государства, которое может быть приведено в исполнение в Российской Федерации, следует понимать судебный акт, вынесенный по существу спора или дела.

    Положения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не предусматривают возможности приведения в исполнение иных, помимо решений, актов судов иностранных государств, принятых ими до или после рассмотрения спора по существу. Положения Киевского соглашения, касающиеся вопросов взаимного приведения в исполнение решений государственных судов, и, в частности, статей 7 — 8, также не содержат указаний на возможность приведения иных, помимо решений судебных актов судов договаривающихся государств.

    Кроме того, кассационной инстанцией было указано, что вопрос о приведении в исполнение решения суда иностранного государства рассматривается на основе норм международного права с учетом требований федерального закона.

    Однако в случае удовлетворения соответствующего заявления, процесс исполнения определения арбитражного суда о приведении в исполнение решения суда иностранного государства в Российской Федерации осуществляется исключительно в рамках специального внутреннего законодательства, в частности, в порядке, предусмотренном Федеральным законом «Об исполнительном производстве».

    Существует и другое мнение, согласно которому именно Минская конвенция 1993 года определяет порядок исполнения иностранных судебных решений на территории СНГ.

    Решением Костанайского областного суда Республики Казахстан от 03.06.2007 по делу № 3-12 удовлетворены исковые требования ТОО «О» к ЗАО «М. инжиниринг».

    Определением Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 11.06.2004 ТОО «О» отказано в удовлетворении ходатайства о признании и приведении в исполнение данного решения Костанайского областного суда. При этом суд исходил из следующего:

    Российская Федерация и Республика Казахстан являются участниками Соглашения о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности, подписанного государствами — участниками Содружества Независимых Государств в Киеве 20.03.1992. В силу статьи 71 названного Соглашения государства его участники взаимно признают и исполняют вступившие в законную силу решения компетентных судов. Решения, вынесенные компетентными судами одного государства, подлежат исполнению на территории других государств.

    Статьей 8 данного Соглашения установлено, что приведение в исполнение решения производится по ходатайству заинтересованной стороны, и определен перечень документов, прилагаемых к ходатайству, в числе которых значится исполнительный документ.

    Сославшись на то, что исполнительный лист Костанайским областным судом не выдавался и что для исполнения решения суда одного государства — участника СНГ на территории другого государства не требуется возбуждения вновь судебной процедуры признания и разрешения исполнения судебного решения с вынесением определения и выдачей нового исполнительного документа, суд отказал в удовлетворении ходатайства ТОО «О» о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда.

    Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа своим постановлением от 10.08.2008 № А56-11281/08 определение от 11.06.2008 отменил, указав, что данный вывод не соответствует правилам Соглашения от 20.03.1992 и нормам процессуального законодательства, а также основан на неполно исследованных фактических обстоятельствах.

    При этом кассационная инстанция полагает, что из статей 8 и 9 указанного Соглашения следует, что приведение в исполнение решения производится по ходатайству заинтересованной стороны, направленному в компетентный суд, где испрашивается приведение в исполнение. Суд государства, где требуется исполнить решение, не рассматривая вопрос о выдаче своего исполнительного документа, тем не менее, проверяет наличие установленных Соглашением условий и может отказать в исполнении иностранного решения только в случаях, предусмотренных статьей 9 Соглашения от 20.03.1992.

    Кроме того, при вынесении обжалуемого определения суд первой инстанции сослался также на Соглашение от 06.03.1998 «О порядке взаимного исполнения решений арбитражных, хозяйственных и экономических судов на территориях государств — участников содружества». Однако суд кассационной инстанции указал, что по состоянию на 01.01.2004 данное Соглашение не вступило в силу для России, отметив, что прежде чем применять данный документ при новом рассмотрении дела, необходимо выяснить, является ли он действующим.

    Также, постановлением Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 13.10.2007 № Ф04/5259-871/А70-2007 оставлено без изменения определение Арбитражного суда Тюменской области от 16.07.2007, которым удовлетворено заявление о признании и приведении в исполнение решения Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Украины 10.03.2007 по делу АС № 439р/2006.

    При этом, оставляя данное определение в силе, суд кассационной инстанции указал, что порядок регулирования, вопросы разрешения дел, вытекающих из договорных и иных гражданско-правовых отношений между хозяйствующими субъектами, из их отношений с государственными и иными органами, а также исполнения решений по ним стран Содружества Независимых Государств предусмотрены Соглашением от 20.03.92 «О порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности»1.

    В настоящее время происходит процесс ратификации Соглашения о порядке взаимного исполнения решений арбитражных, хозяйственных и экономических судов на территориях государств – участников содружества, подписанного 06.03.1998 семью государствами – участниками СНГ (Азербайджан, Армения, Казахстан, Молдова, Россия, Таджикистан). По состоянию на 01.01.2007 данное Соглашение не вступило в силу для России.

    Согласно положениям ст. 3 этого Соглашения ходатайство об исполнении решения взыскатель должен направить в соответствующий арбитражный (хозяйственный или экономический) суд, определяемый «в соответствии с законодательством государства местонахождения должника».

    Некоторые выводы можно сделать и на основании положений пункта 37 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 11.06.1999 № 8 «О действии международных договоров Российской Федерации применительно к вопросам арбитражного процесса».

    Согласно данному пункту арбитражным судам следует иметь в виду, что при решении вопроса о признании и исполнении судебного решения государств — участников Соглашения о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности (Киев, 1992), в исполнении решения иностранного хозяйственного суда может быть отказано при наличии обстоятельств, предусмотренных статьей 9 названного Соглашения.

    Таким образом, Высший Арбитражный Суд РФ также допускает отнесение разрешение вопроса о признании решения страны – участника данного Соглашения к компетенции арбитражного суда.

    Перечисленные в ст. 244 АПК РФ основания отказа в признании и приведении в исполнение иностранного судебного решения разделены на две группы.

    К первой группе отнесены мотивы, которые должны быть выдвинуты и затем доказаны заинтересованной стороной (должником). Это случаи, когда иностранное судебное решение еще не вступило в законную силу по закону государства, на территории которого оно принято; сторона, против которой вынесено решение не была должным образом извещена о процессе, либо по другим причинам не могла представить в суд свои объяснения; рассмотренное дело относится к исключительной компетенции российского суда; есть вступившее в законную силу по тождественному спору решение суда в РФ; тождественное дело находится на рассмотрении суда в России, и оно возникло ранее начала его рассмотрения в иностранном суде; истек срок давности приведения решения к принудительному исполнению и этот срок не восстановлен российским арбитражным судом.

    Наличие оснований, составляющих вторую группу, арбитражный суд должен проверить по своей инициативе. Отказ в признании и приведении в исполнение полностью или в части решения иностранного суда имеет место, если арбитражный суд признает совершение таких действий противоречащими публичному порядку Российской Федерации или есть иные основания, предусмотренные международным договором или федеральным законом.

    Как уже было отмечено, ст. 244 АПК РФ включает перечень наиболее общепринятых оснований отказа в признании и исполнении иностранных судебных решений. Но в отдельных международных соглашениях и договорах могут быть закреплены специфические особенности.

    Так, Гаагская конвенция 1964 г. отменила внесение платежей в суд иностранным истцом в качестве гарантии компенсации возможных издержек ответчика. Но в случае проигрыша дела таким истцом с него в государстве-участнике Конвенции, где он находится, присуждаются эти издержки, причем «решение о взыскании судебных издержек и расходов объявляются подлежащими исполнению без заслушивания сторон, при условии, однако, что сторона, с которой производится взыскание, имеет право на последующее обжалование в соответствии с законодательством государства, где испрашивается исполнение» (ст. 19).

    В ст. 244 АПК РФ не воспроизведено предусмотренное подпунктом «а» п. 1 ст. V Нью-Йоркской конвенции 1958 г. положение об отказе в признании и исполнении арбитражного (третейского) решения, если стороны третейского соглашения были по применимому к ним закону в какой-либо мере недееспособны или соглашение недействительно по закону, которому стороны его подчинили, а при отсутствии такого указания — по закону страны, где решение было вынесено. Но это положение подлежит применению в российском арбитражном производстве, как и в Конвенции в целом.

    По Минской конвенции 1993 г. к отказу в признании и исполнении решения иностранного суда приводит отсутствие документа, подтверждающего соглашение сторон по делу договорной подсудности (п. «д» ст.55).

    Можно привести некоторые примеры оснований отказа в признании и исполнении иностранных судебных решений, предусмотренных действующими двусторонними договорами между РФ и зарубежными государствами. Так, решение третейского суда не подлежит реализации, если по закону договаривающейся стороны, где должно исполняться решение, такое дело не может быть предметом арбитражного разбирательства (п. 1 ст. 16 Договора с Алжиром); если суд, вынесший решение, не компетентен рассматривать дело в соответствии с внутренним законодательством государства, на территории которого решение постановлено (п. 1 ст. 15 Договора с Ираком), и т.п.

    После рассмотрения арбитражным судом в судебном заседании заявления о признании и приведении в исполнение иностранного судебного решения, он выносит заключительное определение. Оно должно содержать наименование и место нахождения органа, вынесшего решение; наименование сторон (взыскателя и должника); сведения о самом решении, которое было предметом рассмотрения российского арбитражного суда; и главный вывод — удовлетворить заявление или отказать в ходатайстве. Определение может быть в течение месяца со дня вынесения обжаловано в арбитражный суд кассационной инстанции (ст. 245 АПК РФ).

    При удовлетворении заявления стороны, принудительное исполнение иностранного судебного решения осуществляется на основании исполнительного листа, выдаваемого арбитражным судом. Принудительное исполнение возможно в течение трех лет со дня вступления решения в силу. Пропущенный срок может быть восстановлен арбитражным судом по ходатайству взыскателя по общим правилам (ст. 246 АПК РФ).

    Для Российской Федерации особое значение имеют экономические связи с другими участниками СНГ, исторически сложившиеся еще при существовании Союза ССР, поэтому следует особо выделить и изложить положения, закрепленные Киевским соглашением 1992 г.1 Государства-участники СНГ взаимно признают и исполняют вступившие в законную силу решения, вынесенные компетентными судами одного государства-участника на территории других государств-участников Содружества.

    Реализация решения производится по ходатайству заинтересованной стороны. К такому ходатайству прилагаются должным образом заверенная копия решения, о принудительном исполнении которого возбуждено ходатайство; официальный документ о том, что решение вступило в законную силу, если это не видно из текста самого решения; доказательства извещения другой стороны о процессе.

    Возможен и отказ в исполнении решения при обоснованном возражении стороны, против которой направлено исполнение. Эта сторона должна представить компетентному суду по месту, где испрашивается приведение в исполнение, доказательства того, что:

    а)    судом запрашиваемого государства-участника СНГ ранее вынесено вступившее в законную силу решение по тождественному делу;

    б)    имеется решение компетентного суда третьего государства-участника СНГ либо государства, не являющегося членом Содружества, по тождественному спору;

    в)    спор разрешен некомпетентным судом;

    г)    другая сторона не была извещена о процессе;

    д)    истек трехгодичный срок давности предъявления решения к принудительному исполнению (ст. 9).

    Следует подчеркнуть, что все приведенные, а также другие возможные мотивы отказов в признании и исполнении иностранных судебных решений, имеющиеся в других договорах, содержат констатацию лишь внешних процедурных нарушений, но не затрагивают существа конфликтов, обоснованности и законности иностранных правоприменительных актов. Однако это базовое положение небезгранично, отступления в принципе допустимы. Например, при образовании тесного союза между двумя или более государствами. В литературе отмечается, что в отношении экономических споров в рамках региона со стабильными экономическими связями наиболее подходящий механизм —это упрощенный порядок исполнения иностранных судебных решений1. Так, в 2002 г. ратифицировано Соглашение между Российской Федерацией и Республикой Беларусь об упрощенном порядке взаимного исполнения судебных актов арбитражных судов Российской Федерации и хозяйственных судов Республики Беларусь2, согласно которому судебные решения «не нуждаются в специальной процедуре признания и исполняются в таком же порядке, что и судебные акты судов своего государства на основании исполнительных документов судов, принявших решения» (ст. 1). Можно констатировать, что реализация иностранных судебных актов без всякой дополнительной процедуры и какой-либо даже минимальной проверки их национальным судом редко встречается в мировой практике и может расцениваться как самая высокая степень доверия к решениям судов другого государства3. Однако имеется и другая точка зрения, согласно которой «цивилизованнее» было бы исполнять решения российских или белорусских судов соответственно в Республике Беларусь или в России без «упрощений».4

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 1.04MB/0.01048 sec

WordPress: 22.9MB | MySQL:121 | 1,704sec