Действие гражданского процессуального закона

<

022814 0254 1 Действие гражданского процессуального закона

1. ДЕЙСТВИЕ ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНА ВО ВРЕМЕНИ

 

Прежде всего, говоря о пределах действия нормативных правовых актов во времени, в первую очередь следует учесть такие существенные моменты, как вступление в действие нормативного правового акта и прекращение его действия. Основывая свои законные требования на правовой норме или защищаясь с ее помощью от необоснованных претензий, необходимо точно знать, действовала ли она в момент нарушения права и возникновения спорных отношений.

В соответствии со ст. 1 ГПК гражданское судопроизводство ведется в соответствии с федеральными законами, действующими во время рассмотрения и разрешения гражданского дела, совершения отдельных процессуальных действий или исполнения судебных постановлений (судебных приказов, решений суда, определений суда), постановлений других органов.

Иными словами, действие гражданских процессуальных норм во времени характеризуется отсутствием обратной силы закона: независимо от времени возбуждения дела при совершении любых процессуальных действий следует применять законодательство, действующее в момент совершения этих действий. Для придания закону обратной силы необходимо специальное указание об этом в законе.

Действие нормативно — правового акта — это порождение тех юридических последствий, которые в нем предусмотрены1. От того, когда вступает в действие нормативный акт, на какую территорию распространяет свое действие, в известной степени зависит эффективность юридических норм, достижение целей и задач правосудия по гражданским делам. Поэтому пределы действия гражданских процессуальных нормативных актов должны быть установлены таким образом, чтобы вновь принятые документы вводились в действие своевременно, старые отменялись, строго соблюдалась их субординация и не допускались случаи их применения к отношениям, не подпадающим под их регулирующее воздействие.

Вступление нормативного акта в силу означает, что с этого момента им должны руководствоваться, исполнять, соблюдать его все граждане, юридические, должностные лица и организации1. Однако для того чтобы норма права действовала, прежде всего она должна быть опубликована, доведена до сведения субъектов права, а также должно быть определено время ее вступления в силу.

Действие гражданского процессуального правового акта во времени по праву считается одним из важнейших пределов действия. В эту характеристику затянуты такие понятия, как сила и действие правового акта, его опубликование, обратная сила и «переживание». Во многом действие во времени имеет отношение к государственно-правовому режиму. По этим причинам данному параметру исследователи уделяют большинство внимания.

Основными характеризующими моментами для действия гражданско-процессуальных нормативно-правовых актов во времени являются вступление акта в силу и ее утрата2.

Вступление в силу может напрямую связываться с решением соответствующего органа о принятии акта. Это намного упрощает работу законодателя, так как ему уже нет необходимости заботиться о введении в действие (оно происходит автоматически). Впрочем, вполне понятно, что такая форма вступления в силу антидемократична: лицо может быть подвергнуто наказанию по закону, о котором знает только принявший его орган. Для того, чтобы население успевало ознакомиться с новым законом, дату вступления в силу стараются отдалить, связывая с официальным опубликованием. Именно опубликование позволяет существовать так называемой презумпции знания закона, согласно которой никто не может оправдываться незнанием закона. Такая презумпция сама по себе значительно облегчает процедуру судопроизводства, поскольку она подразумевает то, что каждый гражданин имеет достаточную правовую культуру, знание законов общества, чтобы отвечать за свои действия. Можно сказать, что этот юридический принцип является одним из древнейших в своем роде. Нам известен так называемый Законник царя Хаммурапи, выполненный на базальтовой стеле, очевидно для того, чтобы каждый мог прочитать и запомнить нормы права. В Римской республике, к примеру, знание законов было обязательным для признания полноправным гражданином. Известную важность презумпция сохраняет и сейчас. Но в то же время хотелось бы обратить внимание на следующий аспект. Восприятие любой, в том числе правовой, информации носит избирательный характер. Несмотря на то, что она распространяется одновременно и для каждого, в действительности полный охват не достигается. Социологические исследования показывают существование разнородных групп с различными интересами. Эти группы в силу своей специфики могут игнорировать определенную информацию, в том числе и правовую. Следовательно, вероятность получения информации о нормах права приближается к нулю1. К таким индивидам становится довольно трудно применять презумпцию знания закона, хотя, следует сказать, это не означает ее оспоримости в данном контексте.

Однако зачастую срока до официального опубликования может не хватать для ознакомления. Это бывает связано с большим объемом либо сложностью нового правового акта. В таком случае применяется следующая тактика: законодатель отдаляет от вступления закона в силу на некоторый промежуток времени введение его в действие. Таким образом, как население, так и непосредственные правоприменители получают возможность подробнейшим образом ознакомиться с новым законом и привести в соответствии с ним затрагиваемые им отношения. Заодно в более полном варианте реализуется презумпция знания закона. Кроме того, иногда необходимо провести некоторые подготовительные мероприятия к принятию правового акта.

Разделение во времени вступления в силу и введения в действие говорит о неравноценности этих двух понятий. Прежде всего, определимся, что есть обладание акта силой и действие акта. Сославшись на А. А. Белкина, скажем, что «обладание акта силой – это сохранение однажды выраженного в установленном порядке волеизъявления компетентного субъекта правотворчества по поводу изданного им акта», действие же – «поведение адресатов акта в соответствии с установленными в нем нормами»1. Соответственно, «вступление акта в силу – это официально зарегистрированное волеизъявление на установление (или модификацию) юридических норм, предусмотренных данным актом»; вступление же в действие – «начало возникновения (изменения, прекращения) правоотношений, предусмотренных данным актом»2. То есть при введении в силу происходит не что иное, как декларирование государством своей воли, сообщение о принятии им новых правил, регулирующих определенный круг отношений и, в зависимости как от вида правового акта, так и от принявшего его органа, установление уровня приоритета. Жизнь закона, то есть воздействие, регуляция отношений, начинается только с введением в действие. Естественно, что этот этап очень сложен и включает в себя несколько подэтапов — «опубликование и информирование, определение срока вступления в силу закона в целом либо его отдельных частей, установление круга субъектов, территории, на которые сразу же или постепенно распространяется его действие, соотношение с другими правовыми актами в данной сфере»3.

Статьей 15 Конституции РФ определены обязательные условия вступления в силу нормативных актов. Все законы, а также любые нормативные акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, должны быть официально опубликованы для всеобщего сведения, то есть обнародованы. Неопубликованные нормативные правовые акты не применяются, не влекут правовых последствий как не вступившие в силу.

Установленный Конституцией РФ принцип обнародования нормативных актов послужил основой для принятия актов, определивших порядок опубликования и вступления в силу нормативных правовых актов.

Основными актами Российской Федерации, регулирующими этот вопрос, являются:

1) Федеральный закон от 14.06.94 № 5-ФЗ «О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания»;

2) Указ Президента РФ от 23.05.96 N 763 «О порядке опубликования и вступления в силу актов Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти».

В соответствии с ними момент начала действия гражданских процессуальных нормативных актов определяется по-разному. Если в нормативном акте (или в сопутствующем документе) указана календарная дата, с которой он вступает в силу, то именно с этой даты начинается действие нормативного акта. Так, Федеральный Конституционный закон от 31.12.96 г. № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» был подписан Президентом РФ 31 декабря 1996 г. и введен в действие с 1 января 1997 г. По мнению С.С. Алексеева, совпадение моментов принятия и введения в действие нормативного акта нежелательно, необходим определенный разрыв для ознакомления с текстом нормативного акта и прочного усвоения его содержания лицами, осуществляющими применение права1.

Рассмотрим подробнее условия, имеющие решающее значение для вступления в силу нормативных правовых актов, — обязательное официальное опубликование всех нормативных актов и обязательную государственную регистрацию нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти, затрагивающих права, свободы и обязанности человека и гражданина, устанавливающих правовой статус организаций или имеющих межведомственный характер.

Под официальным опубликованием нормативного правового акта следует понимать помещение полного текста документа в специальных изданиях, признанных официальными действующим законодательством.

Для федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания, актов Президента РФ, актов Правительства РФ такими изданиями являются «Российская газета» и «Собрание законодательства Российской Федерации».

Дата введения в действие нормативного акта обычно указывается при большом промежутке времени между принятием и введением его в действие, что связано с нецелесообразностью реализации нормативных предписаний в обычные сроки. Следует обратить внимание на то, что при отклонении от общепринятого срока законодатель применяет термин «введение закона в действие» вместо «вступление закона в действие». К.И. Комиссаров объясняет это тем, что закон уже принят, но еще не работает. До введения закона в действие ведется организационная работа по приведению действующего законодательства в соответствие с вновь принятым и т.д.1

Если в нормативном акте указаны иные обстоятельства, определяющие момент вступления акта в силу, например момент официального опубликования, то это и будет датой вступления нормативного акта в силу. Изданиями, в которых официально публикуются нормативные акты, являются «Российская газета», «Парламентская газета» и «Собрание законодательства Российской Федерации». Так, Федеральный Конституционный закон от 23.06.99 г. N 1-ФКЗ «О военных судах Российской Федерации» (далее — Закон о военных судах) вступил в силу (ст. 45) со дня официального опубликования в «Российской газете» — 29 июня 1999 г. Такой способ вступления в силу гражданского процессуального нормативного акта имеет как положительные черты — оперативность, так и недостатки. Граждане, права которых затрагиваются актом, и правоприменитель оказываются заранее не информированными и неподготовленными к реализации новых норм.

Международные договоры по вопросам гражданского процесса также нуждаются в определении их действия во времени. В соответствии со ст. 15 Федерального закона от 15.07.95 г. N 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» международные договоры подлежат ратификации, если в них устанавливаются иные правила, чем предусмотренные гражданским процессуальным законом, а также если их исполнение требует изменения действующих или принятия новых федеральных законов. Международные договоры вступают в силу для РФ в порядке и в сроки, предусмотренные или согласованные в договоре сторонами.

Вступившие в силу международные договоры подлежат официальному опубликованию по представлению МИД России в «Собрании законодательства Российской Федерации», а также в Бюллетене международных договоров.

По общему правилу в самих нормативных правовых актах не указывается предельный срок их действия. Существует несколько способов прекращения действия нормативных правовых актов:

а) путем отмены или признания утратившими силу. Так, Закон о военных судах признал со дня вступления в силу не действующими на территории РФ, а также не подлежащими применению военными судами все общесоюзные нормативные акты, регулировавшие организацию и деятельность военных трибуналов (п. 4 ст. 45);

б) путем фактической отмены. Если в нормативном акте начало его действия не определено, то вступают в действие общие правила, установленные для данного вида нормативного акта, в соответствии с которыми федеральные законы вступают в силу одновременно на всей территории РФ по истечении 10 дней после дня их официального опубликования.

Официальным опубликованием считается первая публикация полного текста федерального конституционного закона, федерального закона, акта палаты Федерального Собрания в «Российской газете» или «Собрании законодательства Российской Федерации».

Для ведомственных нормативных правовых актов официальным опубликованием считается опубликование в «Российской газете» и «Бюллетене нормативных актов федеральных органов исполнительной власти» издательства «Юридическая литература».

Исключение составляют акты Центрального банка Российской Федерации и Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг Российской Федерации, официальными источниками опубликования которых являются соответственно «Вестник Банка России» и «Вестник Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг».

Государственная регистрация нормативных актов министерств и ведомств, затрагивающих права и интересы граждан и носящих межведомственный характер, производится Министерством юстиции РФ.

Акты, не прошедшие государственную регистрацию, а также зарегистрированные, но не опубликованные в определенном законодательством порядке, не влекут правовых последствий как не вступившие в силу и не могут служить законным основанием для регулирования соответствующих правоотношений, применения каких бы то ни было санкций к гражданам, должностным лицам и организациям за невыполнение содержащихся в них предписаний.

Общий порядок вступления в силу законов и актов палат Федерального Собрания определен ст. 6 Федерального закона от 14.06.94 № 5-ФЗ. В соответствии с ним федеральные конституционные законы, федеральные законы, акты палат Федерального Собрания вступают в силу по истечении десяти дней после официального опубликования.

Этот порядок действует, если самими законами и актами палат Федерального Собрания не установлен другой порядок вступления их в силу.

Прекращение (в том числе и денонсация) действия международного договора осуществляется с принятием Федеральным Собранием РФ закона о прекращении (денонсации) международного договора. Это (если договором не предусмотрено иное или не имеется иной договоренности с другими его участниками) освобождает Российскую Федерацию от всякого обязательства выполнять договор в дальнейшем и не влияет на права, обязательства или юридическое положение РФ, возникшие в результате выполнения договора до его прекращения. Официальное сообщение МИД России о прекращении действия международного договора, заключенного от имени Российской Федерации, производится в вышеперечисленных официальных изданиях.

Существуют, кроме того, следующие варианты вступления в силу законов и актов палат Федерального Собрания.

1. Порядок вступления в силу закона может быть определен в самом законе: называется конкретная дата или, что встречается наиболее часто, дается формулировка «Вступает в силу со дня официального опубликования».

2. Порядок вступления в силу закона нередко определяется отдельным документом — законом о введении его в действие.

Акты Президента РФ, имеющие нормативный характер, акты Правительства РФ, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, устанавливающие правовой статус федеральных органов исполнительной власти, а также организаций, вступают в силу по истечении семи дней после дня их первого официального опубликования.

Иные акты Президента РФ и Правительства РФ, в том числе акты, содержащие сведения, составляющие государственную тайну, или сведения конфиденциального характера, вступают в силу со дня их подписания.

<

Данный порядок также является общим и применяется в тех случаях, когда самими актами не установлен другой порядок вступления в силу.

Если порядок вступления в силу не определен в самом акте, то нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти вступают в силу по истечении десяти дней после дня их официального опубликования.

Нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти, содержащие сведения, составляющие государственную тайну, или сведения, носящие конфиденциальный характер и не подлежащие в связи с этим официальному опубликованию, прошедшие государственную регистрацию в Министерстве юстиции РФ, вступают в силу со дня государственной регистрации и присвоения номера, если самими актами не установлен более поздний срок.

Для некоторых нормативных актов могут быть предусмотрены специальные правила их вступления в силу, всегда специально оговариваемые в законе (например, порядок введения в действие актов Банка России установлен в Федеральном законе от 02.12.90 № 394-1 «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)»).

Порядок вступления в силу нормативных правовых актов субъектов РФ и актов муниципальных образований устанавливается ими самостоятельно.

Статья 6 Закона РФ «#G0О порядке опубликования и вступления в
силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания» говорит о том, что «#G0федеральные конституционные законы, федеральные законы… вступают в силу одновременно на всей территории Российской Федерации по истечении десяти дней после дня их официального опубликования, если самими законами… не установлен другой порядок вступления их в силу». При этом подразумевается, что закон с действием, устанавливаемым нормой этого Закона, не является собственно законом еще 10 дней; приобретая силу, он одновременно вступает в действие. При этом не исключается регулирование вступления в действие особой коллизионной нормой, содержащейся в документе или вынесенной в отдельный нормативный акт. Так, согласно части 1 статьи 168 Семейного кодекса Российской Федерации, этот нормативно-правовой акт вводится в действие с определенного срока – 1 марта 1996 года. Важность и сложность документа заставляет законодателя отнести введение в действие на продолжительный срок, причем, если бы данной нормы не было, Кодекс вступил бы в силу согласно общему порядку, через десять дней после опубликования. Нельзя согласиться с точкой зрения В. П. Малкова о предпочтительности общего пути вступления законов в силу. Напротив, значительный разрыв между опубликованием и введением в действие (для Семейного кодекса, например, – порядка трех месяцев) позволяет наилучшим образом подготовиться к введению закона в действие. Кроме того, как правило, по поводу законопроектов возникают дискуссии, благодаря которым общество получает еще большую возможность для глубокого ознакомления с будущим законом. В этом свете выглядят неубедительными выводы В. П. Малкова о том, что «населению… не обеспечивается возможность своевременного ознакомления с законом»1. О подобном говорит Алексеев: «Если… при утверждении нормативного акта не устанавливается специального срока для его введения, то применяются особые правила, регламентирующие общий порядок вступления нормативных актов в силу, который в то же время означает и порядок введения их в действие»2.

При осуществлении общего порядка возможны два варианта: одновременное или постепенное вступление правового акта в силу. Второй вариант означает разделенное во времени вступление акта в силу на тех территориях государства, в которых данный акт получил распространение.

Такая система действует, как правило, в тех странах, в которых слабо развиты средства массовой информации и системы связи. Скажем, подобный порядок действовал в СССР вплоть до середины 1958 года на основании постановления ЦИК и СНК СССР от 6 февраля 1925 г. «О времени вступления в силу законов и распоряжений Правительства Союза ССР, а равно распоряжений ведомств Союза ССР»3. Одновременное вступление актов в силу имеет преимущества: создается единый правовой режим на территории всей страны, отпадает ряд трудностей практического характера. В России для общих случаев используется именно такой порядок#G0. Следовало бы, впрочем, сказать, что в основном сегодняшняя практика заключается в закреплении времени введения в действие в самих законах.

Второй характеризующий момент – утрата нормативно-правовым актом юридической силы. А. А. Белкин характеризует ее как «прекращение компетентным субъектом сохранения своего волеизъявления на поддержку юридических норм, ранее установленных данным актом»1. В результате утраты юридической силы из правовой системы законодателем изымаются именно нормы, а не возникшие на их основе правоотношения. Об этом говорит тот факт, что даже потерявший силу акт в ряде случаев (как правило, в случае длящихся правоотношений) может продолжать действовать. С другой стороны, обладающий юридической силой акт может реально не применяться, т. е. прекратить свое действие. Окончание действия правового акта — «официально заявленное окончание случаев возникновения (изменения, прекращения) предусмотренных актом правоотношений»2, что означает не прекращение возникших на основании закона правоотношений, а, скорее, недопущение новых. При этом имевшие место правоотношения могут продолжаться в каком-то новом качестве, не теряя юридического значения. Их регуляция может происходить на основе ультраактивного действия закона (иначе – переживания) при наличии соответствующих норм права, оговаривающих это. Основными обстоятельствами утраты правовыми актами силы можно считать истечение срока, если таковой был оговорен, прямую отмену акта другим актом, изданным органом с соответствующим уровнем компетенции, и фактическую отмену, когда действовавший ранее акт замещается новым, действующим в той же сфере. В последнем случае нормы старого закона утрачивают силу с момента введения новых норм, регулирующих те же отношения, что и прежние. Такой способ, впрочем, создает ряд неудобств, в частности, «смесь» между старыми и новыми нормами; необходимо систематизировать нормы актов, признавать те или иные части нормативных актов действующими или недействующими и т. д. Как правило, с тем, чтобы избежать неудобства, в самом нормативном акте содержатся нормы, отменяющие те или иные устаревшие акты, т. е. фактическая отмена дополняется прямой. Например, уже упоминавшийся Семейный кодекс РФ в части 2 статьи 168 признаёт утратившим силу Кодекс о браке и семье РСФСР за исключением раздела IV «Акты гражданского состояния» в части, не противоречащей Семейному кодексу «впредь до принятия федерального закона об актах гражданского состояния».

Для части правовых актов существует возможность фактического прекращения действия ввиду исчезновения предмета регулирования. Такие акты не теряют свою силу автоматически и должны быть отменены в установленном порядке законодателем.

Отдельно следует сказать о вступлении в силу и утрате юридической силы индивидуальными правовыми актами. Судебные решения вступают в силу в обычном порядке через десять дней с момента оглашения решения (приговоры – через семь). Акты Президента, не носящие нормативного характера, на основании Указа Президента Российской Федерации «#G0О порядке опубликования и вступления в силу актов Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти» вступают в силу с момента подписания. Для индивидуальных правовых актов характерна одна специфическая особенность: установив определенное юридическое состояние, они прекращают свое действие, но сохраняют свою силу. Эта сила может быть утрачена лишь в случае прямой отмены либо истечения оговоренного срока (если таковой имел место). Акты толкования и нормативные договоры ведут себя подобно законам, хотя последние не могут потерять силу фактически.

Действие правового акта во времени связано не только с приобретением или утратой им юридической силы. Существует еще несколько принципов, связанных с периодической заменой одних нормативных актов другими и позволяющих прослеживать действие актов в «цепочке» взаимозаменяемости. Таких принципов обычно называют три: немедленное действие правового акта, обратная сила (ретроактивность) нормативно-правового акта и сохранение действия (ультраактивность, или «переживание») нормативно-правового акта.

С. С. Алексеев говорит о немедленном действии нормативно-правового акта как о принципе, согласно которому «новый нормативный акт немедленно распространяется на все существующие отношения… как бы «рассекает» длящееся отношение»1, при этом понимая этот принцип как действие, направленное «вперед» и приводящее «к возникновению юридических последствий лишь в связи с теми фактами, которые возникли после вступления в силу данного нормативного акта»2. К. И. Комиссаров говорит о том, что «новый закон начинает «работать» немедленно с момента введения его в действие», причем «его сила распространяется лишь на последующие факты, права и обязанности»3, т. е. только на последующие правоотношения. К примеру, по этой концепции правоотношения, возникшие между работником и работодателем, будет всегда управляться законом, существовавшим на момент заключения договора найма. Противоречие налицо. В этом случае вполне резонно поставить вопрос о том, насколько «немедленно» подобное немедленное действие, если оно распространяется в перспективу. В этой ситуации Д. Н. Бахрах совершенно справедливо настаивает на выделении такого типа действия новой нормы во времени, как перспективное, распространяющееся «на факты, возникшие после вступления ее в силу, порождающие новые правоотношения»4. При таком подходе немедленное действие понимается как распространяющееся «на факты прошлого и раннее возникшие правоотношения, изменяющие права и обязанности их участников с даты вступления ее в силу», обратное – «на правоотношения, которые возникли до ее вступления в силу: с какой-то более ранней даты или… с момента их возникновения»5. В этой концепции обратной силой правовой нормы считается ее ревизионная сила, т. е. та обратная сила, которая пересматривает уже сложившиеся юридические факты, закончившиеся правоотношения; простая обратная сила, понимаемая как «распространение нового нормативного акта на факты «прошлого», по которым окончательные юридические последствия еще не наступили»6, переходит по сути в область немедленного действия. Это связано с пониманием простой обратной силы: так, простая обратная сила распространяется на начавшиеся, но не закончившиеся правоотношения, не отрицая самого факта их возникновения. Согласно концепции Д. Н. Бахраха, так ведет себя закон согласно немедленному действию. Требует корректировки и известный принцип «Закон обратной силы не имеет»: закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, «не может иметь не только обратного, но и немедленного действия»1.

Применительно к старой норме Д. Н. Бахрах предлагает следующую схему: норма «переживает себя, если продолжает регулировать отношения, которые возникли на ее основе и после даты вступления в силу новой; немедленно прекращает действие на все отношения, которые регулировала, с даты утраты ею силы; досрочно прекращает действие на отношения, которые раньше регулировались ею, а впоследствии стали регулироваться новой нормой с обратной силой»2.

Особо следует упомянуть о так называемой обратной силе правового акта. Общее мнение по этому вопросу состоит в том, что обратная сила – исключение из правил, имеющее право на существование лишь в случаях смягчения закона3. Выделяют несколько вариантов придания закону обратной силы. Это может быть «молчаливое» придание нормативно-правовому акту обратной силы, когда закон обладает обратной силой по своему смыслу. Обратная сила может быть дана разъяснительным законам. Возможно также прямое указание законодателя о придании закону обратной силы и придание закону обратной силы коллизионной нормой4. Другое дело, нужно ли такое своеобразное исключение из немедленного действия, как обратная сила, допустимы ли исключения даже «в целях более гибкого правового регулирования, более лучшего сочетания интересов государства и граждан». Подобные законы дают простор в давлении на практически любого члена общества и, фактически, легализуют произвол власти. С. С. Алексеев упоминает о возможности разового распространения действия правовых актов на прошлое, например, в том случае, если действующий обратно акт был на момент возникновения отношения принят, опубликован, но не был введен в действие1. Действительно, такая ситуация в принципе может возникнуть, но тут следовало бы, скорее, применить старый закон, а при его отсутствии – не применять вовсе. Так или иначе, на применение закона «назад» обязательно должно быть дано разрешение компетентного государственного органа. Справедливости ради надо сказать и о положительном характере обратной силы. Например, норма, закрепленная в части 2 статьи 54 Конституции РФ говорит о том, что «если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон». Это очень ценное в силу своего гуманного характера положение.

Проблема действия источников гражданского процессуального права во времени тесно связана с вопросами о том, должен ли новый закон распространять свое действие лишь на отношения, возникшие после его вступления в силу, или он регулирует и отношения, возникшие до его вступления в действие.

Гражданское судопроизводство ведется однозначно по гражданским процессуальным законам, действующим во время рассмотрения и разрешения дела, совершения отдельных процессуальных действий и т.д. В связи с этим К.И. Комиссаров считает, что новая норма процессуального права не регулирует старые отношения точно так же, как старый закон уже не служит регулятором новых правоотношений2. Иными словами, действие гражданских процессуальных норм характеризуется отсутствием обратной силы закона.

Однако абсолютно отрицать обратную силу действия закона нельзя. Специфика такой сферы общественных отношений, как гражданское судопроизводство, требует особого подхода к этой проблеме. По общему правилу применение норм процессуального права «назад» практически неосуществимо. Это вызвало бы необходимость ревизии уже произведенных по старому процессуальному закону судебных действий, повторного их совершения по новым правилам, что привело бы к неустойчивости процессуальных гарантий сторон. Но обратная сила процессуального закона все же допустима для распространения его норм на последующие права и обязанности — применительно к уже урегулированным длящимся правоотношениям в целях уравнивания правового положения лиц, вступивших в правоотношение до введения в действие нового закона, с теми, кто становится участником аналогичных отношений уже после этого момента. Обратная сила процессуального закона касается лишь длящихся отношений, возникших в прошлом, по которым не наступили окончательные последствия.

Можно выделить ряд норм, регулирующих действие закона во времени. Помимо уже упомянутой нормы об обратном действии смягчающего ответственность закона, можно сказать об аналогичной в отношении коллизии законов: в случае конкуренции законов, предусматривающих различные виды наказаний за однородные деяния, должен применяться более мягкий закон. Правомерность или противоправность поступков определяется согласно законам, действовавшим на момент деяния (хочется вновь упомянуть о статье 5813 УК РСФСР от 1926 года: вопиющий пример антидемократичной нормы права). Можно также выделить очень важную норму: закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет2.

Итак, в действии правовых актов во времени выделяют два основных момента: вступление в силу и утрату юридической силы. Для объемных и сложных нормативно-правовых актов от вступления в силу отделяют введение в действие: это служит лучшему осмыслению обществом нового закона, подготовлению соответствующих общественных отношений, и, тем самым, соблюдению презумпции знания закона. Также выделяется несколько типов действия правовых актов во времени. Как правило, называют три: принцип немедленного действия, обратное действие и «переживание». Но подобная классификация имеет ряд недочетов. Сейчас некоторые ученые склонны выделять шесть типов действия, по три для старого и нового правовых актов. Это – обратное действие, немедленное действие и перспективное действие для нового закона и, соответственно, досрочное прекращение действие, немедленное прекращение действия и «переживание» – для старого.

 

 

2. Действие ГРАЖДАНСКО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНА В ПРОСТРАНСТВЕ

 

Другим немаловажным аспектом действия правового акта является его действие в пространстве. Он позволяет определить пространственные пределы действия закона, сделать различие между актами различных государств, законом государства и международным актом, наконец, между общегосударственной и локальной нормами.

Действие гражданских процессуальных норм в пространстве сейчас сохраняет некоторую остроту. С одной стороны, ликвидация Союза ССР привела к тому, что на территории Российской Федерации преимущественно действует законодательство данного суверенного государства, поэтому не должно возникать проблем соотношения республиканского и общесоюзного законодательства. Последнее, как уже указывалось выше, может применяться, если оно не противоречит Конституции РФ, законодательству Российской Федерации и Соглашению о создании Содружества Независимых Государств. С другой стороны, сейчас могут чаще возникать коллизионные вопросы в связи с действием в каждом государстве СНГ своего гражданского процессуального законодательства.

В гражданском процессуальном праве, в отличие от других отраслей права, нет норм, распространяющихся на отдельные регионы РФ. Все нормы гражданского процессуального права носят общий характер и охватывают всю территорию данного государства.

В соответствии со ст. 71 Конституции РФ гражданское процессуальное законодательство относится к исключительной компетенции Российской Федерации. Следовательно, гражданские процессуальные законы распространяют свое действие на всю территорию Российской Федерации и на территории всех ее субъектов. Все суды общей юрисдикции применяют единое процессуальное законодательство.

С действием гражданских процессуальных законов в пространстве связан вопрос об их экстерриториальном действии, т.е. по отношению к иностранцам, а также гражданам и организациям РФ, находящимся за рубежом. Вопрос об экстерриториальном действии гражданского процессуального закона еще не стал предметом специального исследования. По общему правилу на территории каждого государства действует свое, внутреннее гражданское процессуальное право, если иное не предусмотрено международным договором.1

В соответствии с п. 4 ст. 7 Закона о военных судах таким судам, дислоцирующимся за пределами территории РФ, подсудны все гражданские, административные и уголовные дела, подлежащие рассмотрению федеральными судами общей юрисдикции, если иное не установлено международными договорами РФ. Следует полагать, что порядок производства по гражданским делам в военных судах, располагающихся за границей, также определяется федеральными гражданскими процессуальными законами. Международные договоры РФ о правовой помощи с другими государствами, как известно, не затрагивают подобных специфических вопросов. У России имеются специальные соглашения по вопросам юрисдикции и взаимной правовой помощи по делам, связанным с пребыванием российских воинских формирований на территории иностранных государств (Беларуси, Киргизии, Украины, Молдовы и др.), которые предусматривают порядок применения процессуального законодательства.

Действие источников гражданского процессуального права по кругу лиц распространяется на всех граждан РФ, на государственные, кооперативные, общественные, частные организации, учреждения и их объединения, на иностранных граждан, на лиц без гражданства, на иностранные и международные организации.

Государство как особый субъект гражданского права также вправе вступать в гражданско — правовые отношения с иностранными гражданами, иностранными или международными организациями. Положение иностранного государства в процессе рассмотрения возникающих из гражданско — правовых отношений судебных споров определяется ст. 435 ГПК РСФСР исходя из принципа судебного иммунитета. Однако это не означает, что иностранные государства не вправе добровольно отказаться от судебного иммунитета по конкретному спору. Таковы основные параметры действия источников гражданского процессуального права.

Пределы действия нормативных правовых актов в пространстве — это ограничение действия нормативного акта только той территорией, на которую распространяется суверенитет государства или компетенция соответствующего правотворческого органа. Эти пределы определяются на основе территориального и экстерриториального принципов.

В соответствии с территориальным принципом действие нормативного правового акта распространяется на всю территорию в пределах государственных или административных границ деятельности правотворческого органа. Так, федеральные законы и иные нормативные акты федеральных органов власти действуют на всей территории России, акты субъектов РФ — только на территории этих субъектов РФ, а акты муниципальных образований применяются только в границах этих административных единиц.

Экстерриториальность действия нормативного правового акта означает распространение правовых актов данного субъекта правотворчества за пределы территориальных границ деятельности этого субъекта. Иными словами, применение на территории Российской Федерации законодательства иностранных государств в некоторых случаях допускается, но лишь настолько, насколько это допускается национальным законодательством и определено в межгосударственном соглашении. Например, в соответствии с законодательством Российской Федерации при рассмотрении гражданских споров по поводу имущества суд должен применять правовые акты тех иностранных государств, на территории которых находится спорное имущество1.

В связи с этим, введем понятие территории государства. Это – часть территории земного шара, находящаяся под суверенитетом определенного государства, составными частями которой являются сухопутные, водные, подземные и воздушные пространства, а также приравненные к ней объекты1.

В целом можно подразделить правовые акты на общегосударственные, действующие на всей его территории, на действующие на части территории и на международные, распространяющиеся на ряд государств. Следует сказать, что международные договоры не могут приниматься государством без его согласия; тем самым соблюдается государственный суверенитет. Договор, как правило, принимается согласно установленной процедуре законодательным органом и вступает в силу как часть правовой системы государства. В Конституции РФ, например, говорится о месте договора: при том, что «Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу», «если международным договором… установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора»2. Это означает, что в Российской Федерации такой договор по своей юридической силе стоит всего порядком ниже Основного закона. Таким образом, соблюдаются начала суверенитета. При этом международные договоры России «являются составной частью ее правовой системы»3. Аналогичные нормы содержатся, например, в Основном законе ФРГ: «Общие нормы международного права являются составной частью права Федерации»4. Таким образом, можно говорить о включении международного права в право конкретных государств и действии напрямую на их территории как «родного».

К правовым актам, действующим на всей территории данного государства, в первую очередь можно отнести конституцию (при ее наличии), а также законы, в которых не оговаривается действие на каких-либо определенных территориях. В качестве примера можно привести Конституцию РФ. К правовым актам, действующим на определенной территории, можно отнести отдельные положения законов, относящиеся к определенной территории (например, в случае федерации – к ее субъекту), собственные акты отдельных территориальных единиц (например, субъектов федерации), акты местного самоуправления и локальные нормы права. Действуют повсеместно акты толкования, если касаются повсеместно действующих законов, договоры, если в них самих не оговорена определенная территория действия, индивидуальные правовые акты, если в них прямо или по смыслу не заложено какое-либо ограничение по пространству.

В качестве примера закона, действующего на определенной территории, можно взять закон о введении на какой-либо территории чрезвычайного положения. Такого рода акты исходят, как правило, от центральной власти и не подпадают под юрисдикцию субъекта федерации (если государство – федеративное. В случае унитарного государства о собственном законодательстве отдельных территорий не может идти речи). Правовой акт субъекта федерации – его устав (конституция – в случае республики), акты (решения), принятые законодательным органом субъекта в соответствии с уставом (например, решения Новосибирского областного Совета Депутатов). Как указано в Конституции РФ, субъекты федерации вне полномочий федерации и вне пределов совместного ведения федерации и ее субъектов обладают всей полнотой власти. Органы местного самоуправления (муниципалитеты, районные и поселковые советы и т. д.) издают акты, регулирующие «решение… вопросов местного значения, владение, пользование и распоряжение муниципальной собственностью»1. Наконец, локальные нормы действуют в пространстве согласно с функциями, осуществляемыми организацией. Замечено, что территория для локальных норм важна постольку, поскольку на ней ведется трудовая деятельность, и в соответствии с этим в самих нормах предприятий координаты пространства указываются как «рабочее место», «строительная площадка», «территория завода» и так далее1.

Действие правовых актов в пространстве ограничено территорией государства. Международные договоры применяются, но как часть системы права данного государства. По юридической силе они подчиняются основному закону, но, как правило, являются верховенствующими по отношению к законам. Законы, в свою очередь, распространяют свое действие на всю территорию государства, хотя могут действовать и на определенной территории государства. В федерациях субъекты выпускают свои правовые акты по предметам своего ведения; эти законы действуют только на территории данного субъекта. Кроме того, правовые акты вправе издавать органы местного самоуправления (действуют на территории поселения либо на ее части) и организации (действуют на территории т. н. рабочего места).

 

 

3. Действие ГРАЖДАНСКО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО правовОГО актА по кругу лиц

 

По общему правилу признается, что нормативные правовые акты распространяются на все лица, находящиеся на территории действия данного нормативного правового акта и являющиеся субъектами отношений, им предусмотренных, в том числе распространяются на иностранных лиц и лиц без гражданства, действующих или проживающих на данной территории. Пространственно ограниченные акты распространяются на лиц, находящихся на определенной территории, а конституция распространяется на каждого гражданина на всей территории государства. Действие гражданского процессуального права по кругу лиц означает, что данная отрасль права распространяется:

  • на всех граждан РФ независимо от их происхождения, социального и
    имущественного положения, расовой и национальной принадлежности, пола, образования, языка, отношения к религии, рода и характера занятий, места жительства и других обстоятельств;
  • на государственные, общественные предприятия, организации, учреждения, их объединения;
  • на иностранных граждан, лиц без гражданства, обладающих правом об
    ращения к суду за защитой, а также теми же процессуальными правами, что и граждане РФ;
  • на иностранные организации, международные организации. Гражданское процессуальное право предусматривает возможность установления ответных ограничений в отношении иностранных лиц тех государств, в которых допускаются такие же ограничения процессуальных прав российских граждан и организаций (ч. 4 ст. 398 ГПК РФ). Но эти ограничения со стороны Российской Федерации носят ответный характер.

    Действию закона подлежат не только граждане данного государства, но и иностранцы и лица без гражданства, находящиеся на государственной территории. В данном случае закон распространяется и на них. Однако существует исключение из этого правила для лиц, обладающих экстерриториальностью, то есть внеземельности. Он действует в отношении некоторых иностранных граждан, в частности, дипломатов. Согласно ему иностранцы несут ответственность за совершенные правонарушения по законам родной страны. Вместе с тем иностранцы и лица без гражданства не могут участвовать в ряде правоотношений, например, служить в армии и т. д. Признак территории достаточно условен и для граждан данного государства. Скажем, российские граждане за границей подчиняются не только законам страны пребывания, но и российским законам: например, они должны быть приписаны к определенному призывному участку в России, имеют право избирать и быть избранными в Российской Федерации и т. д. С другой стороны, некоторые правовые акты распространяются только на определенных лиц. Например, уголовная ответственность за воинские преступления распространяется только на военнослужащих. Специальный характер могут носить и отдельные подзаконные нормативные акты. Действие локальных норм ограничено кругом работников предприятия. В индивидуальном правовом акте круг субъектов оговаривается особо.

    Правовые акты действуют по кругу лиц на всех граждан на территории данного государства. Он может также распространяться на иностранных граждан и лиц без гражданства за исключением лиц, обладающих экстерриториальностью. Также правовые акты могут действовать только на определенную группу, категорию лиц, либо, в случае индивидуального правового акта, на конкретно указанных лиц. Таким образом, главных оснований действия закона по кругу лиц два: по принадлежности к государству и по принадлежности к какой-либо определенной группе лиц, на которую распространяется действие данного акта.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    4. Действие ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНА по предмету

     

    Пределы действия нормативных актов по предмету определяются кругом общественных отношений, которые урегулированы данным актом, отраслью законодательства, к которой он относится, и разновидностью (общие или специальные) содержащихся в нем правовых норм. Необходимо отметить, что действие правового акта по предмету весьма мало рассматривалось в научной литературе. Можно выделить работу С. С. Алексеева «Государство и право. Начальный курс», но, к сожалению, этот труд носит скорее учебный, чем научный, характер. В целом же отдельные положения нащупываются в литературе, но неопределенно и в контексте других вопросов.

    Пределы действия правового акта по предмету, по словам С. С. Алексеева, определяются тем, на какой предмет – круг общественных отношений – распространяются нормы, содержащиеся в данном законе, и к какой разновидности они относятся – общим, отраслевым, специальным1. Понимается, что под общими подразумеваются те законы, которые содержат нормы, имеющие наибольший радиус действия. Соответственно, мы должны сказать о различии норм по сфере действия на общие и специальные.

    Общими нормами считаются такие предписания, которые присущи общей части той или иной отрасли права и распространяются на все или бóльшую часть институтов соответствующей отрасли права, и тем самым служат целям правовой регламентации широкого круга общественных отношений определенного рода. Общие нормы могут быть как специфически отраслевыми, так и межотраслевыми. В отличие от них специальными считаются «нормы, действующие только в пределах отдельного вида отношений»2. Таким образом, отраслевые правовые акты содержат преимущественно общие, касающиеся данной отрасли, определенного рода отношений, нормы, а специальные регулируют определенные виды отношений внутри отрасли. Тогда общие законы – такие нормативно-правовые акты, которые содержат наиболее общие нормы, имеющие в основном межотраслевое значение и близкие к правовым принципам.

    Подобные правовые акты не ограничиваются одной отраслью, а стараются развить свое влияние на большинство общественных отношений, хотя и в самой общей форме. Такая специфика свойственна конституциям. Разумеется, что общие нормы не могут детально регулировать отношения, поэтому в рамках отраслях создаются ограниченные в действии отраслевые законы, которые, однако, обладают внутри нее всей полнотой действия. Однако зачастую и такие нормативные акты не могут регулировать всю полноту общественных отношений, поэтому для каждого из наиболее значимых их видов создается регулирующий его специальный акт, не противоречащий отраслевому, но раскрывающий его. Таким образом, создается своеобразная пирамида, во главе которой – общий закон, под ним – несколько не противоречащих ему отраслевых законов, раскрывающих его общие положения, а основу пирамиды составляют специальные законы, действующие применительно к конкретным видам отношений на основе отраслевого права и общих законов, касающихся регулируемого вопроса. При этом следует заметить, что индивидуальные правовые акты можно отнести к специальным. В самом деле, такой их подвид, как акты толкования, своим предметом имеет, как правило, нормы некоторого закона, показывая, как эти нормы необходимо применять на практике. В англосаксонской правовой системе развито так называемое прецедентное право, возникшее на основе правоприменительных актов высших судебных инстанций, которое при рассмотрении конкретных (но в какой-то мере общих) случаев позволяет имевшее место правоприменительное (конкретное) решение использовать в качестве нормативного акта, применяя его в ситуациях, аналогичных имевшему место.

    Нормы Конституции РФ имеют неограниченное действие по предмету — они прямо распространяются на все правовые отношения, возникающие в государстве.

    Действие отраслевых кодексов и законов ограничено рамками предмета данной отрасли законодательства. Так, в соответствии со ст. 2 Гражданского кодекса нормы гражданского законодательства применяются к имущественным и личным неимущественным отношениям между равноправными субъектами и не распространяются на имущественные отношения, основанные на властном подчинении, — налоговые, финансовые, административные.

    Из этого правила есть исключения, когда закон предусматривает возможность применения положений одной отрасли законодательства для отношений, урегулированных другой отраслью. Например, согласно ст. 11 Налогового кодекса институты, понятия и термины гражданского, семейного и других отраслей законодательства, используемые в настоящем Кодексе, если им не дано определение в самом Кодексе, применяются в том значении, в каком они используются в этих отраслях законодательства.

    В границах одной и той же отрасли законодательства действует приоритет специальных норм перед общими.

    Суть этого правила в следующем. Нормативный акт может содержать общие положения по определенному кругу общественных отношений (например, по отношениям, связанным с заключением и исполнением договора купли — продажи) и одновременно предусматривать особые, специально установленные для конкретных случаев правила (например, по купле — продаже недвижимости). В ситуациях, касающихся этой конкретной разновидности отношений, в первую очередь будут применяться специальные нормы. Так, согласно ст. 454 Гражданского кодекса к договору купли — продажи недвижимости как к разновидности договоров купли — продажи общие положения о купле — продаже применяются, если иное не предусмотрено правилами настоящего Кодекса об этом виде договора.

    Итак, по предмету действия законы разделяют на общие, отраслевые и специальные. Общими являются, как правило, конституции и иные основополагающие законы. Отраслевые законы связаны с определенным родом отношений, отраслью права. Наконец, специальными являются законы, регулирующие различные виды отношений, уточняя и конкретизируя отраслевые и общие законы, но не противореча им.

     

    СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

     

  1. Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.) // Российская газета. — 25 декабря 1993 г.
  2. Гражданский Кодекс РФ. Ч. 1 от 30 ноября 1994 г.// СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.
  3. Гражданский кодекс РФ. Ч. 2 от 26 января 1996 г.// СЗ РФ. 1996. № 5. Ст. 410.
  4. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть 2 от 26 января 1996. №14-ФЗ // СЗ РФ. 1996. №5. Ст. 410.
  5. Алексеев С. С. Государство и право. Начальный курс. М., 2004.
  6. Алексеев С. С. Проблемы теории права. Курс лекций. М, 2007. Т. 2.
  7. Архипов С. И. Понятие и юридическая природа локальных норм права // Известия вузов. Правоведение. 1987. № 1.
  8. Бахрах Д. Н. Действие правовой нормы во времени // Советское государство и право. 1991. № 2.
  9. Белкин А. А. Юридические акты: обладание силой и действие // Известия вузов. Правоведение. 2005. № 5.
  10. Гаврилов О. А. Системный анализ и моделирование механизма действия правовой нормы. – Системный анализ, управление и право. М., 1979.
  11. Гражданский процесс / Под ред. М.К. Треушникова. М., 2008.
  12. Комиссаров К.И. Задачи судебного надзора в сфере гражданского судопроизводства. Свердловск, 1971.
  13. Конституции буржуазных государств / Составитель и автор вступительных статей В. В. Маклаков. М., 1982.
  14. Кулапов В.Л. Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Манько. — М.: ЮристЪ, 2007.
  15. Лазарев В.В., Липень С.В. Теория государства и права. М., 2009
  16. Малков В. П. Опубликование и вступление в силу федеральных законов, иных нормативных актов // Государство и право. 2003. № 3.
  17. Медведев А. М. Правовое регулирование действия закона во времени // Государство и право. 1995. № 5.
  18. Тилле А.А. Время, пространство и закон. М., 1965.
  19. Тилле А. А. Действие советского закона во времени и пространстве. Автореферат докторской диссертации. М., 1966
  20. Тихомиров Ю. А. Действие закона. М., 2007.
  21. Фархтдинов Я.Ф. О действии источников гражданского процессуального права // Современное право. 2006. № 4.
  22. Юридический словарь / Составители: А. Азрилиян, О. Азрилиян, Е. Калашникова. М., 2009.

     

     

     

     

     

     

     


     

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 1MB/0.00062 sec

WordPress: 23.07MB | MySQL:118 | 1,628sec